Онкоиммунология и цитокинотерапия: Заболевания

alexxlab Разное

Содержание

Онколог (Онкоцитология и цитокинотерапия) — Медицинский центр Континент в Краснодаре

В нашей клинике оказываются следующие услуги:

  • Первичная диагностика онкозаболеваний;
  • Онкопоиск;
  • Динамическое наблюдение пациентов с онкологическими заболеваниями;
  • Контроль за качеством лечения у пациентов, получающих цитокинотерапию;
  • Разработка индивидуальных рекомендаций по образу жизни и принципам питания при онкозаболеваниях.

В Медицинском центре применяется новая схема лечения онкологических заболеваний с применением новых лекарственных препаратов (ингарон, рефнот).

Прием ведет врач онколог высшей категории.

Выбор есть: улучшим и продлим жизнь, несмотря на страшный диагноз.

Онкологические (раковые) заболевания по степени своей опасности и распространенности для человечества вышли на одно из первых мест в мире. В XXI столетии, эпохе стрессов и постоянно ухудшающейся экологии, раковые заболевания не делают скидку на возраст или социальное положение. К наиболее пораженным регионам относится, в том числе, и Краснодарский край.

Для человека, страдающего неизлечимым заболеванием, рано или поздно наступает время, когда ни один метод лечения не может остановить развитие заболевания. Означает ли это, что медицина просто отступает и оставляет больного на попечение родственников или в полном одиночестве, наедине со страданием и страхом смерти?

Несмотря на большие достижения современной медицины, до сих пор проблему рака до конца разрешить не удалось. Существующие в практике российской клинической медицины подходы в лечении онкологических заболеваний с применением хирургического метода, химиотерапии, лучевой терапии, по эффективности оставляют желать лучшего. Поэтому проблема рака стала одной из главных, разрешить которую пытаются ученые разных стран, в том числе и ученые России. Стандартные методы лечения онкологических заболеваний: хирургия, химиотерапия и радиотерапия, не снижают заболеваемость и не уменьшают количество онкологических больных, поэтому необходимы другие более эффективные методы профилактики и лечения разных типов онкологических заболеваний.

Российскими учеными, разработан инновационный эффективный метод (цитокинотерапия) борьбы с раком путем воздействия на противоопухолевый иммунитет и на злокачественные клетки с помощью синтезированных белков-цитокинов человека.

Автором – разработчиком инновационных медицинских цитокиновых препаратов ИНГАРОН и РЕФНОТ является доктор медицинских наук, член-корреспондент Международной академии общественных наук В.А. Шмелев. Эти препараты — результат его 20 летней работы (как молекулярного генетика, генного инженера, биотехнолога, фармацевта, врача) уже несколько лет успешно применяются для лечения онкологических заболеваний и эффективны при различных видах рака, в том числе при 4-й стадии. Препараты ИНГАРОН и РЕФНОТ входят в реестр лекарственных средств России и включены в стандарты оказания медицинской помощи онкологическим больным. ИНГАРОН так же включен в список ЖВНЛП и рекомендован для лечения различных инфекционных (в т.ч. гепатиты В, С, грипп, туберкулез, ВИЧ-инфекция), аутоиммунных и др. заболеваний.

Добавление цитокинов к существующим схемам лечения рака (химиотерапии) позволяет получить лучшее противоопухолевое действие, в том числе и у тех пациентов, которые не отвечали на химиотерапию. Кроме этого, цитокины снижают побочные и токсические эффекты химиопрепаратов.

Необходимо применять комбинацию препаратов цитокинов человека, обладающих противоопухолевым действием: ИНГАРОН + РЕФНОТ. Лечение отдельным препаратом по одному даст меньший эффект.

При этом химиотерапия, проводимая на фоне курса ИНГАРОН + РЕФНОТ, переносится легче, без выраженных общих токсических явлений.

РЕФНОТ является уникальным соединением цитокина ФНО –а и тимозина а1 и характеризуется низкой токсичностью и высокой противоопухолевой активностью.

Клинически доказано положительное воздействие РЕФНОТА одного и в сочетании с химиотерапий на популяции лимфоцитов, играющих основную роль в противоопухолевом иммунитете, даже при поздних стадиях заболевания.

На сегодняшний день наилучшие результаты при лечении онкологических заболеваний дает комбинирование традиционных методов лечения с цитокинотерапией, которая снижает негативное влияние химиотерапии на иммунитет, уменьшает токсичность некоторых противоопухолевых препаратов.

При этом получены успешные результаты включения ИНГАРОНА в терапию инфекций, передающихся половым путем, особенно у больных с рецидивирующим течением заболеваний, в комплексную терапию больных с хроническим простатитом.

Отсутствие побочных явлений способствует применению препарата у людей пожилого возраста. ИНГАРОН не вызывает лекарственного привыкания и может использоваться в качестве семейного препарата, за исключением беременных и детей до 7 лет.

До недавнего времени онкологические больные могли получить консультацию по лечению цитокинами только в Москве, где имеется единственная в России «Клиника онкоиммунологии и цитокинотерапии», работающая с главным консультантом, доктором медицинских наук В.А. Шмелевым.

Для жителей Юга России, в г. Краснодаре, открыто отделение онкоиммунологии и цитокинотерапии на базе многопрофильного медицинского центра «Континент», который является единственным на Юге России партнером Московской «Клиники онкоиммунологии и цитокинотерапии» и применяет те же методы лечения, в том числе — уникальный инновационный метод цитокинотерапии.

Рядом с нашим медицинским центром находится специальная аптека отечественных лекарственных и инновационных медицинских препаратов, которая обеспечивает наших пациентов необходимыми лекарственными препаратами по доступным, специальным ценам, в т.ч. препаратами ИНГАРОН и РЕФНОТ от производителя. В настоящее время единственный завод- изготовитель этих препаратов «Фармаклон» проводит акцию -50% скидка на препарат «Рефнот», и нам дано право выписки этого препарата с такой скидкой!

В нашем центре все желающие могут пройти обследование, сдать анализы, пройти курс лечения, как в дневном стационаре, так и на дому. Наши специалисты, в том числе психологи, помогут Вам в выборе вашего индивидуального пути к выздоровлению, на основе новейших достижений науки в области медицины и фармакологии.

Для проведения реабилитации пациентов в Центре имеются спортивный зал, тренажерные залы, два плавательных бассейна, сауна. К услугам иногородних граждан — недорогая гостиница, кафе.

Таким образом, в медицинском центре «Континент» созданы все условия для пациентов, обеспечивающие доступность к новейшим методам лечения, основанных на последних достижениях мировой медицинской науки и клинической практики.

В медицинском центре «Континент» прием ведут специалисты высшей категории, кандидаты и доктора медицинских наук с большим опытом практической работы. Мы консультируем самих пациентов, их родственников, лечащих врачей из других городов.

Исходя из конкретной клинической ситуации, а также основываясь на общепринятых международных стандартах лечения, наши врачи подбирают и проводят цитокинотерапию при широком спектре онкологических заболеваний.

В клинике занимаются обследованием и лечением пациентов с такими диагнозами, как:

  • опухоли желудочно-кишечного тракта
  • рак легких
  • рак молочной железы
  • опухоли женской репродуктивной системы
  • опухоли головы и шеи
  • гемобластозы

Если у Вас появились вопросы касательно непосредственно вашего случая, Вы можете задать вопрос нашим специалистам по электронной почте [email protected] или записаться на консультацию по телефонам: 200-16-30(-31), 8-988-150-8-555.

Нужно всегда помнить, что РАК — НЕ ПРИГОВОР! Сегодня есть методы борьбы с этим коварным недугом, которые помогут не только продлить жизнь больных, но и значительно улучшить её качество!

Мы всегда готовы прийти к Вам на помощь и ждем по адресу: г. Краснодар, ул. Зиповская 31.

Иммунотерапия при раке

ПЕРЕДОВОЙ МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ ОНКОЛОГИИ

Благодаря собственному противоопухолевому иммунитету и в первую очередь цитокинам, человечество до сих пор не вымерло от рака. Хирургия, облучение и химиотерапия действуют на саму опухоль, но ведь известно, что любой патологический процесс, а тем более безудержное клеточное деление не может происходить без влияния иммунитета.

У каждого человека с течением времени образуются злокачественные клетки в любой ткани, но правильно функционирующий иммунитет распознает их, уничтожает и удаляет из организма. С возрастом иммунитет ослабляется, поэтому рак чаще диагностируется у пожилых людей.

Основная цель иммунотерапии при раке — активизировать собственные защитные силы и сделать опухолевые элементы заметными для иммунных клеток и антител. Иммунные препараты призваны усиливать эффект от традиционных методов лечения и снижать выраженность побочных эффектов от них. Они применяются на всех стадиях онкопатологии в сочетании с химиотерапией, облучением или операцией.

Доктор медицинских наук, заслуженный врач России Сергей Георгиевич Чилингарянц на базе отделения аллергологии-иммунологии «Семейного Медицинского Центра» тесно взаимодействует с «Клиникой онкоиммунологии и цитокинотерапии» в Москве, которая на данный момент является первым и единственным онкоцентром в Европе, специализирующийся на онкоиммунологии и цитокинотерапии.

Онкоиммунология и цитокинотерапия – это новые методы лечения рака, которые основаны на использовании собственных защитных противоопухолевых систем организма с помощью синтезированных белков — цитокинов человека. Отечественные препараты РЕФНОТ и ИНГАРОН являются лекарствами прямого противоопухолевого действия, они эффективно стимулируют противоопухолевый иммунитет, отличаются высоким лечебным эффектом и низкой токсичностью. Данные препараты прошли клинические испытания и получили официальное разрешение Министерства здравоохранения РФ для применения в лечении злокачественных новообразований. Метод цитокинотерапии используется практически при всех опухолевых процессах. Цитокинам не найдено пока применение только в онкогематологии и при раке щитовидной железы.

Получить исчерпывающую консультацию о применении Рефнота и Ингарона в конкретном случае, а также напрямую приобрести данные препараты вы можете в нашем центре, записавшись на прием к доктору наук Чилингарянцу С.Г.

Не откладывайте ваш визит! Ваше здоровье в ваших руках!

Отделение химиотерапии и инновационных технологий

Отделение химиотерапии и инновационных технологий НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова специализируется на проведении стандартного и высокотехнологичного системного лекарственного противоопухолевого лечения больных с диссеминированными солидными опухолями. 

В отделении проходят лечение больные со злокачественными опухолями разных локализаций:

  • Меланома кожи
  • Герминогенные опухоли (семинома, несеминома, герминома, дисгерминома)
  • Саркомы костей и мягких тканей (остеогенная саркома, саркома Юинга, хондросаркома, липосаркома, лейомиосаркома, шваннома, злокачественная фиброзная гистиоцитома и лр.)
  • Рак ободочной и прямой кишки
  • Рак желудка
  • Рак легкого (мелкоклеточный, немелкоклеточный)
  • Нейроэндокринные опухоли (карциноид, нейроэндокринный рак, апудомы и др.)
  • Рак молочной железы
  • Рак яичников
  • Рак тела матки
  • Рак почки
  • Рак предстательной железы
  • Рак мочевого пузыря
  • Другие солидные опухоли

На базе отделения проходят клинические испытания новых перспективных противоопухолевых препаратов и методов терапии. В течение многих лет на отделении разрабатываются подходы к лечению злокачественных новообразований, которые основаны на результатах последних достижений мировой онкологической науки.

Отделение химиотерапии и инновационных технологий является основной клинической базой научного отдела онкоиммунологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. Врачи отделения являются признанными в стране и мире специалистами в области иммунотерапии, которая развивается на отделении с 1998 г. Специалистами центра проводится разработка и внедрение инновационных методов иммунотерапии, в частности – противоопухолевых вакцин. В настоящее время разработано 15 противоопухолевых вакцин и технологий. 

Лечение рака предстательной железы, мочевого пузыря, яичников, шейки матки, молочной железы врачи отделения химиотерапии и инновационных технологий осуществляют в тесном сотрудничестве с хирургическими отделениями НМИЦ.

Отделение является центром экспертного уровня по лечению меланомы кожи, герминогенных опухолей и сарком мягких тканей и костей

Отделение принимает активное участие в разработке Российских рекомендаций по лечению злокачественных опухолей

от фундаментальных исследований к клинической практике» — Новости

10.00 — 10.05

Вступительное слово.

Гранов Дмитрий Анатольевич, д.м.н., проф., член-корр. РАН, научный руководитель ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

10.05 – 10.35

Доклад «Канцерогенез и иммунобиология опухоли. Мишени лекарственной терапии в настоящем и будущем».

Молчанов Олег Евгеньевич, д.м.н., руководитель отдела фундаментальной медицины, руководитель группы молекулярно-биологического прогнозирования и индивидуализации лечения, ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

10.35 – 10.45 Дискуссия.
10.45 – 11.15

Доклад «Адаптивная иммунотерапия злокачественных образований: итоги и перспективы».

Киселевский Михаил Валентинович, д.м.н., профессор, заведующий лабораторией клеточного иммунитета НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей, ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им Н.Н. Блохина» Минздрава России.

11.15 – 11.25 Дискуссия.
11.25 – 11.55

Доклад «Хронобиологические аспекты онкоиммунологии».

Бланк Михаил Аркадьевич, д.м.н., главный научный сотрудник отдела фундаментальной медицины, ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

11.55 – 12.00 Дискуссия.
12.00 – 14.00 Перерыв (обед).
14.00 – 14.45

Доклад «Иммуноонкология в лечении злокачественных опухолей».

Виктория Нейман, заведующая стационарным отделением онкологического центра «Давидов» МЦ им. Рабина (Израиль).

Молчанов Олег Евгеньевич, д.м.н., руководитель отдела фундаментальной медицины, руководитель группы молекулярно-биологического прогнозирования и индивидуализации лечения, ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

14.45 – 14.55 Дискуссия.
14.55 – 15.25

Доклад «Цитокинотерапия у больных раком мочевого пузыря».

Красный Сергей Анатольевич, д.м.н., профессор, член-корр. Национальной Академии Наук Белоруссии, заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова (Беларусь).

15.25 – 15.35 Дискуссия.
15.35 – 16.05

Доклад «Ингибиторы PD-1/PD-L1 в лечении плоскоклеточного рака органов головы и шеи».

Василевская Ирина Викторовна, к.м.н., врач онколог, СПбГБУЗ онкодиспасер Московского района, врач радиолог радиологического отделения ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова; заместитель заведующего ускорительного отдела по лучевой терапия ПИЯФ, НИЦ «Курчатовский институт».

16.05 – 16.15 Дискуссия.
16.15 – 16.45

Доклад «Отдаленные результаты сочетанного использования Интерлейкина-2 и Ритуксимаба у пациентов с неходжкинскими лимфомами».

Каленик Ольга Александровна, научный сотрудник одела радиологии РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова (Беларусь).

16.45 – 16.55 Дискуссия.
16.55 – 17.05

Доклад «Биология фактора некроза опухолей. Особенности клинического применения у больных с разными нозологическими формами».

Мешечкин Алексей Владимирович, к.м.н., врач радиологического отделения №2, ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

17.05 – 17.15 Дискуссия.
17.15 – 17.45

Доклад «Компьютер–ассистированная оценка очаговых образований легких у больных почечно-клеточным раком в процессе иммунотерапии».

Розенгауз Евгений Владимирович , д.м.н., заведующий отделением компьютерной томографии, ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России.

17.45 – 18.00 Дискуссия.
18.00 – 18.30 Тестирование слушателей и заполнение анкет.

Онкоиммунология и цитокинотерапия — современные методы лечения рака

На передаче не в первый раз хотят обсудить новейшую методику лечения – цитокинотерапию. Вам предоставят реальные примеры, чтобы вы убедились в ее большой эффективности. В этом будущее в лечении онкологии. И важно понимать, что часто сегодня лечат фактором некроза опухоли многие виды онкологии.

Данную разработку можно назвать самой передовой. Но люди о ней не так много знают, а потом интересуются тем, что это такое, как действует терапия, надо ли делать уколы в стационаре или пить таблетки, есть ли негативные эффекты. Применяются уколы в домашних условиях.

Сегодня подобные препараты широко применяются в Росси. Уколы делают люди дома внутрь мышцы или под кожу. От такой терапии не будут выпадать волосы, как при химии. Люди химии боятся, у нее побочных эффектов немало. И часто ее просят заменить на окноиммунологию. После 2-3 проведенных курсов надо повторять обследование.

Очень часто при использовании препаратов некроза опухоли она значительно уменьшается, уже это дает возможность удалить опухоль. Иногда применяют такие методы тогда, когда поздно проводить другое лечение. Это дает последний шанс выжить человеку.

У героини передачи уменьшилась и опухоль, и метастазы. Она стала гораздо лучше себя ощущать, смогла жить полноценной жизнью. Применялся также гамма-интерферон. В качестве профилактики рака цитокинотерапия не применяется никогда. Многие ученые считают, что именно за этой терапией будет победа над раком.

За пациентами, которые такое лечение принимали, наблюдали. И решили теперь рассказать о подобном новом лечении всем людям. Операция и химия не отошли на второй план. Иногда химия применяется с онкоиммунологией для лучшего эффекта. Иногда применяется только цитокинотерапия.

Сегодня в студии побывает врач, который применяет у своих пациентов это новое лечение. Раньше такое лечение было с негативными эффектами. Но был добавлен один препарат, который эти эффекты убрал почти полностью. Обычно только повышается температура до 37 градусов, больше ничего не происходит.

Соединили цитокины с препаратом тимозином альфа. И побочное действие ушло. Героиня столкнулась с раком сразу четвертой (последней) стадии. Пропали у нее отеки после нового лечения, женщина вернулась в свой вес, ушла одышка. Лучше стало вообще качество жизни.

Уменьшились лимфатические узлы. И курсы провели вновь. Сохранилась положительная и очень хорошая динамика. Была и другая женщина, в 36 лет у нее нашли рак груди. Были даже боли в костях, но они прошли. Аппетит снова пришел в норму. Исчезла сильная слабость.

И важно отметить, что сама опухоль стала меньше почти в три раза. От химии пациентка отказалась сразу же. Фактор некроза дает возможность иммунным клеткам в организме лучше видеть и лучше убивать опухоль. Очень опасен рак легкого. Люди задыхаются и ужасно с такой болезнью выглядят.

Но у героини, о которой говорили сегодня, все значительно улучшилось. Иногда иммуноонкология лишь дополняет химиотерапию. В некоторых случаях ее назначают, когда химия не действует. Надо быть активными, слушать врачей и ситуация будет лучше. Помните, что есть совершенно новое и успешное лечение.

Напоминаем, что конспект является лишь кратким содержанием информации по данной теме из конкретной передачи, полный выпуск видео можно посмотреть по ссылке О самом главном выпуск 1773 от 11 июля 2017

Информация оказалась для вас полезной и интересной? Поделитесь ссылкой на сайт http://osglavnom.ru с друзьями на своем блоге, сайте или форуме где общаетесь.Спасибо. Загрузка…

Персональный сайт — Цитокинотерапия опухолей

Следите за изменениями и новыми методами лечения. Наш сайт постоянно дополняется и обновляется.  Спасибо за Ваше внимание и интерес!

Мы одни из не многих, кто занимается цитокинотерапией опухолей (консервативным лечением рака) уже 10 лет

 

 Уникальная методика, направленная на лечение рака новейшими методами. Нашим пациентам теперь доступны самые последние достижения мировой медицинской науки и клинической практики.

Еще совсем недавно диагноз «рак», «онкология» для многих больных был самым страшным приговором. Теперь эти пациенты могут с уверенностью смотреть в будущее, поскольку именно российскими учеными разработана эффективная и научно-обоснованная методика лечения онкологических заболеваний на основе коррекции противоопухолевого иммунитета.

Что такое цитокинотерапия?

Организм каждого человека вырабатывает ежедневно сотни раковых клеток, которые в здоровом организме подавляются высокоспецифичными клетками (собственный противоопухолевый иммунитет). По разным причинам данный механизм может давать сбой и тогда организм человека перестает эффективно бороться с раковыми клетками и начинается рост опухоли. Для того чтобы запустить механизм разрушения раковых клеток в организме, нужно привести к норме собственный противоопухолевый иммунитет.  

 Новейшая цитокинотерапия способна существенно замедлить либо остановить развитие заболевания, а в ряде случаев и устранить опухоль полностью.

Наши пациенты –

люди любого возраста (исключение: дети до 7 лет и лежачие, сильно истощенные больные), со злокачественным процессом практически любой локализации и любой стадии. А также те, кто уже прошел, проходит или планирует пройти общепринятое лечение (оперативное, радио- и  химиотерапевтическое лечение).

 

#онкоиммунология Instagram posts (photos and videos)

Мы в Южной Корее,часть 11🇰🇷⠀ ⠀ Эндорфины–нейромедиаторы, вырабатываются в головном мозге.Это гормон счастья и радости,отвечающий за стрессоустойчивость,снижение болевых ощущений,чувство страха и тревоги,синтезируется когда человек испытывает положительные эмоции.Падение уровня эндорфинов-плохое настроение,усталость,апатия,безынициативность,потеря мотивации.Эндорфины помогают противостоять стрессу,участвуют в мыслительных процессах,формировании эмоций,играют важную роль в борьбе с депрессией,тревогой,повышают активность и мотивацию,участвуют в регуляции возбуждения и торможения в головном мозге.⠀ ⠀ Если вы чувствуете эмоциональный подъём-это заслуга эндорфинов.Без стабильной выработки эндорфинов невозможно вести активный образ жизни,поддерживать высокую самооценку,достигать поставленных целей.Дефицит провоцирует развитие бессонницы и нервных расстройств.Каждый человек может заставить свой организм вырабатывать больше эндорфинов с помощью нагрузок,экстрима,хобби,полноценного питания,музыки,экскурсий,медитации,общения в приятной компании, ароматерапии и много другого,что дарит положительные эмоции.⠀ ⠀ В нашей жизни стало все сложно.Сериал про апокалипсис шагнул с экрана в реальный мир.Люди стали агрессивнее, безучастнее,теряют привычный комфорт и нас всех постепенно затягивает все сильнее в чёрный омут безысходности и отчаяния.Особенно тяжело людям с неизлечимыми заболеваниями.Им и так трудно,а ещё приходится приспосабливаться к новой жизни и бороться за свою жизнь всеми доступными средствами.⠀ ⠀ Для тяжелобольных людей положительные эмоции играют очень важную целительную роль.Эндорфины не дают предаваться унынию,жалости к самому себе,дарят умиротворение и спокойствие,помогают бороться с болезнью. Не зря очень многие врачи говорят о том,что общее физическое состояние заметно улучшается если больной испытывает положительные эмоции,умеет радоваться каждому новому дню и во всем видит только позитив.⠀ ⠀ Желаю всем достойно пережить трудные времена,никогда не терять надежду,всегда иметь цель,не сворачивать с намеченного пути,протягивать руку помощи нуждающимся,не забывать о себе и своих близких. Дарите друг другу гормоны радости и счастья и будьте здоровы!

цитокинов в клинической иммунотерапии рака

  • 1.

    Айзекс А. и Линденманн Дж. Взаимодействие с вирусами. I. Интерферон. Proc. R. Soc. Лондон. Сер. B Biol. Sci. 147 , 258–267 (1957).

    CAS Статья Google Scholar

  • 2.

    Грессер И. и Бурали К. Противоопухолевые эффекты препаратов интерферона у мышей. J. Natl. Cancer Inst. 45 , 365–376 (1970).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 3.

    Fyfe, G. et al. Результаты лечения 255 пациентов с метастатическим почечно-клеточным раком, получавших терапию рекомбинантным интерлейкином-2 в высоких дозах. J. Clin. Онкол. 13 , 688–696 (1995).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 4.

    Аткинс, М. Б. и др. Терапия высокими дозами рекомбинантного интерлейкина 2 для пациентов с метастатической меланомой: анализ 270 пациентов, пролеченных в период с 1985 по 1993 гг. J. Clin. Онкол. 17 , 2105–2116 (1999).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 5.

    Golomb, H. M. et al. Терапия волосатоклеточного лейкоза альфа-2 интерфероном: многоцентровое исследование с участием 64 пациентов. J. Clin. Онкол. 4 , 900–905 (1986).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 6.

    Солаль-Селиньи, П.и другие. Рекомбинантный интерферон альфа-2b в сочетании с режимом, содержащим доксорубицин, у пациентов с запущенной фолликулярной лимфомой. Groupe d’Etude des Lymphomes de l’Adulte. New Engl. J. Med. 329 , 1608–1614 (1993).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 7.

    Кирквуд, Дж. М. и др. Адъювантная терапия интерфероном альфа-2b резецированной кожной меланомы высокого риска: исследование Восточной совместной онкологической группы EST 1684. J. Clin. Онкол. 14 , 7–17 (1996).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Groopman, J. E. et al. Терапия рекомбинантным альфа-2 интерфероном для лечения саркомы Капоши, связанной с синдромом приобретенного иммунодефицита. Ann. Междунар. Med. 100 , 671–676 (1984).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 9.

    Вальдманн, Т.А. Цитокины в иммунотерапии рака. Колд Спринг Харб. Перспектива. Биол . https://doi.org/10.1101/cshperspect.a028472 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Шарма П. и Эллисон Дж. П. Будущее иммунной контрольной терапии. Наука 348 , 56–61 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 11.

    Haanen, J. et al. Управление токсичностью от иммунотерапии: Руководство ESMO по клинической практике по диагностике, лечению и последующему наблюдению. Ann. Онкол. 28 , iv119 – iv142 (2017).

    CAS Статья Google Scholar

  • 12.

    Motzer, R.J. et al. Сравнение ниволумаба и ипилимумаба с сунитинибом при поздней почечно-клеточной карциноме. New Engl. J. Med. 378 , 1277–1290 (2018).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 13.

    Larkin, J. et al. Комбинированный ниволумаб и ипилимумаб или монотерапия при нелеченой меланоме. New Engl. J. Med. 373 , 23–34 (2015).

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 14.

    Overman, M. J. et al. Длительное клиническое преимущество ниволумаба в сочетании с ипилимумабом при дефиците репарации несоответствия ДНК / микросателлитной нестабильности — высоком метастатическом колоректальном раке. J. Clin. Онкол. 36 , 773–779 (2018).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 15.

    Melero, I. et al. Развивающиеся синергетические комбинации таргетных иммунотерапевтических средств для борьбы с раком. Nat. Rev. Cancer 15 , 457–472 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 16.

    Джун, К. Х., О’Коннор, Р. С., Кавалекар, О. У., Гассеми, С., Милон, М.C. CAR-Т-клеточная иммунотерапия рака человека. Наука 359 , 1361–1365 (2018).

    CAS Статья Google Scholar

  • 17.

    Хинрикс, С. и Розенберг, С. А. Использование лечебного потенциала адоптивной Т-клеточной терапии рака. Immunol. Ред. 257 , 56–71 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 18.

    Chmielewski, M. & Abken, H. ГРУЗОВИКИ: четвертое поколение автомобилей. Мнение эксперта. Биол. Ther. 15 , 1145–1154 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Jackaman, C. et al. Внутриопухолевая иммунотерапия IL-2 усиливает CD8 + T-клетки, которые опосредуют разрушение опухолевых клеток и сосудистой сети, связанной с опухолью: новый механизм для IL-2. J. Immunol. 171 , 5051–5063 (2003).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 20.

    Sangro, B. et al. Испытание фазы I внутриопухолевой инъекции аденовируса, кодирующего интерлейкин-12, для запущенных опухолей пищеварительной системы. J. Clin. Онкол. 22 , 1389–1397 (2004).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 21.

    Hu, J. et al. Терапия самонаведения Т-лимфоцитов для уменьшения количества регуляторных Т-клеток и сохранения функции эффекторных Т-клеток в крупных солидных опухолях. Clin. Cancer Res. 24 , 2920–2934 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 22.

    Чен Д. С. и Меллман И. Онкология встречается с иммунологией: цикл рака-иммунитета. Иммунитет 39 , 1–10 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 23.

    Chen, D. S. & Mellman, I. Элементы противоракового иммунитета и установленная точка иммунитета к раку. Природа 541 , 321–330 (2017).

    CAS Статья Google Scholar

  • 24.

    Spaapen, R.M. et al. Терапевтическая активность высоких доз внутриопухолевого IFN-бета требует прямого воздействия на сосудистую сеть опухоли. J. Immunol. 193 , 4254–4260 (2014).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 25.

    Herndon, T. M. et al. Одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США: пегинтерферон-альфа-2b для адъювантного лечения пациентов с меланомой. Онколог 17 , 1323–1328 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 26.

    Hervas-Stubbs, S. et al. Прямое действие интерферонов I типа на клетки иммунной системы. Clin. Cancer Res. 17 , 2619–2627 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 27.

    Fioravanti, J. et al. Привязка интерферона альфа к аполипопротеину A-I снижает гематологическую токсичность, одновременно усиливая иммуностимулирующие свойства. Гепатология 53 , 1864–1873 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 28.

    Fioravanti, J. et al. Слитый белок IFN-альфа и аполипопротеин A-I пересекает гематоэнцефалический барьер с помощью механизма переноса насыщения. J. Immunol. 188 , 3988–3992 (2012).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 29.

    Vasquez, M. et al. Противоопухолевый эффект аденоассоциированного вируса, экспрессирующего аполипопротеин А-1, слитый с интерфероном альфа, на модели опухоли мышей, устойчивой к интерферону альфа. Oncotarget 8 , 5247–5255 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 30.

    Cauwels, A. et al. Доставка интерферона I типа к дендритным клеткам способствует эрадикации опухоли и комбинированному иммунному лечению. Cancer Res. 78 , 463–474 (2018).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Cauwels, A. et al. Безопасная и высокоэффективная нацеленная на опухоль иммунотерапия интерфероном I типа зависит от микросреды опухоли. Онкоиммунология 7 , e1398876 (2018).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 32.

    Yang, X. et al. Воздействие на микроокружение опухоли с помощью мостиков интерферона-бета врожденного и адаптивного иммунных ответов. Cancer Cell 25 , 37–48 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 33.

    Чарыч Д. и др. Моделирование фармакологии рецепторов, фармакокинетики и фармакодинамики NKTR-214, кинетически контролируемого агониста рецептора интерлейкина-2 (IL2) для иммунотерапии рака. PLoS ONE 12 , e0179431 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 34.

    Diab, A. et al. NKTR-214 (агонист, связанный с CD122) плюс ниволумаб у пациентов с распространенными солидными опухолями: предварительные результаты фазы 1/2 PIVOT. J. Clin. Онкол. 36 , 3006–3006 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Klein, C. et al. Цергутузумаб амуналейкин (CEA-IL2v), иммуноцитокин на основе варианта IL-2, нацеленный на CEA, для комбинированной иммунотерапии рака: преодоление ограничений альдеслейкина и обычных иммуноцитокинов на основе IL-2. Онкоиммунология 6 , e1277306 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 36.

    Grabstein, K. H. et al. Клонирование фактора роста Т-клеток, который взаимодействует с бета-цепью рецептора интерлейкина-2. Наука 264 , 965–968 (1994).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 37.

    Bamford, R. N. et al. Бета-цепь рецептора интерлейкина (ИЛ) 2 является общей для ИЛ-2 и цитокина, условно обозначенного ИЛ-Т, который стимулирует пролиферацию Т-клеток и индукцию лимфокин-активированных клеток-киллеров. Proc. Natl. Акад. Sci. США 91 , 4940–4944 (1994).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 38.

    Kennedy, M. K. et al. Обратимые дефекты в клонах естественных киллеров и CD8 Т-клеток памяти у мышей с дефицитом интерлейкина 15. J. Exp. Med. 191 , 771–780 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 39.

    Lodolce, J. P.и другие. Рецептор IL-15 поддерживает лимфоидный гомеостаз, поддерживая самонаведение и пролиферацию лимфоцитов. Иммунитет 9 , 669–676 (1998).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Di Scala, M. et al. Идентификация Т-клеток, продуцирующих IFN-гамма, в качестве основных медиаторов побочных эффектов, связанных с длительным воздействием интерлейкина-15 мыши. Oncotarget 7 , 49008–49026 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 41.

    Evans, R., Fuller, JA, Christianson, G., Krupke, DM & Troutt, AB IL-15 опосредует противоопухолевые эффекты после инъекции циклофосфамида мышам с опухолями и усиливает адоптивную иммунотерапию: потенциал роль субпопуляций NK-клеток. Ячейка. Иммунол. 179 , 66–73 (1997).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Klebanoff, C.A. et al. IL-15 усиливает in vivo противоопухолевую активность опухолево-реактивных CD8 (+) Т-клеток. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101 , 1969–1974 (2004).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Marshall, D., Sinclair, C., Tung, S. & Seddon, B. Дифференциальная потребность в IL-2 и IL-15 во время раздвоенного развития регуляторных Т-клеток тимуса. Дж.Иммунол. 193 , 5525–5533 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 44.

    Conlon, K. C. et al. Перераспределение, гиперпролиферация, активация естественных клеток-киллеров и CD8 Т-клеток и выработка цитокинов во время первого клинического испытания рекомбинантного человеческого интерлейкина-15 на людях у больных раком. J. Clin. Онкол. 33 , 74–82 (2015).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Miller, J. S. et al. Первое исследование фазы i на людях подкожного амбулаторного применения рекомбинантного человеческого IL15 (rhIL15) у взрослых с развитыми солидными опухолями. Clin. Cancer Res. 24 , 1525–1535 (2018).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 46.

    Ochoa, M.C. et al. Противоопухолевые иммунотерапевтические и токсические свойства ЛПВП-конъюгированного химерного слитого белка ИЛ-15. Cancer Res. 73 , 139–149 (2013).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Lucas, M., Schachterle, W., Oberle, K., Aichele, P. & Diefenbach, A. Дендритные клетки запускают естественные клетки-киллеры путем транс-презентации интерлейкина 15. Иммунитет 26 , 503–517 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 48.

    Рубинштейн, М. П. и др. Превращение IL-15 в суперагонист путем связывания с растворимым IL-15R {альфа}. Proc. Natl. Акад. Sci. США 103 , 9166–9171 (2006).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Mortier, E. et al. Растворимый рецептор интерлейкина-15 альфа (IL-15R альфа) -суши как селективный и мощный агонист действия IL-15 через IL-15R бета / гамма. Гиперагонистические слитые белки IL-15 x IL-15R альфа. J. Biol. Chem. 281 , 1612–1619 (2006).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 50.

    Vincent, M., Quemener, A. & Jacques, Y. Противоопухолевая активность иммуноцитокина, состоящего из антитела против GD2 и суперагониста IL-15 RLI. Онкоиммунология 2 , e26441 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 51.

    Liu, B. et al. Оценка нового CD20-нацеленного иммунотерапевтического средства против IL-15, обладающего высокой активностью против В-клеточной лимфомы. J. Immunother. Рак 2 , P122 – P122 (2014).

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 52.

    Очоа, М.С. и др. Интерлейкин-15 в генной терапии рака. Curr. Gene Ther. 13 , 15–30 (2013).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 53.

    Очоа, М. С., Мелеро, И. и Берраондо, П. Липопротеины высокой плотности, доставляющие интерлейкин-15. Онкоиммунология 2 , e23410 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 54.

    Очоа, М.С. и др. Повышение антителозависимой клеточной цитотоксичности цетуксимаба за счет химерного белка, включающего интерлейкин-15. Онкоиммунология 7 , e1393597 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 55.

    Rhode, P. R. et al. Сравнение комплекса суперагонистов, ALT-803, с IL15 в качестве иммунотерапевтических средств против рака на животных моделях. Cancer Immunol. Res. 4 , 49–60 (2016).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 56.

    Romeem R. et al. Первое клиническое исследование фазы 1 на людях комплекса суперагонистов IL-15 ALT-803 для лечения рецидива после трансплантации. Кровь 131 , 2515–2527 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 57.

    Wrangle, J. M. et al. ALT-803, суперагонист IL-15, в комбинации с ниволумабом у пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легкого: нерандомизированное открытое исследование фазы 1b. Ланцет Онкол. 19 , 694–704 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 58.

    Россер, К.Дж., Никс, Дж., Фергюсон, Л., Эрнандес, Л. и Вонг, ХК, исследование фазы Ib ALT-803, суперагониста IL-15, плюс БЦЖ для лечения пациентов, не получавших БЦЖ, с не- мышечно-инвазивный рак мочевого пузыря. J. Clin. Онкол. 36 , 510–510 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 59.

    Schmidt, H. et al. Безопасность и клинический эффект подкожного человеческого интерлейкина-21 у пациентов с метастатической меланомой или почечно-клеточной карциномой: испытание фазы I. Clin. Cancer Res. 16 , 5312–5319 (2010).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 60.

    Timmerman, J. M. et al. Фаза I исследования по подбору дозы рекомбинантного интерлейкина-21 и ритуксимаба при рецидивирующих и рефрактерных В-клеточных лимфопролиферативных заболеваниях низкой степени. Clin. Cancer Res. 18 , 5752–5760 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 61.

    Li, Y., Bleakley, M. & Yee, C. IL-21 влияет на частоту, фенотип и сродство антиген-специфического ответа Т-лимфоцитов CD8. J. Immunol. 175 , 2261–2269 (2005).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 62.

    O’Garra, A. & Vieira, P. Клетки T (H) 1 контролируют себя, продуцируя интерлейкин-10. Nat. Rev. Immunol. 7 , 425–428 (2007).

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 63.

    Llopiz, D. et al. Экспрессия IL-10 определяет популяцию иммуносупрессивных дендритных клеток, индуцированную противоопухолевой терапевтической вакцинацией. Oncotarget 8 , 2659–2671 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 64.

    Мур, К. В., де Ваал Малефит, Р., Коффман, Р. Л. и О’Гарра, А. Интерлейкин-10 и рецептор интерлейкина-10. Annu. Rev. Immunol. 19 , 683–765 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 65.

    Гао Б. Гепатопротекторные и противовоспалительные цитокины при алкогольной болезни печени. J. Gastroenterol. Гепатол. 27 (Приложение 2), 89–93 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 66.

    Fioravanti, J. et al. Интерлейкин-10 эффекторного CD8 (+) Т-лимфоцитов усиливает острую иммунопатологию печени. J. Hepatol. 67 , 543–548 (2017).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 67.

    Mumm, J. B. et al. IL-10 вызывает IFNgamma-зависимый иммунный надзор за опухолью. Cancer Cell 20 , 781–796 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 68.

    Naing, A. et al. Безопасность, противоопухолевая активность и иммунная активация пегилированного рекомбинантного человеческого интерлейкина-10 (AM0010) у пациентов с запущенными солидными опухолями. J. Clin. Онкол. 34 , 3562–3569 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 69.

    Tannir, N. M. et al. Пегилодекакин с ниволумабом (ниво) или пембролизумабом (пембро) у пациентов (пациентов) с метастатической почечно-клеточной карциномой (ПКР). J. Clin. Онкол. 36 , 4509–4509 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 70.

    Чой, Дж., Люнг, П. С., Боул, К. и Гершвин, М. Е. IL-35 и аутоиммунитет: всесторонняя перспектива. Clin. Rev. Allergy Immunol. 49 , 327–332 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 71.

    Берраондо П., Прието Дж. И Гонсалес-Асегинолаза Г. Достижения в генной терапии интерлейкином-12 при приобретенных заболеваниях печени. Curr. Gene Ther. 9 , 62–71 (2009).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 72.

    Келсалл, Б. Л., Стубер, Э., Нейрат, М. и Стробер, В. Продукция интерлейкина-12 дендритными клетками. Роль взаимодействий CD40-CD40L в ответах Т-клеток Th2. Ann. N.Y. Acad. Sci. 795 , 116–126 (1996).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 73.

    Сабо, С.Дж., Диге, А. С., Габлер, У. и Мерфи, К. М. Регулирование экспрессии субъединицы бета 2 интерлейкина (IL) -12R в развивающихся Т-хелперных 1 (Th2) и Th3 клетках. J. Exp. Med. 185 , 817–824 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 74.

    Ибе, С., Цинь, З., Шулер, Т., Прейсс, С., Бланкенштейн, Т. Отторжение опухоли путем нарушения взаимодействий опухолевых клеток стромы. Дж.Exp. Med. 194 , 1549–1559 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 75.

    Medina-Echeverz, J. et al. Успешная ликвидация рака толстой кишки после химиоиммунотерапии связана с глубоким фенотипическим изменением внутриопухолевых миелоидных клеток. J. Immunol. 186 , 807–815 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 76.

    Medina-Echeverz, J., Aranda, F. & Berraondo, P. Клетки, полученные из миелоидов, являются ключевыми мишенями иммунотерапии опухолей. Онкоиммунология 3 , e28398 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 77.

    Del Vecchio, M. et al. Интерлейкин-12: биологические свойства и клиническое применение. Clin. Cancer Res. 13 , 4677–4685 (2007).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 78.

    Romagnani, P. et al. Зависимая от клеточного цикла экспрессия хемокинового рецептора 3 CXC эндотелиальными клетками опосредует ангиостатическую активность. J. Clin. Расследование. 107 , 53–63 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 79.

    Brunda, M. J. et al. Противоопухолевое и антиметастатическое действие интерлейкина 12 против опухолей мышей. J. Exp. Med. 178 , 1223–1230 (1993).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 80.

    Леонард, Дж. П. и др. Влияние воздействия однократной дозы интерлейкина-12 на токсичность, связанную с интерлейкином-12, и продукцию гамма-интерферона. Кровь 90 , 2541–2548 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81.

    Quetglas, J. I. et al. Виротерапия с вектором на основе вируса леса Семлики, кодирующим IL12, синергично с блокадой PD-1 / PD-L1. Cancer Immunol. Res. 3 , 449–454 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 82.

    Родриго-Гарсон, М., Берраондо, П., Очоа, Л., Зулуэта, Дж. Дж. И Гонсалес-Асегинолаза, Г. Противоопухолевая эффективность наночастиц ДНК на мышиных моделях рака легких и легочных метастазов. Cancer Gene Ther. 17 , 20–27 (2010).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 83.

    Лукас, М. Л., Хеллер, Л., Коппола, Д. и Хеллер, Р. Доставка плазмиды IL-12 с помощью электропорации in vivo для успешного лечения установленной подкожной меланомы B16.F10. Мол. Ther. 5 , 668–675 (2002).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 84.

    Fallon, J. et al. Иммуноцитокин NHS-IL12 в качестве потенциального терапевтического средства против рака. Oncotarget 5 , 1869–1884 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 85.

    Kerkar, S.P. et al. IL-12 запускает программные изменения в дисфункциональных миелоидных клетках в опухолях мышей. J. Clin. Расследование. 121 , 4746–4757 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 86.

    Zhang, L. et al. Лимфоциты, инфильтрирующие опухоль, генетически сконструированы с использованием индуцибельного гена, кодирующего интерлейкин-12, для иммунотерапии метастатической меланомы. Clin. Cancer Res. 21 , 2278–2288 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 87.

    Daud, A. I. et al. Фаза I испытания электропорации плазмиды интерлейкина-12 у пациентов с метастатической меланомой. J. Clin. Онкол. 26 , 5896–5903 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 88.

    Hodi, F. S. et al. Ипилимумаб плюс сарграмостим против ипилимумаба отдельно для лечения метастатической меланомы: рандомизированное клиническое исследование. Джама 312 , 1744–1753 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 89.

    Andtbacka, R.H. et al. Талимоген лахерпарепвек улучшает стойкость ответа у пациентов с запущенной меланомой. J. Clin. Онкол. 33 , 2780–2788 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 90.

    Le, D. T. et al. Безопасность и выживаемость с буст-вакцинами GVAX pancreas prime и Listeria Monocytogenes-экспрессирующим мезотелин (CRS-207) от метастатического рака поджелудочной железы. J. Clin. Онкол. 33 , 1325–1333 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 91.

    Le, D. T. et al. Оценка ипилимумаба в комбинации с аллогенными опухолевыми клетками поджелудочной железы, трансфицированными геном GM-CSF, при ранее пролеченном раке поджелудочной железы. J. Immunother. 36 , 382–389 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 92.

    Палладино, М. А., Бахджат, Ф. Р., Теодоракис, Э. А. и Молдавер, Л. Л. Анти-TNF-альфа-терапия: новое поколение. Nat. Rev. Drug Discov. 2 , 736–746 (2003).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 93.

    Zhao, L., Ching, L.M., Kestell, P. & Baguley, B.C. Противоопухолевая активность 5,6-диметилксантенон-4-уксусной кислоты (DMXAA) у мышей, нокаутированных по рецептору TNF-1. руб. J. Cancer 87 , 465–470 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 94.

    ван Хорссен, Р., Тен Хаген, Т. Л. и Эггермонт, А. М. TNF-альфа в лечении рака: молекулярные знания, противоопухолевые эффекты и клиническая применимость. Онколог 11 , 397–408 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 95.

    Zheng, L. et al. Индукция апоптоза зрелых Т-клеток фактором некроза опухоли. Nature 377 , 348–351 (1995).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 96.

    Bertrand, F. et al. Блокада TNF-альфа преодолевает устойчивость к анти-PD-1 в экспериментальной меланоме. Nat. Commun. 8 , 2256 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 97.

    Massague, J. TGFbeta при раке. Cell 134 , 215–230 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 98.

    Akhurst, R.J. и Hata, A. Нацеливание на сигнальный путь TGFbeta при заболевании. Nat. Rev. Drug Discov. 11 , 790–811 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 99.

    Tauriello, D. V. F. et al. TGFbeta вызывает ускользание иммунной системы при метастазах рака толстой кишки, реконструированных генетически. Природа 554 , 538–543 (2018).

    CAS Статья Google Scholar

  • 100.

    Knudson, K. M. et al. M7824, новый бифункциональный слитый белок анти-PD-L1 / TGFbeta-ловушка, способствует противоопухолевой эффективности в качестве монотерапии и в комбинации с вакциной. Онкоиммунология 7 , e1426519 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 101.

    Vanpouille-Box, C. et al. TGFbeta является основным регулятором противоопухолевого иммунитета, вызванного лучевой терапией. Cancer Res. 75 , 2232–2242 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 102.

    Formenti, S.C. et al. Очаговое облучение и системная блокада TGFbeta при метастатическом раке молочной железы. Clin. Cancer Res. 24 , 2493–2504 (2018)

  • 103.

    Mantovani, A., Allavena, P., Sica, A. & Balkwill, F. Воспаление, связанное с раком. Природа 454 , 436–444 (2008).

    CAS Статья Google Scholar

  • 104.

    Pyonteck, S. M. et al. Ингибирование CSF-1R изменяет поляризацию макрофагов и блокирует прогрессирование глиомы. Nat. Med. 19 , 1264–1272 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 105.

    Ries, C.H. et al. Нацеливание на ассоциированные с опухолью макрофаги с помощью антитела против CSF-1R раскрывает стратегию лечения рака. Cancer Cell 25 , 846–859 (2014).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 106.

    Китамура Т. и Поллард Дж. У. Терапевтический потенциал ингибирования хемокинового сигнала при метастатическом раке молочной железы. Pharmacol. Res. 100 , 266–270 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 107.

    Sanmamed, M. F. et al. Изменения сывороточных уровней интерлейкина-8 (ИЛ-8) отражают и предсказывают ответ на лечение анти-PD-1 у пациентов с меланомой и немелкоклеточным раком легкого. Ann. Онкол. 28 , 1988–1995 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 108.

    Домингес, К., МакКэмпбелл, К. К., Дэвид, Дж. М. и Палена, К. Нейтрализация IL-8 снижает опухолевые PMN-MDSC и снижает мезенхимализацию трижды отрицательного рака молочной железы с низким содержанием клаудина. JCI Insight 2 , e94296 (2017).

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 109.

    Alfaro, C. et al. Интерлейкин-8 в патогенезе рака, лечении и последующем наблюдении. Лечение рака. Ред. 60 , 24–31 (2017).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 110.

    Чжао, Q. Двойное нацеливание CCR2 и CCR5: терапевтический потенциал для иммунологических и сердечно-сосудистых заболеваний. J. Leukoc. Биол. 88 , 41–55 (2010).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 111.

    Отт П. А., Ходи Ф. С. и Бухбиндер Е. И. Ингибирование иммунных контрольных точек и фактора роста эндотелия сосудов в качестве комбинированной терапии метастатической меланомы: обзор обоснования, доклинических данных и исходных клинических данных. Фронт. Онкол. 5 , 202 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 112.

    Powles, T. et al. IMmotion150: новые радиологические конечные точки и обновленные данные рандомизированного исследования фазы II, посвященного изучению атезолизумаба (атезо) с бевацизумабом (bev) или без него по сравнению с сунитинибом (sun) при нелеченой метастатической почечно-клеточной карциноме (мПКР). Ann. Онкол. 28 , 1 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 113.

    Socinski, M. A. et al. Анализ общей выживаемости (OS) IMpower150, рандомизированного Ph 3 исследования атезолизумаба (атезо) + химиотерапия (химиотерапия) ± бевацизумаб (bev) по сравнению с химиотерапией + bev в 1 л не плоскоклеточного (NSQ) NSCLC. J. Clin. Онкол. 36 , 9002–9002 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 114.

    Stein, S. et al. Безопасность и клиническая активность 1 л атезолизумаб + бевацизумаб в исследовании фазы Ib при гепатоцеллюлярной карциноме (ГЦК). J. Clin. Онкол. 36, 4074–4074.

    Артикул Google Scholar

  • Границы | Лучевая терапия в сочетании с лечением цитокинами

    Введение

    Лучевая терапия или лучевая терапия (ЛТ) начали использоваться в качестве метода лечения рака вскоре после открытия рентгеновских лучей в 1895 году Вильгельмом Рентгеном и Марией Кюри, открывшими радиоактивные элементы полоний и радий в 1898 году.Спустя более 100 лет ЛТ играет важную роль в терапии онкологических больных и является частью лечения более 50% пациентов в течение их болезни. ЛТ обычно используется в качестве первичной терапии локализованных опухолей и региональных лимфатических узлов в лечебных учреждениях, а также в качестве паллиативного лечения для облегчения симптомов или для местного контроля метастазов. Ионизирующее излучение часто применяется в сочетании с другими методами лечения, такими как хирургия, химиотерапия, гипертермия, гормональная терапия или иммунотерапия (1, 2).ЛТ может применяться в качестве неоадъювантного вмешательства для уменьшения размера опухоли, во время операции для получения доступа к неопластическим поражениям в особенно сложных анатомических местах или в качестве адъювантного лечения для предотвращения рецидива заболевания (3). Наиболее частыми показаниями к РТ для лечения рака являются опухоли груди, легких, шейки матки, эндометрия, желудка, простаты, лейкемии, лимфомы, кожи, головного мозга или головы и шеи (4).

    RT использует ионизирующее излучение, которое передает свою энергию через фотоны, протоны и электроны.Высокие дозы ионизирующего излучения используются для уничтожения опухолевых клеток или замедления их роста, вызывая повреждение ДНК и блокируя деление клеток. Этот процесс может занять несколько дней и недель лечения, прежде чем ДНК будет повреждена настолько, что раковые клетки умрут, а раковые клетки продолжат умирать в течение нескольких недель после прекращения лучевой терапии. Количество поглощенного излучения в фотонной RT измеряется в джоулях на килограмм, выражается в единицах серого (Гр), а применяемые дозы варьируются в зависимости от типа рака и стадии рака, подлежащего лечению.Лечебное использование местного ионизирующего излучения направлено на устранение раковых клеток при наименьшей токсичности для нормальных прилегающих тканей. Общая доза ионизирующего излучения применяется дробно, что относится к доставке предписанной дозы во время отдельных сеансов облучения, обычно один раз в день (5). Это дает время нормальным здоровым клеткам для восстановления, в то время как опухолевые клетки, как правило, менее эффективно восстанавливаются между фракциями. Точно так же фракционирование может сенсибилизировать опухолевые клетки к ОТ, индуцируя реоксигенацию или переводя опухолевые клетки в чувствительную к облучению фазу клеточного цикла.Режимы фракционирования индивидуализированы для различных клинических применений. Тем не менее, стандартный график фракционирования («нормофракционирование»), основанный на обширных клинических эмпирических данных, включает дозы 1,8–2 Гр в день, 5 дней в неделю. Общая кумулятивная доза может различаться в зависимости от радиочувствительности опухоли и может составлять от 20 до 40 Гр для лимфом, от 45 до 60 Гр для большинства типов опухолей для контроля микроскопического заболевания после хирургической резекции или до операции при неоадъювантном подходе и от 60 до 80 Гр. в лечебных целях при некоторых типах солидных эпителиальных опухолей (5).Также используются модифицированные графики фракционирования, такие как гиперфракционирование или гипофракционирование. Гиперфракционирование включает увеличение количества фракций в день, в то время как доза на фракцию становится ниже. Было показано, что это полезно при быстрорастущих опухолях, таких как плоскоклеточный рак головы и шеи (HNSCC) (6). Гипофракционирование означает снижение количества фракций на слабое при увеличении дозы. Режимы гипофракционирования используются при паллиативном лечении, например, метастазов в кости (7).Аналогичным образом схемы облучения с применением единичных высоких доз облучения используются в стереотаксической радиохирургии (SRS) при метастазах в головной мозг (8).

    RT включает широкий спектр различных методов, которые используются в зависимости от типа рака, размера опухоли, анатомического расположения опухоли, близости опухоли к нормальной ткани, чувствительной к радиации, или от того, как радиация применяется к мишени. Использование методов лучевой терапии также зависит от истории болезни пациента и общего состояния здоровья.ЛТ можно в общих чертах разделить на 2 группы в зависимости от того, как радиоактивность применяется к целевым злокачественным образованиям: лучевая лучевая терапия (ДЛТ) и внутренняя лучевая терапия (1). ДЛТ — наиболее распространенная лучевая терапия, которая применяется при злокачественных новообразованиях через неповрежденную кожу. Внутреннюю лучевую терапию можно разделить на брахитерапию и системную лучевую терапию. В брахитерапии источник излучения размещается непосредственно на месте опухоли. Опухоли можно лечить очень высокими дозами локализованного излучения с низкой вероятностью повреждения окружающих здоровых тканей.Это может дать преимущество перед EBRT в определенных клинических условиях. Системная радиоизотопная терапия основана на распределении радионуклида или радиоизотопов, прикрепленных к антителу, направленному на опухоль, или другой молекуле, направленной на опухоль (1). ЛТ имеет несколько побочных эффектов, которые, кроме утомляемости, связаны с анатомическим расположением облучаемых объемов полей ЛТ (4). Побочные эффекты, индуцированные RT, можно в общих чертах разделить на раннюю токсичность, возникающую во время или вскоре после окончания лечения RT, и позднюю токсичность.Поздняя токсичность возникает как минимум через 6 месяцев после окончания лечения лучевой терапией и часто является необратимой (4). За последние два десятилетия были разработаны новые методы лучевой терапии в этой области, которые стали доступными для онкологических больных в повседневной клинической практике для повышения терапевтической эффективности лучевой терапии и снижения токсичности, связанной с лучевой терапией. Это включает внедрение лучевой терапии с модуляцией интенсивности (IMRT), лучевой терапии под визуальным контролем (IGRT), стереотаксической лучевой терапии (SRT) или протонной или углеродной лучевой терапии (4).Эти методы могут значительно повысить терапевтическую эффективность за счет локализации радиационного воздействия в целевом объеме, более крутого градиента дозы и использования методов визуализации, что приводит к снижению токсичности для нормальных тканей и сокращению продолжительности лечения (4, 9).

    Воздействие радиации на опухоли и иммунную систему

    Исторически считалось, что RT оказывает иммунодепрессивное действие. Однако в свете недавних исследований было показано, что взаимодействие с иммунной системой намного сложнее (10).К сожалению, иммунный ответ против опухолевых клеток, вызванный одной локальной RT, в основном недостаточен для уничтожения всех опухолевых клеток. При успешном лечении лучевой терапией, помимо прямого воздействия на облученные клетки, наблюдалась также регрессия опухоли в участках, удаленных от поля облучения, что называется абсопальным эффектом (от латинского ab scopus — вдали от мишени) (11). Абскопический ответ после облучения в клинике встречается редко. Несмотря на то, что в период с 1969 по 2014 год во всем мире прошли лечение миллионы пациентов, об исчезновении ЛТ сообщалось только в 46 случаях (11).В последнее время более частые абсопальные реакции наблюдались у пациентов, невосприимчивых к иммунотерапии только ингибиторами контрольных точек (ICI), которые затем получали лучевую терапию в сочетании с ICI, например, с ипилимумабом, как сообщалось Postow et al. (12). Эффект абсопии также наблюдался у пациентов, перенесших ЛТ в сочетании с другими иммунотерапевтическими подходами, такими как цитокиновая терапия, агонисты Toll-подобных рецепторов (TLR) или адоптивная терапия клеточного переноса (2, 13-15).

    На молекулярном уровне радиация прямо или косвенно вызывает повреждение ДНК посредством индуцированных свободных радикалов.Цитоплазматическая двухцепочечная ДНК (дцДНК) обнаруживается цитозольным сенсором дцДНК циклической GMP-AMP-синтазой (cGAS). cGAS представляет собой рецептор распознавания образов, который запускает продукцию IFN-I через расположенный ниже адаптер-стимулятор генов интерферона (STING) и имеет решающее значение для активации иммунного ответа на вирусы (16). RT-индуцированное повреждение клеток приводит к воздействию и / или высвобождению нескольких молекул молекулярного паттерна, связанного с повреждением (DAMP), таких как кальретикулин, подвергающийся воздействию плазматической мембраны, HMGB1 и АТФ, во время индуцированной радиацией иммуногенной гибели клеток (17) .Эти молекулы привлекают и активируют дендритные клетки для фагоцитоза умирающих опухолевых клеток, обработки и представления высвободившихся опухолевых антигенов Т-клеткам (17). В частности, дендритные клетки, инфильтрирующие опухоль BATF3, стимулируются аутокринной выработкой интерферона β (IFN-β) при обнаружении клеточной дцДНК через путь cGAS-STING (18). Активированные BATF-3-дендритные клетки затем мигрируют в лимфатические узлы, дренирующие опухоль, где они могут примировать Т-клетки CD8 + , чтобы инициировать ответ цитотоксических Т-клеток. Цитотоксические CD8 + Т-клетки мигрируют к облученной опухоли и уничтожают остаточные раковые клетки, а также к отдаленным метастатическим участкам, что может привести к системной регрессии опухоли, абсопальному эффекту (10).Помимо повышения иммуногенности опухолевых клеток за счет индукции гибели иммуногенных клеток, RT улучшает также доступ химиотерапевтических агентов и лейкоцитов к участкам опухоли. RT может изменить иммуносупрессивную среду опухоли, запуская экспрессию MHC класса I, лигандов NKG2D или FAS / CD95 на опухолевых клетках. ОТ может стимулировать секрецию различных провоспалительных цитокинов или высвобождение биологически активных молекул, таких как активные формы кислорода и формы азота, которые могут действовать локально, способствуя гибели клеток-свидетелей (10, 19, 20).С другой стороны, ОТ может препятствовать развитию противоопухолевого иммунитета, способствуя иммуносупрессивному микроокружению опухоли. Было задокументировано несколько механизмов. Некоторые цитокины, хемокины или факторы роста, такие как фактор роста опухоли-β (TGF-β), хемокиновый лиганд CC-мотива 2 (CCL2), колониестимулирующий фактор 1 (CSF-1), хемокиновый лиганд 12 CXC-мотива (CXCL12), или инсулиноподобный фактор роста 1 (IRF1) индуцируются RT в среде опухоли. Эти молекулы могут привлекать и управлять дифференцировкой иммуносупрессивных популяций, таких как макрофаги M2, клетки-супрессоры миелоидного происхождения (MDSC), или напрямую ингибировать функцию иммунных клеток (10, 21).RT может также активировать индуцируемый гипоксией фактор 1α (HIF-1α), который активирует гены, контролирующие ангиогенез, метаболизм и метастазирование (22). Аналогичным образом, некоторые схемы RT приводят к усилению активности экзонуклеазы 1 репарации с тремя первичными экзонуклеазами ДНК (TREX1), которая расщепляет RT-индуцированную дцДНК и ограничивает индукцию пути cGAS / STING / IFN-β (23). Интересно, что активация TREX1 зависела от используемого режима RT. В то время как дозы 6 Гр и 8 Гр усиливали дцДНК без увеличения TREX1, 20 Гр вызывали заметную активацию TREX1 (24).Это говорит о том, что повышающая регуляция TREX1 определяется дозой отдельной фракции ОТ, а не общей применяемой дозой. Более подробные механизмы активации или подавления иммунной системы, индуцированной ОТ, суммированы в таблице 1. Радиация, особенно в сочетании с иммунотерапией, изменяет баланс между иммуноактивирующими и иммуносупрессивными сигналами в микросреде опухоли, однако кажется, что успех RT определяется внутренней иммуногенностью опухоли, типом дозы облучения и режимом фракционирования, а также типом используемого иммунотерапевтического агента (10).

    Таблица 1 . RT-индуцированные механизмы, которые способствуют или ограничивают противоопухолевый иммунитет.

    В 2016 году было зарегистрировано 95 клинических испытаний, в которых изучали комбинаторный эффект лучевой терапии и иммунотерапии. Эти испытания включали в основном ICI, но также иммуностимулирующие антитела, противораковые вакцины, онколитические вирусы, агонисты TLR, ингибиторы индоламин-2,3-диоксигеназы 1 (IDO1), рекомбинантные цитокины, адоптивно перенесенные клетки и несколько небольших молекул с иммуностимулирующим действием (2 , 46).До сих пор клинические данные об эффективном синергизме лучевой терапии и иммунотерапии, а также описанные абсорбционные эффекты в основном ограничивались комбинацией анти-CTLA-4 и лучевой терапии при меланоме (2, 20, 47). Помимо ICI, клинически значимые скрытые эффекты наблюдались в исследовании, в котором комбинация RT и GM-CSF при различных типах опухолей привела к общему ответу на 26% (11 пациентов из 41) (14). Интерес к цитокиновой терапии недавно возобновился, главным образом, благодаря разработке улучшенных аналогов ИЛ-2 и агонистов ИЛ-15, которые в настоящее время проходят клинические испытания, показывающие более низкую токсичность и улучшенное терапевтическое окно (48, 49).Таким образом, основной целью данного обзора является обобщение данных о противоопухолевых эффектах комбинирования ОТ и рекомбинантных цитокинов, полученных в доклинических испытаниях, но в основном в клинических испытаниях. Мы обсуждаем эффективность лучевой терапии и лечения цитокинами, а также потенциальные подводные камни и преимущества, а также будущие направления исследований в области лучевой терапии и цитокиновой комбинаторной терапии.

    Цитокины в иммунотерапии рака

    Цитокины принадлежат к большому разнообразному семейству мелких гликопротеинов, которые регулируют множество физиологических функций паракринным, аутокринным и эндокринным образом.Они играют решающую роль в регуляции врожденного и адаптивного иммунитета. Развитие технологии рекомбинантных белков позволило использовать их для модуляции различных патофизиологических состояний, в том числе для лечения рака. Несмотря на усилия по разработке системного противоопухолевого лечения цитокинами в качестве самостоятельной терапии, существует несколько ограничений в виде тяжелой ограничивающей дозу токсичности и, как правило, низких показателей объективного ответа (стойкие ответы составляют примерно 10% для системного введения высоких доз ИЛ-2. терапия).Чтобы обойти это, цитокины клинически исследуются с использованием новых сконструированных мутантов цитокинов (суперкинов) или слитых белков химерного антитела и цитокина (иммуноцитокинов) (50, 51).

    На сегодняшний день только несколько цитокинов были лицензированы для клинического использования при ограниченном количестве онкологических показаний. А именно рекомбинантный IFN-α2a, IFN-α2b, интерлейкин (IL) -2, гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (G-SCF), гранулоцитарный колониестимулирующий фактор моноцитов (GM-CSF) и фактор некроза опухоли α (TNF-α ) (50).IFN-α2a одобрен для лечения волосатоклеточного лейкоза и хронического миелогенного лейкоза, IFN-α2b для лечения фолликулярной лимфомы, множественной миеломы, связанной со СПИДом саркомы Капоши, меланомы, цервикальных интраэпителиальных новообразований и волосатоклеточного лейкоза, а также IL-2 для лечения лечение метастатической меланомы и почечно-клеточного рака. G-CSF и GM-CSF одобрены в качестве иммунореконституционных агентов, а TNF-α — как онкотоксический фактор, а не для усиления противоопухолевых иммунных ответов (50). Помимо одобренных цитокинов, существуют другие цитокины, такие как IL-12, IL-21, IL-7, IL-15, IFN-γ, IL-8 и IL-18, испытанные при лечении рака в клинических испытаниях.Эти цитокины были протестированы либо в качестве монотерапии, но в основном для использования их иммуноадъювантного потенциала для повышения эффективности других терапевтических агентов (50, 51). Данные о комбинации лечения RT и цитокинов доступны только для IFN-α, IL-2, IL-15, GM-CSF, TNF-α и IL-12, из которых потенциальные эффекты IL-15 и IL -12 с ЛТ еще не исследованы у пациентов. Сводка клинических испытаний, комбинирующих лечение цитокинами с некоторой формой ОТ, показана в Таблице 2. Упрощенный способ действия этих цитокинов на усиление иммунных клеток в сочетании с лечением ОТ показан на Фигуре 1.

    Таблица 2 . Краткое изложение клинических испытаний, сочетающих цитокиновую терапию с лучевой терапией.

    Рисунок 1 . Схематическое изображение иммуноадъювантных эффектов цитокинов в сочетании с лучевой терапией опухолей. Было показано, что лучевая терапия стимулирует противоопухолевый иммунитет за счет увеличения экспрессии молекул MHC класса I, лигандов NKG2D или FAS / CD95 в опухолевых клетках. RT индуцирует продукцию хемокинов, таких как CXCL9, 10 и 16, в опухолевых клетках, которые привлекают эффекторные Т-клетки к месту опухоли.ОТ вызывает гибель иммуногенных клеток, а также воздействие и высвобождение ассоциированных с опасностями молекулярных паттернов (DAMP), таких как кальретикулин, HMGB1, АТФ или белки теплового шока (HSP). Более того, генерируемая RT дцДНК через путь cGAS / STING активирует продукцию IFN-β в опухолевых клетках, а также в дендритных клетках (DC). Все эти молекулы способствуют фагоцитозу мертвых опухолевых клеток и поглощению высвободившихся опухолевых антигенов DC. Они активируют незрелые дендритные клетки (iDC) для обработки антигенов, усиливают экспрессию молекул MHC классов I и II и костимулирующих молекул, таких как CD80, CD86, CD83 на своей поверхности, чтобы стать зрелыми дендритными клетками (mDC).В лимфатических узлах mDC инициируют Т-клетки, превращаясь в эффекторные клетки, которые затем оказывают прямое цитотоксическое действие на опухолевые клетки или создают провоспалительную среду в опухолях. TNF-α и IFN-α могут напрямую оказывать апоптотическое действие на опухолевые клетки. GM-CSF в основном активирует дендритные клетки. ИЛ-2, иммуноцитокины ИЛ-2 (ИЛ-2-ICK), ИФН-α и ИЛ-15 непосредственно активируют Т-клетки и NK-клетки, превращаясь в цитотоксические эффекторные клетки. Более того, IL-15 может связываться со своим высокоаффинным рецептором IL-15Rα на DC и как часть иммунологического синапса может усиливать функции Т-клеток.

    Интерлейкин 2 (ИЛ-2)

    IL-2 представляет собой гликопротеин 15,5 кДа, состоящий из четырех амфипатических α-спиралей. IL-2 опосредует передачу сигналов через три субъединицы своего рецептора IL-2, которые включают γ-цепь (γ c ) (CD132), общую с IL-4, IL-7, IL-9, IL-15 и IL-21. , IL-2Rβ (CD122) общий с IL-15 и цепью IL-2Rα (CD25). IL-2 передает сигналы через свои высокоаффинные рецепторы IL-2Rα βγ и через свои промежуточные аффинные рецепторы, IL-2Rγβ. IL-2 способствует размножению активированных антигеном CD8 + T-клеток, действует как важный фактор роста CD4 + T-клеток и NK-клеток и увеличивает продукцию антител в B-клетках.Он активирует NK-клетки и способствует дифференцировке и пролиферации Т-клеток памяти CD8 + . С другой стороны, IL-2 играет решающую роль в негативной регуляции ответов Т-клеток, поддерживая и активируя регуляторные Т-клетки и индуцируя Fas-опосредованную активацию-индуцированную гибель Т-клеток (AICD) (51, 71). В низких дозах IL-2 активирует в основном регуляторные Т-клетки через свои высокоаффинные рецепторы, и это может быть удобно для лечения аутоиммунных заболеваний (72). В высоких дозах IL-2 индуцирует цитолитическую активность Т-клеток и NK-клеток, включая также передачу сигналов через его промежуточные аффинные рецепторы на клетки-мишени (73).IL-2 был одобрен FDA для иммунотерапии метастатической почечно-клеточной карциномы в 1992 г. и метастатической меланомы в 1998 г. (48).

    Несколько исследований, в основном, при метастатической меланоме или почечно-клеточной карциноме, были проведены за последние два десятилетия, комбинируя ИЛ-2 и различные дозы и методы ЛТ, однако, как правило, с низкой эффективностью или частичным ответом.

    Комбинация быстрого фракционирования облучения до 20 Гр с последующим в течение 24 часов лечением ИЛ-2 у 28 пациентов с метастазами показала хорошую переносимость.У четырех пациентов наблюдалось значительное уменьшение опухоли в месте облучения, а у 2 пациентов наблюдался скрытый эффект вне поля облучения (54). Облучение всего тела в низких дозах показало синергетический иммуноопосредованный противоопухолевый эффект при использовании в комбинации с ИЛ-2 на модели метастатической злокачественной меланомы у мышей (74–76). На основании этих доклинических данных было проведено клиническое испытание фазы II, сочетающее ИЛ-2 с ЛТ при метастатической меланоме (52). Сорок пять пациентов получили максимум 2 цикла подкожного облучения высокой дозой ИЛ-2 и низкой дозы облучения всего тела (фракция однократного облучения 0.1 Гр в дни 1, 8, 22 и 30). Следует отметить, что облучение всего тела в 0,1 Гр несопоставимо с клинической лучевой терапией. Лечение хорошо переносилось, но клиническая эффективность была низкой. В этом исследовании наблюдалось увеличение процента клеток, экспрессирующих IL-2Rβ (CD122), увеличение количества NK-клеток и уменьшение B-клеток и моноцитов (52). Пилотное исследование по оценке безопасности и скорости ответа комбинации SBRT с последующим режимом высоких доз IL-2 у пациентов с метастатической меланомой и почечно-клеточной карциномой показало полный или частичный ответ у 8 из 12 пациентов (53).В настоящее время проводятся два исследования фазы II для оценки лечения SABR в сочетании с режимом высоких доз IL-2 для пациентов с метастатической карциномой почек (NCT01896271, NCT02306954), одно исследование фазы II для пациентов с метастатической меланомой (NCT01416831) и одно исследование фазы II для пациентов с метастатической меланомой и почечно-клеточной карциномой (55) (NCT01884961). Несколько дополнительных клинических исследований, изучающих SABR в сочетании с IL-2 при метастатической меланоме и почечно-клеточной карциноме, находятся в стадии реализации (таблица 2).

    Тройная комбинация введения ИЛ-2, ОТ и блокады иммунных контрольных точек в настоящее время разработана в двух клинических испытаниях, а также ИЛ-2 и ОТ в сочетании с аутологичной вакциной DC (NCT03226236) (Таблица 2). Ниволумаб и ипилимумаб с ИЛ-2 и ЛТ будут протестированы в пилотной фазе I исследования для пациентов с метастатическим НМРЛ (NCT03224871) и пембролизумаб в фазе I / II исследования для пациентов с различными метастатическими опухолями (NCT03474497).

    В последние годы новые производные ИЛ-2, такие как ПЭГилированный ИЛ-2 (NKTR-214) или ИЛ-2, конъюгированные с опухолевыми антителами (иммуноцитокины на основе ИЛ-2), нашли свой путь к клиническим испытаниям (77 , 78).Для оценки потенциала комбинации NKTR-214 и RT необходимы дополнительные доклинические данные. В настоящее время не проводятся клинические испытания комбинации NKTR-214 с RT, но уже собраны некоторые данные для иммуноцитокинов на основе IL-2.

    Иммуноцитокины на основе ИЛ-2

    иммуноцитокинов на основе IL-2, протестированных с помощью RT, включают L19-IL2 и NHS-IL2. Оба иммуноцитокина показали многообещающие результаты на доклинических моделях (79, 80). L19-IL-2 (дарлейкин) представляет собой конъюгат IL-2 и L19 фрагмента антитела, нацеленного на внеклеточный домен B фибронектина (ED-B).L19-IL-2 в сочетании с RT показал эффективность на доклинических моделях мышей (81–83). Длительный синергетический эффект наблюдался на модели опухоли толстой кишки C51 с излечением 75% опухолей (82). Наблюдали индукцию абсорбционного эффекта, а также увеличение памяти CD44 + CD127 + Т-клеток. Эти доклинические данные заложили основу для начала клинического исследования фазы I у пациентов с метастатическими солидными опухолями (NCT02086721) и фазы II исследования у пациентов с НМРЛ стадии IV (в настоящее время прекращено) (NCT02735850) (таблица 2).

    NHS-IL2 (селектикин) представляет собой основанный на IL-2 конъюгат человеческого антитела (NHS76), нацеленного на некротическую ткань (немембранные комплексы ДНК / гистонов), слитый с генетически модифицированным человеческим IL-2, который селективно нацелен на высокую аффинность. Рецептор ИЛ-2 (84). Подобно L19-IL-2, NHS-IL2 тестировали на животной модели карциномы легких LLC для проверки эффективности в сочетании с RT и цисплатином. Мышей лечили только NHS-IL2 (5 мг / кг; дни 7-9), фракционированным облучением (3,6 Гр; дни 0-4) плюс цисплатин (4 мг / кг; день 0) или тройной комбинацией.Регрессия опухоли наблюдалась у 80% мышей при лечении RT и NHS-IL2 и почти у 100% мышей при лечении тройной комбинацией (84). На основании этих результатов было проведено клиническое исследование фазы I у пациентов с НМРЛ IV стадии (NCT00879866). Пациенты получили местное облучение (5 × 4 Гр) одного легочного узелка. NHS-IL2 с увеличенной дозой вводили в виде 1-часовой внутривенной инфузии три дня подряд каждые 3 недели. Лечение хорошо переносилось, и у 2 из 13 пациентов было достигнуто долгосрочное выживание (84).

    Интерлейкин 15 (ИЛ-15)

    Интерлейкин I5 (ИЛ-15) представляет собой цитокин массой 15 кДа, структурно подобный ИЛ-2. Он принадлежит к семейству цитокинов с четырьмя-α-спиральными пучками. Рецептор IL-15 включает субъединицу γ c , IL-15Rβ, общий с IL-2 и IL-15 специфической субъединицей IL-15Rα. В основном моноциты, макрофаги и дендритные клетки производят IL-15. Этот цитокин индуцирует пролиферацию различных эффекторных клеток, включая NK-клетки и CD8 + Т-клетки, посредством механизма, называемого транс-презентацией (85, 86).Растворимый IL-15 связывается со своей субъединицей IL-15Rα, расположенной на поверхности антигенпрезентирующих клеток, в основном дендритных клеток, а затем лигируется с рецепторами IL-15Rβγ на клетках-мишенях. IL-15 также поддерживает продукцию IgG из В-клеток и активацию и поддержание памяти CD8 + Т-клеток. Несмотря на то, что IL-15 оказывает такое же действие на иммунные клетки, что и IL-2, между ними есть существенные различия. В отличие от ИЛ-2, ИЛ-15 оказывает антиапоптотическое действие на клетки и не увеличивает количество регуляторных Т-клеток (51).ИЛ-15 является единственным цитокином, который, как было обнаружено, коррелирует с выживаемостью без прогрессирования у пациентов с колоректальным раком и с плотностью иммунных клеток в опухолях (87). Обзор NCI перечислил IL-15 как наиболее многообещающий цитокин среди 12 других иммунотерапевтических агентов, которые потенциально могут лечить рак (88).

    Рекомбинантный человеческий ИЛ-15 был протестирован в клинических испытаниях в качестве монотерапии (89, 90), но нет данных о пациентах в отношении его комбинации с ЛТ. В доклинических исследованиях было показано, что ИЛ-15 может усиливать активацию иммунной системы, вызванную ОТ (91).Слабо иммуногенные опухоли рака молочной железы TSA лечили RT (локально фракциями по 8 Гр на 13, 14 и 15 дни), IL-15 (2 мкг / мышь в день в течение 10 дней, начиная с 12 дня) или комбинацией RT и Ил-15. Наибольшая выживаемость наблюдалась в группе, получавшей комбинацию RT и IL-15 (в среднем 102 дня), у 1 из 6 мышей было показано полное отторжение опухоли и развитие длительного иммунитета. Кроме того, была обнаружена значительная инфильтрация Т-лимфоцитов (91).

    Подобно IL-2, были разработаны различные аналоги IL-15 для повышения противоопухолевой эффективности и снижения токсичности (49).ALT-803 представляет собой мутированный IL-15 (N72D) для усиления его биологической активности, связанной со слитым белком IL-15RαSu / Fc (92, 93). ALT-803 оценивался на безопасность и эффективность в нескольких клинических испытаниях (94, 95), включая комбинаторные клинические испытания с ICI. Однако данные о комбинации ALT-803 и RT доступны только из одного доклинического исследования (96). Здесь ALT-803 был объединен с SRS на модели глиобластомы мыши. Однако синергетического эффекта не наблюдалось. Для оценки эффективности ИЛ-15 или аналогов ИЛ-15 при лечении рака в сочетании с ЛТ необходимы дополнительные данные.

    Гранулоцитарный макрофагальный колониестимулирующий фактор (GM-CSF)

    Гранулоцитарный макрофагальный колониестимулирующий фактор (GM-CSF) представляет собой гликопротеин массой 23 кДа, который связывается с гетеродимерным рецептором, который состоит из субъединиц, принадлежащих к семейству рецепторов цитокинов типа 1 (51). GM-CSF стимулирует выработку моноцитов, нейтрофилов и эозинофилов. Он продуцируется различными типами клеток, включая Т- и В-лимфоциты, нейтрофилы, эозинофилы, эпителиальные клетки, фибробласты и другие клетки (97).GM-CSF стимулирует представление антигена иммунной системе, напрямую воздействуя на дендритные клетки и макрофаги (98). Было также показано, что GM-CSF стимулирует способность нейтрофилов, макрофагов и моноцитов опосредовать антителозависимую цитотоксичность (51). В отличие от данных доклинических моделей на мышах, адъювантные эффекты GM-CSF в испытаниях на людях были противоречивыми. Это можно объяснить способностью GM-CSF, с одной стороны, стимулировать дендритные клетки, а с другой стороны, также индуцировать миелоидные супрессорные клетки (99).

    Однако доклинические данные показывают, что GM-CSF в сочетании с ЛТ может способствовать усилению абсорбционного эффекта (100). Точно так же документально подтвержден абсорбционный эффект GM-CSF и RT у пациента с метастатическим раком поджелудочной железы (101). На основании доклинических данных было проведено несколько клинических испытаний по изучению комбинации ЛТ и GM-CSF. Принципиальное испытание показало, что у 11 из 41 пациента с различными метастатическими заболеваниями развилась абсорбционная реакция (14) (NCT02474186).Это испытание послужило основой для продолжающегося испытания фазы II, сочетающего ОТ и ГМ-КСФ с ионами углерода для пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой (NCT02946138). GM-CSF в комбинации с RT также комбинируется или планируется комбинировать с дополнительными агентами (Таблица 2). GM-CSF планируется комбинировать с пембролизумабом и ЛТ (1 × 8 Гр) при фолликулярной лимфоме (NCT02677155) или с пембролизумабом, GVAX (вакциной против опухолевых клеток, трансдуцированной геном GM-CSF) и SBRT у пациентов с местнораспространенным раком поджелудочной железы ( NCT02648282).Существует исследование фазы II, посвященное изучению комбинации GM-CSF с гипофракционированным IMRT и темозоломидом для пациентов с мультиформной глиобластомой (NCT02663440). Другой усилитель иммунитета, тимозин-α, исследуется с этой комбинацией GM-CSF и SABR в испытании фазы II для пациентов с НМРЛ IV стадии (NCT02976740). Аналогичным образом, в глиобластоме есть исследование, планирующее внутриопухолевое добавление полиI: C вместе с GM-CSF и RT (NCT033). Было проведено исследование фазы I / II, сочетающее химиолучевую терапию с онколитическим вирусом простого герпеса 1 типа, экспрессирующим GM-CSF, у пациентов с HNSCC (57).Лечение хорошо переносилось, 14 из 17 пациентов показали ответ на лечение, а патологическая полная ремиссия была подтверждена у 93% пациентов при расслоении шеи. Обработка GM-CSF также использовалась в сочетании с вакцинами RT и PSA, кодирующими опухолевый антиген, поксвирусными вакцинами (58) или с мультипептидными вакцинами (59), где было обнаружено увеличение антиген-специфических Т-клеток по сравнению с контрольными группами.

    Интерферон альфа (IFN-α)

    Интерферон альфа (IFN-α) является членом семейства интерферонов типа I и действует как иммуномодулятор с противовирусными и антипролиферативными свойствами (102, 103).У человека было идентифицировано 20 ИФН, из которых большинство подтипов принадлежат к группе ИФН-α. IFNs типа I передают сигнал через общую пару рецепторов IFNAR1 и IFNAR2. IFN-α продуцируется в основном плазматическими дендритными клетками, но также и большинством других типов клеток в ответ на встречу с DAMP рецепторами распознавания образов (PRR), которые могут продуцироваться инфицированными вирусом или раковыми клетками (104, 105). IFN-α индуцирует экспрессию MHC класса I на опухолевых клетках, индуцирует апоптоз опухолевых клеток, опосредует созревание дендритных клеток и активацию B- и T-клеток и проявляет антиангиогенные свойства (51).

    IFN-α был одобрен FDA для лечения нескольких злокачественных новообразований, включая лейкоз волосатых клеток, хронический миелогенный лейкоз, фолликулярные лимфомы, злокачественную меланому, множественную миелому или почечно-клеточную карциному (106, 107), но также проявляет значительную токсичность и побочные эффекты, такие как как гриппоподобные симптомы, анорексия, переутомление, депрессия. На моделях in vitro было показано, что IFN-α оказывает синергетический цитотоксический эффект с химиотерапией и ЛТ (108, 109). Этот синергетический эффект, а также радиосенсибилизирующий эффект 5-фторурацила наблюдался также у пациентов с мелкоклеточным раком легкого и раком анального канала (110, 111).Исследование фазы I / II, сочетающее 5-фторурацил, цисплатин, IFN-α и одновременную EBRT перед резекцией у пациентов с распространенным раком пищевода, привело к тому, что 80% пациентов ответили на терапию, но авторы утверждали, что вклад IFN-α в лечение было неопределенным (62). В предварительном исследовании фазы II пациенты с раком поджелудочной железы прошли аналогичную адъювантную терапию 5-фторурацилом, цисплатином, IFN-α и ЛТ после панкреатодуоденэктомии (63). Исследование показало лучшую выживаемость в группе пациентов, получавших IFN-α, по сравнению с пациентами, получавшими аналогичную адъювантную терапию без IFN-α.В аналогичном многоцентровом исследовании фазы II (NCT00059826) пациенты с раком поджелудочной железы, проходящие эту адъювантную терапию, имели лучшие результаты общей выживаемости, но исследование пришлось преждевременно прекратить из-за высокой токсичности лечения (61). Приемлемая токсичность наблюдалась в клинических испытаниях фазы II (NCT01276730), где пациентов с раком шейки матки III стадии лечили лучевой терапией в сочетании с IFN-α и ретиноевой кислотой (60). К сожалению, преимущества в выживаемости по сравнению с группой, получавшей RT и цисплатин, отсутствовали.При меланоме было проведено несколько исследований, посвященных лечению IFN-α и различными формами ЛТ со смешанными результатами, включая высокую токсичность комбинаторного лечения, а также в целом низкую эффективность. Эти исследования подробно обобщены в обзоре Баркера и Постова (112).

    В настоящее время продолжается исследование фазы II, посвященное изучению комбинации RT и IFN-α с вакциной на основе дендритных клеток для пациентов с метастатической меланомой (NCT01973322). Два других клинических исследования, сочетающих химиотерапию и / или клеточную терапию и IFN-α, были завершены (NCT 00003195 и NCT00003263) (Таблица 2).

    Фактор некроза опухоли α (TNF-α)

    Фактор некроза опухоли альфа (TNF-α) — сильный провоспалительный цитокин с противоопухолевой активностью как in vitro , так и in vivo (113, 114). TNF-α продуцируется в основном макрофагами, гранулоцитами и эпителиальными клетками, но также и другими типами клеток, и его противоопухолевые свойства обусловлены прямым цитотоксическим и антиангиогенным действием (70). Также было показано, что TNF-α действует как радиосентилизатор и усиливает цитотоксический эффект излучения (115).Несмотря на его противоопухолевые свойства, системное введение TNF-α в достаточной дозе связано с высокой токсичностью (116, 117). Таким образом, использование TNF-α в терапии рака ограничивается изолированной перфузией конечностей (ILP) при запущенной меланоме и саркоме мягких тканей (118, 119). Единственное клиническое испытание TNF-α и RT включает генную терапию, доставляющую ген TNF-α к раковым клеткам — TNFerade ™ (120, 121). TNFerade представляет собой аденовектор, содержащий ген TNF-α с активированным излучением промотором гена раннего ответа роста (Egr-1), который вводится внутриопухолевым путем.На доклинических моделях эта комбинация показала замечательные противоопухолевые эффекты с минимальной токсичностью (122). Несколько исследований, сочетающих TNFerade и ЛТ или химиолучевую терапию, были проведены у пациентов с различными типами опухолей, включая рак груди, легких, поджелудочной железы, головы и шеи, рак прямой кишки, меланому, рак пищевода или саркому мягких тканей (64–67, 69, 70, 123 , 124). Эти исследования показали, что лечение хорошо переносится с полным или частичным ответом опухоли и полным регрессом опухоли у некоторых пациентов (таблица 2).Несмотря на эти благоприятные результаты, клиническое испытание фазы III, рандомизировавшее пациентов с местнораспространенным раком поджелудочной железы в группы 2: 1, стандарт лечения (SOC) плюс TNFerade по сравнению с одним только SOC, не показало улучшения выживаемости пациентов в группе SOC плюс TNFerade (68). Это ослабило энтузиазм к использованию этого подхода, и в настоящее время нет открытых клинических испытаний (таблица 2).

    Интерлейкин 12 (ИЛ-12)

    IL-12 представляет собой гетеродимерный цитокин с четырьмя пучками α-спирали, кодируемый двумя генами: IL-12A (субъединица p35) и IL-12B (субъединица p40).Активный IL-12 образует гетеродимер субъединиц p35 и p40, обозначаемый как p70. Рецептор IL-12 состоит из IL-12Rβ1 и IL-12Rβ2. IL-12 продуцируется макрофагами, дендритными клетками и В-клетками. IL-12 индуцирует пролиферацию Т-клеток и NK-клеток, а также их продукцию IFN-γ. IL-12 поляризует иммунный ответ Th2 и проявляет антиангиогенные свойства (51). Противоопухолевая эффективность IL-12 была показана на нескольких моделях животных (125–127). IL-12 показал многообещающие результаты в доклинических исследованиях, но клинические испытания не привели к удовлетворительным результатам.Поскольку IL-12 проявляет высокую системную токсичность, местное лечение в виде генной или вирусной терапии было протестировано в сочетании с ЛТ на доклинических моделях (128, 129). Невирусная генная терапия с использованием мышиных IL-2 и IL-12 и внешнее лучевое облучение (2 × 1 Гр) были протестированы на HNSCC на ортотопической мышиной модели (130). Было обнаружено значительное усиление противоопухолевых эффектов и инфильтрации Т-лимфоцитов по сравнению с однократной терапией и контролем. Кроме того, противоопухолевая и антиметастатическая активность онколитического аденовируса, экспрессирующего IL-12 и GM-CSF, вводимого внутриопухолево в сочетании с RT, исследовали на модели рака печени мышей (HCa-I) (131).Эта комбинаторная терапия была эффективной в подавлении роста первичной опухоли, и наблюдалась повышенная инфильтрация иммунных клеток. Терапевтический эффект «голого» цитокина IL-12 в сочетании с фракционированной ОТ исследовали на мышиной модели карциномы легкого Льюиса (132). Лечение было эффективным против первичной опухоли, и количество метастазов в легких уменьшилось. Выраженная задержка роста опухоли наблюдалась при добавлении GM-CSF вместе с IL-12 и фракционированным RT. ИЛ-12, как и ИЛ-2, был слит с антителом против опухолевого некроза, нацеленным на IgG1 (NHS76), для создания нового иммуноцитокина NHS-IL12 (133).Иммуноцитокин NHS-IL12 показал более длительный период полужизни и селективную опухоль, нацеленную на in vivo . NHS-IL12 показал превосходный противоопухолевый эффект в сочетании с RT на модели колоректального рака у мышей MC38 (133). В настоящее время нет клинических испытаний, сочетающих терапию цитокином IL-12 или иммуноцитокин NHS-IL12 с ЛТ.

    Выводы и перспективы на будущее

    Иммунология рака достигла значительных успехов, что привело к разработке различных видов иммунотерапии, которые можно комбинировать с ионизирующим излучением.Комбинация лучевой терапии и иммунотерапии представляет собой растущую область клинических исследований с увеличением числа и различных типов клинических испытаний (2). Несмотря на частичный терапевтический успех комбинации лучевой терапии и иммунотерапии, включая редкий абсопальный эффект, большинство пациентов не реагируют на лучевую терапию и иммунотерапию, то же самое касается лечения цитокиновыми адъювантами и лучевой терапии. Для самого RT есть важные проблемы, которые необходимо преодолеть, и необходимо провести тщательное исследование.К ним относятся выбор подходящей дозы облучения, фракционирование, подходящая техника проведения лучевой терапии, определение последовательности терапии и выбор значимых конечных точек в клинических испытаниях (134). Доза и режим облучения, вероятно, будут решающим фактором успешного создания противоопухолевого ответа. Доза и режим облучения в значительной степени влияют как на иммуномодулирующее, так и на цитотоксическое действие ЛТ. Они могут ослаблять иммуносупрессивную среду, но могут не вызывать гибель иммуногенных клеток раковых клеток, вызывая сильные противоопухолевые ответы.В том же направлении, хотя цитокиновая терапия, задокументированная с помощью ИЛ-2, может вызывать у пациентов значительный устойчивый ответ, существуют серьезные ограничения, которые заключаются в основном в токсичности после системного введения. Это можно смягчить путем внутриопухолевого введения цитокинов, что, с другой стороны, может представлять технические проблемы для клиницистов или целевых версий цитокинов (например, иммуноцитокинов). Из клинически протестированных цитокинов IL-2, IFN-α, GM-CSF и TNF-α в целом только комбинаторное лечение IL-2 и GM-CSF с помощью RT показало некоторую даже клинически значимую эффективность с приемлемой токсичностью.Новые аналоги IL-2, разработанные для смягчения токсических эффектов и уменьшения индукции иммуносупрессивных Т-регуляторных клеток, могут повысить эффективность лечения радиацией. Точно так же аналоги IL-15, показывающие многообещающие результаты в клинических испытаниях в сочетании с ICI, обладают потенциалом для усиления иммуногенного эффекта RT. Из этого резюме становится ясно, что множественные комбинации с использованием цитокинов и ЛТ вместе с некоторыми другими иммунотерапевтическими подходами могут обещать увеличение клинической пользы для больных раком.Поскольку мы только начинаем исследовать возможности множественных иммунотерапевтических комбинаций, понимание того, как наилучшим образом объединить научное обоснование, способ действий и наиболее эффективные терапевтические режимы, остается насущной необходимостью.

    Взносы авторов

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы — сотрудники Sotio a.с. Ни у одного из авторов нет потенциального финансового конфликта интересов, связанного с этой рукописью.

    Список литературы

    1. Vacchelli E, Vitale I, Tartour E, Eggermont A, Sautes-Fridman C, Galon J, et al. Пробные часы: противораковая радиоиммунотерапия. Онкоиммунология. (2013) 2: e25595. DOI: 10.4161 / onci.25595

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Канг Дж., Демария С., Форменти С. Текущие клинические испытания комбинации иммунотерапии с лучевой терапией. J Иммунный рак. (2016) 4:51. DOI: 10.1186 / s40425-016-0156-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Блой Н., Пол Дж., Маниак Дж., Витале I, Эггермонт А., Галон Дж. И др. Пробные часы: радиоиммунотерапия по онкологическим показаниям. Онкоиммунология. (2014) 3: e954929. DOI: 10.4161 / 21624011.2014.954929

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Бекманн Г.К., Хоппе Ф., Пфройнднер Л., Флентье М.П.Гиперфракционная ускоренная лучевая терапия в сочетании с еженедельным приемом цисплатина при местнораспространенном раке головы и шеи. Голова Шея. (2005) 27: 36–43. DOI: 10.1002 / hed.20111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Чоу Э, Цзэн Л., Сальво Н., Деннис К., Цао М., Лутц С. Обновленная информация о систематическом обзоре испытаний паллиативной лучевой терапии метастазов в кости. Clin Oncol. (2012) 24: 112–24. DOI: 10.1016 / j.clon.2011.11.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8.Фрейзер Дж. Л., Батра С., Капор С., Веллимана А., Ганди Р., Карсон К. А. и др. Стереотаксическая радиохирургия в лечении метастазов в головной мозг: институциональный ретроспективный анализ выживаемости. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2010) 76: 1486–92. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2009.03.028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Агентство IAE, Субисаррета Э. Лучевая терапия в лечении рака: перед лицом глобального вызова. Международное агентство по атомной энергии Вена (2017).

    Google Scholar

    10. Родригес-Руис М.Э., Ванпуй-Бокс С., Мелеро I, Форменти С.К., Демария С. Иммунологические механизмы, ответственные за индуцированный радиацией абсопальный эффект. Trends Immunol. (2018) 39: 644–55. DOI: 10.1016 / j.it.2018.06.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Постов М.А., Каллахан М.К., Баркер К.А., Ямада Ю., Юань Дж., Китано С. и др. Иммунологические корреляты абкопального эффекта у пациента с меланомой. N Engl J Med. (2012) 366: 925–31. DOI: 10.1056 / NEJMoa1112824

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Brody JD, Ai WZ, Czerwinski DK, Torchia JA, Levy M, Advani RH, et al. Вакцинация in situ агонистом TLR9 вызывает регресс системной лимфомы: исследование фазы I / II. J Clin Oncol. (2010) 28: 4324–32. DOI: 10.1200 / JCO.2010.28.9793

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14.Голден Э. Б., Чабра А., Чачуа А., Адамс С., Донах М., Фентон-Керимиан М. и др. Местная лучевая терапия и гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор для создания абкопальных ответов у пациентов с метастатическими солидными опухолями: испытание, подтверждающее принцип действия. Ланцет Онкол. (2015) 16: 795–803. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (15) 00054-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Рейндерс К., Иллидж Т., Шива С., Чанг Дж.Й., Де Рюйшер Д. Амбоскопический эффект местной лучевой терапии: использование иммунотерапии, чтобы сделать редкое событие клинически значимым. Лечение рака Ред. (2015) 41: 503–10. DOI: 10.1016 / j.ctrv.2015.03.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Крыско Д.В., Гарг А.Д., Качмарек А., Крыско О., Агостинис П., Ванденабеле П. Иммуногенная клеточная смерть и DAMPs в терапии рака. Nat Rev Cancer. (2012) 12: 860–75. DOI: 10.1038 / nrc3380

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Дэн Л., Лян Х, Сюй М., Ян Х, Бернетт Б., Арина А. и др.STING-зависимое цитозольное распознавание ДНК способствует индуцированному излучением интерферон-зависимому противоопухолевому иммунитету типа I в иммуногенных опухолях. Иммунитет. (2014) 41: 843–52. DOI: 10.1016 / j.immuni.2014.10.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Мазерсилл К., Сеймур С. Эффекты свидетелей, вызванные радиацией: история прошлого и направления на будущее. Radiat Res. (2001) 155: 759–67. DOI: 10,1667 / 0033-7587 (2001) 155 [0759: RIBEPH] 2.0.CO; 2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20.Валле Т., Мартинес Монге Р., Червенка А., Айона Д., Мелеро И., Леканда Ф. Воздействие радиации на противоопухолевые иммунные ответы: современные перспективы и проблемы. Ther Adv Med Oncol. (2018) 10: 1758834017742575. DOI: 10.1177 / 1758834017742575

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Веннерберг Э., Луйер С., Ванпуй-Бокс С, Пилонес К.А., Гарсия-Мартинес Э., Рудквист Н.П. и др. Препятствия для радиационно-индуцированной вакцинации против опухолей in situ . Front Immunol. (2017) 8: 229. DOI: 10.3389 / fimmu.2017.00229

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Vanpouille-Box C, Alard A, Aryankalayil MJ, Sarfraz Y, Diamond JM, Schneider RJ, et al. Экзонуклеаза ДНК Trex1 регулирует иммуногенность опухоли, вызванную лучевой терапией. Nat Commun. (2017) 8: 15618. DOI: 10.1038 / ncomms15618

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Барсум И.Б., Смоллвуд, Калифорния, Сименс Д.Р., Грэм С.Х.Механизм опосредованного гипоксией ухода от адаптивного иммунитета в раковых клетках. Cancer Res. (2014) 74: 665–74. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-13-0992

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Номан М.З., Десантис Г., Джанджи Б., Хасмим М., Каррай С., Дессен П. и др. PD-L1 представляет собой новую прямую мишень для HIF-1альфа, и его блокада в условиях гипоксии усиливает опосредованную MDSC активацию Т-клеток. J Exp Med. (2014) 211: 781–90. DOI: 10.1084 / jem.20131916

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27.Voron T, Marcheteau E, Pernot S, Colussi O, Tartour E, Taieb J и др. Контроль иммунного ответа проангиогенными факторами. Передний Онкол. (2014) 4:70. DOI: 10.3389 / fonc.2014.00070

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Барсум И.Б., Гамильтон Т.К., Ли Х, Котечини Т., Майлз Э.А., Сименс Д.Р. и др. Гипоксия вызывает ускользание от врожденного иммунитета в раковых клетках за счет повышенной экспрессии ADAM10: роль оксида азота. Cancer Res. (2011) 71: 7433–41.DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-11-2104

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Мацумура С., Ван Б., Кавасима Н., Браунштейн С., Бадура М., Кэмерон Т.О. и др. Вызванное излучением высвобождение CXCL16 клетками рака груди привлекает эффекторные Т-клетки. J Immunol. (2008) 181: 3099–107. DOI: 10.4049 / jimmunol.181.5.3099

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Burnette BC, Liang H, Lee Y, Chlewicki L, Khodarev NN, Weichselbaum RR, et al.Эффективность лучевой терапии зависит от индукции интерферон-зависимого врожденного и адаптивного иммунитета. Cancer Res. (2011) 71: 2488–96. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-10-2820

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Лугаде А.А., Моран Дж. П., Гербер С. А., Роуз Р. К., Фрелингер Дж. Г., Лорд Е. М.. Местная лучевая терапия опухолей меланомы B16 увеличивает образование опухолевых антиген-специфических эффекторных клеток, которые направляются в опухоль. J Immunol. (2005) 174: 7516–23. DOI: 10.4049 / jimmunol.174.12.7516

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Kalbasi A, Komar C, Tooker GM, Liu M, Lee JW, Gladney WL, et al. CCL2, полученный из опухоли, опосредует устойчивость к лучевой терапии при аденокарциноме протока поджелудочной железы. Clin Cancer Res. (2017) 23: 137–48. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-16-0870

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Сюй Дж., Эскамилла Дж., Мок С., Дэвид Дж., Прайсман С., Вест Б. и др.Блокада передачи сигналов CSF1R останавливает инфильтрацию миелоидных клеток опухоли и повышает эффективность лучевой терапии при раке простаты. Cancer Res. (2013) 73: 2782–94. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-12-3981

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Киои М., Фогель Х., Шульц Г., Хоффман Р.М., Харш Г.Р., Браун Дж. М.. Подавление васкулогенеза, но не ангиогенеза, предотвращает рецидив глиобластомы после облучения у мышей. J Clin Invest. (2010) 120: 694–705.DOI: 10.1172 / JCI40283

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Гассер С., Орсулич С., Браун Э. Дж., Раулет Д.Х. Путь повреждения ДНК регулирует лиганды врожденной иммунной системы рецептора NKG2D. Природа. (2005) 436: 1186–90. DOI: 10.1038 / nature03884

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Reits EA, Hodge JW, Herberts CA, Groothuis TA, Chakraborty M, Wansley EK, et al. Облучение модулирует репертуар пептидов, усиливает экспрессию MHC класса I и индуцирует успешную противоопухолевую иммунотерапию. J Exp Med. (2006) 203: 1259–71. DOI: 10.1084 / jem.20052494

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Zhang B, Bowerman NA, Salama JK, Schmidt H, Spiotto MT, Schietinger A, et al. Индуцированная сенсибилизация стромы опухоли приводит к уничтожению установленного рака Т-клетками. J Exp Med. (2007) 204: 49–55. DOI: 10.1084 / jem.20062056

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Tommelein J, De Vlieghere E, Verset L, Melsens E, Leenders J, Descamps B и др.Активированные лучевой терапией фибробласты, ассоциированные с раком, способствуют прогрессированию опухоли за счет паракринной активации IGF1R. Cancer Res. (2018) 78: 659–70. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-17-0524

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Спадаро О., Камелл С.Д., Босурги Л., Нгуен К.Ю., Йом Й.Х., Ротлин К.В. и др. IGF1 формирует активацию макрофагов в ответ на иммунометаболическую стимуляцию. Cell Rep. (2017) 19: 225–34. DOI: 10.1016 / j.celrep.2017.03.046

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Чакраборти М., Абрамс С.И., Кампхаузен К., Лю К., Скотт Т., Коулман К.Н. и др. Облучение опухолевых клеток активирует Fas и усиливает литическую активность CTL и адоптивную иммунотерапию CTL. J Immunol. (2003) 170: 6338–47. DOI: 10.4049 / jimmunol.170.12.6338

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Джоблинг М.Ф., Мотт Д.Д., Финнеган М.Т., Юруковски В., Эриксон А.С., Валиан П.Дж. и др.Специфическая для изоформ активация латентного трансформирующего фактора роста бета (LTGF-бета) активными формами кислорода. Radiat Res. (2006) 166: 839–48. DOI: 10.1667 / RR0695.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Barcellos-Hoff MH, Кучинотта FA. Новые приемы для старой лисы: влияние TGFbeta на реакцию на повреждение ДНК и стабильность генома. Sci Signal. (2014) 7: re5. DOI: 10.1126 / scisignal.2005474

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45.Vanpouille-Box C, Diamond JM, Pilones KA, Zavadil J, Babb JS, Formenti SC и др. TGFbeta является главным регулятором противоопухолевого иммунитета, вызванного лучевой терапией. Cancer Res. (2015) 75: 2232–42. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-14-3511

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Vacchelli E, Bloy N, Aranda F, Buque A, Cremer I, Demaria S и др. Пробные часы: иммунотерапия плюс лучевая терапия по онкологическим показаниям. Онкоиммунология. (2016) 5: e1214790.DOI: 10.1080 / 2162402X.2016.1214790

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Тан Ч., Уэлш Дж. У., Де Гроот П., Массарелли Э., Чанг Дж. Ю., Хесс К. Р. и др. Ипилимумаб со стереотаксической аблятивной лучевой терапией: результаты фазы I и иммунологические корреляты от периферических Т-клеток. Clin Cancer Res. (2017) 23: 1388–96. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-16-1432

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Vacchelli E, Aranda F, Bloy N, Buque A, Cremer I, Eggermont A, et al.Пробные часы-иммуностимуляция цитокинами в терапии рака. Онкоиммунология. (2016) 5: e1115942. DOI: 10.1080 / 2162402X.2015.1115942

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Сафват А., Шмидт Х., Бастхольт Л., Фод К., Ларсен С., Аггерхольм Н. и др. Испытание фазы II низкими дозами облучения всего тела и подкожного введения интерлейкина-2 при метастатической меланоме. Radiother Oncol. (2005) 77: 143–7. DOI: 10.1016 / j.radonc.2005.09.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53.Сеунг С.К., Курти Б.Д., Криттенден М., Уокер Э., Коффи Т., Зиберт Дж.С. и др. Фаза 1 исследования стереотаксической лучевой терапии тела и интерлейкина-2 — опухолевые и иммунологические ответы. Sci Transl Med. (2012) 4: 137ra174. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3003649

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Ланге Дж. Р., Раубичек А. А., Покай Б. А., Спенсер В. Ф., Лотце М. Т., Топалян С. Л. и др. Пилотное исследование комбинации иммунотерапии на основе интерлейкина-2 и лучевой терапии. J Immunother. (1992) 12: 265–71. DOI: 10.1097 / 00002371-1900-00007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. Ридольфи Л., Де Роса Ф., Ридольфи Р., Джентили Дж., Валморри Л., Скарпи Е. и др. Лучевая терапия в качестве иммунологического усилителя у пациентов с метастатической меланомой или почечно-клеточной карциномой, получавших высокие дозы интерлейкина-2: оценка биомаркеров иммунологического и терапевтического ответа. J Transl Med. (2014) 12: 262. DOI: 10.1186 / s12967-014-0262-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Харрингтон К.Дж., Хингорани М., Танай М.А., Хики Дж., Бхид С.А., Кларк П.М. и др. Исследование фазы I / II онколитического HSVGM-CSF в сочетании с лучевой терапией и цисплатином при нелеченом плоскоклеточном раке III / IV стадии головы и шеи. Clin Cancer Res. (2010) 16: 4005–15. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-10-0196

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58.Галли Дж. Л., Арлен П. М., Бастиан А., Морин С., Марте Дж., Битхэм П. и др. Сочетание рекомбинантной противораковой вакцины со стандартной радикальной лучевой терапией у пациентов с локализованным раком простаты. Clin Cancer Res. (2005) 11: 3353–62. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-04-2062

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Рэмплинг Р., Пиплз С., Малхолланд П.Дж., Джеймс А., Аль-Салихи О., Твелвс С.Дж. и др. Исследование рака в Великобритании впервые в фазе I испытания IMA950 (новой мультипептидной терапевтической вакцины) на людях у пациентов с недавно диагностированной глиобластомой. Clin Cancer Res. (2016) 22: 4776–85. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-16-0506

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Басу П., Дженсон А.Б., Маджхи Т., Чоудхури П., Мандал Р., Банерджи Д. и др. Рандомизированное контролируемое исследование фазы 2 лучевой терапии плюс одновременное применение интерферона-альфа и ретиноевой кислоты по сравнению с цисплатином при раке шейки матки III стадии. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2016) 94: 102–10. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2015.09.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61.Пикоцци В.Дж., Абрамс Р.А., Деккер П.А., Траверсо В., Орейли Е.М., Грино Е. и др. Многоцентровое испытание фазы II адъювантной терапии резецированного рака поджелудочной железы с использованием химиолучевой терапии на основе цисплатина, 5-фторурацила и интерферона-альфа-2b: испытание ACOSOG Z05031. Ann Oncol. (2011) 22: 348–54. DOI: 10.1093 / annonc / mdq384

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Познер М.С., Гудинг В.Е., Ландрено Р.Дж., Розенштейн М.М., Кларк М.Р., Петерсон М.С. и др. Предоперационная химиолучевая терапия при раке пищевода и гастроэзофагеального перехода. Cancer J Sci Am. (1998) 4: 237–46.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    63. Нукуи Ю., Пикоцци В.Дж., Траверсо Л.В. Адъювантная химиолучевая терапия на основе интерферона улучшает выживаемость после панкреатодуоденэктомии по поводу аденокарциномы поджелудочной железы. Am J Surg. (2000) 179: 367–71. DOI: 10.1016 / S0002-9610 (00) 00369-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Mundt AJ, Vijayakumar S, Nemunaitis J, Sandler A, Schwartz H, Hanna N, et al.Фаза I испытания биологического препарата TNFerade у пациентов с саркомой мягких тканей конечностей. Clin Cancer Res. (2004) 10: 5747–53. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-04-0296

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Senzer N, Mani S, Rosemurgy A, Nemunaitis J, Cunningham C, Guha C. и др. TNFerade biologic, аденовектор с индуцируемым излучением промотором, несущий ген альфа фактора некроза опухоли человека: исследование фазы I у пациентов с солидными опухолями. J Clin Oncol. (2004) 22: 592–601. DOI: 10.1200 / JCO.2004.01.227

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Зайверт Т.Ю., Дарга Т., Хараф Д., Блэр Э.А., Стенсон К., Коэн Е.Е. и др. Исследование фазы I повышения дозы Ad GV.EGR.TNF.11D (TNFerade Biologic) с одновременной химиолучевой терапией у пациентов с рецидивирующим раком головы и шеи, подвергающихся повторному облучению. Ann Oncol. (2013) 24: 769–76. DOI: 10.1093 / annonc / mds523

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67.Чанг К.Дж., Рид Т., Сензер Н., Свишер С., Пинто Х., Ханна Н. и др. Оценка фазы I биологической плюс химиолучевой терапии TNFerade перед эзофагэктомией по поводу местнораспространенного резектабельного рака пищевода. Gastrointest Endosc. (2012) 75: 1139–1146 e1132. DOI: 10.1016 / j.gie.2012.01.042

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Herman JM, Wild AT, Wang H, Tran PT, Chang KJ, Taylor GE, et al. Рандомизированное мультиинституциональное исследование фазы III биологического препарата TNFerade с фторурацилом и лучевой терапии местнораспространенного рака поджелудочной железы: окончательные результаты. J Clin Oncol. (2013) 31: 886–94. DOI: 10.1200 / JCO.2012.44.7516

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Mcloughlin JM, Mccarty TM, Cunningham C, Clark V, Senzer N, Nemunaitis J, et al. TNFerade, аденовектор, несущий трансген фактора некроза опухоли человека альфа, для пациентов с запущенными солидными опухолями: хирургический опыт и долгосрочное наблюдение. Ann Surg Oncol. (2005) 12: 825–30. DOI: 10.1245 / ASO.2005.03.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70.Hecht JR, Farrell JJ, Senzer N, Nemunaitis J, Rosemurgy A, Chung T. и др. EUS или подкожно управляемый внутриопухолевый TNFerade биологический препарат с 5-фторурацилом и лучевая терапия для лечения первой линии местнораспространенного рака поджелудочной железы: исследование фазы I / II. Gastrointest Endosc. (2012) 75: 332–8. DOI: 10.1016 / j.gie.2011.10.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Rosenzwajg M, Lorenzon R, Cacoub P, Pham HP, Pitoiset F, El Soufi K, et al.Иммунологические и клинические эффекты низких доз интерлейкина-2 на 11 аутоиммунных заболеваний в одном открытом клиническом исследовании. Ann Rheum Dis. (2019) 78: 209–17. DOI: 10.1136 / annrheumdis-2018-214229

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Кэмерон РБ, Списс П.Дж., Розенберг С.А. Синергетическая противоопухолевая активность лимфоцитов, инфильтрирующих опухоль, интерлейкин 2 и местное облучение опухоли. Исследования механизма действия. J Exp Med. (1990) 171: 249–63.DOI: 10.1084 / jem.171.1.249

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Сафват А., Аггерхольм Н., Ройтт И., Овергаард Дж., Хокланд М. Облучение всего тела в низких дозах усиливает терапевтический эффект интерлейкина-2 на мышиной модели метастатической злокачественной меланомы. J Exp Ther Oncol. (2003) 3: 161–8. DOI: 10.1046 / j.1359-4117.2003.01093.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Safwat A, Aggerholm N, Roitt I, Overgaard J, Hokland M.Опухолевая нагрузка и доза интерлейкина-2 влияют на взаимодействие между облучением всего тела низкими дозами и интерлейкином 2. Eur J Cancer. (2004) 40: 1412–7. DOI: 10.1016 / j.ejca.2004.01.037

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Charych DH, Hoch U, Langowski JL, Lee SR, Addepalli MK, Kirk PB, et al. NKTR-214, сконструированный цитокин со смещенным связыванием рецептора IL2, увеличенным воздействием на опухоль и заметной эффективностью на моделях опухолей мышей. Clin Cancer Res. (2016) 22: 680–90. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-15-1631

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Карнемолла Б., Борси Л., Балза Е., Кастеллани П., Меацца Р., Берндт А. и др. Повышение противоопухолевых свойств интерлейкина-2 за счет его адресной доставки во внеклеточный матрикс кровеносных сосудов опухоли. Кровь. (2002) 99: 1659–65. DOI: 10.1182 / blood.V99.5.1659

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80.Gillies SD, Lan Y, Hettmann T., Brunkhorst B, Sun Y, Mueller SO и др. Малотоксичный иммуноцитокин на основе ИЛ-2 сохраняет противоопухолевую активность, несмотря на высокую степень селективности рецептора ИЛ-2. Clin Cancer Res. (2011) 17: 3673–85. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-10-2921

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Рекерс Н.Х., Зегерс С.М., Гермераад В.Т., Дюбуа Л., Ламбин П. Долговременные противоопухолевые эффекты, обеспечиваемые лучевой терапией в сочетании с иммуноцитокином L19-IL2. Онкоиммунология. (2015) 4: e1021541. DOI: 10.1080 / 2162402X.2015.1021541

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. Zegers CML, Rekers NH, Quaden DHF, Lieuwes NG, Yaromina A, Germeraad WTV, et al. Лучевая терапия в сочетании с иммуноцитокином L19-IL2 обеспечивает длительный противоопухолевый эффект. Clin Cancer Res. (2015) 21: 1151–60. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-14-2676

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83.Rekers NH, Olivo Pimentel V, Yaromina A, Lieuwes NG, Biemans R, Zegers CML и др. Иммуноцитокин L19-IL2: взаимодействие между лучевой терапией и длительными системными противоопухолевыми иммунными ответами. Онкоиммунология. (2018) 7: e1414119. DOI: 10.1080 / 2162402X.2017.1414119

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84. Ван ден Хеувель М.М., Верхей М., Бошуизен Р., Бельдербос Дж., Дингеманс А-МС, Де Рюйшер Д. и др. NHS-IL2 в сочетании с лучевой терапией: доклиническое обоснование и исследование фазы Ib привело к метастатическому немелкоклеточному раку легкого после химиотерапии первой линии. J Transl Med. (2015) 13:32. DOI: 10.1186 / s12967-015-0397-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Вальдманн Т.А. Биология IL-15: значение для терапии рака и лечения аутоиммунных заболеваний. J Invest Dermatol Symp Proc. (2013) 16: S28 – S30. DOI: 10.1038 / jidsymp.2013.8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87. Mlecnik B, Bindea G, Angell HK, Sasso MS, Obenauf AC, Fredriksen T, et al.Функциональный сетевой конвейер выявляет генетические детерминанты, связанные с пролиферацией лимфоцитов in situ и выживаемостью онкологических больных. Sci Transl Med. (2014) 6: 228ra237. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3007240

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Конлон К.С., Лугли Э., Уэллс Х.С., Розенберг С.А., Фоджо А.Т., Моррис Дж.С. и др. Перераспределение, гиперпролиферация, активация естественных клеток-киллеров и CD8 Т-клеток и выработка цитокинов во время первого клинического испытания рекомбинантного человеческого интерлейкина-15 на людях у больных раком. J Clin Oncol. (2015) 33: 74–82. DOI: 10.1200 / JCO.2014.57.3329

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    90. Миллер Дж. С., Моришима К., Макнил Д. Г., Пател М. Р., Корт ХЭК, Томпсон Дж. А. и др. Первое исследование фазы I на людях подкожного амбулаторного применения рекомбинантного человеческого IL15 (rhIL15) у взрослых с развитыми солидными опухолями. Clin Cancer Res. (2018) 24: 1525–35. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-17-2451

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91.Pilones K, Aryankalayil J, Formenti S, Demaria S. Внутриопухолевый IL-15 потенцирует индуцированный излучением противоопухолевый иммунитет. J Иммунный рак. (2015) 3: P239. DOI: 10.1186 / 2051-1426-3-S2-P239

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Ким П.С., Квилас А.Р., Сюй В., Альтер С., Дженг Е.К., Вонг Х.С. и др. Слитый комплекс IL-15 суперагонист / IL-15RalphaSushi-Fc (IL-15SA / IL-15RalphaSu-Fc; ALT-803) заметно усиливает специфические субпопуляции NK и Т-клеток памяти CD8 + и опосредует мощную противоопухолевую активность против мышей груди и карциномы толстой кишки. Oncotarget. (2016) 7: 16130–45. DOI: 10.18632 / oncotarget.7470

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93. Род П.Р., Иган Дж.О., Сюй В., Хонг Х., Уэбб Г.М., Чен Х и др. Сравнение комплекса суперагонистов, ALT-803, с IL15 в качестве иммунотерапевтических средств против рака на животных моделях. Cancer Immunol Res. (2016) 4: 49–60. DOI: 10.1158 / 2326-6066.CIR-15-0093-T

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    94. Марголин К., Моришима С., Велчети В., Миллер Дж. С., Ли С. М., Шелк А. В. и др.Испытание фазы I ALT-803, нового рекомбинантного комплекса IL15, у пациентов с запущенными солидными опухолями. Clin Cancer Res. (2018) 24: 5552–61. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-18-0945

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95. Wrangle JM, Velcheti V, Patel MR, Garrett-Mayer E, Hill EG, Ravenel JG, et al. ALT-803, суперагонист IL-15, в комбинации с ниволумабом у пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легкого: нерандомизированное открытое исследование фазы 1b. Ланцет Онкол. (2018) 19: 694–704. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (18) 30148-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96. Матиос Д., Парк С. К., Маркус В. Д., Альтер С., Род П. Р., Дженг Е. К. и др. Терапевтическое введение комплекса суперагонистов IL-15 ALT-803 приводит к долгосрочному выживанию и стойкому противоопухолевому иммунному ответу на модели глиобластомы мышей. Int J Cancer. (2016) 138: 187–94. DOI: 10.1002 / ijc.29686

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97.Барреда Д. Р., Ханингтон П. К., Белозевич М. Регулирование развития и функции миелоидов с помощью факторов, стимулирующих колонии. Dev Comp Immunol. (2004) 28: 509–54. DOI: 10.1016 / j.dci.2003.09.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    98. Чой К.Дж., Ким Дж.Х., Ли Й-С, Ким Дж., Сух Би-С, Ким Х и др. Одновременная доставка GM-CSF и B7-1 с использованием онколитического аденовируса вызывает мощный противоопухолевый эффект. Gene Ther. (2006) 13: 1010–20. DOI: 10,1038 / sj.gt.3302759

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    99. Кауфман HL, Ruby CE, Hughes T, Slingluff CLJr. Текущее состояние гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора в иммунотерапии меланомы. J Иммунный рак. (2014) 2:11. DOI: 10.1186 / 2051-1426-2-11

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100. Демария С., Нг Б., Девитт М.Л., Бабб Дж.С., Кавашима Н., Либес Л. и др. Подавление ионизирующим излучением отдаленных нелеченых опухолей (абсорбционный эффект) является иммунным. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2004) 58: 862–70. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2003.09.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    101. Shi F, Wang X, Teng F, Kong L, Yu J. Эффект абсорбции метастатического рака поджелудочной железы после местной лучевой терапии и терапии гранулоцитарно-макрофагальным колониестимулирующим фактором. Cancer Biol Ther. (2017) 18: 137–41. DOI: 10.1080 / 15384047.2016.1276133

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    102.Пфеффер Л.М., Динарелло КА, Херберман Р.Б., Уильямс Б.Р., Борден ЕС, Борденс Р. и др. Биологические свойства рекомбинантных альфа-интерферонов: 40 лет со дня открытия интерферонов. Cancer Res. (1998) 58: 2489–99.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    105. Musella M, Manic G, De Maria R, Vitale I, Sistigu A. Интерфероны типа I при инфекции и раке: непредвиденная динамика с терапевтическими последствиями. Онкоиммунология. (2017) 6: e1314424.DOI: 10.1080 / 2162402X.2017.1314424

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    106. Borden EC. Регуляция генов и клиническая роль интерферонов при неопластических заболеваниях. Онколог. (1998) 3: 198–203.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    108. Wadler S, Wersto R, Weinberg V, Thompson D, Schwartz EL. Взаимодействие фторурацила и интерферона в клеточных линиях рака толстой кишки человека: цитотоксические и цитокинетические эффекты. Cancer Res. (1990) 50: 5735–9.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    109. Исмаил А., Ван Грёнинген С.Дж., Хардкасл А., Рен К., Ахерн Г.В., Джеффрой Ф. и др. Модуляция цитотоксичности фторурацила интерфероном-альфа и -гамма. Mol Pharmacol. (1998) 53: 252–61. DOI: 10.1124 / mol.53.2.252

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    110. Холсти Л. Р., Маттсон К., Нииранен А., Стандертскиолд-Норденштам К. Г., Стенман С., Совиярви А. и др.Усиление радиационных эффектов альфа-интерфероном при лечении мелкоклеточной карциномы легкого. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (1987) 13: 1161–6. DOI: 10.1016 / 0360-3016 (87) -1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    111. Сиши Б., Доггетт Р.Л., Кролл Дж. М., Тейлор Д. Г., Сауз В. Т., Липсетт Дж. А. и др. Окончательное облучение и химиотерапия для радиосенсибилизации при лечении анальной карциномы: промежуточный отчет по исследованию группы онкологии лучевой терапии №8314. J Natl Cancer Inst. (1989) 81: 850–6. DOI: 10.1093 / jnci / 81.11.850

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    112. Баркер К.А., Постов М.А. Комбинации лучевой терапии и иммунотерапии при меланоме: обзор клинических результатов. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2014) 88: 986–97. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2013.08.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    113. Carswell EA, Old LJ, Kassel RL, Green S, Fiore N, Williamson B.Вызванный эндотоксином сывороточный фактор, вызывающий некроз опухолей. Proc Natl Acad Sci USA. (1975) 72: 3666–70. DOI: 10.1073 / pnas.72.9.3666

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    114. Гаур У, Аггарвал ББ. Регулирование пролиферации, выживания и апоптоза членами суперсемейства TNF. Biochem Pharmacol. (2003) 66: 1403–8. DOI: 10.1016 / S0006-2952 (03) 00490-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    115.Халлахан Д.Э., Беккет М.А., Куфе Д., Вайксельбаум Р.Р. Взаимодействие рекомбинантного фактора некроза опухоли человека и радиации в 13 линиях опухолевых клеток человека. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (1990) 19: 69–74. DOI: 10.1016 / 0360-3016 (90)

    -8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    116. Сприггс Д.Р., Шерман М.Л., Мичи Х., Артур К.А., Имамура К., Уилмор Д. и др. Рекомбинантный фактор некроза опухоли человека вводят в виде 24-часовой внутривенной инфузии.Фаза I и фармакологическое исследование. J Natl Cancer Inst. (1988) 80: 1039–44. DOI: 10.1093 / jnci / 80.13.1039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    117. Кемени Н., Чайлдс Б., Ларчиан В., Росадо К., Келсен Д. Испытание фазы II рекомбинантного фактора некроза опухоли у пациентов с прогрессирующей колоректальной карциномой. Рак. (1990) 66: 659–63. DOI: 10.1002 / 1097-0142 (195) 66: 4 <659 :: AID-CNCR2820660410> 3.0.CO; 2-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    118.Lejeune F, Lienard D, Eggermont A, Schraffordt Koops H, Kroon B, Gerain J и др. Клинический опыт применения высоких доз фактора некроза опухоли альфа в региональной терапии запущенной меланомы. Circ Shock. (1994) 43: 191–7.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    119. Эггермонт А.М., Шраффорд Купс Х., Клауснер Дж. М., Шлаг П. М., Кроон Б. Б., Бен-Ари Г. и др. Изолированная перфузия конечностей с использованием высоких доз фактора некроза опухоли альфа для местнораспространенных сарком мягких тканей конечностей. Cancer Treat Res. (1997) 91: 189–203. DOI: 10.1007 / 978-1-4615-6121-7_13

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    122. Расмуссен Х., Расмуссен С., Лемпики М., Дарем Р., Бро Д., Кинг С. Р. и др. TNFerade Biologic: доклиническая токсикология нового аденовектора с индуцируемым излучением промотора, несущего ген альфа фактора некроза опухоли человека. Cancer Gene Ther. (2002) 9: 951–7. DOI: 10.1038 / sj.cgt.7700518

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    123.Шарма А., Мани С., Ханна Н., Гуха С., Викрам Б., Вайксельбаум Р. Р. и др. Клинический протокол. Открытое исследование фазы I с увеличением дозы переноса гена фактора некроза опухоли альфа (TNFerade Biologic) с лучевой терапией для местнораспространенных, рецидивирующих или метастатических солидных опухолей. Hum Gene Ther. (2001) 12: 1109–31. DOI: 10.1089 / 104303401750214320

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    124. Цитрин Д., Кампхаузен К., Вуд Б.Дж., Кесадо М., Денобайл Дж., Пингпанк Дж.Ф. и др.Пилотное технико-экономическое обоснование применения биологического препарата TNFerade с капецитабином и лучевой терапией с последующей хирургической резекцией для лечения рака прямой кишки. Онкология. (2010) 79: 382–8. DOI: 10.1159 / 000323488

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    125. Сгадари С., Ангиолилло А.Л., Тосато Г. Ингибирование ангиогенеза интерлейкином-12 опосредуется интерферон-индуцируемым белком 10. Кровь. (1996) 87: 3877–82.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    126.Смит MJ, Taniguchi M, улица SE. Противоопухолевая активность IL-12: механизмы врожденного иммунитета, модельные и дозозависимые. J Immunol. (2000) 165: 2665–70. DOI: 10.4049 / jimmunol.165.5.2665

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    128. Ласек В., Загоздзон Р., Якобисиак М. Интерлейкин 12: все еще перспективный кандидат для иммунотерапии опухолей? Cancer Immunol Immunother. (2014) 63: 419–35. DOI: 10.1007 / s00262-014-1523-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    129.Berraondo P, Etxeberria I, Ponz-Sarvise M, Melero I. Возвращение к интерлейкину-12 как агенту иммунотерапии рака. Clin Cancer Res. (2018) 24: 2716–8. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-18-0381

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    130. Xian J, Yang H, Lin Y, Liu S. Комбинированная невирусная генная терапия мышиного интерлейкина 2 и интерлейкина 12 и лучевая терапия плоскоклеточного рака головы и шеи. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. (2005) 131: 1079–85.DOI: 10.1001 / archotol.131.12.1079

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    131. Ким В., Сон Дж., О Х. Дж., Кум В. С., Чхве Кей Дж., Юн К-О. Новое комбинированное лечение вооруженного онколитического аденовируса, экспрессирующего IL-12 и GM-CSF, с лучевой терапией при гепатокарциноме мыши. J Radiat Res. (2011) 52: 646–54. DOI: 10.1269 / jrr.10185

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    132. Тейчер Б.А., Ара Г., Бакстон Д., Леонард Дж., Шауб Р.Г.Оптимальное планирование интерлейкина-12 и фракционной лучевой терапии при мышиной карциноме легкого Льюиса. Radiat Oncol Investig. (1998) 6: 71–80. DOI: 10.1002 / (SICI) 1520-6823 (1998) 6: 2 <71 :: AID-ROI2> 3.0.CO; 2-E

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    133. Фаллон Дж., Тиге Р., Краджиан Дж., Гусман В., Бернхардт А., Нойтебум Б. и др. Иммуноцитокин NHS-IL12 в качестве потенциального терапевтического средства против рака. Oncotarget. (2014) 5: 1869–84. DOI: 10.18632 / oncotarget.1853

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    цитокинов как терапия | Центр исследований рака

    Исследователи CCR первыми начали терапевтическое использование класса цитокинов, называемых интерлейкинами, успешно используя их терапевтический потенциал для лечения пациентов.

    Цитокины — это небольшие белки, которые передают сообщения между клетками и, как известно, играют важную роль в реакции организма на воспаление и иммунную атаку.Исследователи CCR первыми начали терапевтическое использование класса цитокинов, называемых интерлейкинами. В сотрудничестве с академическими и коммерческими партнерами по всей стране ученые CCR успешно провели перевод нескольких интерлейкинов с продемонстрированным терапевтическим потенциалом из лаборатории к пациенту.

    Интерлейкин-2 (ИЛ-2), первый цитокин, обладающий терапевтическим действием, был открыт в 1976 году доктором медицины Робертом Галло и доктором философии Фрэнсисом Рускетти. Команда продемонстрировала, что этот цитокин может резко стимулировать рост Т-клеток и естественных киллеров (NK), которые являются неотъемлемой частью иммунного ответа человека.Эта основополагающая работа позволила исследователям впервые выращивать и изучать Т-клетки в лаборатории, навсегда изменив сферу иммунологии.

    Спустя почти десять лет исследователи под руководством Стивена Розенберга, доктора медицины, доктора философии, успешно вылечили нескольких пациентов с метастатическим почечно-клеточным раком и меланомой, введя ИЛ-2. Он стал первой иммунотерапией рака, одобренной FDA в США, и до сих пор используется в клинических условиях для лечения метастатической меланомы и рака почек. Исследователи CCR в настоящее время изучают, эффективно ли комбинирование IL-2 с другими цитокинами при лечении пациентов с этими видами рака.

    Исследовательские группы

    CCR, возглавляемые доктором медицины Кристалл Макколл и доктором Роном Грессом, охарактеризовали другой цитокин, ИЛ-7, как главный регулятор гомеостаза или равновесия Т-клеток. В первом клиническом испытании IL-7 на людях они обнаружили, что цитокин стимулирует регенерацию Т-клеток, которые имеют решающее значение для иммунной системы, но истощаются во время химиотерапии. Терапия на основе ИЛ-7 также может восстанавливать иммунную функцию у других лиц с ослабленным иммунитетом, например, у людей с ВИЧ и пожилых людей, и может повышать активность вакцин и других иммунотерапевтических средств против рака (см. Разработка иммунотерапии рака, стр.12).

    Третий цитокин, IL-15, был совместно открыт в CCR в 1994 году Томасом Вальдманном, доктором медицины, и его командой. Как и IL-2, он запускает производство иммунных клеток, которые атакуют и убивают раковые клетки. CCR в сотрудничестве с отделом лечения и диагностики рака NCI и Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний выпустили IL-15 клинического уровня для первого испытания на людях в клинических испытаниях в США. инициировал первое клиническое испытание ИЛ-15 в 2011 году.Результаты исследования, опубликованные в 2015 году, показали, что IL-15 резко увеличивает рост и активность Т- и NK-клеток. Исследования, изучающие потенциал IL-15 для повышения эффективности вакцин против вирусов, вызывающих рак и аутоиммунные заболевания, продолжаются.

    Успех исследователей CCR в разработке терапевтических цитокинов является отражением тесного сотрудничества в исследованиях CCR как среди коллег из NIH, так и с академическими кругами и коммерческим сектором.

    Благоприятное изменение микросреды опухоли иммуномодулирующими цитокинами для эффективной Т-клеточной терапии солидных опухолей

    Abstract

    Неблагоприятные соотношения между количеством и статусом активации эффекторных и супрессорных иммунных клеток, инфильтрирующих опухоль, способствуют устойчивости солидных опухолей к терапии на основе Т-клеток. Здесь мы изучали способность рекомбинантных цитокинов, одобренных FDA и EMA, управлять этим балансом в пользу эффективных противоопухолевых ответов в B16.Меланома OVA с мышами C57BL / 6. Внутриопухолевое введение IFN-α2, IFN-γ, TNF-α и IL-2 значительно усиливало противоопухолевый эффект терапии овальбумин-специфическими CD8 + Т-клетками (OT-I), тогда как GM-CSF увеличивал ассоциированный рост опухоли. с увеличением популяций иммуносупрессивных клеток. Ни один из цитокинов не увеличивал в значительной степени перенос клеток OT-I в опухоль, но инъекции IFN-α2, IFN-γ и IL-2 увеличивали внутриопухолевую секрецию цитокинов и рекрутирование эндогенных иммунных клеток, способных стимулировать Т-клетки, такие как естественные киллеры и др. созревшие CD11c + антигенпрезентирующие клетки.Более того, IFN-α2 и IL-2 увеличивали уровни активированных инфильтрирующих опухоль CD8 + Т-клеток, что сопровождалось снижением экспрессии CD8 + Т-клетками маркеров анергии CTLA-4 и PD-1. В заключение, внутриопухолевое введение IFN-α2, IFN-γ и IL-2 может привести к иммунной сенсибилизации установленной опухоли, тогда как GM-CSF может способствовать иммуносупрессии, связанной с опухолью. Описанные здесь результаты служат обоснованием для включения местного введения иммуностимулирующих цитокинов в схемы терапии Т-клетками.Одним из привлекательных вариантов этого может быть векторная доставка, которая может иметь преимущество перед прямой инъекцией рекомбинантных молекул с точки зрения эффективности, стоимости, устойчивости и удобства.

    Образец цитирования: Tähtinen S, Kaikkonen S, Merisalo-Soikkeli M, Grönberg-Vähä-Koskela S, Kanerva A, Parviainen S, et al. (2015) Благоприятное изменение микроокружения опухоли иммуномодулирующими цитокинами для эффективной Т-клеточной терапии солидных опухолей. PLoS ONE 10 (6): e0131242.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242

    Редактор: Хироши Шику, Высшая школа медицины Университета Мие, ЯПОНИЯ

    Поступила: 5 марта 2015 г .; Принято: 29 мая 2015 г .; Опубликовано: 24 июня 2015 г.

    Авторские права: © 2015 Tähtinen et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах документ и вспомогательные информационные файлы к нему.

    Финансирование: Исследование было поддержано TILT Biotherapeutics Ltd, Biocentrum Helsinki, Biocenter Finland, Европейским исследовательским советом, Финским культурным фондом, Фондом Джейн и Атос Эркко, Фондом Американского общества клинической онкологии, Исследовательскими фондами Центральной больницы Хельсинкского университета ( EVO), Фонд Сигрид Джуселиус, Академия Финляндии, Фонд Эмиля Аалтонена, Финский фонд Конкордия, К. Альбин Стифтелсе, Фонды Хельсинкского университета и Финские онкологические организации.Финансирующая организация оказывала поддержку в виде заработной платы авторам AH и SP, но не играла никакой дополнительной роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, решении о публикации или подготовке рукописи. Конкретные роли этих авторов сформулированы в разделе «Авторский вклад».

    Конкурирующие интересы: Авторы ознакомились с политикой журнала, и авторы этой рукописи имеют следующие конкурирующие интересы: AH является акционером Oncos Therapeutics, Ltd.AH является сотрудником и акционером компании TILT Biotherapeutics Ltd, патент которой заявлен в отношении информации, обсуждаемой в этой статье («Улучшенная адоптивная клеточная терапия», PCT / EP2014 / 057776). ИП является сотрудником компании TILT Biotherapeutics Ltd. Нет других патентов, разрабатываемых продуктов или продаваемых продуктов, которые можно было бы декларировать. Это не меняет приверженности авторов политике PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами.

    Введение

    Адоптивная Т-клеточная терапия (АКТ) — эффективный подход к лечению рака.Иммунотерапия с использованием опухолеспецифических Т-клеток была впервые установлена ​​Стивеном Розенбергом в 1980-х годах, и впоследствии испытания на людях ex vivo увеличенных инфильтрирующих опухоль лимфоцитов (TIL) показали многообещающие результаты в сочетании с системными высокими дозами интерлейкина-2 (IL- 2) и лимфодеплеции [1]. Важно отметить, что эти сопутствующие методы лечения были связаны со значительной токсичностью и даже смертностью, тогда как терапия TIL per se считалась безопасной [2, 3]. Совсем недавно подходы к генетической инженерии Т-клеток периферической крови предоставили данные, подтверждающие концепцию, но умеренную частоту ответа при запущенных солидных опухолях [4,5].Напротив, исключительная эффективность была достигнута при лечении гематологических злокачественных новообразований, экспрессирующих CD19, с использованием Т-клеток химерного рецептора антигена (CAR) [6,7], что подчеркивает неотъемлемый потенциал технологии для любого типа опухоли, включая солидные опухоли, если критические препятствия, такие как гипофункция Т-клеток [8], могут быть преодолены.

    Несколько рекомбинантных цитокинов обычно используются при лечении рака и других заболеваний [9]. Гранулоцитарный макрофаг — колониестимулирующий фактор (GM-CSF) был одобрен FDA для лечения нейтропении из-за его способности стимулировать дифференцировку стволовых клеток костного мозга [10].Интерферон α2 (IFN-α2) представляет собой интерферон I типа, который может активировать различные иммунные клетки и десятилетиями используется для лечения меланомы и почечно-клеточного рака [11]. Интерферон γ (IFN-γ), интерферон типа II, одобрен FDA для лечения гранулематозной болезни и тяжелого остеопетроза, и клинические исследования эффективности при онкологических показаниях продолжаются [12]. Фактор некроза опухоли α (TNF-α) используется при изолированной перфузии конечностей при местнораспространенной меланоме или саркоме мягких тканей [9] из-за его способности вызывать апоптоз опухолевых клеток и последующие иммунологические противоопухолевые ответы [13].Наконец, интерлейкин-2 (ИЛ-2) стимулирует рост, дифференциацию и выживание антиген-специфических Т-клеток [14] и используется в качестве монотерапии для нескольких различных типов рака, включая меланому [15].

    Поскольку было показано, что все вышеупомянутые цитокины вызывают врожденные и / или адаптивные иммунные ответы против установленной опухоли как в доклинических, так и в клинических условиях [9,16], мы предположили, что местное введение рекомбинантных цитокинов может манипулировать микросредой опухоли в пользу адоптивной Т-клеточной терапии.Подтверждая нашу первоначальную гипотезу, более чем один из пяти изученных цитокинов оказался способен модулировать микроокружение и снижать устойчивость опухоли к цитотоксическим CD8 + Т-клеткам. Эти доклинические результаты подтверждают использование тщательно отобранных цитокинов, вводимых внутри опухоли, в сочетании с адоптивной Т-клеточной терапией.

    Материалы и методы

    Клетки и рекомбинантные мышиные цитокины

    Клетки мышиной меланомы B16, экспрессирующие овальбумин (OVA) [17,18], были щедрым подарком проф.Ричард Вайл (клиника Мэйо, Миннесота, 30 сентября, -е, , 2010 г.). B16.OVA поддерживали в RPMI 1640, 10% FBS, 5 мг / мл G418, 20 мМ L-глутамина, 1x растворе Pen / Strep и культивировали при 37 ° C и 5% CO 2 . Не содержащие носителей мышиные цитокины интерферон α2, интерферон γ (от eBioscience, Сан-Диего, Калифорния), IL-2 и GM-CSF (от Invitrogen, Waltham, MA) размораживали после получения, восстанавливали в PBS в концентрации 100 мкг / мл и аликвоты. до использования хранить при -80 ° C.

    Выделение и размножение Т-клеток

    C57BL / 6-Tg (TcraTcrb) Мыши 1100Mjb / J (OT-I) широко используются в иммунологии, и у этих мышей есть трансгенные Т-клеточные рецепторы, предназначенные для распознавания остатков 257–264 OVA (SIINFEKL) в контексте H- 2Кб.Селезенку и лимфатические узлы собирали у мышей OT-I, преобразовывали в одноклеточную суспензию и обрабатывали лизирующим буфером ACK для удаления красных кровяных телец. CD8a + Т-клетки обогащали путем истощения нецелевых клеток мышиными микрогранулами CD8 (Ly-2) (Miltenyi Biotech, Bergisch Gladbach, Германия). Обогащенные Т-клетки размножались в течение 7 дней в среде RPMI 1640 с добавлением 10% FBS, 20 мМ L-глутамина, 1x раствора Pen / Strep, 15 мМ HEPES, 50 мкМ 2-меркаптоэтанола, 1 мМ пирувата Na, 160 нг / мл рекомбинантного вещества. мышиный IL-2 (R&D Systems, Миннеаполис, Миннесота) и 300 нг / мл растворимого антитела против CD3e мыши (клон 145-2C11, Abcam, Кембридж, Великобритания).Последняя поликлональная активация с помощью IL-2 и антитела против CD3 мыши была произведена за 3 дня до адоптивного переноса.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в строгом соответствии с рекомендациями Закона о защите животных, используемых в научных или образовательных целях (497/2013) и Постановления правительства о защите животных, используемых в научных или образовательных целях (564/2013). . Протоколы были одобрены Национальным советом по экспериментам на животных Регионального государственного административного агентства Южной Финляндии (номер разрешения: ESAVI / 4621/04.10.03.2012). Все инъекции проводились под анестезией изофлураном, и все усилия были приложены, чтобы минимизировать страдания.

    Эксперименты на животных

    Иммунокомпетентным самкам мышей C57BL / 6 в возрасте 4-7 недель имплантировали подкожно 2,5 × 10 5 клеток B16.OVA в 50 мкл RPMI, 0% FBS, в правый бок. Через десять дней после имплантации опухоли мышей делили на группы, и опухоли (минимальный диаметр ~ 3 мм) оставляли без инъекций или инъецировали либо 50 мкл фосфатно-солевого буфера (PBS), либо рекомбинантные мышиные цитокины без носителя в 50 мкл PBS (таблица 1).Всего мыши получили 10 доз рекомбинантных цитокинов внутриопухолево (S1 фиг.). В первый день внутриопухолевого лечения мышам также адоптивно переносили 2 × 10 6 CD8a-обогащенных и увеличенных спленоцитов от мышей OT-I. Клетки OT-I вводили во внутрибрюшинную полость в 100 мкл RPMI, 0% FBS, поскольку было показано, что внутрибрюшинные инъекции OT-I имитируют кинетику внутривенной доставки [19]. Рост опухоли мышей контролировали каждые 2–3 дня с помощью электронных штангенциркулей, и объем рассчитывали как 0.52 x длина x ширина 2 . Мышей обследовали каждый день и умерщвляли до назначенной экспериментальной конечной точки на 14 день, когда опухоль изъязвлялась или когда один из двух диаметров достигал 18 мм.

    Обработка тканей для анализа Flex Set

    Мышей умерщвляли и 10–100 мг опухолевой ткани замораживали в 2 мл микроцентрифужных пробирках на сухом льду и хранили при -80 ° C. Перед обработкой ледяной PBS с добавлением 0,1% BSA и коктейля ингибиторов протеаз (Sigma-Aldrich, St.Louis, MO), и кусочки опухоли гомогенизировали с помощью ротора Tissue Master 125 (Omni International, Kennesaw, GA). Гомогенат опухоли центрифугировали при 2000 RCF 10 мин + 4 ° C и супернатант анализировали с помощью цитокиновых шариков CBA Flex Set (BD, Franklin Lakes, NJ) на проточном цитометре BD Accuri C6 с программным обеспечением FCAP Array (BD) в соответствии с инструкциями производителя.

    Обработка тканей для проточной цитометрии

    Мышей умерщвляли, и опухоли обрабатывали для проточного цитометрического анализа путем проталкивания опухолевой ткани через стерильный фильтр размером 70 мкм с использованием поршня шприца на 1 мл.RPMI 1640 с добавлением 10% FBS, 20 мМ L-глутамина, 1x Pen / Strep был добавлен, и одноклеточный раствор культивировали при 37 ° C и 5% CO 2 в течение 24 часов, после чего клетки либо анализировали напрямую. методом проточной цитометрии или замораживанием при -80 ° C для последующего анализа.

    Проточная цитометрия

    Образцы опухолевых клеток окрашивали в соответствии с инструкциями производителя соответствующими коммерческими антителами, утвержденными поставщиком (таблица 2). Меченые клетки центрифугировали при 500 RCF в течение 5 мин и осадок ресуспендировали в буфере для окрашивания проточной цитометрии (eBioscience).Для анализа активации Т-клеток образцы опухоли обрабатывали ингибитором внутриклеточного транспорта белков брефельдином A (eBioscience) и коктейлем для стимуляции клеток, содержащим PMA и иономицин (eBioscience), при 37 ° C и 5% CO 2 в течение 6 часов. После стимуляции клетки окрашивали на поверхностные маркеры, фиксировали и повышали проницаемость перед внутриклеточным окрашиванием. Все образцы клеток анализировали на проточном цитометре BD Accuri C6 с программным обеспечением CFlow Sampler (BD), считая не менее 100000 событий на образец.

    Статистический анализ

    Статистические данные выполнялись с помощью GraphPad Prism 6 (GraphPad Software Inc., Сан-Диего, Калифорния) и SPSS версии 21 (SPSS IBM, Нью-Йорк, Нью-Йорк). Для сравнения нескольких групп использовали односторонний дисперсионный анализ с последующим апостериорным тестом Тьюки. Логарифмически трансформированные объемы опухолей анализировали с помощью повторных измерений ANOVA. Различия считались статистически значимыми, когда значения P были <0,05.

    Результаты

    Противоопухолевая эффективность достигается за счет внутриопухолевого введения IFN-α2, IFN-γ, TNF-α и IL-2, но не GM-CSF

    Чтобы изучить влияние местного иммуномодулирующего лечения на микроокружение опухоли после адоптивной Т-клеточной терапии, мы выбрали хорошо зарекомендовавшую себя стандартную модель сингенной меланомы B16, экспрессирующую куриный овальбумин (OVA) в качестве модельного антигена, ассоциированного с опухолью.Эта модель обладает высокой иммуносупрессивностью и, таким образом, напоминает многие продвинутые меланомы человека, представляющие популяцию, нуждающуюся в экспериментальной терапии. Мышей с опухолями B16.OVA лечили внутрибрюшинным введением 2х10 6 OVA пептидов SIINFEKL, обогащенных CD8a + клеток OT-I, в то время как опухоли либо не инъецировали, либо вводили внутриопухолевым физиологическим раствором с фосфатным буфером (PBS), GM-CSF, IFN-α2, IFN-γ, TNF-α или IL-2. Это внутриопухолевое лечение продолжалось пять дней в неделю в общей сложности 2 недели (S1, фиг.).

    В соответствии с типичными клиническими исходами при терапии Т-клетками меланомы в отсутствие прекондиционирования [20], одни только клетки приводили к плохому контролю роста установленных опухолей (рис. 1А; группы без инъекций и инъекции PBS). Вместо этого введение внутриопухолевых IFN-α2, IFN-γ и IL-2 привело к более высокой эффективности лечения по сравнению с контрольными группами (фиг. 1A и фиг. A на S2 фиг.). Кроме того, было обнаружено, что TNF-α эффективен при лечении 80% мышей на 14-й день после переноса (фиг. B на фиг. S2). Интересно отметить, что ежедневные инъекции физиологического раствора с фосфатным буфером также усиливают противоопухолевый эффект терапии Т-клетками ОТ-1, подтверждая предыдущие представления о том, что любое повреждение опухоли может привести к иммунному ответу [21,22].В то время как многие из введенных цитокинов улучшали противоопухолевый эффект терапии ОТ-I, GM-CSF приводил к эффекту стимуляции роста по сравнению с контрольными опухолями, инъецированными PBS (рис. 1A), как описано ранее Obermueller et al [23].

    Рис. 1. IFN-α2, IFN-γ и IL-2 увеличивают противоопухолевую эффективность, но не увеличивают накопление в опухоли перенесенных клеток.

    Мышей, несущих сингенные опухоли B16.OVA, адоптивно переносили с помощью 2х10 6 CD8a + обогащенных поликлонально активированных лимфоцитов ОТ-1 внутрибрюшинно, и опухоли либо оставляли без инъекции, либо инъецировали PBS или рекомбинантным цитокином в PBS (n 10).(а) Рост опухоли контролировали каждые 2–3 дня с помощью электронного штангенциркуля. Из-за различий в размерах опухолей в начале эксперимента результаты представлены как относительное изменение по сравнению с объемом в день 0, который был установлен на уровне 100%. (b-c) Уровни клеток OT-I в опухолях определяли количественно на 4 (b) и 14 (c) дни после переноса с помощью окрашивания пентамером и проточной цитометрии. (d) Доля молекул главного комплекса гистосовместимости (MHC) класса I, представляющих OVA-производный пептид SIINFEKL, и (e) средняя интенсивность флуоресценции (MFI) мышиного MHC класса I H-2kb из образцов опухоли оценивалась проточной цитометрией на 14 день после -перенос (n = 5).Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P≤ 0,05, ** P≤ 0,01, *** P≤ 0,001, **** P≤ 0,0001 с помощью дисперсионного анализа с повторными измерениями (а) или однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки (b-e).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g001

    Уровни овальбумин-специфических CD8 + Т-клеток не коррелируют с эффективностью лечения

    Для оценки степени инфильтрации опухолевых антиген-специфичных Т-клеток в опухоли в качестве возможного объяснения наблюдаемых противоопухолевых эффектов комбинаций цитокинов, общего количества CD8 + Т-клеток, специфичных для нагруженного MHC-I пептида SIINFEKL куриного овальбумина (эндогенного + перенесенные клетки OT-I) количественно определяли с помощью проточной цитометрии на 4 и 14 дни после переноса.Интересно, что уровни инфильтрирующих опухоль пентамер-положительных CD8 + Т-клеток были ниже у мышей, получавших IFN-γ, по сравнению с контрольными животными, которым вводили PBS, на 4-й день после переноса и у мышей, которым вводили IL-2, по сравнению с контрольными мышами, не получавшими инъекции. на 14 день после переноса (рис. 1B – 1C). В то же время, однако, уровень предполагаемых не-DC (опухолевых) клеток-мишеней, идентифицированных как клетки CD11c , представляющих производный OVA пептид SIINFEKL в контексте MHC класса I, был значительно ниже в IFN-α2 и IL. -2-инъецированные опухоли по сравнению с контрольной группой без инъекций на 14-й день после переноса (фиг. 1D).Возможно, что любые клетки-мишени, представляющие OVA-пептиды на своих молекулах H-2Kb, включая клетки меланомы, были эффективно убиты опухолевыми цитотоксическими Т-клетками раньше, что привело к вариантам потери антигена в популяции опухолевых клеток посредством иммуноредактирования. [24]. Чтобы получить больше информации о контроле опухоли, опосредованной CD8 + Т-клетками, мы оценили общую экспрессию MHC класса I, изображенного как клетки H-2Kb + , с помощью проточной цитометрии на 14 день после переноса. Экспрессия MHC-I усиливалась внутриопухолевым IFN-γ, но не какими-либо другими цитокинами (рис. 1E).Таким образом, экспрессия MHC-I в опухолях напрямую не предсказывала противоопухолевую эффективность комбинаций цитокинов.

    Комбинация местных инъекций цитокинов и адоптивного переноса Т-клеток связана с изменениями как про-, так и противовоспалительных цитокинов в опухолях

    Для того, чтобы получить более полное представление о возможных противоопухолевых механизмах адоптивного переноса CD8 + Т-клеток в сочетании с внутриопухолевыми инъекциями цитокинов, которые, по-видимому, не включали увеличенный трафик CD8 + Т-клеток или повышенную внутриопухолевую экспрессию MHC-I (Рис. 1B– 1E), мы проанализировали опухоли в конечной точке исследования на наличие нескольких центральных иммуномодулирующих цитокинов: Т-клеточного фактора роста IL-2, провоспалительных цитокинов IFN-γ, TNF-α и гетеродимерного IL-12p70, все из которых связаны с T- активация клеток и поляризация Th2; противовоспалительный цитокин IL-10, секретируемый регуляторными Т-клетками и Th3-клетками; активаторы врожденного моноцита / NK-иммунитета GM-CSF и IL-1β; а также цитокин «острой фазы» ИЛ-6 [25,26].

    Примечательно, что внутриопухолевая инъекция IFN-γ и IL2 увеличивала секрецию всех этих цитокинов по сравнению с опухолями, не подвергавшимися инъекции, и опухолями, инъецированными PBS, без четкого разделения на провоспалительные (рис. 2A-2D) или противовоспалительные профили. (Рис. 2E – 2H). Хотя было невозможно отделить относительные уровни введенных рекомбинантных цитокинов от эндогенно индуцированных цитокинов, уровни других проанализированных цитокинов все еще были повышены, подтверждая, что лечение местными цитокинами модулирует общий баланс цитокинов в опухоли.Эта секреция цитокинов в опухоли может быть индикатором повышенного иммунного обнаружения и разрушения установленной опухоли [27–29], поскольку контрольные группы показывают очень низкие уровни эндогенных цитокинов и, следовательно, плохой контроль роста опухоли. Интересно, что ежедневные инъекции GM-CSF не приводили к заметному увеличению общего GM-CSF по сравнению с фоном в опухолях в конечной точке выборки (рис. 2E), что подразумевает быстрое обновление цитокина.

    Рис. 2. Рекомбинантные цитокины вызывают внутриопухолевую, эндогенную секрецию цитокинов, связанную с активацией иммунных клеток.

    B16.OVA-несущих мышей обрабатывали внутрибрюшинно 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных ОТ-I, и обрабатывали внутриопухолевым путем либо PBS, либо рекомбинантного цитокина (в PBS), либо оставляли без инъекций. Уровни (а) IFN-γ, (b) IL-2, (c) TNF-α, (d) IL-12p70, (e) GM-CSF, (f) IL-1β, (g) IL-6 и (h) IL-10 из гомогенатов опухолей измеряли с помощью наборов CBA Flex на 14 день после переноса (n = 3-5). Горизонтальные линии представляют собой медианные значения. * P≤ 0,05 и ** P≤ 0,01 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g002

    Местное введение IL-2 снижает общее количество TIL CD4 +, но индуцирует поляризацию CD4 + T-клеток в Treg

    Поскольку мы не наблюдали явного перекоса внутриопухолевого цитокинового баланса в сторону отторжения опухоли, мы приступили к анализу фенотипов иммунных клеток, присутствующих в опухолях. На 14-й день после переноса опухоли, обработанные IFN-γ и IL-2, содержали больше лейкоцитов CD45 + , чем контрольные опухоли (фиг. A на фиг. S3), тогда как общее количество Т-лимфоцитов CD3 + не оказывало значительного различаются между контрольной и экспериментальной группами (рис. B на рис. S3).Местное введение ИЛ-2 снижало уровни инфильтрирующих опухоль CD4 + Т-клеток по сравнению с контрольными мышами, которым не вводили инъекцию (фиг. C на фиг. S3). Кроме того, инъекции PBS и IL-2 привели к поляризации CD4 + Т-клеток в сторону регуляторного фенотипа (Foxp3 + CD25 + CD4 + ) в исследуемой популяции Т-клеток (рис. D на рис. S3). , что для ИЛ-2 было ожидаемым [30].

    Внутриопухолевый IFNa2 и IL-2 увеличивают накопление иммунных клеток, способных стимулировать CD8 + Т-клетки

    Активность

    Т-клеток регулируется антигенпрезентирующими клетками (АПК), которые могут либо способствовать активации опухолеспецифических Т-клеток, либо индуцировать антиген-специфическую периферическую толерантность в отсутствие костимулирующих сигналов, таких как CD86 [31].После внутриопухолевой иммуномодуляции GM-CSF и IL-2 общие уровни дендритных клеток были увеличены по сравнению с контрольными группами (фиг. 3A). Анализ состояния созревания этих клеток показал, что только in situ введение IL-2 привело к более высокой доле внутриопухолевых CD11c + CD86 + DC по сравнению с контрольной группой без инъекций (фиг. 3B). Кроме того, количество естественных киллеров (NK), инфильтрирующих опухоль, было увеличено у мышей, обработанных IFN-α2 и IL-2, по сравнению с контрольными мышами без инъекций и PBS (фиг. 4B).Таким образом, большая доля зрелых DC и NK-клеток после введения IL-2 по сравнению с введением GM-CSF могла способствовать превосходному противоопухолевому эффекту IL-2.

    Рис. 3. Накопление антигенпрезентирующих клеток (APC) внутри опухоли увеличивается за счет GM-CSF и IL-2.

    B16.OVA-несущих мышей лечили адоптивным переносом 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных ОТ-I, внутрибрюшинно, и опухоли вводили либо PBS, либо рекомбинантным цитокином в PBS, либо оставляли без инъекций (n = 5).(a) Уровни дендритных клеток CD11c + и (b) доля дендритных клеток, экспрессирующих маркер созревания CD86 на поверхности клеток, анализировали на 14 день после переноса из опухолей. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05 и ** P ≤ 0,01 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g003

    Рис. 4. Внутриопухолевые субпопуляции миелоидных клеток находятся под влиянием местной цитокиновой терапии.

    Мыши с подкожной клетчаткой B16.Опухоли OVA получали внутрибрюшинный перенос 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных OT-I, и внутриопухолевые инъекции либо PBS, либо рекомбинантного цитокина в PBS (n = 5). Уровни инфильтрации опухоли (а) CD11b + миелоидных клеток, (б) NK1.1 + естественных клеток-киллеров, (в) CD11b + F4 / 80 + макрофаги, (г) супрессивные макрофаги M2 (характеризующиеся поверхностная экспрессия CD206), (e) CD11b + Gr-1 + миелоидные супрессорные клетки (MDSC) и (f) соотношение моноцитарных (M) и полиморфноядерных (PMN) MDSCs оценивали по опухолям на 14-й день. посттрансфер методом проточной цитометрии.Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05, ** P ≤ 0,01, *** P ≤ 0,001 и **** P ≤ 0,0001 однофакторным дисперсионным анализом с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g004

    Введение рекомбинантного GM-CSF in situ приводит к поляризации инфильтрирующих опухоль миелоидных клеток в иммуносупрессивный фенотип

    Чтобы оценить влияние лечения цитокинами на состав опухоли в качестве возможного объяснения наблюдаемых противоопухолевых эффектов, мы охарактеризовали популяции миелоидных клеток в опухолях.Общее количество инфильтрирующих опухоль миелоидных клеток CD11b + Gr-1 было увеличено в группах, обработанных IFN-α2, IFN-γ и IL-2, по сравнению с контрольными мышами, которым не вводили инъекцию (фиг. 4A). Поскольку NK-клетки и макрофаги F4 / 80 + составляют большую часть клеток CD11b + в этих группах лечения (рис. 4B – 4C), возможно, что качество, а не количество инфильтрирующих опухоль миелоидных клеток определяет, являются ли опухоли сделана чувствительной к уничтожению цитотоксическими Т-клетками. Дальнейший анализ поляризации макрофагов показал, что внутриопухолевая инъекция GM-CSF смещает инфильтрирующие опухоль макрофаги в сторону иммуносупрессивного фенотипа M2, характеризующегося экспрессией CD206 (фиг. 4D).Напротив, поскольку опухоли, обработанные IFN-γ, содержали высокие уровни эндогенных цитокинов TNF-α, IL-12p70 и IL-1β (рис. 2C, 2D, 2F и 2G), а инфильтрирующие опухоль макрофаги не экспрессировали предполагаемый маркер M2 CD206. (Рис. 4D), мы считаем вероятным, что IFN-γ вместо этого смещает макрофаги в сторону фенотипа M1 [32].

    В дополнение к опухоль-ассоциированным макрофагам (ТАМ) внутриопухолевое введение экзогенного GM-CSF также привело к увеличению соотношения моноцитарных (M-MDSC, CD11b + Gr1 + Ly6G Ly6C high ) над полиморфно-ядерными. (PMN-MDSC, CD11b + Gr1 + Ly6G + Ly6C low ) супрессорные клетки миелоидного происхождения (рис. 4E – 4F).Хотя оба являются частью иммунной популяции, подавляющей функции Т-клеток, в некоторых случаях M-MDSC считались более иммуносупрессивными, чем PMN-MDSC [33].

    Иммуномодуляция через IFN-α2, IFN-γ и IL-2 приводит к изменениям фенотипов Т-клеток, инфильтрирующих опухоль

    Поскольку мы не видели доказательств увеличения накопления опухолью перенесенных OVA-специфических клеток OT-I после лечения цитокинами, мы решили проанализировать фенотип и статус активации инфильтрирующих опухоль CD8 + Т-клеток.Интересно, что опухоли, обработанные GM-CSF, IFN-α2 и IL-2, содержали больше эндогенных, OVA CD8 + Т-клеток, чем опухоли без инъекций (фиг. 5A). Дальнейший анализ показал, что некоторые из этих TIL CD8 + были нацелены на эндогенные ассоциированные с меланомой антигены TRP-2 и gp100 (Фигуры E и F на Фигуре S3), предполагая расширение репертуара после адоптивного переноса Т-клеток [34,35]. Кроме того, местная иммуномодуляция IFN-γ привела к увеличению уровней CD44 высоких CD62L высоких CCR7 высоких Т-клеток центральной памяти (T CM ), тогда как внутриопухолевое лечение IL-2 привело к увеличению CD44 высокий CD62L низкий CCR7 низкий эффекторные Т-клетки памяти (T EM ) (рис. 5B).Как сообщалось ранее [36], IL-2 способствует дифференцировке Т-клеток в клетки T EM , которые обладают пониженной пролиферативной способностью, но могут продуцировать эффекторные цитокины, такие как IFN-γ (изображены на фиг. 2A). Что еще более важно, стимуляция опухолевых суспензий PMA / иономицином показала, что опухоли, обработанные IFN-α2 и IL-2, содержат большее количество TIL IFN-γ + CD69 + CD8 + по сравнению с любой контрольной группой (рис. 5C). , что указывает на либо повышенную инфильтрацию опухолью активированных CD8 + Т-клеток, либо in situ активацию TIL после обработки цитокинами.

    Рис. 5. Обработка IFN-α2, IFN-γ и IL-2 приводит к изменениям фенотипов CD8 + TIL.

    Мышей, несущих подкожные опухоли B16.OVA, обрабатывали внутрибрюшинно 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных OT-I, и вводили внутриопухолево либо PBS, либо рекомбинантный цитокин в PBS или оставляли без инъекций (n = 5). (a) Уровни инфильтрирующих опухоль эндогенных (не OVA) CD8 + Т-клеток и (b) количество Т-клеток центральной памяти (T CM ) и эффекторной памяти (T EM ) оценивали по опухоли на 14 день после переноса методом проточной цитометрии.(c) Статус активации инфильтрирующих опухоль CD8 + Т-клеток оценивали на 14 день по экспрессии CD69 и IFN-γ после стимуляции PMA / иономицином ex vivo . Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05 и ** P ≤ 0,01 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g005

    Подавление маркеров анергии на CD8 + TIL достигается после лечения IFN-α2, IFN-γ и IL-2

    Поскольку гипофункция TIL была связана с повышенной регуляцией поверхностных ингибирующих рецепторов [8], мы хотели изучить, влияют ли наблюдаемые изменения в микроокружении опухоли на экспрессию маркеров анергии / истощения CTLA-4 и PD-1 на CD8 + Т-клетках.Проточный цитометрический анализ лимфоцитов, инфильтрирующих опухоль, показал, что введение IFN-γ и IL-2 подавляло экспрессию CTLA-4 на CD3 + CD8 + TIL по сравнению с контрольными группами на 14 день после переноса (фиг. 6A). Кроме того, значительное снижение экспрессии PD-1 на этих инфильтрирующих опухоль Т-клетках наблюдалось после обработки IFN-α2, IFN-γ и IL-2 на 14 день (фиг. 6B). Эти эффекты, по-видимому, развивались с течением времени, поскольку только IL-2 мог подавлять экспрессию CTLA-4 уже на 4-й день после переноса (фиг. A на фиг. S4), а опухоли, обработанные IFN-γ, содержали высокие уровни PD-1 + TIL в ранний момент времени (Рис. B на Рис. S4).Примечательно, что высокая экспрессия как CTLA-4, так и PD-1 на CD8 + Т-клетках, инфильтрирующих опухоли, обработанные GM-CSF, в оба момента времени предполагала, что микроокружение опухоли оставалось высоко иммуносупрессивным после лечения цитокинами и, таким образом, подразумевает, что введение рекомбинантного GM -CSF внутриопухолевый не может быть оптимальным для функции Т-клеток. Взятые вместе, наши результаты показывают, что местное лечение опухоли тщательно подобранными иммуномодулирующими цитокинами (такими как IFN-α2, IFN-γ и IL-2) может привести к благоприятному изменению микроокружения опухоли и, таким образом, повлиять на активность Т-клеток в опухоли.

    Рис. 6. Экспрессия маркеров анергии на CD8 + TIL снижается после лечения IFN-α2, IFN-γ и IL-2.

    Мышам, несущим подкожные опухоли B16.OVA, вводили 2×10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных OT-I, в брюшную полость, и начиная с того же дня опухоли вводили либо PBS, либо рекомбинантным цитокином в PBS, либо оставляли без него. инъецированный (n = 5). Долю CD3 + CD8 + TIL, экспрессирующих маркеры поверхностной анергии (a) CTLA-4 и (b) PD-1, анализировали с помощью проточной цитометрии на 14 день после переноса.Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05, ** P ≤ 0,01, *** P ≤ 0,001, **** P ≤ 0,0001 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.g006

    Обсуждение

    Хотя иммунотерапия, основанная на генно-инженерных Т-клетках, продемонстрировала впечатляющий клинический успех в лечении гематологических раковых заболеваний, таких как хронический лимфолейкоз (ХЛЛ) и острый лимфобластный лейкоз (ОЛЛ) [6,7], применение в твердом Типы опухолей остаются трудными из-за нескольких препятствий, включая функциональное нарушение функции Т-клеток после инфильтрации в опухоль [4,5,8].Эта гипофункция Т-клеток индуцируется сильно иммунодепрессивным микроокружением опухоли, которое характеризуется отсутствием иммунных клеток, способных активировать противоопухолевые эффекторные клетки, и / или избытком популяций иммуносупрессивных клеток. В соответствии с клиническими наблюдениями, наши эксперименты показали, что АСТ-опосредованные противоопухолевые иммунные ответы в отсутствие предварительного кондиционирования недостаточно эффективны для контроля роста опухоли даже у мышей, поскольку мыши с опухолью B16.OVA, получавшие Т-клетки. показали только слабое торможение роста (рис. 1А).Ранее предполагалось, что устойчивость солидных опухолей к адоптивной Т-клеточной терапии является результатом дисбаланса между количеством и / или статусом активации инфильтрирующих опухоль эффекторных и супрессорных иммунных клеток [4]. Наша цель состояла в том, чтобы изменить этот баланс в пользу противоопухолевых ответов с помощью иммуномодулирующих цитокинов, вводимых внутриопухолево. Примечательно, что инъекции IFN-α2, IFN-γ, TNF-α и IL-2 заметно улучшали противоопухолевый эффект ACT, в то время как лечение GM-CSF приводило к стимуляции роста опухоли (фиг. 1A, S2, фиг.).Кроме того, различия в эффективности и составе иммунных клеток контрольных опухолей без инъекции и инъекции PBS также показали, что простое физическое манипулирование опухолью с помощью иглы может повлиять на микросреду опухоли и вызвать воспаление, которое приводит к незначительным (но не статистически значимым) ингибирование относительного роста опухоли (фиг. 1A и 1B, S3 фиг.). Это наблюдение представляет собой важную деталь, которую следует учитывать в ходе доклинических испытаний иммунотерапии рака, даже если она не имеет клинической значимости.

    В наших руках четыре из пяти изученных цитокинов продемонстрировали противоопухолевую эффективность, а один из кандидатов в цитокины, TNF-α, был настолько сильным при введении в сочетании с Т-клетками, что некоторые опухоли полностью исчезли. Это помешало нам проанализировать содержание иммунных клеток в обработанных опухолях, но мы предполагаем, что общий противоопухолевый эффект, наблюдаемый в этой группе, был обусловлен прямым противоопухолевым действием TNF-α, с одной стороны [13], и иммунологической синергией. с другой — Т-клеточной терапией.Вероятный сценарий заключался в том, что TNF-α косвенно влиял на противоопухолевый иммунный ответ, вызывая уничтожение опухолевых клеток и способствуя разрушению сосудистой сети, связанной с опухолью [13]. Однако мы не смогли исследовать это дальше, поскольку прогрессирующий некроз опухолей (день 4 после переноса) и излечение (день 14 после переноса) привели к полному отсутствию жизнеспособного опухолевого материала для анализа проточной цитометрией.

    IL-2 часто используется одновременно с адоптивной Т-клеточной терапией, и ранее было показано, что внутриопухолевое введение IL-2 индуцирует инфильтрацию CD4 + , CD8 + Т-клеток и APC на доклинических моделях [37,38] .Наши результаты предполагают, что в дополнение к усиленной инфильтрации опухолью этих иммунных клеток, внутриопухолевое лечение rIL-2 также увеличивает активацию дендритных клеток CD11c + и TIL CD8 + (рис. 3B и 5C). Это может указывать на то, что толерантность, индуцированная опухолью, была частично снята, поскольку индуцированная опухолью иммуносупрессия обычно предотвращает APC-опосредованную активацию Т-клеток [31]. Этот вывод также подтверждается наблюдением, что внутриопухолевое введение ИЛ-2 оказало наиболее заметное влияние на подавление маркеров Т-клеточной анергии CTLA-4 и PD-1 (рис. 6A и 6B, рис. A на S4, рис.), Оба из которых вносят большой вклад в гипофункцию Т-клеток [39].С другой стороны, IL-2 увеличивал общую секрецию опухолевых цитокинов без явного отклонения в сторону провоспалительного или противоопухолевого фенотипа (рис. 2A – 2H), а инъекции IL-2 увеличивали относительное количество Foxp3 + CD25 + CD4 + регуляторных Т-клеток в опухолях (фиг. D на фиг. S3), что предполагает одновременную индукцию как противоопухолевых, так и иммуносупрессивных путей. В частности, стимуляция противоопухолевых CD8 + Т-клеток, включая трансплантат OT-I и эндогенные TIL, явно является желательным эффектом, тогда как нежелательные эффекты включают вышеупомянутую стимуляцию Treg.Эту проблему можно решить, используя варианты IL-2, которые демонстрируют сниженную стимуляцию CD25 при сохранении искомых свойств [40].

    Связанные с опухолью макрофаги (ТАМ) и миелоидные супрессорные клетки (MDSC) составляют недавно идентифицированные популяции иммунных клеток в опухоли, что коррелирует с плохим прогнозом [41,42]. Отражая иммуносупрессивную природу этих клеток, внутриопухолевое введение GM-CSF и последующий плохой контроль опухоли сопровождалось инфильтрацией опухолью M2-поляризованных макрофагов и моноцитарных MDSC (Фиг.1A, 4D и 4F).Поскольку аналогичные эффекты не были достигнуты, когда эндогенный GM-CSF продуцировался иммунными клетками хозяина (рис. 2E), вероятно, что экзогенный GM-CSF, введенный в нерегулируемых супрафизиологических концентрациях, вызывает иммуносупрессию [43]. Это может означать, что доза, время и время воздействия иммуномодулирующих цитокинов на микроокружение опухоли имеют важное значение в контексте адоптивной Т-клеточной терапии, особенно в случае GM-CSF, который показал многообещающие признаки противоопухолевой иммунной стимуляции, когда применяют в оптимальных дозах [44].Наши результаты с рекомбинантным мышиным GM-CSF также показали, что, хотя общий уровень инфильтрирующих опухоль DCs и CD8 + T-клеток был увеличен, ни созревание DC, ни активация T-клеток не были увеличены (рис. 3A, 3B, 5A и 5C. ). GM-CSF успешно использовался для усиления противоопухолевых иммунных ответов [44,45], но мы обнаружили, что он может вызывать иммунную толерантность, а не активацию, как сообщили Bronte et al [43]. Поскольку GM-CSF используется в нескольких иммунотерапевтических подходах, таких как противораковые вакцины и онколитические вирусы [46–48], вышеупомянутые наблюдения обеспечивают важную информацию об иммунобиологии GM-CSF при использовании в виде болюсной дозы; в отличие от длительной продукции на более низком уровне локально в опухоли вирусным вектором [48].

    Одним из факторов, который может объяснить отсутствие полного уничтожения опухолей даже после комбинированной терапии, является низкий уровень молекул MHC класса I, экспрессируемых на опухолевых клетках B16, что может предотвратить уничтожение опухолевых клеток с помощью TIL (рис. 1E). Молекулы MHC у мышей, известные как HLA (человеческий лейкоцитарный антиген) у людей, необходимы для представления опухолевых эпитопов Т-клеточному рецептору [49]. Сообщалось, что HLA подавляется при некоторых типах рака [50], что приводит к ускользанию иммунной системы из-за неспособности противоопухолевых Т-клеток распознавать свою мишень.Это вызывает особую озабоченность при клеточной терапии, основанной на TIL или TCR, специфичных для опухолевого антигена. Однако эти проблемы можно обойти, используя терапию CAR Т-клетками [51], которая не зависит от MHC / HLA. В нашем подходе лечение опухоли интерфероном-γ привело к увеличению экспрессии MHC класса I на опухолевых клетках по сравнению с опухолями без инъекции (рис. 1E). Интересно, что мы также наблюдали более низкие уровни активированных CD8 + TIL у мышей, получавших IFN-γ, по сравнению с мышами IFN-α2 (рис. 5C), тогда как эффективность лечения оставалась идентичной в этих группах (рис. 1A), что позволяет предположить, что усиленное распознавание опухолевых клеток может компенсируют нехватку функциональных Т-клеток.Наконец, IFN-α2 и IL-2 также индуцировали накопление в опухоли NK-клеток (рис. 4B), которые способны убивать опухолевые клетки, экспрессирующие низкие уровни MHC класса I [52], и, таким образом, компенсировать плохое распознавание Т-клеток опухолью. . Таким образом, уровни MHC-I не позволяют автоматически прогнозировать терапевтическую эффективность даже при подходах, основанных на его эффективности, когда используются иммуностимулирующие цитокины. Однако возможно, что качественные различия в иммунных ответах между разными цитокинами маскировали цитокин-специфическую роль экспрессии MHC-I в противоопухолевой эффективности, т.е.е. тогда как терапевтическая эффективность IFN-γ может зависеть от MHC-I, эффективность IFN-α2 и IL-2 может не зависеть.

    Многие установившиеся солидные опухоли инфильтрированы различными субпопуляциями лейкоцитов, включая клетки миелоидного и лимфоидного происхождения, и микроокружение опухоли играет главную роль в определении фенотипического профиля и статуса активации этих клеток [53,54]. Что еще более важно, баланс между противоопухолевыми и проопухолевыми иммунными клетками может определять результат иммунотерапии рака [54] и, таким образом, требует более тщательного изучения.В наших руках IFN-α2 и IL-2 дали лучшие результаты с точки зрения активации Т-клеток по сравнению с анергией (рис. 5C и 6A-6B), тогда как обработка IFN-γ снизила экспрессию маркеров истощения на TIL и увеличила количество внутриопухолевые Т-клетки центральной памяти (рис. 5B и 6A – 6B). Большинство инфильтрирующих опухоль миелоидных клеток, идентифицированных в этих трех группах лечения, были NK-клетками и, возможно, макрофагами M1 (рис. 4B-4C), оба из которых могут способствовать функциям Т-клеток [55,56]. Таким образом, можно утверждать, что местное введение IFN-α2, IFN-γ или IL-2 благоприятно изменяет баланс миелоид-лимфоциты и делает опухоль менее устойчивой к атаке иммунных клеток.

    Ужасная фармакокинетика рекомбинантных цитокинов требует применения высоких доз при системном применении, что может быть контрпродуктивным, как, например, для IL-2 [20]. Привлекательная реализация этого подхода может включать использование векторов, которые могут опосредовать долгосрочную экспрессию, тем самым решая проблему короткого периода полужизни рекомбинантных цитокинов. Более того, особенно вирусные векторы, такие как аденовирусы, могут давать высокие концентрации локально в течение длительных периодов времени, а системные сопутствующие концентрации — низкие [57].Дальнейшим усовершенствованием этого подхода могло бы стать использование аденовирусных векторов, способных к репликации только в опухолевых клетках; одной из первых фаз репликации вируса является репликация генома, что приводит к 10000-кратной амплификации кассеты экспрессии трансгена. Если вирус сконструирован таким образом, чтобы экспрессия трансгена связывалась с репликацией вируса, вирусная экспрессия иммуномодулирующих цитокинов in situ потенциально может предложить более безопасный и более избирательный по отношению к опухоли вариант, чем рекомбинантные цитокины, поскольку экспрессия трансгена не будет происходить при отсутствии транскомплементации ( = неопухолевые) клетки [57].

    Таким образом, включение иммуномодулирующих цитокинов IFN-α2, IFN-γ, TNF-α и IL-2 в схему лечения может изменить микросреду опухоли в пользу функции Т-клеток, тогда как инъекции GM-CSF in situ могут вызывать и поддерживать в опухоли популяции иммуносупрессивных иммунных клеток, что приводит к плохому контролю роста опухоли. Эти результаты имеют важное значение для нескольких экспериментальных иммунотерапевтических методов и дают веское обоснование для адаптации прямого или векторного введения цитокинов в режимы Т-клеточной терапии.

    Дополнительная информация

    S1 Рис. Схема лечения.

    Самкам мышей C57BL / 6 имплантировали 2,5 × 10 5 клеток B16.OVA подкожно в правый бок (1 опухоль / мышь). Через 10 дней после имплантации мышей разделили на группы и внутрибрюшинно инъецировали 2 × 10 6 поликлонально активированных CD8a + обогащенных OT-I лимфоцитов. Начиная с того же дня в опухоли вводили PBS или один из рекомбинантных мышиных цитокинов, разведенных в PBS.Одна контрольная группа мышей получала только адоптивный перенос клеток OT-I, и опухоли не подвергали инъекции, чтобы избежать иммунных ответов, вызванных физическими (игольными) манипуляциями с микроокружением опухоли. Внутриопухолевые инъекции продолжали 5 дней в неделю подряд. Группу мышей умерщвляли (SAC) и собирали органы для анализа на 4 и 14 дни после переноса.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.s001

    (TIF)

    S2 Рис. Внутриопухолевое введение TNF-α в сочетании с адоптивным переносом клеток OT-I приводит к противоопухолевой эффективности.

    Мышей, несущих опухоли на флангах B16.OVA, адоптивно переносили 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных ОТ-I, внутрибрюшинно, и опухоли либо не вводили, либо не вводили PBS или рекомбинантные цитокины в PBS (n = 10). Рост опухоли контролировали каждые 2–3 дня с помощью электронного штангенциркуля. (Рис. A) Абсолютные объемы опухоли ( 3 мм) всех групп и (Рис. B) относительные объемы опухолей (% объема 0 дня) в группе лечения TNF-α. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего.**** P≤ 0,0001 по данным ANOVA с повторными измерениями.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.s002

    (TIF)

    S3 Рис. Субпопуляции лимфоцитов в опухолях после лечения цитокинами.

    Мышей с опухолями фланга B16.OVA лечили адоптивным переносом 2х10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных ОТ-I, внутрибрюшинно и 50 мкл PBS или рекомбинантного цитокина в PBS внутриопухолево (n = 5). Уровни инфильтрации опухоли (Рис. A) CD45 + лейкоцитов, (Рис. B) CD3 + Т-лимфоцитов, (Рис. C) CD4 + Т-лимфоцитов и (Рис. D) доля регуляторных Т-клеток CD4 + Т-клетки оценивали с помощью проточной цитометрии на 14 день после переноса.(Фигуры E – F) Количества эндогенных CD8 + TIL, нацеленных на ассоциированные с меланомой антигены TRP-2 и gp100, определяли количественно на 14 день после переноса с помощью окрашивания пентамером и проточной цитометрии. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05, ** P ≤ 0,01 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.s003

    (TIF)

    S4 Рис. Экспрессия маркеров анергии на CD8 + TIL на 4 день после переноса.

    B16.OVA-несущим мышам инъецировали 2×10 6 CD8a + лимфоцитов, обогащенных OT-I, внутрибрюшинно, и начиная с того же дня опухоли инъецировали либо PBS, либо рекомбинантным цитокином в PBS, либо оставляли без инъекций (n = 5).Долю CD3 + CD8 + TIL, экспрессирующих маркеры поверхностной анергии (фиг. A) CTLA-4 и (фиг. B) PD-1, анализировали с помощью проточной цитометрии на 4-й день после переноса. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. * P ≤ 0,05, ** P ≤ 0,01 и *** P ≤ 0,001 с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим апостериорным тестом Тьюки.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.s004

    (TIF)

    S5 Рис. Тепловая карта, суммирующая различные аспекты иммуностимулирующих цитокинов в модуляции микроокружения опухоли.

    Уменьшение (красный), увеличение (зеленый) или отсутствие изменений (серый) в статусе активации или пропорции различных популяций клеток после лечения цитокинами по сравнению с опухолями без инъекции.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0131242.s005

    (TIF)

    Благодарности

    Мы благодарим Сайлу Песонен, Симону Браманте, Микко Сиурала, Нору Рувинен-Лагерстрём и Минну Оксанен (все из Университета Хельсинки, Финляндия) за отличную экспертную помощь.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: ST MV AH. Проведены эксперименты: СТ СК ММ СГ СП. Проанализированы данные: СТ МВ. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: AK AH. Написал статью: СТ МВ АХ.

    Ссылки

    1. 1. Розенберг С.А., Ян Дж.С., Шерри Р.М., Каммула США, Хьюз М.С., Фан Г.К. и др. Устойчивые полные ответы у пациентов с метастатической меланомой, которые подвергались тщательному предварительному лечению, с использованием иммунотерапии с переносом Т-клеток. Clin Cancer Res 2011, 1 июля; 17 (13): 4550–4557.pmid: 21498393
    2. 2. Дадли М.Э., Ян Дж. К., Шерри Р., Хьюз М.С., Роял Р., Каммула Ю. и др. Адоптивная клеточная терапия для пациентов с метастатической меланомой: оценка подготовительных схем интенсивной миелоаблативной химиолучевой терапии. J Clin Oncol 2008, 10 ноября; 26 (32): 5233–5239. pmid: 18809613
    3. 3. Дадли М.Э., Вундерлих Дж. Р., Ян Дж. К., Шерри Р. М., Топалиан С. Л., Restifo NP и др. Адоптивная терапия с переносом клеток после немиелоаблативной, но лимфодеплетирующей химиотерапии для лечения пациентов с рефрактерной метастатической меланомой.J Clin Oncol 2005, 1 апреля; 23 (10): 2346–2357. pmid: 15800326
    4. 4. Kunert A, Straetemans T, Govers C, Lamers C, Mathijssen R, Sleijfer S и др. Т-клетки, созданные с помощью TCR, решают новые задачи при лечении солидных опухолей: выбор антигена, пригодность Т-клеток и сенсибилизация опухолевой среды. Front Immunol 2013 8 ноября; 4: 363. pmid: 24265631
    5. 5. Gilham DE, Debets R, Pule M, Hawkins RE, Abken H. CAR-T-клетки и солидные опухоли: настройка T-клеток, чтобы бросить вызов закоренелому противнику.Тенденции Мол Мед 2012 Июль; 18 (7): 377–384. pmid: 22613370
    6. 6. Калос М., Левин Б.Л., Портер Д.Л., Кац С., Групп С.А., Багг А. и др. Т-клетки с химерными антигенными рецепторами обладают мощным противоопухолевым действием и могут укреплять память у пациентов с запущенной лейкемией. Sci Transl Med 2011, 10 августа; 3 (95): 95ra73. pmid: 21832238
    7. 7. Мод С.Л., Фрей Н., Шоу П.А., Апленк Р., Барретт Д.М., Бунин Н.Дж. и др. Химерные антигенные рецепторные Т-клетки для устойчивой ремиссии при лейкемии.N Engl J Med 2014; 371 (16): 1507–17. pmid: 25317870
    8. 8. Moon EK, Wang LC, Dolfi DV, Wilson CB, Ranganathan R, Sun J и др. Многофакторная обратимая гипофункция Т-клеток может ограничивать эффективность человеческих Т-клеток, трансдуцированных химерным рецептором антител, в солидных опухолях. Clin Cancer Res 2014; 20 (16): 4262–73 pmid: 24

      3
    9. 9. Vacchelli E, Eggermont A, Fridman WH, Galon J, Zitvogel L, Kroemer G, et al. Наблюдение за испытаниями: иммуностимулирующие цитокины. Онкоиммунология 2013 1 июля; 2 (7): e24850.pmid: 24073369
    10. 10. Меткалф Д. Колониестимулирующие факторы и рак. Nat Rev Cancer, июнь 2010; 10 (6): 425–434. pmid: 20495576
    11. 11. Бирон CA. Интерфероны альфа и бета как регуляторы иммунитета — новый взгляд на иммунитет. 2001 июн; 14 (6): 661–664.
    12. 12. Vacchelli E, Galluzzi L, Eggermont A, Galon J, Tartour E, Zitvogel L и др. Наблюдение за испытаниями: иммуностимулирующие цитокины. Онкоиммунология 2012, 1 июля; 1 (4): 493–506. pmid: 22754768
    13. 13.ван Хорссен Р., Тен Хаген Т.Л., Эггермонт AM. TNF-альфа в лечении рака: молекулярные знания, противоопухолевые эффекты и клиническое применение. Онколог, апрель 2006 г .; 11 (4): 397–408. pmid: 16614236
    14. 14. Lotze MT, Grimm EA, Mazumder A, Strausser JL, Rosenberg SA. Лизис свежей и культивированной аутологичной опухоли лимфоцитами человека, культивированными в Т-клеточном факторе роста. Cancer Res 1981, ноябрь; 41 (11, часть 1): 4420–4425. pmid: 6975652
    15. 15. Диллман Р.О., Барт Н.М., Вандермолен Л.А., Махдави К., МакКлюр С.Е.Должны ли высокие дозы интерлейкина-2 оставаться предпочтительным методом лечения пациентов с метастатической меланомой? Cancer Biother Radiopharm 2012 августа; 27 (6): 337–343. pmid: 22804456
    16. 16. Ли С., Марголин К. Цитокины в иммунотерапии рака. Раки (Базель), 13 октября 2011 г .; 3 (4): 3856–3893.
    17. 17. Линардакис Э., Бейтман А., Фан В., Ахмед А., Гоф М., Оливье К. и др. Повышение эффективности вакцины слабой аллогенной меланомы путем слияния опухолевых клеток и опухолевых клеток, опосредованного вирусными фузогенными мембранными гликопротеинами.Cancer Res 2002, 1 октября; 62 (19): 5495–5504. pmid: 12359759
    18. 18. Фидлер И.Дж., Герстен Д.М., Будмен М.Б. Характеристика in vivo и in vitro опухолевых клеток, выбранных по устойчивости к цитотоксичности, опосредованной сингенными лимфоцитами. Cancer Res 1976 Sep; 36 (9 pt.1): 3160–3165. pmid: 975082
    19. 19. Петерсен С.К., Петерсен М.С., Аггер Р., Хокланд М.Э. Накопление в опухолевой ткани адоптивно перенесенных Т-клеток: сравнение внутривенной и внутрибрюшинной инъекции.J Immunother 2006, май-июнь; 29 (3): 241–249. pmid: 16699367
    20. 20. Розенберг С.А. IL-2: первая эффективная иммунотерапия рака человека. J Immunol 2014, 15 июня; 192 (12): 5451–5458. pmid: 24

      8

    21. 21. Галлуцци Л., Сеновилла Л., Зитвогель Л., Кремер Г. Секретный союзник: иммуностимуляция противоопухолевыми препаратами. Nat Rev Drug Discov 2012 3 февраля; 11 (3): 215–233. pmid: 22301798
    22. 22. Демария С., Форменти СК. Воздействие лучевой терапии на противоопухолевый иммунитет: значение для лечения рака.Front Oncol 2013 22 мая; 3: 128. pmid: 23734344
    23. 23. Обермюллер E, Vosseler S, Fusenig NE, Mueller MM. Совместные аутокринные и паракринные функции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и колониестимулирующего фактора гранулоцитов-макрофагов в прогрессировании клеток карциномы кожи. Cancer Res 2004, 1 ноября; 64 (21): 7801–7812. pmid: 15520186
    24. 24. Калуца ​​К.М., Томпсон Дж.М., Коттке Т.Дж., Флинн Гилмер ХК, Кнутсон Д.Л., Вайл Р.Г. Адоптивная Т-клеточная терапия способствует появлению геномно измененных вариантов ускользания от опухоли.Int J Cancer 2012, 15 августа; 131 (4): 844–854. pmid: 21935923
    25. 25. Буркхолдер Б., Хуанг Р.Ю., Берджесс Р., Луо С., Джонс В.С., Чжан В. и др. Опухолевые нарушения цитокинов и сетей иммунных клеток. Biochim Biophys Acta, апрель 2014 г .; 1845 г. (2): 182–201. pmid: 24440852
    26. 26. Генри С.Дж., Орнеллес Д.А., Митчелл Л.М., Брзоза-Льюис К.Л., Хилтболд Э.М. IL-12, продуцируемый дендритными клетками, увеличивает активацию CD8 + Т-клеток за счет продукции хемокинов CCL1 и CCL17.J Immunol 2008, 15 декабря; 181 (12): 8576–8584. pmid: 177
    27. 27. Domschke C, Schuetz F, Ge Y, Seibel T, Falk C, Brors B и др. Внутриопухолевые цитокины и биология опухолевых клеток определяют спонтанные иммунные ответы, специфичные для рака груди, и их корреляцию с прогнозом. Cancer Res 2009, 1 ноября; 69 (21): 8420–8428. pmid: 19843863
    28. 28. Рейсфельдер С., Стамова С., Госсманн С., Браун М., Бонерц А., Валличек Ю. и др. Опухолево-специфическая активность цитотоксических Т-лимфоцитов определяет прогноз пациента с колоректальным раком.J Clin Invest, февраль 2015 г .; 125 (2): 739–751. pmid: 25562322
    29. 29. Тартур Э, Гей А, Састре-Гарау X, Ломбард Сурин I, Моссери V, Фридман WH. Прогностическое значение экспрессии внутриопухолевой РНК-мессенджера интерферона гамма при инвазивных карциномах шейки матки. J Natl Cancer Inst 1998, 18 февраля; 90 (4): 287–294. pmid: 9486814
    30. 30. Ахмадзаде М, Розенберг С.А. Введение IL-2 увеличивает CD4 + CD25 (hi) Foxp3 + регуляторные Т-клетки у онкологических больных. Кровь 2006 15 марта; 107 (6): 2409–2414.pmid: 16304057
    31. 31. Мапара М.Ю., Сайкс М. Толерантность и рак: механизмы уклонения от опухоли и стратегии нарушения толерантности. J Clin Oncol 2004 15 марта; 22 (6): 1136–1151. pmid: 15020616
    32. 32. Сика А., Мантовани А. Пластичность и поляризация макрофагов: in vivo veritas. Дж. Клин Инвест 2012; 122 (3): 787–795. pmid: 22378047
    33. 33. Дитлин Т.А., Хофман FM, Лунд Б.Т., Гилмор В., Штолман С.А., Ван дер Вин Р.С. Вызванные микобактериями субпопуляции Gr-1 + из разных миелоидных клонов имеют противоположные эффекты на рост Т-клеток.J Leukoc Biol, май 2007 г.; 81 (5): 1205–1212. pmid: 17307863
    34. 34. Копье П., Цирюльник А, Сентман КЛ. Сотрудничество Т-клеток, экспрессирующих химерный антигенный рецептор (CAR), и Т-клеток-хозяев для оптимального устранения сформировавшихся опухолей яичников. Онкоиммунология 2013 1 апреля; 2 (4): e23564. pmid: 23734311
    35. 35. Виньяр В., Лемерсье Б., Лим А., Пандольфино М.С., Гийу И., Хаммари А. и др. Адаптивный перенос опухолево-реактивных клонов мелан-А-специфичных CTL пациентам с меланомой сопровождается увеличением частоты дополнительных мелан-А-специфичных Т-клеток.J Immunol 2005 октября, 1 октября; 175 (7): 4797–4805. pmid: 16177129
    36. 36. Клебанофф К.А., Гаттинони Л., Тораби-Паризи П., Керстанн К., Кардонес А.Р., Финкельштейн С.Е. и др. Самостоятельные / опухолевые CD8 + Т-клетки центральной памяти придают более высокий противоопухолевый иммунитет по сравнению с эффекторными Т-клетками памяти. Proc Natl Acad Sci U S. A 2005, 5 июля; 102 (27): 9571–9576. pmid: 15980149
    37. 37. Jackaman C, Bundell CS, Kinnear BF, Smith AM, Filion P, van Hagen D, et al. Внутриопухолевая иммунотерапия IL-2 усиливает CD8 + T-клетки, которые опосредуют разрушение опухолевых клеток и сосудистой сети, связанной с опухолью: новый механизм для IL-2.J Immunol 2003, 15 ноября; 171 (10): 5051–5063. pmid: 14607902
    38. 38. Петр I, Nawrath M, Kamarashev J, Odermatt B, Mezzacasa A, Hemmi S. Иммунотерапия мышиной меланомы K1735: комбинаторное использование рекомбинантного аденовируса, экспрессирующего CD40L, и других иммуномодуляторов. Cancer Gene Ther Июль 2002; 9 (7): 597–605. pmid: 12082460
    39. 39. Отт П.А., Ходи Ф.С., Роберт С. Блокада CTLA-4 и PD-1 / PD-L1: новые иммунотерапевтические методы с длительным клиническим эффектом у пациентов с меланомой.Clin Cancer Res 2013, 1 октября; 19 (19): 5300–5309. pmid: 24089443
    40. 40. Левин А.М., Бейтс Д.Л., Ринг А.М., Криг С., Лин Дж. Т., Су Л. и др. Использование естественного конформационного переключателя для создания «суперкина» интерлейкина-2. Nature 2012 25 марта; 484 (7395): 529–533. pmid: 22446627
    41. 41. Ван Л., Чанг Е. В., Вонг С. К., Онг С. М., Чонг Д. К., Линг К. Л.. Увеличение количества клеток-супрессоров миелоидного происхождения при раке желудка коррелирует со стадией рака и провоспалительными белками S100A8 / A9 плазмы.J Immunol 2013, 15 января; 190 (2): 794–804. pmid: 23248262
    42. 42. Hoque MO, Zhang Q, Liu L, Gong C, Shi H, Zeng Y и др. Прогностическое значение опухолевых макрофагов в солидной опухоли: метаанализ литературы. PLoS ONE 2012; 7 (12): e50946. pmid: 23284651
    43. 43. Bronte V, Chappell DB, Apolloni E, Cabrelle A, Wang M, Hwu P и др. Беспрепятственная продукция гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора опухолями подавляет ответы CD8 + Т-клеток за счет нарушения регуляции созревания антигенпрезентирующих клеток.J Immunol 1999, 15 мая; 162 (10): 5728–5737. pmid: 10229805
    44. 44. Гейнисман Д.М., Жа Й., Куннаваккам Р., Аклилу М., Катеначчи Д.В., Полит Б.Н. и др. Рандомизированное пилотное исследование I фазы модифицированного карциноэмбрионального антигена (СЕА) пептида (CAP1-6D) / монтанида / GM-CSF-вакцины у пациентов с аденокарциномой поджелудочной железы. J Immunother Cancer 2013, 27 июня; 1: 8–1426-1-8. eCollection 2013. pmid: 24829746
    45. 45. Spitler LE, Grossbard ML, Ernstoff MS, Silver G, Jacobs M, Hayes FA и др.Адъювантная терапия злокачественной меланомы III и IV стадии с использованием гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора. J Clin Oncol, апрель 2000; 18 (8): 1614–1621. pmid: 10764421
    46. 46. Дранофф Г. Вакцины против меланомы, секретирующие GM-CSF. Онкоген 2003 19 мая; 22 (20): 3188–3192. pmid: 12789295
    47. 47. Ху Дж. К., Гроб Р. С., Дэвис К. Дж., Грэм Нью-Джерси, Гровс Н., Гость П. Дж. И др. Исследование фазы I OncoVEXGM-CSF, онколитического вируса простого герпеса второго поколения, экспрессирующего колониестимулирующий фактор гранулоцитарных макрофагов.Clin Cancer Res, 15 ноября 2006 г., 12 (22): 6737–6747. pmid: 17121894
    48. 48. Cerullo V, Pesonen S, Diaconu I, Escutenaire S, Arstila PT, Ugolini M и др. Онколитический аденовирус, кодирующий колониестимулирующий фактор гранулоцитов, макрофагов, индуцирует противоопухолевый иммунитет у онкологических больных. Cancer Res 2010; 2010. 70 (11): 4297–4309.
    49. 49. Lenschow DJ, Walunas TL, Bluestone JA. CD28 / B7 система костимуляции Т-клеток. Анну Рев Иммунол 1996; 14: 233–258. pmid: 8717514
    50. 50.Гарридо Ф., Руис-Кабельо Ф., Кабрера Т., Перес-Виллар Дж. Дж., Лопес-Ботет М., Дагган-Кин М. и др. Значение для иммунного надзора за измененными фенотипами HLA класса I в опухолях человека. Immunol Today, февраль 1997 г., 18 (2): 89–95. pmid: 60
    51. 51. Кон Д.Б., Дотти Дж., Брентдженс Р., Савольдо Б., Йенсен М., Купер Л. Дж. И др. Автомобили на ходу в поликлинике. Mol Ther, март 2011 г .; 19 (3): 432–438. pmid: 21358705
    52. 52. Karre K, Ljunggren HG, Piontek G, Kiessling R. Селективное отторжение H-2-дефицитных вариантов лимфомы предполагает альтернативную стратегию иммунной защиты.Nature 1986, 20–26 февраля; 319 (6055): 675–678. pmid: 3951539
    53. 53. Quail DF, Joyce JA. Регуляция развития опухоли и метастазирования в микросреде. Нат Мед, ноябрь 2013 г .; 19 (11): 1423–1437. pmid: 24202395
    54. 54. Гаевский Т.Ф., Шрайбер Х., Фу YX. Врожденные и адаптивные иммунные клетки в микросреде опухоли. Nat Immunol, октябрь 2013 г .; 14 (10): 1014–1022. pmid: 24048123
    55. 55. Моцикат Р., Браумюллер Х., Гуми А., Эгетер О., Циглер Х., Ройш У. и др.Природные клетки-киллеры, активируемые MHC Class ILow, нацелены на первичные дендритные клетки, чтобы индуцировать защитный иммунный ответ Т-клеток CD8. 2003. 19 (4): 561–569.
    56. 56. Поцци Л.А., Масясек Ю.В., Рок К.Л. И дендритные клетки, и макрофаги могут стимулировать наивные CD8 Т-клетки in vivo к пролиферации, развитию эффекторной функции и дифференцировке в клетки памяти. J Immunol 2005, 15 августа; 175 (4): 2071–2081. pmid: 16081773
    57. 57. Серулло В., Коски А., Ваха-Коскела М., Хемминки А.Глава восьмая — Онколитические аденовирусы для иммунотерапии рака: данные на мышах, хомяках и людях. Adv Cancer Res 2012; 115: 265–318. pmid: 23021247

    Циркулирующих цитокинов предсказывают иммунную токсичность у пациентов с меланомой, получающих иммунотерапию на основе анти-PD-1

    Резюме

    Цель: Комбинированная терапия ингибиторами PD-1 и CTLA-4 значительно улучшила выживаемость пациентов с запущенной меланомой, но также связан со значительной иммунной токсичностью.Это исследование было направлено на определение циркулирующих цитокиновых биомаркеров ответа на лечение и иммунной токсичности.

    Дизайн эксперимента: Экспрессия 65 цитокинов была профилирована продольно у 98 пациентов с меланомой, получавших ингибиторы PD-1, отдельно или в комбинации с анти-CTLA-4, и в группе независимых проверок из 49 пациентов, получавших комбинацию анти-PD-1 и анти-CTLA-4. Экспрессия цитокинов коррелировала с реакцией RECIST и иммунной токсичностью, определяемой как токсичность, которая требовала постоянного прекращения лечения и введения высоких доз стероидов.

    Результаты: Одиннадцать цитокинов были значительно активированы у пациентов с тяжелой иммунной токсичностью на исходном уровне (PRE) и в начале лечения (EDT). Экспрессия этих 11 цитокинов была интегрирована в единый балл токсичности, балл CYTOX (цитокиновая токсичность), и прогностическая полезность этого балла была подтверждена в когортах исследования и проверки. AUC для оценки CYTOX в когорте валидации составляла 0,68 при PRE [95% доверительный интервал (ДИ), 0.51–0,84; P = 0,037] и 0,70 при EDT (95% ДИ 0,55–0,85; P = 0,017) с использованием анализа ROC.

    Выводы: Оценка CYTOX позволяет прогнозировать тяжелую иммунную токсичность у пациентов с меланомой, получавших комбинированную иммунотерапию против CTLA-4 и анти-PD-1. Эта оценка, которая включает провоспалительные цитокины, такие как IL1a, IL2 и IFNα2, может помочь в раннем лечении тяжелой, потенциально опасной для жизни иммунной токсичности.

    Трансляционная релевантность

    Идентификация биомаркеров крови, которые могут предсказать токсичность и ответ иммунотерапии, остается важной, но неудовлетворенной потребностью.В этом исследовании изучалась полезность циркулирующих цитокинов плазмы для прогнозирования иммунной токсичности и ответа на лечение у пациентов с меланомой, получавших иммунотерапию на основе анти-PD-1, отдельно или в комбинации с анти-CTLA-4. Уровни цитокинов в плазме, как правило, не менялись при иммунотерапии, что указывает на то, что анализ плазмы исходного уровня (PRE) или плазмы на ранней стадии лечения (EDT) может оказаться полезным в качестве стабильного биомаркера токсичности. Мы определили показатель токсичности (CYTOX), который включает экспрессию 11 циркулирующих цитокинов, которая была значительно выше у пациентов с тяжелой иммунной токсичностью при PRE и EDT.Мы подтвердили прогностическую ценность показателя CYTOX в независимой когорте пациентов, получавших комбинацию ингибиторов PD-1 и CTLA-4. Эти результаты имеют важное клиническое значение для прогнозирования и раннего лечения тяжелой, потенциально опасной для жизни иммунной токсичности.

    Введение

    За последние 5 лет произошло заметное улучшение выживаемости пациентов с запущенной меланомой благодаря использованию иммунных контрольных точек, которые способствуют опосредованной Т-клетками противоопухолевой активности (1, 2).Ингибиторы иммунных контрольных точек, нацеленные на рецепторы цитотоксического Т-лимфоцитарного антигена-4 (CTLA-4; ипилимумаб) и запрограммированной смерти-1 (PD-1; ниволумаб и пембролизумаб), вызывают устойчивый ответ и продлевают выживаемость пациентов с меланомой (3-5) , и теперь начали адъювантную терапию.

    Циркулирующие биомаркеры ответа на терапию на основе анти-PD-1 широко исследовались. Например, циркулирующая ДНК опухоли, частота активированных моноцитов (CD14 + CD16 HLA-DR hi ) и количество нейтрофилов, как было показано, позволяют прогнозировать общую выживаемость без прогрессирования и общую выживаемость у пациентов, получавших ингибиторы иммунных контрольных точек. (6–8).Напротив, было немного исследований, посвященных изучению биомаркеров, которые прогнозируют риск иммунных побочных эффектов (IRAE; см. Ссылку 9), несмотря на то, что irAE степени 3/4 встречаются у более чем 50% пациентов, получавших комбинированные ингибиторы иммунных контрольных точек (10 , 11). Раннее распознавание и вмешательство имеют решающее значение для тяжелых ИРП, и многим пациентам требуется прерывание и прекращение лечения и / или иммунодепрессанты, такие как высокие дозы стероидов, инфликсимаб или микофенолят (12).

    Цитокины являются важными регуляторами иммунной активности хозяина; они способствуют привлечению иммунных клеток в микроокружение опухоли (13-17) и индуцируют экспрессию рецепторов иммунных контрольных точек, включая TIM-3 и PD-1 (18).Следовательно, эти растворимые медиаторы могут служить прогностическими биомаркерами иммунотерапевтического ответа и / или иммуноопосредованной токсичности. Например, исходные уровни TGFβ и IL10 в сыворотке коррелировали с клиническим исходом, а повышенные исходные уровни IL17 предсказывали колит 3 степени у пациентов с меланомой, получавших неоадъювантный ипилимумаб ( n = 35; ссылка 19). Однако эти результаты еще предстоит подтвердить, и роль циркулирующих цитокинов в прогнозировании иммунной токсичности остается неизученной.

    В этом исследовании мы проанализировали экспрессию 65 цитокинов в продольных образцах плазмы, собранных до терапии и во время лечения у пациентов с меланомой, получавших ингибиторы PD-1 (ниволумаб или пембролизумаб), отдельно или в комбинации с ингибитором CTLA-4. ипилимумаб. Экспрессия цитокинов коррелировала с развитием иммунной токсичности. Несмотря на то, что уровни цитокинов сильно различались между пациентами, в ходе лечения наблюдалась ограниченная вариабельность внутри пациентов.Важно отметить, что повышенные уровни 11 циркулирующих цитокинов на исходном уровне (PRE) и в начале лечения (EDT) были в значительной степени связаны с развитием иммунной токсичности высокой степени. Объединение этих 11 цитокинов в единый показатель токсичности (CYTOX) также предсказал иммунную токсичность в независимой когорте пациентов с меланомой, получавших комбинированные ингибиторы PD-1 и CTLA-4.

    Материалы и методы

    Пациенты и лечение

    Пациенты с меланомой III или IV стадии, получавшие иммунотерапию в Австралийском институте меланомы (Уолстонкрафт, Новый Южный Уэльс, Австралия) и больнице Вестмид (Уэстмид, Новый Южный Уэльс, Австралия) в период с ноября 2012 г. по Февраль 2018 года были включены в это исследование.Исследование было проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией и Национальным заявлением Австралии об этическом поведении в исследованиях на людях, принятом Национальным советом по здравоохранению и медицинским исследованиям Австралии. Письменное информированное согласие было получено от всех пациентов в соответствии с утвержденными протоколами Комитета по этике исследований на людях из больницы Королевского принца Альфреда (протокол X15-0454 и HREC / 11 / RPAH / 444). Пациентов с меланомой лечили либо монотерапией анти-PD-1 (пембролизумаб или ниволумаб), либо анти-PD-1 в сочетании с анти-CTLA-4 (ипилимумаб).Режимы дозирования соответствовали дозам, утвержденным FDA, или вводились в соответствии с графиком, указанным в клинических испытаниях ABC, MK3475-001, MK3475-006, MK3475-029, CA209-742, CA209-401, CheckMate-511 и OpACIN-neo ( NCT02374242, NCT01295827, NCT02083484, NCT02089685, NCT02

    6, NCT02599402, NCT02714218 и NCT02977052; ссылки 20, 21).

    Характеристики заболевания и клиническая оценка

    Были собраны демографические данные пациентов и клинико-патологические особенности, включая пол, возраст, исходные уровни лактатдегидрогеназы (ЛДГ) и стадию M Американского объединенного комитета по раку (8-е издание).Исходная опухолевая нагрузка заболевания определялась как сумма произведения двумерных диаметров (SPOD) для каждого метастаза ≥5 мм по длинной оси (≥15 мм по короткой оси для лимфатических узлов). SPOD ≤ 1000 мм 2 считалось низким бременем болезни, а> 1000 мм 2 считалось бременем высокого заболевания (6). Определенный исследователем объективный ответ оценивался рентгенологически с помощью КТ и МРТ головного мозга с интервалом в 2–3 месяца с использованием критериев RECIST 1.1 (22). Пациенты с полным ответом (ПО) или частичным ответом как лучшим ответом были классифицированы как ответившие, а пациенты со стабильным или прогрессирующим заболеванием были классифицированы как не ответившие.Продолжительность наблюдения рассчитывалась от даты введения первой дозы системной терапии до следующих трех дат: дата смерти, потеря для последующего наблюдения или 31 мая 2018 г.

    Данные о токсичности были классифицированы в соответствии с Общими рекомендациями Национального института рака. Критерии терминологии для нежелательных явлений версии 4.0. Тяжелые ирАЭ были определены как требующие прерывания дозы и применения высоких доз стероидов (эквивалентная доза преднизолона ≥50 мг / день) или других иммуномодулирующих препаратов, таких как инфликсимаб и микофенолят.Мы включили только тяжелые ирНЯ, которые развились в течение 6 месяцев после начала лечения, поскольку отсроченную токсичность может быть трудно предсказать с использованием уровней цитокинов до лечения и на ранних этапах лечения. Лечение ирНЯ соответствовало стандартным рекомендациям и оставалось на усмотрение лечащего врача. Эндокринопатии, требующие заместительной гормональной терапии, в том числе неосложненный гипофизит, не считались тяжелыми токсиками. Пациенты, у которых не было тяжелой токсичности в соответствии с приведенным выше описанием или не было токсичности, были отнесены к категории «без тяжелых ИРП».”

    Образцы плазмы

    Образцы периферической крови у пациентов были собраны проспективно на исходном уровне (PRE, сбор за 0–29 дней до начала терапии) и через регулярные промежутки времени во время терапии, включая ранние (EDT; 1–6 неделя после начала терапии ), MID (7–11 неделя после терапии) и LATE (12–18 неделя после терапии). Образцы крови (~ 10 мл) собирали в пробирки с EDTA Vacutainer (пробирки для сбора крови BD Vacutainer) и обрабатывали в течение 4 часов после сбора. Образцы центрифугировали при 1500 об / мин (800 × г ​​) в течение 15 минут при комнатной температуре для сбора плазмы, после чего следовало второе центрифугирование при 4100 об / мин (1600 × г ​​) в течение 10 минут для дальнейшего удаления плазмы.Просветленные образцы плазмы хранили при -80 ° C.

    Мультиплексный анализ цитокинов / хемокинов

    Неразбавленные образцы плазмы были профилированы с использованием 65-плексного анализа человеческих цитокинов / хемокинов (номер по каталогу: HD65; Eve Technologies). В анализе обнаружения 65-сплетений использовалось 150 мкл неразбавленной плазмы на цикл, и каждый цикл выполнялся в двух экземплярах; дубликаты не различались более чем на 4% (данные не показаны). Значения интенсивности флуоресценции были получены на основе анализа открытия и прямо пропорциональны количеству белков в образцах (23).Значения флуоресценции были нормализованы для учета потенциальных эффектов партии и планшета, как описано ранее (24).

    Статистический анализ

    Значения интенсивности флуоресценции были логарифмически 2 преобразованы для достижения однородности дисперсии и получения менее искаженного распределения для анализа. Дифференциальную экспрессию цитокинов проводили с использованием инструмента онлайн-анализа Morpheus (https://software.broadinstitute.org/morpheus; Broad Institute, Cambridge, MA). Дифференциально экспрессируемые цитокины были отобраны с использованием теста t с скорректированным FDR P ≤ 0.05 и log 2 -кратное изменение (log 2 FC)> 0,7 в качестве критерия отсечения. Сумма 11 цитокинов, дифференциально экспрессируемых у пациентов с тяжелыми ирАЭ по сравнению с пациентами без тяжелых ирАЭ, была определена как показатель CYTOX. ROC-анализ использовался для оценки показателей CYTOX в отдельной проверочной когорте. Анализ ROC и кривые были созданы в GraphPad Prism (версия 7.02). Анализ выживаемости Каплана-Мейера был выполнен для каждого цитокина с использованием лог-рангового теста, а реакция RECIST оценивалась с использованием точного критерия Фишера.Пациенты были разделены на две группы: либо выше, либо ниже среднего значения цитокинов и соответствующей ассоциации с выживаемостью и тестируемым ответом.

    Результаты

    Характеристики пациентов и образцов

    В когорту открытия вошли 98 пациентов с неоперабельной меланомой III или IV стадии; 40 пациентов получали монотерапию анти-PD-1 (когорта 1, 40/98) и 58 лечились комбинированной терапией ингибиторами PD-1 и CTLA-4 (когорта 2, 58/98). Среднее время наблюдения составило 25.2 месяца (диапазон 2,4–45,1 месяца) в когорте 1 и 36,3 месяца (диапазон 3,1–40,5 месяца) в группе 2, при этом 14 (35%) пациентов и 47 (81%) пациентов были живы, соответственно, на момент анализа. Две группы лечения были схожими по полу, возрасту, ЛДГ и исходному объему заболевания с большим количеством пациентов со стадией M1c в когорте 1 по сравнению с когортой 2 (85% против 59%; P <0,01; точный критерий Фишера; Таблица 1 ). Частота объективных ответов составила 16 из 40 (40%) в когорте 1 и 47 из 58 (81%) в когорте 2, и 5 из 58 (9%) пациентов, перенесших CR, в когорте 2.Когорта независимой валидации (когорта 3), состоящая из 49 пациентов, получавших комбинированную терапию анти-PD-1 и анти-CTLA-4, также была включена, и клинические характеристики показаны в таблице 1. Среднее время наблюдения в этой когорте составило 14,5 месяцев , и 43 (88%) пациента были живы на момент анализа.

    Таблица 1.

    Характеристики пациентов и заболевания

    Всего было собрано 309 образцов плазмы из когорт 1 и 2, включая образец PRE для всех 98 пациентов, а также пролонгированные образцы на протяжении всего курса лечения (EDT, MID и LATE; Дополнительная таблица S1).Всего было собрано 98 образцов плазмы из когорты 3, включая 49 образцов PRE и 49 образцов EDT.

    Профили цитокинов демонстрируют значительные изменения у разных пациентов, но ограниченные внутрипациентные

    Сначала мы исследовали базовую экспрессию 65 циркулирующих цитокинов в когортах 1 и 2, чтобы изучить степень вариабельности у разных пациентов. Анализ плазмы PRE показал, что большинство цитокинов (46/65; 71%) были экспрессированы на относительно низких уровнях, со средним значением относительных единиц флуоресценции (RFU) менее 100.Для большинства цитокинов между пациентами наблюдались большие вариации с коэффициентом вариации (CV) более 200% для 34 из 65 (52%) цитокинов. IL5, IL17A, IL20 и MIP-1α продемонстрировали наибольшую вариабельность с CV более 300% (дополнительный рисунок S1).

    Временной профиль экспрессии цитокинов исследовали путем исследования образцов плазмы во время лечения. Беспристрастная кластеризация, основанная на профилях экспрессии цитокинов, показала, что большинство образцов плазмы оставались кластеризованными по пациенту, что указывает на ограниченное изменение уровней цитокинов пациента во время курса лечения (дополнительный рис.S2). Соответственно, сравнение согласованных с пациентом пар плазмы PRE – EDT ( n = 95) или PRE – EDT – MID ( n = 14) в когортах 1 и 2 не показало значительных изменений во времени в экспрессии 65 цитокины (данные не показаны).

    Повышенная экспрессия циркулирующих цитокинов у пациентов с тяжелой иммунной токсичностью

    Связь циркулирующих цитокинов с развитием тяжелых ирАЭ была первоначально исследована у пациентов, получавших комбинированную иммунотерапию (когорта 2), поскольку это лечение вызывает значительно более высокую токсичность, чем антибиотик -Монотерапия ПД-1 (25).Важно отметить, что связанная с терапией токсичность у пациентов, получавших комбинацию анти-PD-1 и анти-CTLA-4, не коррелировала с ответом на лечение (дополнительная таблица S2). Клинико-патологические переменные — пол, возраст, ЛДГ, стадия и исходный объем заболевания (таблица 1) также не были связаны с токсичностью (данные не показаны).

    Из 58 пациентов в когорте 2 у 52 пациентов был получен образец крови EDT в течение 3 недель после начала терапии. Один пациент уже принимал высокие дозы стероидов от аутоиммунного гепатита на момент взятия пробы крови EDT и был исключен из этого анализа.Остающийся 51 пациент был оценен, чтобы определить, может ли экспрессия цитокинов предсказать тяжелую иммунную токсичность, определяемую как ирПЯ, развившиеся в течение 6 месяцев и требующие прерывания дозы и использования высоких доз стероидов (доза преднизолона ≥50 мг / день эквивалент). или другие иммуномодулирующие агенты. Среднее время между взятием крови EDT и появлением токсичности составляло 4 недели (диапазон 0,7–21 недели).

    Из 51 пациента у 24 (48%) были тяжелые ирНЯ, потребовавшие вмешательства. Возникновение ирНЯ в течение 6 месяцев после начала лечения произошло у 21 из 24 пациентов; У 5 был аутоиммунный гепатит, у 6 — колит, у 5 — тяжелый дерматит, у 2 — пневмонит, у 2 — панкреатит и у 1 — обострение ранее существовавшей ревматической полимиалгии.Позднее возникновение иммунной токсичности произошло у 3 пациентов в возрасте 6,2, 11 и 24 месяцев с колитом, панкреатитом и невритом зрительного нерва, соответственно (таблица 2).

    Таблица 2.

    Профили токсичности пациентов когорты 2, получающих комбинированную иммунотерапию

    Мы исследовали, были ли цитокины дифференциально экспрессированы у пациентов с тяжелыми ирАЭ по сравнению с пациентами, у которых не было тяжелых ирАЭ, с использованием тест-инструмента Morpheus t (Broad Institute, Cambridge, MA. ). Мы идентифицировали 17 цитокинов в PRE и 16 цитокинов в EDT, которые дифференциально повышались у пациентов с тяжелой токсичностью (скорректированный по FDR P ≤ 0.05 и log 2 FC> 0,7; Дополнительные таблицы S3 и S4). Одиннадцать из этих дифференциально регулируемых цитокинов (G-CSF, GM-CSF, Fractalkine, FGF-2, IFNα2, IL12p70, IL1a, IL1B, IL1RA, IL2 и IL13) были повышены как в моменты времени PRE, так и EDT (рис. 1) .

    Рисунок 1. Диаграмма

    Венна дифференциально экспрессируемых цитокинов при PRE и EDT. Показаны цитокины, которые были значительно повышены у пациентов с тяжелыми ирАЭ (FDR ≤ 0,05; log 2 FC> 0,7). Цитокины, совокупно повышенные на уровнях PRE и EDT, были выбраны в качестве оценки CYTOX.

    Панель цитокинов позволяет прогнозировать ирАЭ при меланоме

    11 цитокинов, связанных с тяжелой токсичностью, были объединены в единый балл токсичности, показатель CYTOX, и прогностическая полезность этого показателя оценивалась в когорте 2 открытия и когорте независимых проверок. 3 с использованием ROC-анализа. AUC по шкале CYTOX для определения тяжелой токсичности составила 0,78 [95% доверительный интервал (ДИ), 0,65–0,91; P = 0,0009] при PRE и 0,77 (95% ДИ, 0,63–0,90; P = 0.0014) в EDT для когорты 2 (рис. 2; таблица 3). Аналогичная прогностическая эффективность наблюдалась в когорте 3 валидации. AUC для оценки CYTOX составляла 0,68 при PRE (95% ДИ, 0,51–0,84; P = 0,037) и 0,70 при EDT (95% ДИ, 0,55–0,85; P = 0,017; рис.2; таблица 3).

    Рисунок 2. Анализ кривой

    ROC для панели из 11 цитокинов (оценка CYTOX) в когорте 2 и валидации 3. Сумма панели из 11 цитокинов (G-CSF, GM-CSF, Fractalkine, FGF-2 , IFNα2, IL12p70, IL1a, IL1B, IL1RA, IL2 и IL13) сравнивали с использованием анализа кривой ROC между пациентами с тяжелыми ирАЭ и пациентами без тяжелых ирАЭ на PRE и EDT в когортах обнаружения и проверки.

    Таблица 3. Анализ кривой ROC

    с использованием суммы панели 11-цитокинов (оценка CYTOX)

    Связь экспрессии цитокинов с ответом на подавление иммунных контрольных точек

    Мы также исследовали, была ли исходная экспрессия цитокинов связана с ответом пациента и выживаемостью до иммунотерапия. При дихотомии вокруг медианы TRAIL, MCP-1 и IL2 у пациентов, получавших монотерапию анти-PD-1 (когорта 1), и TNFα, IL8 и IP-10 у пациентов, получавших комбинацию анти-CTLA-4 и анти- PD-1 (когорта 2) были значимо связаны с общей выживаемостью (дополнительная таблица S5).Экспрессия IL2, IP-10, MCP-4, TARC и ENA78 также была значимо связана с ответом RECIST в когорте 1 (дополнительная таблица S6), но не было обнаружено значительной связи с ответом в когорте 2. Точно так же не было обнаружено никаких цитокинов. с ответом в валидационной когорте 3, и только SDF-1 был связан с выживаемостью в ответ на комбинированную иммунотерапию в валидационной когорте (дополнительная таблица S5).

    Обсуждение

    Комбинация ингибиторов PD-1 и CTLA-4 демонстрирует наибольшую эффективность, но связана со значительной аутоиммунной токсичностью, при этом более чем у 50% пациентов развиваются ирАЭ 3/4 степени (10, 11), что требует прерывания лечения или прекращения лечения. и / или иммуносупрессия (12).Несмотря на серьезность ирАЭ, имеется ограниченное количество сообщений о биомаркерах, которые предсказывают риск иммунной токсичности у пациентов, получающих иммунотерапию. Циркулирующие цитокины, такие как снижение уровня IL10 и повышение уровня IL17, были связаны с ирАЭ у пациентов с меланомой после лечения ипилимумабом (19, 26). Несмотря на эти результаты, в настоящее время не существует проверенных биомаркеров, которые могли бы идентифицировать пациентов, подверженных риску развития ирНЯ, или привести к обнаружению токсичности до клинического проявления.В этом исследовании мы продемонстрировали, что повышенные уровни циркулирующих цитокинов являются прогностическими факторами тяжелой иммунной токсичности у пациентов с меланомой, получавших комбинированную иммунотерапию против CTLA-4 и анти-PD-1.

    Повышенная экспрессия 11 цитокинов (G-CSF, GM-CSF, Fractalkine, FGF-2, IFNα2, IL12p70, IL1a, IL1B, IL1RA, IL2 и IL13) была тесно связана с тяжелыми ирАЭ, которые требовали вмешательства с использованием высоких доз иммуномодуляторы. Эти цитокины обладают мощной провоспалительной активностью, включая стимуляцию рекрутирования, пролиферации, выживания, дифференцировки и эффекторных функций иммунных клеток (27, 28), и многие из этих цитокинов (т.е., IL1a, IL1b, IL2, IFNα2 и IL12p70) вовлечены в воспаление, лежащее в основе аутоиммунных заболеваний (29, 30). Экспрессия этих цитокинов может помочь идентифицировать пациентов, которые подвержены риску тяжелой токсичности и которым, следовательно, будет полезно тщательное наблюдение за ирНЯ и раннее вмешательство или лечение первой линии с помощью монотерапии анти-PD-1.

    Экспрессия цитокинов в этом исследовании выражается как RFU, а не как концентрация. Низкий уровень экспрессии цитокинов в плазме означал, что RFU-сигналы часто были ниже стандартных белковых кривых, используемых в анализах обнаружения, и это препятствовало расчетам абсолютной концентрации цитокинов.Однако ранее мы показали, что RFU являются точными индикаторами относительных уровней цитокинов (23), а анализ RFU предоставил больше статистической мощности для проверки различий в уровнях экспрессии цитокинов (24). Экспрессия 65 цитокинов в когортах также измерялась в разных аналитических планшетах и ​​партиях, что, возможно, способствовало некоторым расхождениям в RFU из-за различий в партии для анализа (т. Однако данные цитокинов были нормализованы перед анализом для корректировки вариаций партий и планшетов, как подробно описано в разделе «Материалы и методы».

    Также была исследована взаимосвязь между уровнями цитокинов и ответом пациента на иммунотерапию. Хотя исходная экспрессия некоторых цитокинов была связана с ответом на лечение и / или общей выживаемостью, они не были общими для трех когорт. Например, высокие уровни IL2 были связаны только с улучшением выживаемости и лучшим ответом на лечение у пациентов, получавших монотерапию анти-PD-1. IL2 усиливает цитолитическую активность CD8 + Т-клеток и используется в клинических условиях для усиления ответа Т-клеток у пациентов с метастатической меланомой (31–33).Хотя эти результаты не были подтверждены, эти выводы носят провокационный характер и требуют дальнейшего расследования.

    В заключение, циркулирующие цитокины являются стабильными маркерами, которые предсказывают тяжелую иммунную токсичность у пациентов с меланомой, леченных комбинацией ингибиторов PD-1 и CTLA-4. Эти данные имеют важное клиническое значение для прогнозирования и раннего лечения тяжелой, потенциально опасной для жизни иммунной токсичности и должны быть дополнительно подтверждены в более крупных когортах из нескольких учреждений.

    Раскрытие информации о потенциальных конфликтах интересов

    A.M. Мензис является консультантом / членом совета директоров компаний Bristol-Myers Squibb, MSD, Novartis, Roche и Pierre Fabre. А. Гумински является консультантом / членом совета директоров компаний Merck KgA, Bristol-Myers Squibb, Regeneron, Pfizer, Roche и Sun Pharma. РС. Карлино является консультантом / членом совета директоров компаний Bristol-Myers Squibb, MSD, Novartis, Amgen и Pierre Fabre. Р.Ф. Кеффорд является консультантом / членом совета директоров компаний Roche, Amgen, Bristol-Myers Squibb, Merck, Novartis и TEVA и сообщает, что получает гонорары от бюро докладчиков от компаний Merck, Bristol-Myers Squibb и Novartis.Р.А. Сколайер является консультантом / членом совета директоров компаний Merck Sharp & Dohme, Novartis, NeraCare и Myriad. Г.В. Лонг является консультантом / членом совета директоров компаний Bristol-Myers Squibb, Novartis, Roche, Amgen, Pierre Fabre, Array, Merck и Incyte. Другие авторы не сообщили о потенциальных конфликтах интересов.

    Вклад авторов

    Концепция и дизайн: S.Y. Лим, Дж. Ли, А. Мензис, М. Карлино, Г. Лонг, Х. Ризос

    Разработка методологии: С.Ю. Лим, Дж. Х. Ли, А. Мензис, М. Карлино, Э.Дж. Брин, Р.А. Сколайер, Г. Лонг, Х. Ризос

    Сбор данных (предоставленные животные, приобретенные и обслуживаемые пациенты, предоставленные помещения и т. Д.): J.H. Ли, А. Мензис, А. Гумински, М.С. Карлино, Р.Ф. Кеффорд, Р.А. Сколайер, Г. Лонг, Х. Ризос

    Анализ и интерпретация данных (например, статистический анализ, биостатистика, вычислительный анализ): S.Y. Лим, Дж. Ли, Э.Дж. Брин, Дж. Ян, С. Газанфар, Р.А. Сколайер, Г.В. Лонг, Х. Ризос

    Написание, рецензирование и / или исправление рукописи: S.Y. Лим, Дж. Ли, Т. Жид, А. Мензис, А. Гумински, М.С. Карлино, J.Y.H. Ян, С. Газанфар, Р.Ф. Кеффорд, Р.А. Сколайер, Г. Long, H. Rizos

    Административная, техническая или материальная поддержка (т. Е. Отчетность или систематизация данных, построение баз данных): J.H. Ли, Х. Ризос

    Кураторство: утра. Мензис, Х. Ризос

    Благодарности

    Авторы хотели бы поблагодарить персонал биобанков в Австралийском институте меланомы, больницы Королевского принца Альфреда и Вестмид, а также пациентов и их семьи.Авторы также хотели бы поблагодарить доктора Дана Пасковичи за помощь в нормализации данных. Эта работа была поддержана финансированием из грантов проекта NHMRC 1130423 и 1093017, а также премией научного сотрудника Института рака Сиднейского центра трансляционных исследований рака. С.Ю. Лим поддерживается грантом № 1123911, предоставленным в рамках приоритетной программы совместных исследований рака и софинансируемым Cancer Australia и Cure Cancer Australia Foundation. ЯВЛЯЮСЬ. Menzies поддерживается стипендией Института рака Нового Южного Уэльса.Р.А. Сколайер и Г. Long поддерживаются стипендиями практикующих NHMRC. Х. Ризос поддерживается исследовательским сообществом NHMRC.

    Расходы на публикацию этой статьи были частично покрыты за счет оплаты страницы. Таким образом, данная статья должна быть помечена как реклама в соответствии с 18 U.S.C. Раздел 1734 исключительно для указания этого факта.

    • Получено 27 августа 2018 г.
    • Исправление получено 11 октября 2018 г.
    • Принято 5 ноября 2018 г.
    • Опубликовано впервые 8 ноября 2018 г.
    • © Американская ассоциация исследований рака, 2018 г.

    Уровни цитокинов в сыворотке у пациентов с раком молочной железы во время неоадъювантного лечения бевацизумабом — Онкологический центр им. М. Д. Андерсона

    @article {ae6f16491e8c4248b78b8ad525f6e82b,

    title = «Уровни цитокинов в сыворотке с

    пациентов с неоадъювантным раком молочной железы, аннотация

    у пациентов с раком молочной железы. «Высокая концентрация циркулирующего фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) у онкологических больных связана с агрессивным фенотипом опухоли.Здесь уровни сыворотки 27 цитокинов и количество клеток крови были оценены у пациентов с раком груди, получавших неоадъювантную химиотерапию с бевацизумабом (Bev) или без него, в рандомизированной когорте из 132 пациентов с неметастатическими HER2-отрицательными опухолями. Уровни цитокинов определяли до лечения и в различные моменты времени. Режим цитотоксической химиотерапии фторурацилом, эпирубицином и циклофосфамидом (FEC) оказал сильное влияние как на циркулирующие лейкоциты, так и на уровни циркулирующих цитокинов.В конце лечения FEC общее снижение уровней цитокинов коррелировало со снижением количества лейкоцитов и было значительно больше у пациентов из группы Bev для цитокинов, таких как VEGF-A, IL-12, IP-10 и Ил-10. Среди пациентов, получавших Bev, пациенты с патологическим полным ответом (pCR) демонстрировали значительно более низкие уровни VEGF-A, IFN-γ, TNF-α и IL-4, чем пациенты без pCR. Этот эффект не наблюдался в группе, получавшей только химиотерапию. Было обнаружено, что определенные профили циркулирующих цитокинов коррелируют с различными типами иммунных клеток в месте опухоли.У пациентов из группы Bev уровни цитокинов в сыворотке коррелировали с более высокими уровнями цитотоксических Т-клеток в конце режима терапии, что указывало на ответ на лечение. Более высокая частота ответа у пациентов, получавших Bev, и более сильная корреляция между уровнями цитокинов в сыворотке и инфильтрирующими клетками CD8T заслуживают дальнейшего изучения. »,

    ключевые слова =« Бевацизумаб, VEGF-A, цитокины, иммунитет, неоадъювант »,

    author =« Shakila Джабин, Мануэла Цукник, Марианна Ном, Рут Данненфельзер, Томас Флейшер, Сурендра Кумар и Торбен Л {\ «у} дер и {фон дер Липпе Гитфельд}, Хедда и Ольга Троянская и Ките, {Джон Амунд} и Б {\ o} rresen-Dale, {Anne Lise} и Bj {\ o} rn Naume и Xavier Tekpli, Olav Engebraaten и Vessela Kristensen «,

    note =» Информация о финансировании: Центр исследований рака груди им. К.Г. Джебсена, региональное управление здравоохранения Юго-Восточной Норвегии, Акерсхус Университетская больница Norges Forskningsr? D Норвежское общество рака молочной железы Это клиническое испытание было частично поддержано щедрыми грантами Движения розовой ленты и Норвежского общества рака молочной железы (проект №.11003001) и Норвежский исследовательский совет (проект № 1

    / V50). Кроме того, в проекте участвовал Центр исследования рака груди им. К. Г. Джебсена. SJ был доктором наук Управления здравоохранения Юго-Восточной Норвегии (грант 272904, выданный В.Н. Кристенсену). Профилирование цитокинов было выполнено с помощью гранта Strategiske forskningsmidler ved Akershus University Hospital (грант 266972). Это клиническое исследование было поддержано Движением розовой ленты, Норвежским обществом рака молочной железы (проект № 11003001) и Норвежским исследовательским советом (проект №.1

    / V50). Центр исследования рака груди им. К. Г. Джебсена также внес свой вклад в этот проект. SJ был доктором наук Управления здравоохранения Юго-Восточной Норвегии (грант 272904, выданный В. Н. Кристенсену). Профилирование цитокинов было выполнено с помощью гранта Strategiske Midler при университетской больнице Акерсхуса (грант 266972). Мы хотим поблагодарить Грету И. Г. Алнес и Йовану Клайич за их помощь в работе с образцами. Информация о финансировании: это клиническое исследование было поддержано Движением розовой ленты, Норвежским обществом рака молочной железы (проект №11003001) и Норвежский исследовательский совет (проект № 1

    / V50). Центр исследования рака груди им. К. Г. Джебсена также внес свой вклад в этот проект. SJ был доктором наук Управления здравоохранения Юго-Восточной Норвегии (грант 272904, выданный В. Н. Кристенсену). Профилирование цитокинов было выполнено с помощью гранта Strategiske Midler при университетской больнице Акерсхуса (грант 266972). Мы хотим поблагодарить Грету И. Г. Алн {\ ae} и Йовану Клайич за их помощь в работе с образцами. Информация о финансировании: Центр исследования рака груди им. К.Г. Джебсена Юго-Восточная Норвегия Региональное управление здравоохранения Университетская больница Акерсхуса Norges For-skningsra ° d Норвежское общество рака молочной железы Это клиническое исследование было частично поддержано щедрыми грантами Движения розовой ленты и Норвежского общества рака молочной железы. (№ проекта.11003001) и Норвежский исследовательский совет (проект № 1

    / V50). Кроме того, в проекте участвовал Центр исследования рака груди им. К. Г. Джебсена. SJ был доктором наук Управления здравоохранения Юго-Восточной Норвегии (грант 272904, выданный В.Н. Кристенсену). Профилирование цитокинов было выполнено с помощью гранта Strategiske forskningsmidler ved Akershus University Hospital (грант 266972). Авторские права издателя: {\ textcopyright} 2018, {\ textcopyright} 2018 Taylor & Francis Group, LLC. «,

    year =» 2018 «,

    month = nov,

    day =» 2 «,

    doi =» 10.1080 / 2162402X.2018.1457598 «,

    language =» English (US) «,

    volume =» 7 «,

    journal =» OncoImmunology «,

    issn =» 2162-4011 «,

    publisher =» Landes » Bioscience «,

    number =» 11 «,

    }

    Клетки-киллеры, индуцированные цитокинами, эффективны против стволовых клеток рака саркомы, избавленных от химиотерапии и таргетной терапии. эффективны против стволовых клеток рака саркомы, за исключением химиотерапии и таргетной терапии.»,

    abstract =» Метастатические саркомы костей и мягких тканей часто рецидивируют после химиотерапии (CHT) и молекулярной таргетной терапии (mTT), сохраняя тяжелый прогноз. Предполагается, что подмножество стволовых клеток рака саркомы (sCSC) сопротивляется обычным лекарствам и выдерживает рецидивы заболевания. Мы исследовали иммунотерапевтическую активность цитокин-индуцированных клеток-киллеров (CIK) против аутологичных sCSC, которые пережили CHT и mTT. Экспериментальная платформа включала две агрессивные модели саркомы костей и мягких тканей: остеосаркому (OS) и недифференцированную плеоморфную саркому (UPS).Для визуализации предполагаемых sCSC мы сконструировали полученные от пациентов культуры сарком (2 OS и 3 UPS) с лентивирусным sCSC-детектором, где промотор стволового гена Oct4 контролирует экспрессию eGFP. Мы визуализировали фракцию sCSC (в среднем 24,2 ± 5,2%) и подтвердили их онкогенность in vivo. sCSC оказались относительно устойчивыми как к CHT, так и к mTT in vitro. Терапевтические дозы доксорубицина значительно обогащали жизнеспособные eGFP + sCSC как в OS (в 2,6 раза, n = 16), так и в UPS (в 2,3 раза, n = 29) по сравнению с необработанным контролем.Лечение сорафенибом (для OS) и пазопанибом (для UPS) также определяло обогащение (в 1,3 раза) жизнеспособных eGFP + sCSC, даже если оно было менее интенсивным, чем наблюдаемое после CHT. Клетки саркомы, пережившие CHT и mTT, были эффективно убиты in vitro аутологичным CIK даже при минимальных соотношениях эффектор / мишень (40: 1 = 82%, 1: 4 = 29%, n = 13). Иммунотерапия CIK не пощадила sCSC, которые убивались так же эффективно, как и вся популяция клеток саркомы. Относительная химиорезистентность sCSC и чувствительность к иммунотерапии CIK была подтверждена in vivo.Наши результаты подтверждают CIK как инновационный, клинически исследуемый подход к искоренению химиорезистентных sCSC, вовлеченных в рецидив опухоли. «,

    keywords =» адоптивная иммунотерапия, раковые стволовые клетки, клетки CIK, саркомы «,

    author =» Giulia Mesiano и Джованни Гриньяни, Эрика Фиорино, Валерия Леучи, Рамона Ротоло и Лоренцо Д {\ textquoteright} Амброзио, Кьяра Сальфи, Лоретта Гаммайтони, Лидия Джираудо, Альберто Пизакане, Сара Бутера, Имера Пиньочино и Марко Капурика Федерик {\ Анна Сапино и Массимо Аглиетта и Дарио Сангиоло «,

    год =» 2018 «,

    месяц = ​​ноя,

    день =» 2 «,

    doi =» 10.

    Похожие записи

    Остеоартроз деформирующий реферат: Реферат Деформирующий остеоартроз

    Содержание Реферат ОстеоартрозПлан:Введение 1. Определение 2. Эпидемиология 3. ЭтиологияДеформирующий остеоартроз — причины, симптомы, диагностика и лечениеОбщие сведенияКлассификацияСимптомы деформирующего остеоартрозаОсложненияДиагностикаЛечение деформирующего […]

    Разжижающие кровь продукты при беременности: Какие продукты при беременности разжижают кровь

    Содержание Для себяГустая кровь при беременностиКакие продукты при беременности разжижают кровьПочему образуется патологияКак узнать о качестве крови, и чем опасна […]

    Как наладить перистальтику кишечника у взрослого: Улучшаем перистальтику кишечника: натуральные методы и препараты

    Содержание Как улучшить моторику кишечника у взрослых: препараты, питание и упражненияУлучшаем моторику кишечникаПрепаратыПрокинетикиСлабительные средстваПитаниеУпражненияПрепараты, улучшающие перистальтику кишечникаВиды и список препаратовПротивопоказанияВозможные […]

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *