Сердечно сосудистый риск: Калькулятор сердечно-сосудистого риска

alexxlab Сосуд

Содержание

Расчет риска смертельного сердечно – сосудистого заболевания в течение 10 лет

Расчет риска смертельного сердечно – сосудистого заболевания в течение 10 лет

Подробности
Обновлено 15.07.2019

Шкала SCORE (Systematic COronary Risk Evaluation) разработана для оценки риска смертельного сердечно-сосудистого заболевания в течение 10 лет.

Как пользоваться калькулятором SCORE?

Для оценки суммарного риска смертельного сердечно-сосудистого заболевания с помощью калькулятора необходимо указать в соответствующих полях пол, возраст, уровень систолического АД, курит ли пациент и уровень общего холестерина. Полученная цифра представляет собой вероятность наступления смертельного исхода от сердечно-сосудистого заболевания в течение ближайших 10 лет, выраженную в процентах.

Как интерпретировать результат?

В зависимости от полученного значения риска (в процентах) пациента следует отнести в одну из следующих категорий:

  • Низкий риск – менее 5%
  • Высокий риск – 5% и более

Когда суммарный сердечно-сосудистый риск выше рассчитанного?

Надо иметь в виду, что суммарный риск может быть выше, чем рассчитанный с помощью калькулятора SCORE, если имеются следующие признаки:

  • Имеются признаки субклинического атеросклероза по данным ультразвукового исследования сонных артерий, электронно-лучевой или мультиспиральной компьютерной томографии
  • Выявлена гипертрофия левого желудочка (по данным ЭКГ или эхокардиографии)
  • Раннее развитие сердечно-сосудистых заболеваний у ближайших родственников
  • Снижен уровень холестерина ЛВП, повышен уровень триглицеридов, нарушена толерантность к глюкозе
  • Повышены уровни маркеров воспаления (С-реактивного белка и фибриногена)
  • При ожирении и малоподвижном образе жизни

В каких случаях не нужно использовать калькулятор SCORE?

Следующие категории пациентов по определению относятся к категории высокого риска, и дополнительный расчет суммарного риска по SCORE не нужен:

  • Установленный диагноз сердечно-сосудистые заболевания
  • Сахарный диабет 1 и 2 типа
  • Повышение уровня общего холестерина выше 8,0 ммоль/л или АД больше 180/110 мм рт.ст.

Оценка сердечно-сосудистого риска и профилактика осложнений при внесердечной хирургии у больных ишемической болезнью сердца | Панов

1. Российский статистический ежегодник. М., 2019. 708 с. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/12994 [Russian statistical yearbook. М., 2019. 708 p. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/12994. In Russian].

2. Smilowitz NR, Gupta N, Ramakrishna H, Guo Y, Berger JS, Bangalore S. Perioperative major adverse cardiovascular and cerebrovascular events associated with noncardiac surgery. JAMA Cardiol. 2017;2(2):181–187. doi:10.1001/jamacardio.2016.4792

3. Smilowitz NR, Redel-Traub G, Hausvater A, Armanious A, Nicholson J, Puelacher C et al. Myocardial injury after noncardiac surgery: a systematic review and meta-analysis. Cardiol Rev. 2019;27(6):267–273. doi:10.1097/CRD.0000000000000254

4. Devereaux PJ, Biccard BM, Sigamani A, Xavier D, Chan MTV, Srinathan SK et al. Writing Committee for the VISION Study Investigators. Association of postoperative high-sensitivity troponin levels with myocardial injury and 30-day mortality among patients undergoing noncardiac surgery. J Am Med Assoc. 2017;317(16):1642–1651. doi:10.1001/jama.2017.4360

5. Smilowitz NR, Gupta N, Guo Y, Beckman JA, Bangalore S, Berger JS. Trends in cardiovascular risk factor and disease prevalence in patients undergoing non-cardiac surgery. Heart. 2018;104(14):1180–1186. doi:10.1136/heartjnl-2017-312391

6. Kristensen SD, Knuuti J, Saraste A, Anker S, Bøtker HE, De Hert S et al. 2014 ESC/ESA Guidelines on non-cardiac surgery: cardiovascular assessment and management The Joint Task Force on non-cardiac surgery: cardiovascular assessment and management of the European Society of Cardiology(ESC) and the European Society of Anaesthesiology (ESA). Eur Heart J. 2014;35(35):2383–2431. doi:10.1093/eurheartj/ehu282

7. Fleisher LA, Fleischmann KE, Auerbach AD, Barnason SA, Beckman JA, Bozkur B et al; American College of Cardiology; American Heart Association. 2014 ACC/AHA guideline on perioperative cardiovascular evaluation and management of patients undergoing noncardiac surgery: a report of the American College of Cardiology / American Heart Association Task Force on practice guidelines. J Am Coll Cardiol. 2014;64(22):e77–e137. doi:10.1016/j.jacc.2014.07.944

8. Greenhalgh RM, Brown LC, Powell JT, Thompson SG, Epstein D, Sculpher MJ; United Kingdom EVAR Trial Investigators. Endovascular versus open repair of abdominal aortic aneurysm. N Engl J Med. 2010;362(20):1863–1871. doi:10.1056/ NEJMoa0909305

9. Browner WS, Li J, Mangano DT. Study of perioperative ischemia research Group. In-hospital and long-term mortality in male veterans following noncardiac surgery. J Am Med Assoc. 1992;268(2):228–232. doi:10.1001/jama.1992.03490020076034

10. Mahmoud KD, Sanon S, Habermann EB, Lennon RJ, Thomsen KM, Wood DL et al. Perioperative cardiovascular risk of prior coronary stent implantation among patients undergoing noncardiac surgery. J Am Coll Cardiol. 2016;67(9):1038–1049. doi:10.1016/j.jacc.2015.11.063

11. Hernandez AF, Whellan DJ, Stroud S, Sun JL, O’Connor CM, Jollis JG. Outcomes in heart failure patients after major noncardiac surgery. J Am Coll Cardiol. 2004;44(7):1446–1453. doi:10.1016/j.jacc. 2004.06.059

12. van Diepen S, Bakal JA, McAlister FA, Ezekowitz JA. Mortality and readmission of patients with heart failure, atrial fibrillation, or coronary artery disease undergoing noncardiac surgery: an analysis of 38 047 patients. Circulation. 2011;124(3):289–296. doi:10.1161/CIRCULATIONAHA.110.011130

13. Samarendra P, Mangione MP. Aortic stenosis and perioperative risk with noncardiac surgery. J Am Coll Cardiol. 2015;65(3):295–302. doi:10.1016/j.jacc.2014.10.051

14. Lapage KG, Wouters PF. The patient with hypertension undergoing surgery Current Opinion in Anaesthesiology 2016; 29(3):397–402 doi:10.1097/ACO.0000000000000343

15. Ramakrishna G, Sprung J, Ravi BS, Chandrasekaran K, McGoon MD. Impact of pulmonary hypertension on the outcomes of noncardiac surgery: predictors of perioperative morbidity and mortality. J Am Coll Cardiol. 2005;45(10):1691–1699. doi:10.1016/j.jacc.2005.02.055

16. Smilowitz NR, Armanious A, Bangalore S, Ramakrishna H, Berger JS. Cardiovascular outcomes of patients with pulmonary hypertension undergoing noncardiac surgery. Am J Cardiol. 2019;123(9):1532–1537. doi:10.1016/j.amjcard.2019.02.006

17. Lentine KL, Costa SP, Weir MR, Robb JF, Fleisher LA, Kasiske BL et al; American Heart Association Council on the Kidney in Cardiovascular Disease and Council on Peripheral Vascular Disease; American Heart Association; American College of Cardiology Foundation. Cardiac disease evaluation and management among kidney and liver transplantation candidates: a scientific statement from the American Heart Association and the American College of Cardiology Foundation: endorsed by the American Society of Transplant Surgeons, American Society of Transplantation, and National Kidney Foundation. Circulation. 2012;126(5):617–663 doi.org/10.1161/CIR.0b013e31823eb07a

18. Meersch M, Schmidt Ch, Zarbock A. Patient with chronic renal failure undergoing surgery Current Opinion in Anaesthesiology: 2016;29(3):413–420 doi:10.1097/ACO.0000000000000329

19. Detsky AS, Abrams HB, McLaughlin JR, Drucker DJ, Sasson Z, Johnston N et al. Predicting cardiac complications in patients undergoing non-cardiac surgery. J Gen Intern Med. 1986; 1(4):211–219

20. Goldman L, Caldera DL, Nussbaum SR, Southwick FS, Krogstad D, Murray B et al. Multifactorial index of cardiac risk in noncardiac surgical procedures. N Engl J Med. 1977;297(16):845– 850. doi:10.1056/NEJM197710202971601

21. Lee TH, Marcantonio ER, Mangione CM, Thomas EJ, Polanczyk CA, Cook EF et al. Derivation and prospective validation of a simple index for prediction of cardiac risk of major noncardiac surgery. Circulation. 1999;100(10):1043–1049. doi:10.1161/01.CIR.100.10.1043

22. Bilimoria KY, Liu Y, Paruch JL, Zhou L, Kmiecik TE, Ko CY et al. Development and evaluation of the universal ACS NSQIP surgical risk calculator: a decision aid and informed consent tool for patients and surgeons. J Am Coll Surg. 2013;217(5):833–42. e1, e3. doi:10.1016/j.jamcollsurg.2013.07.385

23. Dakik HA, Chehab O, Eldirani M, Sbeity E, Karam C, Hassan OA et al. A new index for pre-operative cardiovascular evaluation. J Am Coll Cardiol. 2019;73(24):3067–3078. doi:10.1016/j.jacc.2019.04.023

24. Ford MK, Beattie WS, Wijeysundera DN. Systematic review: prediction of perioperative cardiac complications and mortality by the revised cardiac risk index. Ann Intern Med. 2010;152(1):26–35. doi:10.7326/0003-4819-152-1-201001050-00007

25. Bertges DJ, Goodney PP, Zhao Y, Schanzer A, Nolan BW, Likosky DS et al. Vascular Study Group of New England The Vascular Study Group of New England Cardiac Risk Index (VSG-CRI) predicts cardiac complications more accurately than the Revised Cardiac Risk Index in vascular surgery patients. J Vasc Surg. 2010;52(3):674–83,683.e1–683.e3. doi:10.1016/j.jvs.2010.03.031

26. Hlatky MA, Boineau RE, Higginbotham MB, Lee KL, Mark DB, Califf RM et al. A brief self-administered questionnaire to determine functional capacity (the Duke Activity Status Index). Am J Cardiol. 1989;64(10):651–654. doi:10.1016/0002-9149(89)90496-7

27. Wijeysundera DN, Pearse RM, Shulman MA, Abbott TEF, Torres E, Ambosta A et al. METS Study Investigators. Assessment of functional capacity before major non-cardiac surgery: an international, prospective cohort study. Lancet. 2018;391(10140):2631– 2640. doi:10.1016/S0140-6736(18)31131-0

28. Duceppe E, Parlow J, MacDonald P, Lyons K, McMullen M, Srinathan S et al. Canadian Cardiovascular Society guidelines on perioperative cardiac risk assessment and management for patients who undergo noncardiac surgery. Can J Cardiol. 2017;33(1):17–32. doi:10.1016/j.cjca.2016.09.008

29. Smilowitz NR, Berger JS. Perioperative cardiovascular risk assessment and management for noncardiac surgery: A Review. J Am Med Assoc. 2020;324(3):279–290. doi:10.1001/jama.2020.7840

30. Noordzij PG, Boersma E, Bax JJ, Feringa HHH, Schreiner F, Schouten O et al. Prognostic value of routine preoperative electrocardiography in patients undergoing noncardiac surgery. Am J Cardiol. 2006;97(7):11031106. doi:10.1016/j.amjcard.2005.10.058

31. Landesberg G, Einav S, Christopherson R, Beattie C, Berlatzky Y, Rosenfeld B et al. Perioperative ischemia and cardiac complications in major vascular surgery: importance of the preoperative twelve-lead electrocardiogram. J Vasc Surg. 1997;26(4):570–578. doi:10.1016/S0741-5214(97)70054-5

32. Hreybe H, Zahid M, Sonel A, Good CB, Shaver J, Saba S. Noncardiac surgery and the risk of death and other cardiovascular events in patients with hypertrophic cardiomyopathy. Clin Cardiol. 2006;29(2):65–68. doi:10.1002/clc.4960290206

33. Kertai MD, Bountioukos M, Boersma E, Bax JJ, Thomson IR, Sozzi F et al. Aortic stenosis: an underestimated risk factor for perioperative complications in patients undergoing noncardiac surgery. Am J Med. 2004;116(1):8–13. doi:10.1016/j.amjmed.2003.07.012

34. Healy KO, Waksmonski CA, Altman RK, Stetson PD, Reyentovich A, Maurer MS. Perioperative outcome and long-term mortality for heart failure patients undergoing intermediate- and high-risk noncardiac surgery: impact of left ventricular ejection fraction. Congest Heart Fail. 2010;16(2):45–49. doi:10.1111/j.1751–7133.2009.00130.x

35. Rohde LE, Polanczyk CA, Goldman L, Cook EF, Lee RT, Lee TH. Usefulness of transthoracic echocardiography as a tool for risk stratification of patients undergoing major noncardiac surgery. Am J Cardiol. 2001;87(5):505–509. doi:10.1016/S0002-9149(00)01421-1

36. Baumgartner H, Falk V, Bax JJ, De Bonis M, Hamm Ch, Holm PJ et al. 2017 ESC/EACTS Guidelines for the management of valvular heart disease. The Task Force for the Management of Valvular Heart Disease of the European Society of Cardiology (ESC) and the European Association for Cardio-Thoracic Surgery (EACTS). Eur Heart J. 2017;38(36):2739–2791. doi:10.1093/eurheartj/ehx391

37. Schulman-Marcus J, Feldman DN, Rao SV, Prasad A, McCoy L, Garratt K et al. Characteristics of patients undergoing cardiac catheterization before noncardiac surgery: a report from the national cardiovascular data registry Cath PCI Registry. JAMA Intern Med. 2016;176(5):611–618. doi:10.1001/jamainternmed.2016.0259

38. Koshy AN, Ha FJ, Gow PJ, Han HC, Amirul-Islam FM, Lim HS et al. Computed tomographic coronary angiography in risk stratification prior to non-cardiac surgery: a systematic review and meta-analysis. Heart. 2019;105(17):1335–1342. doi:10.1136/heartjnl-2018-314649

39. Ahn JH, Park JR, Min JH, Sohn JT, Hwang SJ, Park Y et al. Risk stratification using computed tomography coronary angiography in patients undergoing intermediate-risk noncardiac surgery. J Am Coll Cardiol. 2013;61(6):661–668. doi:10.1016/j.jacc.2012.09.060

40. Sheth T, Chan M, Butler C, Chow B, Tandon V, Nagele P et al. Coronary computed tomographic angiography and vascular events in noncardiac surgery patients cohort evaluation study investigators. Prognostic capabilities of coronary computed tomographic angiography before non-cardiac surgery: prospective cohort study. Br Med J. 2015;350: h2907. doi:10.1136/bmj.h2907

41. Rodseth RN, Biccard BM, Le Manach Y, Sessler DI, Buse GAL, Thabane L et al. The prognostic value of pre-operative and post-operative B-type natriuretic peptides in patients undergoing noncardiac surgery: B-type natriuretic peptide and N-terminal fragment of pro-B-type natriuretic peptide: a systematic review and individual patient data meta-analysis. J Am Coll Cardiol. 2014;63(2):170–180. doi:10.1016/j.jacc.2013.08.1630

42. Duceppe E, Patel A, Chan MTV, Berwanger O, Ackland G, Kavsak PA et al. Preoperative N-terminal pro-B-type natriuretic peptide and cardiovascular events after noncardiac surgery: a cohort study. Ann Intern Med. 2020;172(2):96–104. doi:10.7326/M19-2501

43. Stevens RD, Burri H, Tramer MR. Pharmacologic myocardial protection in patients undergoing noncardiac surgery: a quantitative systematic review. Anesth Analg. 2003;97(3):623–633. doi:10.1213/01.ane.0000074795.68061.16

44. Lindenauer PK, Pekow P, Wang K, Mamidi DK, Gutierrez B, Benjamin EM. Perioperative beta-blocker therapy and mortality after major noncardiac surgery. N Engl J Med. 2005;353(4):349– 361. doi:10.1056/NEJMoa041895

45. London MJ, Hur K, Schwartz GG, Henderson WG. Association of perioperative β-blockade with mortality and cardiovascular morbidity following major noncardiac surgery. JAMA. 2013;309(16):1704–1713. doi:10.1001/jama.2013.4135

46. Wijeysundera DN, Duncan D, Nkonde-Price C, Virani SS, Washam JB, Fleischmann KE et al. Perioperative beta blockade in noncardiac surgery: a systematic review for the 2014 ACC/AHA guideline on perioperative cardiovascular evaluation and management of patients undergoing noncardiac surgery: a report of the American College of Cardiology / American Heart Association Task Force on practice guidelines. J Am Coll Cardiol. 2014;64(22):2406–2425. doi:10.1016/j.jacc.2014.07.939

47. Devereaux PJ, Yang H, Yusuf S, Guyatt G, Leslie K, Villar JC et al; POISE Study Group. Effects of extended-release metoprolol succinate in patients undergoing non-cardiac surgery (POISE trial): a randomised controlled trial. Lancet. 2008;371(9627):1839–1847. doi:10.1016/S0140-6736(08)60601-7

48. Flu WJ, van Kuijk JP, Chonchol M, Winkel TA, Verhagen HJM, Bax JJ et al. Timing of pre-operative beta-blocker treatment in vascular surgery patients: influence on post-operative outcome. J Am Coll Cardiol. 2010;56(23):1922–1929. doi:10.1016/j.jacc.2010.05.056

49. Devereaux PJ, Mrkobrada M, Sessler DI, Leslie K, AlonsoCoello P, Kurz A et al; POISE-2 Investigators. Aspirin in patients undergoing noncardiac surgery. N Engl J Med. 2014;370(16):1494– 1503. doi:10.1056/NEJMoa1401105

50. Wolf G, Navarese EP, Brockmeyer M, Lin Y, Karathanos A, Kołodziejczak M et al. Perioperative aspirin therapy in non-cardiac surgery: A systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. Int J Cardiol. 2018;258:59–67. doi: https://doi.org/10.1016/j.ijcard.2017.12.088

51. Lindenauer PK, Pekow P, Wang K, Gutierrez B, Benjamin EM. Lipid-lowering therapy and in-hospital mortality following major noncardiac surgery. J Am Med Assoc. 2004;291(17):2092– 2099. doi:10.1001/jama.291.17.2092

52. London MJ, Schwartz GG, Hur K, HendersonWG. Association of perioperative statin use with mortality and morbidity after major noncardiac surgery. JAMA Intern Med. 2017;177(2): 231–242. doi:10.1001/jamainternmed.2016.8005

53. Berwanger O, Le Manach Y, Suzumura EA, Biccard B, Srinathan SK, Szczeklik W et al. et al; VISION Investigators. Association between pre-operative statin use and major cardiovascular complications among patients undergoing non-cardiac surgery: the VISION study. Eur Heart J. 2016;37(2):177–185. doi:10.1093/eurheartj/ehv456

54. Sanders RD, Nicholson A, Lewis SR, Smith AF, Alderson P. Perioperative statin therapy for improving outcomes during and after noncardiac vascular surgery. Cochrane Database Syst Rev. 2013;7(7):CD 009971. doi:10.1002/14651858.CD009971.pub2

55. Berwanger O, de Barros E Silva Pedro G M, Barbosa R, Precoma DB, Estêvão Lanna Figueiredo, Ludhmila Abrahão Hajjar et al. LOAD Investigators. Atorvastatin for high-risk statin-naive patients undergoing noncardiac surgery: the Lowering the Risk of Operative Complications Using Atorvastatin Loading Dose (LOAD) randomized trial. Am Heart J. 2017;184:88–96. doi:10.1016/j.ahj.2016.11.001

56. Putzu A, de Carvalho E Silva CMPD, Pinheiro de Almeida J, Belletti A, Cassina T, Landoni G, Abrahao Hajjar L. Perioperative statin therapy in cardiac and non-cardiac surgery: a systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. Ann Intensive Care. 2018;8(1):95. doi:10.1186/s13613-018-0441-3

57. Coriat P, Richer C, Douraki T, Gomez C, Hendricks K, Giudicelli JF, Viars P Influence of chronic angiotensin-converting enzyme inhibition on anesthetic induction. Anesthesiology. 1994; 81(2):299–307. doi:10.1097/00000542-199408000-00006

58. Bertrand M, Godet G, Meersschaert K, Brun L, Salcedo E, Coriat P. Should the angiotensin II antagonists be discontinued before surgery? Anesth Analg. 2001;92(1):26–30. doi:10.1097/00000539-200101000-00006

59. Schirmer U, Schurmann W. Preoperative administration of angiotensin-converting enzyme inhibitors. Article in German. Anaesthesist. 2007;56(6):557–561. doi:10.1007/s00101-007-1177-x

60. Roshanov PS, Rochwerg B, Patel A, Salehian O, Duceppe E, Belley-Côté EP et al. Withholding versus continuing angiotensin converting enzyme inhibitors or angiotensin II receptor blockers before noncardiac surgery: an analysis of the vascular events in noncardiac surgery patients cohort evaluation prospective cohort. Anesthesiology. 2017;126(1):16–27. doi:10.1097/ALN.0000000000001404

61. Douketis JD. Perioperative management of patients who are receiving warfarin therapy: an evidence-based and practical approach. Blood. 2011;117(19):5044. doi:10.1182/blood-2011-02-329979

62. Steffel J, Verhamme P, Potpara TS, Albaladejo P, Antz M, Desteghe L et al. The 2018 European Heart Rhythm Association Practical Guide on the use of non-vitamin K antagonist oral anticoagulants in patients with atrial fibrillation. Eur Heart J. 2018;39:1330–1393. doi:10.1093/eurheartj/ehy136

63. Siegal D, Yudin J, Kaatz S, Douketis JD, Lim W, Spyropoulos AC. Periprocedural heparin bridging in patients receiving vitamin K antagonists systematic review and meta-analysis of bleeding and thromboembolic rates. Circulation. 2012;126(13):1630–1639. doi:10.1161/CIRCULATIONAHA.112.105221

64. Douketis JD, Spyropoulos AC, Kaatz S, Becker RC, Caprini JA, Dunn AS et al; BRIDGE Investigators. Perioperative bridging anticoagulation in patients with atrial fibrillation. N Engl J Med. 2015;373(9):823–833. doi:10.1056/NEJMoa1501035

65. Santilli SM.The Coronary Artery Revascularization Prophylaxis (CARP) Trial: results and remaining controversies Perspect Vasc Surg Endovasc Ther. 2006;18(4):282–285. doi:10.1177/1531003506295144

66. Neumann F-J, Sousa-Uva M, Ahlsson A, Alfonso F, Banning AP, Benedetto U et al. 2018 ESC/EACTS Guidelines on myocardial revascularization The Task Force on myocardial revascularization of the European Society of Cardiology (ESC) and European Association for Cardio-Thoracic Surgery (EACTS)Developed with the special contribution of the European Association for Percutaneous Cardiovascular Interventions (EAPCI) Eur Heart J. 2019;40(2):87–165. doi:10.1093/eurheartj/ehy394

67. Прогнозирование и профилактика кардиальных осложнений внесердечных хирургических вмешательств. Национальные рекомендации. М., 2011. Приложение 3 к журналу «Кардиоваскулярная терапия и профилактика». 2011;10(6): 1–28. [Prognosis and prevention of cardiac complications in noncardiac surgery: national guidelines. Russian Society of Cardiologists. Moscow, 2011. Kardiovaskulyarnaya Terapiya i Profilaktika = Cardiovascular Therapy and Prevention. 2011;10(6, Annex 3): 1–28. In Russian].

68. McFalls EO, Ward HB, Moritz TE, Goldman S, Krupski WC, Littooy F et al. Coronary-artery revascularization before elective major vascular surgery. N Engl J Med 2004;351(27): 2795–2804. doi:10.1056/NEJMoa041905

69. Gro E, Dalby KS, Troels T, Olesen KK, Madsen M, Jensen SE et al. Risk associated with surgery within 12 months after coronary drug-eluting stent implantation. J Am Coll Cardiol. 2016;68(24):2633–2636.

70. Valgimigli M, Bueno H, Byrne RA, Collet JPh, Costa F, Jeppsson A et al. 2017 ESC focused update on dual antiplatelet therapy in coronary artery disease developed in collaboration with EACTS: The Task Force for dual antiplatelet therapy in coronary artery disease of the European Society of Cardiology (ESC) and of the European Association for Cardio-Thoracic Surgery (EACTS). Eur Heart J. 2018;39(3):213–260.

КОНЦЕПЦИЯ СОСУДИСТОГО ВОЗРАСТА: НОВЫЙ ИНСТРУМЕНТ ОЦЕНКИ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО РИСКА | Троицкая

1. World Health Organization. http://www.who.int/healthinfo/ global_burden_disease/estimates/en/index1.html (2015)

2. Cuende J. Vascular Age Versus Cardiovascular Risk: Clarifying Concepts. Rev Esp Cardiol. 2016;69(3):243–246. doi: 10.1016/j.rec.2015.10.019

3. Lopez-Gonzalez AA, Aguilo A, Frontera M, Bennasar-Veny M, Campos I, Vicente-Herrero T et al. Effectiveness of the Heart Age tool for improving modifiable cardiovascular risk factors in a Southern European population: a randomized trial. Eur J Prev Cardiol. 2015;22(3):389–96. doi: 10.1177/2047487313518479

4. Łoboz-Rudnicka M, Jaroch J, Bociąga Z, Kruszyńska E, Ciecierzyńska B, Dziuba M et al. Relationship between vascular age and classic cardiovascular risk factors and arterial stiffness. Cardiol J. 2013;20(4):394–401. doi: 10.5603/CJ.2013.0098

5. Soureti A, Hurling R, Murray P, van Mechelen W, Cobain M. Evaluation of a cardiovascular disease risk assessment tool for the promotion of healthier lifestyles. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil. 2010;1(5):519–23. doi:10.1097/HJR. 0b013e328337ccd3

6. Cuende JI, Cuende N, Calaveras-Lagartos J. How to calculate vascular age with the SCORE project scales: a new method of cardiovascular risk evaluation. Eur Heart J. 2010;31(19):2351–8. doi:10.1093/eurheartj/ehq205

7. Cuende JI, Saltijeral A, Estrada V, Pérez De Isla L. Vascular age calculation and equivalent risk factors in HIV-infected patients obtained from the D: A: D risk equation. Eur J Prev Cardiol. 2016;23(17):1903–1908. doi:10.1177/2047487316663546

8. Карпов Ю. А., Сорокин Е. В. Влияние комбинированной гипотензивной терапии на риск сердечно-сосудистых осложнений и сосудистый возраст: результаты многоцентрового открытого исследования ADVANT’AGE. Атмосфера. Новости кардиологии. 2015;3:18–26. [Karpov YA, Sorokin EV. Effects of combination antihypertensive therapy on the cardiovascular risk and vascular age: the results of ADVANT’AGE — a multi-center open-label study. Atmosphere. News in Cardiology. 2015;3:18–26. In Russian].

9. Groenewegen KA, den Ruijter HM, Pasterkamp G, Polak JF, Bots ML, Peters SA. Vascular age to determine cardiovascular disease risk: A systematic review of its concepts, definitions, and clinical applications. Eur J Prev Cardiol. 2016;23(3):264–74. doi:10. 1177/2047487314566999

10. Piepoli MF, Hoes AW, Agewall S, Albus C, Brotons C, Catapano AL et al. 2016 European Guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice: The Sixth Joint Task Force of the European Society of Cardiology and Other Societies on Cardiovascular disease Prevention in Clinical Practice. Eur Heart J. 2016;37(29):2315–81. doi:10.1093/eurheartj/ehw106

11. Anderson T, Gregoire J, Pearson G, Barry AR, Couture P, Dawes M et al. 2016 Canadian cardiovascular society guidelines for the management of dyslipidemia for the prevention of cardiovascular disease in the adult. Can J Cardiol. 2016;32(11):1263–1282. doi:10. 1016/j.cjca.2016.07.510

12. Stein J, Fraizer M, Aeschlimann S, Nelson-Worel J, McBride PE, Douglas PS. Vascular age: integrating carotid intima-media thickness measurements with global coronary risk assessment. Clin Cardiol. 2004;27(7):388–392.

13. D’Agostino RB, Vasan RS, Pencina MJ. General cardiovascular risk profile for use in primary care: the Framingham Heart Study. Circulation. 2008;117(6):743–53. doi:10.1161/ CIRCULATIONAHA.107.699579

14. Conroy RM, Pyorala K, Fitzgerald AP, Sans S, Menotti A, De Backer G et al. For the SCORE Project Group. Estimation of ten-year risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE Project. Eur Heart J. 2003;24(11):987–1003.

15. Карпов Ю. А., Сорокин Е. В. Оценка риска осложнений при артериальной гипертонии и сосудистый возраст. Новые инструменты для повышения качества лечения и улучшения взаимопонимания врача и больного. Атмосфера. Новости кардиологии. 2015;2:18–24. [Karpov YA, Sorokin EV. Risk assessment in hypertension and vascular age. New tools for the improvement of the treatment quality and the relationships between the doctor and the patient. Atmosphere. News in Cardiology. 2015;2:18–24. In Russian].

16. Dahlof B, Sever PS, Poulter NR, Wedel H, Beevers DG, Caulfield M et al. Prevention of cardiovascular events with an antihypertensive regimen of amlodipine adding perindopril as required versus atenolol adding bendroflumethiazide as required, in the Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial (ASCOT-BPLA): a multicenter randomised controlled trial. Lancet. 2005;366 (948):895–906. doi:10.1016/S0140–6736(05)67185–1

17. Prieto-Merino D, Dobson J, Gupta AK, Chang CL, Sever PS, Dahlöf B et al. ASCORE: an up-to-date cardiovascular risk score for hypertensive patients reflecting contemporary clinical practice developed using the (ASCOT-BPLA) trial data. J Hum Hypertens. 2013;27(8):492–496. doi:10.1038/jhh.2013.3

18. Кобалава Ж. Д., Котовская Ю. В., Маркова М. А., Алам А., Доронина А. Ю. Сосудистое старение и артериальная гипертония // Кобалава Ж. Д., Котовская Ю. В. Артериальная гипертония в ХХI веке: достижения, проблемы, перспективы. М.: Бионика Медиа, 2015:91–113. [Kobalava ZD, Kotovskaya YV, Markova MA, Alam A, Doronina AY. Vascular ageing and arterial hypertension//Kobalava ZD, Kotovskaya YV. Arterial hypertension in the XXI century: achievements, problems and perspectives. Moscow: Bionica Media, 2015:91–113. In Russian].

19. Котовская Ю. В., Троицкая Е. А., Кобалава Ж. Д. Преждевременное старение сосудистого русла: роль артериальной ригидности и возможности медикаментозной терапии с использованием периндоприла А. Consilium medicum. 2013;15(10):101–107 [Kotovskaya YV, Troitskaya EA, Koba-lava ZD. Early vascular ageing: role of arterial stiffness and treatment options with Perindopril A. Consilium medicum. 2013;15(10):101–107. In Russian].

20. O’Rourke MF, Safar ME, Dzau V. The Cardiovascular Continuum extended: aging effects on the aorta and micro-vasculature. Vasc Med. 2010;15(6):461–468. doi:10.1177/ 1358863X10382946

21. Nilsson P. Vascular age: how can it be determined? What are it’s clinical applications? Medicographia. 2015;37:454–460.

22. O’Rourke M. Mechanical principles in arterial disease. Hypertension. 1995;26(1):2–9. doi:10.1161/01.HYP.26.1.2

23. Laurent S. Defining vascular aging and cardiovascular risk. J Hypertens 2012;30(Suppl 1):S3-S8. doi:10.1097/HJH. 0b013e328353e501

24. Laurent S, Marais L, Boutouyrie P. The Noninvasive assessment of vascular aging. Can J Cardiol. 2016;32(5):669–79. doi:10.1016/j.cjca.2016.01.039

25. Reece AS, Hulse GK. Impact of lifetime opioid exposure on arterial stiffness and vascular age: cross-sectional and longitudinal studies in men and women. Br Med J. 2014;4: e004521. doi:10.1136/bmjopen-2013–004521

26. Takazawa K, Tanaka N, Fujita M, Matsuoka O, Saiki T, Aikawa M et al. Assessment of vasoactive agents and vascular aging by the second derivative of photoplethysmogram waveform. Hypertension. 1998;32(2):365–370.

27. Парфенов А. С. Ранняя диагностика сердечно-сосудистых заболеваний с использованием аппаратно-программного комплекса «Ангиоскан-01». Поликлиника. 2012; 2:1–6. [Parfenov AS. Early diagnostics of cardio-vascular diseases with the new device ANGIOSCAN-01. Polyclinics. 2012;2:1–6. In Russian].

28. de Andrade CR, Silva EL, da Matta MF, Castier MB, Rosa ML, Gomes MB. Vascular or chronological age: which is the better marker to estimate the cardiovascular risk in patients with type 1 diabetes? Acta Diabetol. 2016;53(6):925–933. doi:10. 1007/s00592–016–0891–8

29. McClelland RL, Nasir K, Budoff M, Blumenthal RS, Kronmal RA. Arterial age as a function of coronary artery calcium from the Multi-Ethnic Study of Atherosclerosis (MESA). Am J Cardiol. 2009;103(1):59–63. doi:10.1016/j.amjcard.2008.08.031

30. Bonner C, Jansen J, Newell BR, Irwig L, Glasziou P, Doust J et al. I don’t believe it, but I’d better do something about it: patient experiences of online heart age risk calculators. J Med Internet Res. 2014;16: e120. doi:10.2196/jmir.3190

31. Grover SA, Lowensteyn I, Joseph L, Kaouache M, Marchand S, Coupal L et al. Patient knowledge of coronary risk profile improves the effectiveness of dyslipidemia therapy: the check-up study: a randomized controlled trial. Arch Intern Med. 2007;167(21):2296–2303. doi:10.1001/archinte.167.21.2296

32. Zacarias A, Vaquero C, Narvaez F, Nolla JM, Gonzalez-Gay MA, Gonzalez-Juanatey et al. Utility of relative cardiovascular risk score scales and vascular age predictors in patients with rheumatoid arthritis UNDER 50 YEARS of age. 2016 ACR/ARHP Annual Meeting Archives: 170, abstract 1464.

33. Clavreul N. Tailored-treatment approach for the management of hypertension. Medicographia. 2015;37:440–448.

34. Asmar RG, London GM, O’Rourke ME, Safar ME. Improvement in blood pressure, arterial stiffness and wave reflections with a very-low-dose perindopril/indapamide combination in hypertensive patient: a comparison with atenolol. Hypertension. 2001;38(4):922–926.

35. Williams B, Lacy PS, Thom SM, Cruickshank K, Stanton A, Collier D et al. Differential impact of blood pressure-lowering drugs on central aortic pressure and clinical outcomes. Principal results of the Conduit Artery Function Evaluation (CAFE) study. Circulation. 2006;113(9):1213–1225. doi:10.1161/ CIRCULATIONAHA.105.595496

36. Fox KM. Efficacy of perindopril in reduction of cardiovascular events among patients with stable coronary artery disease: randomised, double-blind, placebo-controlled, multicentre trial (the EUROPA study). Lancet. 2003;362(9386):782–788.

37. Ceconi C, Fox KM, Remme WJ, Simoons ML, Bertrand M, Parrinello G et al. ACE inhibition with perindopril andendothelial function. Results of a substudy of the EUROPA study: PERTINENT. Cardiovasc Res. 2007;73(1):237–246. doi:10. 1016/j.cardiores.2006.10.021

Новый способ рано выявить повышенный сердечно-сосудистый риск

Риск развития сердечно-сосудистых заболеваний тесно связан с так называемым «плохим» холестерином липопротеинов низкой плотности (ЛПНП). Результаты крупного исследования ученых из Каролинского института показали, что два белка, транспортирующих частицы холестерина в крови, предоставляют раннюю и надежную информацию о сердечно-сосудистых рисках. Теперь исследователи выступают за введение новых рекомендаций по выявлению сердечного риска.

Сердечно-сосудистые заболевания являются наиболее частой причиной смерти во всем мире и включают широкий спектр состояний, таких как инсульт, инфаркт миокарда и другие. Во многих случаях заболевание можно предотвратить и остановить с помощью изменения образа жизни и гиполипидемической терапии, замедляющей прогрессирование атеросклероза.

Международные руководства по сердечно-сосудистым заболеваниям рекомендуют использовать аполипопротеин апо-В, который переносит холестерин-ЛПНП, в качестве альтернативного маркера риска для людей с диабетом 2 типа, высоким индексом массы тела и гиперлипидемией.

Однако недавние исследования указали также на важность включения аполипопротеина апоА-1, который переносит  защитный и противовоспалительный холестерин-ЛПВП. Расчет отношения апоВ/апоА-1 дает коэффициент риска, отражающий баланс между «плохими» частицами жира, которые ускоряют атеросклероз, и «хорошими» защитными частицами апоА-1, которые останавливают этот процесс.

В настоящем исследовании исследователи проанализировали связь между сердечно-сосудистыми заболеваниями и значениями апоВ/апоА-1 у более чем 137 000 шведских мужчин и женщин в возрасте от 25 до 84 лет. За этими людьми наблюдали в течение 30 лет, в течение которых у 22 000произошли сердечно-сосудистые события. Методы анализа просты, недорогие и безопасные и не требуют предварительного натощак, как в случае с тестами на ЛПНП и не-ЛПВП. Основывая свое исследование на большой базе данных (AMORIS), исследователи связали лабораторные анализы с несколькими регистрами клинических диагнозов.

Результаты указали, что чем выше значение апоВ/апоА-1, тем выше риск развития инфаркта миокарда и инсульта. У лиц с самыми высокими значениями апоВ/апоА-1 наблюдалось повышение риска на 70 процентов тяжелого сердечно-сосудистого заболевания и почти в 3 раза больше риска нефатального инфаркта миокарда по сравнению с лицами с самыми низкими значениями апоВ/апоА-1. Лица с самым высоким коэффициентом риска также больше страдали тяжелыми сердечно-сосудистыми заболеваниями на много лет раньше, чем люди с самыми низкими значениями апоВ / апоА-1. Взаимосвязь прослеживалась как у мужчин, так и у женщин, и повышенные уровни могли быть обнаружены уже за 20 лет до начала сердечно-сосудистых заболеваний.

Раннее профилактическое лечение и информация о риске сердечно-сосудистых заболеваний важны для того, чтобы люди могли управлять ситуацией с риском. В целом, результаты показывают, что соотношение апоВ/апоА-1 служит более точным маркером для выявления большего количества людей с риском сердечно-сосудистых заболеваний в будущем, по сравнению с одним только апоВ. Полученные результаты могут проложить путь к раннему лечению, которое снизит уровень заболеваемости и летальности.

Источник

Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний

Одной из самых актуальных проблем научной медицины и практического здравоохранения начала XXI века являются болезни системы кровообращения (БСК). Эти болезни занимают ведущее место среди всех причин смерти в большинстве экономически развитых странах мира. В нашей стране группа сердечно-сосудистых заболеваний занимает лидирующее положение в структуре причин инвалидности и смертности. С каждым годом количество пациентов с патологиями сердца и сосудов увеличивается. Связано это в первую очередь с неправильным образом жизни, стрессом и другими причинами. Сердечно-сосудистый риск представляет собой вероятность развития неблагоприятных исходов.

Факторы риска представляют собой индивидуальные особенности, оказывающие влияние на вероятность развития в будущем заболевания у конкретного человека. По данным результатов исследований выявлено много факторов, которые могут привести к «сердечным» проблемам. Некоторыми факторами, можно управлять.  Такими как — ожирение, алкоголь, курение и т. д. С другой стороны, существуют факторы риска, вашему контролю неподвластные.

 

Неконтролируемые факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний

Возраст.  Статистика показывает, что почти 80% случаев смерти в результате сердечно-сосудистых заболеваний в мире приходится на возрастную группу старше 55 лет. Это означает, что люди, которые пересекли 55 летний рубеж, имеют больше шансов пострадать от подобных заболеваний, чем более молодые люди.

Наследственность. Семейный анамнез играет значительную роль. Если кто-либо один из ваших ближайших кровных родственников страдал от сердечно-сосудистых заболеваний и по этой же причине умер, то вы автоматически попадаете в зону риска и шанс развития в будущем такого заболевания, но уже у вас, — возрастает. Особенно если вы ведете нездоровый образ жизни.

Пол. Исследования показывают, что мужчины, как правило, более склонны к развитию болезней сердца и сосудов. Кроме того, у них это происходит в более раннем возрасте по сравнению с женщинами.

Расовая принадлежность. Одним  из самых известных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний является вопрос расовой принадлежности. Представители европейской расы менее подвержены риску развития заболеваний сердца, чем представители других расовых групп — африканской и азиатской. Если вы сами  или кто-либо из ваших близких кровных родственников принадлежит к одной из этих расовых групп, то вам следует быть более внимательными.

Вышеуказанные факторы  вы получили при рождении. Вы никак не можете на них повлиять, но есть и другие факторы, более серьезные, но полностью контролируемые вами. Управляя этими факторами, можно значительно снизить риск возникновения  сердечно-сосудистого заболевания или существенно повлиять на ход развития уже возникшего.

Управляемые факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний

Вес. Если у вас ожирение или избыточный вес, то просто необходимо регулярно заниматься физическими упражнениями. Исследования показывают, что женщины и мужчины с типом фигуры «О» (яблоко), наиболее подвержены риску болезней сердца. Поэтому очень важно следовать здоровому образу жизни путем правильного питания и регулярной физической активности.

Алкоголь и курение. Другой важной причиной сердечно-сосудистых заболеваний  является привычка, которую можно скорее трактовать как зависимость – это регулярное курение и потребление алкоголя. Если вы постоянно курите и не упускаете случая пропустить несколько граммов алкоголя — задумайтесь.

Артериальная гипертензия, высокий уровень холестерина. Другим предупреждающим сигналом, что вы можете иметь проблемы с сердцем, является артериальная гипертензия  или высокий уровень холестерина в организме. На самом деле, такие признаки как стенокардия и боли в области сердца возникают в основном из-за блокировки артерий жировыми отложениями, что препятствует нормальному кровоснабжению сердца. Подумайте о сбалансированном питании и нормальной диете. Сократите продукты, богатые холестерином, жирами и натрием, а вместо этого ешьте больше продуктов, с высоким содержанием клетчатки.

Сахарный диабет. Неконтролируемый, а порой, даже контролируемый диабет  может привести к сердечно-сосудистым заболеваниям. Поэтому, если у вас диабет, забота о здоровье крайне важна. Будучи внимательными к тому, как вы питаетесь и каков ваш общий физический тонус, вы можете свести риск заболевания к минимуму.

Стрессовые ситуации. Стресс является неотъемлемой частью современной жизни, как и мы все. Ответственная работа, стрессовые ситуации или другие острые переживания могут фактически удвоить ваши шансы получить болезнь сердца. Физические упражнения или любое другие активное занятие помогает оставаться здоровыми и активными, также способствует снятию стресса.

Комитетом Европейского общества кардиологов разработаны основные задачи профилактики ССЗ у здорового человека:

  • систолическое артериальное давление ниже 140 мм рт.ст.
  • отсутствие употребления табака
  • уровень общего холестерина ниже 5 ммоль/л
  • холестерин липопротеидов низкой плотности ниже 3 ммоль/л
  • ходьба по 3 км в день или 30 минут любой другой умеренной физической активности
  • потребление продуктов питания с пониженным содержанием натрия,
  • ежедневное использование не менее 5 штук фруктов и овощей
  • профилактика ожирения и сахарного диабета.

Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с болезнью депонирования кристаллов пирофосфата кальция | Елисеев

1. Кудаева ФМ, Владимиров СА, Елисеев МС и др. Особенности клинических проявлений болезни депонирования кристаллов пирофосфата кальция. Научно-практическая ревматология. 2014;52(4):405-9. doi: 10.14412/1995-4484-2014-405-409

2. Neame RL, Carr AJ, Muir K, Doherty M. UK community prevalence of knee chondrocalcinosis: evidence that correlation with osteoarthritis is through a shared association with osteophyte. Ann Rheum Dis. 2003;62(6):513-8. doi: 10.1136/ard.62.6.513

3. Reuge L, van Linthoudt D, Gerster JC. Local deposition of calcium pyrophosphate crystals in evolution of knee osteoarthritis. Clin Rheumatol. 2001;20(6):428-31. doi: 10.1007/PL00011212

4. Nalbant S, Martinez JA, Kitumnuaypong T, et al. Synovial fluid features and their relations to osteoarthritis severity: new findings from sequential studies. Osteoarthritis Cartilage. 2003;11(1):50-4. doi: 10.1053/joca.2002.0861

5. Hernborg J, Linden B, Nilsson BE. Chondrocalcinosis: a secondary finding in osteoarthritis of the knee. Geriatrics. 1977;32(9):123-4, 126.

6. Massardo L, Watt I, Cushnaghan J, et al. Osteoarthritis of the knee joint: an eight year prospective study. Ann Rheum Dis. 1989;48(11):893-7. doi: 10.1136/ard.48.11.893

7. Salaffi F, De Angelis R, Grassi W. Prevalence of musculoskeletal conditions in an Italian population sample: results of a regional community-based study. I. The MAPPING study. Clin Exp Rheumatol. 2005;23(6):819-28.

8. Sahinbegovic E, Dallos T, Aigner E, et al. Musculoskeletal disease burden of hereditary hemochromatosis. Arthritis Rheum. 2010;62:3792-8. doi: 10.1002/art.27712

9. Pritchard MH, Jessop JD. Chondrocalcinosis in primary hyperparathyroidism. Influence of age, metabolic bone disease, and parathyroidectomy. Ann Rheum Dis. 1977;36:146-51. doi: 10.1136/ard.36.2.146

10. Richette PA, Lahalle G, Vicaut S, et al. Hypomagnesemia associated with chondro-calcinosis: a cross-sectional study. Arthritis Rheum. 2007;57:1496-501. doi: 10.1002/art.23106

11. Jones AC, Chuck AJ, Arie EA, et al. Diseases associated with calcium pyrophosphate deposition disease. Semin Arthritis Rheum. 1992;22:188-202. doi: 10.1016/0049-0172(92)90019-A

12. Rho YH, Zhu Y, Zhang Y, et al. Risk factors for pseudogout in the general population. Rheumatology. 2012;51:2070-4. doi: 10.1093/rheumatology/kes204

13. Елисеев МС, Владимиров СА. Распространенность и клинические особенности подагры и болезни депонирования пирофосфата кальция у пациентов с острым артритом. Научно-практическая ревматология. 2015;53(4):375-8. doi: 10.14412/1995-4484-2015-375-378

14. Liao KP. Cardiovascular disease in patients with rheumatoid arthritis. Trends Cardiovasc Med. 2017;27(2):136-40. doi: 10.1016/j.tcm.2016.07.006

15. Perez-Ruiz F, Martinez-Indart L, Carmona L, et al. Tophaceous gout and high level of hyperuricaemia are both associated with increased risk of mortality in patients with gout. Ann Rheum Dis. 2014;73(1):177-82. doi: 10.1136/annrheumdis-2012-202421

16. Hall AJ, Stubbs B, Mamas MA, et al. Association between osteoarthritis and cardiovascular disease: Systematic review and meta-analysis. Eur J Prev Cardiol. 2016;23(9):938-46. doi: 10.1177/2047487315610663

17. Reid LJ, Muthukrishnan B, Patel D, et al. Predictors of nephrolithiasis, osteoporosis and mortality in primary hyperparathyroidism. J Clin Endocrinol Metab. 2019 Mar 27. doi: 10.1210/jc.2018-02483

18. Reffelmann T, Ittermann T, Dö rr M, et al. Low serum magnesium concentrations predict cardiovascular and all-cause mortality. Atherosclerosis. 2011 Nov;219(1):280-4. doi: 10.1016/j.atherosclerosis.2011.05.038

19. Sakaguchi Y, Fujii N, Shoji T, et al. Hypomagnesemia is a significant predictor of cardiovascular and non-cardiovascular mortality in patients undergoing hemodialysis. Kidney Int. 2014 Jan;85(1):174-81. doi: 10.1038/ki.2013.327

20. Van Laecke S, Nagler EV, Verbeke F, et al. Hypomagnesemia and the risk of death and GFR decline in chronic kidney disease. Am J Med. 2013 Sep;126(9):825-31. doi: 10.1016/j.amjmed.2013.02.036

21. Kleiber Balderrama C, Rosenthal AK, Lans D, et al. Calcium Pyrophosphate Deposition Disease and Associated Medical Comorbidities: A National Cross-Sectional Study of US Veterans. Arthritis Care Res (Hoboken). 2017;69(9):1400-6. doi: 10.1002/acr.23160

22. Beck C, Morbach H, Richl P, et al. How can calcium pyrophosphate crystals induce inflammation in hypophosphatasia or chronic inflammatory joint diseases? Rheumatol Int. 2009 Jan;29(3):229-38. doi: 10.1007/s00296-008-0710-9

23. Dalbeth NHD. Pathophysiology of crystal-induced arthritis. In: Wortmann RLSHJ, Becker MA, Ryan LM, eds. Crystal-Induced Arthropathies: Gout, Pseudogout, and Apatite-Associated Syndromes. New York; 2006. P. 239.

24. Martinon F, Petrilli V, Mayor A, et al Gout-associated uric acid crystals activate the NALP3 inflammasome. Nature. 2006;440:237-41. doi: 10.1038/nature04516

25. Abhishek A, Doherty S, Maciewicz R, et al. Association between low cortical bone mineral density, soft-tissue calcification, vascular calcification and chondrocalcinosis: a case-control study. Ann Rheum Dis. 2014;73:1997-2002. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-203400

26. Hollander JL, Jessar RA, McCarty DJ. Synovianalysis: an aid in arthritis diagnosis. Bull Rheum Dis. 1961;12:263-4.

27. Conroy RM, Pyorala K, Fitzgerald AP, et al. Estimation of tenyear risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE project. Eur Heart J. 2003;24(11):987-1003. doi: 10.1016/S0195-668X(03)00114-3

28. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011;10(6 Прил. 2).

29. McAdams DeMarco MA, Maynard JW, Baer AN, et al. Diuretic use, increased serum urate levels, and risk of incident gout in a population-based study of adults with hypertension: the Atherosclerosis Risk in Communities cohort study. Arthritis Rheum. 2012;64(1):121-9. doi: 10.1002/art.33315

30. Price AM, Edwards NC, Hayer MK, et al. Chronic kidney disease as a cardiovascular risk factor: lessons from kidney donors. J Am Soc Hypertens. 2018;12(7):497-505.e4. doi: 10.1016/j.jash.2018.04.010

31. Han C, Robinson DW, Hackett MV, et al. Cardiovascular disease and risk factors in patients with rheumatoid arthritis, psoriatic arthritis, and ankylosing spondylitis. J Rheumatol. 2006;33:2167-72.

32. Watson DJ, Rhodes T, Guess HA. All-cause mortality and vascular events among patients with rheumatoid arthritis, osteoarthritis, or no arthritis in the UK General Practice Research Database. J Rheumatol. 2003;30:1196-202.

33. Lauper K, Gabay C. Cardiovascular risk in patients with rheumatoid arthritis. Semin Immunopathol. 2017 Jun;39(4):447-59. doi: 10.1007/s00281-017-0632-2. Epub 2017 Apr 28.

34. Clarson LE, Chandratre P, Hider SL, et al. Increased cardiovascular mortality associated with gout: a systematic review and metaanalysis. Eur J Prev Cardiol. 2015 Mar;22(3):335-43. doi: 10.1177/2047487313514895. Epub 2013 Nov 26.

35. Baghdadi LR, Woodman RJ, Shanahan EM, Mangoni AA. The impact of traditional cardiovascular risk factors on cardiovascular outcomes in patients with rheumatoid arthritis: a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2015;10(2):e0117952. doi: 10.1371/journal.pone.0117952

36. Попкова ТВ, Новикова ДС, Насонов ЕЛ. Сердечно-сосудистые заболевания при ревматоидном артрите: новые данные. Научно-практическая ревматология. 2016;54(2):122-8. doi: 10.14412/1995-4484-2016-122-128

37. Peters MJ, Symmons DP, McCarey DW, et al. EULAR evidence-based recommendations for cardiovascular risk management in patients with rheumatoid arthritis and other types of inflammatory arthritis – TASK FORCE «Cardiovascular risk management in RA». Ann Rheum Dis. 2010;69:325-31. doi: 10.1136/ard.2009.113696

38. Kuo CF, Luo SF. Gout: Risk of premature death in gout unchanged for years. Nat Rev Rheumatol. 2017;13(4):200-1. doi: 10.1038/nrrheum.2017.27

39. Барскова ВГ, Ильиных ЕВ, Елисеев МС и др. Кардиоваскулярный риск у больных подагрой. Ожирение и метаболизм. 2006;3(3):40-4.

40. Andres M, Bernal JA, Sivera F, et al. Cardiovascular risk of patients with gout seen at rheumatology clinics following a structured assessment. Ann Rheum Dis. 2017 Jul;76(7):1263-8. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-210357. Epub 2017 Jan 16.

41. Научно-организационный комитет проекта ЭССЕ РФ. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина. 2013;(6):25-34.

42. Новикова ДС, Попкова ТВ, Кириллова ИГ и др. Оценка кардиоваскулярного риска у больных ранним ревматоидным артритом в рамках исследования РЕМАРКА (предварительные данные). Научно-практическая ревматология. 2015;53(1):24-31. doi: 10.14412/1995-4484-2015-24-31

43. Dessein PH, Stanwix AE, Joffe BI. Cardiovascular risk in rheumatoid arthritis versus osteoarthritis: acute phase response related decreased insulin sensitivity and high-density lipoprotein cholesterol as well as clustering of metabolic syndrome features in rheumatoid arthritis. Arthritis Res. 2002;4(5):R5. doi: 10.1186/ar428. Epub 2002 Jun 19.

44. Gomez-Vaquero C, Robustillo M, Narvaez J, et al. Assessment of cardiovascular risk in rheumatoid arthritis: impact of the new EULAR recommendations on the score cardiovascular risk index. Clin Rheumatol. 2012 Jan;31(1):35-9. doi: 10.1007/s10067-011-1774-6. Epub 2011 May 13.

45. Kono H, Rock KL. How dying cells alert the immune system to danger. Nat Rev Immunol. 2008;8:279-89. doi: 10.1038/nri2215

46. Насонов ЕЛ, Попкова ТВ. Атеросклероз: перспективы противовоспалительной терапии. Терапевтический архив. 2008;90(5):4-12. doi: 10.26442/terarkh30189054-12

47. Елисеев МС, Денисов ИС, Маркелова ЕИ и др. Независимые факторы риска развития тяжелых сердечно-сосудистых осложнений у мужчин с подагрой: результаты 7-летнего проспективного исследования. Терапевтический архив. 2017;89(5):10-9. doi: 10.17116/terarkh301789510-19.

48. Zhang J, Chen L, Delzell E. The association between inflammatory markers, serum lipids and the risk of cardiovascular events in patients with rheumatoid arthritis. Ann Rheum Dis. 2014;73(7):1301-8. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-204715

49. Del Rincon I, Polak JF, O’Leary DH, et al. Systemic inflammation and cardiovascular risk factors predict rapid progression of atherosclerosis in rheumatoid arthritis. Ann Rheum Dis. 2015;74(6):1118-23. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-205058

50. Попкова ТВ, Новикова ДС, Новиков АА и др. Роль системного воспаления в развитии сердечно-сосудистых осложнений при ревматоидном артрите. Научно-практическая ревматология. 2009;47(Пpил. 3):61.

51. Agca R, Heslinga SC, Rollefstad S, et al EULAR recommendations for cardiovascular disease risk management in patients with rheumatoid arthritis and other forms of inflammatory joint disorders: 2015/2016 update. Ann Rheum Dis. 2017;76:17-2. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-209775

52. Ridker PM, Paynter NP, Rifai N, et al. C-reactive protein and parental history improve global cardiovascular risk prediction: the Reynolds Risk Score for men. Circulation. 2008;118:2243-51. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.108.814251

53. Goodson NJ, Symmons DP, Scott DG, et al. Baseline levels of C-reactive protein and prediction of death from cardiovascular disease in patients with inflammatory polyarthritis: a ten-year followup study of a primary care-based inception cohort. Arthritis Rheum. 2005;52:2293-9. doi: 10.1002/art.21204

54. Goodson N, Marks J, Lunt M, Symmons D. Cardiovascular admissions and mortality in an incepcion cohort of patients with rheumatoid arthritis with onset in the 1980s and 1990s. Ann Rheum Dis. 2005;64:1595-601. doi: 10.1136/ard.2004.034777

55. Горбунова ЮН, Новикова ДС, Попкова ТВ и др. Кардиоваскулярный риск у больных ранним ревматоидным артритом до назначения базисной противовоспалительной терапии (предварительные данные исследования РЕМАРКА). Научно-практическая ревматология. 2014;52(4):381-6. doi: 10.14412/1995-4484-2014-381-386

56. Solomon DH, Liu CC, Kuo IH, et al. Effects of colchicine on risk of cardiovascular events and mortality among patients with gout: a cohort study using electronic medical records linked with Medicare claims. Ann Rheum Dis. 2016;75:1674-9. doi: 10.1136/annrheumdis-2015-207984

57. Doherty TM, Fitzpatrick LA, Inoue D, et al. Molecular, endocrine, and genetic mechanisms of arterial calcification. Endocr Rev. 2004;25:629-72. doi: 10.1210/er.2003-0015

58. Duewell P, Kono H, Rayner KJ, et al. NLRP3 inflammasomes are required for atherogenesis and activated by cholesterol crystals. Nature. 2010 Apr 29;464(7293):1357-61. doi: 10.1038/nature08938

59. Cortese F, Giordano P, Scicchitano P, et al. Uric acid: from a biological advantage to a potential danger. A focus on cardiovascular effects. Vascul Pharmacol. 2019 May 29:106565. doi: 10.1016/j.vph.2019.106565 [Epub ahead of print]. Review.

60. Niskanen LK, Laaksonen DE, Nyyssö nen K, et al. Uric acid level as a risk factor for cardiovascular and all-cause mortality in middle-aged men: a prospective cohort study. Arch Intern Med. 2004;164(14):1546-51. doi: 10.1001/archinte.164.14.1546

61. Borghi C, Rosei EA, Bardin T, et al. Serum uric acid and the risk of cardiovascular and renal disease. J Hypertens. 2015;33:1729-41. doi: 10.1097/HJH.0000000000000701

62. Walker MD, Rundek T, Homma S, et al. Effect of parathyroidectomy on subclinical cardiovascular disease in mild primary hyperparathyroidism. Eur J Endocrinol. 2012;167(2):277-85. doi: 10.1530/EJE-12-0124

Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний || Объединенная больница с поликлиникой (ОБП) Управления делами Президента РФ

Развитие и прогрессирование сердечно-сосудистой патологии связано с наличием так называемых факторов риска. Эти факторы были определены при проведении многочисленных научных исследований в различных странах мира.

Факторы риска — это состояния, наличие которых не является причиной, но значительно увеличивает вероятность развития заболевания. Факторы риска разделяются на две категории: устранимые и неустранимые.

Устранимые факторы риска — это состояния, которые вы своим стилем жизни можете устранить. Неустранимые — это состояния, которые никакими усилиями убрать невозможно.

 

Неустранимые факторы риска включают: 

  • Наследственность. Причем наследственные факторы влияют на вас в возрасте до 60 лет. 
  • Мужской пол 
  • Женщины в климактерическом периоде
  • Возраст после 45 лет.

Эти факторы помогают определить вашу базовую предрасположенность к кардиологическим заболеваниям.

Изменяемые факторы риска — часто это ваш стиль жизни или личные привычки. Если Вы измените свой стиль жизни, вы измените свои ФАКТОРЫ РИСКА настолько, насколько это возможно. Устранение или уменьшение факторов риска поможет вам сохранить свое здоровье на достаточно высоком уровне.

Если у Вас есть факторы риска такие как:

Их следует подкорректировать

КУРЕНИЕ

Хватит курить! Постарайтесь бросить эту привычку сами или с помощью медработника. Медикаменты или другие способы могут помочь начать отказ от курения, но основное -это ваше желание и понимание вреда от этой привычки.

Высокий уровень ХОЛЕСТЕРИНА

Если вы уменьшите жиры в питании, то уменьшится и уровень холестерина. Контролируйте свой вес. При высоком уровне холестерина или измененном ЛИПИДНОМ СПЕКТРЕ могут понадобиться специальные медикаменты.

Высокое артериальное давление

Поддерживайте нормальный вес. Соблюдайте низкокалорийную  и низкосолевую диету. Принимайте медикаменты, снижающие АД в дозах, которые назначил врач.

Диабет

Обязательно соблюдайте диету. Принимайте медикаменты в дозе, достаточной для коррекции сахаров.

Гиподинамия

Начните увеличивать активность с минимума –больше ходите пешком. Посоветуйтесь с врачом , какой вид физической активности для вас более подходящий.

Ожирение

Низкокалорийная диета. Посмотрите на размер ваших порций. Ставьте реальные цели веса. Увеличьте физическую активность.

Стрессы и
Раздражение

Всех дел вы все равно не переделаете. Каждый день находите время для расслабления. Увеличьте физическую активность

Большинство факторов риска могут существовать у вас годами и иногда от них трудно отказаться или изменить их, но вы должны понимать какой вклад они вносят в ваши болезни и насколько изменится ваше здоровье, если вы возьмете их под контроль.

Если вы устраните значимые факторы риска, то вы во многом избежите проблем со своим здоровьем в будущем.

 


Сердечно-сосудистый риск — обзор

Нетрадиционные сердечно-сосудистые факторы риска

Воспаление получило признание как важный фактор сердечно-сосудистых заболеваний как у пациентов с ХБП, так и у населения в целом. 792–794 Плазменные уровни С-реактивного белка (маркер воспаления) и интерлейкина-6 (провоспалительный цитокин) являются сильными предикторами смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и смертности от всех причин в популяции с тХПН. 774,775,795 Многочисленные факторы предрасполагают пациентов, перенесших ГД, к бремени эндогенного воспаления по сравнению с общей популяцией.Почечная недостаточность, процесс диализа, генетическая предрасположенность, хронический пародонтит, тип сосудистого доступа и другие пока еще неустановленные факторы действуют совместно, способствуя окислительному стрессу, дисфункции эндотелия, карбонильному стрессу и накоплению конечных продуктов гликирования. 110,774,792,796 Критическая роль воспаления в сердечно-сосудистых заболеваниях привела к надежде, что статины, которые снижают уровень липидов и уменьшают сосудистое воспаление, 797 уменьшат сердечно-сосудистый риск у диализных пациентов, но несколько крупных рандомизированных контролируемых исследований дали неутешительные результаты ( см. далее «Диагностика и лечение»). 798

Уровни гомоцистеина повышены при ТХПН и коррелируют с сердечно-сосудистым риском, 799–801 предположительно за счет индукции эндотелиальной дисфункции и протромботического состояния. Поскольку гомоцистеин в значительной степени связан с белками, плохое питание может спутать связь между концентрациями гомоцистеина и сердечно-сосудистыми заболеваниями. 801 Несмотря на то, что небольшие исследования в популяции пациентов с БГ показали потенциальную пользу от приема фолиевой кислоты и метилкобаламина для снижения уровня гомоцистеина и сердечно-сосудистого риска, большинство данных в общей популяции и у пациентов с ХБП и ХБП предполагают, что снижение уровня гомоцистеина с помощью фолиевой кислоты и витамины группы В не снижают риск сердечно-сосудистых событий. 703,704,800,802–806 Тем не менее пероральный прием фолиевой кислоты и витаминов группы В рекомендуется для предотвращения дефицита питательных веществ и поддержки кроветворения, как обсуждалось ранее.

Окислительный стресс из-за почечной недостаточности или самого процесса диализа может способствовать высокому риску сердечно-сосудистых заболеваний. 807,808 Биомаркеры оксидативного стресса у пациентов с ГБ трудно точно определить количественно, но, по-видимому, они коррелируют с толщиной интимы сонных артерий (CIMT), суррогатным маркером сердечно-сосудистых заболеваний. 809 Стратегии снижения окислительного стресса включают пероральный прием антиоксидантов, таких как витамин Е, которые снижают совокупную частоту сердечных событий, но не отдельные конечные точки или смертность от всех причин в небольших контролируемых исследованиях. 807,810–812 Эти результаты не были воспроизведены в более крупных исследованиях антиоксидантной терапии. Одно рандомизированное исследование пероральных токоферолов и альфа-липоевой кислоты, включавшее 353 пациента на ГД, не показало влияния на маркеры воспаления (например, высокочувствительный С-реактивный белок).концентрации [hsCRP], интерлейкина-6 [IL-6], изопростана F2 и концентрации изофурана), чувствительности к ЭПО, госпитализации или смертности. 813 Большое рандомизированное исследование мембран, пропитанных витамином Е, нового метода борьбы с интрадиалитическим окислительным стрессом, не улучшило реакцию на ЭСС, 814 , хотя более мелкие исследования показали, что эти диализаторы снижают биомаркеры окислительного стресса и снижают CIMT. 221,815,816 Коэнзим Q10, по-видимому, снижает уровень изопростана и изофурана в плазме, маркеров окислительного стресса и эндотелиальной дисфункции. 817,818 Использование сверхчистого диализата, полученного путем фильтрации стандартного диализирующего раствора через дополнительный фильтр, задерживающий бактерии и эндотоксины, снижает маркеры воспаления и окислительного стресса. 354,819,820 Неясно, приводит ли уменьшение медиаторов воспаления и окислительного стресса к улучшению сердечно-сосудистых исходов.

Клинические рекомендации по абсолютному риску сердечно-сосудистых заболеваний

Руководство по абсолютному риску сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) помогает медицинским работникам выявлять, предотвращать и управлять риском развития сердечно-сосудистых заболеваний у человека.

Абсолютный риск сердечно-сосудистых заболеваний – это вероятность развития у человека сердечно-сосудистых заболеваний в течение следующих пяти лет на основе ряда факторов риска.

Сердечно-сосудистые заболевания в значительной степени предотвратимы, при этом на изменяемые факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний приходится до 90% риска инфаркта миокарда. Вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний в течение заданного периода времени зависит от совокупного риска выявленных факторов риска, а не от какого-либо отдельного фактора риска.

Клинические решения, основанные на абсолютном уровне риска сердечно-сосудистых заболеваний, могут привести к улучшению результатов в отношении здоровья, поскольку они направляют правильное лечение тем, кто может получить наибольшую пользу.

Загрузить руководство по абсолютному риску ССЗ (PDF)

Как разрабатывались руководства?

 Руководство по абсолютному риску сердечно-сосудистых заболеваний было разработано Национальным фондом по борьбе с инсультом от имени Национального альянса по профилактике сосудистых заболеваний (NVDPA) с партнерскими агентствами и экспертами-клиницистами. NVDPA – это альянс Национального фонда сердца, Diabetes Australia, Kidney Health Australia и Национального фонда борьбы с инсультом; и одобрена Королевским австралийским колледжем врачей общей практики (RACGP).Дополнительную информацию о процессе разработки руководства можно найти в руководстве.

Что в инструкциях?

  • Клиническая оценка и управление риском сердечно-сосудистых заболеваний
  • Модификация образа жизни для предотвращения сердечно-сосудистых заболеваний
  • Как использовать австралийский калькулятор абсолютного риска сердечно-сосудистых заболеваний при принятии клинических решений
  • Методы лечения и контроля в зависимости от индивидуального риска развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Сводка по управлению рисками  

Сводка по управлению рисками помогает медицинским работникам определить правильные шаги в зависимости от низкого, среднего или высокого риска развития сердечно-сосудистых заболеваний у их пациентов в ближайшие пять лет.Используйте приведенную ниже таблицу, чтобы разработать план ведения пациентов.

 

Оценка риска ССЗ для взрослых аборигенов и жителей островов Торресова пролива

В марте 2020 г. было также опубликовано консенсусное заявление об оценке риска ССЗ для взрослых аборигенов и жителей островов Торресова пролива в возрасте до 35 лет. 

Дополнительная информация

Cor. оценка содержания кальция в коронарных артериях

Национальный кардиологический фонд Австралии опубликовал заявление о позиции по оценке содержания кальция в коронарных артериях для первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.Это заявление с изложением позиции содержит практические рекомендации для медицинских работников по использованию оценки кальция в коронарных артериях для помощи в определении риска в сочетании с оценкой абсолютного риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Дополнительная информация 

Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Выводы из Framingham Heart Study

ВВЕДЕНИЕ

Эпидемиология – это изучение частоты заболеваний и их детерминант в популяции.1 Термин происходит от слова эпидемия, и в первой половине прошлого века основными эпидемиями были вспышки инфекционных заболеваний.С открытием антибиотиков2 и внедрением мер общественного здравоохранения по борьбе с распространением этих заболеваний3 смертность от инфекций снизилась, а ожидаемая продолжительность жизни увеличилась. В результате этих изменений основной индивидуальной причиной смертности стала неинфекционная группа болезней: сердечно-сосудистые заболевания. Примерно в середине прошлого века смертность от сердечно-сосудистых заболеваний начала быстро расти, но о ее происхождении и причинах было известно очень мало.

Сердечно-сосудистая эпидемиология началась в 1930-х годах как следствие наблюдаемых изменений в причинах смертности.В 1932 г. Вильгельм Рааб описал взаимосвязь между питанием и ишемической болезнью сердца (ИБС) в различных регионах4, а в 1953 г. в различных популяциях была отмечена связь между уровнем холестерина и смертностью от ИБС5

В 1950-х годах было проведено несколько эпидемиологических исследований. для выяснения причин сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ).6-10 В 1948 г. Служба общественного здравоохранения США инициировала Фремингемское исследование сердца для изучения эпидемиологии и факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний.11

В том же году Национальный институт здравоохранения был расширен, чтобы охватить несколько институтов, каждый из которых занимался изучением конкретных болезней.Исследование сердца Framingham было передано Национальному институту сердца, основанному в 1949 году, ныне известному как Национальный институт сердца, легких и крови, и остается под его руководством по сей день. С 1970 года Framingham Heart Study тесно сотрудничает с Бостонским университетом. Город Фрамингем, расположенный в 32 км к западу от Бостона, штат Массачусетс, был выбран потому, что в нем в 1918 г. проводилось успешное исследование туберкулеза на базе местных сообществ, а также из-за его близости к основным медицинским центрам Бостона, наличия нескольких крупных работодателей и поддержку хорошо информированного и готового к сотрудничеству медицинского и гражданского сообщества.

В первую группу вошли 5209 здоровых жителей в возрасте от 30 до 60 лет, включённых в 1948 г. для двухгодичных обследований, которые с тех пор продолжаются. В 1971 году 5124 сына и дочери (и их супруги) из первоначальной когорты были набраны для исследования потомства. Наконец, в 2002 г. 4095 участников были включены в когорту третьего поколения исследования.12 Некоторые из основных результатов и вех Фрамингемского исследования сердца представлены на рис. 1.

Рис. 1.Краткое изложение некоторых основных результатов и вех Фрамингемского исследования сердца. ADL-C указывает на гипопротеин высокой плотности

В 1950-х годах люди, у которых развились сердечно-сосудистые заболевания, считались неудачниками. Придумав выражение «фактор риска», Фремингемское исследование сердца помогло изменить практику медицины. В настоящее время мы определяем фактор риска как измеримый элемент или характеристику, которая причинно связана с повышенной частотой заболевания и является независимым и значимым предиктором риска возникновения заболевания.

В этом описательном обзоре мы представим некоторые из наиболее важных данных о причинах сердечно-сосудистых заболеваний, полученных в ходе Framingham Heart Study, уделив особое внимание выявлению факторов риска, анализу их прогностической способности и последствиям этих результатов для профилактики. .

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ

Через четыре года после начала Framingham Heart Study, с 34 случаями сердечного приступа в когорте, исследователи определили высокий уровень холестерина и высокое кровяное давление как важные факторы развития сердечно-сосудистых заболеваний. .13 В последующие годы Framingham и другие эпидемиологические исследования способствовали выявлению других факторов риска, которые в настоящее время считаются классическими факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Сердечно-сосудистые факторы риска можно классифицировать по-разному. На рис. 2 показана взаимосвязь между естественным течением сердечно-сосудистых заболеваний и образом жизни и биохимическими/физиологическими характеристиками, считающимися факторами риска этих заболеваний, а также субклиническими маркерами заболевания.

Рис. 2. Естественное течение сердечно-сосудистых заболеваний и его соответствие некоторым образам жизни и биохимическим/физиологическим характеристикам, рассматриваемым как фактор риска этих заболеваний. СРБ означает С-реактивный белок; ССЗ, сердечно-сосудистые заболевания; HDL-C, холестерин липопротеинов высокой плотности; IMT, медиальная толщина интимы; LDL-C, холестерин липопротеинов низкой плотности.

Липиды

Когда начались эпидемиологические исследования, имелись некоторые предварительные данные, которые предполагали связь между общим холестерином и атеросклерозом, основанные на исследованиях на животных и клинических наблюдениях.Эта связь была подтверждена эпидемиологическими исследованиями, показавшими тесную связь между общим холестерином в сыворотке и риском сердечно-сосудистых заболеваний10,14-16, а также то, что изменения уровня холестерина из-за миграции17,18 или вмешательств19 были связаны с изменениями заболеваемости сердечно-сосудистыми заболеваниями. В свете этих исследований клиницисты и эпидемиологи согласились, что общий холестерин плазмы является полезным маркером для прогнозирования сердечно-сосудистых заболеваний. Эти результаты были подтверждены, когда холестерин липопротеинов низкой плотности (LDL-C), основной липопротеин, транспортирующий холестерин в крови, также был непосредственно связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями.20,21 Более того, уровни холестерина ЛПНП в молодом возрасте предсказывают развитие сердечно-сосудистых заболеваний в более позднем возрасте,22,23 подтверждая идею о том, что взаимосвязь между холестерином ЛПНП и развитием сердечно-сосудистых заболеваний следует рассматривать как непрерывный процесс, начинающийся в раннем возрасте. Текущие руководства определяют ЛПНП в качестве основной мишени для терапии высокого уровня холестерина в крови.24 Эффективность медикаментозной терапии, снижающей уровень ХС-ЛПНП, для снижения частоты событий и смертности от ИБС была показана в различных клинических исследованиях24,25

Относительно ХС-ЛПНП и с учетом На основании данных обсервационных и экспериментальных исследований было установлено, что польза от снижения уровня холестерина в сыворотке крови для риска ИБС зависит от возраста.Снижение уровня холестерина в сыворотке крови на 10% приводит к снижению риска ИБС на 50% в возрасте 40 лет, на 40% в возрасте 50 лет, на 30% в возрасте 60 лет и на 20% в возрасте 70 лет.26

Рисунок 3. Тенденции в доле населения Жироны с общим холестерином, холестерином ЛПНП и ЛПВП выше или ниже некоторых пороговых значений за последние 10 лет. А указывает на мужчин; Б, женщины. HDL-C указывает на холестерин липопротеинов высокой плотности; LDL-C, холестерин липопротеинов низкой плотности.

Между тем, другие исследования начали подчеркивать тот факт, что люди с высоким уровнем ЛПВП менее склонны к ИБС, чем люди с низким уровнем ЛПВП.20,26 Только после публикации результатов Cooperative Lipoprotein Study27 и Framingham Heart Study28 HDL-C был признан важным фактором, связанным с атеросклерозом. Следовательно, повышение уровня холестерина ЛПВП (ХС-ЛПВП) стало общепринятой терапевтической стратегией для снижения заболеваемости ИБС. Хотя некоторые препараты, такие как фибраты, никотиновая кислота и торцетрапиб, ингибитор белка-переносчика эфира холестерина, доказали свою эффективность в повышении уровня ХС-ЛПВП29,30 показано, что только фибраты снижают риск серьезных коронарных событий; На самом деле было показано, что торцетраиб повышает артериальное давление и риск смертности и заболеваемости по неизвестному механизму.31 Подсчитано, что повышение уровня ЛПВП на 1 мг/дл связано со снижением коронарного риска на 2% у мужчин и 3% у женщин.30

Роль триглицеридов как независимого фактора риска ИБС всегда противоречивы, и, хотя были выдвинуты некоторые последовательные доказательства, есть некоторые сомнения относительно независимого характера этой взаимосвязи.34

уровень холестерина выше 250 мг/дл.35 На рис. 3 мы показываем тенденции изменения доли населения Жироны с общим холестерином, ЛПНП и ЛПВП выше или ниже различных пороговых значений за последние 10 лет.36

Гипертония

В 1948 г. высокое кровяное давление было необходимо для проталкивания крови через затвердевшие артерии пожилых людей и что оно было нормальным элементом старения, поэтому считалось целесообразным игнорировать лабильное и систолическое повышение кровяного давления37, а изолированная систолическая гипертензия редко считалась серьезной.38

Фремингемские исследователи развеяли эти мифы и сообщили, что кровяное давление напрямую связано с риском сердечно-сосудистых заболеваний, независимо от того, насколько оно лабильно.39 Более того, сообщалось, что изолированная систолическая гипертензия также является мощным предиктором сердечно-сосудистых заболеваний. , Framingham и другие эпидемиологические исследования показали, что систолическое и диастолическое артериальное давление имеет постоянную, независимую, градуированную и положительную связь с сердечно-сосудистыми исходами.41-44 Даже высокие нормальные значения артериального давления связаны с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний.45 В свете этих исследований в отчете Объединенного национального комитета VII была разработана новая классификация артериального давления для взрослых в возрасте 18 лет и старше,46 включая новая категория, называемая предгипертонией, поскольку эти люди подвержены повышенному риску прогрессирования гипертонии и демонстрируют независимое повышение риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Для лиц в возрасте от 40 до 70 лет каждое повышение систолического артериального давления на 20 мм рт. ст. или диастолического артериального давления на 10 мм рт. ст. удваивает риск сердечно-сосудистых заболеваний во всем диапазоне артериального давления от 115/75 до 185/115 мм рт. .47 В клинических испытаниях антигипертензивная терапия была связана со снижением частоты инсульта на 35-40%; от 20% до 25% при инфаркте миокарда; и более 50% при сердечной недостаточности.48

В Испании распространенность гипертонии высока, и, по оценкам, она составляет около 34% среди взрослого населения.35 Среди населения Жироны тенденции в осведомленности, лечении и за последние 10 лет улучшились показатели контроля над гипертензией, хотя доля контролируемой гипертензии все еще далека от идеальной (рис. 4).36

Рисунок 4. Тенденции в распространенности, осведомленности, лечении и контроле артериальной гипертензии среди населения Жироны за последние 10 лет. А указывает на мужчин; Б, женщины.

Курение

До Фрамингема курение не считалось добросовестной причиной сердечных заболеваний; даже Американская кардиологическая ассоциация выпустила отчет в 1956 году, в котором говорилось, что имеющихся данных недостаточно, чтобы сделать вывод о наличии причинно-следственной связи между курением сигарет и заболеваемостью ИБС.49 Фремингемское исследование вместе с исследованием Центра сердечно-сосудистых заболеваний Олбани вскоре продемонстрировало, что курильщики подвержены повышенному риску инфаркта миокарда или внезапной смерти. смертность среди тех, кто никогда не курил.50 Эти результаты были подтверждены другими эпидемиологическими исследованиями,51-53 в которых курение было поставлено на первое место в профилактической повестке дня.

В Испании распространенность курения очень высока, и, хотя среди мужчин она несколько снизилась, среди женщин она возросла за последнее десятилетие (рис. 5).36

Рисунок 5. Тенденции распространенности курения среди населения Жироны за последние 10 лет.

Диабет

Диабет связан с 2–3-кратным увеличением вероятности развития сердечно-сосудистых заболеваний54, причем это увеличение выше у женщин, чем у мужчин55; непереносимость глюкозы также связана с 1,5-кратным увеличением риска развития сердечно-сосудистых заболеваний [56]. обычно предшествуют развитию сахарного диабета.57 Предполагается, что резистентность к инсулину является общим механизмом для этих факторов риска,58 ассоциация которых называется метаболическим синдромом,59 но все еще есть некоторые сомнения относительно общего механизма и дополнительной ценности этого диагноза вместо индивидуальная диагностика каждого компонента.60

В Испании распространенность диабета составляет 8% среди женщин и 12% среди мужчин61 и кажется стабильной, хотя увеличение распространенности ожирения в этой популяции может привести к увеличению диабета распространенность.62

Отсутствие физической активности

Со времени первого исследования Morris et al., опубликованного в 1953 г.,63 ряд эпидемиологических исследований подтвердил связь между отсутствием физической активности и ИБС.64 Относительный риск смерти от ИБС для малоподвижных людей по сравнению с активными людьми составляет 1,9 (95% доверительный интервал 1,6-2,2)64. Недавнее исследование пришло к выводу, что различия в известных факторах риска объясняют значительную долю (59,0%) обратной связи между физической активностью и ИБС.Воспалительные/гемостатические биомаркеры внесли наибольший вклад в снижение риска (32,6%), за ними следуют артериальное давление (27,1%), индекс массы тела (10,1%) и гемоглобин A1c/диабет (8,9%).65 Рекомендация физических упражнений стать важным элементом профилактической политики у взрослых66, пожилых,67 и детей68. онкологические заболевания и апноэ во сне.Ожирение также является независимым фактором риска смертности от всех причин,72,73 связь, установленная исследователями Framingham 40 лет назад.74 В дополнение к изменениям метаболического профиля, по мере накопления избыточной жировой ткани происходят различные адаптации в структуре и функции сердца.75 Подобно данным, наблюдаемым в отношении холестерина ЛПНП, и подтверждающим идею о том, что прогрессирование атеросклероза следует рассматривать как непрерывный процесс, начинающийся в раннем возрасте, недавнее исследование показало, что более высокий ИМТ в детстве связан с повышенным риском ИБС во взрослом возрасте.76 Эта связь, по-видимому, более выражена у мальчиков, чем у девочек, и увеличивается с возрастом ребенка обоих полов.76

Профилактика и контроль избыточного веса и ожирения у взрослых и детей стали ключевым элементом профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. .77-79

Новые факторы риска

Несмотря на вводящее в заблуждение представление о том, что 4 основных поддающихся изменению традиционных сердечно-сосудистых фактора риска — курение, сахарный диабет, гипертония и гиперхолестеринемия — составляют «лишь 50%» людей, у которых развивается ИБС широко распространено,80 воздействие основных факторов риска очень распространено (>80%) среди тех, у кого развилась ИБС81,82 и объясняет примерно 75% заболеваемости ИБС,83 подчеркивая важность учета всех основных факторов риска при оценке риска ИБС и при попытке для профилактики клинической ИБС.

Тем не менее, исследования нетрадиционных факторов риска и генетических причин сердечных заболеваний важны для открытия новых путей, связанных с атеросклерозом.84 В будущих статьях этой серии различные авторы рассмотрят конкретные аспекты этих новых факторов риска.

ОЦЕНКА ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ ФАКТОРОВ РИСКА

Хронические заболевания, такие как ССЗ, являются результатом сложных взаимодействий между генетическими факторами и факторами окружающей среды в течение продолжительных периодов времени.В этом разделе мы проанализируем способность факторов риска предсказывать будущие сердечно-сосудистые события.

Одним из вкладов исследователей Framingham была разработка новых многомерных статистических методов для анализа развития сложных заболеваний.85 Эти методы позволяют нам оценивать индивидуальный риск в соответствии с уровнем воздействия различных факторов риска, включенных в математическую функцию. Оценка ИБС и других сердечно-сосудистых событий является динамической областью, и исследователями Framingham были предложены и разработаны различные функции.86-88 Самая последняя функция была опубликована в 1998 г. и развивает упрощенную модель прогнозирования коронарных артерий с использованием категорий артериального давления, холестерина и LDL-C, предложенных JNC-V и NCEP ATP II.88 Одна из проблем, связанных с использованием Особенностью фрамингемской функции риска является ее обобщаемость для других сообществ, поскольку она основана на опыте Фрамингемского исследования, выборке сообщества белых испытуемых, взятых из пригорода к западу от Бостона. Тем не менее, разумная точность прогнозирования ИБС была продемонстрирована в различных популяциях США, Австралии и Новой Зеландии, и, хотя она завышает абсолютный риск в популяциях Китая и Европы,89 после повторной калибровки для различной распространенности факторов риска и исходных показателей случаев ИБС, он может применяться в различных популяциях90, включая испанскую популяцию.91,92

Точность функции риска отражает как способность различать людей, у которых разовьется и не разовьется заболевание (дискриминация), так и точное соответствие прогнозируемых и наблюдаемых вероятностей (калибровка).

Дискриминация — это способность прогностической модели отделять тех, у кого ИБС, от тех, у кого ее нет. Обычно это определяется количественно путем расчета статистики c, аналогичной площади под кривой рабочих характеристик приемника (ROC); это значение является оценкой вероятности того, что модель приписывает более высокий риск тем, у кого развилась ИБС в течение 5-летнего периода наблюдения, чем тем, у кого этого не произошло.90

Калибровка измеряет, насколько точно прогнозируемые вероятности ИБС согласуются с фактическими результатами. Калибровка оценивается с помощью меры, которая обобщает, насколько точно прогнозируемые и наблюдаемые риски согласуются в пределах каждого дециля прогнозируемого риска (статистика Хосмера-Лемешоу). Как упоминалось выше, когда функция риска используется в популяциях с вероятностью заболевания или распространенностью факторов риска, которая сильно отличается от популяции, в которой была разработана функция риска, функция должна быть повторно откалибрована, чтобы сохранить ее точность.90 На этом этапе важно отметить, что, хотя заболеваемость ИБС различается среди населения, относительный риск, связанный с уровнем воздействия различных факторов риска, является однородным среди населения.93,94

Выбор факторов риска для быть включенным в уравнение прогнозирования риска, как правило, является спорным и включает в себя наличие методов измерения факторов риска, затраты на эти измерения, а также общие соображения экономичности и точности уравнения.Однако после того, как уравнение прогнозирования риска проверено, ключевой вопрос заключается в том, насколько добавление нового фактора риска улучшает прогноз. Изменение с-статистики как меры способности к различению является одним из показателей этого улучшения.

Хотя было показано, что различные новые факторы риска связаны с ИБС, они не смогли значительно улучшить дискриминационную способность классической функции риска Фрамингема, даже при величине связи (измеряемой как отношение шансов или отношение рисков) более 3 .95,96 Причину этой неудачи можно объяснить перекрыванием распределения фактора риска между людьми с заболеванием и здоровыми людьми (рис. 6), что ограничивает любое улучшение чувствительности и специфичности функции прогнозирования риска.97 Аналогичные трудности в улучшении способности распознавания функций риска были отмечены при использовании методов визуализации, таких как толщина интима-медиа сонных артерий или коронарный кальций.98-100 Предстоит провести дополнительные исследования, прежде чем новые биомаркеры смогут обеспечить основу для прогнозирования риска на уровне коронарных артерий. на индивидуальном уровне и для определения подмножества людей, у которых эти биомаркеры могут добавить дополнительную дополнительную информацию.

Рисунок 6. Перекрытие распределения факторов риска между людьми с заболеванием и здоровыми людьми, что объясняет высокую долю ложноположительных и отрицательных результатов при использовании функций сердечно-сосудистого риска для прогнозирования сердечно-сосудистых событий.

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ

В то время, когда появились первые результаты эпидемиологических исследований, мнения о необходимости выявления и лечения бессимптомных факторов риска, таких как артериальная гипертензия или гиперхолестеринемия, разошлись.101 Тем не менее, первые результаты Framingham Heart Study показали, что большая часть преждевременной смертности из-за ИБС и инсульта приходится на лиц, обычно предрасположенных к атеросклерозу, и в контексте выявленных факторов риска, проявляющихся задолго до появления клинических симптомов.102 Эти наблюдения привели к изменению парадигмы в восприятии причин сердечно-сосудистых заболеваний и побудили врачей уделять больше внимания профилактике, а также выявлению и лечению факторов риска, а также помогли людям понять, что они могут лично снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний. болезнь.Как заявил д-р В. Б. Каннел, бывший главный исследователь Framingham Heart Study, «сердечно-сосудистые события начинают рассматриваться как медицинская неудача, а не как первое показание к лечению». остаются ведущей причиной глобальной смертности, и заболеваемость, связанная с этими заболеваниями, также высока в Испании. 65-74 года, что свидетельствует о том, что профилактические меры увеличили возраст, в котором у мужчин наблюдается инфаркт миокарда или его рецидив; изменений заболеваемости у женщин не наблюдалось.106

Текущие руководства содержат рекомендации по скринингу и выявлению бессимптомных лиц с риском развития сердечно-сосудистых заболеваний. Целью этих рекомендаций является снижение частоты первых или повторных клинических событий, связанных с ишемической болезнью сердца, ишемическим инсультом и заболеванием периферических артерий. Особое внимание уделяется профилактике инвалидности и ранней смерти. С этой целью в текущих рекомендациях рассматривается роль изменения образа жизни, управления основными факторами сердечно-сосудистого риска и использования различных профилактических препаратов для профилактики клинических ССЗ.Первым шагом в этом процессе является расчет индивидуального сердечно-сосудистого риска в соответствии с воздействием факторов риска.24,107–110 Недавние исследования показывают, что осведомленность и принятие рекомендаций высоки, хотя их внедрение можно было бы значительно улучшить.111–112 Однако различия сохраняются в различных руководящие принципы, касающиеся методов расчета сердечно-сосудистого риска, определения порога риска и определения того, кого следует лечить,113,114, вызывая путаницу у клиницистов, и это может быть важной причиной неудачи в применении этих рекомендаций в клинической практике.

С другой стороны, мы не должны рассматривать функции сердечно-сосудистого риска в качестве диагностических тестов, поскольку их чувствительность и специфичность низки (рис. 6).114 Эти функции риска являются скрининговыми тестами, которые помогают нам рационализировать отбор пациентов для проведения различных возможные стратегии первичной профилактики и их интенсивность.

Учитывая, что сердечно-сосудистые заболевания продолжают оставаться основной причиной смертности в промышленно развитых странах, требуются дополнительные усилия для снижения бремени этих заболеваний.В этом контексте изменение образа жизни, основанное на отказе от курения, регулярных физических упражнениях и улучшении контроля гипертонии, может быть наиболее эффективным вмешательством на популяционном уровне. В Испании было подсчитано, что отказ от курения и поощрение физической активности может снизить число смертей от ишемической болезни сердца на 20% и 18% соответственно115; борьба с гипертонией может снизить число смертей от цереброваскулярных заболеваний примерно на 20-25%.115

миллионов сердец: Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний

Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) Million Hearts® представляла собой рандомизированное контролируемое исследование, цель которого заключалась в устранении пробелов в лечении сердечно-сосудистых заболеваний путем создания целенаправленных стимулов для практикующих врачей к участию в расчете риска сердечно-сосудистых заболеваний и управлении рисками на уровне населения.Вместо того, чтобы сосредоточиться на отдельных компонентах риска, участвующие организации провели стратификацию риска по группе бенефициаров, чтобы выявить лиц с самым высоким риском атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний (АСССЗ).

Выберите любое место на карте ниже, чтобы просмотреть интерактивную версию

В модели снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) Million Hearts® участвовало 319 организаций. Чтобы просмотреть интерактивную карту этой модели, посетите страницу «Где происходят инновации» и выберите эту модель в раскрывающемся меню в левой части страницы.

Фон

The Million Hearts®: Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний поддерживала как цель Million Hearts по предотвращению одного миллиона сердечных приступов и инсультов, так и цель CMS по выявлению и распространению лучших моделей оказания помощи и оплаты. Эта модель была направлена ​​на повышение качества при сохранении нейтральности бюджета для получателей Medicare в возрасте 40–79 лет, у которых ранее не было инфаркта миокарда или инсульта.

The Million Hearts®: Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний предложила инновационный способ снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний среди населения.В настоящее время практикующим врачам платят за индивидуальное обследование артериального давления, холестерина или других факторов риска. В новом подходе Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний Million Hearts® использует управляемые данными, широко распространенные подходы к прогностическому моделированию для создания индивидуальных оценок риска и планов снижения риска для соответствующих критериям льготников Medicare с оплатой за услуги.

CMS получили в общей сложности 762 заявки на участие в этой пятилетней модели. После тщательного рассмотрения и отбора для участия были выбраны 516 организаций.В результате рандомизации 260 организаций были отнесены к группе вмешательства, а 256 организаций были отнесены к контрольной группе. В число отобранных участников вошли организации из 47 штатов, Пуэрто-Рико и округа Колумбия.

Детали инициативы

Модель снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний Million Hearts® поддерживала профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, улучшение результатов в отношении здоровья и экономию затрат на здравоохранение за счет систематического расчета и стратификации риска для бенефициаров.Он побудил организации рассчитать риск для всех получателей льгот по программе Medicare с оплатой за услуги, используя модифицированную версию десятилетнего калькулятора объединенного когортного риска ASCVD Американского колледжа кардиологов/Американской кардиологической ассоциации (ACC/AHA) для разработки модификации риска. планы, основанные на профилях риска бенефициара. Практикам контроля не было предложено внедрить расчет риска ASCVD или модификацию риска на основе фактических данных, но было предложено представить клинические данные обо всех соответствующих критериям получателях Medicare с оплатой за услуги для сравнения с методами вмешательства.

Целевой группой для модели Million Hearts® CVD были бенефициары Medicare FFS в возрасте 40–79 лет, у которых ранее не было инфаркта миокарда, инсульта или транзиторной ишемической атаки. Они не могли находиться в хосписе или иметь терминальную стадию почечной недостаточности (ESRD).

Все бенефициары Medicare FFS в возрасте 40-79 лет, которые соответствовали критериям включения, были первоначально стратифицированы по риску с использованием калькулятора риска сердечно-сосудистых заболеваний ACC/AHA. Калькулятор риска использовал следующие переменные для расчета риска:

  • возраст,
  • раса,
  • общий уровень холестерина и холестерина липопротеинов высокой плотности (ЛПВП),
  • Холестерин липопротеинов низкой плотности (ЛПНП),
  • систолическое артериальное давление,
  • применение статиновой терапии,
  • антигипертензивный препарат,
  • применение аспириновой терапии,
  • статус курения и
  • статус диабета.

В этой модели использовался рандомизированный контролируемый дизайн для выявления успешных профилактических и медико-санитарных вмешательств в отношении сердечно-сосудистых заболеваний, реализованных в рамках следующей структуры для группы вмешательства:

  • Универсальная стратификация риска для всех получателей льгот Medicare, отвечающих критериям включения, с использованием модифицированной версии калькулятора объединенной когорты ACC/AHA ASCVD за 10 лет
  • Модификация риска, основанная на доказательствах, с использованием совместного принятия решений бенефициарами и бригадами по уходу с целью снижения показателей риска АСССЗ
  • Использование стратегий профилактики и управления здоровьем населения на основе потребностей, выявленных в ходе стратификации риска бенефициаров
  • Отчетность о переменных калькулятора непрерывного риска и 10-летней оценке риска ASCVD через реестр данных (QCDR), который был предоставлен в рамках тестирования модели.

Ожидалось, что модель «Миллион сердец®: снижение риска сердечно-сосудистых заболеваний» охватит более 3,3 миллиона получателей платных услуг Medicare и привлечет почти 20 000 практикующих врачей в течение пятилетнего периода, начиная с января 2017 года и заканчивая декабрем 2021 года.

Оценки

Последние отчеты об оценке

Отчеты о предварительной оценке

Дополнительная информация


Кардиологический информационный центр: Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний

Сердечно-сосудистые заболевания могут принимать различные формы: высокое кровяное давление, ишемическая болезнь сердца, пороки клапанов сердца, инсульт или аритмии

Сердечно-сосудистые заболевания могут принимать различные формы: высокое кровяное давление , ишемическая болезнь сердца , порок сердца , инсульт, или аритмии (нерегулярное сердцебиение).По данным Всемирной организации здравоохранения, сердечно-сосудистые заболевания ежегодно вызывают более 17 миллионов смертей в мире и являются причиной половины всех смертей в Соединенных Штатах.

Ишемическая болезнь сердца, наиболее распространенная форма сердечно-сосудистых заболеваний, сегодня является основной причиной смерти в Америке. На рак, второй по величине убийцу, приходится чуть более половины смертей.

В Соединенных Штатах более 80 миллионов американцев страдают той или иной формой сердечно-сосудистых заболеваний.Но благодаря многочисленным исследованиям с участием тысяч пациентов исследователи определили определенные факторы, играющие важную роль в шансах человека на развитие сердечных заболеваний. Это так называемые факторы риска.

Факторы риска делятся на две категории: основные и способствующие. Было доказано, что основные факторы риска повышают риск сердечно-сосудистых заболеваний. Сопутствующие факторы риска могут привести к повышенному риску сердечных заболеваний.

Чем больше у вас факторов риска, тем выше вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний.Некоторые факторы риска можно изменить, лечить или модифицировать, а некоторые нельзя. Но, контролируя как можно больше факторов риска с помощью изменения образа жизни, лекарств или и того, и другого, вы можете снизить риск сердечных заболеваний.

Основные факторы риска

Высокое кровяное давление (гипертония). Высокое кровяное давление увеличивает риск сердечных заболеваний, сердечного приступа и инсульта. Если вы страдаете ожирением, курите или у вас высокий уровень холестерина в крови наряду с высоким кровяным давлением, риск сердечно-сосудистых заболеваний или инсульта значительно возрастает.

Артериальное давление может меняться в зависимости от активности и возраста, но нормальное значение для здорового взрослого человека в состоянии покоя должно составлять 120/80.

Высокий уровень холестерина в крови. Одним из основных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний является высокий уровень холестерина в крови. Холестерин, жироподобное вещество, содержащееся в вашей крови, содержится во всех клетках вашего тела. Ваша печень производит весь холестерин, необходимый вашему телу для формирования клеточных мембран и выработки определенных гормонов. Дополнительный холестерин поступает в ваш организм, когда вы едите продукты животного происхождения (мясо, яйца и молочные продукты) или продукты с высоким содержанием насыщенных жиров.

Слишком большое количество липопротеинов низкой плотности (ЛПНП или «плохой холестерин») в крови вызывает образование бляшек на стенках артерий, запуская патологический процесс, называемый атеросклерозом. Когда бляшки накапливаются в коронарных артериях, которые снабжают кровью сердце, вы подвергаетесь большему риску сердечного приступа.

Диабет. Проблемы с сердцем являются основной причиной смерти среди людей с диабетом, особенно в случае диабета 2-го типа (также известного как инсулиннезависимый диабет).Определенные расовые и этнические группы (афроамериканцы, латиноамериканцы, жители азиатских и тихоокеанских островов и коренные американцы) имеют более высокий риск развития диабета. По оценкам Американской кардиологической ассоциации, 65% пациентов с диабетом умирают от той или иной формы сердечно-сосудистых заболеваний. Если вы знаете, что у вас диабет, вы уже должны находиться под наблюдением врача, потому что хороший контроль уровня сахара в крови может снизить риск. Если вы думаете, что у вас может быть диабет, но не уверены, обратитесь к врачу для проведения анализов.

Ожирение и избыточный вес. Лишний вес может привести к повышенному уровню холестерина, высокому кровяному давлению и диабету — всем основным факторам риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Врачи измеряют ожирение с помощью индекса массы тела (ИМТ), который представляет собой формулу деления килограммов на рост в метрах в квадрате (ИМТ = W [кг]/H [m 2 ]). По данным Национального института сердца, легких и крови (NHLBI), избыточный вес определяется как наличие ИМТ более 25. Те, у кого число выше 30, считаются тучными.Вы можете узнать свой ИМТ с помощью калькулятора ниже. Затем возьмите это значение и найдите свой состав тела в таблице под калькулятором.

Курение. Большинство людей знают, что курение сигарет и табака увеличивает риск развития рака легких, но немногие понимают, что это также значительно увеличивает риск сердечных заболеваний и заболеваний периферических сосудов (заболеваний сосудов, которые снабжают кровью руки и ноги). По данным Американской кардиологической ассоциации, более 480 000 американцев ежегодно умирают от болезней, связанных с курением.Многие из этих смертей связаны с воздействием курения на сердце и кровеносные сосуды.

Курение увеличивает частоту сердечных сокращений, вызывает сужение крупных артерий и может привести к нарушению ритма сердечных сокращений, что заставляет ваше сердце работать с большей нагрузкой. Курение также повышает артериальное давление, что является еще одним важным фактором риска. Хотя никотин является основным активным веществом в сигаретном дыме, другие химические вещества и соединения, такие как смола и угарный газ, также во многих отношениях вредны для вашего сердца.

Отсутствие физической активности. Люди, которые не ведут активный образ жизни, имеют больший риск сердечного приступа, чем люди, которые регулярно занимаются спортом. Упражнения сжигают калории, помогая поддерживать здоровый вес, помогают контролировать уровень холестерина и диабет, а также могут снизить кровяное давление. Упражнения также укрепляют сердечную мышцу и делают артерии более гибкими. Те, кто активно сжигает от 500 до 3500 калорий в неделю, будь то на работе или с помощью упражнений, могут рассчитывать на то, что проживут дольше, чем люди, которые не занимаются спортом. Даже упражнения средней интенсивности полезны, если делать их регулярно.

Пол. В целом у мужчин риск сердечного приступа выше, чем у женщин. Но разница сужается после того, как женщины достигают менопаузы. После 65 лет риск сердечно-сосудистых заболеваний примерно одинаков для мужчин и женщин, если другие факторы риска схожи. Сердечно-сосудистые заболевания чаще поражают женщин, чем мужчин, а сердечные приступы, как правило, более тяжелые у женщин, чем у мужчин.

Наследственность. Сердечно-сосудистые заболевания обычно передаются по наследству. Например, если у ваших родителей или братьев и сестер были проблемы с сердцем или кровообращением до 55 лет, то вы подвергаетесь большему риску сердечных заболеваний, чем те, у кого нет такой семейной истории.Факторы риска (включая высокое кровяное давление, диабет и ожирение) также могут передаваться из поколения в поколение.

Некоторые формы сердечно-сосудистых заболеваний чаще встречаются среди определенных расовых и этнических групп. Например, исследования показали, что у афроамериканцев более выраженное высокое кровяное давление и более высокий риск сердечных заболеваний, чем у представителей европеоидной расы.

Возраст. Пожилой возраст является фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний. На самом деле, примерно 4 из каждых 5 смертей из-за болезней сердца приходится на людей старше 65 лет.С возрастом наши сердца, как правило, не работают. Стенки сердца могут утолщаться, а артерии могут становиться жесткими и твердыми, что делает сердце менее способным перекачивать кровь к мышцам тела. Из-за этих изменений с возрастом увеличивается риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. Благодаря своим половым гормонам женщины обычно защищены от сердечных заболеваний до менопаузы, когда их риск возрастает.

Способствующие факторы риска

Стресс. Стресс считается фактором риска сердечных заболеваний.Влияние эмоционального стресса, поведенческих привычек и социально-экономического статуса на риск сердечных заболеваний и сердечного приступа все еще изучается.

Исследователи определили несколько причин, по которым стресс может влиять на сердце.

  • Стрессовые ситуации повышают частоту сердечных сокращений и артериальное давление, увеличивая потребность сердца в кислороде. Эта повышенная потребность в кислороде может привести к ишемии (недостаточное поступление богатой кислородом крови к тканям) или вызвать стенокардию (боль в груди).
  • Во время стресса нервная система выделяет дополнительные гормоны (чаще всего адреналин). Эти гормоны повышают кровяное давление, что может повредить слизистую оболочку артерий. Когда артерии заживают, их стенки могут затвердевать или утолщаться, что облегчает образование бляшек.
  • Стресс также увеличивает количество факторов свертывания крови, циркулирующих в крови, что повышает вероятность образования тромба. Сгустки могут затем блокировать артерию, суженную бляшкой, и вызвать сердечный приступ.
  • Стресс также может способствовать возникновению других факторов риска. Например, люди в состоянии стресса могут переедать, чтобы успокоиться, начать курить или курить больше, чем обычно.

Половые гормоны. Половые гормоны, по-видимому, играют роль в сердечных заболеваниях. Среди женщин моложе 40 лет болезни сердца встречаются редко. Но в возрасте от 40 до 65 лет, примерно в то время, когда у большинства женщин наступает менопауза, вероятность того, что у женщины случится сердечный приступ, значительно возрастает. Начиная с 65 лет, женщины составляют около половины всех жертв сердечных приступов.

Противозачаточные таблетки. Ранние типы противозачаточных таблеток содержали высокие уровни эстрогена и прогестина, и прием этих таблеток повышал риск сердечно-сосудистых заболеваний и инсульта, особенно у курящих женщин старше 35 лет. Но противозачаточные таблетки сегодня содержат гораздо меньшие дозы гормонов и считаются безопасными для женщин моложе 35 лет, которые не курят или не имеют высокого кровяного давления.

Но если вы курите или имеете другие факторы риска, противозачаточные таблетки повышают риск сердечных заболеваний и образования тромбов, особенно если вы старше 35 лет.По данным Американской кардиологической ассоциации, женщины, принимающие противозачаточные таблетки, должны проходить ежегодные осмотры для проверки артериального давления, уровня триглицеридов и глюкозы.

Алкоголь. Исследования показали, что риск сердечно-сосудистых заболеваний у людей, употребляющих умеренное количество алкоголя, ниже, чем у трезвенников. Эксперты говорят, что умеренное потребление составляет в среднем от одного до двух напитков в день для мужчин и один напиток в день для женщин. Один напиток определяется как 1 ½ жидких унций (жидких унций) 80-градусного спирта, 1 жидкая унция 100-градусного спирта, 4 жидких унции вина или 12 жидких унций пива. Но употребление алкоголя в количествах, превышающих умеренные, может вызвать проблемы с сердцем, такие как высокое кровяное давление, инсульт, нерегулярное сердцебиение и кардиомиопатию (заболевание сердечной мышцы). В среднем напиток содержит от 100 до 200 калорий. Калории от алкоголя часто добавляют жир в тело, что может увеличить риск сердечных заболеваний. Непьющим не рекомендуется начинать употреблять алкоголь, а пьющим увеличивать количество выпитого.

Никогда не поздно и не рано начать улучшать здоровье сердца.Некоторые факторы риска можно контролировать, а другие нет. Но, устраняя факторы риска, которые вы можете изменить, и правильно управляя теми, которые вы не можете контролировать, вы можете значительно снизить риск сердечных заболеваний.

Инструменты оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний

Оценка риска часто считается первым шагом в клиническом лечении сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ).Следующие инструменты оценки риска предоставлены для удобства клинициста в поддержку процесса оценки сердечно-сосудистых заболеваний и не предназначены для замены клинической оценки.

Шаг 1: В сочетании с результатами измерения липидов пациента натощак определите основные факторы риска и эквиваленты риска ишемической болезни сердца (ИБС).   1,2

Основные факторы риска   1

__ Преждевременный (<55 лет) ИБС у родственника первой степени родства мужского пола

__ Мужчина >45 лет

__ Преждевременный (<65 лет) ИБС у родственницы первой линии родства

__ Женщина >55 лет

__ Нелеченная артериальная гипертензия

__ ХС-ЛПВП <40 мг/дл

__ Леченная гипертензия

__ Курильщик

 

Эквиваленты риска ИБС   1,3

__ Диабет

__ Множественные факторы риска, которые определяют 10-летний риск >20%

__ Болезнь периферических артерий

__ Аневризма брюшной аорты

__ Симптоматическое заболевание сонных артерий

__ Хроническая болезнь почек

Шаг 2: Определите 10-летний риск для пациентов с двумя или более факторами риска, используя шкалу Framingham.   1

См. следующие таблицы 1 и 2. 1

Таблица 1. Оценка 10-летнего риска для мужчин

Возраст (лет)

Очки

20-34

-9

35-39

-4

40-44

0

45-49

3

50-54

6

55-59

8

60-64

10

65-69

11

70-74

12

75-79

13

 

Общий холестерин (мг/дл)

Очки

20-39 (у)

40-49 (у)

50-59 (у)

60-69 (у)

70-79 (у)

<160

0

0

0

0

0

160-199

4

3

2

1

0

200-239

7

5

3

1

0

240-279

9

6

4

2

1

≥280

11

8

5

3

1

 

 

Очки

20-39 (у)

40-49 (у)

50-59 (у)

60-69 (у)

70-79 (у)

Для некурящих

0

0

0

0

0

Курильщик

8

5

3

1

1

 

ЛПВП (мг/дл)

Очки

≥60

-1

50-59

0

40-49

1

<40

2

 

Систолическое АД (мм рт.ст.)

необработанный

обработанный

<120

0

0

120-129

0

1

130-139

1

2

140-159

1

2

≥160

2

3

 

Всего баллов

<0

0

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

≥17

10-летний риск %

<1

1

1

1

1

1

2

2

3

4

5

6

8

10

12

16

20

25

≥30

 

Таблица 2.Оценка 10-летнего риска для женщин

Возраст (лет)

Очки

20-34

-7

35-39

-3

40-44

0

45-49

3

50-54

6

55-59

8

60-64

10

65-69

12

70-74

14

75-79

16

 

Общий холестерин (мг/дл)

Очки

20-39 (у)

40-49 (у)

50-59 (у)

60-69 (у)

70-79 (у)

<160

0

0

0

0

0

160-199

4

3

2

1

1

200-239

8

6

4

2

1

240-279

11

8

5

3

2

≥280

13

10

7

4

2

 

 

Очки

20-39 (у)

40-49 (у)

50-59 (у)

60-69 (у)

70-79 (у)

Для некурящих

0

0

0

0

0

Курильщик

9

7

4

2

1

 

ЛПВП (мг/дл)

Очки

≥60

-1

50-59

0

40-49

1

<40

2

 

Систолическое АД (мм рт.ст.)

необработанный

обработанный

<120

0

0

120-129

1

3

130-139

2

4

140-159

3

5

≥160

4

6

 

Всего баллов

<9

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

≥25

10-летний риск %

<1

1

1

1

1

2

2

3

4

5

6

8

11

14

17

22

27

≥30

Шаг 3. Рассчитайте показатель риска Рейнольдса

Из всех женщин в США, перенесших коронарные события, 20% не имеют традиционных факторов риска. 4 Более того, у многих женщин с традиционными факторами риска коронарные события не возникают. 4  Такие несоответствия предполагают необходимость в дополнительных инструментах для уточнения оценки риска у определенных групп пациентов.

В 2007 г. Ridker et al. опубликовали результаты исследования 24 558 практически здоровых женщин в возрасте 45 лет и старше, которые продемонстрировали повышенную точность прогнозирования сердечно-сосудистого риска. 4  Путем оценки исследуемой популяции с помощью алгоритма, который включал статус курения, артериальное давление, родительский анамнез инфаркта миокарда в возрасте до 60 лет, общий холестерин, холестерин ЛПВП и вчСРБ, категории риска для 40–50% участников были реклассифицированы. 4  Оценка риска Рейнольдса рассчитывается следующим образом и также доступна на www.reynoldsriskscore.org: 4

.

10-летний риск сердечно-сосудистых заболеваний (%) = [1-0,98634(exp[B-22,325])] x 100%

Где:

B = 0,0799 x возраст + 3,137 x ln (систолическое артериальное давление) + 0,180 x ln (hsCRP) + 1,382 x ln (общий холестерин) – 1,172 x ln (HDL-C) + 0,134 x гемоглобин A 1c  (%) (при диабете) + 0,818 (при курении в настоящее время) + 0,438 (при положительном семейном анамнезе преждевременного ИМ)

Оценка риска Рейнольдса

___ Да

___ №

Мать/отец с ИМ <60 лет

___ Да

___ №

Курильщик

___ мм рт.ст.

Систолическое артериальное давление

___ мг/дл

Общий холестерин

___ мг/л

всCRP

___ мг/дл

ЛПВП-Х

Шаг 4: Используя результаты шагов 1-3, определите риск ССЗ.

Категории абсолютного риска согласно обновленной версии Национальной образовательной программы по холестерину, 2004 г.

10-летняя абсолютная категория риска

Определение риска

* В 2004 году Национальная образовательная программа по холестерину (NCEP) дополнительно разделила категорию «промежуточного риска» на «умеренно высокий риск» и «умеренный риск».

Из Greenland P, Bonow RO, Brundage BH, et al.ACCF/AHA 2007 Согласованный клинический экспертный документ по подсчету кальция в коронарных артериях с помощью компьютерной томографии в глобальной оценке риска сердечно-сосудистых заболеваний и при оценке пациентов с болью в груди: отчет Целевой группы по консенсусу клинических экспертов Американского колледжа кардиологов, разработанный в сотрудничестве с Обществом визуализации и профилактики атеросклероза и Общества сердечно-сосудистой компьютерной томографии. J Am Coll Кардиол.  2007; 49(3):378-402.

Высокий риск

ИБС, эквиваленты ИБС, включая два или более основных фактора риска плюс 10-летний риск тяжелого течения ИБС (т.е. смерть от ИБС, ИМ) >20%

Умеренно высокий риск*

Два или более основных фактора риска плюс 10-летний риск тяжелой ИБС от 10% до 20%

Умеренный риск*

Два или более основных фактора риска плюс 10-летний риск тяжелого течения ИБС <10%

Низкий риск

Отсутствие или один основной фактор риска (10-летний риск тяжелой ИБС обычно <10%)

Шаг 5. Используйте дополнительные инструменты для уточнения риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Вариант A:   Определение наличия метаболического синдрома

Вторичной целью снижения риска является метаболический синдром — совокупность липидных и нелипидных факторов риска. Метаболический синдром повышает риск ИБС независимо от уровня холестерина ЛПНП и тесно связан с резистентностью к инсулину, 1  , которой способствуют отсутствие физической активности и избыток жира в организме (особенно абдоминального жира). Наличие трех или более из следующих метаболических факторов риска является диагнозом метаболического синдрома.   1,5

Факторы риска метаболического синдрома

___ Мужчина: окружность талии >40 дюймов (азиат >35 дюймов)

___ Мужчина: холестерин ЛПВП <40 мг/дл

___ Женщины: окружность талии > 35 дюймов (азиаты > 31 дюйм)

___ Женщина: холестерин ЛПВП <50 мг/дл

___ Триглицериды ≥150 мг/дл

___ Глюкоза натощак ≥100 мг/дл

___ Повышенное артериальное давление ≥130/85 мм рт.ст.

 

Вариант B:   Рассмотреть возможность неинвазивной визуализации для выявления субклинического сосудистого заболевания.

Поскольку большинство сердечных приступов происходит у людей с низким риском, средним или умеренно высоким (ранее промежуточным) риском, 6  было высказано предположение, что традиционные методы оценки риска (например, шкала Framingham) могут нуждаться в улучшении. Неинвазивные визуализирующие исследования могут усилить прогностическую силу традиционных подходов.

Коронарный артериальный кальций (CAC)

Как часть атеросклеротического процесса, коронарный артериальный кальций (КАК) встречается почти исключительно в атеросклеротических артериях и отсутствует в нормальных сосудах.Он встречается в небольших количествах на ранних стадиях поражения, которые обычно начинают появляться у людей в возрасте от 20 до 30 лет. Чаще встречается при запущенных поражениях и в пожилом возрасте. 7

Пациенты с кальцинированной бляшкой также чаще имеют некальцинированную или «мягкую» бляшку, склонную к разрыву и острому коронарному тромбозу. 7  Это совпадение дает возможность более полной оценки риска коронарных событий с помощью оценки CAC. В настоящее время электронно-лучевая компьютерная томография (ЭЛКТ) и мультидетекторная компьютерная томография (МДКТ) являются основными быстрыми методами КТ, используемыми для измерения CAC. 7

В согласованном документе Американского колледжа кардиологов (ACCF) и Американской кардиологической ассоциации (AHA) сделан вывод о целесообразности использования показателей CAC у бессимптомных пациентов с промежуточным риском (от 10% до 20% расчетного 10-летнего риска сердечно-сосудистых заболеваний). событий), потому что баллы CAC могут добавить дополнительный прогноз риска, что приведет к реклассификации этой популяции пациентов в категорию более высокого риска с сопутствующей модификацией терапии. 7  Что касается показателей CAC у пациентов с низким риском (10-летний риск <10%) и пациентов с высоким риском (10-летний риск >20%), согласно консенсусу ACCF/AHA, имеющиеся в настоящее время данные указывают на ограниченные клинические полезность при оценке первого и недостаточная дополнительная дискриминация для изменения рекомендуемого агрессивного лечения во втором. 7

 

Сводные коэффициенты относительного риска
 

CAC Оценка

Относительный риск

Примечание:  Более высокие показатели CAC связаны с более высоким относительным риском и частотой событий.

Из Grundy SM, Cleeman JI, Daniels SR, et al, «Диагностика и лечение метаболического синдрома: научное заявление Американской кардиологической ассоциации/Национального института сердца, легких и крови», Circulation , 2005, 112(17) : 2735-52.

Средний риск

1-112

1,9

Умеренный риск

100-400

4,3

Высокий риск

400-999

7,2

Очень высокий риск

1000

10.8

Толщина интима-медиа сонных артерий (CIMT)

Начальные клинические симптомы сердечно-сосудистых заболеваний часто возникают при прогрессировании атеросклероза; однако в течение предположительно длительного периода субклинического прогрессирования происходят изменения артериальной стенки, характеризующиеся эндотелиальной дисфункцией и утолщением интимы. Прогрессирование CIMT тесно связано с основными факторами риска и является хорошо подтвержденным предиктором сердечно-сосудистых заболеваний. 8,9  Это также связано с распространенной и часто встречающейся ИБС и инсультом. 10,11

Исследователи из исследования риска атеросклероза в сообществах (ARIC) наблюдали за группой из 13 145 пациентов в течение примерно 15 лет и обнаружили, что добавление CIMT вместе с информацией о зубном налете улучшило прогнозирование риска ИБС. 10  Кроме того, они пришли к выводу, что информацию о CIMT и бляшках следует учитывать в популяциях пациентов с предполагаемым 10-летним риском от 5% до 20% (промежуточный риск). 10  Консенсусное заявление Американского общества эхокардиографии (ASE) подчеркивает значение этого исследования и результатов нескольких других исследований: измерение CIMT и информация о бляшках могут быть полезны для уточнения оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов без установленного диагноза ИБС или эквивалентов риска и с примерно 10 -летний риск от 5% до 20% (промежуточный риск). 11  АСЭ также указывает, что CIMT также может быть рассмотрен в: 11

• Пациенты с семейным анамнезом преждевременных сердечно-сосудистых заболеваний у родственника первой степени родства (мужчины <55 лет, женщины <65 лет)

• Лица моложе 60 лет с тяжелыми нарушениями одного фактора риска (например, генетическая дислипидемия), которые в противном случае не были бы кандидатами на фармакотерапию

• Женщины моложе 60 лет с минимум двумя факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний

Шаг 6: На основании клинической оценки при необходимости уточните риск.

Классификация рисков ИБС

12

Очень высокий риск   (критерии высокого риска + наличие дополнительного фактора риска)

Критерий высокого риска (любой из следующих:

• Известный ИБС или цереброваскулярное заболевание,  или

• Клинически бессимптомный атеросклероз, на который указывает показатель коронарного кальция (CAC) или толщина комплекса интима-медиа (CIMT), или

• Эквивалент риска ИБС (сахарный диабет II типа, хроническая болезнь почек, заболевание периферических сосудов, аневризма брюшной аорты или >20% расчетного 10-летнего риска)

ПЛЮС  любой из следующих дополнительных факторов

• Два или более основных фактора риска (мужчины старше 45 лет, женщины старше 55 лет, ХС-ЛПВП <40 мг/дл, нынешний курильщик, гипертоник, семейный анамнез ИБС в возрасте <55 лет, мужчины или <65 лет). лет женского пола)

• Один или несколько тяжелых или плохо контролируемых факторов риска (сахарный диабет II типа или метаболический синдром)

• Острый коронарный синдром

Высокий риск   (один из следующих)

• Известный ИБС или цереброваскулярное заболевание,  или

• Клинически бессимптомный атеросклероз, на который указывает показатель коронарного кальция (CAC) или толщина комплекса интима-медиа (IMT), или

• Эквивалент риска ИБС (сахарный диабет II типа, хроническая болезнь почек, заболевание периферических сосудов, аневризма брюшной аорты или >20% 10-летний риск)

Умеренный высокий риск

• Два или более основных фактора риска (мужчины старше 45 лет, женщины старше 55 лет, ХС-ЛПВП <40 мг/дл, нынешний курильщик, гипертоник, семейный анамнез ИБС в возрасте <55 лет, мужчины или <65 лет). женщины в возрасте от 10% до 20%, расчетный 10-летний риск)

Умеренный риск

• Два или более основных фактора риска (мужчины старше 45 лет, женщины старше 55 лет, ХС-ЛПВП <40 мг/дл, нынешний курильщик, гипертоник, семейный анамнез ИБС в возрасте <55 лет, мужчины или <65 лет). возраст женщины, <10% оценочный 10-летний риск)

Низкий риск

• Отсутствие или наличие одного серьезного фактора риска (мужчины старше 45 лет, женщины старше 55 лет, ХС-ЛПВП <40 мг/дл, нынешний курильщик, гипертоник, семейный анамнез ИБС в возрасте <55 лет, мужчины или <65 лет) лет женского пола)

Шаг 7. Установите терапевтические цели — действенные события, которые можно измерить.

Для оптимизации эффективности, безопасности и рентабельности общепринятым принципом профилактики сердечно-сосудистых заболеваний является то, что интенсивность вмешательства должна соответствовать уровню риска. 1

Цели терапии

Риск

Х-ЛПНП (мг/дл)

Число частиц ЛПНП* (нмоль/л)

АпоВ* (мг/дл)

Non-HDL-C† (мг/дл)

ЛПВП-Х (мг/дл)

Триглицериды (мг/дл)

*По данным В.Cromwell (письменное сообщение, май 2011 г.), может потребоваться более агрессивное снижение на основании клинической оценки.

†Рассчитывается как общий холестерин за вычетом холестерина ЛПВП (если целевой уровень триглицеридов >200 мг/дл)

От Кромвеля В., Дейспринг Т., Ричмана М., ред. Липидные и липопротеиновые нарушения: современные клинические решения.  Балтимор, штат Мэриленд: Международный центр рекомендаций; 2009.

Очень высокая

<100 (рассмотреть <70)

<1000

<80

<130 (рассмотреть <100)

Мужчина: >40; Женщина: >50

<150

Высокий

<100 (опционально <70)

<1000

<80

<130 (опционально <100)

Мужчина: >40; Женщина: >50

<150

Умеренно высокий

<130 (опционально 100)

<1300 (опционально <1000)

<100 (опционально <80)

<160 (опционально <130)

Мужчина: >40; Женщина: >50

<150

Умеренный

<130

<1300

<100

<160

Мужчина: >40; Женщина: >50

<150

Низкий

<160

<1600

<120

<190

Мужчина: >40; Женщина: >50

<150

Шаг 8: Инициируйте клинические вмешательства.

Признано, что терапевтические изменения образа жизни (TLC) снижают уровень LDL-C, LDL-P и триглицеридов, а также повышают уровень HDL-C. Если модификации TLC не достигают установленных терапевтических целей, может потребоваться рассмотрение препаратов, изменяющих уровень липидов. Компоненты TLC и препараты, изменяющие уровень липидов, как правило, хорошо известны и подробно обсуждаются в других источниках.

Шаг 9: Оцените реакцию на терапию.

Основываясь на клинической оценке, эффективность лечения следует оценивать с использованием инструментов, соответствующих установленным терапевтическим целям, и модификаций, вносимых по мере необходимости.

Ссылки

1. Национальный институт сердца, легких и крови. Третий отчет группы экспертов Национальной образовательной программы по холестерину (NCEP) по выявлению, оценке и лечению высокого уровня холестерина в крови у взрослых (группа III по лечению взрослых). Резюме  . Бетесда, Мэриленд: Национальный институт сердца, легких и крови, Национальные институты здоровья; 2001. Публикация NIH 01-3670.

2. Тот PP. Неотложное дело — определение сердечно-сосудистого риска ваших пациентов и улучшение их результатов.Вступление. J Fam Pract.  2009 ноябрь; 58 (11 доп. срочно): S17-S18. ПабМед 20047203

3. Рабочая группа Инициативы по качеству исходов заболеваний почек Национального почечного фонда. Клинические рекомендации K/DOQI по лечению дислипидемии у пациентов с заболеванием почек. Am J Kid Dis. 2003 апрель; 41(4 Приложение 3):I-IV,S1-91. ПабМед 12671933

4. Ridker PM, Buring JE, Rifai N, Cook NR. Разработка и валидация усовершенствованных алгоритмов оценки глобального сердечно-сосудистого риска у женщин: шкала риска Рейнольдса. ЯМА.  14 февраля 2007 г .; 297(6):611-619. ПабМед 17299196

5. Grundy SM, Cleeman JI, Daniels SR, et al. Диагностика и лечение метаболического синдрома: Научное заявление Американской кардиологической ассоциации/Национального института сердца, легких и крови. Тираж.  25 октября 2005 г.; 112(17):2735-2752. ПабМед 16157765

6. O’Riordan M. ТИМ сонных артерий и наличие бляшек улучшают прогнозирование риска ишемической болезни сердца. 9 апреля 2010 г. Доступно по адресу: http://www.theheart.org/article/1066229.do. По состоянию на 13 июля 2010 г.

7. Greenland P, Bonow RO, Brundage BH, et al. Консенсусный документ клинических экспертов ACCF / AHA 2007 г. по оценке кальция в коронарных артериях с помощью компьютерной томографии при глобальной оценке риска сердечно-сосудистых заболеваний и при оценке пациентов с болью в груди: отчет Целевой группы клинических экспертов Фонда Американского колледжа кардиологов (ACCF / AHA). для обновления консенсусного документа экспертов 2000 года по электронно-лучевой компьютерной томографии), разработанного в сотрудничестве с Обществом визуализации и профилактики атеросклероза и Обществом сердечно-сосудистой компьютерной томографии. J Am Coll Кардиол.  23 января 2007 г.; 49(3):378-402. ПабМед 17239724

8. Поредос П. Толщина интима-медиа: индикатор сердечно-сосудистого риска и мера степени атеросклероза. Васк Мед.  февраль 2004 г .; 9(1):46-54. ПабМед 15230488

9. Мора С., Шкло М., Отвос Дж. и соавт. Подклассы частиц ЛПНП, размер частиц ЛПНП и атеросклероз сонных артерий в мультиэтническом исследовании атеросклероза (MESA). Атеросклероз.  2007 г., май; 192(1):211-217.ПабМед 16765964

10. Намби В., Чамлесс Л., Фолсом А.Р. и соавт. Толщина интима-медиа сонных артерий и наличие или отсутствие бляшек улучшают прогнозирование риска ишемической болезни сердца: исследование ARIC (Риск атеросклероза в сообществах). J Am Col Cardiol.  13 апреля 2010 г .; 55(15):1600-1607. ПабМед 20378078

11. Stein JH, Korcarz, CE, Hurst RT, et al. Использование УЗИ сонных артерий для выявления субклинических сосудистых заболеваний и оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний: консенсусное заявление Целевой группы по толщине интимы-медиа сонных артерий Американского общества эхокардиографии.Одобрено Обществом сосудистой медицины. J Am Soc Эхокардиогр.  февраль 2008 г.; 21(2):93-111. ПабМед 18261694

12. Кромвель В., Дейспринг Т., Ричман М., ред. Липидные и липопротеиновые нарушения: современные клинические решения.  Балтимор, штат Мэриленд: Международный центр рекомендаций; 2009.

Клиника оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний | Children’s Hospital of Philadelphia

Если у вашего ребенка имеется заболевание, которое подвергает его высокому риску развития проблем с сердцем — сейчас или в будущем — его могут направить в Клинику оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний при Детской больнице Филадельфии (CHOP).Группа оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний обеспечивает оценку состояния здоровья, комплексные планы лечения и долгосрочное наблюдение за молодыми пациентами. Клиника является частью профилактической сердечно-сосудистой программы CHOP.

Кого мы лечим

Клиника оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний проводит обследование детей, подростков и молодых людей в возрасте от 10 до 21 года с различными заболеваниями и факторами риска, которые могут привести к развитию сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых, таких как сердечный приступ или инсульт. Эти условия включают, но не ограничиваются следующим:

Услуги, которые мы предлагаем

Команда нашей клиники использует совместный подход к уходу за маленькими пациентами.Мы работаем с вами, вашим ребенком и лечащим врачом вашего ребенка, чтобы определить сердечно-сосудистый риск вашего ребенка, а затем разработать комплексный и индивидуальный план для устранения конкретных факторов риска вашего ребенка.

Во время первого визита вашего ребенка в клинику вы и ваш ребенок встретитесь с кардиологом, практикующей медсестрой, зарегистрированным диетологом и физиологом. После изучения медицинских карт вашего ребенка и семейного анамнеза могут быть назначены тесты, чтобы врачи могли получить более полное представление о здоровье вашего ребенка.

Эти тесты могут включать:

  • Электрокардиограмма (ЭКГ или ЭКГ), если у вашего ребенка ее не было или предыдущая ЭКГ была ненормальной
  • Эхокардиограмма (УЗИ сердца) для оценки здоровья сердца, если ваш ребенок не проходил ее в течение последних 6–12 месяцев
  • Ультразвуковое исследование аорты (скорость пульсовой волны, или (СРПВ)) и сонных артерий (толщина комплекса интима-медиа сонных артерий, или cIMT), проводимое каждые три-пять лет или чаще, если возникают проблемы
  • Стресс-тест с физической нагрузкой для детей, которые занимаются спортом, имеют неконтролируемое артериальное давление или испытывают сердечные симптомы при физической нагрузке
  • Перед визитом может быть рекомендован анализ крови, такой как анализ липидов натощак и определение уровня сахара в крови

Как мы можем помочь вашему ребенку

Большинство детей, направляемых в клинику оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний, будут осматриваться командой клиники каждые три-пять лет.Клиника не заменяет лечащего врача или специалистов вашего ребенка, а вместо этого работает вместе с ними, чтобы смотреть на здоровье вашего ребенка с более долгосрочной точки зрения.

Рекомендации коллектива клиники могут включать:

  • Изменения в здоровом образе жизни
  • Препарат для контроля уровня холестерина и артериального давления
  • Регулярный мониторинг артериального давления, уровня холестерина, триглицеридов, индекса массы тела и других показателей здоровья

Если у вашего ребенка в настоящее время высокое кровяное давление, аномальные значения липидов или ожирение, его могут направить в другие клиники в рамках программы профилактики сердечно-сосудистых заболеваний CHOP.Медицинская бригада вашего ребенка даст рекомендации для дополнительных обследований по мере необходимости.

.

Похожие записи

Что такое шунтирование сердца и сосудов: актуальный взгляд на прогноз и риски

Содержание актуальный взгляд на прогноз и рискиЧто это такоеКак проводится аортокоронарное шунтирование сосудовВиды и типы аортокоронарного шунтирования сердцаЧто необходимо знать […]

Чистка сосудов народными средствами лимоном и чесноком: 5 рецептов народных средств из чеснока и лимона для чистки сосудов

Содержание Чеснок, лимон, мед для чистки сосудов (классический рецепт)Эффективность лимона, чеснока и других продуктов при атеросклерозеНародные варианты для очищения сосудов […]

Питание после шунтирования сосудов сердца меню: чем можно питаться после операции сосудов сердца, антихолестериновая диета после аорртокоронарного ШС

Содержание первые дни в послеоперационный период, диета, правила питания, жизнь после, инвалидностьТак ли важна реабилитация после шунтирования сосудов сердцаЦели реабилитации […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.