Гамма глутамин аминотрансфераза: Гамма-глутамилтрансфераза (ГГТ) | ООО «Диакон-Вет»

alexxlab Разное

Содержание

2013-4-Евдокимова О.В., Городецкая И.В.

Полный текст статьи

Евдокимова О.В., Городецкая И.В.
Влияние экспериментального гипотиреоза и малых доз L-тироксина на активность аминотрансфераз и гамма-глутамилтрансферазы в крови при действии стрессоров различного происхождения
УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет»

Резюме.
В опытах на 120 половозрелых белых беспородных крысах-самцах массой 200 – 250 г установлено, что физический стресс (экспозиция при t 4°С в течение 30 минут) вызывает повышение сывороточной активности аланинаминотрансферазы (АЛТ). Химическое воздействие (однократное внутрижелудочное введение 25% раствора этанола в дозе 3,5 г/кг) приводит к повышению активности АЛТ (на 28%) и, особенно, гамма-глутамилтрансферазы (ГГТ) (на 176%). Эмоциональный стресс (свободное плавание в клетке (СПК) в течение 30 минут) сопровождается возрастанием активности АЛТ (на 44%), и аспартатаминотрансферазы (на 128%), и ГГТ (на 98%). Введение мерказолила (внутрижелудочно в дозе 25 мг/кг в течение 20 дней) per se вызывает увеличение активности изученных ферментов и определяет ее наиболее значительное повышение при всех воздействиях. Введение L-тироксина в малых дозах (внутрижелудочно 1,5 – 3,0 мкг/кг в течение 28 дней) само по себе не влияет на активность ферментов в крови и, вместе с тем, предупреждает увеличение активности АЛТ при холодовом и химическом воздействии и активности ГГТ при СПК, в условиях которого оно существенно ограничивает повышение активности аминотрансфераз, как и активности ГГТ при химическом стрессе. Результаты свидетельствуют о стабилизации клеточных мембран под влиянием йодсодержащих тиреоидных гормонов при стрессе различного происхождения.

Ключевые слова: йодсодержащие гормоны щитовидной железы, аминотрансферазы, гамма-глутамилтрансфераза.

Литература

1. Роль локальных стресс-лимитирующих систем миокарда в протекторном кардиальном эффекте малых доз тиреоидных гормонов при иммобилизационном стрессе у крыс / И.В. Городецкая [и др.] // Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. – 2000. – Т. 86, № 1. – С. 62–67.

2. Городецкая, И.В. Уменьшение тиреоидными гормонами интенсивности общего адаптационного синдрома при антагонистических стрессах / И.В. Городецкая // Здравоохранение. – 2000. – № 7. – С. 25–28.
3. Божко, А.П. Ограничение стрессорной активации перекисного окисления липидов малыми дозами тиреоидных гормонов / А.П. Божко, И.В. Городецкая, А.П. Солодков // Бюл. эксперим. биол. мед. – 1990. – Т. 109, № 6. – С. 539–541.
4. Барабой, В.А. Растительные фенолы и здоровье человека / В.А. Барабой. – М. : Наука, 1984. – 160 с.
5. Demonstration of gamma-glutamyltranspeptidase activity in human jejunal mucosa / E. Greenberg [et al.] // Clin Chim Acta. – 1967. – Vol. 16, № 1. – P. 79–83.
6. Горленко, В.А. Гамма-глутамилтрансфераза, свойства и роль в обмене веществ / В.А. Горленко, Ю.В. Филиппович // Успехи соврем. биол. – 1979. – Т. 88, №6. – С. 367–386.
7. Gamma-glutamyl transpeptidase-dependent lipid peroxidation in isolated hepatocytes and HepG2 hepatoma cells / A. Paolicchi [et al.] // Free Rad Biol Med. – 1997. – № 22. – Р. 853–860.
8. Рачев, P.P. Тиреоидные гормоны и субклеточные структуры / Р.Р. Рачев, Н.Д. Ещенко. – М. : Медицина, 1975. – 296 с.
9. Пурсанов, К.А. Модификация гепарином активности аминотрансфераз при действии пчелиного яда и этанола / К.А. Пурсанов, З.В. Перепелюк // Заоч. науч.-пркт. конф. [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа : http://sibac.info/index.php. – Дата доступа : 12.01.2012.
10. Манухина, Е.Б. Влияние различных методик стрессирования и адаптации на поведенческие и соматические показатели у крыс / Е.Б. Манухина, Н.А. Бондаренко, О.Н. Бондаренко // Бюл. эксперим. биол. мед. – 1999. – Т. 129, № 8. – С. 157–160.
11. Nagaraja, H.S Stress responses in albino rats / H.S. Nagaraja, B.K. Anupama, P.S. Jeganathan // Thai J of physiol sciences. – 2006. – Vol. 19, № 2. – Р. 8–15.
12. Effect of peppermint oil on serum lipid peroxidation and hepatic enzymes after immobility stress in mice / A. Marjani [et al.] / The Open Bioch. J. – 2012. – № 6. – Р. 51–55.
13. Co-administration of Vitamins E and C protects against stress-induced hepatorenal oxidative damage and effectively improves lipid profile at both low and high altitude / F. H. AL-Hashem [et al.] // African J of Biotechn. – 2012. – Vol. 11, № 45. – P. 10416–423.
14. Композиция для коррекции патологических нарушений углеводного, липидного обмена и антиоксидантного статуса организма : пат. 2360683 Рос. Федерация, МПК А61К 31/722, А61Р3/00 / А.А. Артюков [и др.] ; заявитель и патентообладатель Тихоокеан. ин-т биоорган. химии ДВО РАН. – № 2008114994 ; заявл. 16.04.2008; опубл. 10.07.09 // Бюл. – 2009. – № 19. – С. 13.
15. Effects of induced heat stress on some biochemical values in broiler chicks / W.A. Khan [et al.] / Int. J. Agri. Biol. – 2002. – Vol. 4, № 1. – Р. 74–75.
16. Сапожникова, О.Г. Влияние стрессовых ситуаций на организм спортивных лошадей и разработка методов их коррекции : автореф. дис.  … канд. биол. наук : 06.02.01 / О.Г. Сапожникова; Севастоп. гос. аграр. ун-т. – М., 2010. – 26 с.
17. Бурсуков, А.В. Действие препарата лития цитрата на метаболизм у цыплят при стрессе / А.В. Бурсуков // Успехи соврем. естествознания. – 2004. – № 7 – С. 85–86.
18. Артюшкевич, С.А. Роль купферовских клеток и тиреоидного статуса организма в развитии оксидативного стресса у крыс при хронической алкогольной интоксикации / С.А. Артюшкевич // Мед. журн. – 2007. – № 4. – С.25 – 27.
19. Highman, B. Serum enzyme and histopathologic changes in rats after cold exposure / B. Highman, P.D. Altland // Proc Soc Exp Biol Med. – 1962, № 109. – P. 523–526.
20. Stress increases plasma enzyme activity in rats: differential effects of adrenergic and cholinergic blockades / H. Arakawa [et al.] // J Pharmacol Exp Ther. – 1997. – Vol. 280, № 3. – P. 296–303.
21. Development of oxidative stress and cell damage in the liver of rats with water-immersion restraint stress / Y. Ohta [et al.] // Redox Rep. – 2007. – Vol. 12, № 3. – P. 139–147.
22. Meltzer, H.Y. Plasma creatine phosphokinase activity, hypothermia, and stress / H.Y. Meltzer // Am J Physiol. – 1971. – Vol. 221, № 3. – P. 896–901.
23. Koner, B.C. Effects of stress on gamma glutamyltranspeptidase (GGT) activity in lymphoid system of rats: modulation by drugs / B.C. Koner, B.D. Banerjee, A. Ray // Indian J Exp Biol. – 1997. – Vol. 35, № 3. – P. 222–224.
24. Effects of exercise, cold, and immobilization stresses on gamma-glutamyltransferase activity in rat kidney / H. Ohno [et al.] // Jpn J Physiol. – 1989. – Vol. 39, № 6. – P. 949–955.
25. Effect of peppermint oil on serum lipid peroxidation and hepatic enzymes after immobility stress in mice / A. Marjani [et al.] // Open Biochem J. – 2012. – № 6. – Р. 51–55.
26. The effect of emotional-painful stress, hypoxia, and adaptation to it on the activity of enzymes for metabolizing glutathione and concentration of glutathione in rat organs / L.S. Kolesnichenko [еt al.] // Vopr Med Khim. – 1994. – Vol. 40, № 5. – P. 10–12.
27. Effect of emotional stress on the activity of enzymes of glutathione metabolism / L.S. Kolesnichenko [еt al.] // Vopr Med Khim. – 1987. – Vol. 33, № 3. – P. 85–88.
28. Иванов, Д.Е. Физиологическая оценка метаболического ответа организма и функциональных изменений системной гемодинамики при черепно-мозговой травме различной степени тяжести : автореф. дис. … д-ра биол. наук : 03.00.13 / Д.Е. Иванов ; Сарат. гос. аграр. ун-т. – Астрахань, 2002. – 23 с.
29. Effects of exercise stress and cold stress on glutathione and gamma-glutamyltransferase in rat liver / H. Ohno [et al.] // Biochim Biophys Acta. – 1990. – Vol. 1033, № 1. – Р. 19–22.
30. Helal, G.E. Effect of noise stress and /or sulpiride treatment on some physiological and histological parameters in female albino rats / G.E. Helal, F. Eid, M.T. Neama // The Egypt J of hospital med. – 2011. – Vol. 44. – P. 295–310.
31. Аглетдинов, Э.Ф. Состояние антиоксидантной системы придатка яичка при экспериментальной интоксикации бифенилами / Э.Ф. Аглетдинов // Фундам. исслед. – 2010. – № 1. – С. 7–12.
32. Функция почек в условиях экспериментального оксалатного нефролитиаза / В.М. Брюханов [и др.] // Нефрология. – 2008. – Т. 12, №1. – С 69–74.
33. Изменение активности фермента гамма-глутамилтрансферазы в крови лабораторных животных под влиянием органических соединений ртути / М.Е. Кубракова [и др.] // Фундам. иссл. – 2006. – № 5. – С. 65–66.
34. Жукова, О.Ю. Патогенетическая значимость активации свободнорадикальных процессов в печени при алкоголизации на фоне сахарного диабета : автореф. дис.  … канд. мед. наук : 14.00.16; 03.00.04 / О.Ю. Жукова ; Омская гос. мед. акад. – Омск, 2008. – 16 c.
35. Ighodaro, O.M. Еthanol-induced hepatotoxicity in male wistar rats: effects of aqueous leaf extract of Otimumgratissimum / O.M. Ighodaro, J.O. Omole // J of medc and medical sci. – 2012. – Vol. 3, № 8. – P. 499–505.
36. Магадеев, К.Р. Коррекция необработанным янтарем морфофизиологических показателей при экспериментальном гипотиреозе крыс : дис. … канд. биол. наук : 03.00.13 / К.Р. Магадеев. – М., 2009. – 164 л.
37. Mutu, A. Some particularities concerning the effects of experimental hypo- and hyperthyroidism on hematological homeostasy in domestic rabbit / A. Mutu, N. Dojana, V. Serban // J Veter Med. – 2010. – Vol. 56, № 2. – Р. 130–135.
38. Biochemical markers of liver and kidney function are influenced by thyroid function- a case-controlled follow up study in indian hypothyroid subjects / S. Arora [et al.] // Indian J of Clin Biochem. – 2009. – Vol. 24, № 4. – P. 370–374.
39. Ladan, E. Histopathological evaluation of liver following experimental hyperthyroidism in chicks / E. Ladan, K. Reza, A. Narjes // Online J of Vet Res [Electronic resourse]. – 2012. – Mode of access :  http://users.comcen.com.au. – Date of access : 04.12.2012.
40. Abnormalities of liver function tests in tyrotoxicosis / P. J. Thompson [et al.] // Mil Med. – 1978. – Vol. 143, № 8. – Р. 548–551.
41. Studies on serum S-glutamyl transpeptidase in priy idiopathic hypothyroidism patients / K. Rambabu [et al.] // Biochem Med and Metab Biol. – 1991. – Vol. 46, № 2. – P. 140–144.
42. Azizi, F. Gamma-glutamyl transpeptidase levels in thyroid disease / F. Azizi // Arch Intern Med. – 1982. – Vol. 142, № 1. – Р. 79–81.
43. Evolution of serum gammaglutamyl transpeptidase activity in treated hyperthyroid and hypothyroid patients / P. Couzigou [et al.] // Gastroent Clin Biol. – 1984. – Vol. 8, № 5. – P. 458–463.
44. Demori, I. Triiodothyronine decreases gamma-glutamyltranspeptidase expression in cultured rat hepatocytes // I. Demori, C. Bottazzi, E. Fugassa // Horm Metab Res. – 1995. – Vol. 27, № 5. – P. 221–225.
45. Thyroid hormone modulates the expression of rat liver gamma-glutamyltranspeptidase activity / A. Voci [et al.] // Horm Metab Res. – 1994. – Vol. 26, № 3. – P. 133–136.
46. Dasgupta, A. Thyroid hormone stimulates D-glutamyl transpeptidase in the developing rat cerebra and in astroglial cultures / A. Dasgupta, S.Das, P. K. Sarkar // J of neurosci res. – 2005. – Vol. 82, № 6. – P. 851–857.
47. Messaraha, M. Influence of thyroid dysfunction on liver lipid peroxidation and antioxidant status in experimental rats / M. Messaraha // Experim and toxicol pathol. – 2010. – Vol. 62, № 3. – P. 301–310.
48. Меерсон, Ф.3. Адаптация, стресс и профилактика / Ф.З. Меерсон. – М. : Наука, 1981. – 278 с.
49. Hydrogen peroxide produced during gamma-glutamyl activity is involved in prevention of apoptosis and maintenance of cell proliferation in U937 cells / D. Bello [et al.] // Faseb J. – 1999. – № 13. – P. 69–79.

Сведения об авторах:
Евдокимова О.В. – аспирант кафедры нормальной физиологии УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет»;
Городецкая И.В. – д.м.н., профессор кафедры нормальной физиологии УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет».

Адрес для корреспонденции: 210023, г.Витебск, пр-т Фрунзе, 27, УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет», кафедра нормальной физиологии. Тел.раб.: 8 (0212) 37-07-54– Городецкая Ирина Владимировна.

ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЯ ОБМЕНА ГАМК В СТРУКТУРАХ ГОЛОВНОГО МОЗГА КРЫС ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ТОЛУОЛА | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЯ ОБМЕНА ГАМК В СТРУКТУРАХ ГОЛОВНОГО МОЗГА КРЫС ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ТОЛУОЛА

Научная статья

Агаева С.В.1, *, Фараджев А.Н.2

1, 2 Азербайджанский Государственный Педагогический Университет, Баку, Азербайджан

* Корреспондирующий автор (nazaket-alieva[at]mail.ru)

Аннотация

Изучена динамика метаболизма ГАМК в тканях различных структур ЦНС у интактных 6-ти месячных крыс и после воздействия на организм толуола (5 дней, внутрибрюшинно, 500 мг/кг). Результаты наших исследований показали, что при воздействии толуола происходит увеличение содержания ГАМК, уменьшение содержания свободных Глу и Асп, повышение активности фермента ГДК и понижение активности фермента ГАМК-Т в тканях структур головного мозга 6-ти месячных крыс. Можно предположить, что толуол оказывает действие на белковые структуры ферментов обмена ГАМК или взаимодействует с их коферментом – пиридоксаль-5-фосфатом.

Ключевые слова: гамма-аминомасляная кислота, глутаминовая кислота, аспарагиновая кислота, глутаматдекарбоксилаза, ГАМК-аминотрансфераза, толуол.

DYNAMICS OF GABA METABOLISM IN RAT’S BRAIN STRUCTURES WITH EXPOSURE OF TOLUENE

Research article

Agayeva S.V.1, *, Faradzhev A.N.2

1, 2 Azerbaijan State Pedagogical University, Baku, Azerbaijan

* Corresponding author (nazaket-alieva[at]mail.ru)

Abstract

The authors consider the dynamics of GABA metabolism in tissues of various CNS structures in intact 6-month-old rats after exposure of toluene (5 days, intraperitoneally, 500 mg/kg). The results of this research have shown that when exposed to toluene, there is an increase in the content of GABA, a decrease in the content of free Glu and Asp, an increase in the activity of the GDC enzyme and a decrease in the activity of the GABA-T enzyme in the tissues of brain structures of 6-month-old rats. It can be assumed that toluene has an effect on the protein structures of GABA metabolism enzymes or interacts with their coenzyme, pyridoxal-5-phosphate.

Keywords: gamma-aminobutyric acid, glutamic acid, aspartic acid, glutamate decarboxylase, GABA aminotransferase, toluene.

Толуол общеупотребительное название химического вещества, относящегося к классу моноциклических ароматических углеводородов, образующегося при замещении одного атома водорода в молекуле бензола метильной группой. Одновременно толуол является легкодоступным и дешевым галлюциногенным веществом, используемым токсикоманами.

Надо отметить, что большую роль в развитии токсических эффектов толуола на клеточном уровне играют доза и время воздействия. Известно, что интоксикация толуолом в первую очередь поражает ЦНС, вызывая серьезные структурные и функциональные изменения. При воздействии подобных агентов даже в небольших дозах и в случаях кратковременной интоксикации могут возникать перманентные нарушения в нейронных цепях различных мозговых структур, неизбежно отражающиеся в нейроповеденческих расстройствах [1]. Cогласно данным последних лет, ведущим фактором нейротоксического влияния толуола на ЦНС является его воздействие на нейротрансмиттерные и рецепторные системы мозга. Гамма-аминомасляная кислота (ГАМК), являющаяся нормальным продуктом обмена веществ в нервной ткани, обладает свойствами, отвечающими основным критериям медиатора центральной нервной системы.

Исходя из вышесказанного, целью настоящей работы было изучение влияния толуола (внутрибрюшинно, 5 дней, 500 мг/кг) на обмен ГАМК в тканях структур головного мозга 6-ти  месячных крыс.

Материалы и методы

Все эксперименты выполнены с соблюдением принципов международной декларации Европейского сообщества (86/609/ЕЕС). Эксперименты были проведены на белых крысах линии Вистар. Для опытов брали шести месячных крыс. Опытная группа – внутрибрюшинно вводили толуол, 5 дней, 500 мг/кг. Отделы мозга анализировали у интактных и опытных крыс. Содержание ГАМК, Глу и Асп [2], активность ГДК [3] и ГАМК-Т [4] определено в структурах головного мозга экспериментальных крыс. Полученные результаты обработаны статистически.

Результаты и обсуждение

Результаты проведенных исследований показали, что в нормальных условиях у интактных крыс содержание свободных медиаторных аминокислот – ГАМК, Глу и Асп распределено неравномерно в изучаемых отделах мозга.

 

Таблица 1 – Влияние толуола на содержание ГАМК, Глу и Асп (мкмоль/г) в тканях структур ЦНС 6-ти месячных крыс (M±m, n=5)

Области мозга Группы ГАМК Глу Асп
Кора больших полушарий  мозга Контроль 2,79±0,09 4,69±0,15 3,13±0,11
Опыт 3,38±0,12** 4,08±0,13* 2,75±0,09*
% 121 87 88
Мозжечок Контроль 2,34±0,07 5,15±0,12 3,28±0,08
Опыт 3,02±0,09*** 4,12±0,08*** 2,69±0,09**
% 129 80 82
Ствол мозга Контроль 2,04±0,06 5,73±0,17 2,81±0,09
Опыт 2,45±0,08** 5,16±0,12* 2,44±0,07**
% 120 90 87
Гипоталамус Контроль 3,85±0,12 6,21±0,14 3,88±0,12
Опыт 4,47±0,16*** 5,71±0,16* 3,53±0,09*
% 116 92 91

Примечание: * – p<0,05; ** – p<0,01; *** – p<0,001

 

Вероятно, что это связано с уровнем ГАМК-, Асп- и Глуергических нейронов в этих отделах головного мозга.  После воздействия толуола наблюдается достоверное снижение содержания Глу с параллельным повышением уровня ГАМК. При этом содержание свободной Асп в тканях коры больших полушарий мозга, мозжечка, ствола мозга и гипоталамуса уменьшается.

Изменение содержания этих аминокислот в ткани мозга связано с его общим ростом, уменьшением в нем количества воды и увеличением объема нервных клеток и нейропиля и количества липидов. Мозг отличается от других органов высоким содержанием Глу и ГАМК, накопление которых происходит параллельно с формированием нейрона и его структурной дифференцировкой.

Результаты следующих серий опытов показали, после воздействия толуола активность ГДК в тканях коры больших полушарий мозга, мозжечка, ствола мозга и гипоталамуса увеличивается по сравнению с данными контрольной группы (таб. 2). После действия толуола активность ГАМК-Т во всех структурах нервной системы также меньше по сравнению с данными контрольной группы.

Основные изменения системы ГАМК при воздействии на организм толуола связаны с увеличением активности ГДК и угнетением ГАМК-Т. В настоящее время четко объяснить обнаруженное нами повышение активности ГДК и соответствующее увеличение содержания ГАМК в исследованных отделах ЦНС крыс при действии толуола пока не представляется возможным. Можно лишь указать на высокую лабильность этого фермента и его выраженную подверженность влиянию нейротропных факторов. Возможно, что при действии толуола нарушаются окислительные процессы в структурах мозга, обусловливающие более интенсивный биосинтез коэнзима ГДК-пиридоксальфосфата, а также имеет место сдвиг рН в этих отделах мозга в сторону оптимума для реакции декарбоксилирования Глу.

 

Таблица 2 – Влияние толуола на активность ферментов ГДК (мкмоль ГАМК/г·ч) и ГАМК-Т (мкмоль Глу/г·ч) в тканях структур ЦНС 6-ти месячных крыс

Области мозга Группы ГДК

(мкмоль ГАМК/г.час)

ГАМК-Т

(мкмоль Глу/г.час)

Кора больших полушарий  мозга Контроль 80,42±2,55 82,04±2,18
Опыт 94,90±2,43** 72,20±2,30*
% 118 88
Мозжечок Контроль 89,18±2,78 84,34±2,45
Опыт 110,58±3,41** 68,32±2,54**
% 124 81
Ствол мозга Контроль 63,85±2,14 68,12±1,69
Опыт 74,07±2,06** 59,26±1,38**
% 116 87
Гипоталамус Контроль 101,63±3,58 91,63±3,09
Опыт 111,79±2,12* 83,38±1,76*
% 110 91

Примечание: * – p<0,05; ** – p<0,01; *** – p<0,001

 

Содержание ГАМК в нервных клетках будет также возрастать при снижении интенсивности ее утилизации в цикле Кребса на уровне янтарной кислоты.

Данные о метаболизме ГАМК в ткани головного мозга свидетельствуют о ее важной роли в регулировании соотношения процессов возбуждения и торможения. Представления о ГАМК как возможном медиаторе торможения, о компартментализации и связи ее с энергетическими процессами послужили основанием для исследования роли нарушений обмена этой аминокислоты в развитии нервной патологии различных видов. Повышение или снижение уровня ГАМК в ткани мозга при различных экстремальных воздействиях указывает на возникновение кризисного состояния вследствие нарушения компенсаторных возможностей организма.

Высокая концентрация ГАМК в ткани мозга млекопитающих свидетельствует, что ее роль в нервной деятельности не ограничивается лишь медиаторной функцией. В случае нормального функционирования важнейших систем организма концентрация ГАМК в мозге поддерживается на стабильном уровне, что указывает на высокую пластичность обмена в ЦНС и на важность многообразных эффектов ГАМК, способствующей общему торможению активности нервных структур. Топографическое распределение ГАМК и синтезирующего ее фермента ГДК свидетельствует об их приуроченности к нервным структурам, связанным с тормозными процессами.

Толуол оказывает влияние на различные нейромедиаторные системы, включая дофамин, ГАМК и глутамат [5], [6].

В начале 1988 года исследовано субхронический (1 месяц, 16 часов в день по 50, 250 или 1000 ppm) или хронический (3 месяца, 16 часов в день, 500 ppm) воздействия толуола на ГАМК в мозге крыс [7]. Выявлено, что ГАМК увеличивается в стволе мозга и лобная кора в субхроническом состоянии и уменьшается в коры больших полушарий мозга в хроническом [7]. Показало, что в течение 2 часов при 2000 ppm толуола повышается уровень внеклеточной ГАМК в мозжечке (167% во время и через 60 минут после воздействия) [8]. Хотя авторы предположили, что результаты могут быть связаны с входным сигналом мозжечка от спинного мозга и ядер ствола мозга. Толуол оказывает более непосредственное влияние на GABAergic нейронов мозжечка.

Толуол повышает уровень внеклеточного ГАМК в коре мозга. Введение CGP 35348 (антагонист ГАМК) ингибирует некоторые эффекты толуола на вестибуло-окуломоторный рефлекс, подтверждают гипотезу о том, что толуол влияет на вестибуло-окуломоторный рефлекс через изменение ГАМК нейротрансмиссии. Толуол оказывает региональное специфическое влияние на передачу ГАМК в ЦНС [8]

Острый толуол уменьшает глутамата. Повторное воздействие толуола увеличивает токи NMDA, а также отдельные субъединицы рецептора NMDA [9]. Длительное воздействие (10 дней, до 8000 ppm) толуола повышает уровень субъединицы рецептора NMDA в мозге [10]. Острый толуол повышает уровень внеклеточного глутамата гиппокампа [11]. Эффекты толуола на пресинаптическую передачу ГАМК зависят от области мозга, так как острый толуол увеличивал внеклеточную ГАМК в мозжечке и не влиял на стриатум [8], [12].

Можно полагать, что увеличение количества ГАМК в нервных клетках является компенсаторной реакцией организма для поддержания многообразных ее эффектов в отношении различных звеньев обмена веществ в течение интоксикации толуола.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Liu C.L. Effects of toluene exposure during brain growth spurt on GABA a receptor-mediated functions in juvenile rats / C. L. Liu, Y. R. Lin, M. H. Chan, H. H. Chen // Toxicol. Sci. – 2007. – Vol. 95. – №. 2. – P. 443-451.
  2. Doze K. Dir anvendug der hochspanmumgspherographie dei der guantitativen totalanoiyse von protein hydrolysaten / K. Doze // Mittelling Biochem. Z. – 1957. – Vol. 329. – № 2. – P. 390-398.
  3. Sytinsky I. A. Effect of certain drugs on gamma-aminobutyric acid system on central nervous system / I. A. Sytinsky, T. N. Priyatkina // Biochem. Pharmacol. – 1966. – Vol. 115. – № 1 – P. 49-57.
  4. Нилова Н. С. Аммиак и ГАМК-трансаминазная активность ткани головного мозга / Н. С. Нилова // Докл. АН СССР. – 1966. – Т. 2. – С. 483-486.
  5. Eisenberg D.P. Neurotoxicity and mechanism of toluene abuse / D. P. Eisenberg // Journal of Biology and Medicine. – 2003. – Vol. 19 – P. 150-159.
  6. Bowen S.E. The last decade of solvent research in animal models of abuse: mechanistic and behavioral studies / S. E. Bowen, J. C. Batis, N. Paez-Martinez, S. L. Cruz // Neurotoxicology and Teratology – 2006. – Vol. 28 – P. 636–647.
  7. Bjornaes S. Biochemical changes in different brain areas after toluene inhalation / S. Bjornaes, L. U. Naalsund // Toxicology – 1988. – Vol. 49 – P. 367-374.
  8. Stengard K. Acute toluene exposure increases extracellular GABA in the cerebellum of rat: a microdialysis study / K. Stengard, R. Tham, W. T. O’Connor and others // Pharmacology & Toxicology – 1993 – Vol. 73 – P. 315-318.
  9. Bale A.S. Alterations in glutamatergic and gabaergic ion channel activity in hippocampal neurons following exposure to the abused inhalant toluene / A. S. Bale, Y. Tu, E.P. Carpenter-Hyland and others // Neuroscience – 2005. – Vol. 130 – P. 197–206.
  10. Williams J.M. Effects of repeated inhalation of toluene on ionotropic GABA A and glutamate receptor subunit levels in rat brain / J. M. Williams, D. Stafford, J. D. Steketee // Neurochemistry International. – 2005. – Vol. 46 – P. 1-10.
  11. Win-Shwe T.T. Toluene induces rapid and reversible rise of hippocampal glutamate and taurine neurotransmitter levels in mice / T. T. Win-Shwe, D. Mitsushima, D. Nakajima and others // Toxicology Letters – 2007. – Vol. 168- P. 75–82
  12. Stengard K. Acute toluene exposure decreases extracellular gammaaminobutyric acid in the globus pallidus but not in striatum: amicrodialysis study in awake, freely moving rats / K. Stengard, W. T. O’Connor // European Journal of Pharmacology – 1994. – Vol. 292 – P. 43–46.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Liu C.L. Effects of toluene exposure during brain growth spurt on GABA a receptor-mediated functions in juvenile rats / C. L. Liu, Y. R. Lin, M. H. Chan, H.H.Chen // Toxicol. Sci. – 2007. – Vol. 95. – №. 2. – P. 443-451.
  2. Doze K. Dir anvendug der hochspanmumgspherographie dei der guantitativen totalanoiyse von protein hydrolysaten / K. Doze // Mittelling Biochem. Z. – 1957. – Vol. 329. – № 2. – P. 390-398.
  3. Sytinsky I. A. Effect of certain drugs on gamma-aminobutyric acid system on central nervous system / I. A. Sytinsky, T. N. Priyatkina // Biochem. Pharmacol. – 1966. – Vol. 115. – № 1 – P. 49-57.
  4. Nilova N. S. Ammiak i GAMK-transaminaznaja aktivnost’ tkani golovnogo mozga [Ammonia and GABA transaminase activity of brain tissue] / N. S. Nilova // Reports of the Academy of Sciences of the USSR. – 1966. – V. 2. – P. 483-486. [in Russian]
  5. Eisenberg D.P. Neurotoxicity and mechanism of toluene abuse / D. P. Eisenberg // Journal of Biology and Medicine. – 2003. – Vol. 19 – P. 150-159.
  6. Bowen S.E. The last decade of solvent research in animal models of abuse: mechanistic and behavioral studies / S. E. Bowen, J. C. Batis, N. Paez-Martinez, S. L. Cruz // Neurotoxicology and Teratology – 2006. – Vol. 28 – P. 636–647.
  7. Bjornaes S. Biochemical changes in different brain areas after toluene inhalation / S. Bjornaes, L. U. Naalsund // Toxicology – 1988. – Vol. 49 – P. 367-374.
  8. Stengard K. Acute toluene exposure increases extracellular GABA in the cerebellum of rat: a microdialysis study / K. Stengard, R. Tham, W. T. O’Connor and others // Pharmacology & Toxicology – 1993 – Vol. 73 – P. 315-318.
  9. Bale A.S. Alterations in glutamatergic and gabaergic ion channel activity in hippocampal neurons following exposure to the abused inhalant toluene / A. S. Bale, Y. Tu, E.P. Carpenter-Hyland and others // Neuroscience – 2005. – Vol. 130 – P. 197–206.
  10. Williams J.M. Effects of repeated inhalation of toluene on ionotropic GABA A and glutamate receptor subunit levels in rat brain / J. M. Williams, D. Stafford, J. D. Steketee // Neurochemistry International. – 2005. – Vol. 46 – P. 1-10.
  11. Win-Shwe T.T. Toluene induces rapid and reversible rise of hippocampal glutamate and taurine neurotransmitter levels in mice / T. T. Win-Shwe, D. Mitsushima, D. Nakajima and others // Toxicology Letters – 2007. – Vol. 168- P. 75–82
  12. Stengard K. Acute toluene exposure decreases extracellular gammaaminobutyric acid in the globus pallidus but not in striatum: amicrodialysis study in awake, freely moving rats / K. Stengard, W. T. O’Connor // European Journal of Pharmacology – 1994. – Vol. 292 – P. 43-46.

Платные услуги — ГБУЗ МО МОНИИАГ

47023 Внутримышечная подкожная инъекция 120
47024 Внутривенная инъекция 170
47025 Внутривенная инфузия капельная 290
47032 Взятие крови из пальца для гематологических исследований 100
47031 Забор крови из вены для проведения лабораторных исследований 250
47038 Взятие мазков на флору (цитологическое исследование , КПИ) 200
50006 Гемостатус (ROTEM 3 теста) 1 500
50007 Гемостатус (Тромбодинамика) 1 500
50008 Гемостатус (ROTEM 3 теста + тромбодинамика) расширенный 2 000
50009 Гемостатус (ROTEM 3 теста+ тромбодинамика) контроль за антигоагулянтной терапией 1 500
51110 Антитромбин III 200
51111 Протеин С 650
51112 Протеин S 650
51114 Фибриноген 200
51119 Активированное частичное тромбопластиновое время            ( АЧТВ ) 200
51120 Международное нормализованное отношение ( МНО ), протромбиновая активность по Квику 150
51121 Коагулограмма скрининговая ( в т.ч.предоперационная ) 600
51122 Коагулограмма при диагностике тромбозов (АЧТВ, ПИ, Фибриноген, МНО, Д-димер, Антитромбин III, ТГ) 1 200
51123 Коагулограмма при диагностике коагулопатий (контроль антикоагулянтной терапией АЧТВ, ПИ, МНО, анти Х-активности, антитромбин III, Д-димер, ТГ) 1 700
51124 Волчаночный антикоагулянт 450
51130 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор VI 500
51131 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор VII 500
51132 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор VIII 500
51133 Определение активности плазменных факторров гемостаза,фактор IX 500
51134 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор X 500
51135 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор XI 500
51136 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор XII 500
51137 Определение активности плазменных факторов гемостаза,фактор XIII 500
51138 Определение гепарина и низкомолекулярных фракций             ( хром ) 450
51139 Количественное определение фактора Виллебрандта 750
51140 Тромбоагрегация индуцированная АДФ 350
51141 Тромбоагрегация индуцированная коллагеном 350
51142 Тромбоагрегация индуцированная адреналином 300
51143 Тромбоагрегация индуцированная ристомицином 400
51144 Тромбоагрегация спонтанная агрегация тромбоцитов 300
51150 Коагулограмма при контроле за антикоагулянтной терапией антиагрегантами 550
51151 Коагулограмма при контроле за антикоагулянтной терапией гепаринами 1 000
51152 Коагулограмма при контроле за антикоагулянтной терапией фибринолитиками 850
52018 Д-димер Иммуносерологические исследования 670
54002 Определение активированного частичного   тромбопластинового времени (АЧТВ) сэритрофосфатид-каолиновой смесью 200
54004 Определение содержания фибриногена в плазме  крови весовым методом 200
54008 Определение тромбинового времени 200
59040 Определение суммарных антител при антифосфолипидном синдроме (Волчаночный антикоагулянт) 600
50011 Исследование крови на автоматическом анализаторе (без стоимости взятия крови из вены) 8 параметров 350
50012 Клинический анализ крови (эритроциты, лейкоциты, лейкоцитарная формула, соэ,  тромбоциты) 22 параметра 500
50018 Подсчет ретикулоцитов (забор из пальца в специальной пробирке в лаборатории) 150
50019 Подсчет   тромбоцитов в окрашенных препаратах 150
50053 Определение концентрационной способности почек по Зимницкому 250
50056 Общий анализ мочи (с микроскопией) 300
50057 Общий анализ мочи (на аппарате, без микроскопии) 200
50058 Обнаружение глюкозы 100
50063 Исследование белка в моче — количественная  реакция 150
50064 Исследование белка в моче тест-полосками 100
50065 Обнаружение билирубина в моче  тест-полосками 100
50066 Обнаружение кетоновых тел в моче тест-полосками 100
50067 Обнаружение уробилина в моче 100
50071 Подсчет количества форменных элементов (Нечипоренко) 250
50072 Суточная протеинурия 150
50073 Ацетон в моче тест-полосками 100
50074 Качественные пробы с мочой (амилаза в моче) 200
51078 Креатинин в ( суточной моче ), биохимический анализ 200
51081 Микроальбуминурия (моча) , биохимический анализ 200
51163 Бета-2 -микроглобулин ( в моче), (диагностика миелом), биохимический анализ 650
50076 Качественные пробы с мочой (Проба Реберга креатинин мочи и крови) 400
50098 Гинекологические мазки: на флору, гоноретрихомониаз (уретра, цервикальный канал, влагалище) 350
50100 Цитологическое исследование мочи на атипичные  клетки 800
50102 Цитологическое исследование транссудатов, экссудатов, секретов, экскретов, отделяемого из соска 750
50115 Исследование цитологических соскобов шейки матки и цервикального канала, аспираты из полости матки  на 1 стекле 950
50116 Общая гистология 4 000
50117 Консультация микропрепаратов (1-5) 2 000
50118 Консультация микропрепаратов (каждый последующий свыше 5) 400
50119 Иммуногистохимическое исследование (до 4 антител) 5 000
50120 Иммуногистохимическое исследование (5-8 антител) 7 000
50121 Иммуногистохимическое исследование (более 8 антител) 10 000
52053 Обследование на ИППП культуральным методом (посев на микоплазму и уроплазму) 800
52059 Посев на флору: (1 определение — эякулят) + чувствительность  к антибиотикам (с определением вида МО на баканализаторе) (1 определение) временно приостановлено 800
52060 Посев на флору: (1 определение — простатический сок) + чувствительность  к антибиотикам (с определением вида МО на баканализаторе) (1 определение) 800
52061 Посев на флору: (1 определение — моча) + чувствительность  к антибиотикам (с определением вида МО на баканализаторе) (1 определение) 800
52062 Посев на флору: (1 определение — мазок гинекологический) + чувствительность  к антибиотикам (с определением вида МО на баканализаторе) (1 определение) 800
52063 Посев на флору: (1 определение —  мазок из зева) + чувствительность  к антибиотикам (с определением вида МО на баканализаторе) (1 определение) 800
52065 Посев на инфекции (моча, эякулят) — посев на флору с определением чувствительности к антибиотикам 2 400
51001  Биохимический анализ крови (СРБ, ферритин, РФ, антиА-О, ААГ, ААТ, иммуноглобулины G, М, Н) воспалительный профиль — 9 параметров) 1 800
51029 Биохимический анализ крови (электролиты крови) 4 параметра 800
51030 Биохимический анализ крови (общий белок,  глюкоза,  билирубин (общий), мочевина, креатинин,холесетрин, электролиты) 9 параметров на госпитализацию 1 800
51031 Биохимический анализ крови (общий белок,  альбумин, микроальбумин, мочевая кислота, мочевина, креатинин, ЩФ,  электролиты) 10 параметров при заболеваниях почек 2 000
51032 Биохимический анализ крови (общий белок,  альбумин, АЛТ, билирубин (общий, прямой и непрямой), АСТ, ЩФ, «гамма»-ГТ, ЛДГ, АЛП, липиды ) 16 параметров при заболеваниях печени 2 400
51033 Биохимический анализ крови (липидный профиль) 7 параметров 1 400
51034 Биохимический анализ крови (общий белок,  альбумин, КК, ЛДГ, липидный профиль, СРР, РФ, антиА-О,  электролиты) 17 параметров, при сердечной патологии 3 200
51035 Биохимический анализ крови (общий белок,  альбумин, железо, ферритин, ОЖСК) 5 параметров при анемии 1 000
51038 Биохимический анализ крови (микроэлементы крови 4) 800
51041 Определение глюкозы (с нагрузкой глюкозой) 250
51043 Определение триглицеридов в сыворотке крови 400
51044 Определение билирубина и его фракций 400
51059 Ревматический фактор 340
51062 Триглицериды 400
51065 Общий белок 200
51067 Альбумин 200
51069 С-реактивный белок 200
51159 Антистрептолизин — О (ASLO) 300
51071 Гликированный гемоглобин 400
51072 Глюкоза в сыворотке крови 150
51073 Глюкоза в крови ( капилляр ) 150
51074 Гликемический профиль (три точки) 450
51075 Глюкозотолерантный тест ( с нагрузкой глюкозой) 450
51076 Мочевина 200
51077 Креатинин 200
51079 Мочевая кислота 200
51082 Кальций общий 200
51083 Определение натрия в крови 200
51084 Определение калия в крови 200
51085 Кальций ионизированный 200
51086 Железо 200
51087 Железо-связывающая способность 200
51088 Ферритин 200
51089 Трансферрин 200
51090 Магний 200
51091 Аспартат-аминотрансфераза АСТ 200
51092 Амилаза панкреатическая 200
51093 Амилаза в моче 200
51094 АЛТ 200
51095 Щелочная фосфатаза 200
51096 Фосфор 200
51097 Липаза 200
51098 Гамма ГТ 200
51099 Лактат-дегидрогеназа 200
51100 Желчные кислоты 200
51101 Тропонин Т 350
51104 Холестерин общий 200
51105 Холестерин ЛПВП 200
51106 Холестерин ЛПНП 200
51107 Креатинкиназа 200
51162 Бета-2 -микроглобулин ( в крови), (диагностика миелом) 650
51164 Альфа 1-антитрипсин 400
51165 Альфа 1-кислый гликопротеин 700
52009 Определение стафилококкового антиL-токсина 320
52019 Иммуноглобулины A, M, G классов ( биохимический) 600
59056 Определение иммуноглобулина G в сыворотке 320
59057 Определение иммуноглобулина А в сыворотке 320
59058 Определение иммуноглобулина М в сыворотке 320
55027 Определение специфичности антиэритроцитарных антител (резусных)  титрованием 600
56001 Анализ крови на ВИЧ экспресс 550
58003 Экспресс на анти-ВИЧ. Анализ Сito 800
56010 Определение резус-принадлежности  и группы крови 600
56011 Определение иммунных антител системы АВО с титрованием 600
56017 Фенотипирование антигенов эритроцитов моноклональными антителами (цоликлонами по 7 антител) 550
56021 Фенотипирование антигенов эритроцитов по другим системам  на картах 650
56022 Скрининг антиэритроцитарных аллоантител с титрированием 430
56025 Определение специфичности антиэритроцитарных  аллоантител с панелью эритроцитов в непрямой пробе Кумбса (определение субклассов IgG1 IgG3) 600
58005 Экспресс на антитела к сифилису — RPR-тест 550
56110 Определение резус-принадлежности  и группы крови  Cito! 800
58033 Определение антител к сифилису IgG методом ИФА 480
58034 Определение антител к сифилису IgМ методом ИФА 480
58035 Определение специфических JgE, JgG методом ИФА (ЭЛИ-П-тест 4 АТ) 900
58036 Определение антител к сифилису суммарных  методом ИФА 480
51003 Определение общего гомоцистеина плазмы крови методом ИФА 1 440
51004 Определение Свободного бета-ХГЧ методом ИФА 480
51005 Определение ингибина Б методом ИФА 2 400
51006 Определение антимюллеровского гормона методом ИФА 1 400
51007 Определение адренокортикотропного гормона методом ИФА (АКТГ) 540
51008 Определение соматотропного гормона СТГ методом ИФА 690
51173 Определение плацентарного лактогена (HPL)методом ИФА 1 200
51158 Определение Соматомедина-С (ИФР-1) методом ИФА 800
51019 Определение паратгормона (ПТГ) методом ИФА 575
51022 Определение инсулина методом ИФА 420
51170 Определение плацентарного фактора роста методом ИФА (PLGF) 1 400
51052 Антитела к тиреопероксидазе (АТ ТПО) методом ИФА 600
51054 Антитела к инсулину методом ИФА 800
51167 Витамин D и D2 1 035
51168 Фолиевая кислота ( витамин B9) 520
51169 Витамин В 12 520
58004 НВs Ag Экспресс на анти-Hbs Ag (гепатит В) 460
58027 Определение анти-HCV методом ИФА (гепатит) 480
58061 Определение антител IgM (хламидиоз)  методом ИФА 480
58062 Определение антител IgG (хламидиоз) методом ИФА 480
58070 Определение антител IgG (токсоплазмоз) методом ИФА 440
58071 Определение антител IgM (токсоплазмоз) методом ИФА 440
58072 Определение РАРР-А  (ассоциирование с беременностью плазменный протеин-А) методом ИФА 720
58074 Определение антител IgM к вирусу  Эпштейна-Барра методом ИФА 440
58075 Определение антител IgG к вирусу  Эпштейна-Барра методом ИФА 440
51160 Определение β-CrossLaps (продукт деграции коллагена 1 типа) 715
51161 Определение маркера формирования костного матрикса PINP (N-терминальный пропептид проколлагена 1 типа) 1 200
51021 Определение остеокальцина (витамин K- зависимый неколлагеновый белок костной ткани) 715
58080 Определение специфического антигена простаты общего     (PSA общ.) 420
58079 Определение специфического антигена простаты свободного (PSA своб.) 820
58081 Показатель здоровья простаты (phi-индекс) (Оценка риска рака предстательной железы (PSA свободный ,PSA-общий, 2proPSA) 4 500
58082 Определение PSA (спецефического антитела простаты свободного и общего) 1 240
51153 Определение онкомаркера опухоли молочной железы СА 15/3 методом ИФА 720
58077 Определение онкомаркеров СА 12-5 методом ИФА 720
58078 Определение онкомаркера опухоли ЖКТ  СА 19-9 методом ИФА 370
58177 СА 72-4 (спецефический антиген рака желудка) 800
59049 Определение фактора некроза опухоли ( ФНО) 1 100
58176 РЭА (раковый эмбриональный антиген) 500
59047 Антиген эпителиальной карциномы яичников, эндометриального рака (HE 4 (WF DC2) 1 380
59088 Риск обнаружения эпителиальной карциномы яичников  женщины предклимактерического возраста (СА 125, НЕ4, ROMA %) 1 840
59089 Риск обнаружения эпителиальной карциномы яичников  женщины постклимактерического возраста (СА 125, НЕ4, ROMA %) 1 840
59090 NSE (нейрон-специфическая енолаза) 890
59059 Определение интерлейкина iL-1β методом ИФА 1 100
59060 Определение интерлейкина iL-2R методом ИФА 1 100
59085 Определение интерлейкина iL-6 методом ИФА 1 100
59086 Определение интерлейкина iL-8 методом ИФА 1 100
59087 Определение интерлейкина iL-10 методом ИФА 1 100
59001 Определение альфа-фето-протеина (АФП) методом ИФА 430
59092 Антитела к фосфолипидам (IgG, IgM) 700
59093 Антитела к кардиолипину (IgА, IgM, IgG ) 800
59094 Антитела к односпиральной ДНК (Single Strand Anti-DNA Antibody) 960
59091  Антинуклеарные антитела (АNA) 690
59004 Определение антител к вирусу простого герпеса IgG  типа 1 440
59005 Определение антител к вирусу простого герпеса IgG  типа  2 440
59008 Определение антител к вирусу простого герпеса IgM  типа 1 440
59104 Определение антител к вирусу простого герпеса IgM  типа 2 440
59133 Комплекс TORCH-инфекции (14 типов) 6 240
59134 Комплекс TORCH-инфекции сокращённый (8 типов) 3 520
59006 Определение антител к краснухе IgM 440
59007 Определение антител к краснухе IgG 440
59009 Определение антител к токсоплазмозу IgM 440
59010 Определение антител к токсоплазмозу IgG 440
59011 Определение антител к цитомегаловирусу IgG методом ИФА 440
59012 Определение антител к цитомегаловирусу IgM методом ИФА 440
51068 Определение С-пептида методом ИФА 420
51166 Определение эритропоэтина (ЕРО) методом ИФА 800
51171 Определение фолатов (ИФА) в сыворотке 700
51172 Определение фолатов (ИФА) в эритроцитах 900
59014 Определение антител к инсулину, к островкам  ЛАНГЕРГАНСА, к декарбоксилазе, глутаминовой  кислоте (GAD) (рецепторам) 780
59084 Антитела к фосфотирозинфосфатазе (аутоантитела к протеин-тирозин-фосфатазе- А2) 1 500
59016 Определение концентрации 17-оксипрогестерона (17ОП) методом ИФА 600
59017 Определение концентрации антител к тиреоглобулину (АТТГ) 420
59018 Определение концентрации антител к тириотропному гормону (АТ ТТГ) 420
59019 Определение концентрации бета-субъединицы хорионического гонадотропина методом ИФА (бета-ХГ) 420
59020 Определение кортизола (К) методом ИФА 600
59021 Определение дигидроэпиандростерона-сульфата методом ИФА (ДЭА-S) (ДГА) 600
59023 Определение лютеинизирующего гормона методом ИФА (ЛГ) 460
59024 Определение общего тироксина (Т4) методом ИФА 460
59025 Определение прогестерона методом ИФА (Р) 460
59026 Определение пролактина методом ИФА (ПРЛ) 460
59027 Определение свободного тироксина (СТ4) методом ИФА 590
59028 Определение свободного трийодтиронина (СТ3) методом ИФА 460
59029 Определение тестостерона (Т) методом ИФА 460
59035 Определение свободного тестостерона (Т) методом ИФА 750
59030 Определение тириотропного гормона методом ИФА (ТТГ) 460
59031 Определение трийодотиронина (Т3) методом ИФА 460
59032 Определение фолликулостимулирующего гормона методом ИФА (ФСГ) 460
59033 Определение эстрадиола методом ИФА (Е2) 650
59034 Определение эстриола в сыворотке крови методом ИФА 650
59038 Набор гормонов: исследование женских половых гормонов 5 ( ЛГ, ФСГ, пролактин, эстрадиол, прогестерон) 2 490
51053 Набор гормонов: гормоны щитовидной железы   ( ТТГ, Т4, АТТПО) 1 520
59048 Набор гормонов: Андрогенный статус (17ОП, ДГА, ГСПГ, тестостерон) 2 310
59039 Определение суммарных антител при антифосфолипидном синдроме 1 320
59041 Определение суммарных антител при антифосфолипидном синдроме (маркеры АФС (6АТ)) 1 200
58042 Набор гормонов: исследование женских половых гормонов 4 ( ЛГ, ФСГ, ПРЛ, эстрадиол) 2 030
59043 Андростенедион 650
59055 Определение ГСПГ (глобулин, связ. гормоны) методом ИФА 650
51055 Выявление антиспермальных антител в сыворотке крови (реакция латексагглюцинации) 520

Трансаминирование аминокислот. «БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХИМИЯ», Березов Т.Т., Коровкин Б.Ф.

Под трансаминированием подразумевают реакции межмолекулярного переноса аминогруппы (NH2—) от аминокислоты на α-кетокислоту без промежуточного образования аммиака. Впервые реакции трансаминиро-вания (прежнее название «переаминирование») были открыты в 1937 г. советскими учеными А.Е. Браунштейном и М.Г. Крицман при изучении дезаминирования глутаминовой кислоты в мышечной ткани. Было замечено, что при добавлении к гомогенату мышц глутаминовой и пировиноградной кислот образуются α-кетоглутаровая кислота и аланин без промежуточного свободного аммиака; добавление аланина и α-кетоглутаровой кислоты приводило к образованию соответственно пировиноградной и глутаминовой кислот.

Реакции трансаминирования являются обратимыми и, как выяснилось позже, универсальными для всех живых организмов. Эти реакции протекают при участии специфических ферментов, названных А.Е. Браун-штейном аминоферазами (по современной классификации, аминотранс-феразы, или трансаминазы). Теоретически реакции трансаминиро-вания возможны между любой амино- и кетокислотой, однако наиболее интенсивно они протекают в том случае, когда один из партнеров представлен дикарбоновой амино- или кетокислотой. В тканях животных и у микроорганизмов доказано существование реакций трансаминирования между монокарбоновыми амино- и кетокислотами. Донорами NН2-группы могут также служить не только α-, но и β-, γ- и ω-аминогруппы ряда аминокислот. В лаборатории А. Майстера доказано, кроме того, трансами-нирование глутамина и аспарагина с кетокислотами в тканях животных.

В переносе аминогруппы активное участие принимает кофермент транс-аминаз пиридоксальфосфат (производное витамина В6; см. главу 5), который в процессе реакции обратимо превращается в пиридоксаминфосфат.

Механизм реакции трансаминирования. Общую теорию механизма ферментативного трансаминирования разработали советские ученые А.Е. Браун-штейн и М.М. Шемякин. Одновременно подобный механизм был предложен американскими биохимиками Э. Снеллом и Д. Метцлером. Все трансаминазы (как и декарбоксилазы аминокислот) содержат один и тот же кофермент – пиридоксальфосфат. Для реакций трансаминирования харак -терен общий механизм. Специфичность трансаминаз обеспечивается белковым компонентом. Ферменты трансаминирования катализируют перенос NH2-группы не на α-кетокислоту, а сначала на кофермент пиридоксаль-фосфат. Образовавшееся промежуточное соединение (шиффово основание) подвергается внутримолекулярным превращениям (лабилизация α-водо-родного атома, перераспределение энергии связи), приводящим к освобождению α-кетокислоты и пиридоксаминфосфата; последний на второй стадии реакции реагирует с любой другой α-кетокислотой, что через те же стадии образования промежуточных соединений (идущих в обратном направлении) приводит к синтезу новой аминокислоты и освобождению пиридоксальфосфата. Опуская промежуточные стадии образования шиффовых оснований, обе стадии реакции трансаминирования можно представить в виде общей схемы:

Более подробно механизм действия трансаминаз представлен на рис. 12.3.

В связи с тем что во всех пиридоксалевых ферментах (включая транс-аминазы) карбонильная группа кофермента (—СНО) оказалась связанной с ε-аминогруппой лизина белковой части, в классический механизм реакции трансаминирования А.Е. Браунштейн и Э. Снелл внесли следующее дополнение. Оказалось, что взаимодействие между субстратом, т.е. L-амино-кислотой (на рисунке – аспартат), и пиридоксальфосфатом происходит не путем конденсации с выделением молекулы воды, а путем реакции замещения, при которой NH2-группа субстрата вытесняет ε-NН2-группу лизина в молекуле ферментного белка, что приводит к формированию пиридоксальфосфатного комплекса.

Существование представленного механизма реакции трансаминирова-ния доказано разнообразными методами, включая методы спектрального анализа по идентификации промежуточных альдиминных и кетиминных производных пиридоксальфосфата.

Роль трансаминаз и реакций трансаминирования в обмене аминокислот.

Чрезвычайно широкое распространение трансаминаз в животных тканях, у микроорганизмов и растений, их высокая резистентность к физическим, химическим и биологическим воздействиям, абсолютная стереохимическая специфичность по отношению к L-аминокислотам, а также высокая каталитическая активность в процессах трансаминирования послужили предметом детального исследования роли этих ферментов в обмене аминокислот. Ранее было указано, что при физиологических значениях рН среды активность оксидазы L-аминокислот резко снижена. Учитывая это обстоятельство, а также высокую скорость протекания реакции трансами-нирования, А.Е. Браунштейн выдвинул гипотезу о возможности существования в животных тканях непрямого пути дезаминирования аминокислот через реакции трансаминирования, названного им трансдезаминированием. Основой для выдвижения этой гипотезы послужили также данные Г. Эйлера о том, что в животных тканях из всех природных аминокислот с высокой скоростью дезаминируется только L-глутаминовая кислота в реакции, катализируемой высокоактивной и специфической глутамат-дегидрогеназой.

Согласно гипотезе, получившей экспериментальное подтверждение, все или почти все природные аминокислоты (исключение составляет метионин) сначала реагируют с α-кетоглутаровой кислотой в реакции трансами-нирования с образованием глутаминовой кислоты и соответствующей кетокислоты. Образовавшаяся глутаминовая кислота затем подвергается непосредственному окислительному дезаминированию под действием глу-таматдегидрогеназы. Схематически механизм трансдезаминирования можно представить в следующем виде:

Суммарная реакция при этом следующая:

R,—CH(NH2)—COOH + НАД++H20-> R,—CO—СООН + НАДН2 + NH3.

Поскольку обе реакции (трансаминирование и дезаминирование глу-таминовой кислоты) являются обратимыми, создаются условия для синтеза по существу любой аминокислоты, если в организме имеются соответствующие α-кетокислоты. Известно, что организм животных и человека не наделен способностью синтеза углеродных скелетов (α-кетокислот), так называемых незаменимых аминокислот; этой способностью обладают только растения и многие микроорганизмы.

Рис. 12.4. Центральная роль трансаминаз L-аминокислот и глутаматдегидрогеназы в биосинтезе и распаде аминокислот в тканях животных. АМК — аминокислоты; α-КГ - α-кетоглутарат.

Механизм, при помощи которого в живых организмах осуществляется синтез природных аминокислот из α-кетокислот и аммиака, был назван А.Е. Браунштейном трансреаминированием. Сущность его сводится к восстановительному аминированию α-кетоглутаровой кислоты с образованием глутаминовой кислоты (реакцию катализирует НАДФ-зависимая глута-матдегидрогеназа, работающая в режиме синтеза) и к последующему трансаминированию глутамата с любой α-кетокислотой. В результате образуется L-аминокислота, соответствующая исходной кетокислоте, и вновь освобождается α-кетоглутаровая кислота, которая может акцептировать новую молекулу аммиака. Роль реакций трансаминирования как в дезаминировании, так и в биосинтезе аминокислот может быть представлена в виде схемы:

Таким образом, трансаминазы катализируют опосредованное через глутаматдегидрогеназу дезаминирование природных аминокислот (черные стрелки) и биосинтез аминокислот (красные стрелки). В более упрощенной форме роль этих ключевых ферментов азотистого обмена представлена на рис. 12.4.

Получены доказательства существования в организме теплокровных животных еще одного механизма непрямого (опосредованного) дезами-нирования L-аминокислот, при котором Глу, Асп и АМФ выполняют роль системы переноса NН2-группы; гидролитическое дезаминирование АМФ приводит к образованию инозинмонофосфата (ИМФ) и аммиака:

Возможно, что в аналогичной системе в качестве промежуточного переносчика NH2-группы вместо АМФ участвует НАД.

Клиническое значение определения активности трансаминаз. Широкое распространение и высокая активность трансаминаз в органах и тканях человека, а также сравнительно низкие величины активности этих ферментов в крови послужили основанием для определения уровня ряда трансаминаз в сыворотке крови человека при органических и функциональных поражениях разных органов. Для клинических целей наибольшее значение имеют две трансаминазы – аспартат-аминотрансфераза (AcAT) и аланин-аминотрансфераза (АлАТ), катализирующие соответственно следующие обратимые реакции:

В сыворотке крови здоровых людей активность этих трансаминаз в тысячи раз ниже, чем в паренхиматозных органах. Поэтому органические поражения при острых и хронических заболеваниях, сопровождающиеся деструкцией клеток, приводят к выходу трансаминаз из очага поражения в кровь. Так, уже через 3–5 ч после развития инфаркта миокарда уровень АсАТ в сыворотке крови резко повышается (в 20–30 раз). Максимум активности обеих трансаминаз крови приходится на конец первых суток, а уже через 2–3 дня при благоприятном исходе болезни уровень сывороточных трансаминаз возвращается к норме. Напротив, при затяжном процессе или наступлении повторного инфаркта миокарда наблюдается новый пик повышения активности этих ферментов в крови. Этим объясняется тот факт, что в клинике трансаминазный тест используется не только для постановки диагноза, но и для прогноза и проверки эффективности лечения . При поражениях клеток печени, например при гепатитах, также наблюдается гипертрансаминаземия (за счет преимущественного повышения уровня АлАТ), но она имеет более умеренный и затяжной характер, а повышение активности трансаминазы в сыворотке крови происходит медленно. При различного рода коронарной недостаточности (стенокардия, пороки сердца и др., кроме инфаркта миокарда) гипертрансаминаземия или не наблюдается, или незначительна. Определение активности трансаминаз в сыворотке крови при заболеваниях сердца следует отнести к дифференциально-диагностическим лабораторным тестам. Повышение уровня трансаминаз в сыворотке крови отмечено, кроме того, при некоторых заболеваниях мышц, в частности при обширных травмах, гангрене конечностей и прогрессивной мышечной дистрофии.

Превращения α-кетокислот. Образовавшиеся в процессе дезаминиро-вания и трансдезаминирования α-кетокислоты подвергаются в тканях животных различным превращениям и могут вновь трансаминироваться с образованием соответствующей аминокислоты. Это так называемый синтетический путь превращения. Опыты с перфузией растворов α-кето-кислот и аммиака через изолированную печень показали, что в оттекающей из печени жидкости действительно имеются соответствующие исходным кетокислотам L-аминокислоты. Открыты, кроме того, гликогенные, кето-генные и окислительные пути, ведущие к образованию соответственно глюкозы, жирных кислот, кетоновых тел и компонентов цикла трикарбоновых кислот (ЦТК). Эти процессы можно представить в виде общей сводной схемы:

Углеродные скелеты аминокислот могут включаться в ЦТК через ацетил-КоА, пируват, оксалоацетат, α-кетоглутарат и сукцинил-КоА. Пять аминокислот (Фен, Лиз, Лей, Трп, Тир) считаются «кетогенными», поскольку они являются предшественниками кетоновых тел, в частности ацетоуксусной кислоты, в то время как большинство других аминокислот, обозначаемых как «гликогенные», служат в организме источником углеводов, в частности глюкозы. Подобный синтез углеводов de novo усиливается при некоторых патологических состояниях, например при сахарном диабете, а также при гиперфункции коркового вещества надпочечников и введении глюкокортикоидов (см. главу 8). Разделение аминокислот на «кетогенные» и «гликогенные» носит, однако, условный характер, поскольку отдельные участки углеродных атомов Лиз, Трп, Фен и Тир могут включаться и в молекулы предшественников глюкозы, например Фен и Тир – в фумарат. Истинно «кетогенной» аминокислотой является только лейцин.

Предыдущая страница | Следующая страница

СОДЕРЖАНИЕ

аминотрансферазы; коферментная функция вита­мина в6. Специфичность аминотрансфераз.

Из реакции переноса NH2 наиболее важны реакции трансаминирования . Они катализируются трансаминазами и участвуют в катаболических и анаболических процессах с участием аминокислот. При трансаминировании аминогруппа аминокислоты(аминокислота 1) переносится на 2-кетокислоту (кетокислота 2). Из аминокислоты при этом образуется 2-кетокислота (а), а из первоначальной кетокислоты — аминокислота (b). Переносимая NH2-группа временно присоединяется к связанному с ферментомпиридоксальфосфату , который вследствие этого переходит в пиридоксаминофосфат.

Механизм трансаминирования. В отсутствие субстратов альдегидная группа пиридоксальфосфата ковалентно связана с остатком лизина трансаминазы (1). Этот тип соединения, найденный также в родопсинах (см. с. 346), относится к альдиминам или шиффовым основаниям, во время реакции аминокислота 1 вытесняет остаток лизина и образуется новый альдимин (2). Затем за счет изомеризации происходит перемещение двойной связи. Полученный кетимин (3) гидролизуется до 2-кетокислоты и пиридоксаминфосфата (4). На второй частиреакции те же стадии протекают в противоположном направлении: пиридоксаминфосфат и вторая 2-кетокислота образуют кетимин, который иэомеризуется в альдимин. Наконец, отщепляется вторая аминокислота и регенерируется кофермент.

Аминотрансфера́зы (трансаминазы) — ферменты из группы трансфераз, переносящие аминогруппы без образования свободного аммиака. Аминотрансферазы также называют трансаминазами, а реакцию — трансаминированием.Для аминотрансфераз донором аминогрупп являются аминокислоты, а акцептором — кетокислоты:

AK1 + KK2 ↔ KK1 + AK2

В составе простетической группы аминотрансферазы содержат производные витамина B6. Во время переноса аминогруппы простетическая группа переходит из пиридоксаль-5-фосфатной формы в пиридосамино-5-фосфатную форму. Механизм реакции трансаминирования открыт в 1937 году советскими учеными А.Е. Браунштейном и М.Г.Крицман. Процесс протекает в две стадии. Альдегидная группа пиридоксальфостфата (-СНО) взаимодействует с аминогруппой аминокислоты с образованием иминной связи в основании Шиффа: сначала α-аминогруппа аминокислоты-донора замещает ε-аминогруппуапофермента, а затем происходит перегруппировка через кетимин и в результате гидролиза образуется пиридосамино-5-фосфат и α-кетокислота. Реакции повторяются в обратном порядке

Аминотрансферазы являются каталитически совершенными ферментами. Аминотрансферазы содержаться практически во всех органах, но наиболее активно реакции трансаминирования идут в печени. К этой группе ферментов относятся такие важные для клинической лабораторной диагностики ферменты, как АСТ и АЛТ.

Пиридоксальфосфат является простетической группой аминотранс-фераз, катализирующих обратимый перенос аминогруппы (NH2-группы) от аминокислот на α-кетокислоту, и декарбоксилаз аминокислот, осуществляющих необратимое отщепление СО2 от карбоксильной группы аминокислот с образованием биогенных аминов. Установлена кофер-ментная роль пиридоксальфосфата в ферментативных реакцияхнеокислительного дезаминирования серина и треонина, окисления триптофана, кинуренина, превращения серосодержащих аминокислот, взаимопревращения серина и глицина, а также в синтезе δ-аминолевулиновой кислоты, являющейсяпредшественником молекулы гема гемоглобина. В последние годы число вновь открытых пиридокса-левых ферментов быстро увеличивалось. Так, для действия гликогенфос-форилазы существенной оказалась фосфорильная, а не альдегидная группа пиридоксальфосфата. Вследствие широкого участия пиридоксальфосфата в процессах обмена при недостаточности витамина В6 отмечаются разнообразные нарушения метаболизма аминокислот.

79. Аминокислоты, участвующие в трансаминировании; особая роль глутаминовой кислоты. Биологическое значение реакций трансаминирования. Определение трансаминаз в сыворотке крови при инфаркте мио­карда и болезнях печени.

Чрезвычайно широкое распространение трансаминаз в животных тканях, у микроорганизмов и растений, их высокая резистентность к физическим, химическим и биологическим воздействиям, абсолютная стереохимическая специфичность по отношению к L-аминокислотам, а также высокая каталитическая активность в процессах трансаминирования послужили предметом детального исследования роли этих ферментов в обмене аминокислот. Ранее было указано, что при физиологических значениях рН средыактивность оксидазы L-аминокислот резко снижена. Учитывая это обстоятельство, а также высокую скорость протекания реакциитрансами-нирования, А.Е. Браунштейн выдвинул гипотезу о возможности существования в животных тканях непрямого путидезаминирования аминокислот через реакции трансаминирования, названного им трансдезаминированием. Основой для выдвижения этой гипотезы послужили также данные Г. Эйлера о том, что в животных тканях из всех природных аминокислот с высокой скоростью дезаминируется только L-глутаминовая кислота в реакции, катализируемой высокоактивной и специфической глутамат-дегидрогеназой.

Согласно гипотезе, получившей экспериментальное подтверждение, все или почти все природные аминокислоты (исключение составляет метионин) сначала реагируют с α-кетоглутаровой кислотой в реакции трансами-нирования с образованием глутаминовой кислоты и соответствующей кетокислоты. Образовавшаяся глутаминовая кислота затем подвергается непосредственному окислительному дезаминированию под действием глу-таматдегидрогеназы. Суммарная реакция при этом следующая:

R,—CH(NH2)—COOH + НАД++H20-> R,—CO—СООН + НАДН2 + NH3.

Поскольку обе реакции (трансаминирование и дезаминирование глу-таминовой кислоты) являются обратимыми, создаются условия для синтеза по существу любой аминокислоты, если в организме имеются соответствующие α-кетокислоты. Известно, что организмживотных и человека не наделен способностью синтеза углеродных скелетов (α-кетокислот), так называемых незаменимыхаминокислот; этой способностью обладают только растения и многие микроорганизмы. Механизм, при помощи которого в живых организмах осуществляется синтез природных аминокислот из α-кетокислот и аммиака, был назван А.Е. Браунштейном трансреаминированием. Сущность его сводится к восстановительному аминированию α-кетоглутаровойкислоты с образованием глутаминовой кислоты (реакцию катализирует НАДФ-зависимая глута-матдегидрогеназа, работающая в режиме синтеза) и к последующему трансаминированию глутамата с любой α-кетокислотой. В результате образуется L-аминокислота, соответствующая исходной кетокислоте, и вновь освобождается α-кетоглутаровая кислота, которая может акцептировать новуюмолекулу аммиака. Таким образом, трансаминазы катализируют опосредованное через глутаматдегидрогеназу дезаминирование природных аминокислот и биосинтез аминокислот .

Получены доказательства существования в организме теплокровных животных еще одного механизма непрямого (опосредованного) дезаминирования L-аминокислот, при котором Глу, Асп и АМФ выполняют роль системы переноса NН2-группы; гидролитическоедезаминирование АМФ приводит к образованию инозинмонофосфата (ИМФ) и аммиака:

Возможно, что в аналогичной системе в качестве промежуточного переносчика NH2-группы вместо АМФ участвует НАД.

Клиническое значение определения активности трансаминаз. Широкое распространение и высокая активность трансаминаз в органах и тканях человека, а также сравнительно низкие величины активности этих ферментов в крови послужили основанием для определения уровня ряда трансаминаз в сыворотке крови человека при органических и функциональных поражениях разных органов. Для клинических целей наибольшее значение имеют две трансаминазы – аспартат-аминотрансфераза (AcAT) и аланин-аминотрансфераза (АлАТ), катализирующие соответственно следующие обратимые реакции:

В сыворотке крови здоровых людей активность этих трансаминаз в тысячи раз ниже, чем в паренхиматозных органах. Поэтому органические поражения при острых и хронических заболеваниях, сопровождающиеся деструкцией клеток, приводят к выходу трансаминаз из очага поражения в кровь. Так, уже через 3–5 ч после развития инфаркта миокарда уровень АсАТ в сыворотке кровирезко повышается (в 20–30 раз). Максимум активности обеих трансаминаз крови приходится на конец первых суток, а уже через 2–3 дня при благоприятном исходе болезни уровень сывороточных трансаминаз возвращается к норме. Напротив, при затяжном процессе или наступлении повторного инфаркта миокарда наблюдается новый пик повышения активности этих ферментов в крови. Этим объясняется тот факт, что в клинике трансаминазный тест используется не только для постановки диагноза, но и для прогноза и проверки эффективности лечения . При поражениях клеток печени, например при гепатитах, также наблюдается гипертрансаминаземия (за счет преимущественного повышения уровня АлАТ), но она имеет более умеренный и затяжной характер, а повышение активноститрансаминазы в сыворотке крови происходит медленно. При различного рода коронарной недостаточности (стенокардия, пороки сердца и др., кроме инфаркта миокарда) гипертрансаминаземия или не наблюдается, или незначительна. Определение активноститрансаминаз в сыворотке крови при заболеваниях сердца следует отнести к дифференциально-диагностическим лабораторным тестам. Повышение уровня трансаминаз в сыворотке крови отмечено, кроме того, при некоторых заболеваниях мышц, в частности при обширных травмах, гангрене конечностей и прогрессивной мышечной дистрофии.

Гамма-глутамилтрансфераза: риск и прогноз рака

  • Corti A, Duarte TL, Giommarelli C, De Tata V, Paolicchi A, Jones GDD, Pompella A (2008) Активность мембранной гамма-глутамилтрансферазы способствует железозависимому окислительному повреждению ДНК в клетках меланомы. Mutat Res Fundam Mol Mech Mutag doi: 10.1016 / j.mrfmmm.2009.05.010

  • Dawson J, Smith GD, Boak J, Peters TJ (1979) γ -глутамилтрансфераза в опухолях груди человека и мыши. Clin Chim Acta 96 : 37–42

    CAS Статья Google ученый

  • Фентиман И.С., Аллен Д.С. (2010) Гамма-глутамилтрансфераза (GGT) и риск рака груди. Br J Рак 103 : 90–93

    CAS Статья Google ученый

  • Галлахер К.М., Чен Дж. Дж., Ковач Дж. С.. (2010) Кадмий в окружающей среде и риск рака груди. Старение 2 : 804–814

    CAS Статья Google ученый

  • Ханиган MH, Fierson HF, Swanson PE, De Young BR (1999) Измененная экспрессия гамма-глутамилтранспептидазы в опухолях человека. Hum Pathol 30 : 300–305

    CAS Статья Google ученый

  • Lee D-H, Lim J-S, Song K, Boo Y, Jacobs DR (2006) Градуированные ассоциации концентраций свинца и кадмия в крови и моче с маркерами, связанными с окислительным стрессом, в U.S. Population: результаты Третьего национального обследования здоровья и питания. Environ Health Perspect 114 : 350–354

    CAS Статья Google ученый

  • Орловски М., Мейстер А. (1970) γ-глутамиловый цикл: возможная транспортная система для аминокислот. PNAS 67 : 1248–1255

    CAS Статья Google ученый

  • Panahi Y, Sahebkar A, Amiri M, Davoudi SM, Beiraghdar F, Hoseininejad SL, Kolovand M (2011) Улучшение хронического зуда, вызванного серным горчицей, качества жизни и антиоксидантного статуса куркумином: результаты рандомизированного, двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Br J Nutr 18 : 1–8

    Google ученый

  • Polterauer S, Hofstetter G, Grimm C, Rahhal J, Mailath-Pokorny M, Kohl M, Concin N, Tempfer C, Marth C, Reinthaller A (2011) Актуальность гамма-глутамилтрансферазы — маркер апоптотического баланса — в прогнозировании стадии опухоли и прогноза при раке шейки матки. Gynecol Oncol 122 : 590–594

    CAS Статья Google ученый

  • Quiroga A, Quiroga PL, Martínez E, Soria EA, Valentich MA (2010) Активность куркумина против рака груди на устойчивые к окислению клетки человека ZR-75-1 с ингибированием гамма-глутамилтранспептидазы. J Exp Ther Oncol 8 : 261–266

    CAS PubMed Google ученый

  • Ruhl CE, Everhart JE (2009) Повышенная сывороточная аланинаминотрансфераза и γ-глутамилтрансфераза и смертность среди населения Соединенных Штатов. Гастроэнтерол 136 : 477–485

    CAS Статья Google ученый

  • Seebacher V, Polterauer S, Grimm C, Rahhal J, Hofstetter G, Bauer EM, Husslein H, Leipold H, Marth C, Reinthaller A, Concin NV (2012) Прогностическое значение гамма-глутамилтрансферазы у пациентов с раком эндометрия : многоцентровое испытание. Br J Рак 106 : 1551–1555

    CAS Статья Google ученый

  • Strasak AM, Pfeiffer RM, Klenk J, Hilbe W, Oberaigner W, Gregory M, Concin H, Diem G, Pfeiffer KP, Ruttmann E, Ulmer H (2008) Проспективное исследование ассоциации гамма-глутамилтрансферазы с заболеваемость раком у женщин. Int J Cancer 123 : 1902–1906

    CAS Статья Google ученый

  • Van Hemelrijck M, Jassem WI, Walldius G, Fentiman IS, Hammar N, Lambe M, Garmo H, Jungner I, Holmberg L (2011) Гамма-глутамилтрансфераза и риск рака в когорте из 545 460 человек — шведское исследование AMORIS. Eur J Cancer 47 : 2033–2041

    CAS Статья Google ученый

  • Часто аномальная активность сывороточной гамма-глутамилтрансферазы связана с будущим развитием жировой дистрофии печени: ретроспективное когортное исследование | BMC Gastroenterology

  • 1.

    Angulo P. Неалкогольная жировая болезнь печени. N Engl J Med. 2002; 346: 1221–31.

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Чаласани Н., Юноси З., Лавин Дж. Э., Чарльтон М., Куси К., Ринелла М. и др. Диагностика и лечение неалкогольной жировой болезни печени: практическое руководство Американской ассоциации по изучению заболеваний печени. Гепатология. 2018; 67: 328–57.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Sberna AL, Bouillet B, Rouland A, Brindisi MC, Nguyen A, Mouillot T. и др. Европейская ассоциация по изучению печени (EASL), Европейская ассоциация по изучению диабета (EASD) и Европейская ассоциация по изучению ожирения (EASO) клинические рекомендации по ведению неалкогольной жировой болезни печени: оценка их Применение у людей с сахарным диабетом 2 типа.Diabet Med. 2018; 35: 368–75.

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Ватанабэ С., Хашимото Э., Икедзима К., Уто Х., Оно М., Сумида Ю. и др. Основанные на фактах клинические рекомендации по неалкогольной жировой болезни печени / неалкогольному стеатогепатиту. J Gastroenterol. 2015; 50: 364–77.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Руттенбург AM, Goldbarg JA, Pineda EP.Активность сывороточной гамма-глутамилтранспептидазы при гепатобилиарной болезни поджелудочной железы. Гастроэнтерология. 1963; 45: 43–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Nemesánszky E, Lott JA. Гамма-глутамилтрансфераза и ее изоферменты: успехи и проблемы. Clin Chem. 1985; 31: 797–803.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Лю CF, Zhou WN, Fang NY. Уровни гамма-глутамилтрансферазы и риск метаболического синдрома: метаанализ проспективных когортных исследований.Int J Clin Pract. 2012; 66: 692–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 8.

    Кунуцор С.К., Апекей Т.А., Седдох Д. Гамма-глутамилтрансфераза и риск метаболического синдрома: систематический обзор и метаанализ доза-реакция. Int J Clin Pract. 2015; 69: 136–44.

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Lee DH, Blomhoff R, Jacobs DR. Является ли сывороточная гамма-глутамилтрансфераза маркером окислительного стресса? Free Radic Res.2004; 38: 535–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Лим Дж. С., Ян Дж. Х., Чун Б. И., Кам С., Джейкобс Д. Р., Ли Д.Х. Связана ли гамма-глутамилтрансфераза в сыворотке крови с антиоксидантами в качестве маркера окислительного стресса? Free Radic Biol Med. 2004; 37: 1018–23.

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Arasteh S, Moohebati M, Avan A, Esmaeili H, Ghazizadeh H, Mahdizadeh A, et al.Уровень гамма-глутамилтрансферазы в сыворотке крови как биомаркер для прогнозирования тяжести стеноза у пациентов с ишемической болезнью сердца. Индиан Харт Дж. 2018; 70: 788–92.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Шен З.В., Син Дж., Ван К.Л., Фахим А., Джи Х, Ли Дж. И др. Связь между гамма-глутамилтрансферазой в сыворотке крови и хроническим заболеванием почек в городских ханьских китайцах: проспективное когортное исследование. Int Urol Nephrol. 2017; 49: 303–12.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Икаи Э., Хонда Р., Ямада Ю. Уровень гамма-глутамилтранспептидазы в сыворотке и артериальное давление у трезвенников: возможная патогенетическая роль жировой ткани печени при гипертонии, связанной с ожирением. J Hum Hypertens. 1994; 8: 95–100.

    CAS PubMed Google ученый

  • 14.

    Ekstedt M, Franzén LE, Mathiesen UL, Thorelius L, Holmqvist M, Bodemar G, et al. Длительное наблюдение за пациентами с НАЖБП и повышенными ферментами печени. Гепатология.2006; 44: 865–73.

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Джозеф А.Е., Саверимутту Ш. аль-Сам С., повар М.Г., Максвелл Дж.Д. Сравнение гистологии печени с ультрасонографией при оценке диффузного паренхиматозного заболевания печени. Clin Radiol. 1991; 43: 26–31.

    CAS Статья Google ученый

  • 16.

    Haring R, Wallaschofski H, Nauck M, Dörr M, Baumeister SE, Völzke H.Ультрасонографический стеатоз печени увеличивает прогноз риска смерти от повышенных уровней гамма-глутамилтранспептидазы в сыворотке крови. Гепатология. 2009; 50: 1403–11.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Perumpail BJ, Khan MA, Yoo ER, Cholankeril G, Kim D, Ahmed A. Клиническая эпидемиология и бремя неалкогольной жировой болезни печени. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2017; 23: 8263–76.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Европейская ассоциация по изучению печени (EASL), Европейская ассоциация по изучению диабета (EASD), Европейская ассоциация по изучению ожирения (EASO). EASL-EASD-EASO Клинические практические рекомендации по лечению неалкогольной жировой болезни печени. J Hepatol. 2016; 64: 1388–402.

    Google ученый

  • 19.

    Whitfield JB. Гамма-глутамилтрансфераза. Критик Rev Clin Lab Sci. 2001. 38: 263–355.

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Bulusu S, Sharma M. Что сывороточная гамма-глутамилтрансфераза говорит нам как маркер кардиометаболического риска? Энн Клин Биохим. 2016; 53: 312–32.

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Hsueh WA, Quiñones MJ. Роль эндотелиальной дисфункции в инсулинорезистентности. Am J Cardiol. 2003; 92: 10J – 7J.

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Лумба Р., Рао Ф., Чжан Л., Хандрика С., Зиглер М.Г., Бреннер Д.А. и др.Генетическая ковариация между гамма-глутамилтранспептидазой и факторами риска ожирения печени: роль генетической изменчивости бета 2-адренорецепторов у близнецов. Гастроэнтерология. 2010; 139: 836–45 45.e1.

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Кунуцор СК. Гамма-глутамилтрансфераза — друг или враг внутри? Liver Int. 2016; 36: 1723–34.

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Speliotes EK, Massaro JM, Hoffmann U, Vasan RS, Meigs JB, Sahani DV, et al. Жирная печень связана с дислипидемией и дисгликемией независимо от висцерального жира: исследование сердца Фрамингема. Гепатология. 2010; 51: 1979–87.

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Томидзава М., Каванабэ Й., Шинозаки Ф., Сато С., Мотоёси Й., Сугияма Т. и др. Триглицерид тесно связан с неалкогольной жировой болезнью печени среди маркеров гиперлипидемии и диабета.Биомед Реп. 2014; 2: 633–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Фукуда Ю., Хашимото Ю., Хамагути М., Фукуда Т., Накамура Н., Охбора А. и др. Отношение триглицеридов к холестерину липопротеинов высокой плотности является независимым предиктором ожирения печени; популяционное когортное исследование. Liver Int. 2016; 36: 713–20.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Зельбер-Саги С., Саломоне Ф., Йешуа Х., Лотан Р., Уэбб М., Халперн З. и др. Холестерин липопротеинов не высокой плотности независимо предсказывает новое начало неалкогольной жировой болезни печени. Liver Int. 2014; 34: e128–35.

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Саньял А.Дж., Кэмпбелл-Сарджент С., Миршахи Ф., Риццо В.Б., Контос М.Дж., Стерлинг Р.К. и др. Неалкогольный стеатогепатит: связь инсулинорезистентности и митохондриальных аномалий.Гастроэнтерология. 2001; 120: 1183–92.

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Доннелли К.Л., Смит К.И., Шварценберг С.Дж., Джессурун Дж., Болдт, доктор медицины, Паркс Е.Дж. Источники жирных кислот, хранящиеся в печени и секретируемые липопротеинами у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени. J Clin Invest. 2005; 115: 1343–51.

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Браунинг Дж. Д., Щепаниак Л. С., Доббинс Р., Нюрнберг П., Хортон Дж. Д., Коэн Дж. К. и др.Распространенность стеатоза печени среди городского населения США: влияние этнической принадлежности. Гепатология. 2004; 40: 1387–95.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Группа изучения безалкогольных жировых заболеваний печени, Лонардо А., Беллентани С., Арго С.К., Баллестри С. и др. Эпидемиологические факторы неалкогольной жировой болезни печени: внимание к группам высокого риска. Dig Liver Dis. 2015; 47: 997–1006.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Li L, Liu DW, Yan HY, Wang ZY, Zhao SH, Wang B. Ожирение является независимым фактором риска неалкогольной жировой болезни печени: данные метаанализа 21 когортного исследования. Obes Rev.2016; 17: 510–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 33.

    Fan JG, Kim SU, Wong VW. Новые тенденции ожирения и НАЖБП в Азии. J Hepatol. 2017; 67: 862–73.

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Лю CJ. Распространенность и факторы риска неалкогольной жировой болезни печени у людей азиатского происхождения, не страдающих ожирением. J Gastroenterol Hepatol. 2012; 27: 1555–60.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Osaki Y, Kinjo A, Higuchi S, Matsumoto H, Yuzuriha T., Horie Y, et al. Распространенность и тенденции алкогольной зависимости и расстройств, связанных с употреблением алкоголя, у взрослых японцев; результаты периодических общенациональных опросов. Алкоголь Алкоголь. 2016; 51: 465–73.

    Артикул Google ученый

  • Гамма-глутамилтрансфераза

    Определение (NCI) GGT участвует в переносе аминокислот через клеточную мембрану и в метаболизме глутатиона. Высокие концентрации обнаруживаются в печени, желчных протоках и почках. Тест, измеряющий количество GGT в крови, используется для выявления заболеваний печени, желчных протоков и почек; и для дифференциации заболеваний печени или желчных протоков (гепатобилиарной) от болезни костей.(с http://health.allrefer.com)
    Определение (MSH) Фермент, иногда называемый GGT, играющий ключевую роль в синтезе и расщеплении глутатиона; (GSH, трипептид, защищающий клетки от многих токсинов). Он катализирует перенос гамма-глутамильного фрагмента на акцепторную аминокислоту.
    Концепции Аминокислота, пептид или белок ( T116 ) , Фермент ( T126 )
    MSH D005723
    SnomedCT 60153001
    LNC LP15590-0, MTHU001941
    Английский GGTP, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтранспептидаза, глутамилтранспептидаза, транспептидаза, глутамил, транспептидаза, гамма-глутамил, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтранспептидаза, гамма-5-L-глютамилтранспептидаза, гамма-5-глутамилтранспептидаза, гамма-глютамилтранспептидаза, гамма-глютамилтранспептидаза, гамма-глютамилтранспептидаза, гамма-глютамилтранспептидаза -глутамилтрансфераза, GGT, глутамилтранспептидаза, гамма-глутамилтранспептидаза, GGT — гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза [химический / ингредиент], гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гаммаглутамилтрансфераза, EC 2.3.2.2, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, глутамилтранспептидаза, гамма-GTP, GGT — гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтранспептидаза, гамма-глутамилтрансфераза (субстанция Gamma-GT36), гамма-GT36.
    Чешский гамма-глутамилтрансфераза
    финский Глутамиилитрансфераази
    Итальянский Глутамил транспептидазы, гамма-глутамил транспептидазы, GGTP, гаммаглутамилтрансферазы, гамма-глутамилтрансферазы
    Русский ГЛУТАМИЛТРАНСПЕПТИДАЗА, ГАММА-ГЛУТАМИЛТРАНСФЕРАЗА, ГАММА-ГЛУТАМИЛТРАНСФЕРАЗА, ГЛУТАМИЛТРАНСПЕПТИДАЗА
    Японский ガ ン マ — グ ル タ ミ ル ト ラ ン ス フ ェ ラ ー ゼ, γ- グ ル タ ミ ル ト ラ ン ス フ ェ ラ ー ゼ, γ- グ ル タ ミ ル ト ラ ン ス ペ プ チ ダ ー ゼ, グ ル タ ミ ル ト ラ ン ス ペ プ チ ダ ー ゼ, グ ル タ ミ ル ペ プ チ ド 転 移 酵素
    Шведский Гаммаглутамилтрансферас
    Хорватский ГАМА-ГЛУТАМИЛТРАНСФЕРАЗА
    Французский GGT (гамма-глутамилтранспептидаза), гамма-глутамилтрансфераза, гамма-GT, глутамилтранспептидаза
    Испанский гаммаглутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза, гамма-глутамилтрансфераза (сустансия), гамма-глутамилтрансфераза, глутамил транспептидаза, GGTP, глутамил транспептидаза
    Польский Глутамилотранспептидаза, Транспептидаза гамма-глутамилова, ГГТФ, гамма-глутамилотрансфераза
    Немецкий GGTP, гамма-глутамилтрансфераза, глутамил-транспептидаза, гаммаглутамилтрансфераза
    Португальский GGTP, гамма-глутамилтрансфераза, гамаглутамилтрансфераза, глутамилтранспептидаза

    Уровни аланинаминотрансферазы (ALT), аспартатаминотрансферазы (AST) и гамма-глутамилтрансферазы (GGT) при гипертонии.