Позитивные и негативные симптомы шизофрении: Общая психопатология | Обучение | РОП

alexxlab Разное

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП

При объединении отдельных, наблюдаемых у пациента симптомов в синдром, обычно используются:

  1. Иерархический принцип: синдром выделяется по наиболее тяжелому из имеющихся симптомов, т.к. остальные симптомы будут естественным образом вытекать из более тяжелого симптома. Например, если у пациента есть галлюцинаторно-бредовая симптоматика и тревога, то скорее всего тревогу можно объяснить наличием бреда и галлюцинаций (страшно из-за преследования), если у пациента есть тревога и проявления повышенной утомляемости, то утомляемость можно объяснить напряжением, связанным с тревогой.
  2. Опора на возможный патогенез. В случае, если наблюдаемые симптомы имеют общий патогенез, может быть достаточно выделения у пациента одного синдрома. Однако, в некоторых случаях всю клиническую симптоматику пациента невозможно объяснить только одним патогенезом. В этой связи может быть полезно разделение всех психопатологических симптомов на две группы (позитивные и негативные), которые могут отражать разные патогенетическим механизмы.

Все психопатологические симптомы можно разделить на две группы:

Позитивные (продуктивные, плюс-симптомы) — те симптомы, которые отсутствуют у здорового человека, но появляются у больного в результате болезни (например, галлюцинации, бред, тревога и пр.).

Негативные (минус-симптомы, дефект) — уменьшение или выпадение психических функций, имеющихся у здоровых (например, амнезия, деменция, апатия и пр.).

Предполагается, что эти группы симптомов имеют разный патогенез. Негативные симптомы (симптомы выпадения) связаны с утратой мозговой ткани или разрушением психических функций, во многих случаях они стойкие, необратимые и ближе связаны с этиопатогенетическими аспектами болезней, которые их вызывают. Позитивные симптомы — чаще всего преходящи, обратимы и связаны с временными «функциональными» нарушениями в деятельности мозга (нейрохимические, нейрофункциональные), поэтому обычно они имеют лучший прогноз.

Если у одного пациента присутствуют симптомы из разных групп, то, возможно, они имеют разное происхождение и динамику, поэтому они должны быть объединены в два разных синдрома (например, при шизофрении у многих пациентов одновременно может наблюдаться галлюцинаторно-бредовой синдром и апато-абулический синдром).


Негативные симптомы шизофрении: современные зарубежные концепции и патофизиологические механизмы. Ч. 1 | Павличенко

1. Crow T.J. Positive and negative schizophrenia symptoms and the role of dopamine. The British Journal of Psychiatry. 1981;139(3):251– 254. doi: 10.1192/bjp.139.3.251

2. Mäkinen J., Miettunen J., Isohanni M., Koponen H. Negative symptoms in schizophrenia: A review. Nordic Journal of Psychiatry. 2008;62(5):334–341. doi: 10.1080/08039480801959307

3. Pogue-Geile M.F., Zubin J. Negative symptomatology and schizophrenia: A conceptual and empirical review. International Journal of Mental Health. 1987;16(4):3–45. doi: 10.1080/00207411.1987.11449074

4. Galderisi S., Mucci A., Bitter I., Libiger J., Bucci P., Fleischhacker W., for the EUFEST Study Group. Persistent negative symptoms in first episode patients with schizophrenia: Results from the European First Episode Schizophrenia Trial. European Neuropsychopharmacology. 2013;23(3):196–204. doi: 10.1016/j.euroneuro.2012.04.019

5. Chen L., Johnston J.A., Kinon B.J., Stauffer V., Succop, P., Marques T.R., Ascher-Svanum H. The longitudinal interplay between negative and positive symptom trajectories in patients under antipsychotic treatment: a post hoc analysis of data from a randomized, 1-year pragmatic trial. BMC Psychiatry. 2013;13(1). doi: 10.1186/1471-244x- 13-320

6. Cornblatt B., Obuchowski M. The hillside study of risk and early detection in schizophrenia: Early findings. Schizophrenia Research. 1998;29(1–2):10. doi: 10.1016/s0920-9964(97)88309-0

7. Kirkpatrick B., Fenton W.S., Carpenter W.T., Marder S.R. The NIMH-MATRICS Consensus Statement on Negative Symptoms. Schizophrenia Bulletin. 2006;32(2):214–219. doi: 10.1093/schbul/ sbj053

8. Carpenter Jr.W.T., Heinrichs D.W., Wagman A.M. Deficit and nondeficit forms of schizophrenia: the concept. American Journal of Psychiatry. 1988;145(5):578–583. doi: 10.1176/ajp.145.5.578

9. Galderisi S., Färden A., Kaiser S. Dissecting negative symptoms of schizophrenia: History, assessment, pathophysiological mechanisms and treatment. Schizophrenia Research. 2017;186:1–2. doi: 10.1016/j.schres.2016.04.046

10. Buchanan R.W. Persistent negative symptoms in schizophrenia: An overview. Schizophrenia Bulletin. 2007;33(4):1013–1022. doi: 10.1093/ schbul/sbl057

11. Galderisi S., Bucci P., Mucci A., Kirkpatrick B., Pini S., Rossi A., Maj M. Categorical and dimensional approaches to negative symptoms of schizophrenia: Focus on long-term stability and functional outcome. Schizophrenia Research. 2013;147(1):157–162. doi: 10.1016/j. schres.2013.03.020

12. Couture S.M., Granholm E.L., Fish S.C. A path model investigation of neurocognition, theory of mind, social competence, negative symptoms and real-world functioning in schizophrenia. Schizophrenia Research. 2011;125(2–3):152–160. doi: 10.1016/j. schres.2010.09.020

13. Galderisi S., Rossi A., Rocca P., Bertolino A., Mucci A., Bucci P. The influence of illness-related variables, personal resources and context-related factors on real-life functioning of people with schizophrenia. World Psychiatry. 2014;13(3):275–287. doi: 10.1002/ wps.20167

14. Strassnig M.T., Raykov T., O’Gorman C., Bowie C.R., Sabbag S., Durand D., Harvey P.D. Determinants of different aspects of everyday outcome in schizophrenia: The roles of negative symptoms, cognition, and functional capacity. Schizophrenia Research. 2015; 165(1):76–82. doi: 10.1016/j.schres.2015.03.033

15. Stahl S.M., Buckley P.F. Negative symptoms of schizophrenia: a problem that will not go away. Acta Psychiatr. Scand. 2007; Jan;115(1):4–11.

16. Kirkpatrick B., Strauss G.P., Nguyen L., Fischer B.A., Daniel D.G., Cienfuegos A., Marder S.R. The Brief Negative Symptom Scale: Psychometric properties. Schizophrenia Bulletin. 2010;37(2):300–305. doi: 10.1093/schbul/sbq059

17. Kring A.M., Gur R.E., Blanchard J.J., Horan W.P., Reise S.P. The Clinical Assessment Interview for Negative Symptoms (CAINS): Final development and validation. American Journal of Psychiatry. 2013;170(2):165–172. doi: 10.1176/appi.ajp.2012.12010109

18. Lyne J., Renwick L., O’Donoghue B., Kinsella A., Malone K., Turner N., Clarke M. Negative symptom domain prevalence across diagnostic boundaries: The relevance of diagnostic shifts. Psychiatry Research. 2015;228(3):347–354. doi: 10.1016/j.psychres.2015.05.086

19. Kirkpatrick B. Developing concepts in negative symptoms. The Journal of Clinical Psychiatry. 2014;75(suppl. 1):3–7. doi: 10.4088/ jcp.13049su1c.01

20. Chen L., Johnston J.A., Kinon B.J., Stauffer V., Succop P., Marques T.R., Ascher-Svanum H. The longitudinal interplay between negative and positive symptom trajectories in patients under antipsychotic treatment: a post hoc analysis of data from a randomized, 1-year pragmatic trial. BMC Psychiatry. 2013;13(1). doi: 10.1186/1471-244x- 13-320

21. Kelley M.E., van Kammen D.P., Allen D.N. Empirical validation of primary negative symptoms: independence from effects of medication and psychosis. Am. J. Psychiatry. 1999;156:406–411.

22. Tandon R., DeQuardo J.R. Phasic and enduring negative symptoms in schizophrenia: biological markers and relationship to outcome. Schizophr. Res. 2000;45:191–201.

23. Siris S.G., Addington D., Azorin, J.-M., Falloon I.R., Gerlach J., Hirsch S.R. Depression in schizophrenia: recognition and management in the USA. Schizophrenia Research. 2001;47(2–3):185–197. doi: 10.1016/s0920-9964(00)00135-3

24. Kuck J., Zisook S. Negative symptomatology in schizophrenic outpatients. The Journal of Nervous and Mental Disease. 1992;180(8):510–515. doi: 10.1097/00005053-199208000-00006

25. Lanсon C. Study of the concurrent validity of the Calgary Depression Scale for Schizophrenics (CDSS). Journal of Affective Disorders. 2000; 58(2):107–115. doi: 10.1016/s0165-0327(99)00075-0

26. Siris S.G. Depression in schizophrenia: perspective in the era of «atypical» antipsychotic agents. Am. J. Psychiatry. 2000;157:1379– 1389.

27. Lako I.M., Bruggeman R. A systematic review of instruments to measure depressive symptoms in patients with schizophrenia. J. Affect. Disord. 2012;140:38–47. doi: 10.1016/j.jad.2011.10.014

28. Leucht S., Arbter D., Engel R.R., Kissling W., Davis J.M. How effective are second-generation antipsychotic drugs? A meta-analysis of placebo-controlled trials. Molecular Psychiatry. 2008;14(4):429–447. doi: 10.1038/sj.mp.4002136

29. Hasan A., Falkai P., Wobrock T., Lieberman J., Glenthøj B., Gattaz W.F. World Federation of Societies of Biological Psychiatry (WFSBP) Guidelines for Biological Treatment of Schizophrenia. Part 3: Update 2015 Management of special circumstances: Depression, suicidality, substance use disorders and pregnancy and lactation. The World Journal of Biological Psychiatry. 2015;16(3):142–170. doi: 10.3109/15622975.2015.1009163

30. Pani L., Gessa G.L. The substituted benzamides and their clinical potential on dysthymia and on the negative symptoms of schizophrenia. Molecular Psychiatry. 2002;7(3):247–253. doi: 10.1038/sj.mp.4001040

31. Buchanan R.W., Kreyenbuhl J., Kelly D.L., Noel J.M., Boggs D.L., Fischer B. A., Keller W. The 2009 Schizophrenia PORT Psychopharmacological Treatment Recommendations and Summary Statements. Schizophrenia Bulletin. 2009;36(1):71–93. doi: 10.1093/schbul/sbp116

32. Park C.-H., Park T.-W., Yang J.C., Lee K.-H., Huang G.-B., Tong Z., Chung Y.-C. No negative symptoms in healthy volunteers after single doses of amisulpride, aripiprazole, and haloperidol. International Clinical Psychopharmacology. 2012;27(2):114–120. doi: 10.1097/yic.0b013e3283502773

33. Fusar-Poli P., Papanastasiou E., Stahl D., Rocchetti M., Carpenter W., Shergill S., McGuire P. Treatments of negative symptoms in schizophrenia: Meta-analysis of 168 randomized placebocontrolled trials. Schizophrenia Bulletin. 2014;41(4):892–899. doi: 10.1093/schbul/sbu170

34. Peralta V., Cuesta M.J., Martinez-Larrea A., Serrano J.F. Differentiating primary from secondary negative symptoms in schizophrenia: A study of neuroleptic-naive patients before and after treatment. American Journal of Psychiatry. 2000;157(9):1461–1466. doi: 10.1176/appi.ajp.157.9.1461

35. Kirschner M., Aleman A., Kaiser S. Secondary negative symptoms: A review of mechanisms, assessment and treatment. Schizophrenia Research. 2017;186:29–38. doi: 10.1016/j.schres.2016.05.003

36. Fervaha G., Takeuchi H., Lee J., Foussias G., Fletcher P.J., Agid O., Remington G. Antipsychotics and amotivation. Neuropsychopharmacology. 2015;40(6):1539–1548. doi: 10.1038/npp.2015.3

37. Takeuchi H., Suzuki T. Effects of risperidone and olanzapine dose reduction on cognitive function in stable patients with schizophrenia: an open-label, randomized, controlled, pilot study. Schizophr. Bull. 2013;39:993–998.

38. Oshima I., Mino Y. Effects of environmental deprivation on negative symptoms of schizophrenia: a nationwide survey in Japan’s psychiatric hospitals. Psychiatry Res. 2005;136:163–171. doi. org/10.1016/j.psychres.2005.06.001

39. Nordentoft M., Welcher B., Knudsen H.C., Krasnik A., Jessen-Petersen B., Treufeldt P. CCPP-Copenhagen Community Psychiatric Project. Social Psychiatry and Psychiatric Epidemiology. 1996;31(6):336–344. doi: 10.1007/bf00783422

40. Elis O., Caponigro J.M., Kring A.M. Psychosocial treatments for negative symptoms in schizophrenia: Current practices and future directions. Clinical Psychology Review. 2013;33(8):914–928. doi: 10.1016/j.cpr.2013.07.001

41. Rovai L., Maremmani A.G. Negative dimension in psychiatry. Amotivational syndrome as a paradigm of negative symptoms in substance abuse. Riv. Psichiatr. 2013;48:1–9. doi: 10.1708/1228.13610

42. Garfield J.B.B., Lubman D.I., Yücel M. Anhedonia in substance use disorders: A systematic review of its nature, course and clinical correlates. Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. 2013;48(1):36–51. doi: 10.1177/0004867413508455.

Развитие концепции, классификация и клиническая дифференциация негативных симптомов при шизофрении

Мосолов С.Н., Ялтонская П.А

№ 1/2020 СОВРЕМЕННАЯ ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ www.psypharma.ru

12

30. Selten J.P., Wiersma D., van den Bosch R.J. Discrepancy between subjective and objective

ratings for negative symptoms // J Psychiatr Res. – 2000. – Vol. 34, No. 1. – P. 11–13.

30. Selten J.P., Wiersma D., van den Bosch R.J. Discrepancy between subjective and objective

ratings for negative symptoms // J Psychiatr Res. – 2000. – Vol. 34, No. 1. – P. 11–13.

31. Lyne J.P., Turner N., Clarke M. Treat negative symptoms of schizophrenia early on //

BMJ. – 2012. – Vol. 27. – P. 344.

31. Lyne J.P., Turner N., Clarke M. Treat negative symptoms of schizophrenia early on //

BMJ. – 2012. – Vol. 27. – P. 344.

32. Kirkpatrick B., Fenton W.S., Carpenter W.T. Jr. et al. The NIMH-MATRICS consensus stateB

ment on negative symptoms // Schizophr Bull. – 2006. – Vol. 32, No. 2. – P. 214–219.

32. Kirkpatrick B., Fenton W.S., Carpenter W.T. Jr. et al. The NIMH-MATRICS consensus stateB

ment on negative symptoms // Schizophr Bull. – 2006. – Vol. 32, No. 2. – P. 214–219.

33. Pizzagalli D.A. The “anhedonia paradox” in schizophrenia: insights from aуffective neurosciB

ence // Biol Psychiatry. – 2010. – Vol. 67, No. 10. – P. 899–901.

33. Pizzagalli D.A. The “anhedonia paradox” in schizophrenia: insights from aуffective neurosciB

ence // Biol Psychiatry. – 2010. – Vol. 67, No. 10. – P. 899–901.

34. Blanchard J.J., Cohen A.S. The structure of negative symptoms within schizophrenia: impliB

cations for assessment // Schizophr Bull. – 2006. – Vol. 32. – P. 238–245.

34. Blanchard J.J., Cohen A.S. The structure of negative symptoms within schizophrenia: impliB

cations for assessment // Schizophr Bull. – 2006. – Vol. 32. – P. 238–245.

35. Horan W.P., Kring A.M., Gur R.E. et al. Development and psychometric validation of the CliniB

cal Assessment Interview for Negative Symptoms (CAINS) // Schizophr Res. – 2011. –

Vol. 132. – P. 140–145.

35. Horan W.P., Kring A.M., Gur R.E. et al. Development and psychometric validation of the CliniB

cal Assessment Interview for Negative Symptoms (CAINS) // Schizophr Res. – 2011. –

Vol. 132. – P. 140–145.

36. Galderisi S., Mucci A., Buchanan R.W. et al. Negative symptoms of schizophrenia: new deB

velopments and unanswered research questions // Lancet Psychiatry. – 2018. – Vol. 5,

No. 8. – P. 664–677.

36. Galderisi S., Mucci A., Buchanan R.W. et al. Negative symptoms of schizophrenia: new deB

velopments and unanswered research questions // Lancet Psychiatry. – 2018. – Vol. 5,

No. 8. – P. 664–677.

37. Mucci A., Vignapiano A., Bitter I., et al. A large European, multicenter, multinational validaB

tion study of the Brief Negative Symptom Scale // Eur Neuropsychopharmacol. – 2019. –

Vol. 29. – No. 8. – P. 947–959.

37. Mucci A., Vignapiano A., Bitter I., et al. A large European, multicenter, multinational validaB

tion study of the Brief Negative Symptom Scale // Eur Neuropsychopharmacol. – 2019. –

Vol. 29 – No. 8. – P. 947–959.

38. Strauss G.P., Esfahlani F.Z., Galderisi S. et al. Network analysis reveals the latent structure

of negative symptoms in schizophrenia // Schizophr Bull. – 2018. – Vol. 29. – P. 133.

38. Strauss G.P., Esfahlani F.Z., Galderisi S. et al. Network analysis reveals the latent structure

of negative symptoms in schizophrenia // Schizophr Bull. – 2018. – Vol. 29. – P. 133.

39. Carpenter W.T. Jr., Heinrichs D.W., Wagman A.M. Deficit and nondeficit forms of schizoB

phrenia: the concept // Am J Psychiatry. – 1988. – Vol. 145, No. 5. – P. 578–583.

39. Carpenter W.T. Jr., Heinrichs D.W., Wagman A.M. Deficit and nondeficit forms of schizoB

phrenia: the concept // Am J Psychiatry. – 1988. – Vol. 145, No. 5. – P. 578–583.

40. Kirkpatrick B., Buchanan R.W., McKenney P.D. et al. The Schedule for the Deficit syndrome:

an instrument for research in schizophrenia // J Psychiatry Res. – 1989. – Vol. 30,

No. 2. – P. 119–123.

40. Kirkpatrick B., Buchanan R.W., McKenney P.D. et al. The Schedule for the Deficit syndrome:

an instrument for research in schizophrenia // J Psychiatry Res. – 1989. – Vol. 30,

No. 2. – P. 119–123.

41. Kirkpatrick B., Buchanan R.W., Ross D.E. et al. WTA separate disease within the syndrome

of schizophrenia // Jr Arch Gen Psychiatry. – 2001. – Vol. 58, No. 2. – P. 165–171.

41. Kirkpatrick B., Buchanan R.W., Ross D.E. et al. WTA separate disease within the syndrome

of schizophrenia // Jr Arch Gen Psychiatry. – 2001. – Vol. 58, No. 2. – P. 165–171.

42. Amador X.F., Flaum M., Andreasen N.C. et al. Awareness of illness in schizophrenia and

schizoaffective and mood disorders // Jr Arch Gen Psychiatry. – 1994. – Vol. 51. –

P. 826–836.

42. Amador X.F., Flaum M., Andreasen N.C. et al. Awareness of illness in schizophrenia and

schizoaffective and mood disorders // Jr Arch Gen Psychiatry. – 1994. – Vol. 51. –

P. 826–836.

43. Marder S., Galderisi S. The current conceptualization of negative symptoms in schizophreB

nia // World Psychiatry. – 2017. – Vol. 16. – P. 14–24.

43. Marder S., Galderisi S. The current conceptualization of negative symptoms in schizophreB

nia // World Psychiatry. – 2017. – Vol. 16. – P. 14–24.

44. Kirkpatrick B., Strauss G.P., Nguyen L. et al. The brief negative symptom scale: psychometric

properties // Schizophr Bull. – 2011. – Vol. 37, No. 2. – P. 300–305.

44. Kirkpatrick B., Strauss G.P., Nguyen L. et al. The brief negative symptom scale: psychometric

properties // Schizophr Bull. – 2011. – Vol. 37, No. 2. – P. 300–305.

45. Krause M., Zhu Y., Huhn M. et al. Antipsychotic drugs for patients with schizophrenia and

predominant or prominent negative symptoms: a systematic review and metaBanalysis //

Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. – 2018. – Vol. 268, No. 7. – P. 625–639.

45. Krause M., Zhu Y., Huhn M. et al. Antipsychotic drugs for patients with schizophrenia and

predominant or prominent negative symptoms: a systematic review and metaBanalysis //

Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. – 2018. – Vol. 268, No. 7. – P. 625–639.

46. Millan M.J., Andrieux A., Bartzokis G. et al. Altering the course of schizophrenia: progress

and perspectives // Nat Rev Drug Discov. – 2016. – Vol. 15. – P. 485–515.

46. Millan M.J., Andrieux A., Bartzokis G. et al. Altering the course of schizophrenia: progress

and perspectives // Nat Rev Drug Discov. – 2016. – Vol. 15. – P. 485–515.

47. Мосолов С.Н. Шкалы психометрической оценки симптоматики шизофрении и концепция

позитивных и негативных расстройств. – М.: Новый цвет, 2001. – 238 с.

47. Mosolov S.N. Shkaly` psixometricheskoj ocenki simptomatiki shizofrenii i koncepciya

pozitivny`x i negativny`x rasstrojstv. – M.: Novy`j czvet, 2001. – 238 s.

48. Kay S.R., Fiszbein A., Opler L.A. The Positive and Negative Syndrome Scale (PANSS) for

schizophrenia // Schizophr Bull. – 1987. – Vol. 13, No. 2. – P. 261–276.

48. Kay S.R., Fiszbein A., Opler L.A. The Positive and Negative Syndrome Scale (PANSS) for

schizophrenia // Schizophr Bull. – 1987. – Vol. 13, No. 2. – P. 261–276.

49. Buchanan R.W., Panagides J., Zhao J., et al. Asenapine versus olanzapine in people with

persistent negative symptoms of schizophrenia // J Clin Psychopharmacol. – 2012. –

Vol. 32, No. 1. – P. 36–45.

49. Buchanan R.W., Panagides J., Zhao J., et al. Asenapine versus olanzapine in people with

persistent negative symptoms of schizophrenia // J Clin Psychopharmacol. – 2012. –

Vol. 32, No. 1. – P. 36–45.

50. Mayerhoff A.D., Loebel A.D., Alvir J.M.J. et al. The deficit state in firstBepisode schizophreB

nia. //Am J Psychiatry. – 1994. – Vol. 151. – P. 1417–1429.

50. Mayerhoff A.D., Loebel A.D., Alvir J.M.J. et al. The deficit state in firstBepisode schizophreB

nia. //Am J Psychiatry. – 1994. – Vol. 151. – P. 1417–1429.

51. Edwards S.J., Braunholtz D.A., Lilford R.J. et al. Ethical issues in the design and conduct of

cluster randomised controlled trials // BMJ. – 1999. – Vol. 318, No. 7195. – P. 1407–

1409.

51. Edwards S.J., Braunholtz D.A., Lilford R.J. et al. Ethical issues in the design and conduct of

cluster randomised controlled trials // BMJ. – 1999. – Vol. 318, No. 7195. – P. 1407–

1409.

52. Malla A., Norman R., McLean T. et al. A Canadian programme for early intervention in

nonBCanadian programme for early intervention in nonaffective psychotic disorders // AusB

tralian and New Australian and New Zealand Journal of Psychiatry. – 2003. – Vol. 37. –

P. 407–413.

52. Malla A., Norman R., McLean T. et al. A Canadian programme for early intervention in

nonBCanadian programme for early intervention in nonaffective psychotic disorders // AusB

tralian and New Australian and New Zealand Journal of Psychiatry. – 2003. – Vol. 37. –

P. 407–413.

53. Buchanan R.W. Persistent negative symptoms in schizophrenia: an overview // Schizophr

Bull. – 2007. – Vol. 33. – P. 1013–1022.

53. Buchanan R.W. Persistent negative symptoms in schizophrenia: an overview // Schizophr

Bull. – 2007. – Vol. 33. – P. 1013–1022.

54. Stauffer V.L., Song G., Kinon B.J. et al. Responses to antipsychotic therapy among patients

with schizophrenia or schizoaffective disorder and either predominant or prominent negaB

tive symptoms // Schizophr Res. – 2012. – Vol. 134. – P. 195–201.

54. Stauffer V.L., Song G., Kinon B.J. et al. Responses to antipsychotic therapy among patients

with schizophrenia or schizoaffective disorder and either predominant or prominent negaB

tive symptoms // Schizophr Res. – 2012. – Vol. 134. – P. 195–201.

55. Alphs L., Panagides J., Lancaster S. Asenapine in the treatment of negative symptoms

of schizophrenia: clinical trial design and rationale // Psychopharmacol Bull. – 2007. –

Vol. 40. – P. 41–53.

55. Alphs L., Panagides J., Lancaster S. Asenapine in the treatment of negative symptoms

of schizophrenia: clinical trial design and rationale // Psychopharmacol Bull. – 2007. –

Vol. 40. – P. 41–53.

56. Riedel M., Muller N., Strassnig M. et al. Quetiapine has equivalent efficacy and superior

tolerability to risperidone in the treatment of schizophrenia with predominantly negative

symptoms // Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. – Vol. 255, No. 6. – P. 432–437.

56. Riedel M., Muller N., Strassnig M. et al. Quetiapine has equivalent efficacy and superior

tolerability to risperidone in the treatment of schizophrenia with predominantly negative

symptoms // Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. – Vol. 255, No. 6. – P. 432–437.

57. Mucci A., Merlotti E., Üçok A. et al. Primary and persistent negative symptoms: Concepts,

assessments and neurobiological bases // Schizophr Res. – 2017. – Vol. 186. – P. 19–28.

57. Mucci A., Merlotti E., Üçok A. et al. Primary and persistent negative symptoms: Concepts,

assessments and neurobiological bases // Schizophr Res. – 2017. – Vol. 186. – P. 19–28.

58. Marder S.R., Alphs L., Anghelescu IBG. et al. Issues and perspectives in designing cliniB

cal trials for negative symptoms in schizophrenia // Schizophr Res. – 2013. – Vol. 150,

No. 2–3. – P. 328–333.

58. Marder S.R., Alphs L., Anghelescu IBG. et al. Issues and perspectives in designing cliniB

cal trials for negative symptoms in schizophrenia // Schizophr Res. – 2013. – Vol. 150,

No. 2–3. – P. 328–333.

59. Rabinowitz J., Berardo C.G., BugarskiBKirola D. et al. Association of prominent positive

and prominent negative symptoms and functional health, wellBbeing, healthcareBrelated

quality of life and family burden: a CATIE analysis // Schizophr Res. – 2013. – Vol. 150. –

P. 339–342.

59. Rabinowitz J., Berardo C.G., BugarskiBKirola D. et al. Association of prominent positive

and prominent negative symptoms and functional health, wellBbeing, healthcareBrelated

quality of life and family burden: a CATIE analysis // Schizophr Res. – 2013. – Vol. 150. –

P. 339–342.

Пимозид для лечения шизофрении и схожих психических расстройств

У страдающих шизофренией имеются «позитивные симптомы», заключающиеся в том, что они слышат голоса, видят несуществующие вещи (галлюцинации) и имеют странные убеждения (обманы восприятия). Также у них имеются «негативные симптомы», такие как усталость, апатия и потеря эмоций. Основным средством лечения симптомов шизофрении являются антипсихотические препараты. Их можно разделить на более старые (препараты первого поколения или «типичные») и более новые (препараты второго поколения или «атипичные». Пимозид — «типичный» антипсихотический препарат, который был впервые представлен в конце 1960-х годов как средство лечения шизофрении. Пимозид считается эффективным средством лечения позитивных и негативных симптомов шизофрении и схожих психических заболеваний, таких как бредовое расстройство, но он вызывает серьёзные побочные эффекты: ригидность мышц, тремор и замедленные движения тела. Пимозид также может вызывать проблемы с сердцем, и его влияние было приписано некоторым случаям внезапной необъяснимой смерти. В наши дни до и во время лечения с применением пимозида обязателен мониторинг состояния сердца с помощью электрокардиографии (ЭКГ). Хорошо известно, что люди с проблемами психического здоровья страдают и от физических заболеваний, таких как болезни сердца и диабет, и могут умереть в среднем на двадцать лет раньше, чем представители общей совокупности населения.
Обновленный поиск для этого обзора был проведен 28 января 2013 года; обзор в настоящее время включает в себя 32 исследования, в которых рассматриваются последствия применения пимозида для людей, страдающих шизофренией или схожими проблемами психического здоровья. Пимозид сравнивали с другими антипсихотическими препаратами, плацебо (фиктивным лечением) или отсутствием какого-либо лечения. Результаты показывают, что пимозид, скорее всего, настолько же эффективен, как и другие обычно используемые «типичные» антипсихотические препараты. Исследований, которые включали бы бредовые расстройства, не обнаружилось, поэтому информация касательно этой группы людей отсутствует. Доказательств того, что пимозид вызывает проблемы с сердцем, не нашлось (хотя это может быть обусловлено тем, что исследования были мелкомасштабными и краткосрочными, а их участники не получали дозы, превышающие рекомендуемый предел в 20 мг/сут). Пимозид, возможно, вызывает меньшую сонливость, чем другие типичные антипсихотические препараты, но может чаще приводить к тремору и непроизвольной дрожи. Утверждение о том, что пимозид помогает при лечении лиц с негативными симптомами, также не доказано. Однако качество доказательств в основном было низким или очень низким, исследования были мелкомасштабными, непродолжительными и плохо описанными. Для оценки эффективности пимозида в лечении шизофрении и других психических заболеваний, таких как бредовое расстройство, требуется проведение масштабных и качественных исследований (хорошо проведённых и представленных в печати).

Это резюме на простом языке было написано представителем потребителей от организации Rethink Mental Illness Бенджамином Греем.

Нейрокогнитивный дефицит в клиническом полиморфизме шизофрении: типология, выраженность и синдромальные перекрытия | Корнетов

1. Kraepelin E. Psychiatrie. Ein Lehrbuch für Studierende und Ärzte. Leipzig: J.A. Barth, 1899.

2. Hartmann-Riemer M.N., Hager O.M., Kirschner M., Bischof M., Kluge A., Seifritz E., Kaiser S. The association of neurocognitive impairment with diminished expression and apathy in schizophrenia. Schizophrenia research. 2015; 169 (1–3): 427–432. DOI: 10.1016/j.schres.2015.10.032.

3. Nehra R., Grover S., Sharma S., Sharma A., Kate N. Neurocognitive functioning in schizophrenia, their unaffected siblings and healthy controls: A Comparison. Indian journal of psychological medicine. 2016; 38 (1): 50–55. DOI:10.4103/0253-7176.175114.

4. Heinrichs R.W., Zakzanis K.K. Neurocognitive deficit in schizophrenia: a quantitative review of the evidence. Neuropsychology. 1998; 12 (3): 426–445. DOI: 10.1037//0894-4105.12.3.426.

5. Keefe R.S., Silva S.G., Perkins D.O., Lieberman J.A. The effects of atypical antipsychotic drugs on neurocognitive impairment in schizophrenia: a review and meta-analysis. Schizophrenia Bulletin. 1999; 25 (2): 201–222. DOI: 10.1093/oxfordjournals.schbul.a033374.

6. Fatouros-Bergman H., Cervenka S., Flyckt L., Edman G., Farde L. Meta-analysis of cognitive performance in drug-naпve patients with schizophrenia. Schizophrenia Research. 2014; 158 (1–3): 156–162. DOI: 10.1016/j.schres.2014.06.034.

7. Green M.F. Cognitive impairment and functional outcome in schizophrenia and bipolar disorder. The Journal of Clinical Psychiatry. 2006; 67 (Suppl. 9): 3–8. DOI:10.4088/jcp.1006e12.

8. Reichenberg A. The assessment of neuropsychological functioning in schizophrenia. Dialogues in Clinical Neuroscience. 2010; 12 (3): 383–392.

9. Kalkstein S., Hurford I., Gur R.C. Neurocognition in schizophrenia. Current topics in behavioral neurosciences. 2010; 4: 373–390.

10. Schaefer J., Giangrande E., Weinberger D.R., Dickinson D. The global cognitive impairment in schizophrenia: consistent over decades and around the world. Schizophrenia Research. 2013; 150 (1): 42–50. DOI: 10.1016/j.schres.2013.07.009.

11. Moritz S., Heeren D., Andresen B., Krausz M. An analysis of the specificity and the syndromal correlates of verbal memory impairments in schizophrenia. Psychiatry Research. 2001; 101 (1): 23–31. DOI: 10.1016/s0165-1781(00)00241-9.

12. Moritz S., Birkner C., Kloss M., Jahn H., Hand I., Haasen C., Krausz M. Executive functioning in obsessive-compulsive disorder, unipolar depression, and schizophrenia. Archives of Clinical Neuropsychology. 2002; 17 (5): 477–483. DOI: 10.1016/s0887-6177(01)00130-5.

13. Лебедева Е.В., Горохов А.С., Счастный Е.Д., Репин А.Н., Симуткин Г.Г., Шишнева Е.В., Перчаткин В.А., Суровцева А.К., Винтер Ш., Карпов Р.С., Бохан Н.А. Динамика когнитивной дисфункции и биохимического маркера повреждения ЦНС белка S100ß при коронарном шунтировании. Бюллетень сибирской медицины. 2018; 17 (4): 72–84.

14. Bora E., Yucel M., Pantelis C. Cognitive functioning in schizophrenia, schizoaffective disorder and affective psychoses: meta-analytic study. The British Journal of Psychiatry: the Journal of Mental Science. 2009; 195 (6): 475–482. DOI: 10.1192/bjp.bp.108.055731.

15. Palmer B.W., Dawes S.E., Heaton R.K. What do we know about neuropsychological aspects of schizophrenia? Neuropsychology Review. 2009; 19 (3): 365–384. DOI:10.1007/s11065-009-9109-y.

16. World Health Organization ICD-10: classification of mental and behavioural disorders – clinical descriptions and diagnostic guidelines. Geneva: WHO, 1992.

17. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition, 5th ed.: Arlington, VA, USA: American Psychiatric Association, 2013. DOI: 10.1176/appi.books.9780890425596.x00diagnosticclassification.

18. Шмуклер А.Б. Шизофрения. Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2017: 176.

19. Саркисян Г.Р., Гурович И.Я., Киф Р.С. Нормативные данные для российской популяции и стандартизация шкалы «Краткая оценка когнитивных функций у пациентов с шизофренией». Социальная и клиническая психиатрия. 2010; 20 (3): 13–19.

20. Mesholam-Gately R.I., Giuliano A.J., Goff K.P., Faraone S.V, Seidman L.J. Neurocognition in first-episode schizophrenia: a meta-analytic review. Neuropsychology. 2009; 23 (3): 315–336. DOI: 10.1037/a0014708.

21. Bora E., Murray R.M. Meta-analysis of cognitive deficits in ultra-high risk to psychosis and first-episode psychosis: do the cognitive deficits progress over, or after, the onset of psychosis? Schizophrenia bulletin. 2014; 40 (4): 744–755. DOI: 10.1093/schbul/sbt085.

22. Brewer W.J., Wood S.J., Phillips L.J., Francey S.M., Pantelis C., Yung A.R., Cornblatt B., McGorry P.D. Generalized and specific cognitive performance in clinical high-risk cohorts: a review highlighting potential vulnerability markers for psychosis. Schizophrenia bulletin. 2006; 32 (3): 538–555. DOI: 10.1093/schbul/sbj077.

23. Carlsson R., Nyman H., Ganse G., Cullberg J. Neuropsychological functions predict 1- and 3-year outcome in first-episode psychosis. Acta psychiatrica Scandinavica. 2006; 113 (2): 102–111. DOI: 10.1111/j.1600-0447.2005.00661.x.

24. Green M.F. What are the functional consequences of neurocognitive deficits in schizophrenia? The American journal of psychiatry. 1996; 153 (3): 321–330. DOI: 10.1176/ajp.153.3.321.

25. Green M.F., Kern R.S., Braff D.L., Mintz J. Neurocognitive deficits and functional outcome in schizophrenia: are we measuring the “right stuff”? Schizophrenia bulletin. 2000; 26 (1): 119–136. DOI: 10.1093/oxfordjournals.schbul.a033430.

26. Green M.F., Kern R.S., Heaton R.K. Longitudinal studies of cognition and functional outcome in schizophrenia: implications for MATRICS. Schizophrenia research. 2004; 72 (1): 41–51. DOI: 10.1016/j.schres.2004.09.009.

27. Fett A.K., Maat A., Kahn R.S., Linszen D.H., van Os J., Wiersma D., Bruggeman R., Cahn W., de Haan L., Krabbendam L., Myin-Germeys I. Social cognitive impairments and psychotic symptoms: what is the nature of their association? Schizophrenia bulletin. 2013; 39 (1): 77–85. DOI: 10.1093/schbul/sbr058.

28. Kurtz M.M., Mueser K.T., Thime W.R., Corbera S., Wexler B.E. Social skills training and computer-assisted cognitive remediation in schizophrenia. Schizophrenia research. 2015; 162 (1–3): 35-41. DOI: 10.1016/j.schres.2015.01.020.

29. Lуpez-Muсoz F., Бlamo C. Neurobiological background for the development of new drugs in schizophrenia. Clinical neuropharmacology. 2011; 34 (3): 111–126. DOI: 10.1097/WNF.0b013e318215c2f7.

30. Wykes T., Spaulding W.D. Thinking about the future cognitive remediation therapy–what works and could we do better? Schizophrenia bulletin. 2011; 37 (Suppl. 2): S80–90. DOI: 10.1093/schbul/sbr064.

31. Cella M., Reeder C., Wykes T. Group cognitive remediation for schizophrenia: Exploring the role of therapist support and metacognition. Psychology and psychotherapy. 2016; 89 (1): 1–14. DOI:10.1111/papt.12062.

32. Moritz S., Klein J.P., Desler T., Lill H., Gallinat J., Schneider B.C. Neurocognitive deficits in schizophrenia. Are we making mountains out of molehills? Psychological medicine. 2017; 47 (15): 2602–2612. DOI: 10.1017/S0033291717000939.

33. Kaneko K. Negative Symptoms and cognitive impairments in schizophrenia: two key symptoms negatively influencing social functioning. Yonago acta medica. 2018; 61 (2): 91–102.

34. Bora E. Differences in cognitive impairment between schizophrenia and bipolar disorder: Considering the role of heterogeneity. Psychiatry and clinical neurosciences. 2016; 70 (10): 424–433. DOI: 10.1111/pcn.12410.

35. Немытых Д.Н. Соотношение когнитивных нарушений при параноидной шизофрении с клиническими проявлениями, типами компенсаторно-приспособительной защиты и уровнем социальной адаптации больных. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2005; 3(37): 68–71.

36. World Health Organization: The ICD-10 classification of mental and behavioural disorders – diagnostic criteria for research. Geneva: WHO, 1993.

37. Мосолов С.Н. Шкалы психометрической оценки симптоматики шизофрении и концепция позитивных и негативных расстройств. Москва, 2001: 238.

38. Reitan R.M., Wolfson D. The Halstead-Reitan Neuropsychological Test Battery. The neuropsychology handbook: Behavioral and clinical perspectives. Ed. D. Wedding, A.M. Horton Jr., J.S. Webster. New York: Springer Publishing Co, 1986: 134–160.

39. Stroop J. Studies of interference in serial verbal reactions. Journal of Experimental Psychology. 1935; 18 (6): 643–662. DOI: 10.1037/h0054651.

40. Lezak M.D. Neuropsychological assessment. 3th ed. Oxford: Oxford University Press, 1995.

41. Benton A. Manuel pour l’application clinique du test de retention visuelle. Saint-Amand: Editions du Centre de psychologie appliquйe, 1953.

42. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. Москва: Издательство Московского университета, 1962: 432.

43. Wechsler D. Manual for the Wechsler Adult Intelligence scale. Oxford: Psychological Corp., 1955: 110.

44. Kay S.R., Opler L.A., Fiszbein A. The Positive and Negative Syndrome Scale (PANSS) for schizophrenia. Schizophrenia bulletin. 1987; 13 (2): 261–276. DOI: 10.1093/schbul/13.2.261.

45. Çинчук М.С., Семке А.В. Влияние негативной симптоматики на динамику социального статуса больных параноидной шизофренией. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2013; 4 (79): 34–39.

46. Thakurathi N., Vincenzi B., Henderson D.C. Assessing the prospect of donepezil in improving cognitive impairment in patients with schizophrenia. Expert opinion on investigational drugs. 2013; 22 (2): 259–265. DOI: 10. 135437841517/.2013.750650.

47. Johnson-Selfridge M., Zalewski C. Moderator variables of executive functioning in schizophrenia: meta-analytic findings. Schizophrenia bulletin. 2001; 27 (2): 305–316. DOI: 10.1093/oxfordjournals.schbul.a006876.

48. Гурович И.Я., Шмуклер А.Б., Çайцева Ю.С. Нейрокогнитивный дефицит у больных шизофренией. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2012;S2: 75–78.

49. Honea R.A., Meyer-Lindenberg A., Hobbs K.B., Pezawas L., Mattay V.S., Egan M.F., Verchinski B., Passingham R.E, Weinberger D.R., Callicott J.H. Is gray matter volume an intermediate phenotype for schizophrenia? A voxel-based morphometry study of patients with schizophrenia and their healthy siblings. Biological psychiatry. 2008; 63 (5): 465–474. DOI: 10.1016/j.biopsych.2007.05.027

50. Crow T.J. The two-syndrom concept: origins and current status. Schizophrenia bulletin. 1985; 11 (3): 471–488. DOI: 10.1093/schbul/11.3.471.

51. Heinrichs R.W., Zakzanis K.K. Neurocognitive deficit in schizophrenia: a quantitative review of the evidence. Neuropsychology. 1998; 12 (3): 426–445. Doi: 10.1037//0894-4105.12.3.426.

52. Reichenberg A., Harvey P.D. Neuropsychological impairments in schizophrenia: Integration of performance-based and brain imaging findings. Psychological bulletin. 2007; 133 (5): 833–858. DOI:10.1037/0033-2909.133.5.833.

53. Zaytseva Y., Fajnerová I., Dvořáček B., Bourama E., Stamou I., Šulcová K., Motэl J., Horáček J., Rodriguez M., Španiel F. Theoretical modeling of cognitive dysfunction in schizophrenia by means of errors and corresponding brain Networks. Frontiers in psychology. 2018; 9: 1027. DOI: 10.3389/fpsyg.2018.01027.

К вопросу о гетерогенности негативной симптоматики при шизофрении Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ОБЗОРЫ

УДК 616.895.4

К ВОПРОСУ О ГЕТЕРОГЕННОСТИ НЕГАТИВНОЙ СИМПТОМАТИКИ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ

Н.Н. Петрова

Санкт-Петербургский государственный университет, кафедра психиатрии и наркологии

Проблема диагностической оценки психических расстройств, имеющей определяющее значение для выбора терапии, остается одной из наиболее актуальных в современной психиатрии и обусловлена, в частности, различиями в трактовке психопатологических состояний и содержательной стороны терминов, что в том числе относится к понятию негативных расстройств при шизофрении. Такие термины, как «негативные расстройства», «дефект», «дефицитарные состояния» нередко используют как синонимичные [7, 11, 12]. Представления о дефи-цитарной и негативной симптоматике варьировали в широких рамках от рассмотрения ее с позиции неспецифических симптомов при различных состояниях до выделения синдрома дефицита как главного признака эндогенного шизофренического процесса [1, 11, 35, 49]. В отечественной психиатрии было предложено выделять два типа дефекта: «фершробен», сопровождающийся «патологической аутистической активностью», и простой дефицит с явлениями «астенического аутизма» [9], а для верификации дефици-тарных нарушений использовать хронодинамический критерий, который подразумевает стойкость симптоматики в период ремиссии шизофрении. В то же время, по мнению С.Н. Мосолова, критерии стойкости и необратимости дефицитарных расстройств, а также специфичности исходных состояний не являются сегодня общепринятыми и под дефицитарной симптоматикой следует понимать относительно стойкие специфические нарушения, сохраняющиеся на протяжении всего заболевания от преморбида до ремиссии и демонстрирующие резистентность к терапии [2]. Подчеркивая важность дифференциации негативной симптоматики и резидуальных проявлений болезни, в качестве резидуальных расстройств рассматривали относительно стойкие состояния, представляющие собой сосуществование остаточной продуктивной психопатологической симптоматики и процессуально измененной личности, претерпевающей динамику в виде шизофренических реакций, фаз и постпроцессуальных развитий [8].

В 1980-х годах T.Crow [24] предложил дихотомический подход к классификации шизофрении, выделив

тип 1, для которого было характерно наличие позитивных симптомов (галлюцинации и бред), благоприятное реагирование на медикаментозное антипсихотическое лечение, сохранение хорошего когнитивного функционирования и повышение активности дофаминовых рецепторов Д2; и тип 2, где отмечалась негативная симптоматика (притупленный аффект, бедность речи и потеря контроля), для которого характерна слабая реакция на антипсихотики, когнитивные нарушения и нейроанатомические патологии. Однако дихотомический подход ограничен диагностической нестабильностью и низким прогностическим значением, несовместимостью с факторным анализом психопатологии шизофрении, который стабильно демонстрирует более чем два фактора [50].

В настоящее время достигнут консенсус о включении в понятие негативной симптоматики пяти составляющих: уплощенный аффект, обеднение речи (алогию), ослабление социальных контактов (асоци-альность), ангедонию и абулию [41]. Эта переструктуризация учитывает феноменологический перекрест негативных симптомов с когнитивными, депрессивными симптомами и симптомами дезорганизации.

Негативные симптомы встречаются у пациентов с расстройствами шизофренического спектра с такой же частотой, как галлюцинации (60%) [18]. Высок удельный вес быстропрогрессирующих форм с формированием негативных изменений среди лиц молодого возраста уже после первых приступов [44]. Негативные симптомы ассоциированы со снижением социального функционирования и качества жизни [27], со снижением позитивного эмоционального ответа на общение и ухудшением навыков социального взаимодействия независимо от наличия депрессии или позитивных симптомов (особенно симптомы, связанные с мотивацией и чувством удовольствия) [17, 51].

Целесообразно разделять негативные симптомы на первичные и вторичные [21, 22, 35, 36]. Первичные негативные симптомы — проявления собственно шизофренического процесса, присутствующие длительно или постоянно. Они могут возникать еще до начала терапии, в раннем допсихотическом периоде, а с наступлением стабилизации состояния

после манифестации психоза сохраняются и становятся составляющей ремиссии. Первичные негативные симптомы оцениваются больными и их близкими в большей степени как изменения характера, а не признаки болезни; проявляются преимущественно снижением мотивации, инициативности, способности принимать решения, планировать; обнаруживают слабый ответ на лечение, торпидность или резистентность к антипсихотической терапии.

Первичные негативные симптомы характеризуются устойчивой структурой, которая сохраняется не менее года при исключении таких расстройств, как депрессия, тревога, бред и галлюцинации или побочные эффекты лечения [21]. Однако необратимая симптоматика, соответствующая классическим представлениям о шизофреническом дефекте как о необратимом «рубце», обнаруживается лишь у небольшой части больных.

Вторичная негативная симптоматика не является частью собственно шизофренического процесса, а позиционируется как следствие лечения или вторичный эффект заболевания; может быть следствием остаточных продуктивных симптомов, депрессии, побочных эффектов антипсихотиков (экстрапирамидные расстройства), госпитализма и нарушения социальных контактов. Характерно снижение скорости эмоциональных реакций, моторная заторможенность, замедленная речь, социальная отгороженность. Эти симптомы транзиторные, могут исчезать при нивелировании вызвавших их факторов, проведении адекватной терапии. Например, негативные симптомы, вторичные по отношению к позитивной симптоматике могут ответить на эффективную антипсихотическую терапию.

Н.еа8еп [11, 12] к первичным негативным симптомам относили стойкие изменения в виде необратимой дезинтеграции различных областей психической деятельности: аффективно-побудительной, когнитивной, эмоционально-волевой, личностной; к вторичным — подвижные, транзи-торные расстройства, такие как тимопатии и нарушения, обусловленные влиянием психофармакотерапии и социальной депривацией больных.

Для того чтобы определить, являются ли негативные симптомы первичными, клиницисты должны исключить 4 наиболее частые причины вторичных негативных симптомов: (1) депрессия, (2) психотические симптомы, (3) побочные эффекты фармакотерапии (4) злоупотребление психоактивными веществами [4, 43].

Дифференциальная диагностика негативных, когнитивных, депрессивных и паркинсонических симптомов — ключевая задача научной и практической психиатрии [3]. Следует учитывать, что на этапе ремиссии такие психопатологические проявления, как аутистическое поведение, эмоциональная сглаженность, снижение инициативности и пр. могут служить выражением позитивных расстройств, в

частности, депрессии, тревоги, акинезии, бреда [20]. В МКБ-11 указано, что негативные симптомы, такие как эмоциональное уплощение, обеднение речи, абулия, социальная отгороженность или ангедония, могут быть диагностированы, если очевидно, что симптомы не связаны с аффективным расстройством, применением психоактивных веществ или лекарственных средств. По нашим данным, имеется взаимосвязь уровня протеина S100B и постшизофренической депрессии (r=0,047, p<0,001) [6], что согласуется с данными литературы о повышении концентрации протеина S100B при аффективных расстройствах различной степени тяжести [10, 26]. При этом не обнаружено связи между уровнем протеина S100B и выраженностью негативной симптоматики, что позволяет расценивать повышение уровня протеина S100B как один из параметров дифференциальной диагностики негативной симптоматики и депрессии в структуре шизофрении [6].

Первичные и вторичные негативные симптомы имеют общие внешние признаки (скудность речи, обедненность мимики), что затрудняет их диффе-ренцировку в клинической практике. С точки зрения W. Carpenter, способность к обратимости — основной дискриминирующий фактор первичных и вторичных негативных расстройств [20].

Согласно исследованию V.Bambole и соавт. [15], негативные симптомы выявляются у 87,5% пациентов (по результатам SANS), в том числе первичные — у 47%, и вторичные — у 40%. Наиболее распространенным симптомом оказалось эмоциональное притупление (72% случаев). У пациентов с негативными симптомами был отмечен низкий уровень социального функционирования и значительный уровень депрессии.

По нашим данным, первичные негативные симптомы разной степени выраженности отмечались более чем за год до манифестного приступа у 52% пациентов и преобладали у пациентов мужского пола с первым эпизодом шизофрении [5].

Первичные и вторичные негативные симптомы могут быть постоянными и транзиторными, хотя отличить первичные и транзиторные негативные симптомы от вторичных негативных симптомов не всегда возможно. Первичные постоянные негативные симптомы в зарубежной литературе называются дефицитарными симптомами и рассматриваются как составляющая синдрома дефицита, на основе чего выделяются дефицитарная и недефи-цитарная подгруппы шизофрении, различающиеся по клинической картине, нейровизуализационным, нейропсихологическим и неврологическим характеристикам, факторам риска и профилям фармакологического ответа [13, 21]. Основываясь на разделении первичных/вторичных негативных симптомов, Carpenter с соавт. [21] ввели понятие дефицитарной шизофрении для определения относительно однородной подгруппы пациентов, которым было свой-

ственно наличие первичных и стойких негативных симптомов с начала болезни, плохое преморбидное функционирование и слабый ответ на лечение. Согласно концепции W.T.Carpenter, синдром дефицита включает следующие симптомы: уплощенный аффект, ограничение диапазона эмоциональных реакций, бедность речи, утрата интересов, сниженное целеполагание, ограничение социального взаимодействия. Последующие исследования подтвердили гипотезу, что дефицитарная шизофрения является особой формой болезни [50].

Понятия негативных симптомов, первичных негативных симптомов, вторичных негативных симптомов, дефицитарных негативных симптомов и синдрома дефицита можно рассмотреть с позиции специфичности и ранжировать от более общего (негативные симптомы) к более специфическому (синдром дефицита). В целом, негативные симптомы представляют собой редукцию разнообразных поведенческих характеристик, включая выразительность мимических реакций, речь, деятельность, направленую на получение удовольствия, целенаправленную активность. Термин «негативные симптомы» не подразумевает механизмов развития симптомов. На следующем уровне негативные симптомы разделяются на первичные и вторичные. Следующий уровень специфичности достигается путем разделения первичных стабильных во времени в течение минимум 1 года и первичных непостоянных негативных симптомов. Первичные постоянные симптомы являются дефи-цитарными симптомами. Дальнейшая спецификация дефицитарных симптомов представляет собой синдром дефицита, который включает два или более из шести симптомов (по Schedule for the Deficit Syndrome, SDS) [40]. Иллюстрацией различий между дефицитарными симптомами и синдромом дефицита может служить следующий пример: пациент с шизофренией, демонстрирующий первичный постоянный уплощенный аффект и обедненность социальных контактов, входящие в SDS, отвечает критериям синдрома дефицита. Однако пациент с шизофренией, обнаруживающий первичные постоянные симптомы двигательной заторможенности и эмоциональной отгороженности, не входящие в состав SDS, не будет соответствовать критериям синдрома дефицита, хотя эти симптомы и являются дефицитарными. Исследования синдрома дефицита обычно сравнивают пациентов, отвечающих критериям SDS и не соответствующих критериям синдрома дефицита. Больных, не отвечающих критериям SDS, обозначают как недефицитарных пациентов, при этом группа может включать пациентов без негативных симптомов, со вторичными и первичными постоянными негативными симптомами [20]. В настоящее время большинство исследований негативных симптомов сосредоточены или на изучении на наиболее общем уровне специфичности (негативные симптомы), или на уровне синдрома дефицита.

Попытки идентифицировать пациентов с постоянными первичными или вторичными негативными симптомами для изучения патофизиологических основ терапии негативной симптоматики шизофрении привели к созданию дополнительных концептуальных моделей негативных симптомов, наиболее важными из которых являются концепции преобладающих и персистирующих симптомов [31, 57]. Оба конструкта вели к выделению популяции пациентов с шизофренией с инвалидизирующими (disabling) негативными симптомами, которая заметно больше, чем популяция пациентов с дефицитарной шизофренией. Пациенты с преобладанием негативных симптомов характеризовались умеренными или тяжелыми негативными симптомами, более выраженными по сравнению с сосуществующими позитивными симптомами, но не ограничивающими абсолютную тяжесть доменов позитивных или других симптомов. Напротив, пациенты с персистирующими негативными симптомами также характеризовались умеренными или тяжелыми негативными симптомами, но их верхние границы определяются выраженностью позитивных, аффективных и экстрапирамидных симптомов [19].

С помощью клинико-шкальной оценки случаи с преобладающими негативными симптомами определяются по следующим критериям:

1. Исходный уровень >4 или как минимум 3 или >5 по меньшей мере 2 из 7 пунктов негативной подшкалы PANSS и позитивный показатель PANSS<19;

2. PANSS негативный балл >6 баллов по сравнению с позитивным баллом PANSS;

3. Негативный балл PANSS как минимум 21 и по меньшей мере на 1 балл выше позитивного показателя PANSS;

4. Балл по негативной субшкале выше, чем по позитивной субшкале PANSS.

Персистирующие негативные симптомы по PANSS определяются как наличие по меньшей мере одного негативного симптома умеренной и значительной выраженности, не обусловленного депрессией или паркинсонизмом, исходно или спустя 1 год лечения. Отдельно выделены клинико-шкальные критерии для выраженных (Prominent) негативных симптомов, которые определяются по следующим критериям:

1. Исходный уровень >4 как минимум по 3, или >5 как минимум по 2 пунктам негативной подшкалы PANSS;

2. Показатель по негативной подшкале PANSS >3 по пунктам 1 и 6 и как минимум один третий показатель >3 баллов и максимум два пункта >3 баллов по позитивной субшкале [16].

Опрос 206 канадских психиатров, которые занимались в своей рутинной практике лечением психозов, установил, что 83% считают, что распространенность персистирующих негативных симптомов, которые не отвечают на терапию, высока. 76% психиатров высказали мнение, что в клинической практике можно отличать проявления негативных симптомов,

депрессии и ЭПС. Подавляющее большинство специалистов (96,5%) уверены, что негативные симптомы амплифицируют функциональный прогноз и наносят ущерб семье. 43% опрошенных считают важной формализованную оценку постоянных негативных симптомов, и около трети указали, что это является составляющей их обычной практики. Половина психиатров убеждены, что главной мишенью терапии являются позитивные симптомы, а их выраженность и отсутствие лечения непосредственно связаны с формированием негативных симптомов. Результаты исследования продемонстрировали актуальность и сложность терапии персистирующих негативных симптомов шизофрении в клинической практике [48].

С учетом гетерогенности негативной симптоматики к ней может быть применен и категориальный, и дименсиональный подход. Обсуждается вопрос, является ли негативная симптоматика при шизофрении монолитным конструктом или мультидимен-сиональной структурой [31]. Уточнение понимания негативных симптомов в большей степени как дименсии или категории позволит глубже оценить их взаимосвязь с другими клиническими и поведенческими параметрами, включая ответ на антипси-хотики и сниженное эмоциональное реагирование [25]. Современная концептуализация негативной симптоматики при шизофрении предполагает выделение в структуре негативной симптоматики двух факторов, или двух доменов (дименсий), состоящих из симптомов, связанных со сниженной мотивацией, и симптомов, связанных со сниженной экспрессией [38, 50, 58, 60]. К сниженной экспрессии относят уплощенный аффект и алогию, а мотивационная дименсия [46, 63], или амотивация/ангедония включает ангедонию, абулию, асоциальность [30, 34, 62]. Предполагают разные патофизиологические механизмы этих дименсий негативных симптомов [29, 41, 53, 56].

Ряд работ подтверждают справедливость факторной концепции негативной симптоматики. Результаты исследования S.Galderisi и соавт. [32] свидетельствуют в пользу выделения в структуре негативных симптомов двух доменов: абулии («Avolition») и бедной эмоциональной экспрессии («Poor Emotional Expression»), которые обнаруживают различную взаимосвязь с функционированием больных: именно абулия является предиктором реального функционирования пациентов с шизофренией независимо от когнитивного функционирования, включая социальные когнитивные функции.

В 5-летнем исследовании было показано, что пациенты с дефицитарной шизофренией демонстрируют более выраженные негативные симптомы и социальную дисфункцию, чем с недефицитарной. В шкале оценки дефицитарного синдрома (The Schedule for the Deficit Syndrome, SDS) лидировали два фактора — недостаток эмоциональной выразительности и абулия, которые были ассоциированы с

повседневным функционированием и социальными исходами, соответственно. Психосоциальные исходы детерминировались факторами SDS, но не зависели от наличия дефицитарной/недефицитарной шизофрении, что говорит о преимуществах дименсиональ-ного подхода по сравнению с категориальным [29].

В рамках исследования гетерогенности негативных симптомов G.P.Strauss и соавт. [61] были изучены 2 группы пациентов: 199 пациентов со стандартно оцениваемыми негативными симптомами и 169 — соответствовавшие критериям дефицитарной шизофрении (т.е. наличие первичных постоянных негативных симптомов), выявленные с помощью специального инструментария для дефицитарных симптомов. С помощью кластерного анализа определяли возможность дифференциации пациентов с различным профилем негативных симптомов. Были выделены две подгруппы больных: с доминирующими симптомами абулии/апатии (Avolition-Apathy, AA) и уплощенным аффектом (Diminished Expression, DE). Дискриминантный анализ подтвердил валидность этих профилей, выделенные группы различались по клиническим проявлениям (включая параметры функционального исхода и преморбидную адаптацию) течению заболевания, симптомам дезорганизации, социальной когниции, половым и этническим характеристикам. Было показано, что подгруппа AA была ассоциирована с худшими исходами, чем DE, что предполагает большую тяжесть заболевания в этих случаях [61]. В национальном исследовании первичных и постоянных негативных симптомов у хронических стабилизированных больных шизофренией было выявлено, что абулия и уплощенный аффект, оцененные с помощью шкалы дефици-тарных симптомов (Schedule for the Deficit Syndrome), по-разному влияют на функциональный исход заболевания: именно абулия значительно снижает социальные показатели, в то время как уплощенный аффект лишь частично ограничивает домашнюю активность. В большом многоцентровом итальянском исследовании психозов оценивали влияние на функциональный исход таких психопатологических дименсий, как депрессия, когнитивная дисфункция, личностный потенциал и средовые факторы. Для оценки двух дименсий негативной симптоматики была применена краткая шкала негативных симптомов. На примере 921 пациента с шизофренией, проживающих в сообществе, было продемонстрировано, что абулия, но не уплощенный аффект, ассоциирована с функционированием больных. Таким образом, было показано, что абулия имеет более высокий предиктивный потенциал в отношении функционального исхода у хронических стабилизированных пациентов с шизофренией, чем уплощенный аффект [33, 55].

Этиологическая модель негативных симптомов была разработана для хронической шизофрении и возможность ее транснозологического применения не рассматривалась. Однако то, что различные меха-

низмы могут приводить к одинаковым клиническим (поведенческим) проявлениям в рамках расстройств шизофренического спектра и других заболеваний, позволяет говорить об эквифинальности негативных расстройств [34]. Негативные симптомы часто наблюдаются при разных диагностических категориях и в настоящее время не считаются патогномо-ничными для шизофрении, они могут быть частью диагностических критериев для других расстройств шизофренического спектра, расстройств с комор-бидными психозами, расстройств, не относящихся к шизофреническому спектру, встречаться в здоровой популяции. Они наблюдаются в рамках шизоаффек-тивного и шизотипического, биполярного аффективного расстройства, рекуррентной депрессии, нейро-когнитивных расстройств с коморбидным психозом и др. Отдельные расстройства могут различаться по признаку постоянных/транзиторных или первичных/ вторичных негативных симптомов. При этом существует необходимость разделения дименсий волевых и эмоциональных симптомов.

Трансдиагностическая модель негативных симптомов, основанная на изучении механизмов, лежащих в основе эмоциональной и волевой патологии, рассматривается как основа для разработки принципиально новых препаратов, для прогресса в лечении шизофрении. Эта новая этиологическая модель базируется на концепции исследовательских критериев (Research Domain Criteria, RDoC). Имеются убедительные доказательства, что гедонистический (первичная чувствительность к вознаграждению — опиоидная и/или ГАМК-ергическая система в базальных ганглиях) и когнитивный (дефицит когнитивного контроля — префронтальная кора) механизмы в равной степени могут приводить как к волевой, так и экспрессивной патологии. При расстройствах, в которых превалирует гедонистический дефицит (например, депрессия), нарушение первичной чувствительности к вознаграждению выходит на первый план клинической картины, что приводит к уменьшению выразительности эмоций. В противоположность этому, при расстройствах, в которых превалирует когнитивный дефицит, патология эмоциональной сферы может быть результатом сложной координации многих когнитивных процессов, необходимых для создания контекст-зависимой вербальной и невербальной коммуникации. Аналогичным образом, нарушения мотивации могут возникать из-за дефицита когнитивного контроля, что влияет на способность образовывать, обновлять и поддерживать представления о ценности того или иного предмета, необходимые для оценки усилий и формирования плана действий. Для повышения эффективности лечения негативных симптомов будущие трансдиагностические исследования должны подробно изучить механизмы формирования волевой и экспрессивной патологии [59].

Низкий уровень социального функционирования, симптомы дезорганизации и диагноз шизофрении

являются основными факторами, которые можно использовать для выявления пациентов с первым эпизодом, у которых есть риск развития негативных симптомов [14]. Риск развития негативной симптоматики также повышается при длительном нелеченом психозе [30], поэтому предполагается, что программы, направленные на сокращение нелеченого психоза, могут снизить преобладание негативных симптомов и улучшить прогноз первого эпизода психоза [52].

Результаты метаанализа свидетельствуют, что первым шагом к предупреждению или уменьшению первичных негативных симптомов является ранняя идентификация и терапия психозов. С учетом того, что высокие дозировки антипсихотиков могут обусловить развитие вторичных негативных симптомов, важно применять минимальные эффективные дозы антипсихотиков и предупредить явления нейролептического паркинсонизма [64].

Специализированная ранняя интервенция на начальном этапе заболевания эффективна в отношении редукции негативных симптомов, траектория развития которых обусловливает необходимость систематического ведения. Результаты рандомизированного контролируемого исследования продемонстрировали, что негативные симптомы значительно улучшаются в первые 2 года раннего вмешательства, преимущественно за счет экспрессивности, при этом продленное раннее вмешательство не обнаружило преимуществ по сравнению с регулярной терапией [47].

Превалирование позитивных или негативных симптомов не является значимым фактором, определяющим выбор депо-препаратов, однако именно инъекционные антипсихотики второй генерации пролонгированного действия рекомендованы в качестве варианта терапии для случаев шизофрении с преобладанием негативных симптомов [46]. Последние исследования свидетельствуют, что эти препараты могут быть эффективны в терапии пациентов на ранней стадии шизофрении. В исследовании, направленном на оценку клинических и психосоциальных исходов у недавно диагностированных и длительно болеющих амбулаторных пациентов с шизофренией на фоне терапии инъекционными антипсихотиками-пролонгами второй генерации в течение 12 месяцев, недавно диагностированные пациенты продемонстрировали более выраженное улучшение по сравнению с болеющими более 5 лет по показателям функционирования (ОЛБ), негативным и депрессивным симптомам по РЛК88, выраженности и интенсивности суицидальных мыслей. Полученные результаты поддерживают гипотезу, что инъекционные антипсихотики-пролонги второй генерации могут положительно влиять на течение заболевания, включая негативную симптоматику, при применении на начальном этапе заболевания [23].

Идет поиск новых средств, влияющих на негативную симптоматику. Например, добавление к схеме терапии галантамина, ингибитора ацетилхо-

линэстеразы, приводит к улучшению показателей алогии, измеренных по SANS. Частичный агонист а7-никотиновых рецепторов 3-2,4-диметоксибен-зилиден анабазеин (3-2,4-dimethoxybenzylidene anabaseine, DMXB-A) существенно улучшал общую оценку негативной симптоматики по SANS за счет подшкал алогии и ангедонии [39].

Большие надежды связывают с применением небиологических методов терапии негативных симптомов (когнитивно-поведенческой терапии, тренинга социальных навыков, музыкотерапии) [28, 37, 50, 63].

Негативные симптомы представляют собой гетерогенную группу симптомов, различающихся по клиническим проявлениям, причинам, лонгитудинальному течению и терапии [21]. Основываясь на этой гетерогенности, можно достичь прогресса в изучении нейробиологического субстрата и лечении первичных негативных симптомов. Улучшение диагностики и рутинной терапии негативных симптомов является инструментом для правильного ведения вторичных негативных симптомов, доступных коррекции [31, 42]. В то же время без дальнейшей, более четкой формулировки понятия негативной симптоматики,

попытки разработать эффективные мероприятия, скорее всего, будут требовать приложения огромных усилий с минимальной отдачей [50]. С изучением негативных симптомов связано решение проблемы течения и прогноза шизофрении в психиатрической науке, которая приобрела особую актуальность с появлением антипсихотиков нового поколения. В своем выступлении на XXI Конгрессе Европейской психиатрической ассоциации (ЕПА) (Ницца, 6-9 апреля 2013 г.) «Улучшение исхода при шизофрении» профессор S. Galderisi отметила, что при оценке долгосрочной динамики целесообразно в первую очередь уделить внимание улучшению повседневного функционирования и подчеркнула, что «Прежнее, весьма расплывчатое представление о шизофрении как о хроническом и прогрессирующем заболевании с крайне неблагоприятным исходом, основывавшееся на наблюдениях таких авторов, как Морель и Крепелин, претерпело значительные изменения в течение последнего десятилетия. Старое представление меняется. Не только исследователи, но и многие клиницисты, следящие за современными тенденциями, придерживаются более оптимистичной позиции» [4].

ЛИТЕРАТУРА

1. Иванов М.В., Незнанов Н.Г. Негативные и когнитивные расстройства при эндогенных психозах: диагностика, клиника, терапия. СПб., 2008. 288 с.

2. Мосолов С.Н., Потапов А.В., Ушаков Ю.В. и соавт. Стандартизированные клинико-функциональные критерии терапевтической ремиссии при шизофрении: разработка и валидизация // Психиатрия и психофармакотерапия Журн. им. П.Б.Ганнушкина. 2012. Т. 14, № 2. С. 9-19.

3. Овсепян А.А., Алфимов П.В., Сюняков Т.С. Современные проблемы диагностики и терапии негативных и когнитивных симптомов и исходные состояния при шизофрении Обзор материалов XXI Конгресса Европейской психиатрической ассоциации (6-9 апреля, Ницца, Франция) // Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б.Ганнушкина. 2013. N° 4. С. 87-91.

4. Павличенко А.В. Негативные сиптомы3 шизофрении; современные зарубежные концепции и патофизщиологические механизмы. Ч.1 // психиатрия. 2018. № 1. С. 86-96.

5. Петрова Н.Н. Воинкова Е.Е. Дорофейкова М.В. Половые особенности первого эпизода шизофрении // Психическое здоровье. 2018. № 5. С. 43-50.

6. Петрова Н.Н., Дорофейков В.В., Воинкова Е.Е. Динамика биохимических показателей у пациентов с первым психотическим эпизодом // Современная терапия психических расстройств. 2017. № 3. С. 2-6.

7. Смулевич А.Б., Андрющенко А.В., Бескова Д. А. Проблема ремиссий при шизофрении: клинико-эпидемиологическое исследование // Журн. неврол. и психиат. им. С.С.Корсакэва. 2007. Т. 107, № 5. С. 4-15.

8. Смулевич А.Б. Психические расстройства в клинической практике. М.: МЕД пресс-информ, 2011. 720 с.

9. Тиганов А.С. Руководство по психиатрии: в 2 т. М: МИА, 2014.

10. Ambree O., Bergink V., Grosse L. et al. S100B serum levels predict treatment response in patients with melancholic depression // Int. J. Neuropsychopharmacol. 2015. doi: 10.1093/ijnp/pyv103

11. Andreasen N.C. Negative symptoms in schizophrenia. Definition and reliability // Arch. Gen. Psychiatry. 1982. Vol. 39. P. 784-789.

12. Andreasen N.C., Olsen S. Negative and positive schizophrenia. Definition and validation // Arch.Gen. Psychiatry. 1990. Vol. 47. Р. 615-621.

13. Arango С., Buchanan R.W., Kirkpatrick В, Carpenter W.T. The deficit syndrome in schizophrenia: implications for the treatment of negative symptoms // Eur. Psychiatry. 2004. N 19. Vol. 1. P. 21-26.

14. Austin S.F., Mors O., Budtz-Jorgensen E. et al. Long-term trajectories ofposi-tive and negative symptoms in first episode psychosis: a 10 year follow-up study in the OPUS cohort // Schizophr. Res. 2015. Vol.168. P. 84-91.

15. Bambole V. et al. Study of negatives symptoms in first episode schizophrenia // Open J. Psychiatry. 2013. N 3. Р. 323-328.

16. Barabassy А., Szatmari В., Laszlovszky I., Nemeth G. Negative

Symptoms of Schizophrenia: Constructs, Burden, and Management. DOI: 10.5772/intechopen.73300

17. Blanchard J.J., Park S.G., Catalano L., Bennett M.E. Social affiliation and negative symptoms in schizophrenia: Examining the role of behavioral skills and subjective responding // Schizophr. Res. 2015. Vol. 168, N 1-2. P. 491-497.

18. Bobes J., Arango C., Garcia-Garcia M., Rejas J. and CLAMORS Study Collaborative Group. Prevalence of negative symptoms in outpatients with schizophrenia spectrum disorders treated with antipsychotics in routine clinical practice: findings from the CLAMORS study // J. Clin. Psychiatry. 2010. N 71. P. 280-286.

19. Buchanan R.W. Persistent negative symptoms in schizophrenia: an overview // Schizophr. Bull. 2007. N 33. P. 1013-1022.

20. Carpenter W.T., Schodler N., Wise S. et al. Treatment service and environmental factors // Schizophr. Bull. 1988. N 3. P. 427-438.

21. Carpenter W.T., Heinrichs D.W., Wagman A.M.I. Deficit and nondeficit forms of schizophrenia: The concept // Am. J. Psychiatry. 1988. Vol. 145. P. 578-583.

22. Carpenter W.T., Arango C., Buchanan R.W., Kirkpatrick B. Deficit psychopathology and a paradigm shift in schizophrenia research // Biol. Psychiatry. 1999. P. 545-548.

23. Corigliano V., Comparelli A., Mancinelli I. et al. Long-Acting Injectable Second-Generation Antipsychotics Improve Negative Symptoms and Suicidal Ideation in Recent Diagnosed Schizophrenia Patients: A 1-Year Follow-up Pilot Study//Schizophrenia Research and Treatment. Vol. 2018, Article ID 4834135, 7 pages https://doi.org/10.1155/2018/4834135

24. Crow TJ. Molecular pathology of schizophrenia: more than one disease process? // BMJ. 1980. Vol. 280. P. 66-68.

25. Earnst K.S., Kring A.M. Construct validity of negative symptoms: an empirical and conceptual review // Clin. Psychol. Rev. 1997. Vol. 17, N 2. P. 167-189.

26. Fang Y., Xiao S.F., Zhang S.Y. Increased Plasma S100/3 Level in Patients with Major Depressive Disorder // CNS Neurosci. Ther. 2016. Vol. 22, N 3. P. 248-250.

27. Fervaha G., Foussias G., Agid O., Remington, G. Impact of primary negative symptoms on functional outcomes in schizophrenia // Eur. Psychiatry. 2014. N 29. P. 449-455.

28. Fusar-Poli P., Papanastasiou E., Stahl D. et al. Treatments of negative symptoms in schizophrenia: Meta-analysis of 168 randomized placebo-controlled trials // Schizophr. Bull. 2015. Vol. 41, N 4. P. 892-899.

29. Galderisi S., Bucci P., Mucci A. et al. Categorical and dimensional approaches to negative symptoms of schizophrenia: focus on long-term stability and functional outcome // Schizophr. Res. 2013. N 147. P. 157-162.

30. Galderisi S., Mucci A., Bitter I. et al. Persistent negative symptoms in first episode patients with schizophrenia: results from the European

First Episode Schizophrenia Trial // Eur. Neuropsychopharmacol. 2013. N 23. P. 196-204.

31. Galderisi S., Mucci A., Buchanan R.W., Arango C. Negative symptoms of schizophrenia: new developments and unanswered research questions // Lancet Psychiatry. 2018. N 5. P. 664-677.

32. Galderisi S., Mucci A., Rossi A. et al. Modeling Relationships Between Negative Symptoms, Neurocognition and Social Cognition // Eur. Psychiatry. 2015. Vol. 30, Suppl. 1. P. 28-140.

33. Galderisi S., Rossi A., Rocca, P. et al. Italian Network for Research on Psychoses. The influence of illness-related variables, personal resources and context-related factors on real-life functioning of people with schizophrenia // J. World Psychiatr. Assoc. 2014. WPA 13, 275-287. http://dx.doi.org/10.1002/wps.20167.

34. Gerbaldo H., Helisch A., Schneider B. et al. Subtypes of negative symptoms: The primary subtype in schizophrenic and non-schizophrenic patients // Progress Neuro-Psychopharmacol. Biol.l Psychiatry. 1994. Vol. 18, Issue 2. P. 311-320.

35. Goldberg S.C. Negative and deficit symptoms in schizophrenia do respond to neuroleptics // Schizophr. Bull. 1985. N 11. P. 453-456.

36. Goldberg T.E. Course of schizophrenia: neuropsychological evidence for a static encephalopathy // Schizophr. Bull. 1993. Vol. 19. P. 497-804.

37. Kaiser S., Lyne J., Agartz I. et al. Individual negative symptoms and domains—Relevance for assessment, pathomechanisms and treatment // Schizophr. Res. 2017. N 186. P. 39-45.

38. Kirkpatrick B. Developing concepts in negative symptoms: primary vs secondary and apathy vs expression //J. Clin. Psychiatry. 2014. Vol. 75, Suppl. 1. P. 3-7.

39. Kirkpatrick B. Recognizing Primary Vs Secondary Negative Symptoms and Apathy Vs Expression Domains // J. Clin. Psychiatry. 2020. Vol. 1, N 21.

40. Kirkpatrick B., Buchanan R.W., McKinney P.D., Alphs, L.D., Carpenter, W.T. The Schedule for the Deficit Syndrome: An instrument for research in schizophrenia // Psychiatry Res. 1989. Vol. 30. P. 119-123.

41. Kirkpatrick B., Fenton W.S., Carpenter W.T., Marder S.R. The NIMH-MATRICS consensus statement on negative symptoms // Schizophr. Bull. 2006. N 32. P. 214-219.

42. Kirkpatrick B., Mucci A., Galderisi S. Primary, Enduring Negative Symptoms: An Update on Research // Schizophr Bull. 2017 Vol. 43. P. 730-736.

43. Kirschner M., Aleman A., Kaiser S. Secondary negative symptoms — A review of mechanisms, assessment and treatment // Schizophr. Res. 2016. http://dx.doi.org/10.1016Zj.schres.2016.05.003].

44. Leeson V.C. The Relationship Between IQ, Memory, Executive Function, and Processing Speed in Recent -Onset Psychosis: 1-Year Stability and Clinical Outcome // Schizophr. Bull. 2010. Vol.36, N 2. P. 400-409.

45. Liemburg E., Castelein S., Stewart R. et al. Genetic Risk and Outcome of Psychosis (GROUP) Investigators, 2013. Two subdomains ofnegative symptoms in psychotic disorders: established and confirmed in two large cohorts //J. Psychiatr. Res. 2013. N 47. P. 718-725.

46. Llorca P.M. et al. Guidelines for the use and management of long-acting injectable antipsychotics in serious mental illness // BMC Psychiatry. 2013. N 13. P. 340.

47. Lutgens D., Joober R., Iyer S. et al. Progress ofnegative symptoms over the initial 5 years of a first episode of psychosis // Psychol Med. 2019. Vol.49, N 1. P. 66-74.

48. Lutgens D., Lepage M., Manchanda R., Malla A. Persistent negative symptoms in schizophrenia: survey of Canadian psychiatrists // Int Psychiatry. 2013. Vol. 10, N 3. P. 69-72.

49. Lyne J., Joober R., Schmitz N. et al. Duration of active psychosis and first-episode psychosis negative symptoms // Early Interv. Psychiatry. 2015. Vol. 13. P. 1-9.

50. Marder S.R., Galderisi S. The current conceptualization of negative symptoms in schizophrenia // World Psychiatry. 2017. Vol. 16, N 1. P. 14-24.

51. McCarthy J.M., Bradshaw K.R., Catalano L.T. et al. Negative symptoms and the formation of social affiliative bonds in schizophrenia // Schizophr. Res. 2018. Vol. 193. P. 225-231.

52. Melle I., Larsen T.K., Haahr U. et al. Prevention of negative symptom psychopathologies in first-episode schizophrenia: two-year effects of reducing the duration of untreated psychosis // Arch. Gen. Psychiatry. 2008. N 65. P. 634-640.

53. Messinger J.W., Tremeau F., Antonius D. et al. Avolition and expressive deficits capture negative symptom phenomenology: implications for DSM-5 and schizophrenia research // Clin. Psychol. Rev. 2011. N 31. P. 161-168.

54. Moller H. J. Neuroleptic treatment of negative symptoms in schizophrenic patients: efficacy problems and methodological difficulties // Eur. Neuropsychopharmacol. 1993. Vol. 3. P. 1-11

55. Mucci A., Galderisi S., Rocca P. et al. Negative symptoms domains: pathways to functional outcome in schizophrenia. 29th ECNP Congress, Vienna, 2016. S.09.01.

56. Mucci A., Galderisi S., Merlotti E. et al. Italian Network for Research on Psychoses. The BriefNegative Symptom Scale (BNSS): Independent validation in a large sample of Italian patients with schizophrenia // Eur Psychiatry. 2015. Vol. 30. P. 641-647.

57. Mucci A, Merlotti E, Ucok A, Aleman A, Galderisi S. Primary and persistent negative symptoms: concepts, assessments and neurobiological bases // Schizophr. Res. 2017. N 186. P. 19-28.

58. Richter J., Hesse K., Schreiber L. et al. Evidence for two distinct domains of negative symptoms: Confirming the factorial structure of the CAINS // Psychiatry Res. 2019. N 271. P. 693-701.

59. Strauss G.P., Cohen A.S. A Transdiagnostic Review of Negative Symptom Phenomenology and Etiology // Schizophr. Bull. 2017. Vol. 43, N 4. P. 712-729.

60. Strauss G.P., Hong L.E., Gold J. M. et al. Factor structure of the Brief Negative Symptom Scale // Schizophr. Res. 2012. Vol. 142. P. 96-98.

61. Strauss G.P., Horan W.P., Kirkpatrick B. et al. Deconstructing negative symptoms of schizophrenia: avolition-apathy and diminished expression clusters predict clinical presentation and functional outcome // J. Psychiatr. Res. 2013. Vol. 47, N 6. P. 783-790.

62. Strauss G.P., Waltz J.A., Gold J.M. A review of reward processing and motivational impairment in schizophrenia // Schizophr. Bull. 2014. N 40. P. 107-116.

63. Turner D.T., McGlanaghy E., Cuijpers P. et al. A meta-analysis of social skills training and related interventions for psychosis // Schizophr. Bull. 2018. Vol. 44, N 3. P. 475-491.

64. Veerman S. R. T., Schulte P.F.J., de Haan L Treatment for Negative Symptoms in Schizophrenia: A Comprehensive Review // Treatment for Negative Symptoms in Schizophrenia. Springer International Publishing AG. 2017. DOI 10.1007/s40265-017-0789-y

К ВОПРОСУ О ГЕТЕРОГЕННОСТИ НЕГАТИВНОМ СИМПТОМАТИКИ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ

Н.Н. Петрова

В статье представлен обзор современных представлений о систематизации, диагностике и прогностическом значении негативной симптоматики при шизофрении. Рассматриваются понятия первичных и вторичных негативных симптомов, синдрома дефицита, преобладающих и персистирующих негативных симптомов. Приводятся данные

о выделении дименсий негативных симптомов и дифференцированная оценка их роли для социального функционирования больных шизофренией. Описана трансдиагностическая модель негативных симптомов на основе Research Domain Criteria (RDoC).

Ключевые слова: шизофрения; негативные симптомы

ON THE HETEROGENEITY OF NEGATIVE SYMPTOMS IN SCHIZOPHRENIA

N.N. Petrova

The article presents a review of current ideas about the systematization, diagnosis, and prognostic value of negative symptoms in schizophrenia. The concepts of primary and secondary negative symptoms, deficit syndrome, predominant and persistent negative symptoms are considered. Data on the allocation of dementia negative symptoms and a differentiated assessment

of their role for the social functioning of patients with schizophrenia are presented. A transdiagnostic model of negative symptoms based on scientific domain criteria (RDoc documentation) is described. Keywords: schizophrenia, negative symptoms.

Петрова Наталия Николаевна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой психиатрии и наркологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет»; e-mail: [email protected]

Всё о шизофрении и рисках её возникновения

Шизофрения – заболевание, которое волнует умы не только ученых и врачей, но и писателей, художников и режиссёров. Зачастую образ больного в кинематографе и литературе преподносится слишком утрированно, что искажает представление о заболевании. В этом материале разбираемся, что такое шизофрения, как передается по наследству и определяет качество жизни.

Содержание

Шизофрения: что это такое и как распознать?

Шизофрения – хроническое психическое заболевание, которое чаще впервые проявляется в молодом возрасте – 16-30 лет, реже (в 20% случаев) – после 40 лет.  Во всем мире насчитывается около 20 млн больных (0.3%). Шизофрения — это не раздвоение личности, а расстройство, при котором человек не различает, что реально, а что нет. Больные видят и слышат то, чего нет, а также придерживаются идей, противоречащих здравому смыслу.

Несмотря на разнообразие форм и симптомов шизофрении, ее развитие проходит через три основных фазы. Все начинается с небольших изменений в поведении (продромальная фаза): человек отстраняется от окружающих, становится эмоционально холодным и необщительным, теряет интерес к учебе, при этом обнаруживает не свойственный ранее интерес к философии и религии. Когда окружающие и члены семьи замечают эти изменения, то объясняют их подростковым возрастом, сложным характером или ошибочно относят к другим состояниям (например, к депрессии или тревоге). У мужчин в среднем начальный этап наступает в 18-25 лет, у женщин в 25-35 или старше 40.

На первом этапе шизофрения протекает скрыто, т.е. не проявляет себя характерными симптомами (например, бредом или галлюцинациями), что затрудняет ее диагностику. Оставаясь незамеченной, продромальная фаза длится от нескольких недель до нескольких лет.

Далее наступает острая фаза, во время которой, в зависимости от формы шизофрении, возникают позитивные и негативные симптомы, а также когнитивные нарушения.

Позитивные (продуктивные) симптомы – появление мыслей и действий, не основанных на реальности: возникновение бреда, галлюцинаций, двигательных нарушений. Негативные симптомы – снижение или утрата особенностей личности: снижение интереса к людям, занятиям, которые приносили удовольствие, эмоциональное обеднение, снижение внимания и др. Когнитивные нарушения – нарушения в мышление и речи, характеризующиеся беспорядочностью, нелогичностью, спутанностью.

Именно в этот период озабоченные члены семьи начинают бить тревогу и обращаться к врачу. Фаза обострения обычно длится недели, иногда месяцы.

Каждая форма заболевания имеет характерные симптомы. Так, при простой форме шизофрении встречается только негативная симптоматика, а бред и галлюцинации либо не возникают совсем, либо крайне нестойки. А вот для параноидной формы ведущим симптомом выступают бредовые идеи, которые зачастую сопровождаются слуховыми галлюцинациями.

Последняя фаза (остаточная) начинается после того, как яркая симптоматика спадает.  Больные переживают снижение энергии, мотивации, скудость эмоциональных проявлений. Симптомы напоминают первую фазу, с редким сохранением неадекватных идей и галлюцинаций.

Наследуемость шизофрении: риск развития заболевания и гены-кандидаты

Сегодня никто не подвергает сомнению влияние генетического фактора в возникновении шизофрении. Исследования демонстрируют, что показатель наследуемости заболевания увеличивается в зависимости от степени родства: риск приближается к 3% для родственников третьей степени и к 3.2% для родственников второй степени родства; для родных братьев и сестер риск увеличивается до 8,5%. Если один из родителей имеет диагноз шизофрения, то шансы получить заболевание в наследство возрастают до 14%, если оба – до 37%. Самый высокий риск заболевания обнаруживают люди с идентичным генетическим материалом: показатель наследуемости среди однояйцевых близнецов достигает 58%.  

Ранее в нашем материале мы уже упоминали о генах-кандидатах шизофрении. Стоит еще раз подчеркнуть, что ни один ген в одиночку не приводит к развитию заболевания. Речь идет о комбинации вариаций в сотне генов, которые создают биологическую уязвимость, но не гарантируют возникновения симптомов шизофрении.

Обнаруженные гены связывают с самыми разными функциями: работой медиаторов – биологически активных веществ, передатчиков информации между клетками (например, GRM3, PPP3CC, CHRNA7), с формирование органелл в клетке (DTNBP1), с метаболизмом моноаминов – группой медиаторов, таких как норадреналин, серотонин и дофамин (COMT) и др. Таким образом, большинство генов связано с работой нервной системы, изменения в которой приводят к нарушению функционирования мозга в целом и появлению широкого спектра симптомов.

Найденные гены не специфичны для шизофрении и встречаются также и при других нервно-психических расстройствах, таких как биполярное расстройство, расстройство аутистического спектра и другие.

Факторы развития шизофрении

Наряду с генетической уязвимостью, воздействие множества средовых факторов увеличивает риск развития заболевания. Известно, что проблемы с иммунитетом, возникающие во время беременности, повышают риск развития психических расстройств. Так, воздействие вирусных или бактериальных инфекций (грипп, краснуха) на мать будущего ребенка, приводит к стойким изменениям в работе мозга, и, как следствие, поведении. Помимо этого, различные осложнения родов, травмы, также причисляют к факторам риска.

Воздействие психологического стресса, различных травмирующих событий во время беременности, в детстве и подростковом возрасте приводит к повышенной вероятности развития шизофрении. Также, социально-экономическое неблагополучие, физическое и психическое насилие и безразличие к ребенку провоцируют развитие заболевания.

Это далеко не весь перечень факторов риска. К ним относят также злоупотребление наркотиками, наличие черепно-мозговой травмы, возраст отца старше 50 лет и др.

Жизнь с шизофренией: лечение, планирование семьи, скрининг

Течение заболевания бывает разным: у некоторых обнаруживаются частые приступы, которые снижают социальную адаптацию и лишают человека работоспособности, у других – длительные периоды ремиссии, позволяющие нормально функционировать в обществе и семье, а также работать.

Исход шизофрении во многом зависит от своевременности начатого лечения:  чем раньше человек получил медицинскую помощь, тем более благоприятный прогноз. Лечение обычно включает медикаментозную терапию и оказание психосоциальной помощи. Работа с психологом направлена на формирование навыков управления своим поведением, выявление предвестников психотического эпизода и оптимизацию когнитивных функций.

Стигматизация и дискриминация больных шизофренией сильно влияет на их жизнь. Так, по этим и другим причинам (боязнь рецидива, недостаток социальных навыков) больные реже заводят семьи и становятся матерями. Планирование семьи у женщин сопряжено с такими трудностями, как недостаток знаний, проблемы с планированием будущего и др. В связи с этими и другими факторами, женщины с шизофренией чаще обнаруживают незапланированную беременность, которая сопряжена с высоким риском развития различных осложнений, такие как аномалии плаценты, гипоксия плода, преждевременные роды, мертворождение. Важно проведение скрининга среди беременных женщин, чтобы выявить различные аномалии развития плода.

На заметку

Шизофрения – это тяжелое хроническое заболевание, которое возникает из-за воздействия множества факторов. До возникновения первого эпизода шизофрении может пройти несколько лет. Очень важно обращать внимание на изменения в поведении близких людей и не бояться обратиться за помощью. Своевременно начатое лечение увеличивает шансы на благоприятный исход.

Узнать больше о своих генетических особенностях, уникальных чертах и рисках можно с помощью Генетического теста Атлас.

  • Arrigo T., Schizophrenia Symptoms, 2020
  • Braun A., Phases of Schizophrenia, 2021
  • Comer et.al., The Inflamed Brain in Schizophrenia: The Convergence of Genetic and Environmental Risk Factors That Lead to Uncontrolled Neuroinflammation, 2020
  • Henshaw, C., Protti, O. Addressing the sexual and reproductive health needs of women who use mental health services, 2010
  • Malaspina D, et al. Advancing Paternal Age and the Risk of Schizophrenia, 2001
  • Nishioka et.al., DNA methylation in schizophrenia: progress and challenges of epigenetic studies, 2012
  • Pugle M., What You Need to Know About Prodromal Schizophrenia, 2021
  • Rees et.al., Genetics of schizophrenia, 2015
  • Robinson K., Can you prevent Schizophrenia?, 2014
  • Salleh M. The genetics of schizophrenia, 2004
  • Saloni et.al., Mental Health, 2021
  • Seeman M., Women and Psychosis, 2012
  • Trifu et.al., Genetics of schizophrenia (Review), 2020

Поделиться статьей

Положительные и отрицательные симптомы шизофрении

 

Шизофрения изменяет то, как вы думаете, чувствуете и действуете. Это может повлиять на вас не так, как на кого-то другого. Симптомы тоже могут появляться и исчезать. Ни у кого нет их всех постоянно.

Обычно они начинаются в возрасте от 16 до 30 лет. Мужчины часто заболевают раньше, чем женщины. Часто человек постепенно меняется до того, как появятся очевидные симптомы. Это иногда называют продромальной фазой.

Когда болезнь находится в самом разгаре и симптомы тяжелые, человек с шизофренией не может сказать, реальны ли определенные идеи и представления, которые у него есть, или нет.Это происходит реже, когда они становятся старше.

Люди с этим заболеванием обычно не подозревают о том, что у них оно есть, пока им не скажет об этом врач или консультант. Они даже не поймут, что что-то серьезно не так. Если они действительно заметят симптомы, такие как неспособность ясно мыслить, они могут списать это на такие вещи, как стресс или усталость.

Если вы обеспокоены тем, что у вас или у кого-то из ваших знакомых проявляются признаки шизофрении, поговорите с врачом или консультантом.

Положительные симптомы шизофрении: вещи, которые могут начать происходить

Положительные симптомы — это сильно преувеличенные идеи, восприятия или действия, которые показывают, что человек не может отличить, что реально, а что нет.Здесь слово «положительный» означает наличие (а не отсутствие) симптомов. Они могут включать:

  • Галлюцинации.  Люди, страдающие шизофренией, могут слышать, видеть, обонять или чувствовать то, что никто другой не может. К видам галлюцинаций при шизофрении относятся:
    • Слуховые. Человек чаще всего слышит голоса в голове. Они могут быть злыми или настойчивыми и требовать, чтобы они что-то сделали. Это может звучать как один голос или как несколько. Они могут шептаться, бормотать или злиться и требовать.
    • Визуальный. Кто-то может видеть огни, предметы, людей или узоры. Часто это близкие или друзья, которых уже нет в живых. У них также могут быть проблемы с восприятием глубины и расстояния.
    • Обонятельные и вкусовые. Сюда могут входить хорошие и плохие запахи и вкусы. Кто-то может подумать, что его отравили, и отказаться от еды.
    • Тактильный. Это создает ощущение движения предметов по вашему телу, таких как руки или насекомые.
  • Бред.  Большинству людей эти убеждения кажутся странными, и их легко опровергнуть. Пострадавший может подумать, что кто-то пытается контролировать его мозг с помощью телевизора или что ФБР пытается его заполучить. Они могут считать себя кем-то другим, например известным актером или президентом, или что у них есть сверхспособности. Типы бреда включают:
    • Бред преследования. Ощущение, что кто-то преследует вас или что вас преследуют, преследуют, подставляют или обманывают.
    • Референтный бред. Когда человек считает, что публичные формы общения, такие как текст песни или жест телеведущего, являются особым посланием только для него.
    • Соматический бред. Эти центры на теле. Человек думает, что у него ужасная болезнь или странная проблема со здоровьем, например, черви под кожей или повреждение от космических лучей.
    • Эротоманический бред. Человек может быть убежден, что знаменитость влюблена в него или что его партнер изменяет.Или они могут думать, что люди, которые их не привлекают, преследуют их.
    • Религиозные заблуждения. Кто-то может подумать, что у него особые отношения с божеством или что он одержим демоном.
    • Грандиозные заблуждения. Они считают себя крупной фигурой на мировой арене, как артист или политик.
  • Спутанные мысли и неорганизованная речь.  Людям с шизофренией может быть трудно организовать свои мысли.Они могут быть не в состоянии следовать за вами, когда вы разговариваете с ними. Вместо этого может показаться, что они отключились или отвлеклись. Когда они говорят, их слова могут звучать беспорядочно и не иметь смысла.
  • Проблемы с концентрацией внимания.  Например, кто-то может потерять представление о том, что происходит в телешоу во время просмотра.
  • Двигательные расстройства .  Некоторые больные шизофренией могут казаться нервными. Иногда они будут делать одни и те же движения снова и снова.Но иногда они могут часами оставаться совершенно неподвижными, что эксперты называют кататонией. Вопреки распространенному мнению, люди с этим заболеванием обычно не склонны к насилию.

Негативные симптомы шизофрении: вещи, которые могут перестать происходить

Негативные симптомы относятся к отсутствию или недостатку нормальной психической функции, включая мышление, поведение и восприятие. Вы могли заметить:

  • Отсутствие удовольствия.  Возможно, человеку больше ничего не нравится.Врач назовет это ангедонией.
  • Проблемы с речью. Они могут мало говорить или проявлять чувства. Врачи называют это алогией.
  • Сглаживание: Человеку с шизофренией может показаться, что у него ужасный случай бла. Когда они разговаривают, их голос может звучать ровно, как будто у них нет эмоций. Они могут не улыбаться нормально или показывать обычные эмоции на лице в ответ на разговоры или происходящее вокруг них. Врач мог бы назвать это аффективным уплощением.
  • Снятие.  Это может означать, что вы больше не строите планы с друзьями или не становитесь отшельником. Разговор с человеком может быть похож на выдергивание зубов: если вы хотите получить ответ, вам придется очень постараться, чтобы выбить его из него. Врачи называют это апатией.
  • Борьба с основами повседневной жизни.  Они могут перестать мыться или заботиться о себе.
  • Без доработки.  Людям с шизофренией трудно уложиться в график или закончить начатое.Иногда вообще не могут начать. Врач мог бы назвать это аволюцией.

Депрессия имеет некоторые из тех же симптомов. Их бывает трудно заметить, особенно у подростков, потому что даже у здоровых подростков могут быть сильные эмоциональные колебания между взлетами и падениями.

Когнитивные симптомы и проблемы с мышлением

Эти симптомы отражают, насколько хорошо мозг человека усваивает, хранит и использует информацию.

У больного шизофренией могут быть проблемы с оперативной памятью.Например, они могут быть не в состоянии одновременно отслеживать различные виды фактов, например, номер телефона и инструкции.

Помимо проблем с концентрацией внимания, им может быть трудно организовывать свои мысли и принимать решения.

Шизофрения: симптомы и типы

Симптомы варьируются от человека к человеку. Узнайте все о симптомах, различных типах шизофрении и сходных состояниях.

  1. Признаки шизофрении

    1. Когда начинается шизофрения?

      Шизофрения обычно развивается после полового созревания.Большинство людей диагностируют в подростковом возрасте до 30 лет.

    2. Что следует остерегаться

      Шизофрения меняет то, как вы думаете, чувствуете и действуете. Это может повлиять на вас не так, как на кого-то другого.

    3. Как распознать шизофрению у подростков

      Шизофрению трудно распознать у подростков. Иногда бывает сложно увидеть разницу между обычной подростковой капризностью и признаками более серьезного заболевания.

  2. Типы шизофрении и родственных расстройств

    1. Спектр шизофрении

      Врачи-психиатры обычно делят шизофрению на различные подтипы.Сейчас специалисты говорят о шизофрении как о спектральном расстройстве.

    2. Параноидальная шизофрения

      Люди с параноидальным бредом необоснованно подозрительны к другим. Из-за этого им может быть трудно удержаться на работе, выполнять поручения, дружить и даже ходить к врачу.

    3. Шизоаффективное расстройство

      Человек с шизоаффективным расстройством страдает шизофренией в сочетании с большой депрессией или биполярным расстройством.

    4. Шизофрениформное расстройство

      Шизофрениформное расстройство — это тип шизофрении, который длится менее 6 месяцев.

    5. Что такое психотические расстройства?

      Психотические расстройства представляют собой группу серьезных заболеваний, поражающих психику.

    6. Кратковременное психотическое расстройство

      Это то, что врачи называют психотическими симптомами, которые возникают внезапно, но длятся непродолжительное время — менее 1 месяца.

    7. Распространённое психотическое расстройство

      Распространённое психотическое расстройство — это редкий вид психического заболевания, при котором здоровый человек начинает принимать заблуждения человека, страдающего психотическим расстройством, таким как шизофрения.

    8. Бредовое расстройство

      Бредовое расстройство, ранее называвшееся параноидным расстройством, представляет собой тип серьезного психического заболевания, при котором человек не может отличить реальность от воображаемого.

Как врачи узнают, есть ли у кого-то шизофрения

Чтобы получить официальный диагноз шизофрении, у человека должны проявляться по крайней мере два из следующих симптомов большую часть времени в течение месяца и некоторое психическое расстройство в течение 6 месяцев :

  • Бредовые идеи (ложные убеждения, от которых человек не откажется, даже если они получат доказательства того, что они не соответствуют действительности)
  • Галлюцинации (слух или видение вещей, которых нет)
  • Дезорганизованная речь и поведение
  • Кататоническое или коматозное оцепенение
  • Эксцентричное или гиперактивное поведение

 

Как поставить диагноз

Первый шаг — обратиться к лечащему врачу или психиатру.Расскажите им, что вы заметили, и спросите, какие шаги вам следует предпринять, особенно если человек не заинтересован в получении помощи.

В первую очередь врач проведет психологическую оценку и полное медицинское обследование. Они захотят узнать о членах семьи, у которых также могут быть эти симптомы или у которых диагностирована шизофрения, как человек вел себя в последнее время и госпитализировались ли они когда-либо из-за психического расстройства.

Врач будет отслеживать симптомы пациента, чтобы исключить другие состояния, такие как биполярное расстройство, и другие возможные причины.

Тесты, используемые для диагностики шизофрении

Врач также может назначить анализ мочи или крови, чтобы убедиться, что симптомы не вызваны злоупотреблением алкоголем или наркотиками.

Тесты, которые сканируют и делают снимки тела и мозга, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ) или компьютерная томография (КТ), также могут помочь исключить другие проблемы, такие как опухоль головного мозга.

Они также проведут тесты, чтобы определить, насколько человек понимает (они могут назвать это когнитивными тестами), личностные тесты и открытые тесты, такие как тест чернильных пятен (вы можете услышать, как врач называет его тестом Роршаха).

Постановка диагноза как можно раньше повысит шансы вашего близкого справиться с болезнью. Если они получат надлежащий уход, который, вероятно, будет включать лекарства и психотерапию, своего рода разговорную терапию, они, скорее всего, поправятся.

Детская шизофрения: симптомы, лечение и перспективы

Что такое детская шизофрения?

Детская шизофрения — это тяжелое психическое расстройство у детей младше 13 лет, которое влияет на их отношение к реальности.У них могут быть необычные мысли, чувства или поведение. Ее также называют детской или очень ранней шизофренией.

Заболевание встречается редко — оно диагностируется менее чем у 1% детей — и его может быть трудно обнаружить. Лекарства нет, но лечение может помочь.

Признаки и симптомы детской шизофрении

Некоторые дети, у которых развивается шизофрения, сначала проходят период, называемый продромальным периодом или продромальной фазой. Они могут уйти от повседневной жизни, с большей тревогой и меньшим интересом к школе или друзьям.Не у всех детей, у которых проявляются эти признаки, будет психотическое расстройство, поэтому важно поговорить со своим врачом, если вы заметите какие-либо проблемы.

Симптомы шизофрении в раннем детстве

Младенец или малыш может иметь признаки шизофрении, которые отличаются от симптомов у детей старшего возраста, подростков и взрослых.

Расстройство влияет на развитие вашего ребенка. Вы можете заметить такие вещи, как:

  • Длительные периоды вялости или бездействия
  • Вялые руки или ноги
  • Задержки в ползании, ходьбе или разговоре
  • Странные движения, такие как раскачивание или взмахи руками
  • A вялая или сгорбленная поза

Некоторые из этих симптомов проявляются у детей с другими заболеваниями, помимо шизофрении.А некоторые случаются у детей без каких-либо психических заболеваний. Только врач вашего ребенка может понять, что происходит на самом деле.

Симптомы шизофрении в более позднем детстве

У детей старшего возраста вы можете заметить изменения поведения при шизофрении с течением времени или внезапно, как будто из ниоткуда. Ваш ребенок может вести себя замкнуто и прилипчиво, или он может говорить о странных и беспокойных идеях и страхах.

Сообщите своему врачу, как только заметите симптомы шизофрении. Важно поставить диагноз и начать лечение до того, как у вашего ребенка появятся признаки отрыва от реальности, называемые психозом.

Симптомы у детей старшего возраста включают:

  • Они не могут отличить реальность от снов, историй, телепередач и т. д.
  • Сильный страх, что кто-то или что-то причиняет им боль (бред) которые не являются реальными (слуховые галлюцинации), такие как шепот или голоса, приказывающие им что-то сделать
  • Видение вещей, которые не являются реальными (зрительные галлюцинации), такие как мигающие огни или пятна тьмы
  • Уныние или тревога
  • Отсутствие выражение эмоций во время разговора
  • Возбужденное, растерянное поведение, за которым следуют периоды сидения и пристального взгляда
  • Ведение себя как ребенок намного младшего возраста

Опять же, не каждый ребенок с этими симптомами болен шизофренией.Поговорите со своим врачом, если у вас есть какие-либо опасения.

Эксперты делят симптомы детской шизофрении на три категории: положительные, отрицательные и когнитивные.

  • Положительные симптомы являются психотическими, что означает разрыв с реальностью. К ним относятся необычные движения, необычные мысли и галлюцинации.
  • Негативные симптомы связаны с поведением и эмоциями. Они включают в себя изоляцию, неразговорчивость или почти полное отсутствие эмоций.
  • Когнитивные симптомы показывают различия в том, как ребенок думает или запоминает, например, трудности с концентрацией внимания или пониманием чего-либо.

 

Причины детской шизофрении

Эксперты точно не знают, что вызывает шизофрению или почему она начинается в детстве у одних и в более старшем возрасте у других.

Определенную роль могут играть гены и химические вещества мозга вашего ребенка. Заболевание иногда встречается более чем у одного члена семьи. Если кто-то в вашей семье болен шизофренией, у вашего ребенка больше шансов заболеть ею.

Некоторые эксперты также считают, что шизофрения может быть связана с событиями, которые произошли во время беременности женщины, такими как: Диагностика шизофрении

Детский психиатр может диагностировать шизофрению у детей. Поскольку разные психические расстройства могут иметь схожие симптомы, поставить правильный диагноз бывает непросто.Это может занять много времени и усилий для всех.

Другие специалисты проведут вашему ребенку полное медицинское обследование, анализы крови, тесты психического здоровья, визуализирующие исследования мозга и другие обследования. Все они играют ключевую роль в постановке правильного диагноза и составлении плана лечения, который поможет вашему ребенку справиться с болезнью.

Лечение детской шизофрении

Лечение шизофрении у детей такое же, как и у взрослых. Он включает:

  • Лекарства .  Ваш врач может предложить один или несколько нейролептиков. Эти препараты также называют нейролептиками. Они управляют бредом (верой в то, что не соответствует действительности) и галлюцинациями (видят или слышат что-то ненастоящее). Поговорите со своим врачом о побочных эффектах и ​​других лекарствах, которые ваш ребенок не должен принимать во время приема этих лекарств.
  • Психотерапия.  Психиатр, специализирующийся на детской шизофрении, может помочь вашему ребенку справиться с симптомами. Семейная терапия и группы поддержки могут рассказать вашему ребенку и другим членам семьи о болезни и о том, как справляться со стрессовыми ситуациями.
  • Обучение жизненным навыкам.  Специальные классы могут научить вашего ребенка социальным навыкам и тому, как выполнять повседневные задачи. Они также могут получить советы о том, как преодолевать трудности в школе.

Если у вашего ребенка серьезные симптомы или кризис психического здоровья, пребывание в больнице может быть самым быстрым способом взять симптомы под контроль в безопасном месте. Другие варианты включают неполный рабочий день в больнице и уход на дому.

 

Осложнения детской шизофрении

Без лечения шизофрения может вызвать проблемы в детстве и в более позднем возрасте.К ним относятся:

  • Другие психические расстройства
  • Членовредительство или самоубийство
  • Расстройства, связанные с употреблением наркотиков или алкоголя
  • Конфликты с семьей и друзьями и изоляция от них
  • Юридические и финансовые проблемы
  • Проблемы с одиночеством, посещением школы или сохранить работу

Детская шизофрения Перспективы

Если детская шизофрения диагностируется и лечится на ранней стадии, ваш ребенок может справиться с ней, когда станет взрослым.Медицинские работники будут следить за их состоянием и лечением на протяжении всей жизни.

Хотя это расстройство неизлечимо, больные шизофренией могут преуспеть в школе, на работе и в общественной жизни.

Негативные симптомы шизофрении

Люди с шизофренией могут испытывать как положительные, так и отрицательные симптомы. Это не означает, что есть «хорошие» и «плохие» симптомы. Положительные симптомы — это поведение, которое проявляется в избытке у людей с шизофренией и обычно не встречается у здоровых людей.

Положительные симптомы, к которым относятся бред, галлюцинации, беспорядочные мысли и неорганизованная речь, могут привести к тому, что вы или близкий вам человек потеряете связь с реальностью. Негативная шизофрения относится к поведению или эмоциям, которые недостаточны или отсутствуют у людей с шизофренией.

Поскольку негативные симптомы указывают на дефицит функционирования, их также называют симптомами дефицита. Негативные симптомы, в том числе отсутствие эмоций, снижение радости или мотивации, задержка речи и трудности в начале и продолжении деятельности, могут быть пугающими и крайне изнурительными.Если вы или кто-то, кого вы любите, боретесь с негативными симптомами, вам может понадобиться помощь для выполнения повседневных задач.

Причины негативных симптомов

Причина негативных симптомов не ясна. В то время как в некоторых исследованиях говорится, что эти дефициты возникают в семьях, нет известной генетической связи с негативными симптомами или дефицитной шизофренией.

Интересно, что в то время как зимние роды повышают риск шизофрении, люди с шизофренией, родившиеся летом, по-видимому, подвержены более высокому риску негативных симптомов.

Типы негативных симптомов

Первым шагом в управлении негативными симптомами шизофрении является понимание различных типов, которые обычно имеют одну из четырех определяющих характеристик:

  • Аффективный дефицит : отсутствие выражения лица, зрительного контакта, жестов и вариации голосового паттерна Дефицит : Недостаток речи в количестве или информации
  • Дефицит отношений : Отсутствие интереса к социальной деятельности и отношениям

Поскольку негативные симптомы могут включать дефицит когнитивных, эмоциональных и социальных способностей, может быть большое количество потенциальных симптомов.Самая последняя версия Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) описывает негативные симптомы как «ограниченное эмоциональное выражение и аволюцию» и включает следующие пять типов.

Притупленный эффект

Это ограничивает способность человека выражать свои эмоции, вызывая уменьшение выражений лица и эмоций. Притупленный аффект менее выражен, чем плоский аффект, при котором у человека крайне ограниченный диапазон эмоций; например, даже не в состоянии улыбнуться или засмеяться во время великой радости.

Люди могут ошибочно принять притупленный аффект за «холодность» или «бесчувственность».

Алогия

Определенная в DSM-5 как «снижение вербальной продукции или вербальной выразительности», алогия (также известная как «бедность речи») может сделать почти невозможным передачу ваших мыслей и ведение разговора.

Люди с алогией могут отвечать односложно «да» или «нет» при ответе на вопросы и/или испытывать задержки в произнесении слов. Следует отметить, что эти задержки речи отличаются от тех, что вызваны положительными симптомами, такими как слуховые или зрительные галлюцинации и дезорганизованное мышление.

Асоциальность

Другими терминами, используемыми для описания асоциальности, являются несоциальность, несоциальность, социальная незаинтересованность или отсутствие социального драйва. Асоциальность вызывает отсутствие участия в социальных отношениях или повышенное желание проводить время в одиночестве. Это отличается от человека, который изолирует себя после того, как услышал голоса или испытал чувство паранойи.

Аволишн

Аболиция — это форма эмоционального или поведенческого паралича, которая может уменьшить ваше стремление к участию в общественной деятельности и достижению целей, а также вашу способность выполнять повседневные задачи. Многие ошибочно принимают этот негативный симптом за «лень».

Но в случае шизофрении аболиция вызывает повсеместное отсутствие энтузиазма в сочетании с поразительным отсутствием заботы как о мелких, так и о важных вещах, таких как, что есть, как оплачивать счета и что произойдет, когда семья поддержки больше нет). Это может даже переноситься на основные действия, такие как личная гигиена и уход за собой.

Ангедония

На греческом языке и означают «без», а hedone означает «удовольствие», поэтому, говоря простым языком, ангедония — это состояние, при котором вы не можете испытывать удовольствие.Для людей с шизофренией это может означать отсутствие энтузиазма в отношении деятельности, хобби, страстей и удовольствий, которыми когда-то наслаждались.

Диагностика негативных симптомов

Негативные симптомы не всегда легко распознать, и их можно ошибочно принять за депрессию или другие психические заболевания. Более того, они могут появляться и исчезать в течение шизофрении.

Часто у людей с шизофренией может быть один отрицательный симптом в дополнение к более часто наблюдаемым положительным симптомам.

Иногда некоторые лекарства, назначаемые для лечения шизофрении, такие как первое поколение или типичные нейролептики, также известные как нейролептики, имеют побочные эффекты, такие как снижение интереса или снижение эмоциональной реакции. Поскольку эти симптомы связаны с приемом лекарств, их называют вторичными негативными симптомами.

Что такое дефицитная шизофрения?

Дефицитная шизофрения, которая не является синонимом симптомов дефицита или негативных симптомов, диагностируется, когда у пациентов есть:

  • По крайней мере два из шести негативных симптомов
  • пациент испытывает их даже во время клинической стабильности
  • Симптомы являются первичными или не вызваны другими причинами, такими как прием лекарств или другие состояния

Люди с дефицитной шизофренией хуже реагируют на лечение, социальное и профессиональное функционирование и общее качество жизни, чем люди с недефицитной шизофренией.

Лечение негативных симптомов

Лечение негативных симптомов сложно из-за самой природы негативных симптомов; например, кто-то, испытывающий недостаток мотивации, энтузиазма или желания общаться, может не решиться обратиться за лечением и придерживаться его.

Кроме того, препараты, используемые для лечения положительных симптомов шизофрении, могут усиливать вторичные негативные симптомы и не воздействовать на первичные и стойкие негативные симптомы. Вот почему эффективное лечение в идеале включает комбинацию лекарств, терапии и поддержки.

Атипичные нейролептики

Лекарства второго поколения, известные как атипичные нейролептики, являются препаратами первой линии для лечения шизофрении.

Существует множество различных атипичных нейролептиков, используемых для лечения шизофрении, в том числе:

Типичные нейролептики

Типичные нейролептические препараты (галдол (галоперидол) и торазин (хлорпромазин), которые можно использовать для лечения положительных симптомов шизофрении, таких как галлюцинации и бред, неэффективны при лечении негативных симптомов, таких как отсутствие эмоций, мотивации или интереса. в общественной деятельности.

Хотя эти антипсихотики первого поколения эффективны против положительных симптомов, они имеют ряд неврологических побочных эффектов, таких как паркинсонизм (когда лекарства вызывают симптомы, сходные с болезнью Паркинсона), которые могут усилить вторичные негативные симптомы.

Эти препараты, также известные как нейролептики или сильные транквилизаторы, могут помочь в лечении негативных симптомов, которые являются вторичными  по отношению к позитивным симптомам.

Например, люди могут быть социально изолированы из-за параноидальных убеждений или голосов, приказывающих им не покидать свой дом.В таких случаях нейролептики, уменьшающие паранойю и слуховые галлюцинации (слушание голосов или звуков), улучшат социальную принадлежность.

Антидепрессанты

Хотя это ни в коем случае не является лекарством, сочетание нейролептиков с антидепрессантами оказалось более эффективным, чем прием одних нейролептиков. Антидепрессанты работают, увеличивая доступность одного или нескольких из следующих нейротрансмиттеров:

  • Дофамин (принятие решений, мотивация, сигнализация об удовольствии и вознаграждении)
  • Норадреналин (бдительность и двигательная функция)
  • Серотонин (настроение, аппетит, сон, память, социальное поведение, половое влечение) 

Психосоциальные вмешательства

Психосоциальные вмешательства, включая поведенческую терапию, поддерживающую терапию и семейное психообразование, направлены на изменение поведения человека в сторону более здорового взаимодействия с обществом.Эти методы лечения могут предоставить людям с устойчивыми негативными системами, а также их семьям инструменты для выявления и преодоления дефицита когнитивных и эмоциональных функций и социальных навыков.

Поддерживающая терапия

Поддерживающая терапия дает возможность для дружеского общения, непредвзятого подтверждения, здравого смысла и поддержки со стороны обученного терапевта. социальные агентства.

Поведенческая терапия

Поведенческая терапия, включая обучение социальным навыкам и когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), может научить вас распознавать и участвовать в поведении и действиях, которые улучшат качество жизни и повседневной жизни.

Например, во время обучения социальным навыкам вас научат, как выражать чувства и потребности, задавать вопросы и контролировать голос, тело и выражение лица. КПТ может научить вас или кого-то, кого вы любите, выявлять и устранять дефициты, которые негативно влияют на поведение и эмоции.

Семейное психологическое образование

Поддержка семьи играет ключевую роль в лечении негативных симптомов. Психообразование для пациентов и их семей помогает уменьшить стигматизацию и улучшить возможности для постоянного социального взаимодействия. Оно также может предложить семьям эффективные стратегии общения и преодоления трудностей с близким человеком, страдающим шизофренией.

Слово из Веривелла

Негативные симптомы шизофрении могут вызывать серьезные нарушения в повседневной жизни, отношениях, работе, учебе, хобби и досуге.При соответствующей диагностике, лечении и поддержке вы или близкий вам человек сможете избавиться от этих симптомов и найти эффективные способы справиться с ними.

Симптомы и диагностика шизофрении

Что такое шизофрения?

Шизофрения — это хроническое психологическое расстройство, которое влияет на мысли, чувства и поведение человека. Человек, страдающий шизофренией, с трудом различает, что реально, а что нет.Основные симптомы, включающие бред и галлюцинации, причиняют беспокойство и мешают выполнять повседневную деятельность и поддерживать отношения.  

Заболевание диагностировано примерно у 1,1 процента населения. 1  Начинается примерно в возрасте от 16 до 30 лет, хотя у мужчин оно обычно начинается раньше, чем у женщин. 2

Статья продолжается ниже

Обеспокоены шизофренией?

Пройдите наш 2-минутный тест на шизофрению, чтобы узнать, сможете ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройди тест на шизофрению

Симптомы

Симптомы шизофрении классифицируются как «положительные» или «отрицательные». Положительный симптом, такой как бред или галлюцинации, добавляет ощущение или поведение, которые обычно не испытывают большинство людей, не страдающих шизофренией. Отрицательный симптом лишает чувства или способности, которые обычно присутствуют у большинства людей, но теперь отсутствуют, например, отсутствие мотивации. Большинство людей с шизофренией испытывают как положительные, так и отрицательные симптомы.Положительные симптомы обычно легче лечить, чем отрицательные, и они обычно сохраняются дольше.

Переживание положительных симптомов при шизофрении обозначает разрыв с реальностью и называется психозом. 3  Пациенты могут испытывать либо галлюцинации, либо бред, либо и то, и другое одновременно.

Галлюцинации — это зрительные, слуховые или обонятельные ощущения, которые другие люди не могут видеть, слышать или обонять. Слуховые галлюцинации могут включать в себя слышание голоса или голосов в своей голове, которые человек не идентифицирует как собственный внутренний голос или мысли.Эти голоса могут быть пренебрежительными и угрожающими. 4

Бред — это твердо укоренившиеся иррациональные убеждения, которые пациент поддерживает, несмотря на доказательства обратного. Распространенные формы бреда при шизофрении включают:

  • Бред преследования.  Это твердое убеждение, что кто-то или что-то хочет причинить вам физический или эмоциональный вред. Примером бреда преследования является убеждение, что ваш ближайший сосед входит в ваш дом, пока вы спите, чтобы отравить вашу еду или шпионить за вами.
  • Мания величия. Это вера в то, что вы важный, влиятельный или известный человек. Это может означать, что вы королевская особа, историческая личность или даже божество. Вы можете верить, что у вас также есть особые способности, такие как способность предсказывать будущее.
  • Бред отношения.  Вы чувствуете, что что-то или кто-то имеет в виду вас, когда это не так. Эти иллюзии могут принимать различные формы. Например, вы можете полагать, что то, что вы прочитали в газете, относится к вам или вашим мыслям.Актер, говорящий в фильме, может показаться, что он посылает сообщение лично вам. Нейтральные или безобидные раздражители приобретают личное и, возможно, вредное значение.
  • Вставка мысли.  Это вера в то, что ваши мысли не являются вашими собственными, скорее, они были помещены туда внешним источником. Это похоже на слуховые галлюцинации; больной шизофренией может приписать внутренние стимулы, например мысли, исходящим из внешнего источника.
  • Передача мыслей. Человеку может казаться, что его мысли не находятся внутри их собственного разума. Вместо этого их мысли транслируются, чтобы кто-то или что-то могло наблюдать или собирать их. Это может быть буквальное , транслирующее , например, вера в то, что инопланетяне проецируют ваши мысли в космос с помощью радиоволн. Это также может означать общее ощущение, что люди вокруг вас знают ваши мысли без необходимости говорить или делиться ими.

Психотик не осознает причудливой природы своих бреда или галлюцинаций.Их нельзя просто «отговорить» от этих убеждений или заставить показать, насколько они не соответствуют действительности. Это потому, что их психическое состояние вызывает так называемую анозогнозию, что означает «отсутствие понимания» состояния психического здоровья. 5  Кому-то, не страдающему шизофренией, может показаться совершенно неправдой, что почтальон отправляет вам скрытые сообщения через еженедельные проспекты, но человек с шизофренией не может понять, почему это нелогично.

Больной шизофренией может также испытывать дезорганизацию речи, такую ​​как бессвязность, настойчивость (повторение слов), частые отклонения (касание несвязанных или слабо связанных идей) или словесный салат (неразборчивая смесь бессмысленных или выдуманных слов).Они могут демонстрировать крайне дезорганизованное или кататоническое поведение, включая ступор или крайнюю ригидность или подвижность конечностей. 6

Негативные симптомы 7 шизофрении включают:

  • Аволишн. Отсутствие мотивации, неспособность к целенаправленному действию.
  • Ангедония. Неспособность испытывать удовольствие.
  • Социальная изоляция. Нет интереса к другим людям.
  • Трудности с концентрацией внимания.
  • Апатия. Это может проявляться как несоблюдение личной гигиены или отсутствие заботы о других или о себе.
  • Аффективное уплощение. Отсутствие выражения эмоций на лице, голосе, даже отсутствие языка тела.
  • Алогия. Сокращение речи, использование мелких деталей при общении.

Человек, страдающий шизофренией, может испытывать любую комбинацию положительных или отрицательных симптомов. У пациентов также часто наблюдаются нарушения исполнительных функций, в том числе рабочей памяти.Это означает, что они могут быть не в состоянии обрабатывать, интерпретировать и сохранять новую информацию или вспоминать эту информацию для выполнения задачи позже. Часто наблюдается дефицит внимания и кратковременной памяти. 8

Диагностика

Психиатр или психолог могут диагностировать шизофрению. Не существует лабораторных или медицинских тестов на шизофрению. Вместо этого специалист по психическому здоровью оценит состояние пациента и исключит другие физические и психологические состояния. После постановки диагноза типичным является план лечения, включающий медикаментозное лечение и психотерапию. 9

В то время как правильное введение антипсихотических препаратов может устранить положительные симптомы болезни, отрицательные симптомы часто сохраняются и их труднее лечить с помощью лекарств.

Обращение за помощью при появлении симптомов особенно важно. Чем раньше вмешательство, тем больше вероятность того, что пациент восстановит социально-профессиональную жизнь, возможно, даже обратив вспять последствия психоза. 10

Источники статей

  1. http://www.sardaa.org/resources/about-schizophrenia/
  2. https://www.nimh.nih.gov/health/publications/schizophrenia-booklet/index.shtml#pub3
  3. https://www.nimh.nih.gov/health/topics/schizophrenia/raise/what-is-psychosis.shtml
  4. https://www.nami.org/Learn-More/Mental-Health-Conditions/Шизофрения
  5. http://www.nami.org/Learn-More/Mental-Health-Conditions/Related-Conditions/Anosognosia
  6. http://dsm.psychiatryonline.org/doi/book/10.1176/appi.books.97808596
  7. https://www.Livingwithschizophreniauk.org/advice-sheets/negative-symptoms-understanding/
  8. https://www.livingwithschizophreniauk.org/cognitive-symptoms-schizophrenia/
  9. https://www.nami.org/Learn-More/Mental-Health-Conditions/Шизофрения
  10. http://www.nami.org/earlypsychosis

Последнее обновление: 1 июня 2021 г.

Симптомы психоза — вмешательство при психозе на ранней стадии

Психоз включает ряд симптомов, влияющих на мысли, чувства и поведение человека.Симптомы психоза обычно делятся на две категории: «позитивные» и «негативные» симптомы. «Положительные» симптомы — это изменения в мыслях и чувствах, которые «добавляются» к переживаниям человека (например, паранойя или слышание голосов). «Негативные» симптомы — это вещи, которые «убираются» или уменьшаются (например, снижение мотивации или снижение интенсивности эмоций).

Положительные симптомы

Некоторые из положительных симптомов включают:


ИСТОРИЯ ИЗ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ:
Я думал, что уже изобрел несколько вещей.Я думал, что люди из Штатов украли мои идеи, когда мне было шесть лет. Я думал, они платят моему дедушке за мои изобретения. Я думал, что он миллионер из моих изобретений.

Гранат, молодость

Заблуждения

Заблуждения — это очень прочно укоренившиеся ложные убеждения, которые не соответствуют культуре человека. Эти убеждения нельзя поколебать, несмотря на причины или доказательства обратного. Они часто очень уникальны для человека. Другим людям часто очень трудно понять, почему человек придерживается этого убеждения.

Примеры бреда включают:

  • чувствуют, что за ними наблюдают, преследуют или каким-то образом контролируют
  • верят, что за ними строится заговор против
  • верят, что обладают особыми способностями или «силами» скрытое сообщение (например, телеведущий лично их критикует)
  • полагая , что они находятся под контролем сил или других лиц
  • убеждены, что их мысли транслируются, чтобы другие могли их услышать
  • убеждение, что они несут ответственность за негатив событие е.г., землетрясение, авиакатастрофа)

Галлюцинации


ИСТОРИЯ ИЗ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ:
В этот момент, как ни странно, от стены раздались голоса, они были на другом языке, которого Аякс не мог понять. «Уходите!» — подумал Аякс, но они не исчезли, а только стали громче и страннее.

Ajax, молодежь

Галлюцинации связаны с видением, слухом, осязанием, обонянием или вкусом чего-то, чего на самом деле нет.Эти переживания кажутся совершенно реальными человеку, который их испытывает. Наиболее распространенный тип галлюцинаций связан с прослушиванием вещей, таких как голоса или определенные звуки, например музыки.

Человек, слышащий голоса, может громко реагировать на то, что он слышит. Содержание голосов может варьироваться от дружелюбного до критического, жестокого и расстраивающего и даже может указывать человеку, что делать.

Часто другие замечают поведение человека в ответ на галлюцинацию.Иногда можно наблюдать, как человек громко разговаривает, когда никого нет, или жестикулирует, как будто кто-то находится в его присутствии.

Дезорганизованная речь или поведение

Примеры неорганизованной речи включают:

  • уклонение от темы
  • уклонение от темы
  • ответ на вопрос таким образом, который не имеет смысла для другого человека
  • разговор о вещах, которые кажутся не связанными с разговором

Дезорганизованное поведение относится к поведению не соответствующие ситуации; трудности с выполнением задач или достижением цели; или кататоническое поведение (человек становится полностью замкнутым).

Примеры неорганизованного поведения включают:

  • ношение одежды, не соответствующей погоде
  • проявление неадекватной эмоциональной реакции на ситуацию (например, смех в ответ на рассказ о трагедии человека)
  • трудности с выполнением повседневных действий, таких как приготовление пищи или уход за собой
  • отсутствие реакции или реакция на окружающую среду

Негативные симптомы

Негативные симптомы отражают снижение или потерю нормальных функций.Эти симптомы часто менее очевидны, чем положительные симптомы, и требуют тщательной оценки.

Некоторые примеры негативных симптомов включают:

  • невыразительные лица; слабое проявление эмоций
  • монотонность и односложная или общая редукция речи
  • небольшое количество жестов
  • трудности в мышлении или придумывании идей
  • снижение способности начинать инициировать задачи
  • снижение уровня мотивации или драйва
  • отсутствие интерес к другим людям
  • неспособность испытывать удовольствие
  • отсутствие спонтанности

Другие симптомы

Также часто наряду с психотическими симптомами возникают другие симптомы или проблемы.

Некоторые примеры других проблем, которые могут возникнуть, включают:

  • депрессия
  • тревога
  • суицидальные мысли или поведение
  • проблемы с алкоголем и/или другими наркотиками
  • трудности функционирования
  • нарушение сна – например, не спать всю ночь
  • когнитивные проблемы, такие как трудности с памятью, концентрацией внимания, рассуждениями и т.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.