Гиперкоагуляции синдром: причины и как развивается, течение, лечение

alexxlab Разное

Содержание

причины и как развивается, течение, лечение

© Автор: Солдатенков Илья Витальевич, врач-терапевт, специально для СосудИнфо.ру (об авторах)

Гиперкоагуляция — медицинский термин, означающий состояние повышенной активности свертывающий системы крови. Данная патология может быть самостоятельным заболеванием или проявлением сопутствующих недугов. Гиперкоагуляционный синдром в большинстве случаев сопровождается повышенной склонностью к тромбообразованию. Образующийся при этом сгусток крови рыхлый по структуре и лишен упругости.

Кровь – жизненная среда организма, выполняющая транспортную функцию и обеспечивающая доставку кислорода и питательных веществ ко всем внутренним органам. Она состоит из плазмы – жидкой части, в которой находятся клеточные элементы. Количество клеток крови и плазмы находится в соотношении 4:6. Когда этот баланс нарушается, и количество клеточных элементов начинает преобладать, кровь сгущается.

Сгущение крови является серьезной проблемой, с которой необходимо активно бороться. Когда кровь начинает густеть, ее вязкость повышается, нарушаются процессы окисления и регенерации тканей.

Гиперкоагуляция бывает первичной. Ее причиной является наследственная предрасположенность. Вторичная гиперкоагуляция развивается на фоне имеющихся в организме патологий.

Причины

Причины гиперкоагуляции весьма разнообразными. Патология никогда не возникает спонтанно. Этот патологический процесс провоцируют следующие факторы:

  • При беременности возникает дополнительная нагрузка на хрупкий женский организм, в результате чего нарушается работа свертывающей системы крови.
  • Интоксикация с признаками диспепсии – рвотой и поносом, а также полиурия, обусловленная сахарным диабетом, болезнями почек, отеком легких, ожогами и травмами, являются частыми причинами гиперкоагуляции. Обильная потеря жидкости делает кровь высококонцентрированной. При обезвоживании нарушается работа мозга и состояние кровеносных сосудов. После восстановления больного организма объем и вязкость крови нормализуются.
  • Прием многих медикаментов также приводит к обезвоживанию организма. Длительное лечение женщин гормональными контрацептивами ухудшает текучесть крови. Ее концентрация становится нормальной после окончания терапии.
  • Гиперхолестеринемия развивается в результате чрезмерного употребления жирных продуктов. При этом кровь становится очень вязкой. Чтобы ее проталкивать по кровеносным сосудам, сердце начинает усиленно работать.
  • Вирусное или бактериальное инфицирование организма и глистные инвазии сопровождаются токсическим поражением органов-мишеней, поражением кровеносных сосудов, сгущением крови.
  • Приобретенные и врожденные ферментопатии замедляют ток крови и приводят к гиперкоагуляции.
  • Болезни печени — гепатит и цирроз нарушают микроциркуляцию и кислородный дисбаланс.
  • Онкопатологии — гемангиома, миома, липома, некоторые формы лейкоза, миелома.
  • Наследственная предрасположенность.
  • Болезни крови и сосудов – атеросклероз, тромбофилия, эритемия, варикозное расширение вен и венозный застой, ДВС-синдром.
  • Особенности образа жизни — табакокурение, гиподинамия и избыточная масса тела.
  • Оперативные вмешательства на сердце, протезирование его клапанов.
  • Системные заболевания соединительной ткани — васкулиты, системная красная волчанка, склеродермия.
  • Дисфункции надпочечников, амилоидоз.

Гиперкоагуляция – это проблема, от которой никто не застрахован. Столкнувшись с ней, не стоит паниковать и заниматься самолечением. Необходимо взять себя в руки и обратиться к врачу. Бездумный прием кроверазжижающих лекарств может привести к печальным последствиям.

диаграмма – распределение причин врожденных гиперкоагуляционных состояний

С точки зрения механизма гиперкоагуляция возникает в результате:

  1. Повышенной концентрации прокоагулянтов в крови и их чрезмерной активации, что происходит при выраженной гиперпротромбинемии, гиперфибриногенемии или тромбоцитозе;
  2. Подавления активности антикоагулянтов при шоке, сепсисе, ожоге, ДВС-синдроме;
  3. Дефицита и угнетения фибринолитических факторов свертывания при тяжелом тромботическом синдроме, повреждении стенок сосудов, васкулите, атеросклерозе.

Гиперкоагуляция в запущенных случаях приводит к образованию множественных тромбов в магистральных сосудах и микроциркуляторном русле.

Гиперкоагуляция и беременность

Хронометрическая гиперкоагуляция часто диагностируется у женщин, вынашивающих ребенка. Это обусловлено повышенной активностью свертывающей системы крови матери и плода. В свою очередь гиперкоагуляционный синдром защищает организм женщины от большой кровопотери в родах. Гиперкоагуляция при беременности возникает во втором триместре и является вариантом нормы.

Патологическое увеличение коагуляции у беременных обусловлено различными факторами:

  • Болезнями внутренних органов,
  • Генными мутациями,
  • Стрессами, конфликтами, депрессиями,
  • Зрелым возрастом – старше 40 лет.

Всем беременным женщинам для контроля за гемостазом необходимо один раз в месяц сдавать кровь на коагулограмму и свертываемость. При выявлении признаков гиперкоагуляции им проводят безопасную терапию, не наносящую вред плоду. В противном случае возникает тромбоз спиральных артерий у беременной женщины, что приводит к возникновению серьезных осложнений: задержке развития плода, быстрому износу плаценты, антенатальной смерти.

Клиническая картина и диагностика

Гиперкоагуляция чаще всего выступает симптомом различных заболеваний, но может быть и самостоятельным недугом, не имеющим ярко выраженной клиники. Замедление тока крови, ее сгущение, образование микросгустков клинически проявляется головной болью, парестезиями, общей астенизацией организма. Пациенты жалуются на ухудшении общего самочувствия, заторможенность, вялость, апатию, сонливость, рассеянность, гипертензию, сухость во рту, плохое настроение, похолодание конечностей.

Клинические признаки болезни могут отсутствовать. В таких случаях определить повышенную свертываемость крови можно только по результатам лабораторных анализов, без которых специалисты не смогут дать объективную оценку ситуации.

При отсутствии своевременной и адекватной терапии гиперкоагуляция приводит к развитию тромботических и геморрагических осложнений.

Чтобы обнаружить гиперкоагуляционный синдром, необходимо пройти полное лабораторное обследование. Для этого у больных берут на анализы кровь из локтевой вены.

В лаборатории определяют показатели коагулограммы и исследуют кровь на свертываемость. ОАК, измерение гематокрита и показатели кислотно-основного состояния дополняют полученные данные.

Диагноз устанавливают по характерным признакам и лабораторным тестам системы гемостаза.

Лечение

Чтобы восстановить нормальный кровоток и избавиться от гиперкоагуляции, необходимо посетить специалиста, который проведет диагностическое обследование и окажет квалифицированную помощь. Врачи в индивидуальном порядке подберут схему лечения с учетом всех особенностей организма.

Лечение гиперкоагуляции направлено на устранение причинных факторов, проведение противошоковой терапии, восстановление объема циркулирующей крови, улучшение микроциркуляции, поддержание гематокрита на оптимальном уровне, коррекцию гемодинамики и нарушений свертывающей системы:

  1. Лекарственные препараты, разжижающие кровь: медикаменты на основе аспирина, препятствующие тромбообразованию: антиагреганты – «Тромбо АСС», «Кардиомагнил», «Ацетилсалициловая кислота»; антикоагулянты  -«Варфарин», «Гепарин», «Фрагмин»; фибринолитики – «Тромбофлюкс», «Фортелизин», «Стрептаза».
  2. Симптоматическая терапия – спазмолитики «Но-шпа», «Папаверин», «Спазмалгон»; противовоспалительные средства – «Ибуклин», «Индометацин», сосудистые препараты – «Пентоксифиллин», «Курантил».
  3. При наличии в организме бактериальной инфекции проводят антибактериальную терапию с добавлением антипротеаз, например, «Цефазолин» и «Контрикал», «Азитромицин» и «Гордокс».
  4. Для смягчения развивающегося шокового состояния вводят внутривенно солевые растворы, плазму с гепарином, «Реополиглюкин», раствор альбумина.
  5. При развитии анемии и снижении гематокрита проводят переливания эритроцитной массы или взвеси.
  6. При аутоиммунных заболеваниях проводят плазмаферез, назначают стероидные гормоны – «Преднизолон», «Дексаметазон».

В тяжелых случаях больным вводят внутривенно капельно коллоидные и кристаллоидные растворы, переливают донорскую кровь. Переливания донорской крови спасают жизнь больных после травм, сопровождающихся кровопотерей.

Параллельно с традиционной медикаментозной терапией применяют рецепты народной медицины. Настойка лабазника по мнению травников является заменой аспирина. Это растение используют для лечения не только болезней крови, но и сердечно-сосудистой системы. Отвар, приготовленный из плодов боярышника, клевера лугового, корня валерианы, мелиссы, донника желтого улучшает состояние сосудов и благотворно влияет на процесс кровообращения.

Диетотерапия требует употребления в пищу натуральных продуктов, приготовленных путем варки, тушения или паровой обработки. Продукты, обогащенные витамином Е, восстанавливают текучесть крови. В день хорошо съедать столовую ложку пророщенных зерен пшеницы. В рационе больных обязательно должны присутствовать кисломолочные продукты, овощи, фрукты, мясные и рыбные блюда, морепродукты. Из ягод и фруктов наиболее полезными являются: клюква, смородина, вишня, виноград, яблоки, цитрусовые, персики. Обязательно следует исключить консервированные, копченые, жирные, жареные и маринованные блюда, сладости, сдобу, гречу, картофель, алкоголь, газировку.


Пациенты, страдающие гиперкоагуляцией, должны соблюдать основные рекомендации специалистов:
  • Бросить курить,
  • Правильно питаться,
  • Много гулять на свежем воздухе,
  • Заниматься спортом,
  • Оптимизировать режим дня,
  • Высыпаться,
  • Избегать стрессовых ситуаций и конфликтов,
  • Вести здоровый образ жизни,
  • Периодически сдавать анализы крови.

Прогноз гиперкоагуляционного синдрома неоднозначен и зависит от тяжести основного заболевания, общего состояния организма, имеющихся изменений гемостаза.

Предупреждение гиперкоагуляции заключается в выявлении пациентов из группы риска — беременных женщин, пожилых людей и лиц с онкопатологией, а также в лечении фонового заболевания.

Вывести все публикации с меткой:

Рекомендации читателям СосудИнфо дают профессиональные медики с высшим образованием и опытом профильной работы.

На ваш вопрос в форму ниже ответит один из ведущих авторов сайта.

В данный момент на вопросы отвечает: А. Олеся Валерьевна, к.м.н., преподаватель медицинского вуза

Поблагодарить специалиста за помощь или поддержать проект СосудИнфо можно произвольным платежом по ссылке.

понятие, причины и развитие, проявления, диагностика, лечение

© Автор: Солдатенков Илья Витальевич, врач-терапевт, специально для СосудИнфо.ру (об авторах)

Гипокоагуляция – патологический процесс, характеризующийся нарушением работы свертывающей системы крови и приводящий к повышенной кровоточивости. Это одно из проявлений дисфункции гемостаза, сохраняющего жидкое состояние крови, поддерживающего структурную целостность сосудистой стенки и обеспечивающего ее быстрое тромбирование при повреждении. Гипокоагуляционный синдром встречается редко. Он бывает врожденным и приобретенным.

Кровь — биологическая среда организма, доставляющая кислород и питательные вещества к внутренним органам и тканям. У здоровых людей она находится постоянно в жидком состоянии. При повреждении кровеносных сосудов запускается процесс свертывания крови, образуется тромб, закрывающий дефект в сосудистой стенке. Пониженная способность крови к свертыванию называется гипокоагуляцией. Плохая свертываемость — причина длительных и повторных кровотечений, сильных кровоизлияний и большой кровопотери, которые могут образовываться самопроизвольно или из-за незначительной травмы. Эти явления чреваты проблемами со здоровьем. Поэтому важно своевременно выяснять их причины и принимать соответствующие меры. Даже самые простые хирургические манипуляции могут быть очень опасными для больного человека.

Гипокоагуляция не является самостоятельной нозологией. Это проявление целого ряда тяжелых заболеваний, а также одна из стадий жизненно опасного нарушения гемостаза — ДВС-синдрома. Развитию гипокоагуляции подвержены лица любого пола, возраста и происхождения. Нарушение свертываемости крови у женщин отмечается чаще, чем у мужчин. Это связано с особенностями физиологии женского организма и гормональными процессами, происходящими в нем. Причинами гипокоагуляции являются внутренние заболевания и внешние воздействия. У больных на коже появляются геморрагии, начинают кровоточить слизистые оболочки, возникают внутренние кровотечения. Симптоматика аномалии определяется местом локализации имеющегося сосудистого дефекта.

Этиология

Врожденный синдром гипокоагуляции — основа гемофилии, болезни Виллебранда и прочих патологий, передающихся по наследству и обусловленных отсутствием или дефицитом факторов свертывания крови.

Приобретенная гипокоагуляция может возникнуть в двух случаях:

  • При повышении активности или концентрации антикоагулянтов,
  • При недостаточной активности или дефиците прокоагулянтов.

Нехватка активных форм прокоагулянтов обусловлена снижением количества или изменением качества тромбоцитов. Тромбоцитопатии в отличии от тромбоцитопений характеризуются деструкцией и дисфункцией клеток, нарушением в них биохимических процессов. Пониженная свертываемость крови — результат недостаточного синтеза прокоагулянтов в печени или их слабой активации при сохранении количественных показателей. Также на процесс коагуляции оказывается влияние гиперактивация фибринолитической системы и противосвертывающих факторов.

Непосредственные причины приобретенной гипокоагуляции:

  1. гепатиты, цирроз и другие заболевания печени, в клетках которой вырабатываются факторы свертывания крови;
  2. гиповитаминоз К;
  3. недостаток фолиевой кислоты;
  4. дефицит кальция в организме;
  5. ДВС-синдром;
  6. апластическая анемия;
  7. гематологические заболевания;
  8. онкопатологии;
  9. массивные кровопотери;
  10. бесконтрольная антибиотикотерапия;
  11. длительный прием больших доз антикоагулянтов;
  12. лечение фибринолитиками;
  13. дисфункция иммунной системы;
  14. использование НПВС;
  15. аллергия с выбросом в кровь гистамина;
  16. плохая экология, занятость на вредном производстве.

Подобные факторы приводят к снижению концентрации в крови разных естественных факторов свертывания, форменных элементов, ферментов и прочих частиц.

Тенденция к гипокоагуляции отмечается у недоношенных детей, испытавших кислородное голодание в утробе матери, а также у младенцев, рожденных женщиной, которая употребляла во время беременности салицилаты, фенобарбитал, антибиотики.

Симптомы

Клинические признаки патологии объединяют в несколько синдромов — кожный, болевой, анемический, геморрагический с внутренними и наружными кровотечениями, кровоизлияниями в органы, полости и ткани.

Основными проявлениями гипокоагуляции являются кровотечения различной интенсивности и продолжительности. Они возникают беспричинно и отличаются большой тяжестью. Остальные клинические признаки патологии зависят от этиологического фактора и общего состояния организма больного. К ним относятся:

  • необъяснимо возникшие синяки,
  • обильные менструации,
  • частые носовых кровотечений, которые трудно остановить,
  • кровоточивость десен,
  • геморрагическая сыпь на коже в виде мелких точечных петехий,
  • кровоизлияния в суставы и мышцы, обездвиживающие больного,
  • кровь в кале – признак внутреннего кровотечения,
  • крупные кровоподтеки и экхимозы на коже,
  • головокружения, слабость и прочие проявления анемического синдрома.

Больные отмечают, что кровотечения даже из небольших ран очень долго останавливаются.

синяки и гемартрозы (кровоизлияния в суставы) при гемофилии

петехии и пурпура при тромбоцитопении

Появление перечисленных признаков требует немедленного обращения к врачу, который обследует пациента, определить причину проблемы и назначит лечение.

Диагностика

Чтобы установить причину гипокоагуляции, необходимо тщательно собрать анамнез болезни, проанализировать клинику патологии и данные лабораторных исследований – гемограммы, коагулограммы и прочих вспомогательных методик. Специалистам следует оценить характер кровоточивости и уточнить стадию коагулопатии, отражающую глубину нарушений. Врачи интересуются характером кровотечений, осматривают сыпь на коже и гематомы около суставов, выясняют наличие сопутствующих патологий и время возникновения основных симптомов.

Коагулограмма — основной диагностический метод, позволяющий определить свертывающую способность крови. При выявлении гипокоагуляции следует искать причину, вызвавшую нарушение.

Лица, которым в обязательном порядке делают коагулограмму:

  1. перенесшим инсульт и инфаркт,
  2. страдающим заболеваниями печени и сосудов,
  3. беременным женщинам,
  4. готовящимся к операции,
  5. имеющим повышенную склонность к тромбозам.

показатели коагулограммы в норме

С помощью коагулограммы определяют время свертывания крови, протромбиновое время, протромбиновый индекс, фибриноген, тромбиновое время. Это основные показатели коагулограммы, которые определяются у всех обследуемых лиц.

Кровь берут из локтевой вены строго натощак. Больных предупреждают, чтоб накануне обследования они не ели острую, жирную и соленую пищу, не курили, не принимали антикоагулянтные препараты. Забор материала выполняют шприцем с широкой иглой без жгута. При этом медперсонал должен минимально воздействовать на вену, чтобы не сильно ее травмировать. Если в кровоток попадет много тромбопластина, результат исследования будет искажен. Пациенты получают результат анализа на следующий день.

В гемограмме определяют количество тромбоцитов, выявляют признаки воспаления и анемии, а в иммунограмме — уровень иммуноглобулинов каждого вида. По показаниям проводится УЗИ внутренних органов, стернальная пункция и гистологический анализ биоптата костного мозга.

Лечение

Лечение гипокоагуляции длительное и комплексное, зависящее от причинных факторов. Если нарушение свертываемости крови является проявлением врожденных патологий, проводится пожизненная терапия определенными лекарственными средствами. Тяжелое состояние пациента, сопровождающееся резким снижением свертываемости и обильными кровотечениями — повод для его госпитализации в стационар.

Препаратами выбора при данной патологии являются коагулянты — средства, способствующие коагуляционному гемостазу. Их назначают всем больным с признаками повышенной кровоточивости независимо от этиологических факторов и прочих особенностей процесса. Коагулянты бывают прямыми и непрямыми. Первые являются эндогенными факторами системы свертывания природного происхождения. Они принимают непосредственное участие в коагуляции. Непрямые коагулянты не сами повышают свертывание крови, а запускают синтез эндогенных факторов в гепатоцитах печени.

Группы лекарственных средств, используемых для лечения гипокоагуляции:

  • коагулянты прямого действия, выделенные из донорской плазмы — «Тромбин», «Гемостатическая губка», «Фибриноген», «Кальция хлорид»;
  • коагулянты непрямого действия, опосредованно повышающие свертываемость крови – витамин К1, К2, «Викасол»;
  • ингибиторы фибринолиза, замедляющие растворение тромбов и оказывающие кровеостанавливающее действие – «Аминокапроновая кислота», «Транексамовая кислота», «Гордокс»;
  • препараты, обладающие антигеморрагическим действием и стимулирующие адгезию и агрегацию тромбоцитов – «Дицинон», «Этамзилат», «Контривен»;
  • железосодержащие средства – «Тардиферон», «Хеферол», «Ферронат»;
  • заместительная терапия — переливания свежезамороженной плазмы, тромбоцитарной или эритроцитарной массы, криопреципитата, физраствора.

Конкретные препараты и их дозировки подбираются врачом индивидуально для каждого пациента. Необходимо строго соблюдать инструкцию по применению, так как передозировка таких средств может привести к негативным последствиям.

Неплохие результаты в лечении гипокоагуляции дают рецепты народной медицины и фитосборы. Средства, улучшающие состояние больных, которые имеют плохую свертываемость крови – отвары и настои лекарственных трав: тысячелистника, крапивы, скорлупы грецких орехов, арники, сушеницы топяной и кукурузы. В отдельных случаях использование народных средств может привести к появлению аллергических реакций. Перед их применением необходима консультация с врачом.

продукты содержащие витамин K

Специалисты рекомендуют обогатить рацион продуктами с высоким содержание кальция, калия, фолиевой кислоты и аминокислот. К ним относятся: свежие овощи, фрукты и ягоды, зелень, яйца, бобы, орехи, свежевыжатые соки, жирные сорта рыбы, печень трески, животные жиры, баранина, свинина, субпродукты. Больным необходимо полностью отказаться от алкоголя, крепкого чая и кофе, колбас, соусов, сдобы, конфет, полуфабрикатов, фаст-фуда. Питание должно быть сбалансированным, обогащенным витаминами и микроэлементами. Особенно необходим лицам с гипокоагуляцией белок и витамин К. Эти вещества участвуют в синтезе факторов свертывающей системы крови. Правильный рацион — немаловажный аспект лечения, помогающий быстрее восстановить здоровье.

Профилактика и прогноз

Мероприятия, позволяющие избежать развития гипокоагуляции:

  1. употребление продуктов с высоким содержание белка и витамина К,
  2. исключение травм,
  3. генетическое консультирование супружеских пар перед зачатием,
  4. регулярное обследование лиц из группы риска,
  5. диспансеризация здоровых людей.

Гипокоагуляция или пониженная свертываемость крови — опасное состояние, приводящее к серьезным и угрожающим жизни последствиям. При отсутствии лечения у больных на коже появляются большие гематомы самопроизвольно или при незначительном надавливании, регулярно возникают обильные кровотечения из носа, обнаруживается кровь в кале. Внутренние кровотечения и кровоизлияние в мозг — неотложные состояния, требующие оказания экстренной помощи и нередко приводящие к гибели больных.

Прогноз патологии неоднозначный. Он зависит от основного, причинного заболевания, тяжести нарушений гемостаза и своевременности начатого лечения. Гипокоагуляция легкой степени имеет благоприятный прогноз при условии, что будет вовремя проведена адекватная терапия. Если патологию обнаружили поздно и сразу не стали лечить, возникают тяжелые осложнения, приводящие к смерти. Чтобы этого избежать, следует при появлении первых симптомов расстройства обратиться к врачу.

Видео: о проблемах со свертыванием крови – доктор Комаровский

Вывести все публикации с меткой:

Рекомендации читателям СосудИнфо дают профессиональные медики с высшим образованием и опытом профильной работы.

На ваш вопрос в форму ниже ответит один из ведущих авторов сайта.

В данный момент на вопросы отвечает: А. Олеся Валерьевна, к.м.н., преподаватель медицинского вуза

Поблагодарить специалиста за помощь или поддержать проект СосудИнфо можно произвольным платежом по ссылке.

Гиперкоагуляция крови: что это такое, при беременности, лечение и причины

Что это такое за термин «гиперкоагуляция»? Под «гиперкоагуляцией» подразумевается повышенная активность свертывающей системы крови.

Данное патологическое состояние может быть как самостоятельным заболеванием, так и дополнительным симптомом сопутствующих болезней.

Гиперкоагуляционные сдвиги сопровождаются повышенным образованием тромбов, что негативно сказывается на кровообращении в целом.

Немного о крови и ее функциях

Кровь – это биологическая среда, благодаря которой происходит питание и насыщение организма полезными веществами и кислородом. Она представлена плазмой (жидкой частью) и форменными элементами (эритроцитами, лейкоцитами, тромбоцитами).

Соотношение всех составляющих, то есть плазмы к кровяным тельцам, 6:4. Если баланс нарушен и сдвиг происходит в пользу клеточных частиц, то кровь становится более густой и вязкой.

Это влечет за собой проблемы с окислением, с восстановлением тканей некоторых органов (почечного аппарата, печени, головного мозга). Кровяное русло заполняют рыхлые сгустки крови, лишенные упругости.

Гиперкоагуляция: механизм возникновения

Причины появления гиперкоагуляции связаны с:

  • Повышенным содержанием в кровяном русле прокоагулянтов. Данные изменения замечены при тромбоцитозе, выраженной гиперпротромбинемии,
  • Повышенным образованием активированных элементов свертывания,
  • Снижением количества фибринолитических факторов. Наблюдается при атеросклерозе, васкулите,
  • Торможением деятельности антикоагулянтов. Характерно при шоковых состояниях, заражении крови, ожогах.

Существует 2 формы гиперкоагуляции:

  • Первичная. Возникает из-за генетической предрасположенности,
  • Вторичная. Является ответом на существующие заболевания организма.

Повреждения при гиперкоагуляции

Этиология образования гиперкоагуляции

Причины, диагностика и лечение гиперкоагуляции — Официальный сайт

Гиперкоагуляционный синдром — это патология, подразумевающая повышенную свертываемость крови. Заболевание может быть самостоятельным или развиваться на фоне сопутствующих пороков. Обычно недуг сопровождается склонностью человека к образованию тромбов. При этом формирующийся сгусток по своей структуре является рыхлым и лишен эластичности.

Немного информации

Проблемы со свертываемостью крови (коагулопатия) могут обладать и патологическим, и физиологическим характером. Кровь человека образуется из нескольких типов форменных элементов, а также жидкой составляющей.

В нормальных условиях состав жидкости сбалансирован и обладает гематокритными пропорциями 4:6 в пользу плазмы. Если же это соотношение смещается в сторону форменных частиц, наблюдается сгущение крови.

Такое явление может обуславливаться повышением объема фибриногена и протромбина.

Свертываемость крови представляет собой своеобразный показатель реакции организма на возникающие кровотечения.

При минимальном травмировании кровеносных сосудов в крови формируются тромбы, которые собственно и останавливают процесс вытекания жидкости.

Показатель свертываемости является не постоянным и по большей части зависит от общего состояния организма. Другими словами, он может меняться на протяжении всей жизни.

Особенности

В нормальном состоянии кровотечение прекращается спустя 3-4 минуты, а примерно через 10-15 минут возникает сгусток крови. Если же подобное происходит в несколько раз быстрее, можно заподозрить наличие гиперкоагуляционного синдрома. По МКБ-10 этой патологии присвоен код D65.Это состояние считается очень опасным, поскольку способно стать причиной появления варикоза, тромбоза, инсульта, инфаркта и других поражений внутренних органов. Из-за слишком густой крови организм испытывает нехватку кислорода, на фоне чего возникает общее недомогание и ухудшается работоспособность. Помимо этого, в разы повышается вероятность формирования тромбов.

Код гиперкоагуляционного синдрома по МКБ-10 — D65.

Встречаемость

Если верить медицинским показателям, эпидемиология этого заболевания достигает 5-10 случаев на 100 тысяч человек. Развитие патологии в закономерной последовательности связано с высокой распространенностью факторов риска болезни.

Нарушение появляется на фоне приобретенных и врожденных отклонений в работе организма. Наиболее часто именно из-за внешних условий: всевозможных болезней, бесконтрольного приема сильнодействующих медикаментов, нехватки микроэлементов и витаминов, несоблюдения питьевого режима и многих других факторов.

Причины патологии

Гиперкоагуляционный синдром обычно не обладает ярко выраженной симптоматикой. Чаще всего пациенты жалуются на частые мигрени, общую усталость, заторможенность.

Причины заболевания медики условно делят на врожденные и приобретенные.

К последней категории можно отнести:

  • пагубные привычки;
  • ожирение и лишние килограммы;
  • возрастные изменения;
  • беременность;
  • прием оральных контрацептивов;
  • заместительную гормональную терапию;
  • слишком высокую концентрацию холестерина в крови;
  • хирургические вмешательства, а точнее, долгий постельный режим после них;
  • полное отсутствие физических нагрузок;
  • сильное обезвоживание организма;
  • отравление тяжелыми металлами;
  • переохлаждения;
  • микробные инвазии;
  • химические и термические ожоги;
  • нехватка жирных кислот Омега-3.

Что касается врожденных причин, то к ним можно отнести необъяснимые выкидыши, наличие тромбофилии в семейном анамнезе, повторные тромбы до 40 лет.

Другие предпосылки к развитию

Гиперкоагуляционный синдром наиболее часто обладает врожденным характером, но вполне может развиваться и на фоне влияния внешних условий. Существует несколько факторов, при которых не исключено появление недуга:

  • затяжные неврозы и стрессы;
  • повреждения сосудов;
  • онкология;
  • эритремия;
  • антифосфолипидный синдром;
  • заболевание Веллебранда;
  • контакт плазмы с инородными поверхностями;
  • гематогенные тромбофилии;
  • внушительные гемангиомы;
  • послеродовой период и беременность;
  • аутоиммунные нарушения — красная волчанка, апластическая анемия, тромбоцитопеническая пурпура;
  • атеросклероз коронарных артерий;
  • сильные кровотечения из органов пищеварительного тракта;
  • прием эстрогенов в период менопаузы;
  • применение противозачаточных таблеток;
  • синтетический клапан сердца и гемодиализ.

Патология может быть спровоцирована сразу несколькими факторами. Лечение гиперкоагуляционного синдрома во многом зависит именно от причин его возникновения.

Факторы риска

Существуют некоторые условия, которые вызывают нарушение свертываемости крови. Патология может быть спровоцирована несколькими состояниями:

  1. Нехватка воды, обезвоживание. Кровь примерно на 85 % состоит из жидкости, а плазма — из 90 %. Уменьшение этих показателей влечет за собой логическое сгущение. Уделять особое внимание питьевому режиму необходимо в теплые времена года. Очень важно пополнять запасы воды при физических нагрузках.
  2. Ферментопатия — заболевание, которое связано с нехваткой пищевых ферментов или нарушением их деятельности. Такое состояние влечет за собой неполное расщепление пищи, в результате чего в кровоток попадают необработанные продукта распада, способствуя ее сгущению.
  3. Нездоровое питание. Множество продуктов содержат в себе особые белковые ингибиторы, которые образуют соединения с протеиназами пищеварительной системы. Это вызывает сбои в пищеварении и усвоении белков. Необработанные аминокислоты отправляются в кровоток и нарушают ее свертываемость. Патология может быть обусловлена перееданиями углеводов, сахара и фруктозы.
  4. Нехватка минералов и витаминов. Для синтеза ферментов требуются водорастворимые витамины. Их дефицит провоцирует плохое переваривание пищи и, как следствие, гиперкоагуляцию.
  5. Нарушение деятельности печени. Каждый день орган вырабатывает примерно 15-20 г кровяных белков, отвечающих за транспортные и регуляторные функции. Отклонения в биосинтезе приводят к аномальным изменениям в составе крови.

Кроме всего прочего, синдром может быть связан с присутствием в организме всяких паразитов, гиперфункцией селезенки или травмированием сосудов.

Симптомы гиперкоагуляционного синдрома

При беременности патология может проявляться ярко выраженной клинической картиной. А вот у других людей повышенная вязкость может не иметь специфических проявлений. Правда, существует множество отклонений, которые могут помочь заподозрить и выявить болезнь. К симптомам синдрома можно отнести:

  • головокружения с незначительной утратой координации;
  • быстрая утомляемость, слабость;
  • ноющие мигрени;
  • слабость в мышцах;
  • тошнота, полуобморочное состояние;
  • бессонница;
  • наличие хронических проблем;
  • синюшность кожи и слизистых, их повышенная сухость;
  • холодные ноги, ощущение тяжести и боли в конечностях;
  • нарушение чувствительности в ногах и руках, онемение, жжение;
  • слишком высокая восприимчивость холода;
  • боль в зоне сердца — покалывания, аритмия, одышка;
  • повышенная тревожность, депрессивность, рассеянность;
  • ухудшение зрения и слуха, появление шума в ушах;
  • жжение в глазах, слезоточивость;
  • повышенный уровень гемоглобина;
  • замедленное кровотечение при ранах, порезах, царапинах;
  • невынашивание беременности, постоянные выкидыши;
  • частое зевание.

Все описанные признаки требуют внимательной диагностики. После комплекса лабораторных и инструментальных обследований специалист может выявить патологию.

Гиперкоагуляционный синдром при беременности

Загустение крови у будущей мамы может объясняться генетическими факторами или влиянием внешних условий. При беременности гиперкоагуляционный синдром появляется на фоне носительства генов тромбофилии, ожирения, нарушения тонуса сосудов, гиподинамии, обезвоживания, стрессов, перегрева или переохлаждения.

Присутствие таких факторов вовсе необязательно говорит о тяжелом протекании беременности. Чем моложе организм женщины, тем проще ему бороться с различными проблемами и тем меньше вероятность появления синдрома.

Код гиперкоагуляционного синдрома у беременных по МКБ-10 — D65.

Повышенная вязкость крови может привести к разным осложнениям:

  • задержка развития эмбриона;
  • гестоз;
  • внутриутробная гибель плода;
  • регрессирующее протекание беременности;
  • прерывание на любом сроке;
  • отслойка плаценты, аномальные кровотечения;
  • кровопотеря во время родов;
  • плацентарная недостаточность.

Для предотвращения таких последствий нужно грамотно планировать беременность. При наличии симптомом гиперкоагуляции, необходимо заняться профилактикой еще до зачатия. Даже при незначительных изменениях вполне вероятно полноценное вынашивание и рождение нормального ребенка. При тяжелых формах гиперкоагуляционного синдрома у беременных будущую маму ожидает специальное лечение.

Диагностика

При подозрении на это заболевание специалист должен собрать анамнез, оценить характер симптомов и жалоб пациента, наличие выкидышей и генетических факторов. Затем для обнаружения повышенной вязкости крови проводятся лабораторные исследования:

  • общий анализ крови для определения численности форменных элементов, концентрации гемоглобина;
  • коагулограмма для получения сведений о состоянии системы гемостаза, уровне свертываемости, продолжительности кровотечений;
  • активированное тромбопластиновое время для оценки результативности путей свертывания.

Для определения состояния внутренних органов и сосудов дополнительно проводится инструментальная диагностика гиперкоагуляционного синдрома:

  • ультразвуковая допплерография;
  • МРТ, УЗИ;
  • флебография.

Кроме всего прочего, врач должен дифференцировать эту патологию с синдромом ДВС, гемолетико-уремическим заболеванием и злокачественными опухолями.

Лечение беременных

При сильных отклонениях в системе гемостаза при беременности женщине прописываются антикоагулянты: «Фрагмин», «Гепарин», «Варфарин». Препараты вводятся под кожу, курс терапии занимает порядка 10 дней. После лечения обязательно проводится гемостазиограмма.Вдобавок могут быть назначены антиагреганты: «Кардиомагнил», «Тромбо АСС», ацетилсалициловая кислота.

Не менее важно соблюдение диеты. Для уменьшения вязкости крови при беременности желательно употреблять продукты с высоким содержанием витамина Е. Блюда должны быть отварными, тушеными либо приготовленными на пару. Рацион должен быть богат овощами, кисломолочными продуктами, рыбой и мясом.

А вот отказаться следует от сладостей, маринованных, консервированных, жирных блюд, сдобы, газировки, картофеля и алкоголя.

Медикаментозная терапия

При гиперкоагуляции лекарства необходимы для предотвращения образования тромбов и разжижения крови. Пациентам чаще всего прописывают:

  • антиагреганты — «Тромбо АСС», «Ацетилсалициловая кислота», «Кардиомагнил»;
  • антикоагулянты — «Гепарин», «Варфарин», «Фрагмин»;
  • фибринолитики — «Фортелизин», «Тромбофлюкс», «Стрептаза»;
  • витамины С, Е и Р;
  • спазмолитики — «Папаверин», «Но-шпа», «Спазмалгон»;
  • противовоспалительные препараты — «Индометацин», «Ибуклин»;
  • сосудистые средства — «Курантил», «Пентоксифиллин»;
  • если выявлена бактериальная инфекция, назначаются антибиотики — «Гордокс», «Цефазолин», «Азитромицин», «Контрикал»;
  • стероидные гормоны нужны при аутоиммунных болезнях — «Дексаметазон», «Преднизолон».

Если у пациента выявлен паранеопластический гиперкоагуляционный синдром — патология, возникшая на фоне злокачественных опухолей, проводится оперативное вмешательство. В тяжелых случаях может быть показано введение кристаллоидных и коллоидных растворов, переливание донорской крови.

Гиперкоагуляции: что это такое, причины и лечение :

Кровь является главной жизненной средой, которая играет очень значимую роль в человеческом организме, заключающуюся в транспортировке разного рода питательных веществ, кислорода и других компонентов. Её состояние непосредственно обусловливает деятель

Гиперкоагуляция во время беременности — Infogalactic: ядро ​​планетарных знаний

Гиперкоагуляция во время беременности — это склонность беременных женщин к развитию тромбозов (тромбов). Сама беременность является фактором гиперкоагуляции (гиперкоагуляции, вызванной беременностью), как физиологически адаптивный механизм для предотвращения послеродовых кровотечений. [1] Однако в сочетании с дополнительными основными состояниями гиперкоагуляции риск тромбоза или эмболии может стать существенным. [1]

Причины

Гиперкоагуляция, вызванная беременностью, вероятно, является физиологически адаптивным механизмом для предотвращения послеродового кровотечения . [1] Беременность изменяет плазменные уровни многих факторов свертывания, таких как фибриноген, которые могут повышаться в три раза по сравнению с нормальным значением. [2] Повышается уровень тромбина. [3] Белок S, антикоагулянт, снижается. Однако другие основные антикоагулянты, протеин С и антитромбин III, остаются неизменными. [2] Фибринолиз нарушается за счет увеличения ингибитора активатора плазминогена-1 (PAI-1 или PAI) и ингибитора активатора плазминогена-2 (PAI-2), последний синтезируется из плаценты. [2] Венозный застой может возникнуть в конце первого триместра из-за повышенной эластичности стенок сосудов за счет гормонального воздействия. [2]

Кроме того, беременность может вызвать гиперкоагуляцию другими факторами, например: длительный постельный режим, который часто встречается после родов , который возникает при родах с помощью щипцов, вакуум-экстрактора или кесарева сечения. [2] Исследование с участием более 200 000 женщин показало, что госпитализация во время беременности была связана с 18-кратным увеличением риска венозной тромбоэмболии (ВТЭ) во время пребывания в больнице и 6-кратным увеличением. в группе риска в течение четырех недель после выписки по сравнению с беременными женщинами, которым не требовалась госпитализация. [4] В исследование были включены женщины, госпитализированные на один или несколько дней по причинам, отличным от родов или венозной тромбоэмболии. [4]

Беременность после 35 лет увеличивает риск ВТЭ, как и многоплодная беременность при более чем четырех беременностях. [2]

Беременность сама по себе примерно в пять раз увеличивает риск тромбоза глубоких вен. [5] Некоторые осложнения беременности, такие как преэклампсия, вызывают значительную гиперкоагуляцию. [2]

Состояния гиперкоагуляции как предсуществующее состояние во время беременности включают как приобретенные, такие как антифосфолипидные антитела, так и врожденные, включая лейденский фактор V, мутацию протромбина, дефицит белков C и S и дефицит антитромбина III.

Осложнения

Гиперкоагуляция при беременности, особенно из-за наследственной тромбофилии, может привести к тромбозу сосудов плаценты. [6] Это, в свою очередь, может привести к таким осложнениям, как гипертензивные расстройства с ранним началом беременности, преэклампсия и малые для гестационного возраста младенцы (SGA). [6] Среди других причин гиперкоагуляции антифосфолипидный синдром был связан с неблагоприятными исходами беременности, включая повторный выкидыш. [7] Тромбоз глубоких вен встречается у одной из 1000–2000 беременностей в США, [2] и является второй по частоте причиной материнской смертности в развитых странах после кровотечения. [8]

Профилактика тромбозов антикоагулянтами

Нефракционированный гепарин, низкомолекулярный гепарин, варфарин (не применять во время беременности) и аспирин остаются основой антитромботического лечения и профилактики как до, так и во время беременности. [9]

Хотя врачи сходятся во мнении, что безопасность матери важнее безопасности развивающегося плода, можно внести изменения в режим антикоагуляции во время беременности, чтобы минимизировать риски для развивающегося плода при сохранении терапевтических уровней антикоагулянтов у матери.

Основная проблема, связанная с антикоагулянтами во время беременности, заключается в том, что варфарин, наиболее часто используемый антикоагулянт при хроническом приеме, как известно, оказывает тератогенное действие на плод при применении на ранних сроках беременности. [10] [11] Тем не менее, похоже, что тератогенного эффекта варфарина не наблюдается до шести недель беременности. [12] Однако нефракционированный гепарин и низкомолекулярный гепарин не проникают через плаценту. [12]

Показания

В целом показания к антикоагуляции во время беременности такие же, как и у населения в целом. Это включает (но не ограничивается этим) недавний тромбоз глубоких вен (ТГВ) или тромбоэмболию легочной артерии, металлический протез клапана сердца и фибрилляцию предсердий на фоне структурного заболевания сердца.

В дополнение к этим показаниям, антикоагулянтная терапия может быть полезна людям с красной волчанкой, лицам, у которых в анамнезе есть ТГВ или ТЭЛА, связанная с предыдущей беременностью, и даже людям с историей дефицита фактора свертывания крови и ТГВ, не связанным с предыдущая беременность. [13]

У беременных женщин с повторным невынашиванием беременности в анамнезе антикоагулянты увеличивают частоту живорождений у женщин с антифосфолипидным синдромом и, возможно, с врожденной тромбофилией, но не у женщин с невынашиванием беременности невынашивания без объяснения причин. [14]

Стратегии

Единого мнения о правильном режиме антикоагуляции во время беременности нет. Лечение подбирается индивидуально для каждого конкретного человека в зависимости от риска осложнений. Варфарин и другие средства, ингибирующие витамин К, противопоказаны в течение первого триместра беременности из-за тератогенных эффектов, [15] , и их не следует назначать при подтверждении беременности. [12] Скорее, женщинам, которые находятся на хронической антикоагулянтной терапии, может быть предоставлена ​​возможность конверсии либо на нефракционированный гепарин, либо на низкомолекулярный гепарин (НМГ), например тинзапарин, [12] до запланированного зачатия. [16] НМГ так же безопасен и эффективен, как нефракционированный гепарин. [12] Анализ крови, включая тромбоциты и скрининг на свертываемость, должен быть выполнен перед назначением режима антикоагулянтов во время беременности. [12]

Тинзапарин можно вводить подкожно в дозах 175 единиц антифакторной активности Ха на кг, [12] в зависимости от предбеременности или запланированного веса приблизительно через 16 недель, а не текущего веса. [12] Хотя нефракционированный гепарин обычно вводят внутривенно, это неудобно для длительного периода введения, необходимого во время беременности.

Неясно, можно ли повторно назначить варфарин после 12-й недели беременности. Согласно недавнему ретроспективному анализу, возобновление приема варфарина после завершения первого триместра связано с повышенным риском потери плода. [17] Однако этот анализ включал только людей, которые лечились антикоагулянтами от механических сердечных клапанов, которым обычно требуется высокий уровень антикоагуляции.

У беременных с механическими сердечными клапанами оптимальный режим антикоагуляции особенно неясен.Антикоагуляция подкожным гепарином в этом случае связана с высокой частотой тромбоза клапана и летального исхода. [18] [19] Подобные проблемы, вероятно, связаны с использованием эноксапарина (НМГ) у этих лиц из группы высокого риска. [20]

По оценке риска

Профилактика ТГВ и других типов венозного тромбоза может потребоваться при наличии определенных предрасполагающих факторов риска. Один из примеров из Швеции основан на балльной системе, представленной ниже, где баллы суммируются, чтобы назначить соответствующий режим профилактики. [8]

После сложения любых факторов риска общая сумма, равная одному баллу или меньше, указывает на отсутствие необходимости в профилактических действиях. [8] Всего два балла указывают на краткосрочную профилактику, например с НМГ, может использоваться при временных факторах риска, а также для проведения профилактического лечения через семь дней после родов, начиная через пару часов после рождения. [8] Всего 3 балла увеличивает необходимую продолжительность послеродовой профилактики до шести недель. [8]

Оценка риска в четыре балла или выше означает, что необходима профилактика в период до родов , а также в течение не менее шести недель после родов . [8] Предыдущий дистальный ТГВ указывает как минимум на 12 недель (три месяца) терапевтической антикоагулянтной терапии. [12] Предыдущий проксимальный ТГВ или тромбоэмболия легочной артерии требует минимум 26 недель (6,5 месяцев) терапии [12] Если продолжительность терапии достигает срока доставки, оставшаяся продолжительность может быть назначена после родов, возможно, увеличивая минимальную шести недель послеродовой терапии . [12] При очень высоком риске профилактика высокой дозой antepartum должна быть продолжена как минимум через 12 недель после родов. [8]

Женщины с антифосфолипидным синдромом должны получать дополнительное профилактическое лечение низкими дозами аспирина. [8]

Предупреждения

Все антикоагулянты (включая НМГ) следует применять с осторожностью у женщин с подозрением на коагулопатию, тромбоцитопению, заболевание печени и нефропатию. [12]

Основными побочными эффектами тинзапарина являются остеопороз (встречающийся в 1% случаев), тромбоцитопения (гепарин-индуцированная тромбоцитопения), кровотечение, выпадение волос и лекарственная аллергия. [12] Тем не менее, НМГ с гораздо меньшей вероятностью вызывают тромбоцитопению, индуцированную гепарином, чем нефракционированный гепарин. [12]

Регионарная анестезия противопоказана женщинам, получающим терапевтическую антикоагулянтную терапию, и не должна применяться в течение 24 часов после приема последней дозы тинзапарина. [12]

Мониторинг

Антикоагулянтная терапия НМГ обычно не контролируется. [12] НМГ не влияет на протромбиновое время (ПВ) или МНО, а уровни анти-Ха не являются надежными. [12] Он может продлить частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) у некоторых женщин, но, тем не менее, АЧТВ бесполезен для мониторинга. [12]

Чтобы проверить наличие тромбоцитопении, необходимо проверять количество тромбоцитов до начала антикоагулянтной терапии, затем через 7–10 дней после начала и затем ежемесячно. [12] Подсчет тромбоцитов также следует проверять при неожиданном появлении синяка или кровотечения. [12]

Разворот

Протамин отменяет действие нефракционированного гепарина, но только частично связывается и обращает вспять НМГ.Доза 1 мг протамина / 100 МЕ НМГ устраняет 90% его анти-IIa и 60% анти-Ха активности, но клинический эффект остаточной анти-Ха активности неизвестен. [12] Как анти-IIa, так и анти-Xa активность может вернуться в течение трех часов после обращения протамина, возможно, из-за высвобождения дополнительных НМГ из депо-тканей. [12]

Антикоагулянты при грудном вскармливании

Варфарин, гепарин и НМГ не проникают в грудное молоко, поэтому они не противопоказаны при грудном вскармливании. [12]

См. Также

Список литературы

  1. 1.0 1.1 1.2 Страница 264 в: Gresele, Paolo (2008). Тромбоциты при гематологических и сердечно-сосудистых заболеваниях: клинический справочник . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. ISBN 0-521-88115-3 .
  2. 2,0 2,1 2.2 2,3 2,4 2,5 2,6 2,7 Гиперкоагуляция во время беременности Лабораторные линии. Публикация кафедры патологии и лабораторной медицины Университета Цинциннати. Сентябрь / Октябрь 2002 г. Том 8, номер 5
  3. de Boer K, ten Cate JW, Sturk A, Borm JJ, Treffers PE (1989). «Повышенная выработка тромбина при нормальной и гипертонической беременности». Am J Obstet Gynecol . 160 (1): 95–100.DOI: 10.1016 / 0002-9378 (89)

    -3. PMID 2521425.

  4. 4,0 4,1 Абдул Султан, А .; West, J .; Тата, Л. Дж .; Fleming, K. M .; Nelson-Piercy, C .; Грейндж, М. Дж. (2013). «Риск первой венозной тромбоэмболии у беременных в больнице: популяционное когортное исследование из Англии». BMJ . 347 : f6099. DOI: 10.1136 / bmj.f6099. PMID 24201164.
  5. Eichinger, S .; Evers, J. L.H .; Glasier, A .; La Vecchia, C .; Martinelli, I .; Skouby, S .; Somigliana, E .; Baird, D. T .; Benagiano, G .; Crosignani, P.G .; Gianaroli, L .; Negri, E .; Volpe, A .; Glasier, A .; Крозиньяни, П. Г. (2013). «Венозная тромбоэмболия у женщин: особый риск для репродуктивного здоровья». Обновление репродукции человека . 19 (5): 471–482. DOI: 10.1093 / humupd / dmt028. PMID 23825156.
  6. 6.0 6.1 de Vries, JI (1 января 2012 г.). «Низкомолекулярный гепарин, добавленный к аспирину для предотвращения рецидивов преэклампсии с ранним началом у женщин с наследственной тромбофилией: FRUIT-RCT». Журнал тромбозов и гемостазов: JTH . 10 (1): 64–72. DOI: 10.1111 / j.1538-7836.2011.04553.x. PMID 22118560.
  7. МакНэми, Келли; Дауд, Фероза; Фаркухарсон, Рой (1 августа 2012 г.).«Рецидивирующий выкидыш и тромбофилия». Текущее мнение в области акушерства и гинекологии . 24 (4): 229–234. DOI: 10.1097 / GCO.0b013e32835585dc. PMID 22729089.
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 8,4 8,5 8,6 8,7 8,8 «Гемостасруббнингар в акушерстве, гинекологии и гинекологии» и референтная группа) от SFOG (Шведская ассоциация акушерства и гинекологии).Введение доступно на [1]. Обновлено 2012 г.
  9. Джаннубило, SR; Транквилли, А.Л. (2012). «Антикоагулянтная терапия во время беременности при приобретенной и наследственной тромбофилии у матери и плода». Современная медицинская химия . 19 (27): 4562–71. DOI: 10,2174 / 092986712803306466. PMID 22876895.
  10. Sathienkijkanchai A, Wasant P (2005). «Варфариновый синдром плода». J Med Assoc Thai . 88 (Дополнение 8): S246–50. PMID 16856447.
  11. Schaefer C, Hannemann D, Meister R, Eléfant E, Paulus W, Vial T, Reuvers M, Robert-Gnansia E, Arnon J, De Santis M, Clementi M, Rodriguez-Pinilla E, Dolivo A, Merlob P ( 2006). «Антагонисты витамина К и исход беременности. Многоцентровое проспективное исследование». Тромб Хемост . 95 (6): 949–57.DOI: 10.1160 / TH06-02-0108. PMID 16732373.
  12. 12.00 12.01 12.02 12.03 12.04 12.05 12.06 12.07 12.08 12.09 12.10 120008 000 9.14 000 000 9,14 120007000 000 9.14 12,16 12,17 12,18 12.19 12.20 12.21 12.22 12.23 [2] Лечебная антикоагулянтная терапия при беременности. Университетская больница Норфолка и Норвича (NHS Trust). Регистрационный номер CA3017. 9 июня 2006 г. [обзор июнь 2009 г.]
  13. Couto E, Nomura ML, Barini R, Pinto e Silva JL (2005). «Связанная с беременностью венозная тромбоэмболия в комбинированных гетерозиготных мутациях фактора V Лейдена и протромбина G20210A». Сан-Паулу, Мед. J . 123 (6): 286–8.DOI: 10.1590 / S1516-31802005000600007. PMID 16444389.
  14. De Jong, P. G .; Goddijn, M .; Миддельдорп, С. (2013). «Антитромботическая терапия при невынашивании беременности». Обновление репродукции человека . 19 (6): 656–673. DOI: 10.1093 / humupd / dmt019. PMID 23766357.
  15. Шауль В.Л., Эмери Х., Холл Дж. Г. (1975).«Точечная хондродисплазия и материнское варфарин во время беременности». Ам Дж. Дис Детский . 129 (3): 360–2. DOI: 10.1001 / archpedi.1975.02120400060014. PMID 1121966.
  16. Джеймс А. Х., Гротегут, Калифорния, Бранкацио, Л. Р., Браун Х (2007). «Тромбоэмболия при беременности: рецидивы и их профилактика». Семин Перинатол . 31 (3): 167–75. DOI: 10.1053 / j.semperi.2007.03.002. PMID 17531898.
  17. Ким Би Джей, Ан SJ, Шим СС, Джун Дж. К., Юн Б. Х., Син ХК, Пак Дж. С. (2006). «Исходы беременности у женщин с механическими клапанами сердца». Дж Репрод Мед . 51 (8): 649–54. PMID 16967636.
  18. Iturbe-Alessio I, Fonseca MC, Mutchinik O, Santos MA, Zajarías A, Salazar E (1986).«Риски антикоагулянтной терапии у беременных с искусственными клапанами сердца». N Engl J Med . 315 (22): 1390–3. DOI: 10.1056 / NEJM198611273152205. PMID 3773964.
  19. Salazar E, Izaguirre R, Verdejo J, Mutchinick O (1996). «Несоблюдение скорректированных доз гепарина подкожно для предотвращения тромбоэмболических явлений у беременных с механическими протезами клапана сердца». Джам Колл Кардиол . 27 (7): 1698–703. DOI: 10.1016 / 0735-1097 (96) 00072-1. PMID 8636556.
  20. Ginsberg JS, Chan WS, Bates SM, Kaatz S (2003). «Антикоагуляция беременных с механическими клапанами сердца» (PDF). Arch Intern Med . 163 (6): 694–8. DOI: 10.1001 / archinte.163.6.694. PMID 12639202.

Дополнительная литература

  • [3] Терапевтическая антикоагулянтная терапия при беременности. Университетская больница Норфолка и Норвича (NHS Trust). Регистрационный номер CA3017. 9 июня 2006 г. [обзор июнь 2009 г.]

гестационная гиперкоагуляция Википедия

Гиперкоагуляция при беременности — это склонность беременных женщин к развитию тромбозов (сгустков крови). Сама беременность является фактором гиперкоагуляции (гиперкоагуляции, вызванной беременностью), как физиологически адаптивный механизм для предотвращения послеродовых кровотечений. [1] Однако в сочетании с дополнительными основными состояниями гиперкоагуляции риск тромбоза или эмболии может стать существенным. [1]

Причины []

Гиперкоагуляция, вызванная беременностью, вероятно, является физиологически адаптивным механизмом для предотвращения послеродового кровотечения . [1] Беременность изменяет плазменные уровни многих факторов свертывания, таких как фибриноген, которые могут повышаться в три раза по сравнению с нормальным значением. [2] Повышается уровень тромбина. [3] Белок S, антикоагулянт, снижается. Однако другие основные антикоагулянты, протеин С и антитромбин III, остаются неизменными. [2] Фибринолиз нарушается за счет увеличения ингибитора активатора плазминогена-1 (PAI-1 или PAI) и ингибитора активатора плазминогена-2 (PAI-2), последний синтезируется из плаценты. [2] Венозный застой может возникнуть в конце первого триместра из-за повышенной эластичности стенок сосудов за счет гормонального воздействия. [2]

Кроме того, беременность может вызвать гиперкоагуляцию по другим причинам, например.грамм. длительный постельный режим, который часто встречается после родов , который возникает при родах с помощью щипцов, вакуум-экстрактора или кесарева сечения. [2] [4]

Исследование с участием более 200 000 женщин показало, что госпитализация во время беременности ассоциировалась с 18-кратным увеличением риска венозной тромбоэмболии (ВТЭ) во время пребывания. , и 6-кратное увеличение риска в течение четырех недель после выписки по сравнению с беременными женщинами, которым не требовалась госпитализация. [5] В исследование были включены женщины, госпитализированные на один или несколько дней по причинам, отличным от родов или венозной тромбоэмболии. [5]

Беременность после 35 лет увеличивает риск ВТЭ, как и многоплодная беременность при более чем четырех беременностях. [2]

Беременность сама по себе вызывает примерно пятикратное повышение риска тромбоза глубоких вен. [6] Некоторые осложнения беременности, такие как преэклампсия, вызывают значительную гиперкоагуляцию. [2]

Состояния гиперкоагуляции как предсуществующее состояние во время беременности включают как приобретенные, такие как антифосфолипидные антитела, так и врожденные, включая лейденский фактор V, мутацию протромбина, дефицит белков C и S и дефицит антитромбина III.

Осложнения []

Гиперкоагуляция при беременности, особенно из-за наследственной тромбофилии, может привести к тромбозу сосудов плаценты. [7] Это, в свою очередь, может привести к таким осложнениям, как гипертензивные расстройства с ранним началом беременности, преэклампсия и малые для гестационного возраста младенцы (SGA). [7] Среди других причин гиперкоагуляции антифосфолипидный синдром был связан с неблагоприятными исходами беременности, включая повторный выкидыш. [8] Тромбоз глубоких вен встречается у одной из 1000–2000 беременностей в Соединенных Штатах, [2] и является второй по частоте причиной материнской смертности в развитых странах после кровотечения. [9]

Профилактика []

Нефракционированный гепарин, низкомолекулярный гепарин, варфарин (не применять во время беременности) и аспирин остаются основой антитромботического лечения и профилактики как до, так и во время беременности. [10]

В то время как врачи сходятся во мнении, что безопасность матери важнее безопасности развивающегося плода, можно внести изменения в режим антикоагуляции во время беременности, чтобы минимизировать риски для развивающегося плода при сохранении терапевтических уровней антикоагулянтов. в матери.

Основная проблема, связанная с антикоагулянтами во время беременности, заключается в том, что варфарин, наиболее часто используемый антикоагулянт при длительном применении, оказывает тератогенное действие на плод при применении на ранних сроках беременности. [11] [12] Тем не менее, по-видимому, тератогенного эффекта варфарина до шести недель беременности не наблюдается. [13] Однако нефракционированный гепарин и низкомолекулярный гепарин не проникают через плаценту. [13]

Показания []

В целом показания к антикоагуляции во время беременности такие же, как и у населения в целом. Это включает (но не ограничивается этим) недавний тромбоз глубоких вен (ТГВ) или тромбоэмболию легочной артерии, металлический протез клапана сердца и фибрилляцию предсердий на фоне структурного заболевания сердца.

В дополнение к этим показаниям, антикоагулянтная терапия может быть полезна людям с красной волчанкой, лицам, у которых в анамнезе есть ТГВ или ТЭЛА, связанные с предыдущей беременностью, и даже людям с историей дефицита фактора свертывания и ТГВ, не связанным с предыдущая беременность. [14]

У беременных женщин с повторным невынашиванием в анамнезе антикоагулянтная терапия, по-видимому, увеличивает частоту живорождений у женщин с антифосфолипидным синдромом и, возможно, с врожденной тромбофилией, но не у женщин с невынашиванием беременности по необъяснимым причинам. [15]

стратегии []

Единого мнения о правильном режиме антикоагуляции во время беременности нет. Лечение подбирается индивидуально для каждого конкретного человека в зависимости от риска осложнений. Варфарин и другие препараты, ингибирующие витамин К, противопоказаны в течение первого триместра беременности из-за тератогенных эффектов, [16] , и их не следует назначать при подтверждении беременности. [13] Скорее, женщинам, которые находятся на хронической антикоагулянтной терапии, может быть предоставлена ​​возможность конверсии либо в нефракционированный гепарин, либо в низкомолекулярный гепарин (НМГ), например тинзапарин, [13] до запланированного зачатия. [17] НМГ так же безопасен и эффективен, как нефракционированный гепарин. [13] Анализ крови, включая тромбоциты, и скрининг на свертываемость крови необходимо провести перед назначением режима антикоагулянтов во время беременности. [13]

Тинзапарин можно вводить подкожно в дозах 175 единиц антифакторной активности Ха на кг, [13] в зависимости от предбеременности или запланированного веса приблизительно через 16 недель, а не текущего веса. [13] Хотя нефракционированный гепарин обычно вводят внутривенно, это неудобно для длительного периода введения, необходимого во время беременности.

Неясно, можно ли повторно назначить варфарин после 12-й недели беременности. Согласно недавнему ретроспективному анализу, возобновление приема варфарина после завершения первого триместра связано с повышенным риском потери плода. [18] Однако этот анализ включал только людей, которые лечились антикоагулянтами от механических сердечных клапанов, которым обычно требуется высокий уровень антикоагуляции.

У беременных с механическими клапанами сердца оптимальный режим антикоагуляции особенно неясен.Антикоагуляция подкожным гепарином в этом случае связана с высокой частотой тромбоза клапана и летального исхода. [19] [20] Подобные проблемы, вероятно, связаны с использованием эноксапарина (НМГ) у этих лиц из группы высокого риска. [21]

По оценке риска []

Профилактика ТГВ и других типов венозного тромбоза может потребоваться при наличии определенных предрасполагающих факторов риска. Один из примеров из Швеции основан на балльной системе, представленной ниже, где баллы суммируются, чтобы назначить соответствующий режим профилактики. [9]

После сложения любых факторов риска общая сумма, равная одному баллу или меньше, указывает на отсутствие необходимости в профилактических действиях. [9] Два балла указывают на краткосрочную профилактику, например с НМГ, может использоваться при временных факторах риска, а также для проведения профилактического лечения через семь дней после родов, начиная через пару часов после рождения. [9] Всего 3 балла увеличивает необходимую продолжительность послеродовой профилактики до шести недель. [9]

Оценка риска в четыре балла или выше означает, что необходима профилактика в период до родов , а также как минимум в течение шести недель после родов . [9] Предыдущий дистальный ТГВ указывает как минимум на 12 недель (три месяца) терапевтической антикоагулянтной терапии. [13] Предыдущий проксимальный ТГВ или тромбоэмболия легочной артерии требуют минимум 26 недель (6,5 месяцев) терапии [13] Если продолжительность терапии достигает срока доставки, оставшаяся продолжительность может быть назначена после родов, возможно, увеличивая минимальный шести недель послеродовой терапии . [13] При очень высоком риске профилактика высокой дозой antepartum должна быть продолжена как минимум через 12 недель после родов. [9]

Женщины с антифосфолипидным синдромом должны получать дополнительное профилактическое лечение низкими дозами аспирина. [9]

Предупреждения []

Все антикоагулянты (включая НМГ) следует применять с осторожностью у женщин с подозрением на коагулопатию, тромбоцитопению, заболевание печени и нефропатию. [13]

Основными побочными эффектами тинзапарина являются остеопороз (встречающийся в 1% случаев), тромбоцитопения (гепарин-индуцированная тромбоцитопения), кровотечение, выпадение волос и лекарственная аллергия. [13] Тем не менее, НМГ с гораздо меньшей вероятностью вызывают тромбоцитопению, индуцированную гепарином, чем нефракционированный гепарин. [13]

Регионарная анестезия противопоказана женщинам, получающим терапевтическую антикоагулянтную терапию, и не должна применяться в течение 24 часов после последней дозы тинзапарина. [13]

Мониторинг []

Антикоагулянтная терапия НМГ обычно не контролируется. [13] НМГ не влияет на протромбиновое время (ПВ) или МНО, а уровни анти-Ха не являются надежными. [13] Он может продлить частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) у некоторых женщин, но, тем не менее, АЧТВ бесполезен для мониторинга. [13]

Чтобы проверить наличие тромбоцитопении, необходимо проверять количество тромбоцитов до начала антикоагулянтной терапии, затем через 7–10 дней после начала и затем ежемесячно. [13] Подсчет тромбоцитов также следует проверять в случае неожиданного синяка или кровотечения. [13]

Реверс []

Протамин отменяет действие нефракционированного гепарина, но только частично связывается и обращает вспять НМГ.Доза 1 мг протамина / 100 МЕ НМГ устраняет 90% его анти-IIa и 60% анти-Ха активности, но клинический эффект остаточной анти-Ха активности неизвестен. [13] Активность как против IIa, так и против Xa может возвращаться в течение трех часов после обращения протамина, возможно, из-за высвобождения дополнительных НМГ из тканей депо. [13]

Антикоагулянты при грудном вскармливании []

Варфарин, гепарин и НМГ не проникают в грудное молоко, поэтому они не противопоказаны при грудном вскармливании. a b c d e 000 h Гиперкоагуляция во время беременности. Лабораторные линии. Публикация кафедры патологии и лабораторной медицины Университета Цинциннати. a b c d e 000 h i «Hemostasrubbningar inom obstetrik och gynekologi» (Нарушения гемостаза в акушерстве и гинекологии), от ARG (рабочая и референтная группа) от SFOG (Шведская ассоциация акушерства и гинекологии). a b c d e 000 000 ч i j k l o p q r s 0005 v w 900 06 x [2] Архивировано 12 июня 2010 года в Wayback Machine Терапевтическая антикоагуляция во время беременности. Гинзберг Дж. С., Чан В. С., Бейтс С. М., Каатц С. (2003). «Антикоагуляция беременных с механическими клапанами сердца» (PDF). Arch Intern Med . 163 (6): 694–8. DOI: 10.1001 / archinte.163.6.694. PMID 12639202.

Внешние ссылки []

  • [3] Терапевтическая антикоагулянтная терапия при беременности. Университетская больница Норфолка и Норвича (NHS Trust). Регистрационный номер CA3017. 9 июня 2006 г. [обзор июня 2009 г.]

Синдром обструктивного апноэ сна как системное воспалительное заболевание низкой степени

1.Введение

Синдром обструктивного апноэ во сне (СОАС) — распространенное заболевание, характеризующееся повторяющимся коллапсом верхних дыхательных путей во время сна. Уменьшение или полное прекращение воздушного потока происходит, несмотря на продолжающиеся усилия на вдохе, и приводит к пробуждению, фрагментации сна и десатурации оксигемоглобином (Remmers et al., 1978; Young et al., 1993).

Хотя клинически признано более четырех десятилетий (Gastaut et al., 1965), общее понимание СОАС развивается медленно.СОАС был связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями (Marin et al., 2005; Duran-Cantolla et al., 2010; Barbe et al., 2010), автомобильными авариями (Teran-Santos et al., 1999), хронической обструктивной болезнью легких ( Chaouat et al., 1995), сердечная недостаточность (Oldenburg et al., 2007) и ухудшение качества жизни, связанное со здоровьем (Pichel et al., 2004). СОАС часто сочетается с ожирением и связан с инсулинорезистентностью и метаболическим синдромом (Choi et al., 2008).

Пациенты с СОАС испытывают повторяющиеся эпизоды гипоксии и реоксигенации во время кратковременной остановки дыхания, которые могут иметь системные эффекты.У этих пациентов также наблюдается повышенный уровень биомаркеров, связанных с эндокринно-метаболическими и сердечно-сосудистыми изменениями (Zamarron et al., 2008). Более того, СОАС может включать фрагментацию сна, повышение тонуса симпатической нервной активности, окислительный стресс, воспаление, гиперкоагуляцию и эндотелиальную дисфункцию (Bradley & Floras, 2009; Fava et al., 2011). Все это указывает на то, что СОАС следует рассматривать как системное заболевание, а не как местную аномалию.

В настоящем обзоре анализируется патофизиология, связанная с системными последствиями СОАС, и механизмы, участвующие в ассоциации между СОАС и системными заболеваниями (рис. 1).

2. Фрагментация сна

Экстремальный сон может повлиять на здоровье и был связан с усилением воспаления. Значительные изменения в привычной продолжительности сна могут привести к хроническому системному воспалению слабой степени (Meisinger et al., 2005; Patel et al., 2009). Механизмом может быть активация провоспалительных путей. В недавнем исследовании у педиатрических пациентов с СОАС повышение уровня TNF-α в основном было вызвано фрагментацией сна и индексом массы тела. Эти уровни были тесно связаны со степенью сонливости, измеренной с помощью теста множественной задержки сна.Хирургическое лечение СОАС привело к значительному снижению уровней TNF-α с реципрокным увеличением латентного периода сна (Gozal et al., 2010).

Рисунок 1.

Схематическое изображение предполагаемой последовательности событий при СОАС, начиная от эпизодической гипоксии и заканчивая системными последствиями.

Фрагментация сна увеличивает активность симпатической нервной системы, что, в свою очередь, приводит к более высокой скорости метаболизма и повышенной секреции катехоламинов. Кроме того, сильная фрагментация сна может нарушить ночные профили секреции ренина и альдостерона и увеличить выделение мочи в ночное время.Moller et al. обнаружили, что длительная CPAP снижает артериальное давление, что коррелирует со снижением уровней ренина и ангиотензина II в плазме (Moller et al., 2003).

Хотя механизм этого измененного воспалительного статуса у людей, испытывающих экспериментальную потерю сна, неизвестен, вероятно, что вегетативная активация и метаболические изменения играют ключевую роль (Mullington et al., 2010).

3. Повышенный симпатический трафик

У пациентов с СОАС тоническая активация активности хеморефлекса вызывает усиленный симпатический трафик (Somers et al., 1988). Циклическая перемежающаяся гипоксия (ИГ) и гиперкапния обеспечивает причинную связь между обструкцией верхних дыхательных путей во время сна и активацией симпатической нервной системы во время пробуждения. В недавнем исследовании на здоровых людях IH значительно увеличил симпатическую активность и дневное артериальное давление после одной ночи воздействия. Барорефлексный контроль симпатического оттока снизился (Tamisier et al., 2011). Всплески активности симпатической нервной системы, связанные с приступами апноэ, также были связаны с антифибринолитической активностью, что отражалось в повышении уровня PAI-1 (von & Dimsdale, 2003).Во время приступов апноэ происходит активация ренин-ангиотензиновой системы и подавление синтаз оксида азота (Fletcher et al., 1999; Prabhakar et al., 2001).

Повышенная симпатическая активность и IH, связанные с эпизодами апноэ, были предложены в качестве возможного механизма связи между СОАС, системным воспалением и сердечно-сосудистыми заболеваниями. CPAP снижает активность симпатического нерва (Maser et al., 2008), увеличивает чувствительность артериального барорефлекса (Marrone et al., 2011) и снижает сосудистый риск (Kohler et al., 2008).

4. Окислительный стресс

Становится очевидным, что СОАС — это расстройство, связанное с окислительным стрессом. В недавнем исследовании с участием детей с СОАС Малакасиоти обнаружил повышение уровня перекиси водорода в конденсате выдыхаемого воздуха, что является косвенным показателем измененного окислительно-восстановительного статуса в дыхательных путях (Malakasioti et al., 2011).

Апноэ вызывает снижение уровня кислорода с последующей реоксигенацией при возобновлении дыхания.Циклические эпизоды гипоксии-реоксигенации, аналогичные сердечной ишемии / реоксигенации, вызывают истощение АТФ и активацию ксантиноксидазы и увеличивают образование свободных радикалов, полученных из кислорода. CPAP-терапия снижает уровень окислительного стресса у пациентов с СОАС (Chin et al., 2000; Alonso-Fernandez et al., 2009).

Окислительный стресс может глубоко регулировать клеточный транскриптом посредством активации факторов транскрипции, включая специфический белок-1, индуцируемый гипоксией фактор-1, c-jun и, возможно, ядерный фактор-kappaB.Об активации экспрессии генов, чувствительных к окислению-восстановлению, свидетельствует увеличение количества некоторых белковых продуктов этих генов, включая VEGF (Teramoto et al., 2003), EPO (Marrone et al., 2008), эндотелин-1 (Belaidi et al., 2009), воспалительные цитокины и молекулы адгезии (Ohga et al., 1999; Дюговская и др., 2002; Ohga et al., 2003).

Повышенный окислительный стресс был связан с развитием сердечно-сосудистых заболеваний и может быть вызван хронической перемежающейся гипоксией, характерной для СОАС (Park et al., 2007). Различные исследования показывают, что окислительный стресс присутствует в СОАС на уровнях, соответствующих тканям, таким как артериальная стенка (Grebe et al., 2006; Barcelo et al., 2006). Этот процесс увеличивает захват липидов макрофагами человека и может способствовать развитию атеросклероза у пациентов с СОАС (Lattimore et al., 2005). Кроме того, СОАС снижает антиоксидантный статус крови у субъектов с высоким ИМТ и может изменить соотношение между маркерами окислительного стресса (Wysocka et al., 2008). Было обнаружено, что после CPAP экспрессия eNOS и фосфорилированной eNOS значительно увеличилась, тогда как экспрессия нитротирозина и ядерного фактора-kappaB значительно снизилась (Jelic et al., 2010), но некоторые исследования показали, что CPAP может не влиять на антиоксидантную защиту (Alzoghaibi & Bahammam, 2011).

Недавно Наир сообщил, что окислительный стресс опосредуется, по крайней мере частично, чрезмерной активностью НАДФН-оксидазы. Этот автор предполагает, что фармакологические агенты, направленные на НАДФН-оксидазу, могут обеспечить терапевтическую стратегию при СОАС (Nair et al., 2011).

5. Системное воспаление

При СОАС присутствует местное и системное воспаление. Поскольку местное воспаление особенно актуально, изменения бронхов и носа (Devouassoux et al., 2007). В недавнем исследовании пациенты показали значительное увеличение концентрации IL-8 и ICAM как в плазме, так и в выдыхаемом конденсате. Кроме того, они показали более высокий процент нейтрофилов в индуцированной мокроте. Эти результаты достоверно и положительно коррелировали с AHI (Carpagnano et al., 2010), однако CPAP-терапия действительно имела значительный эффект (Lacedonia et al., 2011).

В нескольких исследованиях сообщалось об изменениях циркулирующих уровней молекул адгезии у пациентов с СОАС (El-Solh et al., 2002; Замаррон-Санс и др., 2006). Дюговская проанализировала полиморфноядерный апоптоз и экспрессию молекул адгезии in vitro у пациентов со средним и тяжелым СОАС. Наблюдалось снижение апоптоза и повышенная экспрессия молекул адгезии. Хотя молекулы адгезии могут способствовать усилению взаимодействий полиморфонуклеар-эндотелий, снижение апоптоза может дополнительно усиливать эти взаимодействия и способствовать свободным радикалам и протеолитическим ферментам (Dyugovskaya et al., 2008).

У пациентов с СОАС наблюдается повышенный уровень медиаторов воспаления, таких как TNFα и IL-6 (Imagawa et al., 2004; Bravo et al., 2007), которые уменьшаются при лечении CPAP (Arias et al., 2008; Steiropoulos et al., 2009).

Системное воспаление все чаще признается фактором риска для ряда осложнений, включая атеросклероз (Ross, 1999), и является хорошо известным фактором патогенеза сердечно-сосудистых заболеваний (Hansson, 2005). Некоторые белки острой фазы, которые ассоциированы у людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями, такие как сывороточный амилоид (Svatikova et al., 2003), C-реактивный белок (Taheri et al., 2007; Punjabi & Beamer, 2007), которые были связаны у людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями, повышаются у пациентов с СОАС и улучшаются при лечении CPAP (Yokoe et al., 2003; Kuramoto et al., 2009).

Механизмы, с помощью которых воспаление способствует сосудистой дисфункции, вызванной СОАС, неизвестны. Реоксигенация после непродолжительного периода гипоксии, которую регулярно и систематически испытывают пациенты с СОАС, может предрасполагать к клеточному стрессу. Было высказано предположение, что такие события способствуют активации провоспалительного ответа, опосредованного ядерным фактором транскрипции, ядерным фактором-каппаВ, главным регулятором экспрессии воспалительных генов.

Воспаление может быть важным связующим звеном между повышенной активностью симпатической нервной системы и сосудистой дисфункцией при СОАС. Хронически повышенная симпатическая активность вызывает воспалительную реакцию в нескольких органах и сосудистых руслах (Yu et al., 2005).

Некоторые авторы указывают на роль Т-лимфоцитов. Известно, что эта клетка играет важную роль в индуцированной ANG II гипертензии и эндотелиальной дисфункции за счет продукции супероксида, индуцированной НАДФН-оксидазой (Guzik et al., 2007).

Повышенная экспрессия воспалительных цитокинов может способствовать эндотелиальной дисфункции и последующим сердечно-сосудистым осложнениям (Ryan et al., 2005; Foster et al., 2007). В настоящее время некоторые исследования показывают, что пентраксин 3, белок острофазового ответа, быстро продуцируется и высвобождается несколькими типами клеток, в частности мононуклеарными фагоцитами, а эндотелиальные клетки в ответ на первичные воспалительные сигналы могут играть важную роль в связанном с СОАС повреждение сосудов (Kasai et al., 2011). Арно сообщает, что некоторое ингибирование таких молекул, как RANTES / CCL5, цитокин, который является селективным аттрактантом для Т-лимфоцитов и моноцитов памяти, может играть значительную роль в ремоделировании атесросклеторией сосудистых повреждений, связанных с OSAS (Arnaud et al., 2011)

Однако , мезенхимальные стволовые клетки вызвали ранний противовоспалительный ответ у крыс, подвергшихся рецидиву обструктивного апноэ, что позволяет предположить, что эти стволовые клетки могут играть роль в физиологической реакции на противовес воспалению при СОАС (Carreras et al., 2010).

В недавнем исследовании здоровых мужчин Querido et al. проанализировали влияние ночной ИГ в течение 10 дней на следующие системные воспалительные маркеры: сывороточный гранулоцитарный, колониестимулирующий фактор, макрофаги, интерферон-гамма, интерлейкин-1 β, интерлейкин-6, интерлейкин-8, лептин, хемотаксический белок моноцитов-1, сосудистый фактор роста эндотелия, молекула-1 внутриклеточной адгезии и молекула-1 адгезии сосудистых клеток. Ни по одному из маркеров не произошло значительных изменений. Эти данные свидетельствуют о том, что для активации системного воспаления может потребоваться более существенная или другая картина гипоксемии, что систему, возможно, необходимо подготовить перед воздействием гипоксии, или что увеличение воспалительных маркеров у пациентов с СОАС может быть больше связано с другими факторами, такими как ожирение или ночное возбуждение (Querido et al., 2011).

6. Гиперкоагуляция

Гиперкоагуляция, возникающая в результате повышенной коагуляции или ингибирования фибринолиза, связана с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний (Zouaoui et al., 2006). Это еще один фактор, участвующий в связи между этим заболеванием и СОАС (Peled et al., 2008).

Разнообразные данные подтверждают существование связи между гиперкоагуляцией, СОАС и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Во-первых, пациенты с СОАС имеют более высокие уровни в плазме нескольких прокоагулянтных факторов, таких как фибриноген (Reinhart et al., 2002; Tkacova et al., 2008), активированный фактор свертывания FVII, FXIIa и комплексы тромбин / антитромбин III (von et al., 2005) и ингибитор фибринолиз-ингибирующего фермента активатора плазминогена (PAI-1) (von et al., 2006; Замаррон и др., 2008). Во-вторых, повышенные уровни D-димера при нелеченом СОАС коррелировали с тяжестью ночной гипоксемии, характерной для СОАС (Shitrit et al., 2005). В-третьих, данные о фрагментации сна и эффективности сна были связаны с повышенными уровнями фактора фон Виллебранда и растворимого тканевого фактора, двух маркеров протромботического состояния (von et al., 2007).

СОАС связан с активацией тромбоцитов (Akinnusi et al., 2009). Активация тромбоцитов является звеном в патофизиологии заболеваний, склонных к тромбозам и воспалениям (Гаспарян и др., 2011). У этих пациентов активация тромбоцитов связана с более высоким уровнем десатурации кислородом (Oga et al., 2009; Rahangdale et al., 2011), который снижается после лечения CPAP (Varol et al., 2011).

В текущей статье для оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с СОАС предлагается тромбоэластография, простой тест гемостаза (Othman et al., 2010).

7. Эндотелиальная дисфункция

Эндотелиальная дисфункция является ранним маркером сосудистой патологии, предшествующей клинически явному сердечно-сосудистому заболеванию (Giannotti & Landmesser, 2007; Halcox et al., 2009).

Неповрежденный эндотелий регулирует сосудистый тонус и способность к восстановлению, поддерживая провоспалительный, противовоспалительный и коагуляционный гомеостаз. Изменение этих гомеостатических путей приводит к дисфункции эндотелия до структурных изменений в сосудистой сети.Гипоксия, гиперкапния и скачки давления, сопровождающие явления обструктивного апноэ, могут служить мощными стимулами для высвобождения вазоактивных веществ и нарушения функции эндотелия.

При СОАС эндотелиальная дисфункция может быть вызвана как циклами гипоксии-реоксигенации, так и хронической фрагментацией сна, вызванной повторяющимися возбуждениями. Причинно-следственная связь между СОАС и эндотелиальной дисфункцией была продемонстрирована в исследовании, в котором опосредованная потоком дилатация в предплечье была улучшена с помощью лечения CPAP (Ip et al., 2004; Trzepizur et al., 2009). Было обнаружено, что у пациентов с СОАС снижается уровень оксида азота, основного сосудорасширяющего вещества, выделяемого эндотелием, и эти уровни нормализуются при терапии CPAP (Haight & Djupesland, 2003).

Ряд исследований с пациентами с СОАС указывает на ассоциированную эндотелиальную дисфункцию (Nieto et al., 2004). У пациентов с СОАС повышенная продукция супероксида нейтрофилами (Schulz et al., 2000), повышенная биомаркеры перекисного окисления липидов (Lavie et al., 2004) и наблюдались повышенные уровни 8-изопростанов (Alonso Fernandez 2009; Carpagnano et al., 2003).

Среди наиболее важных сосудосуживающих веществ — эндотелин-1, пептидный гормон, секретируемый под влиянием гипоксии (Kanagy et al., 2001). В нескольких исследованиях сообщалось о более высоких уровнях эндотелина-1 у пациентов с СОАС (Phillips et al., 1999; Saarelainen & Hasan, 2000), однако Grimpen сообщает о противоречивых результатах (Grimpen et al., 2000). Это расхождение можно объяснить различиями в дизайне исследований.Группы, изученные Филлипсом (Phillips et al., 1999) и Саарелайненом (Saarelainen & Hasan, 2000), имели более тяжелое заболевание и, таким образом, подверглись более серьезной десатурации кислорода, которая действовала как спусковой механизм для секреции эндотелина-1. Gjorup показал, что у пациентов с гипертоническим СОАС уровень эндотелина-1 в плазме в ночное и дневное время был выше, чем у здоровых людей, что позволяет предположить, что СОАС не влияет на уровни эндотелина-1 в плазме в отсутствие сопутствующих сердечно-сосудистых заболеваний (Gjorup et al., 2007).

Несоответствие вышеуказанных уровней эндотелина-1, вероятно, отражает преимущественно аблюминальное высвобождение эндотелина. Используя модели артериальной гипертензии на крысах, несколько авторов сообщили о повышенном производстве эндотелина-1 в сосудах, в то время как уровни в крови оставались аналогичными контрольным (Pohl & Busse, 1989; Rossi & Pitter, 2006). Это свидетельствует о том, что циркулирующие уровни эндотелина-1 не исключают повышенной продукции сосудов при СОАС.

В последние годы эндотелиальные клетки-предшественники приобрели центральную роль в регенерации сосудов и способности к восстановлению эндотелия за счет ангиогенеза и восстановления эндотелиальной функции поврежденных кровеносных сосудов.Количество эндотелиальных клеток-предшественников снижается у пациентов с эндотелиальной дисфункцией и лежит в основе повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний при СОАС. Эндотелиальные клетки-предшественники могут играть потенциальную роль в патогенезе сосудистых заболеваний, имеющих отношение к СОАС (Berger & Lavie, 2011).

Недавно сообщалось, что у пациентов с СОАС наблюдается повышенная выработка окислителей в микроциркуляции и эндотелиальная дисфункция, оба из которых улучшаются при лечении (Patt et al., 2010)

8. СОАС и эндокринно-метаболические последствия

Хотя СОАС в целом менее распространен у женщин, чем у мужчин, различия уменьшаются после наступления менопаузы. Это может быть результатом снижения уровня эстрогена и прогестерона (Resta et al., 2004; Anttalainen et al., 2006). Соответственно, заместительная терапия эстрогенами у женщин в менопаузе снижает распространенность СОАС (Shahar et al., 2003; Wesstrom et al., 2005).

С другой стороны, у мужчин с диагнозом СОАС может наблюдаться снижение либидо и снижение уровня тестостерона в утренней сыворотке (Teloken et al., 2006; Hoekema et al., 2006). Сначала считалось, что это отражает ассоциированную дисфункцию гипофизарно-гонадной оси, связанную с фрагментацией сна и гипоксией (Meston et al., 2003). Однако коррекция гипоксии и фрагментации сна у пациентов с СОАС, получавших CPAP, не приводит к полному выздоровлению, что предполагает наличие других основных причин. В недавнем исследовании, за исключением пролактина, СРАР-терапия не вызвала значительных изменений сывороточного уровня половых гормонов, включая ФСГ и ЛГ (Macrea et al., 2010). Некоторые авторы утверждают, что ожирение является основным фактором снижения функции гонад гипофиза при СОАС (Luboshitzky et al., 2005).

9. Ожирение

Центральное или висцеральное ожирение связано с наибольшим риском СОАС (Shinohara et al., 1997). Механизм, с помощью которого ожирение может способствовать возникновению СОАС, не очень хорошо известен, но возможно, что центральное ожирение ускоряет или усугубляет СОАС, поскольку отложения жира в верхних дыхательных путях влияют на растяжимость (Isono, 2009).Повышенный объем брюшного жира может предрасполагать к гиповентиляции во время сна и / или уменьшать запас кислорода, способствуя десатурации кислорода во время сна (Schwartz et al., 2008). Кроме того, характерный для СОАС нарушенный режим сна предрасполагает к метаболическим эффектам и увеличению веса. Патель исследовал связь между обычной продолжительностью сна, о которой сообщают сами пациенты, и последующим увеличением веса в исследовании «Здоровье медсестер». Они показали, что обычное время сна менее 7 часов связано с умеренным увеличением в будущем набора веса и ожирения (Patel et al., 2006).

В последние годы большое внимание было сосредоточено на взаимодействии между СОАС и продуктами, выделяемыми жировой тканью, такими как лептин, адипонектин, резистин и грелин (Ronti et al., 2006).

Лептин — гормон адипоцитарного происхождения, который регулирует массу тела посредством контроля аппетита и расхода энергии (Proulx et al., 2002). Кроме того, лептин является цитокином и, следовательно, также участвует в воспалительном процессе. Несколько исследований показали повышенный уровень лептина при СОАС (Phillips et al., 2000; Tokuda et al., 2008), предполагая его роль в заболевании (Ip et al., 2000). Механизмы, лежащие в основе связи между лептином и СОАС, очень разнообразны и могут включать в себя изменения уровня апноэ в течение ночи (Patel et al., 2004; Sanner et al., 2004), гипоксемию сна (Tatsumi et al., 2005) и гиперкапнию. (Шимура и др., 2005).

Прямая связь между СОАС и лептином подтверждается тем фактом, что эффективное лечение СОАС с помощью CPAP также влияет на уровни лептина (Shimizu et al., 2002; Cuhadaroglu et al., 2009). Хотя точный механизм, объясняющий эффект CPAP, еще не выяснен, можно сделать вывод, что снижение симпатической активности (Snitker et al., 1997) и улучшение чувствительности к инсулину играют роль (Brooks et al., 1994).

Уровни лептина были предложены в качестве прогностического маркера СОАС (Ozturk et al., 2003) и были вовлечены в патогенез сердечно-сосудистых заболеваний, связанных с СОАС (Kapsimalis et al., 2008; Tokuda et al., 2008; Al et al., 2009).

Лептин может также действовать как стимулятор дыхания, а нарушение сигнального пути лептина вызывает угнетение дыхания у мышей (O’Donnell et al., 2000). Этот гормон был связан с синдромом гиповентиляции ожирения у людей (Phipps et al., 2002) и может отражать компенсаторную реакцию на гиповентиляцию (Makinodan et al., 2008).

СОАС был независимо связан с пониженным уровнем адипонектина (Masserini et al., 2006; Zhang et al., 2006; Carneiro et al., 2009), что может способствовать развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Повторяющиеся приступы гипоксии-реоксигенации у пациентов с СОАС могут активировать окислительный стресс и привести к снижению уровня адипонектина (Vatansever et al., 2010).

Некоторые авторы наблюдали, что уровни адипонектина в сыворотке могут не зависеть от степени СОАС (Tokuda et al., 2008). Снижение адипонектина может быть результатом повышенной симпатической активности (Delporte et al., 2002) и более высоких уровней цитокинов, таких как IL-6 и TNFα (Fasshauer et al., 2003). Фактически, существуют противоречивые сообщения о том, действительно ли лечение СОАС CPAP эффективно нормализует уровни адипонектина (de Lima et al., 2010).

Ожирение было вовлечено во взаимосвязь между СОАС и адипонектином (Makino et al., 2006). В недавнем исследовании с участием сред в условиях гипоксии на модели ex-vivo на мышах была измерена секреция адипонектина. У мышей с ожирением гипоксический стресс снижает уровень адипонектина в супернатанте брыжеечной жировой ткани, но не подкожно-жировой ткани.Эти данные свидетельствуют о том, что абдоминальное ожирение, представляющее собой обильную мезентериальную жировую ткань, восприимчивую к гипоксическому стрессу, частично объясняет уровни адипонектина у пациентов с СОАС, и что уменьшение накопления висцерального жира может бороться с атеросклеротическими сердечно-сосудистыми заболеваниями, связанными с СОАС, при абдоминальном ожирении (Nakagawa et al., 2011 ).

Резистин — это гормон белой жировой ткани, функция которого еще не установлена. В исследовании 20 пациентов с СОАС, страдающих ожирением, Харш обнаружил, что лечение СОАС методом CPAP не оказывает значительного влияния на уровни резистина (Harsch et al., 2004). У пациентов с СОАС гипоксический стресс во время сна может усиливать выработку резистина, возможно, опосредуя системные воспалительные процессы. Благодаря своему влиянию на СОАС терапия CPAP может помочь контролировать выработку резистина (Yamamoto et al., 2008).

СОАС может снижать уровни резистина в сыворотке крови у субъектов с избыточной массой тела, а также может способствовать метаболизму глюкозы, но не влияет на уровень лептина (Wysocka et al., 2009).

Грелин — гормон, влияющий на аппетит и накопление жира и его физиологические эффекты противоположны эффектам лептина.Четкой связи между грелином и СОАС не обнаружено. В исследовании 30 пациентов с СОАС с ожирением Харш обнаружил, что уровни грелина в плазме крови у пациентов с СОАС были значительно выше, чем в контрольной группе. Эти повышенные уровни грелина нельзя объяснить только ожирением, поскольку они быстро снижаются при терапии CPAP (Harsch et al., 2003). В другом исследовании с участием 30 нелеченных пациентов с ожирением и СОАС средней или тяжелой степени у пациентов с СОАС были обнаружены значительно более высокие уровни лептина в сыворотке, чем в контрольной группе, но уровни грелина не отличались (Ulukavak et al., 2005).

В недавнем исследовании 55 последовательных пациентов с СОАС в исследуемой группе были обнаружены значительно более высокие уровни грелина в сыворотке, чем в контрольной группе. Между грелином и AHI наблюдалась значимая положительная корреляция. Не было отмечено значительных различий в уровнях лептина, адипонектина и резистина (Li et al., 2010).

Было обнаружено, что повышенные уровни грелина подтверждают наличие повышенного аппетита и потребления калорий у пациентов с ожирением и СОАС, что, в свою очередь, может дополнительно способствовать тяжести основных состояний (Spruyt et al., 2010). У детей с ожирением СОАС ассоциируется с дневной сонливостью, повышением провоспалительных цитокинов, повышением лептина и снижением адипонектина (Tsaoussoglou et al., 2010).

10. СОАС и инсулинорезистентность

Различные исследования, основанные на моделях на животных, показывают, что гипоксия может изменять гомеостаз глюкозы (Cheng et al., 1997; Li et al., 2006). Полоцкий описал, что длительное воздействие перемежающейся гипоксии увеличивает уровни инсулина и непереносимость глюкозы у тучных мышей с дефицитом лептина (Polotsky et al., 2003). У людей, подвергшихся гипоксии, наблюдается ухудшение толерантности к глюкозе (Braun et al., 2001).

Инсулинорезистентность — центральная часть метаболического синдрома, состояния, которое достигает масштабов эпидемии в западном обществе и теперь возникает в развивающихся странах (Prentice, 2006). Большинство исследований, посвященных СОАС и инсулинорезистентности, демонстрируют связь между этими двумя заболеваниями независимо от ожирения (Tassone et al., 2003; McArdle et al., 2007). В крупном популяционном исследовании с участием мужчин с нормогликемической гипертензией Резник обнаружил, что тяжесть СОАС связана с повышенной инсулинорезистентностью (Resnick et al., 2003). Величина этих положительных эффектов зависит от часов соблюдения режима CPAP и степени ожирения (Tasali et al., 2011).

Инсулинорезистентность связана с состояниями воспаления (Reaven, 2005). Уровни хемоаттрактантного белка-1 в моноцитах повышены при СОАС и могут быть вовлечены в патогенез инсулинорезистентности у этих пациентов (Piemonti et al., 2003; Hayashi et al., 2006).

11. Метаболический синдром и СОАС

Метаболический синдром — это возникающая проблема общественного здравоохранения, которая представляет собой совокупность факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (Batsis et al., 2007). Клиническая идентификация метаболического синдрома основана на показателях абдоминального ожирения, атерогенной дислипидемии, повышенного артериального давления и непереносимости глюкозы (Краткое изложение NCEP., 2001).

Хотя этиология этого синдрома в значительной степени неизвестна, он, вероятно, состоит из сложного взаимодействия между генетическими, метаболическими факторами и факторами окружающей среды (Nestel, 2003). Несколько недавних исследований показывают, что провоспалительное состояние также может быть важным компонентом (Aso et al., 2005; Gude et al., 2009). Тесная связь между СОАС и метаболическим синдромом называется «синдромом Z» (Wilcox et al., 1998).

Распространенность метаболического синдрома заметно выше среди пациентов с СОАС. Ambrosetti et al. изучили 89 последовательных пациентов с СОАС и обнаружили метаболический синдром у 53% из них (Ambrosetti et al., 2006). Другое недавнее исследование показало, что распространенность составляет 68% (Drager et al., 2009). Пациенты с ожирением СОАС могут иметь повышенную скорость метаболического синдрома и более высокие уровни липидов в сыворотке, глюкозы натощак, лептина и фибриногена, чем пациенты с ожирением без СОАС.Таким образом, клиницистов следует поощрять к систематической оценке наличия метаболических нарушений при СОАС и наоборот (Basoglu et al., 2011).

Как клинические исследования, так и исследования на животных предполагают, что между СОАС и гиперлипидемией может существовать независимая связь. Гипоксический стресс, вызванный СОАС, потенциально увеличивает риск гиперлипидемии. В моделях грызунов гиперлипидемия может быть результатом воздействия периодической гипоксии (Li et al., 2005). В выборке из почти 5000 участников исследования Sleep Heart Health была обнаружена положительная связь между тяжестью СОАС и повышением общего холестерина и триглицеридов в сыворотке, а также снижением уровня ЛПВП в сыворотке крови у людей в возрасте до 65 лет (Newman et al., 2001).

В выборке из четырехсот женщин в возрасте 20-70 лет частота метаболического синдрома увеличилась с 10,5% у женщин с ИАГ <5 до 57,1% у женщин с ИАГ ≥ 30. ИАГ и минимальный уровень насыщения оставались значимо связанными. с метаболическим синдромом также при корректировке соотношения талии и бедер (Theorell-Haglow et al., 2011).

И СОАС, и метаболический синдром могут оказывать негативное синергетическое воздействие на сердечно-сосудистую систему посредством множества механизмов (Bonsignore & Zito, 2008; Levy et al., 2009).

Прерывистая гипоксия, отличительная черта СОАС, приводит к преимущественной активации воспалительных путей. Окислительный стресс, сердечно-сосудистое воспаление, эндотелиальная дисфункция и метаболические нарушения при СОАС могут ускорить атерогенез (Quercioli et al., 2010). Необходимы дальнейшие исследования для определения точной роли воспаления в сердечно-сосудистом патогенезе СОАС, особенно его взаимодействия с окислительным стрессом, ожирением и метаболической дисфункцией (Kent et al., 2011)

12. Выводы

У пациентов с СОАС наблюдаются эпизоды гипоксии – реоксигенации, гиперкапния и пробуждение от сна с изменениями в вегетативной нервной системе, окислительным стрессом и воспалением.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.