Рак слюнной железы прогноз: Рак позвоночника

alexxlab Разное

Содержание

Рак слюнной железы: симптомы, диагностика, лечение

 

Рак – это страшное слово, которое вызывает тревогу и обеспокоенность в сознании большинства людей. И хотя все, что связано с онкологией, несет весьма резонные опасения, нужно признать, что вероятность заболеть раком слюнных желез крайне невелика. По данным Ассоциации онкологов России, новообразования слюнных желез составляют всего 1–5 % среди всех злокачественных опухолей и 3 % среди опухолей головы и шеи. И все же давайте поговорим об этом заболевании, которое может поражать как большие, так и малые слюнные железы.

Слюнные железы

В организме человека принято различать три пары больших слюнных желез: околоушные, подчелюстные и подъязычные. Самые крупные из них – околоушные – расположены по обе стороны лица, спереди и снизу от ушной раковины, а подчелюстные и подъязычные – под нижней челюстью и под языком соответственно. По наблюдениям Национального медицинского исследовательского центра им. Н. Н. Блохина, чаще всего поражается околоушная слюнная железа. Лечение новообразований в этой области осложняется тем, что к околоушной железе непосредственно прилегает лицевой нерв, повреждение которого может привести к развитию паралича лица. Раковые клетки могут также появляться в малых слюнных железах, которые располагаются в подслизистом слое губ, щек, нёба и языка.

Факторы риска и симптомы

Несмотря на то что рак слюнной железы встречается достаточно редко, существуют определенные факторы, которые повышают вероятность развития этого заболевания. Согласно данным специалистов, злокачественные новообразования данной локации чаще диагностируются у мужчин, при этом опасность возникновения патологии увеличивается с возрастом. Кроме того, в группу риска входят лица, которые подверглись облучению головы или шеи, проходя курс лучевой терапии при лечении других форм рака.

К основным симптомам рака слюнной железы специалисты Московского клинического научного центра им. А. С. Логинова относят появление отеков и уплотнений в области ушей, нижней челюсти и шеи, регулярные боли, онемение половины лица, слабость мимической мускулатуры и асимметрию лица. Затруднения при глотании или невозможность широко раскрыть рот также должны стать поводом немедленно обратиться к врачу.

Диагностика

После первичного осмотра и пальпации обычно выполняется тонкоигольная аспирационная биопсия с последующим цитологическим исследованием для подтверждения или исключения злокачественности новообразования. Следующий этап диагностики – определение размеров опухоли с помощью КТ, МРТ или рентгеновских снимков. Если биопсия не дала однозначного результата, может потребоваться хирургическое вмешательство. В подобных случаях только обширное обследование, проводящееся совместными усилиями хирурга, патолога и рентгенолога, позволяет поставить диагноз и назначить курс лечения.

Лечение рака слюнной железы

Лечение рака слюнной железы предусматривает частичное или полное удаление пораженного органа и окружающих тканей. При этом иссечение опухоли зачастую сопровождается удалением регионарных лимфатических узлов. По результатам их анализа пациенту может быть дополнительно назначена лучевая терапия, которая уничтожит оставшиеся злокачественные клетки. В настоящее время химиотерапия не считается эффективным методом лечения данной формы рака, однако исследования в этой области по-прежнему продолжаются.

Таким образом, если вы заметили какие-либо изменения в ротовой полости, расскажите об этом своему стоматологу. Не забывайте каждые полгода записываться на профилактический осмотр, во время которого врач не только проверит состояние зубов и десен, но и сможет вовремя распознать признаки онкологических заболеваний полости рта. Прислушивайтесь к рекомендациям доктора, следите за гигиеной – и здоровая, счастливая улыбка вам обеспечена!

 

Рак слюнных желез

Структура строения слюнных желез представляет собой железы расположенные в различных областях. Выделяют околоушные железы, подчелюстные и подъязычные. Первые расположены на уровне ушей в каждой щеке, выделяют слюну с внутренней поверхности щек. Подъязычные же и подчелюстные находятся под полостью рта и выделяют слюну в пространство под языком.

Рак слюнных желез – заболевание, которое встречается достаточно редко. Наиболее распространенным считается вид рака, исходящий из клеток слюнных желез. Чаще всего злокачественные опухоли обнаруживают в околоушных железах. 

Узнать точную стоимость лечения


Симптомы заболевания

В большинстве случаев, рак слюнных желез начинается с безболезненной, медленно растущей припухлости щеки. Иногда может быть поражен лицевой нерв, что вызывает вялость мышц лица с пораженной стороны. Сочетание таких признаков свидетельствует о наличии злокачественной опухоли в околоушной железе. В некоторых случаях новообразование появляется в подчелюстной железе, с одной стороны под челюстью. Симптомы рака слюнных желез можно выделить:

  • сухость ворту или наоборот гиперсаливация (выделение большого количества слюны)
  • припухлость в области слюнной железы или желез
  • онемение
  • боль в области языка и слюнных желез, которая может отдавать в ухо

Выделяют 4 стадии развития онкологии слюнных желез. Первые стадии могут протекать безсимптомно, поэтому диагностика может показать уже 2-4 стадии из-за позднего обращения к специалисту. При обнаружении любых подозрительных изменений в слюноотделении или изменениях от обычного состояния — необходимо обратится на Check-Up диагностику.

Диагностика и методы лечения рака слюнной железы

Прежде всего, как и в большинстве случаев, применяется биопсия, гистологическое изучение клеток опухоли. Результаты исследования чаще всего показывают, что необходимо удаление железы. Операция может быть усложнена близостью лицевого нерва к железе, поэтому в таком случае применяются методы особого контроля. Правда, если опухоль прорастает нерв или прилегает к нему очень близко, его поражения сложно избежать, что впоследствии приводит к временному параличу мышц лица с оперируемой стороны.

Чтобы предотвратить рецидивирование рака, после хирургического вмешательства, часто применяется радиотерапия. Не требуется она только в случае, если опухоль небольшого размера и доброкачественная. Если говорить о химиотерапии, этот метод лечения мало практикуется при лечении такого онкологического заболевания, как рак слюнной железы, и не считается стандартным.

Прогноз при раке слюнной железы

Эффективность лечения опухолей органов шеи и головы, в особенности, слюнных желез, зависит от многих факторов: распространение заболевания, расположение опухоли, гистологический тип, степень удалении раковой опухоли.

На ранних стадиях заболевание излечимо благодаря комплексу таких методов, как хирургическое вмешательство и радиотерапия. Если же болезнь прогрессирует, в целях контроля применяют хирургические, химиотерапевтические или радиотерапевтические методы по отдельности или совмещая. Интересно, что прогноз значительно лучше у женщин, чем у представителей мужского пола.

 

 

Стоимость диагностики

Cтоимость диагностики $
Ревизия “домашней” биопсии, возможны иммуногистохимические окрасы 930

Узнать точную стоимость диагностики

Гарантированный ответ в течение 30 минут

Стоимость лечения рака слюнных желез в Израиле

Цена лечения рака слюнных желез начинается с обследования и консультации специалиста, которая может начинаться от $ 490. Эндоскопические операции слюнных желез составляют примерно от $ 17 тыс. Более точные данные сколько стоит лечение онкологии слюнных желез возможно получить только после консультации с медицинским координатором Первого медицинского центра Тель-Авива. Наши пациенты, которые уже прошли лечение, оставляют свои отзывы о медицинском центре, что бы поделится опытом с другими и Вы всегда можете ознакомится с ними.

Оставьте заявку через он-лайн форму и наш медицинский координатор свяжется с Вами и расскажет все возможные варианты решения по диагностике, лечению или реабилитации.

Стоимость лечения

Cтоимость лечения $
Консультация онколога 550
Химиотерапия 1 курс, включая дневной стационар
от 850
Лучевая терапия (стоимость 1 поля) от 180

Узнать точную стоимость лечения

Гарантированный ответ в течение 30 минут

Рак околоушной слюнной железы — Istituto Europeo di Oncologia

Первый подход к лечению является важнейшим. Лечение является главной целью, и считается столь же важным, как качество жизни и функциональность подлежащих лечению органов, таких как голос, язык, глотание, вкус и дыхание. IEO предоставляет пациентам многопрофильную команду, занимающуюся диагностикой, лечением и реабилитацией

Инновационные и малоинвазивные методы лечения: за прошедшие годы отделение разработало различные оригинальные методики и минимально инвазивные подходы для улучшения результатов операций в плане удаления опухолей и сохранения функций органов, чтобы расширить возможные методы лечения пациентов с меньшим хирургическим воздействием. Некоторые из этих методов лечения доступны только здесь, в IEO.

Хирургия: наши хирурги отделения головы и шеи ежегодно выполняют самое большое количество операций на злокачественных опухолях, чем любой другой центр в Италии (по данным AGENAS). Более того, на протяжении более 20 лет мы претворяем завет профессора Веронези: то есть применяем «минимально эффективную терапию» также при поражениях головы и шеи. Мы первыми в Италии предложили консервативную операцию на щитовидной железе, благодаря более чем 15-летнему опыту в области гемиреоидэктомии даже при злокачественных опухолях. Мы одними из первых начали проводить эндоскопические консервативные операции на гортани, число которых превышает сейчас 250 процедур в год, и стали пионерами в функциональной хирургии языка, обеспечивающей почти нормальное качество жизни после операции. Наконец, уже более 20 лет мы проводим очень деликатные операции на слюнных железах. Это единственное признанное отделение хирургии головы и шеи в Италии.

USDAS (Ультразвуковая хирургия с использованием красителя): отделение разработало оригинальную методику с использованием витальных красителей под контролем ультразвука для выявления рецидивирующих узелков в области щитовидной железы, слюнной железы и лимфатических узлов. Этот метод более эффективен и снижает риск осложнений.[1]

ЗНАЧЕНИЕ МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНОЙ КОМАНДЫ

Задачей нашей мультидисциплинарной команды являются диагностика, лечение и реабилитация пациентов с опухолями головы и шеи и изучение этих заболеваний. Наша команда включает более тридцати профессионалов в области онкологии с опытом в различных дисциплинах, таких как оториноларингология (ЛОР), челюстно-лицевая хирургия, экстренная хирургия, пластическая и восстановительная хирургия, радиотерапия, медицинская онкология, радиология, патология, ядерная медицина, диетология, физиотерапия, эндокринология, стоматология, фониатрия, логопедия, психология и биология.

Интеграция различных знаний и навыков может решить целый ряд клинических проблем, от диагностики и планирования лечения до функционального восстановления (речь, дыхание, глотание) для достижения наилучших результатов в лечении рака и обеспечении надлежащего качества жизни. Команда работает слаженно и еженедельно встречается для обсуждения случаев пациентов, доверившихся нашей организации. Они разрабатывают комплексные персонализированные планы помощи, учитывающие все аспекты лечения и реабилитации, учитывая различные варианты лечения и принимая во внимание нужды отдельных пациентов, в соответствии с внутренними, национальными и международными руководствами.

Команда, в тесном сотрудничестве с Советом по науке и здравоохранению, контролирует результаты лечения и качество исполнения в режиме реального времени с целью отметить ключевые проблемы и выявить области, требующие улучшения и развития. Мультидисциплинарные встречи являются возможностью для профессионального развития, основанного на обменах внутри группы, литературных данных и критических обзорах и обновлениях руководств, а также диагностических и терапевтических подходах. Информация, полученная из критического обзора клинической деятельности, технологических инноваций, изучения эволюции лечимых опухолей и постоянного обновления используется для выявления открытых вопросов и предложения научных исследований. Благодаря этому подходу внедрены клинические научные исследования и коллективные научно-исследовательские проекты в сотрудничестве с национальными и международными организациями.

Опухоль околоушной слюнной железы

Лечение выбора опухоли околоушной железы —  хирургия слюнных желез (за исключением нескольких редких исключений, таких как лимфома). Хирургия позволяет, при необходимости, удалять околоушную опухоль и некоторые окружающие ткани и боковые шейные лимфатические узлы (которые могут быть местом метастазов). Вмешательства чувствительны, особенно из-за наличия нервных структур в слюнных железах (лицевой нерв и его ветви). Хирургические методы являются самыми передовыми и используют увеличение (с помощью микроскопа и (или) увеличительных очков) и реконструкцию лицевого нерва, если он поврежден во время удаления околоушной опухоли. На основании окончательного гистологического исследования околоушной опухоли в отдельных случаях назначается послеоперационная лучевая терапия.

Когда необходимо пожертвовать лицевым нервом (из-за инфильтрации околоушной опухоли), немедленная реконструкция может быть выполнена путем переноса одного или нескольких сегментов донорского нерва (большой ушной раковины, голени, широчайшей мышцы спины). Донорский нерв можно жертвовать, потому что он не предполагает значительного функционального дефицита. Этот метод может быть осуществлен у пациентов, подвергающихся послеоперационной лучевой терапии, и позволяет восстанавливать подвижность лица в течение 4-12 месяцев. Если по какой-либо причине немедленная реконструкция не может быть выполнена, пациент может решить пройти различные виды отсроченной реконструкции.

Доступ к самым инновационным методам лечения: Иммунотерапия является одним из наиболее многообещающих нехирургических методов лечения и состоит в усилении иммунной реакции пациента на опухоль. Адротерапия (лучевая терапия протонами или ионами углерода) является популярным методом лечения многих новообразований в слюнных железах или опухолей, расположенных в чувствительных анатомических местах или трудноудалимых хирургическим путем.

Отдаленные метастазы рака головы и шеи

Отдаленные метастазы определяются как опухоль, распространяющаяся на другие органы. Легких, печени и костей наиболее распространенные места для гематогенных метастазов головы и шеи плоскоклеточного рака. Частота отдаленных метастазов при плоскоклеточном раке головы и шеи низкая для общей популяции плоскоклеточного рака головы и шеи: обычно ниже 5% в выборке. Пациенты с плоскоклеточным раком головы и шеи с отдаленными метастазами, как правило, являются кандидатами только для паллиативных сценариев лечения, поскольку в настоящее время никакая системная терапия не имеет лечебного потенциала у пациентов с плоскоклеточным раком головы и шеи с отдаленными метастазами. Следовательно, обширная локорегионарная терапия обычно считается бесполезной в этих пациентах. Особое внимание мы уделяем сотрудничеству с CNAO, Национальным центром онкологической хадронтерапии) для II фазы, клинического исследования по лучевой терапии с использованием протонов (адронная терапия) для локально развитых опухолей шейно-лицевой области.



[1] Giugliano G, DE Fiori E, Proh M, Chulam Celestino T, Grosso E, Cattaneo A, Gibelli B, Massaro M, Ansarin M. Ultrasound dye-assisted surgery (USDAS): a promising diagnostic and therapeutic tool for the treatment of cancer recurrences in the neck. Acta Otorhinolaryngol Ital. 2011 Aug;31(4):222-7

Рак слюнных желез, лечение рака в Израиле

  • Доктор Виктория Нейман

    Онкология, Рак груди, Рак молочной железы, Рак молочных желез

    Подробнее
  • Доктор Тамар Сафра

    Онкогинекология, Онкология

    Подробнее
  • Доктор Вячеслав Сойфер

    Онкология, Радиотерапия, Радиотерапия меланомы

    Подробнее
  • Доктор Эльдад Эльнекаве

    Интервенционная радиология, Онкология, Радиология

    Подробнее
  • Профессор Дан Адерка

    Онкологические заболевания системы жкт, Онкология, Рак прямой кишки, Рак толстой кишки

    Подробнее
  • Доктор Раанан Бергер

    Онкология, Онкоурология, Урологическая онкология, Урологическая хирургия, Урология

    Подробнее
  • Профессор Барух Бренер

    Биологическая терапия рака, Онкология жкт, Опухоли жкт, Рак желудка, Рак кишечника

    Подробнее
  • Доктор Юлия Гринберг

    Онкология, Рак молочной железы, Рак молочных желез, Химиотерапия

    Подробнее
  • Профессор Тали Сигаль

    Лимфомы головного мозга, Нейроонкология, Опухоли головы

    Подробнее
  • Доктор Шифра Аш

    Детская онкология, Нейробластома

    Подробнее
  • Доктор Шуламит Ризель

    Бейлинсон, Давидоф, Онкология, Рак молочной железы, Химиотерапия

    Подробнее
  • Профессор Нир Пелед

    Alk, Braf, Egfr, Биологическое лечение рака легких, Иммунотерапия, Лечение рака легких

    Подробнее
  • Доктор Клод Корен

    Онкогинекология, Онкология, Рак матки, Рак шейки матки

    Подробнее
  • Доктор Ирина Живелюк

    Ассута, Онкология, Рак груди, Химиотерапия

    Подробнее
  • Доктор Эфраим Иделевич

    Подробнее
  • Профессор Белла Кауфман

    Радиационная терапия, Рак груди

    Подробнее
  • Доктор Диана Мациевски

    Подробнее
  • Доктор Светлана Залманова

    Брахитерапия, Радиационная терапия

    Подробнее
  • Профессор Моше Инбар

    Лучевая терапия, Онкология, Радиология, Рак груди

    Подробнее
  • Доктор Рафаэль Пфеффер

    Лучевая терапия, Новалис, Онкология, Радиотерапия, Радиохирургия

    Подробнее
  • Профессор Офер Меримский

    Kps, Онкология, Радиология, Рак легких, Саркома костей

    Подробнее
  • Профессор Шимон Славин

    Иммунология, Клеточная терапия, Онкология, Трансплантация костного мозга, Трансплантология

    Подробнее
  • Профессор Яков Шехтер

    Дерматология, Клиническая онкология, Меланома, Онкология, Радиология

    Подробнее
  • Профессор Давид Грушар

    Гастроэнтерология, Онкология, Пэткт, Радиология

    Подробнее
  • Профессор Илан Рон

    Меланома, Онкологические заболевания системы жкт, Онкология, Радиология, Рак груди, Химиотерапия

    Подробнее
  • Доктор Майя Готфрид

    Онкологические заболевания легких, Онкология, Рак легких

    Подробнее
  • Профессор Барух Кляйн

    Гастроэнтерология, Новообразования у пожилых людей, Онкология, Опухоли молочной железы

    Подробнее
  • Профессор Рами Бен-Йосеф

    Онкология, Опухоли головы, Опухоли простаты, Радиология

    Подробнее
  • Лечение рака слюнных желез в Израиле

    Профессор Гиль Бар-Села

    Ведущий специалист Израиля в области онкологии ЖКТ, саркомы и меланомы

    Специализация:

    ОНКОЛОГИЯ

    Автор: Др. Светлана Рубин

    Что такое рак слюнных желез

    У человека есть три пары крупных слюнных желез – поднижнечелюстные, подъязычные и околоушные. Кроме этого существуют малые слюнные железы, расположенные в слизистой оболочке щек, губ, языка, а также мягкого и твердого нёба.

    Чаще всего злокачественный процесс поражает околоушную железу, расположенную под ушной раковиной.

    Лечение рака слюнной железы в клинике Рамбам проводится с применением инновационных противоопухолевых методик и может включать в себя хирургическое вмешательство, радиотерапию и химиотерапию.

    Симптомы рака слюнных желез

    На начальной стадии рак слюнных желез может протекать бессимптомно. По мере развития злокачественного процесса у больных могут наблюдаться следующие признаки и симптомы:

    • прощупываемое уплотнение в области челюсти, шеи или полости рта;
    • невозможность широко открыть рот;
    • односторонняя слабость мышц лица;
    • стойкая болезненность слюнной железы;
    • затруднения при глотании;
    • утрата чувствительности участка лица.

    Причины возникновения рака слюнной железы

    До сих пор точно неизвестно, что вызывает этот тип рака. Ученые считают, что злокачественный процесс возникает вследствие мутации ДНК в одной из клеток слюнной железы. Это приводит к тому, что клетка начинает быстро расти и делиться, репродуцируя себе подобные аномальные клетки. Злокачественные клетки живут дольше нормальных. Накапливаясь, они формируют опухоль, которая может вторгаться в соседние ткани. Кроме этого патологические клетки могут отрываться от опухолевой массы и мигрировать (метастазировать) в отдаленные органы и ткани.

    Виды рака слюнной железы

    Существует несколько типов рака слюнных желез. Онкологи классифицируют их на основе того, какие клетки участвуют в злокачественном процессе. Определение морфологического типа рака помогает подобрать оптимальный метод терапии.

    Различают следующие виды рака слюнной железы:

    • ацинозно-клеточная карцинома;
    • аденокарцинорма;
    • аденоидно-кистозный рак;
    • светлоклеточная карцинома;
    • смешанная злокачественная опухоль;
    • мукоэпидермоидная опухоль;
    • онкоцитарная карцинома;
    • полиморфная высокодифференцированная карцинома;
    • карцинома слюнных протоков;
    • плоскоклеточный рак.

    Диагностика и стадирование рака слюнных желез

    Диагностические процедуры, используемые для выявления рака слюнной железы в клинике Рамбам, включают в себя

    • Физикальный осмотр – врач осматривает и пальпирует область челюсти, шеи и горла пациента для выявления подозрительных уплотнений.
    • Тесты диагностической визуализации – такие методы исследования как компьютерная и магнитно-резонансная томография выполняются для того, чтобы точно определить размер и местоположение раковой опухоли.
    • Биопсия – забор жидкости или участка ткани из подозрительной области для последующего патогистологического анализа. Биопсия — это метод диагностики, который с высокой степенью достоверности помогает подтвердить или опровергнуть диагноз рак слюнных желез.

    После подтверждения диагноза специалисты клиники Рамбам определяют стадию рака. Это необходимо для того, чтобы подобрать наиболее эффективный протокол лечения и получить представление о прогнозе.

    В процессе стадирования определяется степень развития рака, где стадия I описывает небольшую локализованную опухоль, а стадия IV ставится при прогрессирующем раке, который распространился в лимфоузлы или отдаленные ткани и органы.

    Методы лечения рака слюнных желез в МЦ Рамбам

    Выбор метода терапии зависит от множества факторов, основными среди которых являются морфологический тип опухоли, ее размер и точная локализация, а также степень распространения в окружающие ткани. Приоритетным методом терапии рака слюнных желез является хирургическое вмешательство с или без радиотерапии.

    Хирургическое лечение

    При раке слюнных желез могут быть выполнены следующие виды хирургических операций:

    • Частичное удаление слюнной железы – при небольших размерах опухоли и удобном для хирургической резекции месторасположении хирург может удалить пораженную область слюнной железы с небольшим участком прилегающих тканей.
    • Полная резекция слюнной железы – эта операция выполняется при больших размерах опухоли. Если злокачественный процесс успел распространиться на лицевые нервы, слюнные протоки, кости и кожу лица – они также подлежат удалению.
    • Удаление шейных лимфоузлов – если в ходе диагностического обследования выяснилось, что рак распространился на шейные лимфатические узлы, выполняется операция по их удалению.
    • Реконструктивная хирургия – если в ходе лечения требуется удаление костей и участков кожи, специалисты клиники Рамбам рекомендуют восстановить их с помощью реконструктивной хирургии. В ходе операции или серии операций пластический хирург стремится восстановить или улучшить способность пациента жевать, глотать, говорить или дышать. Пациенту может потребоваться трансплантация участков кожи, мягких тканей или нервов из других участков тела.

    Хирургическое вмешательство на слюнных железах может быть затруднено, поскольку вблизи них располагается несколько важных нервов. Например, лицевой нерв, контролирующий движение мышц лица, проходит непосредственно через околоушную слюнную железу.

    Удаление опухолей, локализующихся вблизи важных нервов, может привести к их повреждению, что чревато частичным параличом мышц лица. Хирурги больницы Рамбам делают все возможное, чтобы сохранить эти нервы. В некоторых случаях после операции по удалению раковой опухоли требуется трансплантация нервов из других частей тела.

    Радиационная терапия

    При радиотерапии для уничтожения раковых клеток используется мощное радиационное излучение. Для того чтобы оградить здоровые клетки от повреждения, сегодня используется направленная лучевая терапия, при которой лучи энергии фокусируются точно на пораженную раком область.

    Лучевая терапия чаще всего назначается после хирургического вмешательства для того, чтобы убить раковые клетки, которые могли остаться в организме после резекции опухоли. Если по каким-либо причинам операцию провести невозможно радиационная терапия может применяться в качестве самостоятельного метода лечения рака слюнной железы.

    Химиотерапия

    Химиотерапия рассматривается как вариант лечения для людей с терминальной стадией рака, распространившегося в отдаленные органы и ткани. Целью терапии является снижение выраженности симптомов и улучшение качества жизни больного. В настоящее время химиотерапия не применяется в качестве стандартного метода лечения рака слюнных желез, но исследования в этой области продолжаются.

    Причины рака слюнной железы и группы риска

    Слюнные железы вырабатывают слюну — жидкость, находящуюся в ротовой полости и выполняющую некоторые важные функции: смачивание слизистой оболочки, пищи, облегчение артикуляции, глотания, защиту от болезнетворных бактерий и пр. Выделяют две группы слюнных желез:

    • Большие: подъязычные, околоушные, подчелюстные.
    • Малые имеют микроскопическое строение, разбросаны по всей ротовой полости — всего их насчитывается несколько сотен.

    Рак может развиваться во всех этих железах. Чаще всего (в 7 из 10 случаев) доброкачественные и злокачественные опухоли возникают в околоушных слюнных железах. Примерно 1–2 опухоли из десяти приходятся на подчелюстные слюнные железы, в 50% случаев они имеют злокачественный характер. В редких случаев рак развивается в подъязычной или мелких слюнных железах.

    Причины рака слюнной железы и группы риска

    Нормальная клетка слюнной железы становится раковой, когда в ней происходит определенный набор мутаций. К развитию злокачественных опухолей приводят мутации в онкогенах (гены, которые активируют размножение клеток) или генах-супрессорах опухолей (подавляют размножение клеток, «чинят» поврежденную ДНК, запускают запрограммированную клеточную смерть — апоптоз). В каждом конкретном случае судить о причинах произошедших в клетках мутаций очень сложно. Нельзя сказать, почему именно они произошли.

    Выделяют некоторые факторы риска, повышающие вероятность развития злокачественной опухоли:

    • Чем старше человек, тем больше накапливается изменений в его генах, тем выше вероятность развития различных типов рака.
    • У мужчин рак слюнной железы бывает чаще, чем у женщин.
    • Облучение головы. Например, это может быть ранее перенесенный курс лучевой терапии, воздействие ионизирующих излучений на рабочем месте.
    • Есть данные о том, что риск рака слюнных желез повышен у людей, которые имеют определенные профессиональные вредности: контакт с асбестом, пылью сплавов никеля, работа на предприятиях, которые занимаются производством резины, деревообработкой.

    Роль наследственности на данный момент считается незначительной. Большинство больных не имеют отягощенного семейного анамнеза (близких родственников, у которых был диагностирован тот же тип рака). Не доказана роль алкоголя и табака. Известно, что эти вредные привычки в целом повышают риск развития рака головы и шеи, но связь со злокачественными опухолями слюнных желез не обнаружена.

    Симптомы заболевания

    Доброкачественные и злокачественные опухоли слюнных желез проявляются сходными симптомами. Одно из главных отличий в том, что рак растет намного быстрее и чаще приводит к ряду симптомов, связанных с прорастанием в окружающие ткани, сдавлением нервов.

     

    Нужно посетить врача, если вас стали беспокоить следующие симптомы:

    • Появилось уплотнение или отек во рту, в области щеки, челюсти, шеи.
    • Вы заметили, что ваше лицо стало асимметричным.
    • Беспокоит боль во рту, в области шеи, уха, щеки, челюсти. Она долго не проходит.
    • Онемение части лица.
    • Слабость в мимических мышцах, из-за этого половина лица может быть «опущена», что становится особенно заметно при оскаливании зубов, нахмуривании бровей.
    • Не получается широко открыть рот.
    • Затруднение глотания.

    Методы диагностики

    Во время первичного приема врач-онколог беседует с пациентом, расспрашивает его, пытаясь выяснить факторы риска, проводит осмотр. Доктор ощупывает опухоль на лице и шейные лимфатические узлы, оценивает чувствительность лица и работу мимических мышц. После этого больной может быть направлен на дополнительную консультацию к ЛОР-врачу.

    Компьютерная томография и магнитно-резонансная томография помогают оценить размеры, форму и расположение опухоли, обнаружить очаги в лимфатических узлах и других органах. В настоящее время золотым стандартом в поиске отдаленных метастазов является ПЭТ-сканирование. Если опухоль находится рядом с челюстью, проводят рентгенографию. Рентгенографическое исследование грудной клетки помогает обнаружить метастазы в легких, оценить состояние легких и сердца перед хирургическим лечением.

    Самый точный метод диагностики рака слюнных желез — биопсия. Во время этой процедуры врач получает фрагмент патологически измененной ткани и отправляет в лабораторию для цитологического, гистологического исследования.

    Чаще всего проводят тонкоигольную аспирационую биопсию. Опухолевую ткань получают с помощью полой иглы, напоминающей ту, что используют для инъекций. Если не удается получить нужное количество ткани, врач проводит инцизионную биопсию: делает разрез и удаляет часть опухоли.

    Если в образце обнаружены опухолевые клетки, диагноз рака практически не вызывает сомнений.

    Классификация: типы рака слюнной железы

    Слюнные железы состоят из разных типов клеток, любые из них могут дать начало злокачественной опухоли. Поэтому тут встречаются разные типы рака:

    • Мукоэпидермоидный рак слюнной железы — наиболее распространенная разновидность. Чаще всего он встречается в околоушных слюнных железах, реже — в подчелюстных и мелких. Эти опухоли редко бывают агрессивными.
    • Аденоидная кистозная карцинома характеризуется очень медленным ростом и редким метастазированием. Однако, от этой злокачественной опухоли бывает очень сложно избавиться: она может рецидивировать спустя длительное время после лечения.
    • Аденокарциномой называют злокачественную опухоль, которая развивается из железистых клеток. В слюнных железах могут возникать разные виды аденокарцином: ациноклеточный рак, полиморфная аденокарцинома низкой степени злокачественности, базальноклеточная аденокарцинома, светлоклеточный рак, цистаденокарцинома и др.
    • К редким типам злокачественных раковых опухолей слюнных желез относят: плоскоклеточный рак, эпителиально-миоэпителиальную карциному, анапластическую мелкоклеточную карциному, недифференцированные карциномы.

    Стадии заболевания

    Рак слюнных желез, как и другие злокачественные опухоли, классифицируют по стадиям в соответствии с общепринятой системой TNM. Буква T в аббревиатуре обозначает характеристики первичной опухоли: размеры и степень ее прорастания в окружающие ткани, N — распространение в лимфатические узлы, M — наличие отдаленных метастазов. В зависимости от этих показателей, в течении рака слюнной железы выделяют следующие стадии:

    • Стадия 0 — это «рак на месте» (карцинома in situ). Опухоль находится в пределах слоя клеток, которые образуют слюнную железу, и не прорастает в соседние ткани.
    • Стадия I — опухоль, которая находится в пределах слюнной железы и имеет размеры не более 2 см.
    • Стадия II — опухоль достигает размеров более 2 см, но не более 4 см.
    • Стадия III — опухоль, которая достигает размеров более 4 см и/или распространяется в окружающие ткани, либо опухоль любого размера, которая проросла в окружающие ткани, распространилась в один шейный лимфатический узел на той же стороне, причем, очаг в лимфоузле не более 3 см и не распространяется за его пределы.
    • Стадия IV включает подстадии IVA, IVB или IVC. Первые две характеризуются разной степенью распространения злокачественной опухоли в анатомические структуры головы, шеи, в лимфатические узлы. Если диагностирована стадия IVC, это означает, что имеются отдаленные метастазы.

    Помимо стадий, выделяют три степени злокачественности рака слюнных желез:

    • I степень — низкая степень злокачественности. Такие опухоли называют высокодифференцированными. Опухолевая ткань максимально похожа на нормальную ткань слюнных желез. Она медленно растет, и прогноз для таких пациентов наиболее благоприятен.
    • II степень — это умеренно дифференцированные опухоли. Опухолевая ткань более существенно отличается от нормальной. Такой рак более агрессивен и отличается более плохим прогнозом.
    • III степень — низкодифференцированные опухоли. Раковые клетки практически полностью утрачивают черты нормальных. Такие опухоли ведут себя наиболее агрессивно.

    Определение степени злокачественности помогает врачу спрогнозировать, как будет вести себя рак, и правильно спланировать лечение.

    Лечение

    Лечением пациента занимается команда врачей, в которую могут входить: клинический онколог, ЛОР-врач, онколог-хирург, челюстно-лицевой хирург, химиотерапевт, радиотерапевт и др. Программа лечения определяется стадией рака, гистологическим типом опухоли, ее локализацией (какая железа поражена), возрастом, общим состоянием и сопутствующими заболеваниями пациента.

    Хирургия

    Если опухоль не сильно проросла в окружающие ткани, то она является резектабельной, то есть ее можно удалить хирургическим путем. Задача хирурга — иссечь опухоль с захватом окружающих тканей так, чтобы на линии разреза не осталось раковых клеток, то есть обеспечить негативный край резекции. Если опухолевые клетки распространились в лимфатические узлы, или по данным биопсии диагностирован агрессивный рак, лимфоузлы также удаляют.

    При раке околоушной слюнной железы хирургическое вмешательство представляет определенные сложности, потому что через железу проходит лицевой нерв, который контролирует работу мимических мышц. Если опухоль затрагивает только поверхностную долю железы, можно удалить ее отдельно — выполнить поверхностную паротидэктомию. При этом нет риска повредить лицевой нерв. В некоторых случаях приходится удалять всю железу, а если опухоль проросла в лицевой нерв — то и его.

    При раке подъязычной и поднижнечелюстной железы хирург удаляет саму железу и часть тканей, расположенных вокруг нее, в том числе, возможно, костную ткань. В некоторых случаях приходится иссекать нервы, которые контролируют чувствительность, движения в нижней части лица, в языке, чувство вкуса.

    При раке мелких желез удаляют пораженную железу и часть окружающих тканей. Объем операции зависит от размеров и расположения опухоли.

    Лучевая терапия

    Показания к применению лучевой терапии при злокачественных опухолях слюнных желез:

    • Для борьбы со злокачественными опухолями, которые не могут быть удалены хирургическим путем в силу своего расположения или размеров. Иногда облучение дополняют курсами химиотерапии.
    • После хирургического лечения. Такую лучевую терапию называют адъювантной, иногда ее сочетают с химиотерапией. Облучение после операции помогает уничтожить оставшиеся раковые клетки и предотвратить рецидив.
    • При запущенном раке. В данном случае лучевая терапия направлена на борьбу с болью, нарушением глотания, кровотечением и другими симптомами.

    Обычно облучение проводят пять дней в неделю в течение 6–7 недель. Если лучевую терапию применяют в паллиативных целях, курс будет короче.

    Химиотерапия

    Химиотерапию применяют при злокачественных новообразованиях слюнных желез довольно редко. Противоопухолевые препараты могут уменьшить размеры опухоли, но не способны полностью ее уничтожить. Чаще всего их назначают при запущенном раке в качестве паллиативного лечения или в дополнение к лучевой терапии.

     

    В зависимости от типа и других характеристик рака, врач может назначить комбинации разных химиопрепаратов: карбоплатина, цисплатина, 4-фторурацила, доксорубицина, паклитаксела, циклофосфамида, винорелбина, доцетаксела, метотрексата.

    Химиотерапию при раке всегда проводят циклами. Пациенту вводят препарат, потом делают «передышку» в течение нескольких дней. Курс лечения может состоять из нескольких циклов.

    Реабилитация

    После лечения могут сохраняться некоторые проблемы, связанные с повреждением нервов: нарушение функции мимической мускулатуры лица, расстройства речи, глотания, косметические дефекты. Некоторые побочные эффекты химиопрепаратов и лучевой терапии проходят после завершения терапии, а другие сохраняются в течение длительного времени. В таких случаях показаны курсы реабилитации. Врач составляет программу восстановительного лечения индивидуально, в зависимости от тяжести и характера расстройств.

    Осложнения и рецидивы

    Даже если лечение завершилось успешно, и по результатам обследования в организме пациента не обнаруживаются признаки присутствия раковых клеток, в будущем может произойти рецидив. Поэтому нужно регулярно наблюдаться у врача-онколога, приходить на осмотры, проходить различные исследования и сдавать анализы.

    Обычно доктор назначает осмотры раз в несколько месяцев в течение нескольких лет, затем — реже.

    • Если произошел рецидив рака, варианты лечения могут быть разными:
    • Если опухоль может быть удалена, выполняют хирургическое вмешательство с последующим курсом лучевой терапии.
    • Если опухоль не получается удалить хирургически, врач назначает лучевую терапию в сочетании с химиотерапией.
    • Если имеются отдаленные метастазы, основным методов лечения становится химиотерапия. Лучевую терапию и хирургическое лечение можно использовать для борьбы с некоторыми симптомами.

    При запущенном раке с метастазами достижение ремиссии становится крайне маловероятным. В таком случае лечение будет направлено на замедление прогрессирования рака, борьбу с симптомами, продление жизни больного.

    Врачи Европейской клиники берутся за лечение рака на любой стадии. Для нас не существует безнадежных пациентов. Всегда можно помочь, и мы знаем, как это правильно сделать, у нас есть все необходимые технологии, препараты последних поколений.

    Прогноз жизни при разных стадиях рака и профилактика

    Прогноз для онкологических больных принято измерять показателем пятилетней выживаемости. Это процент пациентов, которые остались живы в течение пяти лет после того, как у них была диагностирована злокачественная опухоль.

    Пятилетняя выживаемость на разных стадиях при злокачественных опухолях слюнных желез составляет:

    • Локализованный рак (не распространился за пределы слюнной железы — 0, I и II стадии) — 93%.
    • Рак, распространившийся в окружающие ткани и лимфатические узлы (стадии III, IVA и IVB) — 67%.
    • Рак с метастазами (стадия IVC) — 34%.

    Злокачественные опухоли в слюнных железах бывают разными, поэтому важно понимать, что это средние цифры, они зависят от типа рака и степени его агрессивности. Кроме того, эти цифры рассчитаны на основании данных о пациентах, у которых заболевание было диагностировано 5 лет назад и раньше. Но онкология развивается, возможности врачей постоянно растут. Поэтому больные, которые проходят лечение сейчас, могут иметь лучший прогноз.

    Специальных методов профилактики не существует. Нужно в целом вести здоровый образ жизни, своевременно обращать внимание на подозрительные симптомы и обращаться к врачу.

    Публикации в СМИ

    ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ. Приблизительно 80% опухолей околоушной железы доброкачественные. Чаще они бывают безболезненными. Многие из них мультицентричны и нередко дают местные рецидивы. Необходимы очень тщательные идентификация и хирургическое лечение, состоящее из удаления опухоли вместе со здоровой прилегающей тканью железы. При распространении на глубокую долю производят тотальную паротидэктомию. При операции по поводу доброкачественной опухоли околоушной железы следует сохранить лицевой нерв.

    Смешанные опухоли состоят как из стромальных, так и эпителиальных клеток • Из всех новообразований околоушной железы составляют 60% • Хотя они растут медленно, в момент первичного обращения к врачу достигают значительных размеров • При вылущивании, которое во время операции кажется лёгким и радикальным, неизбежно оставление гнёзд опухоли, приводящее к рецидиву и необходимости повторного вмешательства • В околоушной железе выявляют смешанные поражения типа гемангиом и лимфангиом.

    Папиллярная лимфоматозная аденокистома (опухоль Уортина) обнаруживают у мужчин в 6 раз чаще в возрасте 40–60 лет • Состоит из эпителиальных и лимфоидных элементов • Опухоли (кисты) мягкие при пальпации • При рассечении внутри опухоли находят слизеподобную субстанцию, напоминающую гной. Однако, несмотря на такой вид, опухоли по происхождению не воспалительные, а типично неопластические • Злокачественное перерождение происходит редко, в основном у больных, перенёсших облучение.

    Доброкачественная лимфоэпителиальная опухоль (опухоль Годвина) • Чаще возникает у женщин средних лет и старше • Характерна медленно прогрессирующая лимфоидная инфильтрация железы • Необходима исключить злокачественную лимфому • Изредка опухоль Годвина не имеет капсулы. В таких случаях она имитирует воспалительный процесс • При рецидивах хороший эффект можно получить при облучении небольшими дозами.

    Оксифильные аденомы состоят из ацидофильных клеток (онкоциты) • Чаще их выявляют у пожилых пациентов • Характерен медленный рост, поэтому размер обычно не превышает 5 см.

    ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ составляют 20% всех опухолей околоушной слюнной железы. Гистологическая классификация: мукоэпидермальные, смешанные опухоли, редко — плоскоклеточный рак, цилиндрома, аденокарцинома.

    Клиника: характерные симптомы — рост опухолевидного образования. Характерны боли и паралич лицевого нерва, которые крайне редко возникают при доброкачественных опухолях. Первичный диагноз устанавливают на основании клинического осмотра, пальпации, неврологического исследования черепных нервов. МРТ — метод выбора из-за высокой контрастности исследования мягких тканей, возможности определения прорастания основания черепа, глубоких тканей шеи, основания языка.
    • TNM-классификация •• Т1 — опухоль до 2 см в наибольшем измерении без экстрапаренхимального распространения •• Т2 — опухоль более 2, но менее 4 см в наибольшем измерении без экстрапаренхимального распространения •• Т3 — опухоль, при наличии следующих признаков: опухоль более 4, но менее 6 см в наибольшем измерении, экстрапаренхимальное распространение, но без поражения лицевого нерва •• Т4 — опухоль более 6 см в наибольшем измерении или распространяется на основание черепа, лицевой нерв • N1 — метастазы в одном лимфатическом узле не более 3 см в наибольшем измерении на стороне поражения • N2 — метастазы в одном лимфатическом узле на стороне поражения более 3 и менее 6 см в наибольшем измерении, или метастазы в нескольких лимфатических узлах на стороне поражения менее 6 см в наибольшем измерении, или метастазы в лимфатических узлах шеи с обеих сторон, или с противоположной стороны до 6 см в наибольшем измерении.

    Группировка по стадиям • Стадия I: T1–2N0M0 • Стадия II: T3N0M0 • Стадия III: T1–2N1M0 • Стадия IV •• T3N1M0 •• T4N0–1M0 •• T1–4N2–3M0 •• T1–4N0–3M1.
    • Лечение. Стандарт лечения в большинстве учреждений — комбинированное: лучевая терапия и хирургическое вмешательство.

    Мукоэпидермальные опухоли низкой злокачественности обнаруживают обычно у детей. В большинстве случаев они бывают инкапсулированными и мягкими при пальпации. Лечение — удаление опухоли с сохранением ветвей лицевого нерва, не вовлечённых в процесс. При адекватном лечении опухолей низкой злокачественности 5-летняя выживаемость — 95%.

    МКБ-10 • C07 Злокачественное новообразование околоушной слюнной железы • D11.0 Доброкачественное новообразование околоушной слюнной железы

    Выживаемость при раке слюнных желез

    Выживание зависит от разных факторов. Поэтому никто не может сказать вам точно, сколько вы проживете.

    Врачи обычно определяют прогноз определенного заболевания, наблюдая за большими группами людей. Поскольку этот рак встречается реже, выживаемость оценить труднее, чем при других, более распространенных видах рака.

    Некоторые статистические данные должны быть основаны на небольшом количестве людей. Помните, они не могут сказать вам, что произойдет в вашем конкретном случае.

    Ваш врач может предоставить вам дополнительную информацию о вашем прогнозе.

    Вы также можете поговорить об этом с медсестрами Cancer Research UK по бесплатному телефону 0808 800 4040 с 9:00 до 17:00 с понедельника по пятницу.

    Выживаемость по стадиям рака слюнных желез

    В Великобритании нет общедоступных статистических данных о выживаемости рака слюнных желез по стадиям.

    Приведенная ниже статистика получена из Америки. Они взяты из программы SEER Национального института рака.Они предназначены для людей, у которых был диагностирован рак слюнных желез в период с 2011 по 2017 год. Пожалуйста, имейте в виду, что эти цифры могут не соответствовать реальной картине выживания в Великобритании. Это связано с различиями в американских системах здравоохранения, сборе данных и населении.

    Американская статистика делится на 3 группы стадий – локализованный, регионарный и отдаленный рак. В Великобритании ваш врач может не использовать эти термины. Вместо этого они могут описать ваш рак как числовую стадию (стадия от 1 до 4). Следующие описания являются руководством, которое поможет вам понять, является ли ваш рак локализованным, регионарным или отдаленным.Это не так просто и будет зависеть от вашей индивидуальной ситуации. Если вы не уверены, к какой группе относитесь, обратитесь к своему специалисту.

    Есть 3 группы:

    • Локализованный рак не распространился на близлежащие лимфатические узлы.
    • Регионарные раки распространились на близлежащие лимфатические узлы. Или есть расширенное местное распространение в близлежащие структуры (например, опухоли Т4).
    • Отдаленный рак распространился на другие части тела, вдали от слюнной железы.

    Локализованный
    Почти 95 из 100 человек (почти  95%) переносят рак в течение 5 и более лет после постановки диагноза.

    Региональный
    65 из 100 человек (65%) выживают после рака в течение 5 и более лет после постановки диагноза.

    Дальний
    Около 35 из 100 человек (около 3%) переносят рак в течение 5 и более лет после постановки диагноза.

    SEER Explorer: интерактивный веб-сайт для статистики рака SEER
    Исследовательская программа наблюдения, Национальный институт рака
    По состоянию на апрель 2021 г.

    Эти статистические данные относятся к относительной выживаемости.Относительная выживаемость учитывает, что некоторые люди умрут не по причинам, связанным с раком. Статистика из Америки. Они рассчитывают относительную выживаемость, используя общую выживаемость населения США. Возможно, это неправильная картина общей выживаемости населения Великобритании.

    Выживаемость при всех типах и стадиях рака слюны

    Общебританские статистические данные о выживаемости больных раком слюны в Великобритании отсутствуют.

    Всего для всех людей с раком слюнных желез в Англии:

    • около 85 из 100 человек (около 85%) выживают после рака в течение 1 года и более
    • около 65 из 100 человек (около 65%) выживают после рака в течение 5 лет и более

    Что влияет на выживаемость

    Ваш результат зависит от стадии рака, когда он был диагностирован.Это означает, насколько он велик и распространился ли он.

    На выживаемость также влияет локализация рака.

    Об этой статистике

    Термин «5 лет выживания» не означает, что вы проживете только 5 лет. Он относится к числу людей, которые живут 5 и более лет после постановки диагноза рака. Многие люди живут намного дольше 5 лет.

    Некоторые статистические данные на этой странице относятся к относительной выживаемости. Относительная выживаемость учитывает, что некоторые люди умрут не по причинам, связанным с раком.

    Это дает более точную картину выживания рака. Статистика относительной выживаемости используется для выживаемости по стадиям при большом раке слюнных желез, а также для выживаемости при всех типах и стадиях рака слюнных желез.

    20-летний обзор 75 случаев рака слюнных протоков | Рак головы и шеи | JAMA Отоларингология – Хирургия головы и шеи

    Важность Карцинома слюнных протоков — редкое агрессивное злокачественное новообразование слюнных желез.Из-за его редкости клинические данные ограничены, и только в нескольких клинических исследованиях участвуют более 50 пациентов.

    Цель Провести обзор опыта Медицинского центра Университета Питтсбурга в области карциномы слюнных протоков за 20-летний период, уделяя особое внимание демографическим характеристикам, проявлениям, лечению и исходам.

    Дизайн, сеттинг и участники Это исследование было ретроспективным когортным исследованием в многобольничном учреждении с третичным направлением.База данных патологий была проанализирована для всех случаев гистопатологически диагностированной карциномы слюнных протоков с 1 января 1995 г. по 20 октября 2014 г. Пациенты, которые были направлены только для изучения патологии и никогда не наблюдались в учреждении, были исключены. Всего было выявлено 75 исследуемых пациентов. Электронная медицинская карта была рассмотрена для получения подробной информации о демографии, представлении, лечении и исходе, включая общую выживаемость (ОВ) и выживаемость без признаков заболевания (DFS). Это исследование было дополнено обзором базы данных онкологии головы и шеи учреждения для получения дополнительных клинических подробностей.

    Основные результаты и меры Первичные показатели исхода состояли из OS и DFS.

    Результаты Выборка исследования включала 75 участников со средним возрастом на момент постановки диагноза 66,0 лет (возрастной диапазон от 33 до 93 лет), 29% (n = 22) были женщинами. Большинство первичных опухолей были из околоушной железы (83%), а следующей наиболее частой локализацией была поднижнечелюстная железа (12%). В целом, 41% случаев были карциномой эксплеоморфной аденомой. Частота других гистологических признаков включала следующее: периневральная инвазия (69%), экстракапсулярное распространение (58%), ERBB2 (ранее HER2 ) положительная реакция (31%) (62% тех, кто был протестирован) и сосудистая инвазия. (61%).Медиана ОС составила 3,1 года, а медиана выживаемости — 2,7 года. Одномерный анализ выживаемости Каплана-Мейера показал, что поражение лицевого нерва и экстракапсулярное распространение были связаны с более низкой общей выживаемостью (2,38 против 5,11 лет и 2,29 против 6,56 лет соответственно) и без выживаемости (2,4 против 3,88 лет и 1,44 против 4,5 лет соответственно). Несмотря на недостаточную мощность, многопараметрический анализ продемонстрировал значительно худшую ОВ у пациентов с заболеваниями N2 и N3 (отношение рисков [HR] 8,42, 95% ДИ, 1,84–38,5), но не показал значительного ухудшения безрецидивной выживаемости или ОВ при поражении лицевого нерва или экстракапсулярном распространении.Не было никакой связи между положительным результатом на ERBB2 и выживаемостью, а также не было различий в выживаемости между пациентами, получающими лучевую терапию, по сравнению с лучевой терапией в сочетании с химиотерапией. Ни у одного пациента не было рецидива или отдаленных метастазов через 5 лет без признаков заболевания.

    Выводы и актуальность Рак слюнных протоков – агрессивное заболевание. Большое количество случаев в этом обзоре представляли собой карциному ex плеоморфную аденому и имели классические отрицательные прогностические показатели, такие как периневральная инвазия, сосудистая инвазия и экстракапсулярное распространение.Положительный результат ERBB2 не был связан с какой-либо разницей в выживаемости. Вовлечение лицевого нерва, по-видимому, указывает на худший прогноз, как и узловая стадия выше, чем N1. Рецидивы и метастазы через 5 лет встречаются редко.

    Карцинома слюнных протоков (SDC) — очень агрессивное, но очень редкое злокачественное новообразование, которое, по оценкам, составляет от 1% до 3% всех злокачественных новообразований слюнных желез 1 -3 (до 6% в одном финском исследовании).Впервые он был описан Kleinsasser et al. 4 в 1968 г. из-за его гистологического сходства с протоковой карциномой молочной железы. Это происходит преимущественно в околоушной железе, и большинство пациентов умирают в течение 3 лет, при этом общая выживаемость (ОВ) составляет всего 42% для стадии I заболевания и 23% для стадии IV заболевания. 5 Подобно своему аналогу рака молочной железы, многие из этих опухолей экспрессируют erb-B2, что, как сообщается, является отрицательным прогностическим показателем. 6 -8 Основой терапии является хирургическое вмешательство и лучевая терапия, но хороший контроль остается сложной задачей. 9 ,10

    Рак слюнных протоков — это злокачественное новообразование, которое редко встречается у большинства врачей, поэтому информирование и информирование пациентов о прогнозе представляет собой сложную задачу. Действительно, до сих пор проведено лишь несколько исследований в одном учреждении 5 ,10 ,11 , включающих более 50 пациентов. Мы изучили клинические особенности и результаты опыта Медицинского центра Университета Питтсбурга с SDC за последние 20 лет, чтобы предоставить больше литературы о факторах, влияющих на течение этого заболевания.

    Исследование было рассмотрено и одобрено Институциональным наблюдательным советом Университета Питтсбурга. Поиск в электронных медицинских записях проводился для всех патологических диагнозов SDC или карциномы слюнных протоков в одном учреждении с 1 января 1995 г. по 20 октября 2014 г. полученные через электронную медицинскую карту (например, операционные отчеты) исключались.Клиническая информация была получена из базы данных онкологии головы и шеи Медицинского центра Университета Питтсбурга и из электронной медицинской карты. Для нашего исследования классификация опухоли редко была доступна в электронной медицинской карте и не была включена в наш анализ. Статус ERBB2 (ранее HER2 ) (OMIM 164870) считался положительным, если он был умеренно или сильно положительным при окрашивании erbB-2 или был положительным (более чем двусмысленным) при исследованиях амплификации гена ERBB2 .

    Общая выживаемость и безрецидивная выживаемость (DFS) рассчитывались и графически сравнивались с кривыми выживаемости Каплана-Мейера с использованием программного обеспечения (GraphPad Prism, версия 6.05 для Windows; GraphPad Software). Логарифмический ранговый критерий (и, при необходимости, логарифмический ранговый критерий тренда) использовали для статистического сравнения выживаемости. Модели пропорциональных рисков Кокса подходили для проведения многопараметрического анализа выживаемости. Эти модели включали пол, возраст, первичную опухоль, Т-стадию и N-стадию, адъювантную терапию, диагноз карциномы с плеоморфной аденомой, периневральную инвазию (ПНИ), экстракапсулярное распространение (ЭКС), сосудистую инвазию, положительный результат ERBB2 и поражение лицевого нерва. жертва.Одномерный анализ включал только те точки данных, о которых сообщалось (т. е. положительные или отрицательные), но «неизвестные» значения не включались. Все значения P были рассчитаны с использованием двусторонних гипотез. Порог статистической значимости был установлен на уровне P  < 0,05. Однако, учитывая небольшой размер выборки и связанную с этим возможность ошибки типа II, мы также сообщили, что P  < 0,10 демонстрирует тенденцию. Статистический анализ выживаемости проводился с использованием программного обеспечения (Stata 11.1 с промежуточным охлаждением; СтатаКорп ЛП).

    Всего за период с 1 января 1995 г. по 20 октября 2014 г. мы выявили 75 случаев гистопатологически диагностированного SDC. Медиана наблюдения составила 4,6 года (55 месяцев). Демографические данные и характеристики лечения приведены в таблице 1. Большинство пациентов были мужчинами, а средний возраст на момент постановки диагноза составлял 66,0 лет. Не было существенной разницы между полами в среднем возрасте при поступлении. Большинство первичных опухолей были из околоушной железы (83% [n = 62]), а следующей наиболее частой локализацией была поднижнечелюстная железа (12% [n = 9]).Наиболее частым симптомом было безболезненное образование в околоушной железе или шее, хотя у некоторых пациентов с прогрессирующим заболеванием первоначально наблюдалась лицевая слабость или паралич. Почти всем пациентам (95% [n = 71]) была выполнена резекция опухоли. Большое количество пациентов наблюдалось с заболеванием Т4 (39% [n = 29]), и у большинства пациентов было более 2 положительных лимфатических узлов (стадия N2b), хотя у 12% (n = 9) лимфатические узлы не удалялись (стадия Нх). Первоначально у трех пациентов наблюдались отдаленные метастазы.Большинство пациентов (81% [n = 61]) получали адъювантную лучевую терапию, около половины также получали химиотерапию. Ни один пациент не получал только химиотерапию. У 31 пациента (41%) были патологические признаки, указывающие на SDC, возникающий из плеоморфной аденомы (т.е. карциномы ex плеоморфной аденомы). Дополнительные показатели соответствующих гистопатологических признаков включали следующее: PNI (69% [n = 52]), ECS (58% [38 из 66]), ERBB2 положительных результатов (31% [n = 23]) (62% [23 из 37] тех, кто был протестирован), и сосудистая инвазия (61% [n = 46]) (таблица 2).Предоперационный уровень функции лицевого нерва был недоступен для подавляющего большинства пациентов, поэтому умерщвление лицевого нерва во время операции использовалось в качестве суррогатного показателя дооперационного поражения лицевого нерва. Более половины пациентов (55% [33 из 60]), перенесших паротидэктомию, нуждались в жертве лицевого нерва во время процедуры. Рецидивы, если они отмечены, первоначально чаще всего возникали в первичной локализации или на шее, хотя часто следовали отдаленные метастазы. Отдаленные метастазы чаще всего наблюдались в легких, но также отмечались метастазы в головной мозг и кости.

    Медиана общей выживаемости составила 3,1 года, а медиана выживаемости — 2,7 года (рисунок). Ни у одного пациента не было рецидива или отдаленных метастазов через 5 лет без признаков заболевания. Результаты одномерного анализа выживаемости Каплана-Мейера приведены в таблице 3. Ликвидация лицевого нерва и ECS были значимыми отрицательными прогностическими показателями для OS и DFS. Как PNI, так и сосудистая инвазия продемонстрировали тенденцию к снижению OS и были значительными для снижения DFS. Увеличение Т-стадии и N-стадии было связано со значительно худшей ОС, но не без выживаемости.Диагноз карциномы ex плеоморфной аденомы продемонстрировал тенденцию к прогнозированию ухудшения DFS, но не был связан с OS. Вопреки предыдущим выводам, 5 не было никакой связи между положительным результатом ERBB2 и выживаемостью. Не наблюдалось различий в общей выживаемости или без выживаемости между пациентами, получавшими лучевую терапию, по сравнению с лучевой терапией в сочетании с химиотерапией, хотя режимы не были стандартизированы.

    Было подобрано

    многовариантных модели выживаемости (таблица 4). Мужской пол был связан со значительно худшей БП.Поражение околоушной железы (по сравнению с поднижнечелюстной), инвазия сосудов и поражение лицевого нерва ассоциировались с ухудшением безрецидивной функции: отношение рисков для поднижнечелюстной железы (HR) составило 0,08 (95% ДИ, 0,01–1,12; P  = 0,06), ОР сосудистого вторжения составил 5,30 (95% ДИ, 0,95–29,60; P  = ,06), а ОР жертвы лицевого нерва составил 3,60 (95% ДИ, 0,91–14,25; P  = ,07). Однако эффект не достиг статистической значимости. Пожилой возраст и стадия N выше, чем N1, достоверно ассоциировались с худшей ОС: возрастная ЧСС равнялась 1.08 (95% ДИ, 1,04–1,13; P  < 0,001), а HR N2 или N3 составил 8,42 (95% ДИ, 1,84–38,50; P  = 006).

    Рак слюнных протоков является редким заболеванием, и, следовательно, литература ограничена. На сегодняшний день самым крупным исследованием SDC является обзор базы данных по надзору, эпидемиологии и конечным результатам с 1973 по 2008 год, проведенный Jayaprakash et al. 3 Они рассмотрели 228 случаев, почти две трети из которых были диагностированы за последние 8 лет исследования.Отрицательными прогностическими показателями для OS и DFS были возраст 50 лет и старше, размер опухоли и поражение лимфатических узлов без очевидного улучшения выживаемости при лучевой терапии. Плохо или недифференцированные опухоли также были связаны с худшим прогнозом, как и поздняя стадия. Однако один из недостатков патологических особенностей в таком исследовании заключается в смешанной предвзятости большого количества врачей, диагностирующих и лечащих редкое заболевание, которое все еще изучается. В течение некоторого времени многие крибриформные цистаденокарциномы низкой степени злокачественности ранее характеризовались как SDC низкой степени злокачественности, 12 , а некоторые авторы даже предлагали вместо этого называть эти внутрипротоковые карциномы. 13 Переоценка предыдущих диагнозов опытными патологоанатомами часто показывает, что изменения происходят при повторном фенотипировании. 14 Таким образом, исследования, проводимые в одном учреждении в крупных третичных центрах направления, хотя и небольшие, являются наиболее однородными и, следовательно, могут быть наиболее надежными исследованиями.

    Тем не менее, существует несколько крупных серий SDC, проводимых в одном учреждении, и только 3 серии, в которых исследуется более 50 пациентов. 5 ,10 ,11 Jaehne et al 5 провели первое крупное исследование в 2005 г., в котором приняли участие 50 пациентов с SDC со средним периодом наблюдения 96 месяцев.В соответствии с предыдущими литературными данными [, 15 , 16 ] большинство пациентов были мужчинами, средний возраст на момент постановки диагноза составлял 62,5 года, первичным очагом заболевания была околоушная железа, а у двух третей пациентов первоначально наблюдались запущенные стадии заболевания. случай стадии Т3/4. У большинства пациентов (56%) при постановке диагноза были обнаружены метастазы в шейных лимфатических узлах, а местный рецидив наблюдался у 48% пациентов только через 17 месяцев после лечения.

    Два других крупных исследования были опубликованы за последние 2 года.Roh et al. 10 сообщили о 56 пациентах, наблюдавшихся в среднем в течение 71 месяца. В их исследовании было выявлено большое количество поднижнечелюстных SDC (38%), но у 75% пациентов первоначально наблюдалась IV стадия заболевания. Запущенная стадия заболевания (стадия Т3 или Т4, болезнь N+ или стадии III или IV) и ПНИ были связаны с худшей общей, специфичной для заболевания и выживаемостью без прогрессирования. При многопараметрическом анализе болезнь N+ была связана с худшей общей выживаемостью, выживаемостью, специфичной для заболевания, выживаемостью без прогрессирования и выживаемостью без отдаленных метастазов.Не было никакой связи между ECS и выживаемостью.

    В 2015 г. Johnston et al. 11 рассмотрели 54 случая за 11 лет со средним периодом наблюдения 5,7 года и 5-летней выживаемостью 43%. Одномерный анализ показал значительное снижение ОВ на стадии N2b/c, ECS и лимфоваскулярную инвазию, а многофакторный анализ подтвердил плохую ОВ на стадии N2b или N2c и продемонстрировал тенденцию к ECS. Johnston et al также сообщили о большом всестороннем обзоре основных серий в своем исследовании.Общее количество случаев, о которых ранее сообщалось в институциональных сериях, составило примерно 442 в 17 исследованиях. Судя по этим данным и другим литературным исследованиям, наше исследование 75 пациентов за 20-летний период, по-видимому, является крупнейшим исследованием, проведенным в одном учреждении на сегодняшний день.

    Медиана общей выживаемости и выживаемости без выживаемости составила 3,1 года и 2,7 года соответственно для когорты (рисунок), что является плохим показателем и согласуется с другими литературными данными. Walvekar et al. 17 ранее сообщали, что большинство злокачественных новообразований околоушной железы рецидивируют в первые 18 месяцев, хотя только 9% (10 пациентов) в их исследовании имели SDC.Напротив, в нашей когорте SDC во всех центрах более половины рецидивов возникали через 2 года (рисунок). Тем не менее, в нашем исследовании не было рецидива заболевания через 5 лет без признаков заболевания, что является полезной информацией как с точки зрения знания того, как долго следует наблюдать за пациентами, так и с точки зрения помощи в консультировании пациентов по поводу их прогноза после этого периода. Сорок один процент (n   =   31) наших случаев были карциномой ex плеоморфной аденомой, что вдвое больше, чем обычно. 9 Карцинома слюнных протоков с плеоморфной аденомой может предвещать лучший прогноз, при этом наши данные показывают тенденцию к улучшению безрецидивной выживаемости, но не к общей выживаемости.

    Кроме того, мы изучили несколько переменных, связанных с неблагоприятным прогнозом в предыдущих исследованиях, включая поражение лицевого нерва (заменитель умерщвления лицевого нерва), ПНИ, сосудистую инвазию, Т-стадию и N-стадию. Мы также рассмотрели узловую ЭКС, которая, как известно, является негативным прогностическим фактором при других видах рака головы и шеи и была связана с выживаемостью Johnston et al 11 и Maxwell et al 18 , но не Roh et al. . 10 Все эти переменные имели тенденцию к значительному ухудшению выживаемости, как показано в таблице 3, причем наибольшее значение наблюдалось при ЭКС и поражении лицевого нерва.Мы также исследовали статус erb-B2. В исследовании Jaehne et al. 5 умеренное и сильное окрашивание на erb-B2 наблюдалось у 17,7% и 20,6% пациентов соответственно, с худшей общей выживаемостью и отдаленными метастазами у пациентов с гиперэкспрессией erb-B2. Другие авторы также обнаружили, что избыточная экспрессия erb-B2 связана с плохим прогнозом. 6 ,8 Мы не обнаружили такой связи в настоящем исследовании, и другие недавние крупные исследования 11 ,19 также не обнаружили связи.Однако тестирование erb-B2 проводилось только примерно для половины пациентов в нашем исследовании. Поскольку данные смешаны, еще предстоит выяснить, как положительность ERBB2 влияет на прогноз. Однако, поскольку в некоторых когортах он присутствует у 64% пациентов 19 (и у 62% [23 из 37] пациентов, протестированных в нашей когорте), положительный результат ERBB2 может быть возможностью для специфических нацеливающих агентов, например, моноклональное антитело трастузумаб против erb-B2. 7 ,20

    Многофакторный анализ был выполнен с использованием тех же переменных, что и одномерный анализ, с дополнительными переменными возраста, пола и субсайта (хотя эти переменные снижали мощность анализа).Возраст был подтвержден многопараметрическим тестированием как отрицательный прогностический показатель для ОС, что ожидаемо, но также была стадия N выше N1. Об этой разнице в ОС с худшей ОС для N2 и выше также сообщили Johnston et al. 11 Непонятно, почему DFS также не была хуже в этой группе в нашей когорте. Возможно, связанная с лечением токсичность из-за лучевой терапии, химиотерапии или того и другого способствовала снижению выживаемости в этой популяции, в то время как сам рак успешно лечился.Стадия Т не была связана с выживаемостью, что отражало общую агрессивность заболевания. Поражение лицевого нерва, участок околоушной железы и сосудистая инвазия продемонстрировали тенденцию к ухудшению безрецидивной выживаемости при многопараметрическом тестировании. Женский пол был связан со значительно лучшей безрецидивной выживаемостью, хотя из-за большой разницы в количестве пациентов мужского и женского пола этот вывод может быть ошибкой выборки. Не было существенной разницы в результатах между лучевой терапией и лучевой терапией в сочетании с химиотерапией.Однако это сравнение затруднительно для неоднородной популяции, получавшей разные схемы как лучевой терапии, так и химиотерапии в течение 20 лет. Более крупное исследование или метаанализ могут лучше установить, действительно ли добавление химиотерапии влияет на ОВ или БСВ.

    Наше исследование имеет несколько ограничений. Он является ретроспективным и имеет частые пробелы в данных из-за продолжительности времени и изменения инструментов, доступных в ходе обзора (например, отсутствие тестирования erb-B2 и иногда отсутствие комментариев по поводу периневральной или сосудистой инвазии).Хотя это исследование является крупнейшим исследованием SDC на сегодняшний день, размер выборки все еще невелик, а многопараметрический анализ был недостаточным. Кроме того, жертва лицевого нерва, хотя и является заменой предоперационного пареза или паралича лицевого нерва, может быть не столь надежной при слабости лицевого нерва, как информация предоперационного клинического обследования, которая была недоступна.

    Рак слюнных протоков — агрессивное и редкое заболевание с неблагоприятным прогнозом.Удивительно большое количество наших случаев были карциномой эксплеоморфной аденомой. Продвинутая стадия при презентации была обычным явлением. Отрицательные прогностические показатели, связанные с худшей выживаемостью, включали PNI, сосудистую инвазию, ECS, более высокую стадию N и поражение лицевого нерва. erb-B2, ранее сообщавшийся как отрицательный прогностический показатель, 5 ,6,8 не был связан с выживаемостью. Был проведен многопараметрический анализ, который показал, что мужской пол был в значительной степени связан с ухудшением БП, а возраст и поздняя узловая стадия (≥N2) были в значительной степени связаны с ухудшением ОВ.Поражение лицевого нерва, участок околоушной железы и сосудистая инвазия имели тенденцию к ассоциации с ВДС и ОВ, но эти различия не достигли статистической значимости. Рецидивы или метастазы были обычным явлением, вовлекая местно-регионарные и отдаленные очаги. Тем не менее, в нашем исследовании рецидивов после 5 лет без признаков заболевания не наблюдалось и, вероятно, редко после этого периода, что помогает вести последующее наблюдение и консультировать пациентов.

    Подано в публикацию: 15 августа 2015 г.; окончательная редакция получена 11 декабря 2015 г.; принят 22 декабря 2015 г.

    Автор, ответственный за переписку: Сынвон Ким, доктор медицинских наук, отделение отоларингологии – хирургии головы и шеи, Университет Питтсбурга, 200 Lothrop St, Ste 519, Pittsburgh, PA 15213 ([email protected]).

    Опубликовано в Интернете: 3 марта 2016 г. doi:10.1001/jamaoto.2015.3930.

    Вклад авторов: Доктора Гилберт и Шарма имели полный доступ ко всем данным исследования и несут ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн исследования: Все авторы.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Gilbert, Sharma, Schmitt.

    Составление рукописи: Гилберт, Шарма.

    Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания: Все авторы.

    Статистический анализ: Гилберт, Шарма.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Гилберт, Шарма.

    Руководство исследованием: Шмитт, Джонсон, Феррис, Дуввури, Ким.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

    Финансирование/поддержка: Д-р Дуввури получил частичную поддержку от Лаборатории биомедицинских исследований и разработок Департамента по делам ветеранов.

    Роль спонсора/спонсора: Источник финансирования не участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    Отказ от ответственности: Эта работа не отражает точку зрения правительства США или Департамента по делам ветеранов.

    Предыдущая презентация: Это исследование было представлено в виде плаката на весенних конференциях по комбинированной отоларингологии; 22-23 апреля 2015 г.; Бостон, Массачусетс.

    1. Саловаара Е, Хакала О, Бэк л, и другие. Лечение и исход карциномы слюнных протоков крупных слюнных желез.  Eur Arch Оториноларингол . 2013;270(1):281-285.PubMedGoogle ScholarCrossref 2.Luukkaa Х, Клеми П, Лейво Я, и другие. Рак слюнных желез в Финляндии, 1991–1996 годы: оценка 237 случаев.  Акта Отоларингол . 2005;125(2):207-214.PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Jayaprakash В, Мерзиану М, Уоррен ГВт, и другие. Показатели выживаемости и прогностические факторы для инфильтрирующей карциномы слюнных протоков: анализ 228 случаев из базы данных наблюдения, эпидемиологии и конечных результатов.  Шейка головы . 2014;36(5):694-701.PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Kleinsasser О, Клейн HJ, Хюбнер G. Карцинома слюнных протоков: группа опухолей слюнных желез, аналогичная карциноме протоков молочной железы [на немецком языке]. Арч Клин Эксперт Орен Насен Келкопфхейлкд . 1968;192(1):100-105.PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Jaehne М, Розер К, Джейкель Т, Шеперс Джей Ди, Альберт Н, Лёнинг Т. Клиническое и иммуногистологическое типирование рака слюнных протоков: отчет о 50 случаях.  Рак . 2005;103(12):2526-2533.PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Sugano С, Мукай К, Цуда ЧАС, и другие. Иммуногистохимическое исследование сверхэкспрессии онкопротеина c- erb B-2 при карциноме большой слюнной железы человека: показатель агрессивности.  Ларингоскоп . 1992;102(8):923-927.PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Набили Ви, Тан JW, Бхута С, Серкарц Ю.А., руководитель КС. Рак слюнных протоков: клинический и гистологический обзор с последствиями для терапии трастузумабом.  Шейка головы . 2007;29(10):907-912.PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Felix А, Эль-Наггар АК, Пресс МФ, и другие. Прогностическое значение биомаркеров (c-erbB-2, p53, ядерный антиген пролиферирующих клеток и содержание ДНК) при карциноме слюнных протоков.  Хум Патол . 1996;27(6):561-566.PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Wee ДТ, Томас АА, Брэдли Пи Джей. Рак слюнных протоков: что уже известно и можно ли улучшить выживаемость? Дж Ларингол Отол .2012; 126 (дополнение 2): S2-S7.PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Roh Дж.Л., Ли Джи, Чой Ш, и другие. Прогностические факторы и онкологические исходы у 56 пациентов с раком слюнных протоков в одном учреждении: высокий уровень системной неудачи требует целенаправленной терапии.  Онкол для полости рта . 2014;50(11):e64-e66. doi:10.1016/j.oraloncology.2014.08.010.PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Johnston МЛ, Хуан СХ, Уолдрон Дж. Н., и другие. Рак слюнных протоков: лечение, исходы и характер неудач [опубликовано онлайн 27 апреля 2015 г.].  Шея головы .PubMedGoogle Scholar12.Laco Дж, Подхола М, Долезалова H. Крибриформная цистаденокарцинома околоушной железы низкой степени злокачественности: новообразование с благоприятным прогнозом, отличное от рака слюнных протоков.  Инт Дж. Сург Патол . 2010;18(5):369-373.PubMedGoogle Scholar13.Kuo Й.Дж., Вайнреб Я, Перес-Ордонез B. Карцинома слюнных протоков низкой степени злокачественности или внутрипротоковая карцинома низкой степени злокачественности? Обзор литературы.  Патол Головы Шеи .2013;7 (дополнение 1):S59-S67.PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Williams Л, Томпсон ЛД, Ситала РР, и другие. Рак слюнных протоков: преобладание апокринной морфологии, преобладание гистологических вариантов и экспрессия рецепторов андрогенов.  Ам Дж. Сург Патол . 2015;39(5):705-713.PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Guzzo М, Ди Пальма С, Гранди С, Молинари R. Рак слюнных протоков: клинические характеристики и стратегии лечения.  Шейка головы . 1997;19(2):126-133.PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Walvekar Р.Р., Андраде Филью Пенсильвания, Ситхала РР, и другие. Клинико-патологические признаки как более сильные прогностические факторы, чем гистология или степень стратификации риска первичных злокачественных новообразований околоушной железы.  Шейка головы . 2011;33(2):225-231.PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Maxwell Дж. Х., Феррис Р.Л., Гудинг Вт, и другие. Экстракапсулярное распространение карциномы головы и шеи: влияние локализации и статуса вируса папилломы человека.  Рак . 2013;119(18):3302-3308.PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Han МВт, Рох JL, Чой Ш, и другие. Прогностические факторы и анализ исходов рака слюнных протоков.  Гортань Аурис Насус . 2015;42(6):472-477.PubMedGoogle ScholarCrossref 20.Skálová А, Старек Я, Куцерова В, Сепе П, Планка L. Рак слюнных протоков: высокоагрессивная опухоль слюнных желез с гиперэкспрессией онкопротеина HER-2/neu.  Патол Res Pract . 2001;197(9):621-626.PubMedGoogle ScholarCrossref

    Факторы прогноза при раке больших слюнных желез

    Цель: Выявить особенности основных видов рака слюнных желез, которые являются прогностическими для безрецидивной выживаемости.

    Дизайн исследования: Ретроспективное исследование 78 пациентов с крупным раком слюнных желез (64 околоушных и 14 поднижнечелюстных желез), перенесших радикальное хирургическое вмешательство с 1976 по 1996 г.Выбранная группа пациентов также получила адъювантную лучевую терапию (56%) и/или химиотерапию (13%).

    Метод: Клинические и патологические факторы риска были получены из историй болезни пациентов и отчетов о патологии. Возраст, пол, локализация опухоли, Т-стадия, паралич лицевого нерва, гистологическое поражение шеи, периневральная инвазия и степень рака были проанализированы в отношении безрецидивной выживаемости.Также была исследована роль адъювантной терапии с точки зрения клинического исхода.

    Полученные результаты: В нашей серии 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 65%. Изучая клинические и гистологические признаки по одному, мы обнаружили, что более плохой прогноз был связан с подчелюстными опухолями по сравнению с околоушными опухолями (P = 0,02), более высокой Т-стадией (P = 0,001), положительными шейными лимфоузлами (P <0,001), периневральная инвазия (P =.002) и высокозлокачественные или аденоидные кистозные опухоли (P = 0,002). Многопараметрический анализ показал, что положительные лимфатические узлы (P = 0,07) и периневральная инвазия (P = 0,03) были важными гистологическими предикторами более короткой безрецидивной выживаемости. Получение как адъювантной лучевой терапии, так и химиотерапии на основе цисплатина (P = 0,05) было независимым предиктором более продолжительной безрецидивной выживаемости.

    Вывод: Наше исследование показало, что наличие положительных лимфатических узлов и периневральной инвазии являются важными независимыми предикторами безрецидивной выживаемости.Наши ограниченные данные также свидетельствуют о том, что адъювантная химиотерапия и лучевая терапия могут улучшить выживаемость без признаков заболевания.

    Популяционный анализ выживаемости пациентов с раком слюнных протоков с конкурирующим риском — Ran

    Введение

    Рак слюнных протоков (КСР) — редкое злокачественное новообразование слюнных желез, на долю которого приходится 35% злокачественных новообразований слюнных желез (1). SDC обычно возникает в околоушной железе и поднижнечелюстной или малой слюнной железе, среди которых наиболее часто поражается околоушная железа (2,3).Гистологически напоминая протоковую карциному молочной железы высокой степени злокачественности, SDC демонстрирует агрессивные клинические признаки с высокой частотой местных рецидивов и отдаленных метастазов, что приводит к неблагоприятному клиническому исходу (4). Ранее были исследованы клинические и патологические характеристики SDC и их потенциал как прогностических факторов (5-8). Наиболее часто идентифицируемые прогностические факторы SDC включают возраст, пол, степень опухоли, размер опухоли, метастазирование в лимфатические узлы и клиническую стадию (9-12).Некоторые другие факторы, такие как увеличение числа положительных лимфатических узлов, соотношение лимфатических узлов (LNR), инвазия лимфатических сосудов, периневральная инвазия и экспрессия рецептора HER2/neu, также влияют на прогноз SDC (8,13,14). Однако из-за редкости этого заболевания большинство этих исследований были сосредоточены на одноцентровых исследованиях с ограниченным размером выборки (1,12,15,16). Таким образом, прогностические факторы для SDC все еще остаются в значительной степени выясненными.

    На сегодняшний день было проведено два крупных когортных исследования с участием 495 пациентов с SDC в период с 2004 по 2013 г. на основе данных Национальной базы данных по раку (NCDB) и с участием 228 пациентов с SDC с 1973 по 2008 г. на основе базы данных Surveillance, Epidemiology, and End Results (SEER). сообщил (9,17).Учитывая, что NCDB не предоставляет данных о причинах смерти, первое исследование, основанное на NCDB, которое игнорировало влияние конкурирующих событий на выживаемость, могло привести к вводящим в заблуждение выводам (9). Точно так же во втором исследовании, основанном на SEER, в котором использовались данные пациентов SDC без оценки традиционных систем стадирования опухоли, лимфатических узлов, метастазов (TNM) за длительный период времени (с 1973 по 2008 г.), выводы также могут быть неполными, поскольку во время этого Со временем клинические и гистопатологические диагностические критерии SDC значительно изменились (17).

    В этом популяционном исследовании мы проанализировали клинико-патологические характеристики и определили прогностические факторы для SDC слюнной железы, используя базу данных SEER. Мы также установили новую номограмму для прогнозирования общей выживаемости (ОВ) и онкоспецифической выживаемости (CSS) пациентов с SDC, которая может более точно оценить вероятность выживания отдельных пациентов с SDC. Мы представляем следующую статью в соответствии с контрольным списком отчетности TRIPOD (доступен на http://dx.doi.org/10.21037/atm-20-1849) (18).


    Методы

    пациентов

    Исследуемая когорта пациентов с SDC с 2004 по 2015 год была получена из базы данных SEER (https://seer.cancer.gov/data/) с использованием программного обеспечения SEER*Stat 8.3.6. Критерии включения были следующими. Во-первых, патологоанатомический диагноз пациентов был SDC [ Международная классификация онкологических болезней , Третье издание (ICD-O-3) код сайта, гистологический код: 8500].Во-вторых, первичная локализация ограничивалась околоушной и поднижнечелюстной железами. В-третьих, год постановки диагноза был с 2004 по 2015 год. Критерии исключения включали пациентов с неизвестной расой, клинической стадией, основанной на стадировании рака Американского объединенного комитета по раку (AJCC) или системе TNM, которая не была четкой, и время выживания менее 1 месяца. . Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией (в редакции 2013 г.). Поскольку любая информация в базе данных SEER не требует явного согласия пациентов, наше исследование не подпадало под этические требования одобрения институционального наблюдательного совета.

    Переменные исследования

    Из данных SEER мы извлекли переменные, включая расу, пол, возраст на момент постановки диагноза, год постановки диагноза, местонахождение первичной опухоли, латеральность, гистологическую степень, суммарную стадию SEER, стадию AJCC, стадию T, стадию N, стадию M, хирургические процедуры, лимфу. диссекция узла, положительные результаты исследования регионарных узлов, наличие множественных первичных карцином, адъювантная лучевая терапия, химиотерапия и последующая информация. Этап TNM был повторно поставлен в соответствии с 7-й редакцией системы стадирования AJCC.LNR рассчитывали как количество положительных регионарных лимфатических узлов, деленное на общее количество исследованных лимфатических узлов. LNR выше или ниже среднего уровня LNR у всех пациентов с SDC определяли как высокий или низкий соответственно. Время выживания измеряли как время от даты операции до последнего наблюдения или до смерти от всех причин (OS) или SDC (CSS).

    Статистический анализ

    Перед моделированием категориальные переменные были сгруппированы, а непрерывные переменные были преобразованы в категориальные переменные, чтобы соответствовать линейной гипотезе.Кривые оценки OS и CSS и выживаемости оценивали по методу Каплана-Мейера и подтверждали с помощью логарифмического рангового теста. Независимые факторы риска определяли с помощью обратной пошаговой модели регрессии пропорционального риска Кокса (PH) (19). На основании результатов регрессии Cox PH была построена номограмма всех независимых прогностических факторов для объединения прогнозов 3- и 5-летней ОВ с использованием пакета rms в программном обеспечении R. Дискриминация номограммы оценивалась с помощью индекса конкордации Харрелла (С-индекс), который мог оценить вероятность между наблюдаемой и прогнозируемой ОС и КСС (20).Калибровка оценивалась с использованием калибровочной кривой путем сравнения предполагаемой линии риска на графике с линией риска, наблюдаемой на оси. Было использовано программное обеспечение R версии 3.6.1 (The R Foundation for Statistical Computing, Шанхай, Китай. http://www.r-project.org), а также SPSS версии 22 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). провести статистический анализ и построить графики. Двустороннее значение P <0,05 считалось статистически значимым.


    Результаты

    Демографические и клинико-патологические характеристики SDC

    В период с 2004 по 2015 г. у 266 пациентов был диагностирован SDC слюнной железы.Средний возраст составлял 68 (диапазон 29–93) лет, и большинство из них были мужчинами (71,05%), с самым высоким уровнем заболеваемости в шестом десятилетии жизни (рис. S1). Из этих пациентов 215 (80,82%) пациентов были белыми, 27 (10,15%) пациентами были черными и 24 (9,03%) пациента были из других этнических групп (включая американских индейцев/коренных жителей АК, жителей азиатских/тихоокеанских островов). Среди диагностированных случаев 121 (45,49%) пациент был диагностирован с 2004 по 2010 год, а 145 (54,51%) пациентов были диагностированы с 2011 по 2015 год ( Таблица 1 ).

    Таблица 1 Демография SDC слюнной железы
    Полная таблица

    Наиболее преобладающей первичной локализацией была околоушная железа (231 пациент, 86,84%), за ней следовала поднижнечелюстная железа (35 пациентов, 13,16%). По данным сводной стадии SEER, у 63 (23,68%) пациентов была локализованная стадия, у 92 (34,59%) пациентов была регионарная стадия и у 111 (41.73%) пациентов находились на стадии отдаленных метастазов. На основании 7-го издания AJCC TNM стадии прогрессирование заболевания было следующим: 54 (20,30%) пациентов T1, 56 (21,05%) пациентов T2, 77 (28,95%) пациентов T3, 72 (27,07%) пациентов T4 и 7 (2,63%) пациентов с Tx. По метастазам в лимфатические узлы у 100 (37,59%) пациентов была стадия N0, у 160 (60,15%) пациентов — стадия N0+ и у 6 (2,26%) — Nx. По отдаленным метастазам большинство больных (90,97%) находились на стадии М0, а 24 (9,02%) пациента — на стадии М1 или Мх.В целом 64 (24,06%) пациента находились на ранней клинической стадии (AJCC стадии I и II) и 161 (73,68%) пациенты находились на поздней клинической стадии (AJCC стадии III и IVA-C), что свидетельствует о том, что SDC является агрессивное новообразование слюнной железы. Распределение гистологической степени в когорте также было централизовано в более высокой степени, среди которых 38,72% и 27,82% имели степень III и IV степени соответственно. Наконец, среди собранных множественных первичных карцином 175 (65,79%) пациентов имели SDC и 91 (34.21%) пациентов имели другие типы карциномы, что приводило к конкурирующим рискам для выживания пациентов (, таблица 2, ).

    Таблица 2 Клинико-патологическая характеристика СПК слюнной железы
    Полная таблица

    Лечение и исход

    Большинство пациентов с ШДК (255 пациентов, 95.86 %) были пролечены хирургическим путем, при этом 9 пациентам операция не была рекомендована, а 2 больным были рекомендованы, но отказались. Среди 255 пациентов, перенесших операцию, диссекция шеи была выполнена у большинства пациентов (228, 89,80%). У 220 пациентов, перенесших диссекцию шеи, были доступны данные исследования лимфатических узлов, которые показывают, что у 151 пациента были положительные лимфатические узлы со средним числом 5 (диапазон 1–75). Количество положительных регионарных лимфатических узлов по отношению к общему количеству регионарных лимфатических узлов, исследованных у 220 пациентов, нанесено на график (рис. 1А ).Среднее значение LNR составило 0,167. Что касается общих методов лечения, 60 пациентов лечились только хирургическим путем, 130 пациентов получали адъювантную лучевую терапию после операции и 59 пациентов получали адъювантную лучевую терапию и химиотерапию. Некоторые пациенты не получали лечения или получали только адъювантную химиолучевую терапию или химиотерапию (, таблица 3, ). В частности, среди 64 пациентов с ранней стадией (I и II) SDC только 19 (29,69%) пациентов получали только хирургическое лечение, а 39 (60.94%) пациентов получали лучевую терапию после операции. Среди в общей сложности 196 пациентов с поздней стадией (стадии III и IV) SDC 38 (19,39%) пациентов подверглись только хирургическому вмешательству; 88 (44,90%) пациентам была предложена лучевая терапия после операции, 55 (28,06%) пациентов получили адъювантную лучевую терапию и химиотерапию после операции (рис. S2).

    Таблица 3 Лечение и исход СПК слюнной железы
    Полная таблица

    Средняя продолжительность наблюдения за всеми пациентами составила 34 часа.5 (диапазон от 2 до 143) месяцев. Всего умерло 119 (44,74%) пациентов, из них 59 больных умерли от злокачественных новообразований слюнных желез и 60 больных умерли от других причин, включая другие злокачественные опухоли и другие виды системных заболеваний. 3- и 5-летняя ОВ составила 67,41% и 47,86% соответственно, тогда как 3- и 5-летняя ОС составила 84,6% и 60,7% соответственно (, рис. 1В, ).

    Рисунок 1 Лимфатические узлы положительные и выживаемость пациентов с SDC.(A) Положительные регионарные лимфатические узлы нанесены на график по отношению к общему количеству регионарных лимфатических узлов в SDC, подвергшихся диссекции шеи; (B) оценка Каплана-Мейера для OS и CSS. SDC, карцинома слюнных протоков; ОС, общая выживаемость; CSS, рак-специфическая выживаемость.

    Прогностические факторы

    Для анализа ОВ пациенты с отсутствующими или неопределенными значениями клинических переменных были исключены, и, наконец, было включено в общей сложности 198 пациентов.

    Однофакторный анализ показал, что суммарная стадия SEER, стадия T, стадия N, стадия M, клиническая стадия AJCC, хирургическое вмешательство и LNR отрицательно связаны с OS.Напротив, на показатель ОС не влияли следующие клинические характеристики: возраст, пол, раса, год постановки диагноза, первичная локализация, латеральность, гистологическая степень, наличие множественных первичных карцином, расслоение шеи и методы лечения. Анализ Каплана-Мейера и критерий логарифмического ранга дополнительно визуализировали и подтвердили результаты (, рис. 2, и рис. S3). Многофакторный анализ определил первичную локализацию, Т-стадию и М-стадию как отрицательные прогностические факторы.Результаты одномерного и многомерного анализа ОС показаны в таблице 4 .

    Рисунок 2 Кривые Каплана-Мейера для общей выживаемости пациентов с SDC, стратифицированных по (A) суммарной стадии SEER, (B,C) стадии AJCC, (D,E) стадии AJCC T, (F,G) стадии AJCC N, ( H) стадия M, (I) операция и (J) уровень LNR. ОС, общая выживаемость; SDC, карцинома слюнных протоков; SEER, эпиднадзор, эпидемиология и конечные результаты; AJCC, Американский объединенный комитет по раку; LNR, соотношение лимфатических узлов.

    Таблица 4 Однофакторный и многофакторный анализ выживаемости по ОС для пациентов с ШДК
    Полная таблица

    Для анализа CSS одномерный анализ показал, что следующие факторы оказали значительное влияние на выживаемость пациентов: возраст на момент постановки диагноза, суммарная стадия SEER, стадия T, стадия N, стадия M и наличие множественных первичных карцином.Кривые Каплана-Мейера дополнительно подтвердили результаты, и стадия AJCC также была определена как прогностический фактор, отрицательно влияющий на CSS (, рис. 3, и рис. S4). Многофакторный анализ показал, что независимыми прогностическими факторами для CSS были стадия N, стадия M, наличие множественных первичных карцином и методы лечения. Результаты одномерного и многомерного анализов CSS приведены в таблице 5 .

    Таблица 5 Одномерный и многофакторный анализ выживаемости по CSS для пациентов с SDC
    Полная таблица

    . H) N-стадия AJCC и (I) M-стадия.CSS, рак-специфическая выживаемость; SDC, карцинома слюнных протоков; SEER, эпиднадзор, эпидемиология и конечные результаты; AJCC, Американский объединенный комитет по раку.

    Также оценивалась разница в выживаемости между пациентами, получавшими только хирургическое вмешательство, и пациентами, получавшими хирургическое вмешательство и адъювантное лечение. При одномерном и многомерном анализе ОС не было отмечено существенной разницы между пациентами, получавшими только хирургическое лечение, и пациентами, получившими хирургическое вмешательство, адъювантную лучевую терапию и химиотерапию.Аналогичные результаты также наблюдались при сравнении этих методов лечения после стратификации по стадии злокачественного новообразования AJCC (рис. S5). При однофакторном анализе CSS не было отмечено существенной разницы между пациентами, получавшими лечение разными методами. Однако при многофакторном анализе CSS оказалось неожиданным, что прогноз пациентов, получивших адъювантную лучевую терапию [отношение рисков (HR), 0,256; P = 0,004] или адъювантная химио-лучевая терапия (HR, 0,217; P = 0,007) была лучше, чем прогноз пациентов, получавших только хирургическое вмешательство.Это указывает на то, что адъювантная лучевая терапия и химиотерапия улучшили выживаемость пациентов с SDC.

    Номограмма

    Для визуализации многомерных результатов и повышения клинической практичности факторы риска, влияющие на ОВ и ССС, включенные в многомерную модель ЦОГ, были использованы для построения прогностической номограммы. Основываясь на выявленном общем балле, номограммы могут определить вероятность 3- и 5-летней выживаемости и ССЧ для отдельного пациента с SDC (, рис. 4, ).Значение С-индекса номограммы для ОС и КСС составило 0,703 (0,646–0,760) и 0,771 (0,691–0,851) соответственно. Калибровочная кривая показала, что предикативная кривая хорошо согласуется с фактической кривой наблюдения, что указывает на хорошее совпадение между прогнозируемой 3- и 5-летней OS и CSS в номограмме и фактической 3- и 5-летней OS и CSS в клинической практике ( Рисунок 5 ).

    Рис. 4 Номограммы для прогнозирования 3- и 5-летней ОВ (А) и КСС (В) у пациентов с ШДС.ОС, общая выживаемость; CSS, рак-специфическая выживаемость; SDC, карцинома слюнных протоков; AJCC, Американский объединенный комитет по раку.

    Рисунок 5 Калибровочные кривые для прогноза 3- и 5-летней выживаемости (A, B) и прогноза CSS (C, D) у пациентов с SDC. ОС, общая выживаемость; CSS, рак-специфическая выживаемость; SDC, рак слюнных протоков.


    Обсуждение

    Насколько нам известно, данные, собранные в настоящем исследовании, представляют собой последнее обновление базы данных SEER по SDC слюнной железы.Наши результаты показывают, что возраст пациента, размер опухоли и метастазирование в лимфатические узлы негативно влияют на прогноз SDC. Кроме того, мы также определили, что суммарная стадия SEER, стадия AJCC, LNR, первичная локализация и наличие множественных первичных карцином являются важными факторами, указывающими на плохой прогноз для SDC, тогда как гистологическая степень не является прогностическим фактором, который может потребовать дальнейшего изучения. в большой когорте валидации. В целом, наше исследование предоставило больше клинических аспектов и аспектов выживаемости SDC по сравнению с предыдущим исследованием SEER по SDC, включая 7-е издание систем стадирования TNM, LNR и наличие множественных первичных карцином.

    Ранее исследование с использованием NCDB для анализа моделей лечения и данных об исходах для пациентов с SDC в большой популяционной выборке (n = 495) показало, что поздняя стадия, увеличение возраста и мужской пол связаны с более низкой общей выживаемостью (9 ). Однако NCDB, использованная в исследовании, не предоставила данных о причине смерти. Поскольку неонкологические события вносят вклад в долю смертей пациентов, конкурирующие события риска необходимо учитывать в анализе выживаемости, чтобы сделать более объективный вывод.В нашем исследовании 59 (22,18%) пациентов умерли от SDC, а 60 (22,56%) пациентов умерли от других причин. Соответственно, 5-летняя ОВ и КСС были рассчитаны как 47,86% и 60,7% соответственно, что согласуется с результатами предыдущих исследований (3, 4, 21).

    В соответствии с имеющимися литературными данными, указывающими на то, что большинство пациентов с SDC были мужчинами в возрасте 50 лет и старше (2,17,22) и что большинство опухолей возникало в околоушной железе с поздней Т-стадией (3,6,23) ( т. е. Т3 или Т4) и метастазирование в регионарные лимфатические узлы (N0+) (24), наш анализ показал, что SDC наиболее часто наблюдается у пациентов мужского пола в течение шестого десятилетия жизни, и что 56.20% опухолей находились на продвинутой стадии Т, а 60,15% опухолей имели клинические проявления N0+. Соответственно, только 24,06% пациентов поступили на ранней клинической стадии (стадия I и II по AJCC), тогда как большинство пациентов (73,68%) поступили на поздней клинической стадии (стадия III и IVA-C по AJCC). В совокупности это предполагает, что SDC является агрессивным злокачественным новообразованием с поздней стадией и высокой скоростью метастазирования в лимфатические узлы.

    В нашем исследовании большинству пациентов с SDC (95,86%) была проведена хирургическая резекция, и большая часть (89.80 %) из них подверглись шейной диссекции. Это соответствует рекомендациям Национальной комплексной онкологической сети (NCCN) для злокачественных новообразований слюнных желез высокой степени злокачественности (25). По сравнению с предыдущими исследованиями, посвященными преимуществам адъювантной терапии для выживаемости при ШДК, наше исследование подтвердило роль лучевой терапии и химиотерапии в улучшении прогноза у пациентов с ШДК, что может послужить новой поддержкой для создания терапевтических руководств по этому заболеванию (9, 15,17). Тем не менее, необходимы дополнительные клинические испытания для дальнейшего изучения преимуществ выживаемости при добавлении лучевой и химиотерапии.

    На сегодняшний день обычно выделяют следующие прогностические факторы SDC: возраст, пол, степень опухоли, размер опухоли, метастазы в лимфатические узлы и клиническую стадию (9-12). Прогностические факторы, определенные в нашем исследовании, были аналогичны ожидаемым на основе предыдущих исследований. Кроме того, наш многофакторный анализ также показал, что SDC, возникший в поднижнечелюстной железе, показал худшую ОВ, чем в околоушной железе, и что высокий LNR был значимым предиктором худшей ОВ.Соответственно, ретроспективное исследование роли LNR при раке слюнных желез продемонстрировало значительную гетерогенность прогноза LNR (26). Таким образом, классификацию LNR можно рассматривать как дополнительную систему к стадированию TNM для SDC. В дополнение к предыдущим прогностическим данным о SDC, наш анализ также показал, что наличие множественных первичных карцином было независимым фактором для CSS у пациентов с SDC.

    Есть несколько ограничений, которые необходимо выяснить для настоящего исследования.Хотя база данных SEER предоставляет популяционную когорту для анализа выживаемости редкого злокачественного новообразования, все еще существуют некоторые присущие ей недостатки. Предыдущие исследования показали, что определенные патологические особенности (например, периневральная инвазия, лимфатическая инвазия, внепаренхиматозное расширение и положительные хирургические края) и некоторые геномные изменения (например, HER2/neu, p53 и ERbeta) связаны с ОВ в исследованиях, проведенных в одном учреждении. (27-30). Однако эти факторы не были доступны для анализа на основе базы данных SEER.Более того, учитывая, что исследование SEER представляет собой ретроспективный сбор клинико-патологической и последующей информации о больных раком, в наше исследование были включены только пациенты с полной информацией о задействованных переменных, что привело к систематической ошибке отбора. Исключение пациентов с неполными или отсутствующими данными также уменьшит объем выборки, что снизит статистическую мощность нашего исследования, особенно для пациентов с SDC, который является редким гистологическим типом рака слюнной железы.Кроме того, детали адъювантной химиолучевой терапии и ответов на лечение не могли быть получены из базы данных SEER, что создавало для нас препятствие для оценки схем лечения и облегчения эскалации методов лечения для пациентов с SDC. Наконец, из-за ограниченного размера выборки надежность построенной нами номограммы не могла быть проверена из-за отсутствия независимой когорты для проверки. Несмотря на эти ограничения, наше исследование предоставило нам дополнительную информацию, дополняющую существующие критерии, характеризующие эту редкую злокачественность SDC.


    Выводы

    SDC представляет собой клинически агрессивное злокачественное новообразование с высокой частотой опухолей на поздних стадиях и метастазами в регионарные лимфатические узлы. Возраст на момент постановки диагноза, первичная локализация, системы стадирования AJCC, LNR, наличие множественных первичных карцином и методы лечения были идентифицированы как прогностические факторы для SDC. Радикальная хирургия остается основой лечения SDC. Было обнаружено, что использование лучевой терапии или химиотерапии значительно улучшает CSS.Установленная номограмма конкурирующего риска облегчит прогностическую оценку пациентов с SDC, что необходимо в дальнейшем подтвердить в более проспективных исследованиях с большими размерами выборки в будущем.


    Благодарности

    Авторы благодарят SEER за открытый доступ к базе данных. Кроме того, мы благодарны профессору Чжоу Гэ из Онкологического центра им. М. Д. Андерсона (Хьюстон, Техас, США) за его помощь в рецензировании всей статьи, чтобы избежать неправильных описаний.

    Финансирование: Это исследование было поддержано Планом ключевых исследований и разработок провинции Цзянсу (BE2017741), Фондом естественных наук провинции Цзянсу (BK 20160051, BK20180136, BK20180138), Клиническим медицинским центром рака Нанкина, Проектом укрепления здравоохранения с помощью науки, Технологии и образование Молодежные медицинские таланты провинции Цзянсу (QNRC2016121) и Фонды фундаментальных исследований для центральных университетов (14380442).


    Контрольный список отчетности: Авторы заполнили контрольный список отчетности TRIPOD.Доступно на http://dx.doi.org/10.21037/atm-20-1849

    Конфликты интересов: Все авторы заполнили единую форму раскрытия информации ICMJE (доступна на http://dx.doi.org/10.21037 /атм-20-1849). У авторов нет конфликта интересов, о котором следует заявить.

    Этическое заявление: Авторы несут ответственность за все аспекты работы, обеспечивая надлежащее расследование и решение вопросов, связанных с точностью или целостностью любой части работы.Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией (в редакции 2013 г.). Поскольку любая информация в базе данных SEER не требует явного согласия пациентов, наше исследование не подпадало под этические требования одобрения институционального наблюдательного совета.

    Заявление об открытом доступе: Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с Международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 4.0 (CC BY-NC-ND 4.0), которая разрешает некоммерческое копирование и распространение статья со строгим условием, что не вносятся никакие изменения или правки и правильно цитируется оригинальная работа (включая ссылки как на официальную публикацию через соответствующий DOI, так и на лицензию).См.: https://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/.


    Каталожные номера

    1. Стодульский Д., Микашевский Б., Маевская Х. и др. Рак околоушной слюнной железы: 20-летний опыт одного учреждения. Eur Arch Otorhinolaryngol 2019;276:2031-8. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    2. Лук П.П., Уэстон Дж.Д., Ю.Б. и др. Рак слюнных протоков: клинико-патологические особенности, морфологический спектр и соматические мутации.Шея головы 2016; 38 Приложение 1: E1838-47. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    3. Kim JY, Lee S, Cho KJ и др. Результаты лечения послеоперационной лучевой терапии больных раком слюнных протоков больших слюнных желез. Бр Дж Радиол 2012;85:e947-52. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    4. Саловаара Э., Хакала О., Бэк Л. и др. Лечение и исход карциномы слюнных протоков крупных слюнных желез. Eur Arch Otorhinolaryngol 2013;270:281-5. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    5. Johnston ML, Huang SH, Waldron JN, et al.Рак слюнных протоков: лечение, исходы и закономерности неудач. Головная шея 2016;38 Приложение 1:E820-6. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    6. Breinholt H, Elhakim MT, Godballe C, et al. Рак слюнных протоков: датское национальное исследование. J Oral Pathol Med 2016;45:664-71. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    7. Мифсуд М., Шарма С., Леон М. и др. Рак слюнных протоков околоушной железы: результаты современного междисциплинарного подхода к лечению. Otolaryngol Head Neck Surg 2016;154:1041-6.[Перекрестная ссылка] [PubMed]
    8. Бун Э., Бел М., ван Бокстель В. и др. Клинико-патологическое исследование и прогностический факторный анализ 177 пациентов с карциномой слюнных протоков из Нидерландов. Int J Рак 2018; 143: 758-66. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    9. Осборн В., Гиви Б., Ли А. и др. Характеристика, лечение и исходы рака слюнных протоков с использованием Национальной базы данных по раку. Оральный Онкол 2017;71:41-6. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    10. Оцука К., Иманиши Ю., Тада Ю. и др.Клинические исходы и прогностические факторы карциномы слюнных протоков: межведомственный анализ 141 пациента. Энн Сург Онкол 2016; 23:2038-45. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    11. Рох Д.Л., Ли Д.И., Чой С.Х. и др. Прогностические факторы и онкологические исходы у 56 пациентов с раком слюнных протоков в одном учреждении: высокий уровень системной неудачи требует целенаправленной терапии. Oral Oncol 2014;50:e64-6. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    12. Beck ACC, Lohuis P, Al-Mamgani A, et al.Рак слюнных протоков: оценка лечения и результатов в специализированном институте третичного уровня. Eur Arch Otorhinolaryngol 2018;275:1885-92. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    13. Han MW, Roh JL, Choi SH, et al. Прогностические факторы и анализ исходов рака слюнных протоков. Аурис Насус Гортань 2015;42:472-7. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    14. Хадерляйн М., Шерл С., Семрау С. и др. Влияние послеоперационной лучевой терапии и сверхэкспрессии HER2/new на карциному слюнных протоков: моноцентрический клинико-патологический анализ.Strahlenther Onkol 2017;193:961-70. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    15. Gilbert MR, Sharma A, Schmitt NC, et al. 20-летний обзор 75 случаев карциномы слюнных протоков. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg 2016;142:489-95. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    16. Линь Н., Цай Дж. Х., Сюй М. Дж. и др. Клинико-патологический анализ 40 случаев рака слюнных протоков. Чжунхуа Коу Цян И Сюэ За Чжи 2019; 54: 416-9. [ПубМед]
    17. Джаяпракаш В., Мерзиану М., Уоррен Г.В. и др.Показатели выживаемости и прогностические факторы для инфильтрирующей карциномы слюнных протоков: анализ 228 случаев из базы данных наблюдения, эпидемиологии и конечных результатов. Шея головы 2014; 36: 694-701. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    18. Collins GS, Reitsma JB, Altman DG, et al. Прозрачная отчетность модели многомерного прогнозирования для индивидуального прогноза или диагноза (TRIPOD): заявление TRIPOD. БМЖ 2015;350:g7594. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    19. Moolgavkar SH, Chang ET, Watson HN, et al.Оценка регрессионной модели пропорциональных рисков Кокса для эпидемиологических исследований. Анальный риск 2018; 38: 777-94. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    20. Ясонос А., Шраг Д., Радж Г.В. и др. Как построить и интерпретировать номограмму для прогноза рака. Дж. Клин Онкол 2008; 26:1364-70. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    21. Шиното М., Сиояма Ю., Накамура К. и др. Послеоперационная лучевая терапия у больных раком слюнных протоков: клинические исходы и прогностические факторы.J Radiat Res 2013; 54: 925-30. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    22. Хуан С., Хао Дж., Чен С. и др. Рак слюнных протоков: клинопатологический отчет 11 случаев. Oncol Lett 2015; 10:337-41. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    23. Аль-Кахтани К.Х., Тунио М.А., Байуми Ю. и др. Клинико-патологические особенности и результаты лечения редкого рака слюнных протоков околоушной железы. J Otolaryngol Head Neck Surg 2016; 45:32. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    24. Шмитт Н.К., Канг Х., Шарма А.Рак слюнных протоков: агрессивное злокачественное новообразование слюнных желез с возможностями таргетной терапии. Оральный Онкол 2017;74:40-8. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    25. Lassche G, van Boxtel W, Ligtenberg MJL, et al. Достижения и проблемы точной медицины при раке слюнных желез. Лечение рака, ред. 2019; 80:101906. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    26. Lei BW, Hu JQ, Yu PC и др. Соотношение лимфатических узлов (LNR) как дополнительная система стадирования к стадированию TNM при раке слюнных желез.Eur Arch Otorhinolaryngol 2019;276:3425-34. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    27. Roh JL, Cho KJ, Kwon GY, et al. Прогностическое значение патологоанатомических признаков и маркеров гипоксии у 21 больного раком слюнных протоков. J Surg Oncol 2008;97:596-600. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    28. Ko YH, Roh JH, Son YI и др. Экспрессия белков митотических контрольных точек BUB1B и MAD2L1 в карциномах слюнных протоков. J Oral Pathol Med 2010; 39: 349-55. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    29. Williams MD, Roberts D, Blumenschein GR Jr, et al.Дифференциальная экспрессия рецепторов гормонов и факторов роста при карциномах слюнных протоков: биологическое значение и потенциальная роль в терапевтической стратификации пациентов. Am J Surg Pathol 2007; 31: 1645-52. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    30. Джейн М., Розер К., Джейкель Т. и др. Клиническое и иммуногистологическое типирование рака слюнных протоков: отчет о 50 случаях. Рак 2005; 103:2526-33. [Crossref] [PubMed]

    Цитируйте эту статью как: Ran J, Zou H, Li X, Guo F, Xu W, Han W.Популяционный анализ выживаемости с конкурирующим риском у пациентов с карциномой слюнных протоков. Энн Трансл Мед 2020;8(21):1355. doi: 10.21037/atm-20-1849

    Рак слюнной железы ‣ Прогноз

    Прогноз – это предсказание исхода болезни. Насколько вероятно выживание? Вернется ли рак? Это важные вопросы, которые возникают у большинства людей после того, как им поставили диагноз «рак слюнных желез». В общем, есть несколько характеристик опухоли, которые могут сообщить пациенту об их шансах на излечение.

    Факторы, влияющие на прогноз

    стадия

    Это самый важный фактор, влияющий на шансы пациента на излечение.

    Сайт

    Расположение и протяженность опухоли в полости рта могут повлиять на способность хирурга выполнить резекцию опухоли с адекватными краями здоровой ткани вокруг нее.

    Тип и класс

    Как тип, так и степень опухоли определяют объем необходимого лечения и окончательный прогноз.

    Распространение на лимфатические узлы

    Это помогает определить стадию, но даже без учета других факторов распространение на лимфатические узлы шеи снижает шансы на излечение, особенно если рак распространился за пределы лимфатических узлов.

    Границы опухоли

    Возможность полного удаления опухоли с краем нормальной ткани вокруг нее может быть очень важным фактором в прогнозе пациента.

    Распространение в местные структуры

    Было показано, что распространение в крупные нервы, кожу и кости указывает на худший прогноз.

    Несмотря на то, что каждый из этих факторов влияет на результат, пациенты должны обсудить с врачом общий прогноз. Дать процент выживаемости сложно, потому что исследования рака часто рассматривают несколько типов рака и могут включать широкий круг пациентов, прошедших различные виды лечения.

    Показатели выживаемости пациентов с раком слюнных желез

    Плоскоклеточная карцинома

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    46%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    37%

    Аденокарцинома

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    60%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    49%

    Аденоидно-кистозная карцинома

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    84%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    71%

    Мукоэпидермоидная карцинома, низкодифференцированная

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    90%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    85%

    Ациноклеточная карцинома

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    96%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    94%

    Мукоэпидермоидная карцинома (другое)

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    96%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    94%

    Карцинома при плеоморфной аденоме (злокачественная смешанная опухоль)

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    82%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    71%

    Мукоэпидермоидная карцинома, хорошо дифференцированная

    Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию в течение пяти лет

    99%

    Расчетная 10-летняя выживаемость по конкретному заболеванию

    99%

    Отказ от ответственности : Расчетная выживаемость по конкретному заболеванию — это процент людей с конкретным раком, живущих в определенный момент времени, например, через пять лет после постановки диагноза.Это исключает людей, которые, возможно, умерли от болезни, отличной от рака. Хотя эти оценки из больших национальных баз данных полезны, важно помнить, что эти общие статистические данные могут не применяться к конкретной ситуации.

    Рак слюнных желез — Введение | Типы рака головы и шеи

    1. Типы рака головы и шеи
    2. Рак слюнных желез


    Что такое «рак слюнных желез»? Большинство видов рака слюнных желез обнаруживаются в околоушных железах .Околоушные железы содержат железы иммунной системы (лимфатические узлы). Если это не тот тип рака, который вы ищете, изучите информацию о других типах рака горла или других типах рака головы и шеи .


    ПЕЧАТЬ
    Вся информация в этом разделе доступна в формате PDF.
    Загрузите его здесь.

    В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ

    1. Что такое рак слюнных желез?

    Рак возникает, когда клетки становятся аномальными, неконтролируемо растут и могут распространяться на другие части тела.Эти клетки накапливаются, образуя массу (или глыбу).

    Большинство опухолей слюнных желез не опасны для жизни (злокачественные) и называются доброкачественными опухолями . Некоторые доброкачественные опухоли со временем могут стать злокачественными.

    Большинство видов рака слюнных желез обнаруживаются в околоушных железах. Околоушные железы содержат железы иммунной системы ( лимфатические узлы ).

    Рак околоушных желез может начинаться:

    • в ткани слюнной железы (так называемый первичный рак околоушной железы)

    • в кожу, а затем распространился на лимфатические узлы околоушных желез (так называемый вторичный или метастатический рак).

    Небольшое количество случаев рака слюнных желез начинается в поднижнечелюстных, подъязычных и малых слюнных железах, выстилающих рот и горло.

    Существует множество различных типов первичного рака слюнной железы . Каждый из этих типов рака ведет себя по-разному. Около высокозлокачественных опухолей слюнных желез распространяются по нервам, лимфатическим узлам и другим частям тела. Опухоли низкой степени злокачественности менее склонны к распространению.

    Посмотрите 3D-видео с объяснением рака слюнной железы:

    2.Что такое слюнные железы?

    Слюнные железы выделяют слюну (слюну) и выделяют ее в рот, чтобы рот и горло оставались влажными, а также помогали глотать и переваривать пищу.

    Различают большие (большие) и малые (малые) слюнные железы. Есть три пары больших слюнных желез:  околоушная железа, поднижнечелюстные железы и подъязычные железы.

    Околоушная железа

    Околоушные железы находятся непосредственно перед ушами и позади челюсти. Они продвигают слюну в рот через трубку, называемую околоушным протоком. Эта трубка открывается на внутренней стороне щеки, возле верхних коренных зубов. Нерв, контролирующий лицевые мышцы (называемый лицевым нервом), проходит через околоушную железу. Этот нерв заставляет вас улыбаться, хмуриться, закрывать глаза и поднимать брови.

    Околоушная железа является самой большой слюнной железой и местом, где чаще всего возникает рак слюнных желез.

    Околоушные железы также содержат лимфатические узлы (бобовидные железы, которые являются частью защиты иммунной системы от инфекций).Иногда рак кожи может распространяться на лимфатические узлы внутри околоушных желез. Большинство опухолей околоушной железы не являются раком и называются доброкачественными опухолями.

    Подчелюстные и подъязычные железы

    Поднижнечелюстные железы лежат под челюстной костью, по одной с каждой стороны. Они выпускают слюну в рот через проток (трубку), который открывается на дне рта, под кончиком языка. Рядом с этими железами находятся три важных нерва – подъязычный нерв, язычный нерв и маргинальная ветвь лицевого нерва.Эти нервы придают движение, ощущение и вкус языку и двигают нижнюю губу. Опухоли поднижнечелюстной железы могут быть доброкачественными (не рак) или злокачественными (рак).

    Подъязычные железы лежат под языком , по одной с каждой стороны. Они выпускают слюну в поднижнечелюстной проток и находятся рядом с язычными нервами, которые придают ощущение и вкус передней части языка. Подъязычные железы являются самыми маленькими из основных слюнных желез, и в них редко развиваются опухоли, но, как правило, они становятся злокачественными (раком), когда они развиваются.

    Малые слюнные железы

    Во рту и горле расположены сотни малых слюнных желез. Их можно найти во рту, непосредственно под поверхностью, включая губы , щеки и верхнюю часть рта (мягкое небо). В малых слюнных железах также могут развиваться опухоли, которые могут быть доброкачественными или злокачественными.

    Схема слюнных желез и прилегающих областей:

    3. Что вызывает рак слюнных желез?

    Врачи часто не могут объяснить, почему человек заболевает раком.Однако факторы, которые могут увеличить риск рака слюнных желез , включают:

    • Возраст — Большинство случаев рака слюнных желез возникает у людей старше 50 лет

    • Облучение головы и шеи лучевой терапией

    • Аутоиммунные заболевания – они могут привести к раку слюнных желез, называемому лимфомой

    • Рак кожи может распространяться на лимфатические узлы слюнных желез

    Не доказано, что другие факторы, такие как использование мобильных телефонов и воздействие промышленных химикатов, повышают риск рака слюнных желез.

    ПЕЧАТЬ
    Вся информация в этом разделе доступна в формате PDF.
    Загрузите его здесь.

    В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ

    1. Введение в рак слюнных желез

    • Что такое рак слюнных желез?
    • Что такое слюнные железы?
    • Что делают слюнные железы?
    • Что вызывает рак слюнных желез?

    2. Симптомы, признаки и анализы рака слюнной железы

    • Признаки и симптомы рака слюнных желез
    • Тесты на рак слюнных желез

    3.Лечение рака слюнных желез

    • Варианты лечения рака слюнных желез
    • Хирургия 
    • Лучевая терапия
    • Химиотерапия

    ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    1. Рак головы и шеи Ресурсы Австралии
    2. Внешние ссылки на другие ресурсы по раку головы и шеи

    Рак слюнных желез: биология и системная терапия

    Опухоли слюнных желез представляют собой относительно редкую и гетерогенную группу опухолей с различными патологическими и фенотипическими характеристиками.Отсутствие данных о клинических исходах и относящихся к ним рандомизированных контролируемых исследований затрудняет формулирование окончательных протоколов лечения, которые могли бы помочь в принятии решений относительно выбора терапии. Большинство исследований, включающих системную химиотерапию, не показали многообещающих результатов для пациентов. Однако благодаря последним достижениям в области молекулярных технологий теперь стало возможным идентифицировать специфические генетические изменения и биомаркеры в качестве возможных мишеней для терапевтических целей. Например, при мукоэпидермоидных карциномах, одном из наиболее распространенных типов злокачественных опухолей слюнных желез, часто наблюдается генетическая транслокация [t(11;19)(q21;p13), которая включает гены CRTC1 и MAML2 ]. было обнаружено, что он связан с улучшением выживаемости, что делает его возможным прогностическим маркером.Кроме того, эта транслокация дает начало слитому белку, который, по-видимому, делает опухоли высокочувствительными к ингибированию рецептора эпидермального фактора роста (EGFR). Однако результаты фазы II испытаний ингибиторов EGFR, а также других таргетных агентов при опухолях слюнных желез оказались неутешительными: наблюдалась некоторая стабилизация заболевания, но не было объективных ответов. Остается потребность в хорошо спланированных проспективных клинических исследованиях для улучшения лечения этих опухолей.

    Введение

    Рак слюнных желез представляет собой редкую гетерогенную группу опухолей, которая составляет менее 5% случаев рака головы и шеи и около 0.5% всех злокачественных новообразований.[1] Они значительно различаются по своему фенотипическому, биологическому и клиническому поведению, и они различаются по своей реакции на системную терапию.

    Опухоли околоушной железы составляют от 80% до 85% всех опухолей слюнных желез;[2] почти 75% этих опухолей являются доброкачественными.[3] Опухоли поднижнечелюстной железы составляют 10% всех опухолей слюнных желез, но почти половина из них являются злокачественными. Менее 1% слюнных новообразований развиваются в подъязычных железах, но от 75% до 80% из них являются злокачественными.Остальные опухоли слюнных желез возникают в малых слюнных железах, и большинство из них являются злокачественными.[3]

    Из-за редкости опухолей слюнных желез рандомизированных контролируемых исследований, оценивающих варианты лечения рецидивирующих и метастатических заболеваний, очень мало. Большая часть нашей информации получена из ретроспективных исследований и отчетов об отдельных случаях. Кроме того, большинство испытаний на сегодняшний день были неоднородными и включали небольшое количество пациентов, поэтому принятие информированных решений затруднено.В этой статье рассматривается патология и современные данные о системной терапии для лечения распространенного рака слюнных желез, которые не поддаются местной терапии.

    Гистогенез и гистопатология

    Рак слюнных желез различается по своим гистологическим проявлениям и паттернам. Считается, что они возникают из клеток-предшественников, находящихся в притоках протоков слюнных желез. Рак слюнных желез можно разделить на люминальный (возникающий в ацинарных и протоковых клетках) и аблюминальный (возникающий в миоэпителиальных и базальных клетках).Различный вклад этих типов клеток дает широкий спектр гистологически различных паттернов. Рак слюнных желез с преобладанием миоэпителиальных элементов считается биологически низкозлокачественным по сравнению с раком без миоэпителия, который считается высокозлокачественным [5].

    Новообразования слюнных желез (как доброкачественные, так и злокачественные) подразделяются Всемирной организацией здравоохранения на 24 различных гистологических подтипа. Мукоэпидермоидная карцинома (MEC), аденоидно-кистозная карцинома (ACC) и аденокарцинома составляют большинство, составляя более 75% этих опухолей (таблица 1).Также была предложена гистологическая система классификации, в которой рак слюнных желез делится на низкую, среднюю и высокую степень в зависимости от их клинического поведения.[6] Опухоль высокой степени злокачественности, по-видимому, предвещает худший клинический прогноз в случаях МЭК и аденокарциномы.[7] Тем не менее, нет такого спектра гистологического поведения в случае ОКХ, который имеет в целом неблагоприятный долгосрочный прогноз [6].

    Мукоэпидермоидная карцинома (MEC)

    MEC — наиболее распространенная злокачественная опухоль слюнных желез у взрослых и детей.[8] Он происходит из сегмента главного протока и состоит из базальных, промежуточных и дифференцированных клеток в различных комбинациях.[4] Гистологическая оценка играет роль в прогнозе MEC. MEC высокой степени злокачественности склонны к локальному рецидивированию и метастазированию, в то время как поражения низкой степени злокачественности, особенно возникающие из околоушной железы, метастазируют редко [7,9]. Интересно, что MEC, возникающие в поднижнечелюстной железе, имеют тенденцию к метастазированию независимо от степени их опухоли. [7] Сквамоидный вариант имеет относительно худший прогноз.[10]

    Аденоидно-кистозная карцинома (АКК)

    АКК, наиболее часто встречающаяся в малых слюнных железах, является второй наиболее распространенной злокачественной карциномой слюнных желез. Большинство молекулярных исследований показывают, что делеции и/или транслокации на длинном плече хромосомы 6 устойчиво связаны с ОКХ [11,12]. метастазы в лимфатические узлы встречаются редко.[13] ACC имеет три основных модели роста: трубчатая , решетчатая и сплошная .Степень ACC определяется гистологической архитектурой, при этом солидная форма более агрессивна, в то время как пациенты с тубулярным и решетчатым характером роста имеют более длительную выживаемость. Другие факторы, связанные с прогнозом, включают клиническую стадию и экспрессию р53.[15]

    Рак слюнных протоков

    Рак слюнных протоков представляет собой агрессивное злокачественное новообразование высокой степени злокачественности, гистологически напоминающее рак молочных протоков. Это чаще всего наблюдается у пожилых белых мужчин [16,17] и возникает в околоушных железах.Гистологически в структуре роста преобладают округлые узелки разного размера с решетчатой, солидной, кистозной или папиллярной архитектурой.[1] Клинически метастазы в лимфатические узлы обнаруживаются в 60% случаев, и до 50% случаев имеют отдаленные метастазы на момент постановки диагноза [1,18]. Прогноз неблагоприятный, медиана выживаемости составляет 3 года с момента постановки диагноза. .[16,17]

    Полиморфная аденокарцинома низкой степени злокачественности

    Полиморфная аденокарцинома низкой степени злокачественности является третьей по частоте злокачественной опухолью малых слюнных желез после МЭК и АКК.Эта опухоль гистологически напоминает ACC [19] и имеет тенденцию проникать в периневральное пространство [18]. Местный рецидив наблюдается в 9-26% случаев [1], и для сведения к минимуму местного рецидива было предложено адекватное хирургическое иссечение [20] или послеоперационное облучение [21].

    Карцинома эксплеоморфная аденома

    Карцинома эксплеоморфная аденома определяется как карцинома, возникающая на ранее существовавшей плеоморфной аденоме. Прогноз карциномы ex плеоморфной аденомы варьирует, с 5-летней выживаемостью от 30% до 96%, в зависимости от гистологии злокачественного компонента.[2] Другими прогностическими факторами являются степень инвазии опухоли,[22] степень, размер опухоли и состояние лимфатических узлов.[23] Карцинома эксплеоморфная аденома известна частыми местными рецидивами и отдаленными метастазами.[24]

    Ациноклеточная карцинома

    Ациноклеточная карцинома чаще всего встречается в околоушной железе и имеет отличный прогноз с 5-летней выживаемостью около 90%.[25] Обычно это опухоль низкой степени злокачественности, но она может представлять собой опухоль высокой степени злокачественности с частыми митозами, десмоплазией и некрозом опухоли.[26] Ациноклеточная карцинома также может трансформироваться в аденокарциному высокой степени злокачественности или недифференцированную карциному с потерей ацинарной дифференцировки.[1] Такие опухоли показывают лимфатические узлы и отдаленные метастазы в 50% случаев и требуют радикальной хирургии наряду с адъювантной химиотерапией или лучевой терапией.[27]

    Ациноклеточная карцинома обычно имеет три преобладающих типа роста: папиллокистозный , солидный и микрокистозный ; однако эти подтипы не коррелируют с результатами.Была предложена гистогенетическая классификация, которая делит ацинарно-клеточные карциномы на протоковую , ацинарную и протоково-ацинарную формы и имеет некоторую прогностическую ценность для прогнозирования безрецидивной выживаемости [28,29]

    Генетические аномалии

    Хромосомные транслокации приводят к образованию химерных онкогенов слияния, которые, в свою очередь, могут приводить к канцерогенезу. Хромосомные аберрации можно увидеть почти во всех новообразованиях слюнных желез. В таблице 2 показаны наиболее важные хромосомные и генетические аберрации, связанные с раком слюнных желез, а также потенциальные терапевтические мишени.С появлением новых методов генетического секвенирования появляется все больше информации об этих генетических аномалиях, которые потенциально могут повлиять на лечение в будущем.

    Наиболее частой генетической находкой при MEC является транслокация t(11;19)(q21;p13), наблюдаемая примерно в 55% случаев.[30] Слияние гена CRTC1 в положении 19p13 с геном MAML2 и в положении 11q21 приводит к образованию слитого белка MECT1-MAML2 и прерыванию сигнального пути Notch.[31] У пациентов с этой транслокацией, как правило, прогноз лучше. вариант, в котором отсутствует эта транслокация, что указывает на его роль в качестве прогностического маркера. рецептор (EGFR).Слитый белок CRTC1-MAML2 активирует фактор транскрипции CREB, что приводит к усилению AREG. AREG впоследствии активирует передачу сигналов EGFR аутокринным образом, что способствует росту и выживанию клеток MEC. Было показано, что клетки, содержащие этот слитый белок, очень чувствительны к ингибированию EGFR, что указывает на потенциальную роль направленной на EGFR терапии у пациентов с далеко зашедшим нерезектабельным CRTC1-MAML2-положительным MEC [32,33]

    Persson et al. al описал реципрокную транслокацию t(6;9)(q22–23;p23–24) в ACC[11]; транслокация привела к образованию слитого гена между факторами транскрипции MYB и NFIB и предсказала плохой прогноз.[11,12] Эта транслокация наблюдается от 28% до 100% ACC. [11,12] Слияние двух генов индуцирует транскрипционную активацию генов-мишеней MYB, которые связаны с контролем клеточного цикла ( CCNB1 , CDC2 , MAD1L1 ), Apoptosis ( API5 , BCL2 , BIRC3 , HSPA8 , Set ) и рост ячейки и ангиогенез ( MyC , Kit , VEGFA , VEGFA , VEGFA , VEGFA , VEGFA , VEGFA , VEGFA , FGF2 , CD53 ).[34] Другим сопутствующим признаком является делеция (1p32-p36), которая также служит маркером плохого прогноза и наблюдается примерно в 44% случаев ОКК.[35]

    Путь фосфоинозитид-3-киназы (PI3K)/Akt/мишень рапамицина (mTOR) млекопитающих недавно был вовлечен в онкогенез, особенно в рак слюнных протоков, отрицательный по рецептору 2 эпидермального фактора роста человека (HER2), с мутациями в PIK3CA или делеции PTEN в пропорции этого подтипа.[36-39] Ранее было показано, что

    плеоморфная аденома содержит слитые гены с участием онкогенов PLAG1 и HMGA2 .[40] Более поздние исследования определили роль амплификации экзонов HMGA2 и MDM2 на хромосоме 12q, а также амплификации ERBB2 ( HER2 ) в злокачественной трансформации доброкачественной плеоморфной аденомы в карциному ex плеоморфную аденому. 41] Ранние события этой злокачественной трансформации также включают экспрессию белка p53 и c-erbB2.[42,43] Эти данные свидетельствуют о том, что реактивация функции p53 с помощью ингибиторов MDM2, таких как MI-219, может быть многообещающей при лечении пациентов с амплификации MDM2 .[44]

    Было обнаружено, что метилирование ДНК-промотора играет роль в подавлении генов-супрессоров опухолей, а также может способствовать канцерогенезу при карциномах слюнных желез. В серии исследований было замечено, что он чаще встречается при карциноме слюнных протоков, чем при MEC или ACC. Также считается, что метилирование промотора ДНК играет роль в превращении плеоморфной аденомы в карциному ex плеоморфной аденомы, при этом метилирование ДНК наблюдается примерно в 65% этих трансформаций.[46]

    В отличие от ранее упомянутых подтипов опухолей слюнных желез, ACC не имеет патогномоничных слияний или мутаций генов. Единственные доступные молекулярные исследования проводятся на мышах; в них оба пути Wnt и mTOR конститутивно активируются условной инактивацией генов-супрессоров опухолей APC и PTEN , что приводит к образованию опухолей, подобных человеческим ACC. В одном исследовании лечение мышей с опухолями с использованием ингибитора mTOR рапамицина привело к полной регрессии опухолей.Это открытие, наряду с иммуногистохимическими данными об активированной передаче сигналов mTOR в ACC слюны человека, указывает на то, что ингибиторы mTOR, такие как рапамицин и темсиролимус, могут играть роль в лечении таких опухолей.

    Молекулярные биомаркеры и потенциальные мишени для терапии

    Более глубокое понимание молекулярных и гормональных профилей карцином слюнных желез вызвало интерес к исследованиям таргетной терапии. Скорость экспрессии биологических маркеров различается в различных проведенных исследованиях, отчасти из-за различий в гистологии и методах окрашивания (таблица 3).В большинстве исследований рассматривалась сверхэкспрессия EGFR, HER2, фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) и c-kit.

    c-kit

    Kit представляет собой трансмембранный рецептор клеточной поверхности, кодируемый геном c-kit , который связан с регуляцией миграции, дифференцировки и пролиферации клеток.[4] Несколько исследований показали, что c-kit, нижележащая мишень фактора транскрипции MYB, экспрессируется в большинстве ACCs. [48,49] Rao et al. недавно сообщили об амплификации c-kit в субцентромерной области хромосомы 4q.[35] Исследования, нацеленные на c-kit, не показали каких-либо преимуществ у пациентов с прогрессирующим ОКХ, даже несмотря на то, что у таких пациентов он избыточно экспрессируется. [50,51] Необходимы дальнейшие исследования для определения биологической роли c-kit в опухолях слюнных желез. и полезность нацеливания на эту молекулу.

    EGFR

    Частота сверхэкспрессии EGFR варьировала при ОКХ в различных сериях случаев, в диапазоне от 0% до 37%. EGFR-таргетной терапии при ОКХ.[53] С другой стороны, было обнаружено, что некоторые аденокарциномы слюны имеют как сверхэкспрессию EGFR, так и мутации EGFR , что указывает на его роль в потенциальном терапевтическом нацеливании на таких пациентов.[54] Как упоминалось ранее, МЭК со слитым белком CRTC-MAML2 обладают более высокой чувствительностью к ингибированию EGFR; это предполагает потенциальную роль терапии, направленной на EGFR, у пациентов со слитым белком CRTC-MAML2, у которых прогрессирующее нерезектабельное заболевание. до одной трети пациентов с MEC и даже чаще у пациентов с карциномой слюнных протоков [55], что позволяет предположить его роль в качестве потенциальной терапевтической мишени при этих опухолях.[56] Экспрессия HER2 в ACC, с другой стороны, редка.

    Рецептор андрогена

    Nasser et al. сообщили о высокой экспрессии рецепторов андрогена в карциномах слюнных протоков.[57] Таким образом, антиандрогенная терапия может играть определенную роль в этой конкретной подгруппе пациентов.

    Другие биомаркеры и мишени

    Факторы транскрипции MYB и NFIB могут оказаться потенциальными терапевтическими мишенями, хотя трудно разработать прямые ингибиторы факторов транскрипции [33,40]. Некоторые исследования также показали роль фактора роста фибробластов. сигнальный путь рецептора (FGFR) в поддержании гемопоэтических клеток-предшественников в пролиферативном и недифференцированном состоянии, что указывает на его роль в качестве потенциальной терапевтической мишени.[58]

    В последнее время мутации в генах пути RAS были связаны с некоторыми случаями АКР головы и шеи, что позволяет предположить возможную роль ингибитора BRAF вемурафениба у пациентов с активирующими мутациями киназы BRAF . [59] Другой новый терапевтический подход использует путь TRKC/NTRK3 и его ингибирование ингибитором киназы TRKC AZD7451, и было показано, что он ингибирует рост в моделях ксенотрансплантатов, полученных из ACC, что предполагает потенциальное терапевтическое применение.

    Системное лечение

    У пациентов с опухолями слюнных желез системная терапия обычно предназначена для пациентов с быстрым прогрессированием заболевания, прогрессирующим или неизлечимым заболеванием.Его также можно использовать у пациентов с рецидивирующим заболеванием, которое не поддается хирургическому вмешательству и/или лучевой терапии. Однако ни одно из исследований не показало явного преимущества системной терапии в плане выживаемости, что делает ее роль в целом паллиативной.

    Химиотерапия

    Недостаточно адекватных исследований по изучению химиотерапии при лечении пациентов с опухолями слюнных желез из-за редкости и гистологической гетерогенности этих опухолей. Опубликованные испытания включали небольшое количество пациентов с различной гистологией и количеством предшествующих системных терапий; доля пациентов с отдаленными метастазами также варьировала.Все эти различия повлияли на возможность оценки реальной эффективности терапии.[5] Наиболее часто изучаемыми химиотерапевтическими агентами были цисплатин и схемы на основе цисплатина, которые продемонстрировали умеренную частоту ответа и неясное преимущество в выживаемости.

    В исследовании II фазы Восточной кооперативной онкологической группы (ECOG) монотерапии паклитакселом у 45 пациентов со злокачественным раком слюнных желез 8 частичных ответов (25,8%) наблюдались среди 31 пациента с MEC или аденокарциномой.[61] Никаких ответов у пациентов с ОКХ не наблюдалось. Медиана выживаемости во всей когорте составила 12,5 месяцев. В систематическом обзоре также не удалось обнаружить какой-либо значительной активности паклитаксела при лечении злокачественного ОКК [62]. Исследование II фазы монотерапии гемцитабином показало стабилизацию заболевания в течение ≥ 6 месяцев у 11 из 21 пациента с прогрессирующим ОКХ, но ни у одного из пациентов не было объективного ответа [63]. Однако не у всех пациентов, участвовавших в этом исследовании, на момент включения в исследование отмечалось прогрессирование заболевания, что могло затруднить интерпретацию результатов.[64] Медиана выживаемости для всех 33 подходящих пациентов составила 13,8 месяца, а годовая общая выживаемость составила 57%.

    Различные другие режимы химиотерапии были оценены при опухолях слюнных желез, но показали незначительное преимущество в выживаемости.

    Молекулярная таргетная терапия

    Более глубокое понимание молекулярных сигнальных путей привело к идентификации различных потенциальных терапевтических мишеней. Хотя в нескольких испытаниях фазы II изучались терапевтические агенты, коррелирующие с некоторыми из этих мишеней, и роль этих агентов в карциномах слюнных желез, большинство из них показали длительную стабилизацию заболевания, но очень мало объективных ответов (таблица 4). Многие из этих испытаний не требовали доказательств прогрессирования заболевания до включения в них, что ограничивало интерпретацию их результатов.[50,51,53,56,65-70]

    Понимание того, что c-kit сверхэкспрессируется при большинстве ОКХ, привело к двум испытаниям фазы II ингибитора c-kit иматиниба при распространенном ОКК.[50,51] Оба испытания. не удалось продемонстрировать объективный ответ на иматиниб, что свидетельствует об отсутствии прогностического значения гиперэкспрессии c-kit при ОКХ. Ghosal и соавт. провели исследование II фазы комбинации иматиниба и цисплатина у 28 пациентов с распространенным ОКХ [65]. У девятнадцати пациентов наблюдалась стабилизация заболевания со средним временем до прогрессирования и общей выживаемостью 15 мес и 35 мес соответственно.

    EGFR часто избыточно экспрессируется в ACC и MEC, что привело к исследованиям роли агентов, воздействующих на этот путь. Гефитиниб, пероральный ингибитор тирозинкиназы EGFR, оценивался в ходе исследования II фазы.[66] Среди 36 поддающихся оценке пациентов (18 с АКХ и 18 без АКК) объективных ответов не наблюдалось. У 11 пациентов была стабилизация заболевания, которая сохранялась не менее 16 недель у 5 пациентов. Цетуксимаб, человеко-мышиное химерное моноклональное антитело к EGFR, недавно прошел испытания в рамках исследования II фазы.[67] Среди 30 включенных пациентов (23 с АКХ и 7 без АКК) объективных ответов не наблюдалось. У двенадцати пациентов с ОКХ и у 3 пациентов с гистологической картиной, отличной от ОКХ, заболевание стабилизировалось в среднем на 6 месяцев.

    Моноклональное антитело против HER2 трастузумаб изучалось в ходе исследования II фазы, в котором участвовали 14 пациентов с прогрессирующим раком слюнных желез со сверхэкспрессией HER2.[56] У одного из 3 пациентов с МЭК был объективный ответ со стабилизацией заболевания более 45 недель. Недавно был опубликован другой отчет о клиническом случае, в котором предполагалась потенциальная роль трастузумаба при карциноме слюнных протоков.[71]

    Лапатиниб, пероральный двойной тирозинкиназный ингибитор EGFR и HER2, изучался в исследовании фазы II с участием пациентов с распространенным раком слюнных желез, которые экспрессировали EGFR и/или HER2.[53] Из 36 пациентов, подлежащих оценке, ни один не продемонстрировал объективного ответа. У 79% пациентов с ОКХ и у 47% пациентов с опухолями слюнных желез, не относящимися к ОКХ, отмечена стабилизация заболевания, а у 36% заболевание стабилизировалось более 6 мес. Поскольку прогрессирование заболевания было одним из условий включения в это исследование, стабилизация заболевания могла быть истинным эффектом препарата.

    В качестве потенциальной терапевтической мишени при ОКХ было предложено ингибирование ядерного фактора каппа-легкой цепи-энхансера активированных В-клеток (NF-κB) [72]. В исследовании ECOG фазы II ингибитора протеасомы NF-kB бортезомиба не наблюдалось объективных ответов у 21 поддающегося оценке пациента с неизлечимым ОКХ.[68] Стабилизация заболевания отмечена у 15 больных, медиана выживаемости без прогрессирования составила 6,4 мес.

    Сунитиниб, многоцелевой ингибитор рецептора VEGF, c-kit, рецептора фактора роста тромбоцитов (PDGFR), протоонкогена ret (RET) и FMS-подобной тирозинкиназы 3 (FLT3), изучали в исследование фазы II у пациентов с прогрессирующим ОКХ.[69] Среди 13 пациентов, поддающихся оценке, не наблюдалось объективных ответов, но у 11 пациентов наблюдалась стабилизация заболевания, у 8 пациентов — стабилизация заболевания в течение ≥ 6 месяцев, а у 2 пациентов — прогрессирование заболевания как наилучший ответ. Медиана времени до прогрессирования заболевания составила 7,2 месяца. Токсичность лекарств наблюдалась у 50% пациентов, а 3 пациентам пришлось прекратить участие в исследовании из-за побочных эффектов.

    Сорафениб, мультикиназный ингибитор, оценивался в исследовании фазы II, включавшем 23 пациента с прогрессирующим ОКХ.[70] У двух пациентов был объективный частичный ответ со средней выживаемостью без прогрессирования 11,3 месяца и общей выживаемостью 19,6 месяца. Однако ограничивающим фактором была токсичность препарата: у 57% пациентов наблюдались нежелательные явления 3-й степени тяжести. [73] Из 19 пациентов, поддающихся оценке, у 2 на сегодняшний день отмечен частичный ответ, а у 9 — стабилизация заболевания.Исследование фазы II довитиниба (NCT01678105) проводится Клинической онкологической группой Онтарио у пациентов с распространенным и рецидивирующим ОКХ, чтобы помочь определить роль этого препарата. В нескольких отчетах о клинических случаях показано преимущество применения темсиролимуса, ингибитора пути PI3K/Akt/mTOR, у пациентов с карциномой слюнных протоков.[74]

    Гормональная терапия

    Хотя имеются сообщения о гиперэкспрессии рецепторов андрогенов при карциноме слюнных протоков, исследования фазы II не оценивали роль антиандрогенной терапии.Большинство доступных данных представлены в виде отдельных сообщений о случаях, в которых участвовали пациенты с ОКХ, получавшие лечение тамоксифеном [75, 76] или с карциномой слюнных протоков, получавшие лечение антиандрогенами [77, 78]. Следовательно, применение антигормональной терапии при опухолях слюнных желез еще предстоит выяснить.

    Выводы

    Рак слюнных желез представляет собой редкую гетерогенную группу опухолей, и отсутствие адекватных исследований, оценивающих терапевтические возможности, затрудняет разработку стандартных схем лечения.С развитием молекулярных и генетических технологий были выявлены различные генетические аномалии.

    В последнее время наблюдается всплеск интереса к новым молекулярным методам лечения распространенного рака слюнных желез, что привело к многочисленным испытаниям II фазы. Хотя некоторые исследования показывают стабилизацию заболевания, истинные объективные ответы встречаются редко. Эти неутешительные результаты указывают на острую потребность в тщательно спланированных проспективных рандомизированных исследованиях с хорошими прогностическими маркерами для улучшения результатов лечения пациентов.В то же время роль системной терапии остается паллиативной, и она в основном используется для лечения пациентов с рецидивирующим или прогрессирующим метастатическим заболеванием.

    Раскрытие финансовой информации: Авторы не имеют существенной финансовой заинтересованности или иных отношений с производителем любого продукта или поставщиком какой-либо услуги, упомянутых в этой статье.

    Каталожные номера:

    1. Ettl T, Schwarz-Furlan S, Gosau M, Reichert TE. Карциномы слюнных желез.Оральный челюстно-лицевой хирург. 2012;16:267-83.

    2. Гуццо М., Локати Л.Д., Протт Ф.Дж. и др. Большие и малые опухоли слюнных желез. Crit Rev Oncol Hematol. 2010;74:134-48.

    3. Спиро прав. Слюнные новообразования: обзор 35-летнего опыта с 2807 пациентами. Хирургия головы и шеи. 1986; 8:177-84.

    4. Адельштейн Д.Дж., Койфман С.А., Эль-Наггар А.К., Ханна Э.Ю. Биология и лечение рака слюнных желез. Семин Радиат Онкол. 2012;22:245-53.

    5. Лори С.А., Лицитра Л. Системная терапия в паллиативном лечении прогрессирующего рака слюнных желез. Дж. Клин Онкол. 2006; 24:2673-8.

    6. Стеннер М., Клусманн Дж.П. Текущая информация об установленных и новых биомаркерах патологии карциномы слюнных желез и задействованных молекулярных путях. Eur Arch Оториноларингол. 2009; 266:333-41.

    7. Goode RK, Auclair PL, Ellis GL. Мукоэпидермоидная карцинома больших слюнных желез: клинический и гистопатологический анализ 234 случаев с оценкой критериев классификации.Рак. 1998;82:1217-24.

    8. Джонс А.В., Крейг Г.Т., Спейт П.М., Франклин К.Д. Диапазон и демографические данные опухолей слюнных желез, диагностированных у населения Великобритании. Оральный онкол. 2008;44:407-17.

    9. Аро К., Лейво И., Макитие А.А. Ведение и исходы у пациентов с мукоэпидермоидной карциномой крупных слюнных желез: 30-летний опыт одного учреждения. Ларингоскоп. 2008;118:258-62.

    10. Schwarz S, Stiegler C, Muller M, et al.Мукоэпидермоидная карцинома слюнной железы представляет собой клинически, морфологически и генетически гетерогенное образование: клинико-патологическое исследование 40 случаев с акцентом на градацию, гистологические варианты и наличие транслокации t(11;19). Гистопатология. 2011;58:557-70.

    11. Перссон М., Андрен Ю., Марк Дж. и др. Рецидивирующее слияние генов факторов транскрипции MYB и NFIB при карциномах молочной железы, головы и шеи. Proc Natl Acad Sci U S A. 2009; 106:18740-4.

    12. Митани Ю., Ли Дж., Рао П. Х. и др. Комплексный анализ слияния генов MYB-NFIB при аденоидно-кистозной карциноме слюны: заболеваемость, вариабельность и клинико-патологическое значение. Клин Рак Рез. 2010;16:4722-31.

    13. Fordice J, Kershaw C, El-Naggar A, Goepfert H. Аденоидная кистозная карцинома головы и шеи: предикторы заболеваемости и смертности. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1999; 125:149-52.

    14. Seethala RR. Обновленная информация о классификации карцином слюнных желез.Голова шеи патол. 2009;3:69-77.

    15. da Cruz Perez DE, de Abreu Alves F, Nobuko Nishimoto I, et al. Прогностические факторы аденоидно-кистозной карциномы головы и шеи. Оральный онкол. 2006;42:139-46.

    16. Lewis JE, McKinney BC, Weiland LH, et al. Рак слюнных протоков. Клинико-патологический и иммуногистохимический обзор 26 случаев. Рак. 1996;77:223-30.

    17. Джейн М., Розер К., Джейкель Т. и др. Клиническое и иммуногистологическое типирование рака слюнных протоков: отчет о 50 случаях.Рак. 2005;103:2526-33.

    18. Макхью Дж.Б., Вишер Д.В., Барнс Э.Л. Обновленная информация об отдельных новообразованиях слюнных желез. Arch Pathol Lab Med. 2009; 133:1763-74.

    19. Шварц С., Мюллер М., Эттл Т. и др. Морфологическая гетерогенность карцином ротовой слюнной железы: клинико-патологическое исследование 41 случая с длительным наблюдением, подчеркивающее перекрывающийся спектр аденоидно-кистозной карциномы и полиморфной аденокарциномы низкой степени злокачественности. Int J Clin Exp Pathol. 2011;4:336-48.

    20. Seethala RR, Johnson JT, Barnes EL, Myers EN. Полиморфная аденокарцинома низкой степени злокачественности: опыт Питтсбургского университета. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 2010;136:385-92.

    21. Уэмаэтомари И., Табучи К., Тобита Т. и др. Значение послеоперационной лучевой терапии полиморфной низкозлокачественной аденокарциномы околоушной железы: клинический случай и обзор литературы. Тохоку J Exp Med. 2007; 211:297-302.

    22. Кунимура Т.Неинвазивная карцинома ex плеоморфная аденома околоушной железы. Отоларингол Head Neck Surg. 2007; 137:687-8.

    23. Олсен К.Д., Льюис Дж.Э. Карцинома ex плеоморфная аденома: клинико-патологический обзор. Шея головы. 2001; 23:705-12.

    24. Zbaren P, Zbaren S, Caversaccio MD, Stauffer E. Карцинома ex плеоморфная аденома: диагностическая сложность и исход. Отоларингол Head Neck Surg. 2008;138:601-5.

    25. Hoffman HT, Karnell LH, Robinson RA, et al.Отчет Национальной базы данных по раку о раке головы и шеи: ациноклеточная карцинома. Шея головы. 1999; 21:297-309.

    26. Гомес Д.Р., Катаби Н., Чжун Дж. и др. Клинико-патологические прогностические особенности ациноклеточного рака околоушной железы. Рак. 2009;115:2128-37.

    27. Скалова А., Сима Р., Ванечек Т. и др. Ациноклеточная карцинома с трансформацией высокой степени: отчет о 9 случаях с иммуногистохимическим исследованием и анализом генов TP53 и HER-2/neu.Ам Дж. Сург Патол. 2009;33:1137-45.

    28. Миябе С., Окабе М., Нагацука Х. и др. Прогностическое значение слитых транскриптов p27Kip1, Ki-67 и CRTC1-MAML2 при мукоэпидермоидной карциноме: молекулярное и клинико-патологическое исследование 101 случая. J Oral Maxillofac Surg. 2009;67:1432-41.

    29. Накаяма Т., Миябе С., Окабе М. и др. Клинико-патологическое значение транскрипта слияния CRTC3-MAML2 при мукоэпидермоидной карциноме. Мод Патол. 2009; 22:1575-81.

    30. Anzick SL, Chen WD, Park Y, et al. Неблагоприятный прогноз CRTC1-MAML2-положительных мукоэпидермоидных опухолей с делециями CDKN2A. Гены Хромосомы Рак. 2010;49:59-69.

    31. Идентификационный номер О’Нила. t(11;19) транслокация и онкоген слияния CRTC1-MAML2 при мукоэпидермоидной карциноме. Оральный онкол. 2009;45:2-9.

    32. Chen Z, Chen J, Gu Y, et al. Аберрантно активированная передача сигналов AREG-EGFR необходима для роста и выживания клеток слизисто-эпидермоидной карциномы, положительных по слиянию CRTC1-MAML2.Онкоген. 2014;33:3869-77.

    33. Стенман Г., Перссон Ф., Андерссон М.К. Диагностическое и терапевтическое значение новых молекулярных биомаркеров при раке слюнных желез. Оральный онкол. 2014;50:683-90.

    34. Белл Д., Ханна Э.Ю. Рак слюнных желез: биология и молекулярные мишени для терапии. Curr Oncol Rep. 2012; 14:166-74.

    35. Rao PH, Roberts D, Zhao YJ, et al. Делеция 1p32-p36 является наиболее частым генетическим изменением и плохим прогностическим маркером при аденоидно-кистозной карциноме слюнных желез.Клин Рак Рез. 2008;14:5181-7.

    36. Нарди В., Садоу П.М., Юрик Д. и др. Обнаружение новых действенных генетических изменений в карциноме слюнных протоков помогает направить лечение пациента. Клин Рак Рез. 2013;19:480-90.

    37. Griffith CC, Seethala RR, Luvison A, et al. Мутации PIK3CA и потеря PTEN при карциномах слюнных протоков. Ам Дж. Сург Патол. 2013;37:1201-7.

    38. Qiu W, Tong GX, Turk AT, et al. Онкогенная мутация PIK3CA и дисрегуляция при карциноме слюнных протоков человека.Биомед Рез Инт. 2014;2014:810487.

    39. Ku BM, Jung HA, Sun JM, et al. Высокопроизводительное профилирование идентифицирует клинически действенные мутации при карциноме слюнных протоков. J Transl Med. 2014;12:299.

    40. Стенман Г. Онкогены слияния в опухолях слюнных желез: молекулярные и клинические последствия. Голова шеи патол. 2013;7(прил.1):S12-S19.

    41. Перссон Ф., Андрен Ю., Виннес М. и др. Геномное профилирование аденом и карцином слюнных желез с высоким разрешением выявляет амплификацию, перестройку и слияние HMGA2.Гены Хромосомы Рак. 2009;48:69-82.

    42. Freitas LL, Araujo VC, Martins MT, et al. Анализ биомаркеров карциномы эксплеоморфной аденомы на ранней стадии карциноматозной трансформации. Международный Дж. Сург Патол. 2005;13:337-42.

    43. Ihrler S, Weiler C, Hirschmann A, et al. Внутрипротоковая карцинома является предшественником карциномы ex плеоморфной аденомы и часто связана с дисфункциональным p53. Гистопатология. 2007;51:362-71.

    44. Shangary S, Wang S. Низкомолекулярные ингибиторы белок-белкового взаимодействия MDM2-p53 для реактивации функции p53: новый подход к терапии рака. Annu Rev Pharmacol Toxicol. 2009;49:223-41.

    45. Durr ML, Mydlarz WK, Shao C, et al. Количественные профили метилирования для нескольких промоторов генов-супрессоров опухолей в опухолях слюнных желез. ПЛОС Один. 2010;5:e10828.

    46. Schache AG, Hall G, Woolgar JA, et al. Количественное метилирование промотора отличает карциному ex плеоморфную аденому от плеоморфной аденомы слюны.Бр Дж Рак. 2010;103:1846-51.

    47. Diegel CR, Cho KR, El-Naggar AK, et al. Млекопитающие-мишень рапамицин-зависимой ацинарно-клеточной неоплазии после инактивации Apc и Pten в слюнной железе мыши: последствия для ацинарно-клеточной карциномы человека. Рак рез. 2010;70:9143-52.

    48. Edwards PC, Bhuiya T, Kelsch RD. Экспрессия C-kit в новообразованиях слюнных желез аденоидно-кистозной карциноме, полиморфной аденокарциноме низкой степени злокачественности и мономорфной аденоме.Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. 2003;95:586-93.

    49. Mino M, Pilch BZ, Faquin WC. Экспрессия KIT (CD117) в новообразованиях головы и шеи: вспомогательный маркер аденоидно-кистозной карциномы. Мод Патол. 2003;16:1224-31.

    50. Hotte SJ, Winquist EW, Lamont E, et al. Иматиниб мезилат у пациентов с аденоидно-кистозным раком слюнных желез, экспрессирующих c-kit: исследование консорциума фазы II больницы принцессы Маргарет. Дж. Клин Онкол.2005; 23:585-90.

    51. Pfeffer MR, Talmi Y, Catane R, et al. Исследование фазы II иматиниба при распространенной аденоидно-кистозной карциноме слюнных желез головы и шеи. Оральный онкол. 2007;43:33-6.

    52. Bell D, Roberts D, Kies M, et al. Зависимая от типа клеток экспрессия биомаркеров при аденоидно-кистозной карциноме: биологические и терапевтические последствия. Рак. 2010;116:5749-56.

    53. Agulnik M, Cohen EW, Cohen RB, et al. Исследование фазы II лапатиниба при рецидивирующих или метастатических рецепторах эпидермального фактора роста и/или erbB2, экспрессирующих аденоидно-кистозную карциному и неаденоидно-кистозную карциному злокачественных опухолей слюнных желез.Дж. Клин Онкол. 2007; 25:3978-84.

    54. Monteiro LS, Bento MJ, Palmeira C, Lopes C. Оценка иммуноэкспрессии рецептора эпидермального фактора роста при злокачественных опухолях слюнных желез. Дж Орал Патол Мед. 2009;38:508-13.

    55. Глиссон Б., Колевас А.Д., Хаддад Р. и др. Экспрессия HER2 в карциномах слюнных желез: зависимость от гистологического подтипа. Клин Рак Рез. 2004; 10:944-6.

    56. Haddad R, Colevas AD, Krane JF, et al. Герцептин у пациентов с распространенным или метастатическим раком слюнных желез.Исследование фазы II. Оральный онкол. 2003;39:724-7.

    57. Nasser SM, Faquin WC, Dayal Y. Экспрессия рецепторов андрогена, эстрогена и прогестерона в опухолях слюнных желез. Частая экспрессия рецептора андрогена в подмножестве злокачественных опухолей слюнных желез. Ам Джей Клин Патол. 2003;119:801-6.

    58. Бартунек П., Паджер П., Карафиат В. и др. Передача сигналов bFGF и v-Myb взаимодействуют в устойчивом росте примитивных эритроидных предшественников. Онкоген. 2002; 21:400-10.

    59. Wetterskog D, Wilkerson PM, Rodrigues DN, et al. Профилирование мутаций аденоидно-кистозных карцином из нескольких анатомических локализаций выявляет мутации в пути RAS, но не мутации KIT. Гистопатология. 2013;62:543-50.

    60. Иванов С.В., Паначчоне А., Браун Б. и др. Передача сигналов TrkC активируется при аденоидно-кистозной карциноме и требует NT-3 для стимуляции инвазивного поведения. Онкоген. 2013;32:3698-710.

    61. Gilbert J, Li Y, Pinto HA, et al.Испытание фазы II таксола при злокачественных опухолях слюнных желез (E1394): испытание Восточной кооперативной онкологической группы. Шея головы. 2006; 28:197-204.

    62. Laurie SA, Ho AL, Fury MG, et al. Системная терапия при лечении метастатического или местно-рецидивирующего аденоидно-кистозного рака слюнных желез: систематический обзор. Ланцет Онкол. 2011;12:815-24.

    63. van Herpen CM, Locati LD, Buter J, et al. Исследование фазы II гемцитабина при рецидивирующей и/или метастатической аденоидно-кистозной карциноме головы и шеи (EORTC 24982).Евр Джей Рак. 2008;44:2542-5.

    64. Laurie SA, Siu LL, Winquist E, et al. Исследование фазы 2 платины и гемцитабина у пациентов с распространенным раком слюнных желез: исследование группы клинических испытаний NCIC. Рак. 2010;116:362-8.

    65. Госал Н., Маис К., Шенджере П. и др. Фаза II исследования цисплатина и иматиниба при распространенной аденоидной кистозной карциноме слюнных желез. Br J Oral Maxillofac Surg. 2011;49:510-5.

    66. Джейкоб Дж.А., Кис М.С., Глиссон Б.С. и др.Исследование фазы II гефитиниба у пациентов с распространенным раком слюнных желез. Шея головы. 2015;37:644-9.

    67. Locati LD, Bossi P, Perrone F, et al. Цетуксимаб при рецидивирующем и/или метастатическом раке слюнных желез: исследование II фазы. Оральный онкол. 2009;45:574-8.

    68. Аргирис А., Гебремайкл М., Бертнесс Б. и др. Исследование фазы 2 бортезомиба с последующим добавлением доксорубицина при прогрессировании у пациентов с рецидивирующей или метастатической аденоидно-кистозной карциномой головы и шеи: исследование Восточной кооперативной онкологической группы (E1303).Рак. 2011;117:3374-82.

    69. Chau NG, Hotte SJ, Chen EX, et al. Исследование фазы II сунитиниба при рецидивирующей и/или метастатической аденоидно-кистозной карциноме (АКК) слюнных желез: текущий прогресс и проблемы в оценке молекулярно-таргетных препаратов при АКК. Энн Онкол. 2012;23:1562-70.

    70. Thomson DJ, Silva P, Denton K, et al. Испытание фазы II сорафениба при запущенной слюнной аденоидной кистозной карциноме головы и шеи. Шея головы. 2015;37:182-7.

    71. Krishnamurthy J, Krishnamurty DM, Baker JJ, et al. Карцинома слюнных протоков, отвечающая на терапию на основе трастузумаба: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Шея головы. 2013;35:E372-E375.

    72. Zhang J, Peng B, Chen X. Экспрессия ядерного фактора каппа B, индуцируемой синтазы оксида азота и фактора роста эндотелия сосудов при аденоидно-кистозной карциноме слюнных желез: корреляция с ангиогенезом и клиническим исходом. Клин Рак Рез.2005; 11:7334-43.

    73. Dillon PM, Moskaluk C, Fracasso PM, et al. Исследование фазы II довитиниба (TKI258) у пациентов с прогрессирующей метастатической аденоидно-кистозной карциномой. Дж. Клин Онкол. 2013;31(suppl):abstr 6021.

    74.

    Похожие записи

    При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

    Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

    Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

    Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

    Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

    Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.