Современные методы лечения шизофрении: Лечение шизофрении в Израиле

alexxlab Разное

Содержание

Лечение шизофрении в Москве — клиника Rehab Family

Кандидат медицинских наук, врач психиатр, психиатр-нарколог, психотерапевт

2009г. Окончила Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского, присуждена квалификация ВРАЧ по специальности «Лечебное дело» 2009-2011гг Ординатура по психиатрии ФГБОУ ВО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Министерства здравоохранения Российской Федерации

2012г. Профессиональная переподготовка (первичная специализация) по психотерапии и психиатрии-наркологии, Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского

2014г. Повышение квалификации на тему «Актуальные вопросы детской и подростковой психиатрии и психотерапии», Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского

2017г. NIDA Clinical Trials Network, Good Clinical Practices, Certificate of Completion.

2017г. Профессиональная переподготовка (первичная специализация) по специальности «Организация здравоохранения, общественное здоровье», Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского

2017г. Защитила кандидатскую диссертацию, «Психофизиологические особенности непсихотических состояний у здоровых мужчин и женщин», посвященную ранней функциональной диагностике невротических расстройств, ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России присвоена степень кандидата медицинских наук.

2011-2018гг работала ассистентом кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ФГБОУ ВО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского», выполняла нагрузку завуча кафедры, регулярно консультируя пациентов психиатрического и наркологического профиля стационаров города и клиник университета.

2018-2020гг осуществляла амбулаторный прием пациентов с психическими расстройствами по программе «Земский доктор».

2020г. получила дополнительное высшее образование по направлению Юриспруденция, Саратовская государственная юридическая академия.

2020г. Повышение квалификации на тему «Актуальные вопросы профилактики, диагностики и лечения коронавирусной инфекции COVID-19» ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России

Область научных и практических интересов

1. Изучение эндогенных психических расстройств, в частности шизофрении, разных аспектов аффективной патологии (депрессия, БАР), проблем пограничных психических нарушений, включающих широкий круг социально значимых патологий.

2. Изучение и апробация на практике принципов персонализированной и доказательной медицины, современных данных нейрофизиологии при подборе терапии для лечения психических расстройств.
3. Разработка и усовершенствование новых методов вторичной профилактики и социально-трудовой реабилитации лиц с эндогенными и пограничными психическими расстройствами с научным обоснованием показаний и рекомендаций к их дифференцированному использованию.
4. Разработка и внедрение в практику программ психиатрического образования для родственников и широкой общественности с целью дестигматизации пациентов с психическими расстройствами и создания оптимально позитивной среды для социализации.

биологические методы лечения, электросудорожная терапия.

Наиболее распространенный биологический метод лечения шизофрении— психофармакотерапия. + инсулинокоматозная и электросудорожная (ЭСТ) терапия.

При выраженных психических расстройствах с преобладанием бредовых, галлюцинаторных проявлений, состояний возбуждения применяются в основном нейролептики: мажептил, галоперидол, азалептин, аминазин и т. д. При наличии кататонической симптоматики – этаперазин, френолон, эглонил. Учитывая необходимость длительного лечения (шизофрения, стойкие (хронические) бредовые состояния), применяются нейролептики пролонгированного действия: модитен-депо, галоперидол-деканоат (инъекции раз в 3–4 недели), клопиксол-депо.

У больных, получающих нейролептики, особенно в высоких дозах, возникают побочные действия – неврологические нарушения – нейролептический синдром, он проявляется общей мышечной скованностью, спазмом отдельных мышц, неусидчивостью, гиперкинезами. Для предупреждения этих расстройств больным назначают также корректоры: циклодол, норакин.

В тех случаях, когда преобладают негативные психические расстройства, рекомендуется применять атипичные нейролептики (респиридон), оланзапин , нейролептические препараты со стимулирующим действием. Больным с депрессивными и депрессивно-параноидными явлениями следует назначать антидепрессанты. При сложных психопатологических синдромах — комбинация препаратов, включающая различные нейролептики, антидепрессанты и др.

Хорошие результаты наблюдаются также при применении таких традиционных методов, как инсулиношоковая и в крайних случаях электросудорожная терапия.

 Однако и на пике действия препарата не все симптомы заболевания можно немедленно устранить, для  полной редукции симптоматики и для профилактики рецидивов заболевания лекарства надо пить в среднем в течение двух лет.  Главная проблема, которая может возникнуть при терапии шизофрении – это резистентность к лекарственным средствам. В таких случаях, а также для обрыва острых приступов шизофрении с бредом и кататонией, используют электро-судорожную терапию (ЭСТ), инсулинокоматозную терапию, гемосорбцию и плазмоферез, лазерное облучение крови.  Сеансы ЭСТ проводятся в условиях отделения реанимации под общим наркозом.На голову пациента накладывают электроды и искусственным образом вызывают судорожный припадок. В курс лечения входят 4-8 сеансов ЭСТ, пациенты полностью забывают припадки, а эффективность этого способа может быть довольно значительной. Еще одним способом шоковой терапии шизофрении является инсулинокоматозная терапия. Эта методика основана на введении доз инсулина для достижения гипогликемической комы (утраты сознания вследствие снижения содержания сахара в крови), через 10-20 минут после достижения комы пациента выводят из нее путем внутривенного введения раствора глюкозы. Для того, чтобы оборвать приступ психоза требуется 10-20 сеансов .  Иногда бывает эффективным применение детоксикации (очищение от токсинов) организма с помощью гемосорбции или плазмофереза. Кровь больного прогоняется через специальный аппарат, где она очищается от токсинов, иммунных комплексов, в случае длительной терапии препаратами — от лекарственных веществ. Это может способствовать как уменьшению проявлений продуктивной шизофренической симптоматики, так и преодолению устойчивости к препаратам вследствие «очищения» рецепторов. Похожим воздействием обладает облучение крови с помощью лазера .  Перечисленные методы так называемой «нелекарственной» терапии применяются в крайних случаях непереносимости, устойчивости к лекарственным средствам или для обрыва острого психоза. Во всех же остальных случаях бывает достаточно лекарственной терапии. Также для большей эффективности возможно сочетание лекарственной терапии с нелекарственными методами лечения .

135. Психотерапия шизофрении и близких к ней расстройств, трудовая и социальная реабилитация.

Психотерапия эффективна при благоприятных формах течения шизофрении. При злокачественных вариантах болезни этот метод лечения в основном используется в периоды ремиссии. Применяются как индивидуальные методики, так и лечение шизофренииобщением.

Цель долгосрочной психотерапии — предотвратить отчуждение пациентов, помочь им адаптироваться в обществе, сохранить родственные и дружеские связи, выработать правильное отношение к болезни, нивелировать некоторые последствия приема антипсихотических препаратов.

Обычно психотерапию сочетают с лечением шизофрении общением. Применяются различные групповые методики: психодрама, конгитивно-поведенческая и рационально-эмоциональная терапия в группах. Проводится семейная поведенческая психотерапия. Группы могут включать в себя больных, их родственников и пациентов с другими психическими заболеваниями и пограничными расстройствами. Такой подход расширяет возможности социальной адаптации и в ряде случаев повышает эффективность лечения.

В ряде случаев во время пребывания в стационаре используется краткосрочная терапия. Ее основной целью является поддержка пациента на этапе обострения. Больному помогают адаптироваться к сложной для него ситуации, разъясняют причины тех или иных проявлений болезни и т.д. Терапия проводится индивидуально.

Можно выделить три основных уровня целей долгосрочной терапии:

  •  Стимуляция эмоций, налаживание простейших контактов с окружающими.

  •  Тренировка навыков общения, формирование приемлемого для окружающих поведения.

  •  Формирование адекватного восприятия болезни, дальнейшее улучшение навыков общения, помощь в ходе построения и коррекции отношений с родными, друзьями и коллегами.

Семейную поведенческую психотерапию можно рассматривать не только, как метод лечения шизофрении, но и как действенный способ помощи родственникам пациентов. Это заболевание становится испытанием для близких больного, способствуя развитию психосоматических заболеваний, депрессийиневротических состояний.

Психотерапия помогает близким больного шизофренией принять его болезнь и адаптироваться к ней, улучшить свое психологическое и физическое состояние, наладить отношения в семье.

При шизофрении реабилитация направлена на развитие или восстановление тех личностных, межличностных и профессиональных навыков, которые могут повысить уверенность больного в себе и сделать его полезным членом общества. О том, насколько самостоятельным может стать больной после приступа, лучше всего судить по его состоянию до приступа. Если у него есть семья и работа, то реабилитация, как правило, бывает более успешной. Участие больного в общественной жизни во многом зависит от самого общества.

В реабилитации и становлении межличностных отношений может помочь психотерапия. Используя ролевые методы, можно научить больного справляться с теми внутренними и внешними факторами, которые могут приводить к обострению. Кроме того, эти методы позволяют найти те формы поведения, при которых состояние и социальная адаптация улучшаются, и избегать тех, которые приводят к ухудшению. Отношение к больному должно быть реалистичным. Предъявляемые к нему требования должны формулироваться с учетом текущего состояния, а не прошлых достижений в учебе, работе и т. п.

Только комплексный подход — медикаментозное лечение, реабилитация, психотерапия (в том числе семейная) и социальные программы — позволяет существенно улучшить жизнь больных и дает им возможность вести самостоятельное существование.

136Современные методы лечения шизофрении и близких к ней расстройств: биологические методы лечения, электросудорожная терапия.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ

Термин «биологическая терапия» обозначает (в отличие от социо- и психотерапии)

методы лечения, направленные на патобиологические соматоцеребральные механизмы

патогенеза психических заболеваний.

Основные методы биологической терапии:

 Психофармакотерпия

 Электросудорожная

 Инсулинокоматозная

Наиболее распространенный биологический метод лечения шизофрении —

психофармакотерапия.

При выраженных психических расстройствах с преобладанием бредовых,

галлюцинаторных проявлений, состояний возбуждения применяются в основном

нейролептики: мажептил, галоперидол, азалептин, аминазин и т. д. При наличии

кататонической симптоматики – этаперазин, френолон, эглонил. Учитывая необходимость

длительного лечения (шизофрения, стойкие (хронические) бредовые состояния),

применяются нейролептики пролонгированного действия: модитен-депо, галоперидол-

деканоат (инъекции проводятся раз в 3–4 недели), клопиксол-депо. Следует отметить, что

дифференцированной предпочтительности в действии конкретных психотропов и

психопатологических синдромов не отмечается.

У больных, получающих нейролептики, особенно в высоких дозах, возникают

побочные действия – нейролептический синдром, он

проявляется общей мышечной скованностью, спазмом отдельных мышц, неусидчивостью,

гиперкинезами. Для предупреждения этих расстройств больным назначают также корректоры:

циклодол, норакин.

В тех случаях, когда преобладают негативные психические расстройства,

рекомендуется применять атипичные нейролептики (респиридон – рисполет), оланзапин

(зипрекса), нейролептические препараты со стимулирующим действием. Больным с

депрессивными и депрессивно-параноидными явлениями следует назначать

антидепрессанты. При сложных психопатологических синдромах возможна комбинация

препаратов, включающая различные нейролептики, антидепрессанты и другие средства.

ЭЛЕКТРОСУДОРОЖНАЯ ТЕРАПИЯ (ЭСТ)

Проводится прирезистентных к терапии формах шизофрении.

Сеансы электро-судорожной терапии проводятся в условиях отделения реанимации под общим наркозом, чтобы свести к минимуму риск осложнений. На голову пациента накладывают электроды и искусственным образом вызывают судорожный припадок. В курс лечения входят 4-8 сеансов ЭСТ, пациенты полностью забывают припадки, а эффективность этого способа может быть довольно значительной.

Перед применением ЭСТ пациент проходит обследование терапевта, невролога, офтальмолога, ЭКГ, и другие методы исследование назначаемые лечащим врачом. ЭСТ проводят обычно дважды в неделю, в других случаях — дважды или трижды в неделю в зависимости от тяжести и остроты состояния и других причин в критических состояния ЭСТ проводят до 5 раз в сутки. После окончания курса ЭСТ пациент обычно должен продолжать получать лекарства. Некоторым больным после окончания основного курса ЭСТ может быть рекомендована поддерживающая ЭСТ. Процент рецидивов в течение первых 6 месяцев после окончания основного курса ЭСТ снижается при увеличении продолжительности основного курса (количества сеансов ЭСТ в течение основного курса), а также при использовании после окончания основного курса ЭСТ поддерживающей терапии лекарственными средствами, либо дальнейшей поддерживающей ЭСТ с частотой 1—2 раза в месяц.

Еще одним способом шоковой терапии шизофрении является инсулинокоматозная терапия. Эта методика основана на введении доз инсулина для достижения гипогликемической комы (утраты сознания вследствие снижения содержания сахара в крови), через 10-20 минут после достижения комы пациента выводят из нее путем внутривенного введения раствора глюкозы. Для того, чтобы оборвать приступ психоза требуется 10-20 сеансов.

«Берингер Ингельхайм» и компания Click Therapeutics начинают разработку и коммерциализацию нового рецептурного цифрового терапевтического средства для лечения шизофрении  — Новости Видаль

  • Партнерство объединит экспертизу Click Therapeutics в разработке эффективных цифровых терапевтических средств и опыт «Берингер Ингельхайм» в клинической разработке препаратов для лечения психоневрологических заболеваний и позволит «Берингер Ингельхайм» глубже изучить область цифровых инноваций, чтобы помогать пациентам, для которых пока не существует удовлетворительных методов терапии
  • Компании будут совместно заниматься разработкой и коммерциализацией рецептурного цифрового терапевтического средства, которое поможет пациентам с шизофренией достичь определенных положительных клинических исходов
  • «Берингер Ингельхайм» получает исключительные права на CT-155, Click Therapeutics – авансовый платеж, финансирование разработок и право на получение дополнительных поэтапных выплат, связанных с клинической, регуляторной и коммерческой деятельностью, на общую сумму сделки с Click Therapeutics более 500 миллионов долларов, а также на многоэтапные лицензионные отчисления

Компания «Берингер Ингельхайм» и Click Therapeutics объявили о начале сотрудничества в области разработки и коммерциализации цифрового рецептурного терапевтического средства. В рамках этого партнерства будут использоваться когнитивные и нейроповеденческие механизмы, реализуемые при помощи запатентованной платформы компании Click Therapeutics, с целью улучшения состояния при когнитивном расстройстве и нарушении социальной адаптации у пациентов с шизофренией. Компании объединятся для разработки нового мобильного приложения CT-155, в которое интегрировано несколько вариантов клинически валидированных терапевтических вмешательств. Новое приложение, в том числе в сочетании с приемом лекарственных препаратов, позволит пациентам с шизофренией скорректировать свое поведение для достижения положительных клинических исходов. Партнерство обеспечит более совершенные инструменты и ресурсы для лечения пациентов, страдающих шизофренией, надлежащая терапия которых в настоящее время невозможна из-за отсутствия доступа к психосоциальной интервенционной терапии.

«Мы уверены, что цифровые технологии могут обеспечить новые возможности лечения для нуждающихся в этом пациентов. Поэтому компания «Берингер Ингельхайм» рада начать сотрудничество с Click Therapeutics в области разработки и коммерциализации рецептурного цифрового терапевтического средства, которое, как мы надеемся, обеспечит более эффективное лечение пациентов с шизофренией», – заявил Ян Штефан Шелд (Jan Stefan Scheld), старший корпоративный вице-президент, руководитель направления ЦНС, ретинопатии и новых терапевтических областей компании «Берингер Ингельхайм». 

«CT-155 – отличное дополнение к нашему портфелю препаратов для лечения ЦНС. Данная разработка полностью согласуется с нашим пациент-ориентированным подходом, и позволяет на практике реализовать доказанную теорию о том, что коррекция поведения может приводить к положительным изменениям на нейронном уровне. Кроме того, CT-155 может в перспективе назначаться вместе с препаратами компании «Берингер Ингельхайм» для лечения шизофрении, что, на наш взгляд, повысит эффективность фармакотерапии у пациентов», – добавила Корнелия Дорнер-Чиоссек (Cornelia Dorner-Ciossek), директор по исследованиям заболеваний ЦНС компании «Берингер Ингельхайм».

Шизофрения является одной из 15 основных причин инвалидности во всем мире.1 Примерно у половины всех пациентов наблюдаются сопутствующие психические и/или поведенческие патологии.1 Шизофрения – серьезное психическое расстройство, которое изменяет восприятие человеком реальности и влияет на его образ мышления, чувства и поведение. У пациентов с шизофренией могут сохраняться функциональные нарушения из-за нелеченой негативной симптоматики, включая когнитивный дефицит и социальную дезадаптацию.2  В отношении таких пациентов рекомендуются индивидуально подобранные методы психосоциальной интервенции, однако доступ к этим вмешательствам ограничен.2,3 Новое цифровое терапевтическое средство упростит доступ пациентов к лечению, тем самым оказав положительное влияние на качество их жизни.

«Партнерство с компанией «Берингер Ингельхайм» позволяет нам опираться на ее огромный опыт в области клинических разработок и выведению на рынок новых методов лечения психоневрологических заболеваний, что даст возможность повысить эффективность и охват нашего терапевтического программного обеспечения, – сообщил Дэвид Беншоф Кляйн (David Benshoof Klein), генеральный директор Click Therapeutics. – Мы с нетерпением ждем возможности провести базовое клиническое исследование CT-155 совместно с «Берингер Ингельхайм», чтобы получить одобрение FDA и других международных регулирующих органов, а также продемонстрировать клиническую эффективность такого рецептурного цифрового терапевтического программного обеспечения как при отдельном применении, так и в сочетании с традиционными методами медикаментозного лечения».

«Берингер Ингельхайм» осознает важность поиска новых решений для лечения людей, страдающих психоневрологическими расстройствами. В рамках своей инновационной программы исследований ЦНС компания «Берингер Ингельхайм» разработала и применила новые методы изучения патофизиологии головного мозга и выявления дисфункций нейронных путей в мозге, которые могут провоцировать развитие симптомов психоневрологических расстройств. Сочетание цифровых инноваций, основанных на принципах когнитивно-поведенческой терапии, с фармакологическими решениями, которые также устраняют симптомы, вызванные первопричиной заболевания, является ключом к достижению прогресса в клинических исследованиях и улучшению жизни пациентов с психоневрологическими расстройствами. Объявленное партнерство предоставляет обеим компаниям возможность дальнейшей разработки цифровых терапевтических средств, которые могут стать для пациентов и врачей новым эффективным вариантом лечения.

В соответствии с условиями партнерского соглашения Click Therapeutics будет, в первую очередь, отвечать за исследования и разработки, а также содействовать компании «Берингер Ингельхайм» в вопросах коммерциализации по всему миру.

Кроме того, в соответствии с условиями партнерского соглашения Click Therapeutics получает авансовый платеж и финансирование на проведение исследований и разработок, а также поэтапные выплаты, связанные с клинической, регуляторной и коммерческой деятельностью, на общую сумму сделки более 500 миллионов долларов США. Помимо этого, Click Therapeutics получит многоэтапные лицензионные отчисления от ежегодного чистого объема продаж CT-155 по всему миру.


Источники:


1 National Institute of Mental Health. (May 2018). Schizophrenia Statistics [Website]. Ссылка: https://www.nimh.nih.gov/health/statistics/schizophrenia.shtml#part_154881 Доступ от: 20 июля 2020.
2 National Institute of Mental Health. (May 2020). Schizophrenia [Website]. Ссылка: https://www.nimh.nih.gov/health/topics/schizophrenia/index.shtml Доступ от: 20 июля 2020.
3 Kozloff, N., Mulsant, B. H., Stergiopoulos, V., & Voineskos, A. N. (2020). The COVID-19 Global Pandemic: Implications for People With Schizophrenia and Related Disorders. Schizophrenia bulletin, 46(4), 752–757. Ссылка: https://doi.org/10.1093/schbul/sbaa051

✚ Новые методы лечения шизофрении. Нейропсихиатрическая клиника профессора Минутко

Признаками шизофрении и других психозов являются негативные симптомы и слуховые галлюцинации. При шизофрении у 25–30% пациентов такие симптомы являются устойчивыми к антипсихотическим препаратам, а их патогенез окончательно не изучен.

 При применении неинвазивной транскраниальной электрической стимуляции, например, стимуляции транскраниальным постоянным током (tDCS), транскраниальная стимуляция переменным током (tACS) или методом случайного шума, возможно облегчение диагностики рефрактерных симптомов при шизофрении, улучшение понимание своей болезни у пациентов.

Уменьшение интенсивности слуховых галлюцинаций после использования tDCS прямо пропорционально улучшению показателей психического здоровья пациентов. Эти данные свидетельствуют о связи между слуховой (вербальной) галлюцинацией, самовосприятием и активностью в левых фронтально–височных областях. Если использовать функциональную МРТ, то можно заметить, что существует связь левых височно–теменных областей с распределительной сетью, участвующей в самовосприятии, правильности речи, возникновении галлюцинаций.

Проведение электрокардиографии с использованием инверсного электрода tDCS, приводит к дефициту контрольных источников, которые могли быть сравниваемыми с наблюдаемыми у пациентов. Это указывает на то, что галлюцинации и негативные синдромы связаны с активностью левого височно–теменного перехода.

Изучение таких эффектов неинвазивной транскраниальной электрической стимуляции, как клинические, неврологические, когнитивные эффекты позволяет лучше понять механизмы, происходящие в головном мозге, связанные с негативными симптомами, слуховыми галлюцинациями, а также понимания центральной роли левого височно– теменного перехода при слуховых галлюцинациях.

 В клинике доктора В.Л. Минутко проводится диагностика и лечение шизофрении на современном уровне с использованием транскраниальной стимуляции.

виновником расстройства признаны иммунные клетки // Смотрим

Австралийские учёные, кажется, раскрыли «дело о шизофрении». Преступником, как это часто бывает в детективах, оказался тот, кого меньше всего подозревали.

Команда учёных из независимого института медицинских исследований Neuroscience Research Australia и Университета Нового Южного Уэльса совершила прорыв в изучении природы шизофрении. Новое исследование меняет привычные представления медиков об этом недуге, а значит, и открывает больше возможностей для разработки методов его лечения.

Напомним, что работ по изучению шизофрении в последние годы проводится всё больше. Специалисты ранее составили «молекулярный портрет» этого психического расстройства, а также предположили, что оно может быть связано с патологиями плаценты.

Впрочем, насчёт причин развития болезни у медиков пока были лишь гипотезы. Соответственно, современные методы лечения могут только подавлять симптомы, но не устранять заболевание полностью. Кроме того, из-за недостатка данных терапия нередко сопровождается нежелательными побочными эффектами.

Авторы нового исследования поясняют, что сегодня при изучении шизофрении специалисты сосредотачиваются на трёх типах клеток мозга: это нейроны, глиальные клетки (вспомогательные клетки нервной ткани) и эндотелиальные клетки (они выстилают внутреннюю поверхность кровеносных сосудов). Но существует ещё один тип клеток, который до сих пор оставался без внимания, – это иммунные клетки.

Большинство учёных считает, что эти клетки не имеют отношения к патологиям мозга при психических расстройствах, рассказывает соавтор работы профессор Шеннон Вейкерт (Shannon Weickert). Однако её команда не была согласна с этим, и в итоге оказалась права.

Нейробиологи и иммунологи изучали мозг скончавшихся пациентов, которым была диагностирована шизофрения. Специалисты заметили в мозге людей большое количество иммунных клеток, известных как макрофаги.

«Иммунные клетки ранее были проигнорированы, поскольку их долгое время рассматривали просто как путешественников, которые проходили мимо и проводили надзорную работу. До сих пор они никогда не были подозреваемыми», — поясняет Вейкерт.

Однако оказалось, что у людей с шизофренией вдоль гемато-энцефалического барьера (преграды между кровеносной системой и центральной нервной системой) скапливается огромное количество макрофагов. И некоторые из них преодолевают барьер, отправляясь непосредственно в мозг. «Подпись» макрофагов была обнаружена в мозге пациентов в ходе секвенирования РНК.

«Найти иммунные клетки вдоль гемато-энцефалического барьера – захватывающее открытие. Это говорит о том, что сами иммунные клетки могут продуцировать воспалительные сигналы в мозге людей с шизофренией», — отмечает Вейкерт.

Преодолевая барьер и попадая в мозг, клетки иммунной системы воспринимают его ткань как чужеродную и начинают «активные боевые действия». Заканчивается это повреждением нейронов.

Но как же макрофагам удаётся проходить сквозь защитную преграду? Оказалось, им помогают «местные жители». Дело в том, что в ответ на воспаление глиальные клетки начинают посылать «сигналы бедствия», которые изменяют состояние эндотелиальных клеток. Последние удлиняют свои липкие «щупальца» и захватывают путешествующих макрофагов. В итоге последние стягиваются туда, куда вовсе и не собирались: к гемато-энцефалическому барьеру (как показано на видео ниже).

 

Своё открытие учёные сравнивают с раскрытием преступления: виновник постоянно был на виду, но никто не внёс его в список подозреваемых и не искал против него улики.

Они, кстати, отмечают, что новые данные согласуются с более ранними работами. Так, предыдущее 30-летнее исследование, в котором рассматривались данные более миллиона человек, показало, что стрессовые расстройства и психозы также тесно связаны с аутоиммунными заболеваниями. Другая работа с выборкой в 25 миллионов человек продемонстрировала, что у пациентов с аутоиммунными заболеваниями на 40% чаще развиваются психические нарушения, в том числе шизофрения.

Доказательств внезапной связи, по всей видимости, со временем наберётся ещё больше, и теперь специалисты будут во всеоружии и смогут разработать более эффективные методы лечения, а также ранней диагностики серьёзного психического расстройства, уверены авторы работы.

О своём открытии они более подробно рассказывают в статье, которая была опубликована в журнале Molecular Psychiatry.

Напомним, ранее авторы проекта «Вести.Наука» (nauka.vesti.ru) сообщали о том, что гены неандертальцев до сих пор защищают нас от шизофрении. Также исследователи выяснили, что предотвратить развитие этого расстройства помогает рыбий жир.

Липидомика может пролить свет на причины развития лекарственной устойчивости при шизофрении

Ученые Сколтеха и Научного центра психического здоровья обнаружили в плазме крови пациентов с шизофренией 22 липида, изменение уровня которых они связывают с более медленным улучшением в клинической картине в процессе лечения. Полученные результаты помогут отслеживать развитие устойчивости к лекарственным препаратам, которая наблюдается более чем у трети всех пациентов. Результаты исследования опубликованы в журнале Biomolecules.

Как показывают исследования, у 34% пациентов, страдающих шизофренией, отмечается устойчивость к двум или более антипсихотическим препаратам, которые назначаются при этом расстройстве. Ответные реакции на лечение у всех пациентов очень сильно различаются, а соответствующего биомаркера до сих пор не существует, поэтому подбор нужного препарата зачастую превращается в долгий и мучительный процесс поиска лекарства методом проб и ошибок.

Недавно ученые обратились к исследованию липидов и той важной функции, которую (как теперь стало известно) они выполняют, определяя свойства и функциональные возможности мозга, такие как текучесть и проницаемость мембран, ретроградная передача сигналов, нейронная пластичность и модуляция высвобождения нейротрансмиттеров. «Липидомика –активно развивающаяся область. Пока о метаболизме липидов и его изменении с течением заболевания известно не так много, поэтому липидомика дает широкий простор для новых открытий», – рассказывает ведущий автор статьи, сотрудник Центра нейробиологии и нейрореабилитации Сколтеха (CNBR) Анна Ткачева.

Анна Ткачева и ее коллеги измеряли уровень 322 липидов плазмы крови у 92 пациентов с диагнозом «шизофрения», находящихся на лечении в стационаре. Ученые исследовали связи между облегчением симптоматики и изменением уровня липидов в плазме крови у конкретных пациентов. Забор образцов плазмы крови производился дважды – в начале и в конце срока пребывания в стационаре, который составлял в среднем 37 дней.

Состояние пациентов оценивалось по шкале позитивной и негативной симптоматики (PANSS), где более высокий балл соответствует более тяжелым симптомам. Перед исследователями стояла задача выявить случаи снижения балла по PANSS с течением времени. Улучшение состояния было отмечено у всех пациентов кроме одного, но при этом масштабы отличались. «Мы установили, что у пациентов с минимальным улучшением состояния к моменту второго забора крови уровень 22 липидов, в том числе 20 видов триглицеридов, увеличился, а у пациентов с максимальным улучшением такого повышения не наблюдалось», – отмечают авторы.

По словам Анны Ткачевой, пока далеко не ясно, какое влияние липиды оказывают на течение заболеваний и особенно такого расстройства, как шизофрения. «Обычно в клинических условиях у пациентов берут анализ крови, в котором измеряется общий уровень триглицеридов. В нашей работе мы оценивали содержание липидов более детально, учитывая уровень отдельных видов триглицеридов. Те липиды, которые имели бо́льшую значимость в результатах нашего исследования (триглицериды с более короткими цепочками в остатках жирных кислот), не относятся к числу наиболее распространенных триглицеридов, поэтому любые изменения в их уровнях, скорее всего, останутся незамеченными при измерении их общего количества. Поскольку в более ранних исследованиях основное внимание уделялось общему уровню триглицеридов, а не концентрациям конкретных видов липидов, на сегодняшний день трудно сказать, что означают эти изменения», – поясняет Анна Ткачева.

Обнаруженные учеными липиды, по-видимому, связаны с метаболическими изменениями: в статье сообщается об изменениях в уровне липидов у пациентов, страдающих диабетом и неалкогольной жировой болезнью печени. «К сожалению, у больных шизофренией метаболические нарушения встречаются довольно часто, и их лечение является важной составляющей терапии при психических расстройствах. Между метаболическими нарушениями и психическим здоровьем, по-видимому, существует сложная взаимосвязь. Пока нет полной ясности в том, что касается роли метаболических нарушений в развитии шизофрении, а также причинно-следственной связи между нарушениями метаболизма и течением заболевания», – добавляет Ткачева.

Поскольку ученые рассматривали индивидуальные особенности изменения в уровне липидов у конкретных пациентов, а не базовые уровни липидов, полученные результаты нельзя использовать в качестве исходных данных для прогнозной модели ответной реакции на лечение. «Наши результаты показывают, что разная степень улучшения клинической картины связана с различиями в изменении уровня липидов. Пока о получении надежного предсказательного маркера речи не идет, но мы надеемся, что наши результаты позволят лучше понять механизмы, лежащие в основе клинических проявлений заболевания и ответной реакции на лечение», – отмечает в заключение Анна Ткачева.

Контакты:
Skoltech Communications
+7 (495) 280 14 81

*protected email* *protected email*

Отчет о прошедшей конференции кафедры психиатрии и психосоматики ИКМ «Шизофрения – психосоматика: новая парадигма»

С 22 по 24 апреля 2021 г в рамках совместного образовательного проекта кафедры психиатрии и психосоматики ИКМ (зав. каф. – академик РАН А.Б. Смулевич) Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (ректор – академик РАН П.В. Глыбочко), ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» (директор – профессор Т.П. Клюшник) и Российского Общества Психиатров (председатель – профессор Н.Г. Незнанов) состоялась научно-практическая конференция с международным участием «Шизофрения – психосоматика: новая парадигма».

Участники конференции — ведущие специалисты профильных кафедр и научных центров разных регионов РФ (Центральный, Южный, Северо-западный, Поволжье, Урал, Восточная и Западная Сибирь) и ближнего зарубежья. С интерактивными лекциями и докладами выступили сотрудники Сеченовского Университета, а также ведущие отечественные и европейские специалисты в области биологии, клиники, терапии психических расстройств, организации помощи.

Научная программа конференции предполагала обсуждение наиболее актуальных и дискуссионных для современной психиатрии и психосоматической медицины тем: фундаментальный полипрофессиональный подход к пониманию психической патологии, работа экспертного сообщества по подготовке к внедрению в практическую работу врачей-психиатров МКБ-11; мировая практика в области оказания помощи больным шизофренией и психосоматическими расстройствами. Подробно будут освещены такие принципиально важные для клинической работы вопросы, как достижения диагностики и современные методы лечения шизофрении и аффективных расстройств; проблемы клиники и биологии кататонии; подходы к клинической систематике психосоматических расстройств и др.

Конференция вызвала интерес среди профессионального сообщества: более 900 зарегистрировавшихся участников; ежедневно в он-лайн сессиях приняли участие около 600 человек. Обширна и география слушателей – помимо РФ зарегстирированы включения из Белоруссии, Казахстана, Украины, Испании, США.

Мероприятие включено в календарь учебных программ Непрерывного медицинского образования и позволит участникам получить 12 зачетных единиц.

Поиск возможного нового способа лечения шизофрении

  • Отмеченные наградами исследования: За свои исследования нейробиологии, лежащей в основе обработки внимания в контексте открытия лекарств от шизофрении, Иден Мэнесс получила награду Консультативного совета по аспирантуре Уильяма и Мэри за выдающиеся достижения в области естественных и вычислительных наук.Фото Стивена Салпукаса

Эдриэнн Берар | 10 апреля 2020 г.

Как нейробиолог, Иден Манесс никогда не выходит из графика.

«Я всегда была тем человеком на вечеринке, который выпил одну бутылку пива и сразу же начал говорить со всеми вокруг меня о мозге и поведении», — сказала она.

Манесс — доктор философии третьего курса. Кандидат в докторантуру в области неврологии на факультете прикладных наук Университета Уильяма и Мэри, где ее советник Джошуа Берк является заведующим кафедрой психологических наук университета.

«Думаю, все, кто меня знает, понимают, насколько я увлечена своими исследованиями и насколько я заинтересована в поиске более эффективных методов лечения психических заболеваний», — сказала она.

За свои исследования нейробиологии, лежащей в основе процессов обработки внимания в контексте открытия лекарств от шизофрении, Мэнесс получила награду Консультативного совета по аспирантуре Уильяма и Мэри за выдающиеся достижения в области естественных и вычислительных наук.

Награда является одной из трех наград, присуждаемых в связи с ежегодным исследовательским симпозиумом выпускников. В этом году содержание симпозиума представлено в онлайн-формате в соответствии с политикой университета в отношении социального дистанцирования во время пандемии COVID-19.

Работа Манесса называется «Антипсихотический потенциал ингибиторов орексиновых рецепторов для лечения шизофрении». В нем исследуется потенциал различных экспериментальных соединений для восстановления функции внимания у грызунов, моделирующих психоз.

В частности, она нацелилась на латеральную гипоталамическую орексинергическую систему мозга, которая действует как привратник для нескольких сетей нейротрансмиттеров, с целью найти новое лечение шизофрении.

«Краткий разговор с моим консультантом о возможном изучении связи между орексинами и шизофренией привел к лихорадочному поиску существующей литературы», — сказала она. «К моему удивлению и моему волнению, я увидел, что почти не было проведено никакой работы в отношении препаратов, воздействующих на орексиновые рецепторы, и их возможной полезности для лечения психозов.Для ученого пересечение «этого еще не было сделано» и «это необходимо сделать» является захватывающим, хотя и очень пугающим местом».

Этот момент может иметь серьезные последствия для сферы психического здоровья. Недавний эксперимент в лаборатории Мэнесс подтверждает ее гипотезу о том, что блокирование орексиновых нейронов может быть эффективным способом уменьшить устойчивые нарушения внимания у людей, страдающих психозом в результате шизофрении.

«Честно говоря, это было лучше, чем я могла ожидать», — сказала она.«Внутричерепные инфузии филорексанта, блокатора рецепторов орексина, фактически смогли нормализовать дефицит внимания во многих ключевых аспектах. Степень, в которой он это сделал, была для меня полной неожиданностью».

Манесс говорит, что орексины так или иначе влияют практически на все сети мозга. Она объясняет, что основная задача орексинов, которые считаются «нейромодуляторами», заключается в содействии высвобождению других нейротрансмиттеров, включая, помимо прочего, более известные серотонин, норадреналин и дофамин.

В целом, повышение уровня орексинов приводит к состоянию повышенной бодрствования, бдительности, мотивации и бдительности, объяснила она. С другой стороны, ингибирование орексинов может привести к обратному.

«Вот почему подавление этой системы полезно для лечения бессонницы, а усиление этой системы помогает поддерживать сознание у людей с нарколепсией», — сказала она.

Она объяснила, что

Дофамин отвечает за сенсорную обработку и принятие решений. Люди с шизофренией описываются как страдающие «гипердофаминергией», состоянием повышенного уровня дофамина, которое вызывает тяжелые галлюцинации и/или бред, а также социальные, мотивационные и когнитивные дефициты.

«Это действительно разрушительная болезнь для тех, у кого она есть, а также для друзей и семей больных», — сказал Манесс. «Существует острая необходимость уменьшить его распространенность и серьезность».

С 1950-х годов шизофрению классически лечили препаратами из класса «антипсихотических», пояснила она. Все нейролептики, представленные сегодня на рынке, связываются с дофаминовыми рецепторами и ингибируют их, что снижает активацию дофаминовых нейронов и уменьшает выброс дофамина в мозге.

«В этом отношении антипсихотическое лечение приносит некоторое облегчение, — сказал Манесс. «Он смягчает распространенность и тяжесть галлюцинаций и бреда, которые в лучшем случае могут вызывать беспокойство, а в худшем — разрушать жизнь. К сожалению, хотя эти лекарства и полезны в некоторых аспектах, они имеют чрезвычайно неприятные и потенциально пожизненные и фатальные побочные эффекты».

Некоторые из этих побочных эффектов включают тремор, подобный болезни Паркинсона, неконтролируемые подергивания лица, болезни сердца, ожирение и диабет, нечеткость зрения и опасное снижение количества лейкоцитов, сказал Манесс.

«Не менее важным является обострение социальной изоляции, демотивации, а также нарушений внимания, обучения и памяти, которые часто встречаются при шизофрении», — продолжила она. «Окончательная неудача современных нейролептиков в целостном лечении расстройства, а также их склонность вызывать неприятные физиологические и психологические побочные эффекты дают сильный стимул к поиску новых рецепторных систем, предназначенных для лечения такого тяжелого психического заболевания».

Используя обычно используемую модель психоза на животных, Мэнесс обнаружил, что ингибирование орексинов путем введения филорексанта непосредственно в мозг одновременно восстанавливает способность обнаруживать визуальные сигналы и значительно повышает реакцию в задачах на длительное внимание, предполагая, что ингибиторы орексина оказывают положительное влияние на ослабление бдительности. и мотивационная дисфункция, которая часто не лечится существующими нейролептиками.

Предполагается, что механизм, посредством которого филорексант оказывает свое благотворное воздействие, связан с его антидофаминергической природой, пояснила она. По ее словам, это первый эксперимент такого рода, и ее следующие шаги включают нацеливание на один рецептор орексина за раз, чтобы проанализировать, какой из них больше всего отвечает за наблюдаемые преимущества в этой конкретной парадигме.

«Спустя годы после начала этого исследования я стал еще более страстным и любопытным, чем раньше», — сказал Манесс. «Я думаю, что могу что-то уловить, и это чувство, за которым я люблю гоняться.

новых методов лечения шизофрении | Psychiatrist.com

Эту работу нельзя копировать, распространять, демонстрировать, публиковать, воспроизводить, передавать, изменять, публиковать, продавать, лицензировать или использовать в коммерческих целях. Скачивая этот файл, вы соглашаетесь с Условиями использования издателя.

РЕФЕРАТ

Хотя антипсихотики доступны уже почти 70 лет и значительно улучшили результаты лечения больных шизофренией, эффективность всех доступных в настоящее время вариантов обусловлена ​​блокадой дофаминергических рецепторов.Однако этот механизм действия оставляет многие симптомы нерешенными и связан со значительным бременем побочных эффектов. Механизмы, лежащие в основе шизофрении, которые первоначально считались связанными с избыточным пресинаптическим дофамином в определенных областях мозга, теперь считаются гораздо более сложными и включают структурные и молекулярные изменения во всех мозговых цепях. Следовательно, усилия по открытию новых лекарств направлены на поиск новых целей в поисках более безопасных и эффективных лекарств, которые могут улучшить симптомы шизофрении и психоза, включая рецепторы, связанные с аминами (TAAR), мускариновые рецепторы и серотонинергические рецепторы.Положительные результаты исследования фазы 2, указывающие на эффективность и безопасность агониста TAAR1 улотаронта (SEP-363856) и мускаринового агониста M1/M4 KarXT (ксаномелин плюс троспий) в отношении общих, положительных и отрицательных симптомов у пациентов с острым обострением шизофрении, и агониста/антагониста серотонина 5-HT2A пимавансерина у пациентов с шизофренией и преобладающими негативными симптомами для контроля негативных симптомов обнадеживают. В совокупности эти данные указывают на то, что в контексте продолжающихся программ испытаний фазы 3 пациенты с шизофренией могут вскоре получить доступ к первому лекарству, не блокирующему D2, что может радикально изменить ландшафт лечения и улучшить результаты для многих людей с шизофренией, которые не полностью реагируют или не переносят доступные в настоящее время нейролептики, которые в настоящее время действуют посредством блокады постсинаптических рецепторов допамина D2.


J Clin Psychiatry 2022;1 (InfoPack 1):SU21024IP1

Для цитирования: Correll CU, Abi-Dargham A, Howes O. Новые методы лечения шизофрении . J Clin Психиатрия 2022;1 (InfoPack 1):SU21024IP1.
Отправить: https://doi.org/10.4088/JCP.SU21024IP1
© Copyright 2022 Physicians Postgraduate Press, Inc.


Факультет

Кристоф У.Коррелл, доктор медицины, председатель Анисса Аби-Даргам, Мэриленд Оливер Хоус, MRCPsych, PhD
Отделение психиатрии, Больница Цукер Хиллсайд, Глен Оукс, Нью-Йорк; Кафедра психиатрии и молекулярной медицины Медицинской школы Дональда и Барбары Цукер в Хофстра/Нортуэлл, Хемпстед, Нью-Йорк; и кафедра детской и подростковой психиатрии, Charité Universitätsmedizin, Берлин, Германия Кафедра психиатрии, Медицинская школа Возрождения, Университет Стони Брук, Нью-Йорк Институт психиатрии, психологии и неврологии, Королевский колледж, Лондон, Великобритания

Подтверждение

Этот информационный пакет основан на серии телеконференций трех экспертов по шизофрении.Эти телеконференции были проведены в октябре 2021 года. Этот рецензируемый информационный пакет, основанный на фактических данных, был подготовлен Healthcare Global Village, Inc. Финансовая поддержка для подготовки и распространения этого информационного пакета была предоставлена ​​Sunovion Pharmaceuticals Inc. авторов и не обязательно отражают точку зрения Healthcare Global Village, Inc; издатель; Американское общество клинической психофармакологии; или Sunovion Pharmaceuticals Inc.


I 16 апреля 2020 г., выпуск The New England Journal of Medicine , 1 Коблан и его коллеги опубликовали результаты клинического исследования фазы 2 улотаранта (SEP-363856) у взрослых, страдающих острой обострение шизофрении.Это исследование показало, что улотаронт значительно более эффективен, чем плацебо, для снижения показателей шкалы положительных и отрицательных синдромов (PANSS). Это исследование вызвало большой интерес, поскольку, в отличие от всех других доступных нейролептиков, улотаронт не действует на дофаминовые D2-рецепторы. Этот информационный пакет начнется с краткого изложения исследования, проведенного Кобланом и др., после чего следует анализ докторов Аниссы Аби-Даргам, Оливера Хоуза и Кристофа У. Коррелла, в котором они помещают эти данные в контекст доступных лекарств для лечения психоза. , мозговые цепи, которые, как считается, участвуют в психозе, и агенты в программах испытаний фазы 3, которые направлены на улучшение психотических симптомов без прямого блокирования постсинаптических рецепторов дофамина.

Резюме

Многообещающая новая цель лечения: обзор рандомизированного контролируемого исследования улотаранта (SEP-363856) при остром обострении шизофрении

Полная статья онлайн от

N Engl J Med 2020;382(16):1497–1506

A Хотя за 7 десятилетий, прошедших с момента появления хлорпромазина, стало доступно несколько новых нейролептиков, все эти методы лечения основаны главным образом на одном и том же механизме — блокаде постсинаптических дофаминовых рецепторов D2.Из-за сложной и гетерогенной природы шизофрении открытие новых терапевтических мишеней оказалось очень трудным. Используя фенотипический подход in vivo, исследователи смогли идентифицировать новое соединение, которое проявляло поведенческие эффекты, соответствующие антипсихотическому эффекту. Это соединение, SEP-363856 (с тех пор названное улотаронт по системе классификации ВОЗ), обладает активностью агониста в отношении рецепторов, связанных с следовыми аминами 1 (TAAR1) и рецепторов 5-гидрокситриптамина типа 1A (5-HT1A [серотонин]), но с отсутствием блокады рецепторов D2 и 5-HT2A. 2 Ниже приводится обзор фазы 2 исследования улотаранта, 1 , которое было первоначально опубликовано в The New England Journal of Medicine .

Методы испытаний . Испытание проводилось с декабря 2016 г. по июль 2018 г. в 34 центрах в Восточной Европе и Северной Америке. Схема исследования представлена ​​на рис. 1. Активной фазе лечения предшествовал период скрининга и вымывания продолжительностью до 14 дней, в течение которого прием всех психотропных препаратов был прекращен.Затем пациентов рандомизировали в соотношении 1:1 для получения либо плацебо, либо гибкой дозы улотаранта один раз в день перед сном. Никто, участвовавший в каком-либо аспекте исследования, не знал о назначениях лечения. Начальная доза улотаранта составляла 50 мг с возможностью увеличения до 75 мг на 4-й день или позже. Доза могла быть снижена до 50 мг в любой момент при возникновении проблем с переносимостью. Суд длился 4 недели.

Результаты . В исследование было включено 245 пациентов — 120 в группе активного лечения и 125 в группе плацебо.В общей сложности 52 пациента прекратили лечение, и они были поровну разделены между группами активного лечения и плацебо. Причины прекращения лечения перечислены в таблице 1. Первичным показателем эффективности было изменение по сравнению с исходным уровнем общего балла PANSS. По сравнению с пациентами, получавшими плацебо, у пациентов, получавших улотарон, наблюдалось значительно большее снижение общего балла PANSS (–17,2 против –9,7; P  = 001). Пациенты в группе улотаранта также продемонстрировали более выраженные улучшения по всем вторичным показателям эффективности.Частота побочных эффектов была сопоставима между группами улотаранта и плацебо, наиболее распространенными из которых были сонливость, возбуждение и тошнота. Пациенты, принимавшие улотаронт, прибавили в среднем 0,3 кг массы тела, в то время как пациенты, принимавшие плацебо, потеряли в среднем 0,1 кг. Уровни общего холестерина и липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) снижались у пациентов, принимавших улотаронт (без изменений в группе плацебо). Других изменений метаболических показателей не наблюдалось. Частота экстрапирамидных симптомов была сопоставима в обеих группах.

Дополнительное исследование . По завершении 4-недельного исследования 157 пациентов решили принять участие в 26-недельном открытом расширенном исследовании. 3 Они получали гибкие дозы улотаранта 25 мг, 50 мг или 75 мг в день. В конечной точке общая оценка по шкале PANSS у пациентов, получавших улотаронт в начальном исследовании, а затем получавших открытое лечение в течение еще 26 недель, снизилась дополнительно в среднем на 17,1 балла в дополнение к немедленным улучшениям в ходе исследования (рис. 2, , 1). , 3 ).У пациентов, получавших плацебо в течение 4-недельного исследования, а затем переведенных на улотарон для продолжения исследования, было отмечено среднее снижение общего балла PANSS на 27,9. Кумулятивное изменение общего балла PANSS в этой объединенной группе от начала исследования до конечной точки дополнительного исследования составило -37,6. Примерно у 9% пациентов наблюдались серьезные нежелательные явления, связанные с психическим здоровьем, включая обострения шизофрении, психоз, депрессию и суицидальные мысли. В 26-недельной конечной точке у всех пациентов, принимавших улотаронт, суммарное изменение массы тела составило -0.3 кг, а показатели липидов показали снижение или отсутствие изменений. 3 Сообщалось о дополнительных побочных эффектах, которые в целом были легкими, при этом наиболее распространенными были головная боль и бессонница.

Выводы

В этой фазе 2 острого, двойного слепого, плацебо-контролируемого исследования и открытого расширенного исследования лечение улотаронтом было связано со значительным улучшением общего балла PANSS по сравнению с плацебо и в целом хорошо переносилось. Улотаронт кажется многообещающим новым средством, но необходимы более масштабные испытания.


Комментарий

Патофизиология шизофрении: краткий обзор

Анисса Аби-Даргам, MD

S шизофрения — это хроническое заболевание, симптомы которого обычно появляются в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте. У большинства пациентов эти симптомы проходят через несколько клинических стадий ухудшения тяжести (рис. 3), 4 , и они проявляются кластерами в нескольких функциональных доменах. Эти кластеры симптомов, которые наблюдались с тех пор, как шизофрения была впервые идентифицирована как отдельное расстройство, включают дефицит и дисфункцию в восприятии, познании, настроении, движении, поведении и вознаграждении. 4 Хотя клинические симптомы обычно не проявляются до подросткового или раннего взросления, десятилетия исследований показали, что они возникают в результате широко распространенных изменений головного мозга, которые начинаются в очень раннем возрасте. Шизофрения считается глобальным заболеванием мозга, и более глубокое знание аномалий, возникающих в различных системах, вероятно, приведет к более эффективному и целенаправленному лечению.

Неврологические изменения

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что факторы окружающей среды и генетические факторы могут влиять на развитие мозга в период внутриутробного развития, обусловливая уязвимость к развитию шизофрении.Эти факторы изменяют траекторию развития мозга, что приводит к аномалиям в различных цепях и системах передачи. 4 Как правило, пролиферация и миграция синапсов происходят от беременности до первого года жизни, после чего следует период синаптического уточнения и миелинизации, продолжающийся до раннего взросления. 5 Возбуждающие синапсы обрезаются, в то время как тормозные синапсы пролиферируют и развивают связи, что приводит к сложному балансу возбуждения и торможения.Считается, что при шизофрении чрезмерное сокращение возбуждающих синапсов и недостаточное развитие тормозных синапсов приводит к дисбалансу возбуждения и торможения. Этот дисбаланс был в центре внимания исследований шизофрении.

Визуализирующие исследования предоставили доказательства того, что шизофрения связана со структурными изменениями как в сером, так и в белом веществе. Метаанализ 27 исследований с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) выявил распространенное уменьшение серого вещества в гиппокампе, островке, передней поясной извилине, различных областях лобной коры, базальных ганглиях и таламусе. 6 Такое уменьшение серого вещества может быть результатом изменений на клеточном уровне. Посмертные исследования выявили аномалии в схемах префронтальной коры (ПФК), которые могут объяснить уменьшение объема мозга. 7 У больных шизофренией обнаружено уменьшение размера сомы и плотности дендритных шипов пирамидных клеток в префронтальной коре. Кроме того, наблюдалось снижение уровня фермента, синтезирующего ГАМК (γ-аминомасляную кислоту), а также снижение уровня переносчика ГАМК; они могут способствовать уменьшению объема серого вещества и могут привести к дисбалансу ГАМКергической и глутаматергической передачи, необходимой для оптимальной когнитивной функции.Изменения белого вещества при шизофрении были исследованы с использованием диффузионно-тензорной визуализации, выявляющей аномалии в связях лобно-височного белого вещества между определенными областями коры, включая лобную, височную и коленную области мозолистого тела. 8 Аномалии тракта белого вещества связаны с тяжестью клинических симптомов.

МРТ выявила аномалии, связанные с шизофренией, в дополнительных отделах головного мозга. В исследовании с визуализацией 9 , проведенном Шобелем и его коллегами, изучали объем мозговой крови (ОЦК) у пациентов с шизофренией, у пациентов с высоким риском развития шизофрении и у здоровых людей.Усиленный CBV, который указывает на области гиперактивности нейронов, был обнаружен в субполе CA1 гиппокампа как в группах шизофрении, так и в группах высокого риска. Таким образом, CBV может быть полезен в качестве биомаркера для выявления пациентов, у которых разовьется шизофрения, хотя о повторении этого открытия еще не сообщалось. Слуховая кора также сверхактивна при шизофрении. Функциональное (f)МРТ-исследование 10 показало, что слуховая кора у больных шизофренией гиперактивна во время тишины, и эта гиперактивность связана с выраженностью слуховых галлюцинаций.

Нейрохимические изменения

Достижения в области технологий визуализации позволили исследовать нейронные схемы, лежащие в основе шизофрении. Нормальная работа мозга требует обработки информации посредством взаимодействия между различными нейронными сетями. 11 В частности, сеть базальных ганглиев-таламокортика (BGTC) контролирует поток информации из коры головного мозга в стриатум, паллидум и таламус, возвращаясь обратно в кору. 12 Эти петли BGTC получают входные данные от дофаминергических проекций, возникающих из среднего мозга, включая вентральную область покрышки и черную субстанцию; они имеют большое влияние на организацию поведения в различных функциональных областях.(См. рис. 6.)

В сети BGTC выход из полосатого тела состоит из средних шипиковых ГАМКергических проекционных нейронов. Эти нейроны различаются по 2 путям в зависимости от того, имеют ли они рецепторы D1 или D2. Путь D1 считается путем «вперед», или прямым путем, и он облегчает связь между таламусом и корой. Путь D2 является «запретным» или непрямым путем, и он подавляет таламокортикальную коммуникацию. Баланс между путями «идти» и «не идти» участвует в определении поведения приближения и избегания в различных доменах функции 13 , обслуживаемых этими петлями BGTC.Считается, что эта важная функциональная сеть нарушается при шизофрении, что приводит к когнитивным и поведенческим симптомам. Хотя в обработке информации через нейронные сети участвует ряд нейротрансмиттеров, считается, что одна из основных дисфункций связана с дофаминергическими аномалиями. 12

Дофамин. Дофамин имеет решающее значение для понимания шизофрении и является основным направлением исследований патофизиологии болезни и разработки методов лечения.Самые ранние доказательства участия дофамина в шизофрении были основаны на клинических наблюдениях, таких как наблюдение, что антипсихотические препараты, которые связываются с рецепторами D2, эффективно уменьшают положительные симптомы. 12 Аналогичным образом было обнаружено, что агонисты дофамина вызывают или усугубляют психоз. Эти наблюдения привели к гипотезе, которая развивалась с течением времени, что психотические симптомы возникают из-за избытка дофамина в полосатом теле (рис. 4). 14

Когда технология визуализации стала доступной для исследования дофаминергической активности в стриатуме, исследования смогли обнаружить ряд связанных с шизофренией изменений в дофаминовых синаптических механизмах полосатого тела, а именно повышение способности пресинаптического синтеза дофамина, высвобождение дофамина и плотность дофаминовых рецепторов D2. 14 В частности, гиперактивность дофамина наиболее выражена в ассоциативных областях полосатого тела и очевидна, начиная с продромальной стадии шизофрении. 15,16 Это увеличение дофамина в ассоциативном полосатом теле считается основой положительных симптомов. В вентральном полосатом теле низкий уровень дофамина связан с негативными симптомами, в то время как в ассоциативном полосатом теле высокий уровень дофамина связан с психотическими симптомами. 17

То, как дофаминергическая дисфункция полосатого тела проявляется в виде положительных и отрицательных симптомов, связано с ролью дофамина в обучении посредством обработки значимости и предсказания вознаграждения. 17 Исследования показывают, что схема активации дофаминовых нейронов среднего мозга отслеживает несоответствие между ожиданием вознаграждения и опытом вознаграждения. Если вознаграждение такое же, как и ожидалось, выброс дофамина остается стабильным, но если вознаграждение лучше ожидаемого, выброс дофамина увеличивается, а если вознаграждение хуже ожидаемого, выброс дофамина уменьшается. Оба эти процесса важны для усиления обучения и управления будущим поведением. 18

У пациентов с шизофренией дофаминовые клетки могут непредсказуемо срабатывать в ответ на стимулы и награды. 19 Если дофаминовые клетки срабатывают в ответ на незначительные стимулы, придавая тем самым необоснованный смысл, это может стать основой для бредового мышления. И наоборот, у людей с шизофренией наблюдается притупленная дофаминергическая реакция на ожидание награды, что может соответствовать негативным симптомам. 17

Исследование дофаминовой дисфункции при шизофрении продвинулось от первоначальной гипотезы, которая была сосредоточена на дофамине полосатого тела, к более сложной схеме, которая признавала, что дофаминовая дисфункция распространяется по различным областям мозга. 7 Было идентифицировано пять дофаминергических путей (включая 2 нигростриарных пути), которые вовлечены в симптомы и патологию шизофрении (рис. 5). 20 Все 5 этих путей начинаются в среднем мозге, либо в вентральной области покрышки, либо в черной субстанции. Из среднего мозга дофамин поступает в области коры, таламуса и полосатого тела. Эта функциональная связность является неотъемлемой частью функциональной сети BGTC. При шизофрении аномальная передача дофамина в стриатуме может быть связана с аномальной функциональной связью стриарных подструктур с остальной частью мозга. 12

В настоящее время считается, что дофаминергическая дисфункция в областях коры головного мозга является центральной частью патофизиологии шизофрении. Дофаминергические рецепторы в префронтальной коре поддерживают баланс возбуждения/торможения, модулируя нейротрансмиссию глутамата и функцию ГАМКергических интернейронов. 21 Эта микросхема созревает в подростковом возрасте, достигая оптимальной стимуляции пирамидных клеток и ГАМКергических интернейронов дофаминовыми рецепторами, что приводит к более эффективной и тонко настроенной активности коры головного мозга.При шизофрении такого созревания не происходит, что приводит к функциональному и поведенческому дефициту. 21

Считается, что высвобождение дофамина в коре головного мозга недостаточно у пациентов с шизофренией. Слифштейн и его коллеги 22 провели визуализирующее исследование, чтобы наблюдать высвобождение дофамина, вызванное амфетамином, в дорсолатеральной префронтальной коре у 20 пациентов с шизофренией и 21 здорового человека из контрольной группы. По сравнению с контрольной группой у больных шизофренией наблюдалось снижение высвобождения дофамина не только в дорсолатеральной префронтальной коре (ДЛПФК), но также в большинстве корковых и экстрастриарных областей.Кроме того, как сообщают Кэссиди и его коллеги, снижение способности высвобождения дофамина в DLPFC пациентов коррелировало с плохой производительностью в задаче на рабочую память. 23

Таким образом, большое количество данных подтверждает участие дофаминергической дисфункции в патофизиологии шизофрении. Избыток дофамина наблюдается в стриатуме, но дефицит дофамина наблюдается повсюду, в частности, в областях, важных для исполнительной функции, рабочей памяти и социального познания.

Глутамат. Дисфункция глутаматергической системы также считается вовлеченной в патофизиологию шизофрении. Глутамат является основным возбуждающим нейротрансмиттером в центральной нервной системе, а глутаматергические нейроны встречаются по всему мозгу. Существует множество типов глутаматных рецепторов, классифицируемых как ионотропные или метаботропные. Ионотропные рецепторы можно дополнительно классифицировать как N метил-d-аспартатные (NMDA) рецепторы или не-NMDA-рецепторы.Ионотропные рецепторы влияют на характер возбуждения дофаминергических нейронов в среднем мозге. 24 Впервые было высказано предположение, что глутаматергическая дисфункция способствует шизофрении после того, как было обнаружено, что введение антагонистов NMDA приводит к тому, что поведение грызунов и нечеловеческих приматов напоминает шизофреноподобные симптомы у людей. 25 Было обнаружено, что у здоровых людей контрольной группы, которым вводили фенциклидин или кетамин, оба из которых являются антагонистами NMDA-рецепторов, наблюдается поведение, сходное с положительными, отрицательными и когнитивными симптомами шизофрении.

Антагонисты рецепторов NMDA

, такие как кетамин, ингибируют рецепторы NMDA на интернейронах ГАМК, что приводит к снижению внеклеточных уровней ГАМК и повышению внеклеточных уровней глутамата, что приводит к повышению активности коры головного мозга. Было проведено исследование фМРТ 26 , в ходе которого здоровым добровольцам вводили инфузию кетамина для изучения изменений в функциональных связях мозга и того, как эти изменения могут быть связаны с симптомами. Глобальная функциональная гиперсвязность наблюдалась через 45 минут непрерывного введения.Были идентифицированы специфические для региона изменения в глобальных связях мозга, которые предсказывают положительные и отрицательные симптомы, и они соответствуют аномалиям в функциональных связях, наблюдаемым при шизофрении.

В исследованиях использовалась спектроскопия протонного магнитного резонанса ( 1 H-MRS) для изучения глутамата в различных областях мозга при шизофрении, особенно в лобной коре. 27 Был проведен метаанализ исследований 1 H-MRS, в которых сравнивались концентрации глутамата и глутамина в мозге людей, страдающих шизофренией, и контрольной группы здоровых людей.Глютамин является метаболитом глутамата и считается индикатором нейротрансмиссии глутамата. 25 По сравнению со здоровыми людьми, у больных шизофренией были обнаружены более высокие концентрации глутамина и более низкие концентрации глутамата в лобной области. Было обнаружено, что эти уровни как глутамата, так и глутамина снижаются с возрастом. Таким образом, нарушения в глутаматергической системе изменяются по мере прогрессирования болезни. В начале болезни повышенный уровень глутамата в лобной коре ассоциируется с выраженностью положительных симптомов, но со временем и при приеме лекарств уровень глутамата уменьшается, как и положительные симптомы.

Шизофрения является многофакторным заболеванием, включающим генетические факторы и факторы окружающей среды, а также аномалии развития мозга, схемы и синхронии. Эти аномалии возникают на структурном, функциональном и молекулярном уровнях и широко влияют на когнитивные функции.

Доктор Аби-Даргам

Дополнительные нейротрансмиттерные дисфункции. Патофизиология шизофрении все чаще понимается как следствие дисфункции нескольких взаимосвязанных цепей нейротрансмиссии.Аномалии в холинергической системе, наблюдаемые при шизофрении, включают уменьшенное количество холинергических интернейронов в стриатуме, уменьшенное количество рецепторов М1 и М4 в хвостатом теле и скорлупе, а также сниженную доступность мускариновых рецепторов в коре и базальных ганглиях. 28 Холинергические ответвления от ствола мозга распространяются на средний мозг, где они стимулируют дофаминовые нейроны в черной субстанции и вентральной области покрышки. Это приводит к высвобождению дофамина по мезолимбическому пути и увеличению дофамина в полосатом теле. 28 Холинергическая система также взаимодействует с глутаматергической и ГАМКергической системами, что позволяет предположить, что любая дисфункция нейротрансмиссии ацетилхолина может нарушить баланс возбуждения и торможения, поддерживаемый глутаматной и ГАМК-сигнализацией. 29

Рецепторы, связанные с следовыми аминами, были обнаружены только в 2001 году, и хотя многое было открыто в отношении их структуры, местоположения и функций, многое остается неизвестным. 30 TAAR распределяются по всему телу и могут активироваться не только следовыми аминами, но и моноаминами, такими как дофамин или серотонин, что означает, что они могут модулировать эти нейротрансмиттеры.Был идентифицирован ряд TAAR, но TAAR1 изучен наиболее широко и является наиболее распространенным TAAR в головном мозге. Они представляют собой рецепторы, связанные с G-белком, и в основном расположены внутриклеточно, но могут переноситься на плазматическую мембрану после создания гетеродимера с другим рецептором. 31 Имея особое значение при шизофрении, TAAR1 обладает способностью подвергаться гетеродимеризации с рецепторами D2 плазматической мембраны, что приводит к интернализации обоих рецепторов, тем самым снижая экспрессию дофамина, 32 , а также может модулировать серотонинергическую и глутаматергическую передачу сигналов 3 3 Генетические вариации TAAR1 наблюдались у больных шизофренией, что может способствовать дофаминергической дисфункции. 34

Выводы

Шизофрения — это сложное расстройство, которое до сих пор полностью не изучено. Десятилетия исследований выявили нейроразвитие, структурные, функциональные и молекулярные аномалии, которые вносят свой вклад в положительные, отрицательные и когнитивные симптомы и могут стать мишенями для будущих методов лечения.


Современная парадигма лечения шизофрении: блокада D2-рецепторов

Оливер Хоус, MRCPsych, PhD

T Первый антипсихотический препарат был открыт почти 70 лет назад. 35 За прошедшие годы было разработано более 20 различных нейролептиков, и такое большое количество, по-видимому, указывает на то, что у пациентов и медицинских работников есть много вариантов лечения, из которых они могут выбирать. Однако все эти агенты являются постсинаптическими блокаторами D2, а это означает, что возможности лечения на самом деле весьма ограничены. За исключением, возможно, клозапина, все доступные нейролептики имеют один и тот же основной механизм действия, 3 6 , и, несмотря на различия во взаимодействии недофаминергических медиаторов, все они имеют сходные преимущества, а также многие из тех же недостатков, что и D2. блокада.

Доказательства антипсихотической блокады D2-рецепторов

В 1970-х годах 2 знаковых исследования in vitro 37,38 смогли продемонстрировать связь между сродством к рецептору D2 и клинической эффективностью нейролептика in vitro. Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) позволила исследователям наблюдать эффекты нейролептиков на рецепторы D2 in vivo. В исследовании 22 пациентов с первым эпизодом шизофрении, получавших лечение галоперидолом, Kapur и коллеги ( 3 9 ) использовали ПЭТ-визуализацию и обнаружили, что более высокая занятость рецепторов D2 в течение первой недели лечения предсказывала больший последующий клинический ответ.Вывод о том, что уменьшение симптомов может быть достигнуто за счет блокады рецепторов D2, согласуется с существующими знаниями о нейробиологии шизофрении. Аномалии в пресинаптических аспектах дофаминовой системы, в частности в способности синтеза и высвобождения дофамина, происходят в стриатуме, что приводит к бреду и другим позитивным симптомам. Следовательно, блокирование рецепторов D2 облегчит эти симптомы, но, поскольку рецепторы D2 являются преимущественно постсинаптическими, эти действия являются нижестоящими по течению от дисфункции дофамина, наблюдаемой при расстройстве, которое является преимущественно пресинаптическим. 25

Эта парадигма, основанная на блокировании дофаминовых рецепторов, является основой всех существующих антипсихотических препаратов. Многочисленные плацебо-контролируемые исследования, проведенные за последние 60 лет, показали, что все доступные нейролептики могут уменьшать положительные симптомы. Leucht et al. 40 провели метаанализ 167 двойных слепых рандомизированных контролируемых исследований 15 различных антипсихотических препаратов первого и второго поколения и обнаружили, что в два раза больше пациентов улучшили состояние при лечении нейролептиками по сравнению с теми, кто принимал плацебо.

Ограничения существующих методов лечения

Прекращение лечения . Одним из самых больших недостатков современных нейролептиков является то, что они связаны с высокой частотой прекращения приема. Европейское исследование первого эпизода шизофрении (EUFEST) 4 1 показало, что частота прекращения лечения составляет от одной трети до двух третей пациентов в течение первого года лечения. Галоперидол был связан с самой высокой частотой прекращения лечения (72%), а оланзапин — с самой низкой (33%).Кроме того, прекращение лечения также является проблемой для пациентов с хронической шизофренией. В исследовании 4 2 , проведенном в рамках Клинических испытаний антипсихотической эффективности вмешательства (CATIE), 444 пациента, которые уже прекратили лечение одним антипсихотическим препаратом второго поколения, были рандомизированы для начала лечения другим антипсихотическим препаратом второго поколения. Это исследование показало, что 77% пациентов прекратили лечение новым антипсихотическим препаратом в течение 12 месяцев, что подчеркивает высокую частоту прекращения лечения как серьезную клиническую проблему.

Неэффективность. Отсутствие эффективности является частой причиной прекращения лечения. 4 1 ,4 2 Хотя доступные нейролептики могут облегчать позитивные симптомы за счет блокирования дофаминовых D2-рецепторов полосатого тела, у значительного числа пациентов эти препараты не улучшают психотические симптомы. 3 6 Исследования показали, что уровень резистентности к лечению колеблется от 23% у пациентов с первым эпизодом 4 3 ,4 4 до 56% в выборке пациентов с хроническими заболеваниями. 4 5 Была выдвинута гипотеза о том, что эти пациенты не реагировали на лечение, поскольку не достигалась достаточная блокада рецепторов D2, но исследования ПЭТ показали сопоставимую занятость дофаминовых рецепторов D2 как у реагирующих на лечение, так и у резистентных к лечению пациентов, что указывает на то, что неадекватная блокада рецепторов D2 не объясняет резистентность к лечению у этих пациентов. 46

Существующие антипсихотические препараты также в значительной степени неэффективны при негативных и когнитивных симптомах шизофрении. 4 7 Считается, что эти симптомы связаны с нарушением нейронной связи, вызванным нарушениями в сетях мозга, что приводит к дисбалансу возбуждающей и тормозной активности коры и снижению нейротрансмиссии дофамина в коре и лимбических областях. Таким образом, блокада постсинаптических дофаминовых D2-рецепторов не влияет на эти процессы. Более того, некоторые данные указывают на то, что блокада D2 может быть связана с ухудшением негативных и когнитивных симптомов. 36 Например, у здоровых добровольцев были обнаружены негативные симптомы и нарушения когнитивных функций после приема антипсихотических препаратов. 48,49

Поскольку в настоящее время доступно более 20 различных нейролептиков, у клиницистов, по-видимому, есть много вариантов, которые можно предложить пациентам, но, поскольку все они являются блокаторами рецепторов D2, клиницисты действительно мало что могут предложить пациентам, у которых не улучшается или они не переносят текущий антипсихотик. .

Доктор Хоус

Переносимость. Занятость дофаминовых рецепторов D2 также связана со многими побочными эффектами, которые часто приводят к прекращению лечения.Экстрапирамидные побочные эффекты, такие как акатизия, паркинсонизм и поздняя дискинезия, становятся более распространенными, когда занятость дофаминовых рецепторов D2 превышает примерно 80%, а гиперпролактинемия увеличивается при занятости рецепторов D2 выше примерно 75%. 3 6 Повышенный уровень пролактина, связанный с лечением нейролептиками, может привести к побочным эффектам в сексуальной сфере. 50

Доступные нейролептики связаны с другими тревожными побочными эффектами, которые, как считается, связаны с действием на другие рецепторы. 3 6 Седативный эффект наиболее характерен для клозапина, кветиапина, оланзапина и хлорпромазина, и эти нейролептики обладают высоким сродством к гистаминовым Н2-рецепторам. Антихолинергические эффекты, такие как сухость во рту и желудочно-кишечные расстройства, были связаны с клозапином и оланзапином, которые имеют высокое сродство к постсинаптическим мускариновым рецепторам.

Возможно, наиболее серьезными побочными эффектами антипсихотического лечения являются увеличение массы тела и нарушение обмена веществ.Эти вопросы требуют особого внимания, поскольку они могут повлиять на здоровье пациента в долгосрочной перспективе. Мета-анализ 5 1 более 100 рандомизированных контролируемых исследований, в которых участвовало более 25 000 пациентов, показал, что даже краткосрочное лечение острых эпизодов может привести к значительному увеличению массы тела, холестерина ЛПНП и уровня глюкозы. любой из которых может увеличить риск сердечно-сосудистых заболеваний пациента в долгосрочной перспективе. Эти побочные эффекты могут быть отчасти косвенным результатом блокады дофаминовых рецепторов D2, а также нецелевого действия на другие рецепторы. 3 6 Дофаминовые рецепторы участвуют в передаче сигналов вознаграждения, поэтому блокирование рецепторов D2 может нарушить эти сигналы вознаграждения, а также сигналы насыщения после приема пищи и привести к перееданию. В целом можно сделать вывод, что парадигма блокирования рецептора D2 имеет много ограничений как с точки зрения эффективности, так и побочных эффектов, что подчеркивает необходимость альтернативных подходов.


Новые механизмы действия для лечения шизофрении

Кристоф У.Коррелл, MD

T То, что для лечения шизофрении доступны только постсинаптические блокаторы дофамина, весьма вредно для этой группы населения из-за побочных эффектов и неэффективности, обычно связанных с этими агентами. Необходимы улучшенные методы лечения, способные контролировать остаточные положительные, отрицательные и когнитивные симптомы, не ухудшая при этом аффективные, моторные и кардиометаболические домены. В настоящее время 4 препарата продемонстрировали перспективность лечения симптомов шизофрении без блокирования постсинаптических дофаминовых рецепторов (рис. 6). 1,31,52,54–56

Улотаронт

Как обсуждалось ранее в обзоре статьи Koblan et al., 1 улотаронт является агонистом TAAR1 и 5-HT1A, и хотя конкретный механизм действия полностью не выяснен, агонизм этих двух рецепторов способствует его эффективности. . 2 В двух обзорных статьях 31,52 отмечается, что при стимуляции рецептора TAAR1 происходит несколько важных событий. К ним относится димеризация рецептора TAAR1 с постсинаптическим рецептором D2, что приводит к интернализации рецептора D2 (см. часть А на рис. 6).Следовательно, меньшая занятость рецептора D2 возможна без фактического блокирования рецептора D2. Кроме того, пресинаптическая активация дофамина также снижается и, как было показано, снижает избыточный синтез дофамина в полосатом теле в модели патофизиологии шизофрении. 5 3 Таким образом, улотаронт может представлять собой первое пресинаптическое лечение шизофрении. Это развитие заслуживает внимания, потому что этот агент будет нацелен на один из фактических механизмов, лежащих в основе патофизиологии шизофрении — перепроизводство дофамина — а не на дисфункцию постсинаптических рецепторов дофамина, которая не была четко доказана.Кроме того, рецепторы TAAR1 также существуют на периферии и регулируют аппетит, снижают уровень глюкозы натощак в печени, увеличивают выработку инсулина и задерживают опорожнение желудка, что способствует повышению уровня глюкозы и метаболизма. 31

В ранее обсуждаемом исследовании фазы 2, опубликованном в New England Journal of Medicine , 1 лечение улотаронтом в течение 4 недель в дозах 50 или 75 мг/сут ассоциировалось со значительно более выраженным снижением общего балла PANSS, CGI-S баллы и все баллы подшкалы PANSS по сравнению с плацебо.Кроме того, хотя пациенты не были отобраны на основании особенно выраженных негативных или депрессивных симптомов, пациенты, получавшие лечение улотаронтом, также показали значительно большее улучшение по шкале кратких негативных симптомов и шкале оценки депрессии Монтгомери-Асберга по сравнению с теми, кто получал плацебо. Появилось несколько побочных эффектов, наиболее распространенными из которых были сонливость, возбуждение и тошнота, которые варьировались от 5% до 7% для улотаронта и 3%-5% для плацебо. Примечательно, что прибавка в весе была минимальной на 0,3 кг у пациентов, получавших улотаронт, по сравнению с -0.1 кг у пациентов, получавших плацебо. Не было обнаружено заметного влияния на метаболические параметры.

В открытом расширенном исследовании 3 157 (81,3%) из 193 участников, завершивших 4-недельное исследование, продолжили участие в открытом расширенном исследовании, из которых 66,9% завершили 26-недельное исследование. В этом 26-недельном исследовании улотаронт в гибкой дозировке 25–75 мг по-прежнему вызывал минимальные изменения массы тела (–0,3 ± 3,7 кг), параметров липидов, глюкозы и пролактина. Шкалы двигательных расстройств показали отсутствие экстрапирамидных эффектов.Более того, наблюдалось постоянное улучшение общего балла PANSS, равного -22,6, по сравнению с исходным уровнем открытого исследования.

Ксаномелин

Ксаномелин является агонистом мускариновых холинергических рецепторов, который преимущественно стимулирует рецепторы M1 и M4 (см. часть B на рис. 6). 54 Рецептор M4 в основном распределен в головном мозге, а стимуляция нижестоящего ауторецептора M4 снижает высвобождение ацетилхолина на межнейронном уровне, уменьшая передачу дофамина. Следовательно, снижается передача дофамина и активация без блокады постсинаптических рецепторов дофамина.В ранних испытаниях ксаномелина для лечения болезни Альцгеймера и шизофрении у пациентов наблюдались холинергические побочные эффекты, достаточно серьезные, чтобы прекратить исследование, несмотря на многообещающее улучшение психотических симптомов. Когда клиническая разработка возобновилась, ксаномелин был объединен с троспиумом, антихолинергическим препаратом нецентрального действия. Эта комбинация приводила к клинически значимому снижению частоты антихолинергических побочных эффектов при лечении ксаномелином.

В исследовании фазы 2B, проведенном Brannan et al., 5 4 182 пациента с шизофренией были рандомизированы в соотношении 1:1 для приема ксаномелина-троспия или плацебо в течение 5 недель.Ксаномелин был начат с 50 мг два раза в день в сочетании с 20 мг троспиума и увеличен до 125 мг ксаномелина и 30 мг троспиума два раза в день. Дозировка может быть снижена до 100 мг ксаномелина и 20 мг троспия, если возникают проблемы с переносимостью. Через 5 недель у пациентов, получавших ксаномелин-троспиум, наблюдалось значительно большее снижение баллов как по общей шкале, так и по шкале PANSS ( P  < 0,001). Пациенты в группе активного лечения испытывали больше побочных эффектов, чем в группе плацебо, наиболее распространенными из которых были запор (17% против 3% в группе плацебо), тошнота (17% против 12% в группе плацебо), сухость во рту (9% против 12% в группе плацебо). 1% в группе плацебо), диспепсия (9% в сравнении с 4% в группе плацебо) и рвота (9% в сравнении с 4% в группе плацебо).Несмотря на эти побочные эффекты, очень немногие прекратили лечение. Что касается прибавки в весе, пациенты в группе ксаномелин-троспиум прибавили в среднем 1,5 кг по сравнению с увеличением на 1,1 кг в группе плацебо. Заметных изменений экстрапирамидных побочных эффектов, акатизии и метаболических показателей не наблюдалось.

Спустя семьдесят лет после открытия первого лекарства от психоза, 4 новых метода лечения шизофрении, каждый с различным механизмом действия, исследуются и обещают большую эффективность и переносимость, чем доступные в настоящее время нейролептики.

Доктор Коррелл

ЛВЛ-231

CVL-231 представляет собой M4-положительный аллостерический модулятор, который, как считается, предотвращает высвобождение ацетилхолина путем активации ауторецепторов M4 (см. часть B на рис. 6). 55 Без ацетилхолина выработка дофамина снижается, потенциально уменьшая психотические симптомы. CVL-231 был исследован в фазе 1B исследования, которое в основном предназначалось для определения дозы и фармакокинетического исследования. Включенный в исследование 81 пациент был рандомизирован по 27 пациентов в группу либо плацебо, либо 30 мг CVL-231 один раз в день, либо 20 мг CVL-231 два раза в день.Хотя это исследование ограничено небольшим размером выборки, в конце 6-недельного исследования обе дозы CVL-231 ассоциировались со значительно большим снижением общего балла PANSS по сравнению с плацебо (CVL-231 30 мг qd: P = .023; CVL-231 20 мг два раза в день: P  = .047) и баллы по шкале негативных симптомов PANSS (CVL-231 30 мг один раз в день: P  = .009; CVL-231 20 мг два раза в день: P  = = = .009) .002). 57 С точки зрения положительных симптомов только доза 30 мг один раз в день значительно превосходила плацебо ( P  = .016). Возникло несколько побочных эффектов, наиболее частым из которых была тошнота в 7% для обеих доз CVL-231 по сравнению с 4% для плацебо. Все другие побочные эффекты возникали при 2% или менее при использовании CVL-231.

Пимавансерин

Пимавансерин, который одобрен для лечения психоза Паркинсона, в настоящее время изучается в качестве дополнительной терапии к нейролептикам для устранения негативных и остаточных позитивных симптомов. 56 Пимавансерин является мощным обратным агонистом и антагонистом серотониновых рецепторов 5-HT2A и оказывает менее сильное действие на рецепторы 5-HT2C (см. часть C на рис. 6).Этот агент не оказывает прямого действия на дофаминовые, адренергические, гистаминовые, серотониновые или холинергические рецепторы. 5 8

Эффективность пимавансерина 20 мг и 34 мг для лечения негативных симптомов была оценена в ходе 6-месячного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования фазы 2B под названием ADVANCE. 56 Через 26 недель пациенты в группе пимавансерина продемонстрировали значительно большее улучшение по оценке негативных симптомов-16 (NSA) по сравнению с теми, кто получал плацебо, но только со скромной величиной эффекта 0.2. Однако в дозе 34 мг, одобренной для лечения психоза Паркинсона, размер эффекта был выше — 0,34. Интересно, что пимавансерин не показал значительного преимущества по сравнению с плацебо по шкале негативных симптомов PANSS, подшкале негативных симптомов NSA-16 или шкале тяжести шизофрении CGI. Побочные эффекты были минимальными, наиболее частыми из которых были головная боль (6,5% против 5% в группе плацебо) и сонливость (5,5% в сравнении с 5% в группе плацебо).

Во втором двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, названном исследованием ENHANCE 56 , изучали пимавансерин в качестве дополнительного лечения остаточных положительных симптомов.После 6 недель лечения у тех, кто дополнительно получал пимавансерин, не было отмечено значительно большего улучшения ни по общей шкале PANSS, ни по шкале положительных симптомов по сравнению с теми, кто получал плацебо. Однако в предварительно спланированном анализе подгрупп 80% выборки, которая была исследована в центрах за пределами США, пимавансерин отделялся от плацебо по положительным симптомам; во всей выборке пимавансерин отличался от плацебо в отношении негативных симптомов. Пимавансерин хорошо переносился в исследованиях ADVANCE и ENHANCE.Возникновение побочных эффектов было сопоставимо в группах пимавансерина и плацебо, при этом наиболее частыми побочными эффектами были головная боль, сонливость и бессонница (пимавансерин: 5–7%, плацебо: 3–9%).

Заключение

Таким образом, для лечения шизофрении крайне необходимы новые механизмы действия. Ранее отсутствие знаний о патофизиологии шизофрении затрудняло разработку и оценку эффективных новых механизмов действия. Достижения в области технологий визуализации и дизайна лекарств создали потенциал для новых методов лечения, которые не блокируют напрямую постсинаптические дофаминовые рецепторы.Это может привести к лечению, которое не только эффективно для пациентов, которые не реагируют на доступные в настоящее время нейролептики, но также не приводит к побочным эффектам, связанным с блокадой дофаминовых рецепторов, включая паркинсонизм, акатизию, повышение уровня пролактина и увеличение веса, среди прочего. другие.

Имеются обнадеживающие результаты фазы 2 для агониста TAAR1, улотаронта, указывающие на эффективность в отношении всех психотических симптомов с улучшением по всем подшкалам PANSS. Результаты фазы 2B доступны для агониста M1/M4, ксаномелина, в сочетании с периферическим антихолинергическим средством, троспиумом, с эффективностью в отношении общих психотических симптомов и улучшенными баллами по шкале PANSS.Положительные результаты исследования фазы 1B показывают эффективность положительного аллостерического модулятора M4, CVL-231, в отношении общих симптомов и негативных симптомов, а также дополнительное использование обратного агониста/антагониста серотонина 2A, пимавансерина, для улучшения негативных симптомов. Эти результаты испытаний фазы 1B и фазы 2B являются многообещающими и захватывающими, но должны быть подтверждены более крупными испытаниями фазы 3, прежде чем можно будет запросить одобрение регулирующих органов.

Любой из этих механизмов действия представляет собой значительный прогресс в лечении шизофрении.Существует большая надежда, что по крайней мере один из этих агентов с новыми механизмами будет успешным в испытаниях фазы 3, чтобы пациенты и их семьи могли получить пользу от этого нового вида лечения.

Клинические точки
  • Симптомы шизофрении обычно проявляются в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте, но изменения мозга, лежащие в основе этих симптомов, начинаются во время беременности и продолжаются на протяжении всей жизни. Считается, что многие симптомы связаны с дисфункцией нейронных сетей, которые необходимы для обработки информации и контроля поведения.
  • Хотя доступно более 20 нейролептиков, все они являются постсинаптическими блокаторами D2 и имеют сходные преимущества и ограничения. Прекращение приема нейролептиков может быть связано с недостаточной эффективностью, непереносимыми побочными эффектами или ухудшением когнитивных или негативных симптомов.
  • Четыре препарата: улотаронт, ксаномелин+троспиум, CVL-231 и пимавансерин продемонстрировали многообещающее лечение симптомов шизофрении без блокирования постсинаптических дофаминовых рецепторов.

Опубликовано онлайн: 15 февраля 2022 г.

Раскрытие информации факультета

В духе полного раскрытия информации преподавателям было предложено заполнить заявление относительно всех соответствующих личных и финансовых отношений между ними или их супругами/партнерами и любых коммерческих интересов. Раскрытие финансовой информации факультета:
Д-р Аби-Даргам был консультантом компаний Neurocrine и Boehringer-Ingelheim; получил гонорары от Sunovion, Otsuka и Merck; и получил другую финансовую/материальную поддержку от System1 Biosciences и Terran Biosciences.
Доктор Хоус был сотрудником Лундбек; был консультантом Angelini, Boehringer-Ingelheim, Eli Lilly, Global Medical Education, Invicro, Janssen, Mylan, Otsuka, Recordati и Viatris; и получил грант / исследовательскую поддержку от Autifony, Biogen, Heptares, Neurocrine, Roche и Sunovion.
Д-р Коррелл был консультантом компаний AbbVie, Acadia, Alkermes, Allergan, Angelini, Axsome, Cardio Diagnostics, Gedeon Richter, Holmusk, IntraCellular Therapies, Janssen/J&J, Karuna, LB Pharma, Lundbeck, MedAvante-ProPhase, MedinCell, Medscape, Merck, Mindpax, Mylan, Neurocrine, Noven, Otsuka, Pfizer, Recordati, Relmada, Rovi, Seqirus, Servier, SK Life Science, Sumitomo Dainippon, Sunovion, Supernus, Takeda, Teva и Viatris; получил грантовую/исследовательскую поддержку от Janssen и Takeda; получил гонорары от AbbVie, Acadia, Alkermes, Allergan, Angelini, Aristo, Axsome, Damitsa, Gedeon Richter, Hikma, Holmusk, IntraCellular Therapies, Janssen/J&J, Karuna, LB Pharma, Lundbeck, MedAvante-ProPhase, MedinCell, Medscape, Merck , Mitsubishi Tanabe Pharma, Mylan, Neurocrine, Noven, Otsuka, Pfizer, Recordati, Relmada, Rovi, Seqirus, Servier, SK Life Science, Sumitomo Dainippon, Sunovion, Supernus, Takeda, Teva и Viatris; участвовал в работе консультативных советов компаний AbbVie, Acadia, Alkermes, Allergan, Angelini, Aristo, Axsome, Damitsa, Gedeon Richter, Hikma, IntraCellular Therapies, Janssen/J&J, Karuna, LB Pharma, Lundbeck, MedAvante-ProPhase, MedinCell, Merck, Mitsubishi. Tanabe Pharma, Mylan, Neurocrine, Noven, Otsuka, Recordati, Rovi, Servier, SK Life Science, Sumitomo Dainippon, Sunovion, Supernus, Takeda, Teva и Viatris; и является акционером Cardio Diagnostics, Mindpax и LB Pharma.

Процесс обзора

Преподаватели этого InfoPack обсудили содержание в серии телеконференций по планированию рецензирования, кафедра и преподаватели проверили InfoPack на точность, а член редакционной коллегии журнала, у которого нет конфликта интересов, просмотрел InfoPack, чтобы определить, соответствует ли материал доказательный и объективный.


Дополнительные ресурсы

Обобщенная статья из N ENGL J MED  2020;382(16):1497–1506

Посмотрите короткое видео, объясняющее, как рецептор 1, связанный с следовыми аминами (TAAR1), влияет на нейротрансмиттеры в головном мозге.

Это видео является общедоступным образовательным ресурсом, предоставленным Sunovion Pharmaceuticals Inc. Оно было подготовлено до и независимо от JCP InfoPack «Новые методы лечения шизофрении».

Эксперты выступают за новые подходы к лечению — ScienceDaily

Лучшее понимание жизненного опыта людей, страдающих шизофренией, позволит клиницистам помочь пациентам смириться с их состоянием, наряду с лечением симптомов с помощью лекарств и психотерапии, говорят эксперты из Университета Бирмингема. .

По мнению исследователей из Университета, этот подход будет включать в себя понимание «саморасстройства» при шизофрении, при котором у пациентов нарушается чувство связи с собой и своими действиями.

В новой статье, опубликованной в журнале The Lancet Psychiatry , исследователи оценили существующие теории о том, как у пациентов с шизофренией конструируется это ощущение себя. Эти теории исследуют то, как пациенты могут чувствовать, что их мысли не принадлежат им, или нарушения в том, как люди с шизофренией могут воспринимать мир.

Вместо того, чтобы пытаться выяснить, какая из теорий верна, авторы утверждают, что эти различные подходы следует свести воедино для информирования клинической практики.

Авторы также выступают за интеграцию более поздних вычислительных моделей «ошибки предсказания», которые пытаются объяснить бред и галлюцинации с точки зрения несоответствия между ожиданием и опытом.

Доктор Клара Хэмпстон, соавтор исследования, объясняет: «Клиническое вмешательство часто направлено на исправление мыслей и восприятия пациента.Мы считаем, что это усилие неуместно. Вместо этого хорошо информированные клиницисты могут сосредоточиться на том, как пациенты могут вести полноценную жизнь со своими симптомами».

«Ключом к этому является признание того, что то, что мы считаем «реальным», может быть разным для клинициста и пациента. Этот конфликт может быть особенно выражен на ранних стадиях болезни, когда пациенты могут проявлять отсутствие понимания их поведения или самого состояния.Однако «реальность» по-прежнему конструируется сходными нейронными и эмпирическими механизмами как для клинициста, так и для пациента.Клиницисты не должны забывать, как они подходят к расхождениям в реальности, что может оказать долгосрочное влияние на готовность пациентов к участию, поскольку вмешательство часто бывает наиболее успешным на ранних стадиях болезни».

Д-р Хампстон ​​добавил: «Такой подход требует от клиницистов более внимательного и непредвзятого слушания, отбрасывая в сторону то, что они интерпретируют как «настоящее». При таком понимании клиницисты могут лучше взаимодействовать с пациентом, делиться клиническими знаниями и прийти к взаимопониманию плана ухода и восстановления.»

Профессор Мэтью Брум, соавтор, сказал: «Несмотря на десятилетия параллельной работы, мы находимся в важном моменте в исследованиях и практике психического здоровья, когда новые подходы в вычислительной нейробиологии осмысленно взаимодействуют с подробными отчетами о личном опыте и феноменологии. , позволяя науке решать вопросы, наиболее важные для тех, кто может страдать психозом и шизофренией».

Источник истории:

Материалы предоставлены Университетом Бирмингема . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Шизофрения у детей | Кедры-Синай

Не то, что вы ищете?

Что такое шизофрения у детей?

Шизофрения — серьезное психическое болезнь. Это длительная и инвалидизирующая проблема мозга. Ребенок с этим расстройство имеет необычное поведение и странные чувства. Он или она может внезапно начать иметь психотические симптомы.Психотический означает наличие странных идей, мыслей или чувств, которые не основано на реальности.

Шизофрения не часто встречается у детей младше 12 лет. Его также трудно обнаружить на ранних стадиях. Часто психотические симптомы начинаются в средний и поздний подростковый возраст. Чуть чаще у мальчиков она развивается в детстве. Но к подростку лет она поражает как мальчиков, так и девочек в равной степени.

Что вызывает шизофрению у ребенка?

У шизофрении нет единой причины.Играет роль комбинация генов от обоих родителей. Так же как и неизвестные факторы окружающей среды. Эксперты считают, что ребенок должен унаследовать химический дисбаланс в мозге, чтобы он развился.

Какие дети подвержены риску развития шизофрении?

Шизофрения, как правило, передается по наследству. У ребенка, у которого есть член семьи с расстройством, больше шансов на его развитие.

Какие симптомы шизофрении у ребенка?

Изменения в поведении могут происходить медленно, с течением времени.Или они могут начаться внезапно. Ребенок может постепенно стать более застенчивым и замкнутым. Он или она может начать говорить о странных идеях или страхах и начать больше цепляться за родителей.

Симптомы у каждого ребенка могут различаться. Знаки раннего предупреждения:

  • Проблемы с отличением снов от реальности (искаженное представление о реальности)
  • Спутанное мышление, такое как путаница телевидения с реальностью
  • Подробные и причудливые мысли и идеи
  • Страх или вера в то, что кто-то или что-то причинит ему или ей вред
  • Видение, слух или осязание нереальных вещей, например, голоса (галлюцинации)
  • Идеи, которые кажутся реальными, но не основаны на реальности (бред)
  • Крайняя капризность
  • Много беспокойства или страха
  • Отсутствие эмоционального выражения при разговоре
  • Проблемы с выполнением школьных заданий или снижение успеваемости в школе
  • Социальная изоляция, например, проблемы с заведением и сохранением друзей
  • Внезапное возбуждение и спутанность сознания
  • Дезорганизованное поведение, например, выполнение личных дел на публике.Или кататоническое поведение, такое как сидение и пялящийся взгляд, как будто ребенок не может двигаться.
  • Странное поведение, например, старший ребенок ведет себя так, как будто он или она намного моложе

Дети с шизофренией имеют те же симптомы, что и взрослые с этим заболеванием. Но больше детей слышат голоса. У детей также не бывает бреда или проблем с формальным мышлением, пока они не достигнут подросткового возраста или старше.

Эти симптомы могут выглядеть как другие проблемы со здоровьем.Убедитесь, что ваш ребенок посещает своего лечащего врача для постановки диагноза.

Как диагностируется шизофрения у ребенка?

Ребенок с симптомами шизофрения нуждается в тщательном медицинском и психическом обследовании. Поговорите со своим педиатру ребенка, если вас беспокоят симптомы, которые есть у вашего ребенка. А детский психиатр или другой квалифицированный специалист по психическому здоровью может диагностировать шизофрению у дети и подростки.Он или она проводит оценку психического здоровья, чтобы выяснить, как лучше всего лечить ребенка.

Как лечат шизофрению у ребенка?

Лечение будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния здоровья вашего ребенка. Это также будет зависеть от того, насколько тяжелым является состояние.

Шизофрения — тяжелое психическое заболевание. Лечение комплексное. Ребенку часто требуется комбинация методов лечения для удовлетворения конкретных потребностей.Лечение направлено на облегчение симптомов. Он может включать следующее.

Лекарства

Время от времени может потребоваться корректировка доз и типов лекарств, чтобы они продолжали работать хорошо. Вашему ребенку могут дать:

  • Лекарства, уменьшающие бред и галлюцинации (нейролептики). Этот особый класс лекарств может уменьшить симптомы или уменьшить их серьезность.Но они не лечат шизофрению.
  • Лекарства, стабилизирующие настроение. Примерами являются литий и вальпроевая кислота, особенно на ранних стадиях болезни.

Другая обработка

  • Индивидуальная и семейная терапия. Это может включать поддерживающая, мыслительная и поведенческая терапия.
  • Специализированная образовательная или структурированная деятельность программы. Они могут включать обучение социальным навыкам, профессиональную подготовку, и речевая и языковая терапия.
  • Группы самопомощи и поддержки. Это может помочь ребенку научиться справляться с расстройством, а также работать над социальными навыками.

Как я могу помочь предотвратить шизофрению у моего ребенка?

Эксперты не знают, как предотвратить шизофрению.Но ранняя диагностика и лечение могут улучшить качество жизни ребенка. Лечение работает лучше всего, когда ранние симптомы устраняются быстро.

Как я могу помочь моему ребенку жить с шизофренией?

Шизофрения — серьезное психическое заболевание, которое потребует от вас поддержки, терпения и внимания. Вы лучший защитник своего ребенка. Вот чем вы можете помочь:

Когда мне следует позвонить лечащему врачу моего ребенка?

Немедленно позвоните своему поставщику медицинских услуг, если ваш ребенок:

  • Чувствует крайнюю депрессию, страх, тревога или гнев по отношению к себе или другим
  • Выходит из-под контроля
  • Слышит голоса, которых не слышат другие услышать
  • Видит то, чего не видят другие
  • Не могу спать и есть 3 дня подряд строка
  • Возникают новые симптомы или ухудшаются текущие симптомы
  • Показывает побочные действия лекарств
  • Показывает поведение, которое касается друзей, члены семьи или учителя и другие лица выражают обеспокоенность по поводу такого поведения и просят вас обратиться за помощью

Шизофрения может увеличить риск суицидальных мыслей у ребенка.

Позвоните по номеру 911 , если у вашего ребенка есть мысли о самоубийстве, план самоубийства и средства для его реализации.

Основные положения о шизофрении у детей

  • Шизофрения — серьезное психическое болезнь.
  • У ребенка с этим расстройством необычное поведение и странные чувства. У него могут быть бредовые идеи или галлюцинации.
  • Симптомы могут развиваться медленно с течением времени или начать быстро.
  • Специалист по психическому здоровью может поставить диагноз шизофрения. Попросите направление к психиатру с опытом оценки и лечения детей с шизофренией.
  • Лечение может включать комбинацию медицина, терапия и специальные программы.
  • Закон об американцах-инвалидах (ADA) и раздел 504 Закона о Закон о гражданских правах обеспечивает правовую защиту вашего ребенка в государственной школе. параметр.
  • Шизофрения – тяжелое заболевание. Поговорите со своим ребенком медицинскому работнику о группе поддержки для лиц, ухаживающих за детьми с шизофрении или обратиться за консультацией.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную отдачу от визита к поставщику медицинских услуг вашего ребенка:

  • Знайте причину визита и то, что вы хотите, чтобы произошло.
  • Перед посещением запишите вопросы, на которые вы хотите получить ответы.
  • При посещении запишите название нового диагноза и любых новых лекарств, методов лечения или тестов. Также запишите все новые инструкции, которые ваш поставщик дает вам для вашего ребенка.
  • Знайте, почему прописывается новое лекарство или лечение и как оно поможет вашему ребенку. Также знайте, каковы побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли лечить состояние вашего ребенка другими способами.
  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
  • Знайте, чего ожидать, если ваш ребенок не примет лекарство или не пройдет тест или процедуру.
  • Если у вашего ребенка запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель этой встречи.
  • Знайте, как вы можете связаться с врачом вашего ребенка в нерабочее время. Это важно, если ваш ребенок заболел и у вас есть вопросы или вам нужен совет.
Не то, что вы ищете?

Эффективность антипсихотических препаратов у пациентов с хронической шизофренией

Условия и дизайн исследования

Исследование клинической эффективности антипсихотических препаратов (CATIE) было инициировано NIMH для сравнения эффективности антипсихотических препаратов.Его обоснование, дизайн и методы были описаны ранее. 24-28 Протокол был обнародован для комментариев, и комитет научных экспертов, администраторов здравоохранения и защитников прав потребителей подверг критике исследование под эгидой NIMH. Исследование проводилось в период с января 2001 г. по декабрь 2004 г. в 57 клинических центрах в США (16 университетских клиник, 10 государственных психиатрических учреждений, 7 медицинских центров по делам ветеранов, 6 частных некоммерческих агентств, 4 центра частной практики и 14 смешанных поликлиник). системные сайты).Первоначально пациентов рандомизировали для получения оланзапина, перфеназина, кветиапина или рисперидона в двойных слепых условиях и наблюдали до 18 месяцев или до тех пор, пока лечение не было прекращено по какой-либо причине (фаза 1). (Зипразидон был одобрен для использования Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов [FDA] после начала исследования и был добавлен к исследованию в январе 2002 г. в форме идентичной по внешнему виду капсулы, содержащей 40 мг.) Пациенты, которым назначенное лечение было прекращено, могли получать другие виды лечения на этапах 2 и 3. 24 Настоящий отчет ограничен результатами этапа 1.

Участники

Приемлемые пациенты были в возрасте от 18 до 65 лет; получил диагноз шизофрения, установленный на основании структурированного клинического интервью Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, , четвертое издание; и могли принимать пероральные антипсихотические препараты, как определил врач-исследователь. Пациентов исключали, если им был поставлен диагноз шизоаффективного расстройства, умственной отсталости или других когнитивных расстройств; имели в анамнезе серьезные побочные реакции на предлагаемые методы лечения; имел только один шизофренический эпизод; в анамнезе была резистентность к лечению, определяемая сохранением тяжелых симптомов, несмотря на адекватные испытания одного из предложенных методов лечения или предшествующее лечение клозапином; были беременны или кормили грудью; или имел серьезное и нестабильное заболевание.

Исследование было одобрено экспертным советом учреждения в каждом центре, и от пациентов или их законных опекунов было получено письменное информированное согласие.

Вмешательства

Идентичные на вид капсулы содержали оланзапин (Zyprexa, Eli Lilly) (7,5 мг), кветиапин (Seroquel, AstraZeneca) (200 мг), рисперидон (Risperdal, Janssen Pharmaceutica) (1,5 мг), перфеназин (Trilafon, Schering) -Плау, на момент исследования) (8 мг) или (после января 2002 г.) зипразидон (Geodon, Pfizer) (40 мг).Упаковка была сделана Quintiles. Доза лекарств была гибкой, от одной до четырех капсул в день, и основывалась на заключении врача-исследователя. Повторное назначение антипсихотических препаратов, которые пациенты получали до включения в исследование, разрешалось в течение первых четырех недель после рандомизации, чтобы обеспечить постепенный переход к исследуемому препарату. Сопутствующие препараты разрешались на протяжении всего исследования, за исключением дополнительных нейролептиков. Пациенты ежемесячно посещали врачей-исследователей.

Из-за маркировки продукта кветиапин и зипразидон назначают два раза в день, а оланзапин, перфеназин и рисперидон — один раз в день. Для защиты от ослепления половине пациентов, рандомизированно назначенных на перфеназин, оланзапин и рисперидон, назначили дозу два раза в день, а половине — один раз в день. Чтобы свести к минимуму начальные побочные эффекты, пациенты, получавшие кветиапин, начинали лечение с приема одной капсулы 100 мг в 1-й и 2-й дни, по одной капсуле два раза в день на 3-й день и одной в качестве первой дозы на 4-й день.Все пациенты, назначенные для приема два раза в день, получали пять идентичных по внешнему виду капсул, чтобы начать лечение. Пациенты с текущей поздней дискинезией могли быть включены в исследование, но схема рандомизации не позволяла назначать их на лечение перфеназином.

Цели и исходы

Мы предположили, что будут значительные различия в общей эффективности оланзапина, перфеназина, кветиапина, рисперидона и зипрасидона при лечении шизофрении, что отражает различия в эффективности и переносимости.Первичной конечной мерой было прекращение лечения по любой причине, дискретный исход был выбран, поскольку прекращение приема или смена препарата является частым явлением и серьезной проблемой при лечении шизофрении. Кроме того, эта мера объединяет суждения пациентов и клиницистов об эффективности, безопасности и переносимости в глобальную меру эффективности, которая отражает их оценку терапевтических преимуществ по отношению к нежелательным эффектам. Ключевыми вторичными исходами были конкретные причины прекращения лечения (т.g., неэффективность или непереносимость из-за побочных эффектов, таких как увеличение веса, экстрапирамидные симптомы или седативный эффект по оценке врача-исследователя). Дополнительные вторичные результаты эффективности включали баллы по Шкале позитивного и негативного синдрома (PANSS) и Шкале общих клинических впечатлений (CGI). Баллы PANSS могут варьироваться от 30 до 210, причем более высокие баллы указывают на более тяжелую психопатологию. Баллы по шкале CGI могут варьироваться от 1 до 7, при этом более высокие баллы указывают на большую тяжесть заболевания.Вторичные исходы безопасности и переносимости, которые оценивались через 1, 3, 6, 9, 12, 15 и 18 месяцев, включали частоту серьезных нежелательных явлений, частоту нежелательных явлений во время лечения, частоту неврологических побочных эффектов и изменения веса, данные электрокардиографии и лабораторные анализы.

Статистический анализ

Рандомизированные пациенты, получившие хотя бы одну дозу исследуемого препарата, составили популяцию, намеревающуюся лечить. Двести тридцать один пациент с поздней дискинезией был исключен из случайного назначения перфеназину.Зипрасидон был добавлен в исследование после того, как в него было включено примерно 40 процентов пациентов. Следовательно, сравнения с участием группы перфеназина были ограничены пациентами без поздней дискинезии, а сравнения с участием группы зипрасидона были ограничены когортой пациентов, подвергшихся рандомизации после добавления зипразидона (когорта зипразидона). В целом исследование имело статистическую мощность 85 процентов для выявления абсолютной разницы в 12 процентов в частоте прекращения приема двух атипичных препаратов; однако его статистическая мощность составляла 76 процентов для сравнений с перфеназином и 58 процентов для сравнений с зипразидоном.

Мы использовали кривые выживаемости Каплана-Мейера для оценки времени до прекращения лечения. Группы лечения сравнивали с использованием регрессионных моделей пропорциональных рисков Кокса 29 , стратифицированных в соответствии с местом, с поправкой на то, было ли у пациента обострение шизофрении в предшествующие три месяца и статус поздней дискинезии (для моделей, исключающих перфеназин). Учреждения с 15 или менее пациентами были сгруппированы в соответствии с системами здравоохранения.

Общая разница между группами оланзапина, кветиапина, рисперидона и перфеназина оценивалась с использованием теста с 3 степенями свободы (df). Если разница была значимой при значении P менее 0,05, три группы с атипичными препаратами сравнивали друг с другом посредством пошагового или закрытого тестирования, при этом значение P менее 0,05 считалось показателем статистической значимости. Затем каждую группу сравнивали с группой перфеназина с помощью поправки Хохберга для множественных сравнений. 30 Наименьшее результирующее значение P сравнивалось со значением 0,017 (0,05 ÷ 3). Группу зипразидона сравнивали непосредственно с тремя другими группами атипичных препаратов и группой перфеназина в когорте зипразидона с помощью поправки Хохберга для четырех парных сравнений. Наименьшее результирующее значение P сравнивали со значением 0,013 (0,05 ÷ 4).

Время успешного лечения определяли как количество месяцев лечения в течение фазы 1, когда пациенты имели по шкале CGI не менее 3 баллов (легкое заболевание) или 4 балла (среднетяжелое заболевание) с улучшением не менее чем на два балла. от базовой линии.Группы лечения сравнивались с использованием регрессии пропорциональных рисков.

Анализ чувствительности модели Кокса для прекращения лечения по любой причине оценивал влияние потенциально важных исходных ковариат и их взаимодействие с группой лечения.

Суммарные баллы PANSS и баллы по шкале CGI с течением времени сравнивались между группами с использованием смешанной модели, включающей те же фиксированные ковариаты, что и для времени до прекращения, плюс исходное значение, время, взаимодействие между лечением и временем и взаимодействие между базовым значением и временем.Время было разделено на месяцы (1, 3, 6, 9, 12, 15 и 18). Результаты оценок, сделанных в конце этапа 1, были отнесены к следующему интервалу. Корреляция повторных измерений у каждого пациента была смоделирована с использованием случайной выборки субъектов и неструктурированной ковариационной матрицы.

Исследование финансировалось NIMH. Фармацевтические компании, препараты которых были включены в исследование, безвозмездно предоставили лекарства, и каждая давала рекомендации по дозировке своего препарата; в остальном они не участвовали в разработке исследования, анализе или интерпретации результатов.Рукопись написана исключительно перечисленными авторами.

«Героические методы лечения» в психиатрии | Музей науки

У психохирургии были свои поклонники. В США Уолтер Фримен (1895–1972) был сторонником и развил эту процедуру дальше, переименовав ее в лоботомию. Но даже Фримен был вынужден признать, что «каждый пациент, вероятно, что-то теряет при этой операции… какую-то спонтанность, какую-то искру, какой-то оттенок своей личности».

Доктор Уолтер Фриман (слева) и доктор Джеймс В. Уоттс изучают рентгеновский снимок перед психохирургической операцией, 1941 год.

Британский психиатр Морис Партридж, который провел последующее исследование 300 пациентов, сказал, что лечение достигло своего эффекта за счет «уменьшения сложности психической жизни». После операции снизились реактивность, самосознание и самоконтроль. Другие побочные эффекты включали дезориентацию во времени и пространстве, недержание мочи и детские эмоции.

Префронтальная лоботомия была неэффективной с точки зрения ресурсов и сомнительной терапевтической ценности, поэтому Фриман разработал более дешевый и эффективный метод: трансорбитальную лоботомию.Над глазным яблоком пациента и через костный орбитальный гребень вставляли «ледоруб» или орбитокласт, чтобы разорвать связи с префронтальной корой и от нее. Для введения орбитокласта через тонкий слой кости в головной мозг использовали молоток, и процедура повторялась в нескольких направлениях.

Процедура позволяла Фриману проводить лоботомии «на конвейере» в государственных психиатрических больницах, где психиатры-резиденты выбирали пациентов для процедуры и готовили их к его прибытию.Однажды он провел лоботомию 228 пациентам в течение 12 дней в рамках проекта лоботомии в Западной Вирджинии.

После Второй мировой войны количество лоботомий увеличилось, часто из-за желания найти способ справиться с переполненными приютами. Журнал Time назвал это примером «терапевтического мужества», а Мониш разделил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1949 году за «открытие терапевтического значения лейкотомии при некоторых психозах».

Многие психиатры и члены семей пациентов считали, что, несмотря на потенциально катастрофические последствия, результаты лоботомии сделают пациента более управляемым и за ним будет легче ухаживать.Или, по крайней мере, результат был бы лучше, чем альтернатива долгосрочной институционализации.

Долгосрочные исследования послеоперационных пациентов наконец подтвердили, что лечение было хуже, чем болезнь, и лоботомии были прекращены в большинстве стран к 1960-м годам, хотя Фриман оставался решительным сторонником на протяжении всей своей жизни.

Некоторые больные шизофренией могут обходиться без лекарств

Новое исследование бросает вызов нашему пониманию шизофрении как хронического заболевания, требующего пожизненного лечения.

Новое исследование показывает, что 30% пациентов с шизофренией обходятся без антипсихотических препаратов после десяти лет болезни, не возвращаясь к психозу.

Результаты противоречат традиционному лечению психозов и шизофрении.

Пациентам обычно назначают лекарства на неограниченный период времени после того, как будет установлено, какое лекарство работает лучше всего без слишком большого количества побочных эффектов.

Но, возможно, врачам следует подумать о том, чтобы помочь людям отказаться от лекарств, предполагают авторы нового исследования.

«Это показывает, что на самом деле существует большая группа, хотя и меньшинство пациентов, которые могут обходиться без лекарств и без развития психоза. Поэтому как врач вы не должны исключать, что пациенты могут отказаться от своих лекарств», — говорит соавтор Мерете Нордентофт, профессор психиатрии Копенгагенского университета, Дания.

Исследование опубликовано в научном журнале Schizophrenia Research.

Лучше всего справляются женщины, которые не употребляют наркотики

В ходе исследования ученые собрали наблюдения за 496 пациентами, у которых десять лет назад была диагностирована шизофрения и которые начали лечение нейролептиками в течение десяти лет.

Десять лет спустя врачи пригласили пациентов на повторную беседу, чтобы узнать, как они себя чувствуют. Пациенты были предварительно опрошены на первом, втором и пятом году после их первоначального диагноза.

303 пациента приняли участие в последующих опросах, и 30% из них чувствовали себя хорошо, несмотря на то, что не принимали лекарства. Ученые обнаружили, что эта группа находилась в стадии ремиссии.

Согласно Нордентофту, это означает, что у них больше нет многих симптомов шизофрении.Некоторые из них были здоровы, а другие могут время от времени страдать от беспокойства и иметь несколько незначительных психотических симптомов.

Одна группа, в частности, имела особенно высокие шансы справиться без лекарств: женщины, которые не принимали наркотики, с высоким уровнем функциональности и связью с рынком труда.

«Мы видим, что те, у кого изначально высокий уровень функциональности — те, кто может хорошо управлять и вести хорошую социальную жизнь, — также и те, кто справляются без лекарств через десять лет», — говорит Нордентофт.

Подробнее: Новый проект определит факторы риска шизофрении

Наиболее хорошо функционирующие шизофреники справляются лучше всего

Бьорн Х. Эбдруп, старший научный сотрудник и врач Центра исследований нейропсихиатрии и шизофрении в больнице Копенгагенского университета, удивлен новыми результатами.

«Это действительно очень интересно. Это противоречит самой идее, что шизофрения всегда является болезнью, которая длится всю жизнь.Если бы это было так, то они бы не наблюдали [что здесь делают]», — говорит он.

Эбдруп подчеркивает, что наиболее хорошо функционирующие пациенты с шизофренией, вероятно, лучше всего обходятся без лекарств.

В ходе исследования многие наиболее страдающие пациенты не явились на дополнительные беседы.

Кроме того, исследование, вероятно, не является репрезентативным для всех пациентов, страдающих шизофренией, говорит он.

Подробнее: Старые лекарства могут лечить новые болезни

Лекарства могут иметь вредные побочные эффекты

Но почему так важно выяснить, обходятся ли люди без лекарств? Ведь самое главное, чтобы люди не болели?

Проблема заключается в том, что антипсихотические препараты часто имеют вредные побочные эффекты, в том числе избыточное слюноотделение, скованность мышц и дрожь, выработку грудного молока (в том числе у мужчин) и повышенные усилия в повседневной жизни.

Они могут увеличить риск развития диабета и, естественно, затруднить нормальную и достойную жизнь, если пациенты прибавляют в весе от 20 до 30 килограммов.

Голландское исследование, опубликованное в JAMA в 2013 году, продемонстрировало, что группа пациентов, которые получали меньше лекарств или прекращали прием лекарств, чувствовала себя лучше через семь лет после эксперимента по сравнению с контрольной группой, которая продолжала принимать лекарства в высоких дозах.

«Для людей очень хорошо, если они могут прекратить принимать лекарства и все равно справляться», — говорит Нордентофт.

Она подчеркивает, что те, кто отказался от лекарств, сделали это по собственной воле.

«В систему не встроено ничего, что говорило бы о том, что вы должны пытаться отменять лекарства у людей, если они больше не страдают психозом. Так что эти пациенты сделали это сами или в некоторых случаях посоветовавшись со своим врачом», — говорит она.

———————
Подробнее читайте в датской версии этой статьи на Videnskab.dk
 

Перевод: Кэтрин Джекс

Научные ссылки
Внешние ссылки
Связанный контент

Прорыв в лечении депрессии, шизофрении и высокого кровяного давления

Ученые нанесли на карту фермент, который превращает дофамин в норадреналин.Открытие может привести к лучшим вариантам лечения таких заболеваний, как депрессия, шизофрения и высокое кровяное давление.

Здоровые люди, которые слышат голоса, помогают шизофреникам

Знание о том, что происходит в мозгу здоровых людей, которые слышат голоса в голове, может помочь шизофренику.

Новый метод помогает шизофреникам осознать себя

Новое лечение помогает пациентам с шизофренией справляться с повседневными переживаниями и может привести к долгосрочным изменениям в поведении.

Найдено более 100 генетических локусов шизофрении

Крупнейшее текущее исследование шизофрении выявило ряд генов, которые способствуют повышению риска серьезного психического расстройства.

Новый проект определит факторы риска шизофрении

В рамках крупного исследовательского проекта будут изучены генетические данные и уровни витамина D у 80 000 новорожденных, чтобы сузить круг причин ряда психических заболеваний, таких как шизофрения и депрессия.

.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.