Метастазы в печени и в позвоночнике: Метастазы в позвоночнике | Симптомы, лечение

alexxlab Разное

Содержание

Рак костного мозга

Костный мозг считается особым органом в организме человека, отвечающий за создание новых кровяных клеток, которые замещают уже погибшие клетки. Факторы внутренней среды могут оказывать влияние на эти клетки, в результате чего они могут развиваться в разных направлениях.

Специалисты считают, что рак костного мозга является некорректным названием для заболевания. Однако именно этот термин описывает все заболевания, которые характеризуются ростом злокачественной опухоли в клетках костного мозга.

Среди этих заболеваний выделяют:

  • меланому. Меланомой называют злокачественную опухоль, которая начинает свой рост в плазматических клетках;
  • лейкозы. Данное заболевание, а именно новообразования, появляющиеся в кроветворной системе, являются наиболее распространенными злокачественными проблемами костного мозга;
  • лимфомы. Лимфомы возникают в лимфатической ткани и представляют собой злокачественные новообразования. Лимфомы сначала поражают лимфоузлы, но в редких случаях они могут начать проявлять себя сразу в тканях костного мозга.
    Обычно костный мозг злокачественная опухоль начинает поражать только в начале четвертой стадии заболевания.

Причины возникновения

Наиболее частой причиной онкологии костного мозга является мутация в стволовых клетках. На самом деле, мутации в человеческом организме происходят регулярно, но есть специальные механизмы, которые могут исправить ошибки или же убить мутировавшие клетки.

Когда у человека начинает развиваться онкология, в частности рак костного мозга, эти механизмы перестают работать, так как клетки мутируют в большом количестве, в результате чего организм перестает воспринимать их как чужеродные. В конечном итоге раковые клетки вытесняют здоровые, не тронутые мутацией клетки. Для развития рака необходимы мутации в уже мутировавших ранее клетках или же сбои в иммунной системе организма человека, так как из-за этого могут возникнуть различные патологии.

Кто может заболеть раком костного мозга?

Групп риска тех, кто может заболеть онкологией костного мозга, довольно немало. Это лица, чьи ближайшие родственники страдали от одной из форм рака костного мозга. Также люди, у которых обнаружен иммунодефицит.

У некоторых людей обнаруживают заболевания, которые называют располагающими к онкологии костного мозга, среди них моноклональная гаммапатия, а также мононуклеоз. Пациенты, которые принимают лекарственную терапию, направленную на борьбу с опухолью, тоже рискуют заболеть раком костного мозга.

Симптомы и признаки рака костного мозга

Если у человека миелома, то он будет ощущать боль в костях. Чаще всего такие боли проявляются не в одном месте. Они мигрируют. Также боль обычно ощущается во время передвижения. С течением времени боль будет становиться все сильнее, в конечном итоге она может стать невыносимый. Есть вероятность, что больной останется обездвиженным.

Также одним из признаков миеломы считается расплавление костной ткани, то есть в организме человека будет сильно превышен уровень кальция, человек будет постоянно чувствовать тошноту, сознание будет нарушаться. В самых тяжелых случаях больной может впасть в кому.

Поражение почек, нарушение зрения и частые кровотечения тоже являются признаками появления в организме человека онкологии костного мозга, а именно, миеломы.

При миеломе повреждаются корешки спинномозговых нервов, в результате чего у человека могут неметь конечности и происходить параличи.

Симптомы лейкоза проявляются не так выражено. При лейкозе опухолевые клетки начинают вытеснять здоровые ростки кровотечения, в результате человек начинает страдать от анемии, постоянных кровотечений и иммунодефицита. Если у человека развивается нейролейкемия, то он ощущает постоянные головные боли, тошноту, рвоту.

Диагностика рака костного мозга в онкоцентре

Для того чтобы выявить рак костного мозга, требуется комплексный подход к обследованию. У человека производится сбор анамнеза и проводится физикальный осмотр. При этом специалист должен узнать обо всех жалобах и симптомах, которые ощущает сам пациент. Далее пациента направляют на обследование. Подозрения в наличие миеломы могут появиться после рентгенограммы костей. Лейкозы можно выявить, сделав общий анализ крови.

Подтверждение диагноза

Для того чтобы точно сказать о том, есть ли у человека онкология костного мозга, нужно провести морфологической исследование субстрата опухоли. Для этого пациент должен пройти пункцию или биопсию костного мозга.

Также специалисты онкоцентра проводят тесты, которые уточнят молекулярно-генетический профиль рака.

Все эти исследования необходимы для того, чтобы выбрать наиболее точную и наиболее действенную тактику лечения больного. Кроме того, данные анализов и тестов помогут выбрать оптимальный метод химиотерапии.

Где можно пройти обследование?

Пройти обследование можно в онкоцентре София: 2-й Тверской-Ямской переулок, 10. Наши специалисты готовы обследовать всех пациентов с профессионализмом и точностью, а также приняться за лечение в случае обнаружения болезни.

Лечение рака костного мозга

В большинстве случаев вылечить рак костного мозга полностью невозможно. Можно лишь замедлить его развитие и продлить пациенту жизнь, так как эта болезнь является системной, а опухолевая масса с кровью распространяется по всему телу.

Стоит отметить, что при онкологии костного мозга наблюдается огромное количество опухолевой массы в организме человека. Если речь идет о радикальном лечении заболевания, то придется воздействовать на организм системно, что невозможно без иммунотерапии, химиотерапии и таргетной терапии.

Схема лечения определяется врачами в зависимости от разновидности рака.

Система лечения при лейкозе

При диагностировании лейкоза сначала проводится индукция ремиссии, то есть человек лечится при помощи химиотерапии, так как преследуется цель в уничтожении как можно большего количества раковых клеток. Организм человека переживает серьезные негативные воздействия продуктов распада опухоли и компонентов химиотерапии. При этом проявляется немало побочных эффектов.

Консолидационная терапия является вторым этапом лечения. С помощью химиотерапии невозможно избавиться от всех раковых клеток мозга, так как часть из них на ранних этапах находится в спящем состоянии, то есть эти клетки просыпаются позже и начинают активизировать повторный рост опухоли, поэтому такая терапия просто необходима.

Реиндукция ремиссии является точной копией индукционной терапии, на данном этапе продолжается уничтожение клеток. Последним этапом является поддерживающая терапия, которая призвана уничтожить оставшиеся злокачественные клетки.

Химиотерапия

Чаще всего химиотерапию используют в комбинации с лучевым воздействием. Одновременно с этим пациент должен принимать гормональные препараты для улучшения состояния крови и всего организма, так как во время химиотерапии на организм оказывается сильнейшее воздействие.

У человека могут выпасть волосы, и резко ухудшиться состояние здоровья. Также врачи назначают применение препаратов, которые призваны бороться с разрушением костной ткани в организме. Мембранный плазмаферез – процедура, которую назначаю с целью продления срока жизни больного.

Хирургический способ лечения

При хирургическом вмешательстве, которое является наиболее эффективным способом лечения онкологии костного мозга, специалисты проводят пересадку костного мозга. Такая процедура осложняется тем, что найти донора для пересадки крайне сложно, так как организм может отторгнуть новый костный мозг.

Также эта процедура довольно дорогостоящая. Чаще всего в качестве доноров подходят ближайшие родственники. От хирургического вмешательства отказываются в том случае, когда пациент находится в тяжелом состоянии или органы поражены отдалёнными метастазами.

Прогнозы

От вида опухоли зависит прогноз выживаемости человека при онкологии костного мозга. При остром лейкозе человек может прожить без рецидива в течение пяти лет в 80% случаев. Чем дольше длится ремиссия, тем больше вероятность полного отступления болезни, однако при раке костного мозга в большинстве случаев происходит рецидив, то есть пациенту требуется повторное лечение.

Некоторые пациенты сталкиваются с несколькими рецидивами. В каждом случае вернуться к состоянию ремиссии становится всё сложнее. Однако были случаи, когда люди выздоравливали даже после нескольких рецидивов.

Миелома является неизлечимым заболеванием. Даже после пересадки костного мозга в течение 3-5 лет рак костного мозга может вернуться. Хронические лейкозы практически не поддаются лечению, они протекают с обострениями и затуханиями. Чаще всего такое заболевание возникает у людей, чей возраст приближается к пожилому. В таком случае интенсивное лечение противопоказано, остается только проводить поддерживающую терапию.

Осложнения

При стремительном развитии онкологии костного мозга здоровые клетки с невероятно быстрой скоростью замещаются раковыми клетками. Кроветворение сильно замедляется, человек страдает от анемии, кровотечений и иммунодефицита. Для миеломы и лейкозов характерны сильнейшие боли, которые можно снять только с использованием наркотических анальгетиков.

Рецидив

Вид онкологии костного мозга определяет вероятность появления рецидива. Некоторые формы лейкоза поддаются лечению, то есть у человека есть возможность на полное выздоровление. Хронические формы рака практически неизлечимы, миеломы тоже считаются неизлечимыми. Если применяется стандартная терапия, то рецидив должен наступить примерно через 29 месяцев. Если же произошла тандемная трансплантация, то пациент может продержаться в состоянии ремиссии на протяжении более 40 месяцев.

Как записаться к специалисту в онкоцентре София?

На прием к специалистам онкоцентра София можно записаться по телефону +7(495)995-00-33 или с помощью формы на сайте. Адрес: 2-й Тверской-Ямской пер., д. 10.

Вы можете прийти как на консультативный прием или сразу же осуществить запись на диагностику. После получения результатов врачи определят степень распространения рака и назначат оптимальный вариант лечения. Заметим, что наши специалисты учитывают не только тип заболевания, но и индивидуальные особенности организма человека.

Матки

Магнитно-резонансная томография матки – это один из наиболее информативных, безболезненных и безопасных методов обследования женских репродуктивных органов. МРТ матки показывает наличие новообразований, состояние тканей без введения инструментов или жидкостей внутрь тела человека.

Наиболее полезно одновременное проведение МРТ матки и яичников вместе с маточными трубами.

Процедура МРТ имеет ряд преимуществ:

  • полное отсутствие повреждений кожного покрова и тканей;
  • отсутствие вредного воздействия магнитного поля на организм человека;
  • четкость получаемых данных;
  • полное информирование пациента означает получение на руки заключения и всех полученных снимков;
  • получение трехмерного изображения позволяет лучше просматривать органы.

Результаты диагностики

С помощью такого вида обследования, как МРТ матки, выявляется огромное количество различных патологий органов малого таза. Так МРТ матки и яичников показывает:

  • воспаление маточной трубы, а также уменьшение просвета в ней за счет нагноений и прочего;
  • новообразования и метастазы, например, миома матки;
  • непроходимость маточных труб или наличие спаек;
  • аномалии развития органов малого таза, например, наличие перегородки в матке или ее нетипичная форма и строение;
  • острые воспаления, при которых показано экстренное хирургическое вмешательство;
  • последствия полученных травм и прошлых хирургических операций, например, рубцы, свищи и другие;
  • сосудистые проблемы, например, тромбозы;
  • увеличенные лимфатические узлы.

МРТ при миоме матки позволяет определить точный размер и количество новообразований, а также отследить скорость их роста. Также возможно получение данных о состоянии мышц тазового дна, костей, мочевого пузыря и прямой кишки, актуальных для травм и онкозаболеваний.

Показания к обследованию

МРТ матки проводится по назначению врача в следующих случаях:

  • подозрения на внематочную беременность;
  • травмы органов малого таза;
  • бесплодие неустановленной этиологии;
  • воспалительные заболевания органов малого таза;
  • нарушенный менструальный цикл;
  • наличие новообразований добро- и злокачественного характера;
  • наличие резких болей внизу живота в качестве основной процедуры обследования;
  • подготовка к операциям;
  • вагинальные кровотечения неустановленного происхождения;
  • контроль эффективности терапии и стойкости ремиссии.

В каких случаях нельзя проводить обследование

При назначении МРТ матки и яичников учитывают следующие особенности:

  • наступившую беременность по причине вреда плоду от контрастного вещества;
  • грудное вскармливание ребенка по причине проникновения в грудное молоко контрастного вещества;
  • почечную недостаточность хронической формы за счет увеличения нагрузки на почки;
  • индивидуальную непереносимость гадолиния.

Абсолютным противопоказанием МРТ матки и яичников является:

  • наличие в теле пациента инородных металлических предметов;
  • наличие имплантатов, например, кардиостимулятор.

Подготовка

МРТ полости матки и прилегающих органов нельзя проводить во время менструации. Самыми лучшими считаются дни менструального цикла с 5 по 12. В определенных случаях становится необходимым проведение МРТ матки во второй половине цикла. Крайне важно при записи наобследование иметь календарь менструального цикла.

При подготовке к прохождению процедуры необходимо соблюдать следующие рекомендации:

  • правильное питание в течение 2-3 дней для снижения влияния кишечника, заполненного газами;
  • очистить кишечник при помощи слабительных препаратов или клизмы утром в день процедуры;
  • последний прием пищи перед обследованием не позднее чем за 4 часа до начала процедуры;
  • принять обезболивающие препараты на случай болей в области живота;
  • умеренно наполненный мочевой пузырь.

Необходимо настроиться на длительное пребывание в неподвижном состоянии, так как процедура занимает довольно продолжительное время.

Как проходит процедура

МРТ матки сама по себе процедура безболезненная. Единственным ее недостатком является необходимость длительного пребывания в неподвижном состоянии. Самая простая процедура МРТ матки с придатками составляет примерно 30 минут, в случае проведения МРТ с контрастом матки обследование займет больше времени.

Для проведения обследования пациенту необходимо надеть на себя свободную одежду без металлических застежек. В раздевалке необходимо оставить все предметы, на которые магнитное поле может негативно воздействовать – смартфоны и гаджеты, часы и банковские карты, а также металлические украшения.

Контраст вводится внутривенно. Для его введения на руку пациента крепится специальный катетер с креплениями в виде ушек и обычной инъекционной иглы.

Работа аппарата томографа довольно шумная, поэтому пациенту перед началом обследования предлагают беруши или специальные наушники. Он располагается на столе томографа в положении лежа на спине. Стол томографа выдвигается и задвигается. Внутри аппарата светло и тепло. На протяжении всей процедуры за пациентом наблюдает доктор посредством видеосвязи.

Обращение в клинику

В АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга), расположенной в центре Москвы рядом с метро Маяковская, готовы предложить самые современные методы диагностики рака, в том числе сделать МРТ матки, позволяющие поставить точный диагноз и начать адекватное лечение.

Записаться на прием и узнать, сколько стоит МРТ матки, вы можете по телефону +7 (495) 995-00-33. Наша клиника находится по адресу: Москва 2-й Тверской-Ямской переулок д.10.

Цена МРТ матки колеблется в зависимости от сложности процедуры.

Расшифровка исследований

Томограф делает изображениями исследуемой области сериями. Каждое из таких изображений – это тонкий срез исследуемой области, на котором четко видны все контуры и анатомические образования.

Расшифровку проводят только опытные специалисты, которые определяют по полученным изображениям:

  • наличие патологий и ее виды;
  • орган, в котором протекает патологический процесс;
  • новообразование с отклонениями.

В результате полученного описания устанавливается диагноз. Порой врачу для точного определения диагноза необходимо ознакомление с предыдущими результатами проведенных инструментальных обследований, проведенным лечением и заключениями других врачей.

Частота проведения обследования

Делают ли МРТ матки часто? МРТ органов малого таза и матки является абсолютно безопасной процедурой, поэтому частота проведения обследования не ограничивается. Используемое магнитное поле не оказывает негативного воздействия на организм человека и функции его органов.

возможно ли быстрое восстановление пациентов?

Лиор Мером отметил, что метастазы в позвоночник являются распространенной онкологической проблемой: «От 20% до 40% пациентов с раком во время своей болезни получат такие метастазы, и до 20% из них столкнутся с компрессией спинного мозга. И если мы хотим получить хороший результат, если мы хотим помочь этим людям, то должны провести операцию быстро, чтобы добиться декомпресии».

Лечение пациентов с метастазами позвоночник — паллиативное, его целью является сохранение или восстановление неврологической функции, контроль боли, улучшение качества жизни, а также поддержание устойчивости позвоночника. Все лечебные мероприятия по лечению метастатических  поражений позвоночника должны осуществляться в условиях длительного контроля опухоли.

Доктор Мером рассказал, что в последние годы наблюдается переход от лечения агрессивными хирургическими операциями на позвоночнике к минимально инвазивным. Такие операции проводятся через небольшие разрезы и дают возможность достичь декомпресии спинного мозга. Быстрое послеоперационное восстановление и возвращение к онкологическому лечению является ключевой целью у пациентов со спинальными опухолями. Доктор рассказал об особенностях проведения таких вмешательств, о применяемых техниках и хороших результатах.

Малоинвазивные операции на позвоночнике проводятся нечасто, поскольку во всем мире пока не очень много специалистов, которые владеют необходимыми знаниями и навыками. Однако все больше хирургов понимают преимущества таких операций, среди которых быстрое восстановление пациентов, низкая кровопотеря, уменьшение постхирургической раны и боли в ней, сокращение сроков госпитализации и минимизация возможных осложнений.

После доклада Лиора Мерома состоялась дискуссия на тему применения лучевой терапии при метастатических поражениях позвоночника — ее сроках, объему, возможности проводить пред- и послеоперационную лучевую терапию. Мероприятия такого формата дают возможность врачам LISOD постоянно учиться новому, тренировать свои умения и навыки, повышать уровень предоставляемых услуг. Что еще очень важно — на лекциях всегда присутствуют врачи разных профилей и специальностей, ведь о новых возможностях и методах лечения должна знать вся команда.

Метастазы в позвоночник при раке легкого Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Орипнальш дослiдження / Original Researches

тюль,

СУСТАВЫ.

пОЗкОночн ИК

УДК616.24-006+616.711-089-844

СТОЛЯРОВА О.Ю.1, ДУМАНСКИЙ Ю.В.2, СИНЯЧЕНКО О.В.2, ЕГУДИНА Е.Д.3 ‘Национальный институт рака, г. Киев, Украина

2Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, г. Красный Лиман, Украина 3Днепропетровская государственная медицинская академия, г. Днепропетровск, Украина

МЕТАСТАЗЫ В ПОЗВОНОЧНИК ПРИ РАКЕ ЛЕГКОГО

Резюме. Целью и задачами исследования стали определение частоты метастатического поражения различных отделов позвоночника, оценка связей с другими клиническими признаками рака легкого (локализация, форма, гистологический вариант, степень дифференциации, стадийность, характер внекостного метастазирования), изучение влияния этих параметров на выживаемость больных. Материал и методы. Под наблюдением находился 1071 больной раком легкого в возрасте от 24 до 86 лет. Никто из обследованных лиц по поводу рака легкого ранее не был прооперирован, а после установления диагноза все пациенты получали лучевую терапию, 73 % из них — комбинированную радиохимиотерапию. Результаты. Метастазирование в тела позвонков и позвонковые сочленения происходило у 13 % от общего числа больных раком легкого и у 61 % от числа пациентов с костной формой заболевания, в соотношении поражения грудного, крестцового, поясничного и шейного отделов позвоночника 6 : 4 : 2 : 1. Развитие метастазов в позвоночник преимущественно было связано с локализацией опухолевого процесса в верхней доле легкого, с периферической формой болезни, с немелкоклеточными гистологическими его вариантами (аденокарциномой и плоскоклеточной карциномой). Количество метастазов в позвоночнике прямо коррелировало со степенью метастатического поражения паховых лимфатических узлов, брюшной стенки и печени, влияло на прорастание опухоли легкого в пищевод и трахею. Продолжительность жизни умерших лиц с метастазами в позвоночник была меньше, чем у остальных пациентов, страдающих раком легкого, но общая выживаемость этих групп больных мало отличалась между собой. Выводы. Особенности течения рака легкого с метастазами в позвоночник диктуют необходимость разработки медицинской технологии рациональной радиохимиотерапии таких больных. Ключевые слова: легкое, рак, метастазы, позвоночник.

Введение

В структуре онкологической заболеваемости первое место занимает рак легкого (РЛ) [3, 9, 13], от которого ежегодная смертность в разных регионах земного шара увеличивается на 5—15 % [20]. За последние годы отмечено учащение случаев метастазирования РЛ в костно-суставной аппарат (так называемая костная форма болезни), что существенно ухудшило общие показатели выживаемости больных [7]. Метастазы в скелет наблюдаются у каждого третьего больного, страдающего РЛ [5, 23], а однолетняя выживаемость у них в 3 раза меньше, чем у остальных пациентов [4].1-Н460, Н2030) в отношении метастазов в позвоночник наиболее агрессивной оказалась первая из них, а клон A549L6 вызывал метастатический процесс у 80 % животных [2]. Следует подчеркнуть, что при РЛ наблюдаются нарушения минеральной плотности кости, вследствие чего, по данным секционных исследований, в 30—40 % случаев бо-

Адреса для переписки с авторами: Столярова Оксана Юрьевна E-mail: oncologdopс@gmail.com Синяченко Олег Владимирович E-mail: [email protected]

© Столярова О.Ю., Думанский Ю.В., Синяченко О.В.,

Егудина Е.Д., 2015 © «Боль. Суставы. Позвоночник», 2015 © Заславский А.Ю., 2015

лезни происходят остеопоротические переломы позвонков и без костных метастазов [1].

Целью и задачами данного исследования стало определение частоты метастатического поражения различных отделов позвоночника, оценка связей с другими клиническими признаками РЛ (локализация, форма, гистологический вариант, степень дифференциации, стадийность, характер внекостного метастазирования), изучение влияния этих параметров на выживаемость больных.

Материал и методы

Под наблюдением находились 1071 больной РЛ в возрасте от 24 до 86 лет (в среднем — 59,20 ± 0,31 года). Среди этих пациентов было 887 (83 %) мужчин и 184 (17 %) женщины. Никто из больных по поводу РЛ ранее не был прооперирован, а после установления диагноза все пациенты получали лучевую терапию, 73 % из них — комбинированную радиохимиотерапию. Правосторонняя локализация РЛ констатирована в 60 % наблюдений, левосторонняя — в 39 %, двусторонняя — в 1 %. Поражение верхних долей легких установлено в 27 % случаев, нижних — в 15 %, верхненижней локализации слева — в 19 %, средневерхней — в 25 %, средне-нижней — в 1 %, средней доли — в 4 %. Медиастиналь-ный вариант болезни имел место у 9 % от числа больных, а у 1 % мужчин диагностирована верхушечная опухоль Панкоста-Тобиаса. У 79 % обследованных отмечена центральная форма РЛ, у 21 % — периферическая. Мелкоклеточный гистологический вариант заболевания обнаружен в 18 % случаев, а немелкоклеточный — в 82 %, среди которых аденокарцинома констатирована в 39 % от общего числа обследованных пациентов и в 47 % от числа лиц с немелкоклеточной формой, плоскоклеточная карцинома — соответственно в 33 и 41 %, крупноклеточная карцинома — в 10 и 12 %. IA—IIB стадии заболевания отмечены у 5 % пациентов, IIIA — у 35 %, IIIB — у 24 %, IV — у 36 %. Средний показатель дифференциации РЛ составил 1,190 ± 0,038 балла, интегральной стадийности — 5,870 ± 0,032 о.е., тяжести опухолевого процесса — 2,850 ± 0,024 ln о.е. Среди клинических признаков заболевания у 10 % от числа больных отмечен экссудативный плеврит, соответственно у 7 % — компрессионный синдром и прорастание опухоли в трахею, у 3 % — в ребра, по 2 % — в грудную стенку и пищевод и у 1 % — в перикард, у 4 % имел место об-турационный ателектаз, у 3 % — сдавление возвратного нерва и у 1 % — верхней полой вены, а у 22 % без медиа-стинальной формы РЛ обнаружено поражение опухолевым процессом средостения. Среднее число метастазов РЛ на одного больного в лимфатические узлы составило 1,57 ± 0,03, а в отдаленные органы — 1,36 ± 0,04.

Для диагностики РЛ и его метастазов применяли методы обычной рентгенографии, компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии и соно-графии (аппараты Multix-Compact, Siеmens, Германия; Somazom Emotion-6, Siemens, Германия; Gygoscan In-tera, Philips, Нидерланды; Envisor, Philips, Нидерланды), эзофагогастроскопии (фиброскоп Olympus-GIF-Q20, Япония). Статистическая обработка полученных результатов исследований проведена с помощью

компьютерного вариационного, непараметрического, корреляционного, регрессионного, одно- (ANOVA) и многофакторного (ANOVA/MANOVA) дисперсионного анализа (программы Microsoft Excel и Statistica StatSoft, США). Оценивали средние значения (M), их стандартные ошибки (m), стандартные отклонения (SD), коэффициенты корреляции (r), критерии множественной регрессии (R), дисперсии (D), Стьюдента (t), Уил-коксона — Рао (WR), Макнемара — Фишера (%2) и достоверность статистических показателей (p).

Результаты и их обсуждение

Метастатическое поражение скелета установлено у 234 (22 %) больных РЛ. Среднее количество метастазов в костно-суставном аппарате на одного больного составило 2,10 ± 0,08. Метастазы в позвонках и позвонковых сочленениях обнаружены в 142 наблюдениях РЛ (у 13 % от общего числа пациентов и у 61 % от числа лиц с костной формой болезни), которые включены в основную группу обследованных. В периферических костях метастазы обнаружены у 154 больных (соответственно в 14 и 66 % случаев), в периферических суставах — у 68 (6 и 29 %). Шейный отдел позвоночника был вовлечен в патологический процесс в 8 % наблюдений, грудной — в 47 %, поясничный — в 16 %, крестцовый — в 32 %.

Среди больных основной группы тоническое напряжение длинных мышц спины уже в дебюте патологического процесса обнаружено в 81 % наблюдений, приводящих мышц бедра — в 64 %, подвздошно-пояс-ничной мышцы — в 62 %. В вертебральном статусе отмечены статико-динамические нарушения с наклоном туловища в сторону и ограничением наклона вперед в поясничном отделе позвоночника. В целом клиническая картина зависела от уровня поражения позвоночника и его фазы (невралгической, спондилодеформа-ции, компрессионной), хотя быстрое развитие метастатического процесса стирало такие границы. Во всех случаях поражения поясничного отдела позвоночника отмечали симптом «тетивы» (отсутствие расслабления прямых мышц спины на стороне сгибания при наклонах туловища во фронтальной плоскости), а у 52 % из них обнаружена гипотрофия седалищных мышц.

Дисгемический характер болей при метастатической вертебропатии отсутствовал, а соотношение механического, воспалительного и дисфиксационного вариантов болевого синдрома составило 12 : 2 : 1. Сдав-ление корешков спинного мозга вызывало боли в позвоночнике, отличающиеся исключительной интенсивностью. Нужно подчеркнуть, что картина истинных спондиалгий была смазана болезненными метастазами в близлежащих отделах скелета. Так, метаста-зирование в ребра обнаружено у 7 % от общего числа больных, в подвздошную кость — у 5 %, в крестцово-подвздошные и тазобедренные суставы — соответственно у 3 %, в лопатки — у 1 %. В 3 % случаев РЛ первичная опухоль прорастала в ребра.

По данным литературы, у 1/4 от числа больных РЛ наблюдается множественное поражение опухолевым метастатическим процессом позвоночника [6]. При

этом наиболее агрессивной гистологической формой РЛ считается мелкоклеточный гистологический вариант заболевания [16]. Вместе с тем среди больных РЛ с костными метастазами соотношение аденокар-циномы и плоскоклеточной карциномы (немелко-клеточных РЛ) составило 3 : 1 [10]. Как свидетельствует выполненный нами однофакторный дисперсионный анализ, метастатическое поражение костно-су-ставного аппарата связано с локализацией патологического процесса (Б = 2,22; р = 0,039), формой заболевания (центральная, периферическая) (Б = 26,33; р < 0,001), некоторыми гистологическими вариантами РЛ (аденокарцинома, плоскоклеточная карцинома) (Б = 26,33; р < 0,001) и наличием легочного компрессионного синдрома (Б = 3,08; р = 0,005). Анализ непараметрической статистики Макнемара — Фишера показал в основной группе больных достоверно большую (на 1/4) частоту верхнедолевого РЛ (%2 = 3,90; р = 0,048) и на 1/2 — частоту периферической формы болезни (%2 = 21,29; р < 0,001). Если среди всех больных РЛ с метастазами в скелет интегральные параметры тяжести опухолевого процесса были выше на 30 % (1 = 15,57; р < 0,001), то в случаях метастатической спондилопатии — на 25 % (1 = 11,65; р < 0,001).

По результатам выполненного многофакторного дисперсионного анализа Уилкоксона — Рао, метастазы в позвоночник оказывали влияние на интегральные клинические внепозвонковые проявления РЛ (WR = 2,10; р = 0,02), с которыми, как демонстрирует ANOVA, тесно связано прорастание опухоли в трахею (Б = 4,15; р = 0,04) и пищевод (Б = 3,67; р = 0,048), что нашло свое отражение на рис. 1. Существует прямая корреляционная связь количества метастазов в позвоночнике с их числом в отдаленных органах и лимфатических узлах (г = +0,109; р = 0,009). Количество метастазов в по-

Рисунок 1. Степень дисперсионного влияния метастазов в позвоночнике на другие клинические проявления РЛ: 1 — прорастание опухоли в трахею; 2 — прорастание опухоли в пищевод; 3 — сдавление опухолью возвратного нерва; 4 — прорастание опухоли в средостение; 5 — прорастание опухоли в ребра; 6 — компрессионный синдром; 7 — экссудативный плеврит; 8 — обтурационный ателектаз; 9 — сдавление опухолью верхней полой вены; 10 — прорастание опухоли в грудную стенку

звоночнике позитивно соотносится с таковым в паховых лимфоузлах (г = +0,07; р = 0,02), в брюшной стенке (г = +0,06; р = 0,04) и печени (г = +0,07; р = 0,03). = +2,34; р = 0,03).

Всем обследованным больным основной группы выполняли лучевую терапию, а у 3/4 из них, кроме того, и химиотерапию. Если так называемая мощность медикаментозного лечения в основной и контрольной группах больных (без метастазов в позвоночник, но с поражением других костей и суставов) мало отличалась, то суммарная доза радиотерапии у представителей основной группы была меньшей. На выбор изолированного радикального лучевого воздействия на первичную опухоль (> 60 Гр) оказывала влияние тяжесть костного мета-стазирования (Б = 10,02; р = 0,009), а в случаях паллиативной радиотерапии в сочетании с химиотерапией имела место прямая корреляционная связь с числом места-стазов в позвоночник (г = +0,227; р < 0,001).

Если в основной группе продолжительность жизни умерших пациентов от начала лечения составила 8,70 ± 0,72 мес., то при РЛ без метастазов в позвоночник она была в 1,4 раза большей (12,20 ± 0,47 мес.; I = 2,79; р = 0,005). По результатам ANOVA, метастазы в позвоночник оказывали слабое влияние на продолжительность жизни больных РЛ (Б = 1,03; р = 0,41), а обратные кумулятивные доли выживаемости таких групп пациентов оказались примерно равны (рис. 2).

В заключение отметим, что метастатические клетки РЛ угнетают в позвоночнике формирование остеобластов и способствуют быстрому увеличению остеокластов, что стимулируется различными факторами роста [25]. Одним из основных продуктов синтетической функции активных остеобластов в позвоночнике, вовлеченых в связывание остеокластов на поверхности кости, является сиа-лопротеин остеопонтин, относящийся к классу ма-триксно-клеточных белков, участвующих в процессах реконструкции костной ткани [26]. Этому про-воспалительному цитокину придается особое зна-

Рисунок2. Обратные кумулятивные доли выживаемости больных РЛ основной и контрольной групп

чение в кальциевом метаболизме у больных РЛ [19], а значения последующей гиперкальцемии в таких случаях обратно коррелируют с выживаемостью пациентов [14].телопептида коллагена I типа [22].

Выводы

1. Метастазирование в тела позвонков и позвонковые сочленения происходит у 13 % от общего числа больных РЛ и у 61 % от числа пациентов с костной формой заболевания, в соотношении поражения грудного, крестцового, поясничного и шейного отделов позвоночника 6 : 4 : 2 : 1.

2. Развитие метастазов в позвоночник преимущественно связано с локализацией опухолевого процесса в верхней доле легкого, периферической формой РЛ, немелкоклеточными гистологическими его вариантами (аденокарциномой и плоскоклеточной карциномой).

3. Количество метастазов в позвоночнике прямо коррелирует со степенью метастатического поражения паховых лимфатических узлов, брюшной стенки и печени, влияет на прорастание опухоли легкого в пищевод и трахею.

4. Продолжительность жизни умерших лиц с метастазами в позвоночник меньше, чем у остальных пациентов, страдающих РЛ, но общая выживаемость этих групп больных мало отличается между собой.■

Список литературы

1. Buckens C.F. Osteoporosis markers on low-dose lung cancer screening chest computed tomography scans predict all-cause mortality / C.F. Buckens, Y. van der Graaf, H.M. Verkooijen [et al.] // Eur. Radiol. — 2015. — Vol. 25, № 1. — P. 132-139.

2. Cai X. In vivo selection for spine-derived highly metastatic lung cancer cells is associated with increased migration, inflammation and decreased adhesion / X. Cai, J. Luo, X. Yang [et al.] // Oncotarget. — 2015. — Vol. 26, № 6. — P. 22905-22917.

3. Ceniceros L. Stereotactic body radiotherapy (SBRT) for the treatment of inoperable stage I non-small cell lung cancer patients / L. Ceniceros, J. Aristu, E. Castanon [et al.] // Clin. Transl. Oncol. — 2015. — Vol. 55, № 8. — P. 213-219.

4. Cetin K. Bone metastasis, skeletal-related events, and mortality in lung cancer patients: a Danish population-based cohort study / K. Cetin, C.F. Christiansen, J.D. Jacobsen [et al.] // Lung. Cancer. — 2014. — Vol. 86, № 2. — P. 247-254.

5. Chaari A. Metastatic non-small cell lung cancer: a tunisian retrospective study about 100 cases / A. Chaari, S. Ben Nasr, S. La-bidi [et al.] // Tunis Med. — 2015. — Vol. 93, № 5. — P. 294-296.

6. Da Silva G.T. Skeletal related events in patients with bone metastasis arising from non-small cell lung cancer / G.T. da Silva, A. Bergmann, L.C. Thuler // Support. Care Cancer. — 2015. — Vol. 5, № 7. — P. 143-149.

7. Deberne M. Inaugural bone metastases in non-small cell lung cancer: a specific prognostic entity? / M. Deberne, S. Ropert, B. Billemont [et al.] // BMC Cancer. — 2014. — Vol. 14, № 10. — P. 416-426.

8. Goodwin C.R. Factors associated with life expectancy in patients with metastatic spine disease from adenocarcinoma of the lung / C.R. Goodwin, M.H. Khattab, E.W. Sankey [et al.] // Global Spine J. — 2015. — Vol. 5, № 5. — P. 417-424.

9. Gradalska-Lampart M. Lung cancer in Podkarpackie region in the years 2002—2011 / M. Gradalska-Lampart, B. Karczmarek-Borowska, A.U. Radziszewska // Pneumonol. Alergol. Pol. — 2015. — Vol. 83, № 2. — P. 109-119.

10. He Y.F. Clinical features and prognosis-associated factors of non-small cell lung cancer exhibiting symptoms of bone metastasis at the time of diagnosis / T.F. He, H.Q, Luo, W. Wang [et al.] // Oncol. Lett. — 2015. — Vol. 9, № 6. — P. 2706-2712.

11. Hoshino A. Tumour exosome integrins determine or-ganotropic metastasis / A. Hoshino, B. Costa-Silva, T.L. Shen [et al.] // Nature. — 2015. — Vol. 527, № 7578. — P. 329-335.

12. Kang Y. Imaging TGFp signaling in mouse models of cancer metastasis / Y. Kang // Methods Mol. Biol. — 2016. — Vol. 1344. — P. 219-232.

13. Kukulj S. Smoking behaviors and lung cancer epidemiology: a cohort study / S. Kukulj, F. Popovic, B. Budimir [et al.] // Psychiatr. Danub. — 2014. — Vol. 26, № 3. — P. 485-489.

14. Li X. Clinical analysis of 64 patients with lung-cancer-associated hypercalcemia / X. Li, Z. Bie, Z. Zhang [et al.] // J. Cancer. Res. Ther. — 2015. — Vol. 11, Suppl. — P. 275-279.

15. Lin Q. Clinical and prognostic significance of OPN and VEGF expression in patients with non-small-cell lung cancer / Q. Lin, L. Guo, G. Lin [et al.] // Cancer. Epidemiol. — 2015. — Vol. 39, № 4. — P. 539-544.

16. Meder L. Implementing amplicon-based next generation sequencing in the diagnosis of small cell lung carcinoma metastases / L. Meder, K. König, J. Fassunke [et al.] // Exp. Mol. Pathol. — 2015. — Vol. 99, № 3. — P. 682-686.

17. Nayman A. Spinal intramedullary metastasis as the first manifestation of lung cancer / A. Nayman, S. Özbek, O. Temizöz [et al.] // Spine J. — 2015. — Vol. 15, № 10. — Р. 9-10.

18. Oliveira M.F. Survival analysis in patients with metastatic spinal disease: the influence of surgery, histology, clinical and neurologic status / M.F. Oliveira, J.M. Rotta, R.V. Botelho // Arq. Neuropsiquiatr. — 2015. — Vol. 73, № 4. — P. 330-335.

19. Ostheimer C. A pilot study on potential plasma hypoxia markers in the radiotherapy of non-small cell lung cancer. Osteo-pontin, carbonic anhydrase IX and vascular endothelial growth factor / C. Ostheimer, M. Bache, A. Güttler [et al.] // Strahlenther Onkol. — 2014. — Vol. 190, № 3. — P. 276-282.

20. Qu H.M. Trend analysis of cancer mortality in the jin-chang cohort, China, 2001-2010 / H.M. Qu, Y.N. Bai, N. Cheng [et al.] // Biomed. Environ. Sci. — 2015. — Vol. 28, № 5. -P. 364-369.

21. Silva G.T. Incidence, associated factors, and survival in metastatic spinal cord compression secondary to lung cancer /

G.T. Silva, A. Bergmann, L.C. Thuler // Spine J. — 2015. — Vol. 15, № 6. — P. 1263-1269.

22. Tamiya M. Evaluation of bone metastasis using serial measurements of serum N-telopeptides of type i collagen in patients with lung cancer: a prospective study / M. Tamiya, S. Tokunaga,

H. Okada [et al.] // Anticancer Res. — 2015. — Vol. 35, № 7. — P. 3987-3993.

23. Ulas A. Risk factors for skeletal-related events (SREs) and factors affecting SRE-free survival for nonsmall cell lung cancer patients with bone metastases / A. Ulas, A. Bilici, A. Durnali [et al.] // Tumour Biol. — 2015. — Vol. 15, № 8. — P. 161-166.

24. Waning D.L. Excess TGF-ß mediates muscle weakness associated with bone metastases in mice / D.L. Waning, K.S. Mohammad, S. Reiken [et al.] // Nat. Med. — 2015. — Vol. 21, № 11. — P. 1262-1271.

25. Yamaguchi S. Pharmacological treatment for bone metastasis / S. Yamaguchi, S. Kageyama, K. Miura, S. Kato // Gan To Kagaku Ryoho. — 2015. — Vol. 42, № 11. — P. 1342-1345.

26. Zhang B. Anti-osteopontin monoclonal antibody prevents ovariectomy-induced osteoporosis in mice by promotion of osteoclast apoptosis / B. Zhang, J. Dai, H. Wang [et al.] // Biochem. Biophys. Res. Commun. — 2014. — Vol. 452, № 3. — P. 795800.

Получено 15.11.15 ■

Столярова О.Ю.’, Думанський Ю.В.2, Синяченко О.В.2, £гуд’ша £.Д.3

‘Нац’юнальний шститут раку, м. КиУв, УкраУна 2Донецький нац’юнальний медичний ун/’верситет ‘¡м. М. Горького, м. Красний Лиман, УкраУна ‘Дн’тропетровська державна медична академ’я, м. Дн’тропетровськ, УкраУна

Метастази у хребет при раку легеш

Резюме. Метою та задачами дослщження стали ви-значення частоти метастатичного ураження рiзних вщдь лiв хребта, ощнка зв’языв з шшими клiнiчними ознака-ми раку легеш (локалiзацiя, форма, гiстологiчний варiант, ступiнь диференцiацii, стадiйнiсть, характер позашстко-вого метастазування), вивчення впливу цих параметрiв на виживанiсть хворих.в у хребет переважно пов’язаний iз ло-калiзацieю пухлинного процесу у верхнш долi легенi, з перифершною формою хвороби, з недрiбноклiтинни-ми пстолопчними його варiантами (аденокарциномою чи плоскоклггинною карциномою). Кщькють метастазiв у хребта прямо корелюе зi ступенем метастатичного ураження пахових лiмфатичних вузлiв, черевноi стiнки та пе-чiнки, впливае на проростання пухлини легенi в стравохщ i трахею. Тривалють життя осiб, якi померли, з метастазами в хребет менше, нш у iнших пащенпв, яы страждають вщ раку легеш, але загальна виживаемiсть цих груп хворих мало вiдрiзняеться м1ж собою. Висновки. Особливостi перебiгу раку легеш з метастазами у хребет диктують не-обхiднiсть розробки медично! технологи ращонально! ра-дiохiмiотерапii таких хворих.

Ключовi слова: легеня, рак, метастази, хребет.

Stolyarova O.Yu.1, Dumanskyi Yu.V.2, Syniachenko O.V.2, Yehudyna Ye.D.3

‘National Cancer Institute, Kyiv, Ukraine

2Donetsk National Medical University named after M. Horkyi,

Krasnyi Lyman, Ukraine

3Dnipropetrovsk State Medical Academy, Dnipropetrovsk, Ukraine

Spine Metastases in Lung Cancer

Summary. The purpose and the objectives of the study were to determine the incidence of metastatic lesions to various parts of the spine, the assessment of the association with other clinical signs of lung cancer (localization, form, histology, degree of differentiation, staging, nature of extraosseous metastasis), to investigate the effect of these parameters on the survival of the patients. Material and methods. The study included 1071 patients with lung cancer aged 24 to 86 years. None of the examined patients has been operated previously for lung cancer, and after arriving at a diagnosis, all patients received radiation therapy, 73 % of them — combined radiochemothe-rapy. Results. Metastasis in the vertebral bodies and vertebral joints occurs in 13 % of patients with lung cancer and in 61 % of patients with bone form of the disease, the ratio of the defeat of thoracic, sacral, lumbar and cervical spine was 6 : 4 : 2 : 1. The development of metastases in the spine is mostly associated with the localization of the tumor in the upper lobe of the lung, the peripheral form of the disease, with non-small cell histologic variants (adenocarcinoma and squamous cell carcinoma). The number of metastases in the spinal column directly correlates with the degree of metastatic involvement of the inguinal lymph nodes, abdominal wall and the liver, has an impact on the invasion of lung tumor into the esophagus and the trachea. The life expectancy of the deceased persons with spine metastases is less than that of other patients with the lung cancer, but the overall survival rate in these groups of patients is not very different. Conclusions. Clinical features of lung cancer with metastases in the spine necessitate the development of medical technology of rational radiochemotherapy in such patients.

Key words: lung, cancer, metastasis, spine.

Кости являются третьим по частоте местом распространения метастазов

Дата публикации: .

Кости являются третьим по частоте местом распространения метастазов – после легких и печени. Почти все виды рака могут метастазировать в кости. Однако чаще всего метастазы в скелет дают рак предстательной и молочной железы (до 70% всех случаев). Другие виды рака, которые часто метастазируют в кости, рак щитовидной железы, легких, мочевого пузыря.

Метастазирование происходит в поясничный и грудной отделы позвоночника и кости таза, а также – в ребра, бедренные кости, кости черепа.

При распространении рака на позвоночник, может сдавливаться спинной мозг. Одним из первых симптомов компрессии спинного мозга является боль в спине или шее, чувство онемения ног и их слабость. Эта ситуация может приводить к повреждению нервов и последующему параличу при отсутствии лечения.

При разрушении костей в кровь может попадать большое количество кальция и возникать гиперкальциемия и проблемы, с ней связанные – дисфункция желудочно-кишечного тракта, почек и центральной нервной системы (тошнота, рвота, запор, полиурия и усталость).

Патологические переломы встречаются у 10-30% всех пациентов с метастазами в костях. При этом проксимальные части длинных костей являются наиболее частым местом переломов, а перелом бедренной кости составляет более половины всех случаев.

При метастазировании в кости нередко боли являются первым симптомом рака. Боль может сначала появиться и исчезнуть. Как правило, боль усиливается ночью и может немного ослабевать во время движения. Со временем боли становятся постоянным симптомом.

Среди методов исследования, которые могут выявить метастазирование в кости применяются лабораторные анализы крови на уровень кальция, рентген, сцинтиграфия костей, компьютерная томография (КТ), магнитно-резонансная томография (МРТ), позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), биопсия.

 

Метастазы в печени при колоректальной неоплазии

Как уже упоминалось выше, операция является методом выбора и единственным методом лечения с лечебными целями (золотой стандарт лечения). Возможность хирургического вмешательства в основном зависит от сосуществования двух условий: полного удаления заболевания и сохранения достаточного количества печени для поддержания жизненно важных функций в послеоперационном периоде. Следует помнить, что печень обладает способностью восстанавливаться до первоначальных размеров и функций после операции, но этот процесс занимает несколько месяцев. Риск недостаточной функции печени после хирургической резекции считается низким, если сохранено не менее 40% печени, умеренным — при остаточном количестве печени от 40% до 25%, высоким — при количестве менее 25%. В случаях, когда эти два условия не сосуществуют, хирургическое удаление может быть пересмотрено путем применения специальных стратегий, направленных на уменьшение объема метастазов до операции (неоадъювантная химиотерапия) или на увеличение объема сохраняемой печени (предоперационная портоэмболизация). Также можно запланировать удаление всех метастазов посредством двух операций с разницей в 1-2 месяца («двухэтапная гепатэктомия»), чтобы дать печени восстановиться между операциями, или ближе друг к другу посредством новой процедуры, зарезервированной для очень избранных случаев, называемой ALPPS (Associating Liver Partitioning and Portal vein ligation for Staged hepatectomy).
Как правило, операция заключается в удалении опухолевого очага и окружающей его части печени, так чтобы между краем опухоли и линией разреза печени оставалось не менее 1 см здоровой ткани, хотя в особых условиях допустимо и более тонкий край здоровой ткани, если это позволяет полностью удалить опухоль, сохранив при этом достаточное количество печени.
У пациентов с метастазами в печени, синхронными с опухолью толстой кишки (т.е. когда метастазы диагностируются одновременно с первичной опухолью, во время стадирования), узлы могут быть удалены во время операции по удалению рака толстой кишки: тогда пациент получает лечение за одну операцию и во время одного пребывания в больнице. Кроме того, в отдельных случаях синхронных метастазов, когда невозможно выполнить прямое вмешательство с обеих сторон и когда распространение заболевания на печень существенно влияет на прогноз пациента, метастазы в печени могут быть удалены до удаления первичной опухоли (подход «сначала печень»).
Хотя традиционно показанием к хирургическому удалению является только пациенты с метастазами исключительно в печени, последние исследования показывают обнадеживающие отдаленные результаты даже у пациентов с метастазами в печени и во внепеченочных абдоминальных (лимфатические узлы, брюшина, надпочечники) или внебрюшных (легкие) участках, при условии, что операция приводит к удалению всех участков опухоли.
Однако процент пациентов, поддающихся хирургическому лечению на момент постановки диагноза, составляет не более 20-30% случаев; количество метастазов и/или их расположение в печени (инфильтрация крупных кровеносных сосудов) и/или степень замещения опухолью здоровой печени часто исключают возможность хирургической резекции. В этих случаях химиотерапия является подходящим методом лечения.
Недавняя разработка более эффективных химиотерапевтических препаратов, таких как оксалиплатин и иринотекан, привела к важным вехам в онкологии. Фактически, она позволила добиться у все большего числа пациентов значительного уменьшения опухолевой массы и увеличения выживаемости неоперабельных метастатических пациентов, а также оказалась способной добавить 10-20% изначально неоперабельных пациентов в группу пациентов, пригодных для операции.
Системная химиотерапия часто предлагается пациентам с метастазами колоректального рака (включая кандидатов на хирургическое лечение, за редким исключением), до (неоадъювантная химиотерапия) и/или после (адъювантная химиотерапия) операции на печени, именно потому, что она закрепляет долгосрочные результаты операции.

Препараты обычно вводятся в вену (внутривенный путь) для достижения распределения по всему организму (системная химиотерапия). Однако в случае метастазов только в печени можно рассмотреть возможность введения препаратов непосредственно в печень (локорегиональная химиотерапия) через артериальный кровеносный сосуд (интраартериальная химиотерапия). С помощью этого метода можно вводить в печень лекарства, которые очень эффективны при метастазах и которые, несмотря на высокую токсичность для организма, вводятся в очень высоких дозах без особых побочных эффектов, поскольку лекарство разрушается в самой печени, прежде чем попасть в остальной организм.

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

Вот уже почти 70 лет Онкоцентр – это уникальный симбиоз науки и клинической практики, мультидисциплинарный подход к лечению онкологических больных, хирургическая школа, известная далеко за пределами России. Здесь изучаются и совершенствуются морфологические, иммунологические и генетические методы диагностики.

Специалисты Блохина – авторы клинических рекомендаций по онкологии.

Ежегодно в Онкоцентре противоопухолевое лечение проходят более 35 тысяч пациентов всех возрастов. Еще почти 6 000 граждан России получают помощь дистанционно – посредством телемедицинских консультаций.

Онкоцентр – это:
  • Комбинированное лечение пациентов
  • Собственное производство химио- и радиофармацевтических препаратов
  • Собственные методы иммунотерапии опухолей
  • Передовые технологии реабилитации онкопациентов
  • «Центры компетенций» по различным нозологиям, в том числе первый в России центр компетенций по лечению пациентов с опухолями без выявленного первичного очага
  • Собственное отделение переливания крови, доноры которого снабжают кровью и ее компонентами исключительно пациентов Онкоцентра
  • Первый и единственный онкологический центр, имеющий в своем составе специализированное отделение реабилитации для онкопациентов
  • Крупнейшая педагогическая школа в области онкологии в России

На протяжении многих лет Онкоцентр является членом Международного Противоракового Союза (UICC) при Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и членом Ассоциации Европейских Онкологических Институтов (OECI) в Женеве.

В 2019 году НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина стал полноправным членом ведущей мировой организации, которая объединяет трансплантационные центры Европы и мира — Европейской группы по трансплантации крови и костного мозга (EBMT).

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина:

  • Онкологическая помощь мирового уровня, доступная каждому
  • Инновации в онкологии
  • Уникальный опыт для коллег

Метастазы в печень (вторичный рак печени)

Метастазы в печень — это раковые опухоли, которые распространились (метастазировали) в печень из другой части тела. Эти опухоли могут появиться вскоре после развития исходной опухоли или даже спустя месяцы или годы.

Печень — самый большой орган внутри вашего тела. Он расположен ниже правого легкого и разделен на две доли (правую и левую). Печень состоит из клеток, называемых гепатоцитами .

Печень выполняет несколько важных функций.К ним относятся:

  • всасывание и расщепление питательных веществ
  • создание желчи (жидкость, помогающая переваривать жиры)
  • фильтрация и удаление токсичных веществ из крови
  • производство белков, которые помогают остановить кровотечение из пореза или травмы

Большинство метастазов в печень начинаются как рак толстой или прямой кишки.До 70 процентов людей с колоректальным раком в конечном итоге имеют метастазы в печень. Частично это происходит потому, что кровоснабжение кишечника напрямую связано с печенью через крупный кровеносный сосуд, называемый воротной веной .

Хотя метастазы в печень встречаются гораздо реже, они также могут начинаться как рак молочной железы, рак пищевода, рак желудка, рак поджелудочной железы, рак легких, рак почек и рак кожи.

В Соединенных Штатах и ​​Европе вторичный рак печени встречается гораздо чаще, чем первичный рак печени, который начинается в печени.

Как мы заботимся о вас

Симптомы метастазов в печень часто расплывчаты и их трудно идентифицировать самостоятельно. Если у вас есть какие-либо опасения, обратитесь к врачу. В центре Memorial Sloan Kettering работают специалисты с большим опытом диагностики и лечения этого заболевания.

  • Наша цель — предоставить варианты лечения, которые обеспечат вам максимально возможное качество жизни и выживаемость.
  • Хирурги MSK тесно сотрудничают с интервенционными радиологами, используя мощные методы визуализации, такие как КТ, УЗИ или МРТ, чтобы направлять лечение непосредственно к месту расположения опухоли. Мы часто можем уничтожить опухоли с помощью минимально инвазивных методов, таких как абляция и эмболизация .
  • С помощью генетических тестов опухолей мы узнаем о молекулярном плане вашего конкретного рака и подбираем для вас план лечения.Другой вариант — сочетать операцию с химиотерапией печеночных артерий, при которой лекарство доставляется непосредственно в печень.

Мы также предлагаем ряд программ поддержки, которые могут помочь вам и вашим близким справиться с жизненными трудностями и стрессом во время и после лечения рака печени.

Метастатическая компрессия спинного мозга, вторичная по отношению к раку печени

Метастатическая компрессия спинного мозга (MSCC) является неотложной медицинской помощью, требующей быстрой диагностики и лечения для уменьшения боли, сохранения неврологического функционирования и продления выживания.Диагноз рака печени часто игнорируется при дифференциальной диагностике MSCC. Лечение обычно паллиативное, а эволюция часто приводит к летальному исходу. Это история болезни 28-летнего пациента, проживающего в Мавритании, госпитализированного в ноябре 2014 года в отделение неврологии национальной клинической больницы Фанн в Дакаре по поводу хронической дорсальной компрессии спинного мозга. Проведенные радиологические и лабораторные исследования выявили метастатическую компрессию, возникшую из-за рака печени с повышенным уровнем альфа-фетопротеина и аспартатаминотрансферазы, положительным поверхностным антигеном гепатита В и множественными метастазами в легкие, средостение, ребра, подвздошные кости и брюшину.На рентгенограмме тазобедренного сустава выявлен спонтанный перелом шейки правой бедренной кости. Многопрофильное лечение было паллиативным, и эволюция привела к летальному исходу в течение месяца после госпитализации. Ранняя диагностика и лечение MSCC, возможно, не спасли жизнь пациента, но могли предотвратить многие страдания и, вероятно, продлили бы жизнь молодого человека.

1. Введение

Метастатическая компрессия спинного мозга (MSCC) является неотложной медицинской помощью, требующей быстрой диагностики и лечения.Описанный впервые Spiller в 1925 году, он представляет собой внешнее сдавление эпидурального пространства метастатической опухолью [1]. В промышленно развитых странах со стареющим населением MSCC является частым осложнением рака, особенно рака, возникающего в пожилом возрасте, такого как рак предстательной железы, молочной железы и легких [2]. Однако MSCC может возникнуть в любом возрасте практически при любом типе рака. В частности, в промышленно развитых странах врачи должны знать о другой демографии и эпидемиологии рака, чем в промышленно развитых странах, и они должны знать, что MSCC чаще встречается у молодых пациентов с необычными опухолями.Поэтому мы хотим сообщить об этом драматическом случае молодого пациента с MSCC от рака печени. Во всем мире было зарегистрировано несколько случаев, среди которых нет случаев в Сенегале.

2. Пациент и наблюдение

Это случай 28-летнего пациента, проживающего в Мавритании, без истории болезни, госпитализированного в ноябре 2014 г. в отделение неврологии национальной клинической больницы Фанн в Дакаре (Сенегал) для лечения хроническая боль в спине и прогрессирующий паралич нижних конечностей в течение трех месяцев.При физикальном обследовании мы обнаружили полную параплегию, потерю чувствительности обеих нижних конечностей до уровня Т6, потерю контроля над мочевым пузырем и кишечником, желтуху, гепатомегалию и потерю веса. Был поставлен диагноз компрессии спинного мозга, а также КТ грудной клетки, брюшной полости и таза. Рентгенограмма грудной клетки показала множественные легочные узелки разного размера, поражающие оба легких. КТ показала множественные гиподенсивные и гетерогенные образования различных размеров в спинном мозге на Т6 и Т9, расположенные в легких, средостении, ребрах, подвздошной области и брюшине, а также гепатомегалию (рис. 1).


Это образование печени было большим, гетерогенным, частично некротическим и располагалось в правой доле (рис. 2). В другом месте рентгенограмма нижних конечностей показала спонтанный перелом правой бедренной кости. Лабораторные исследования показали повышенный уровень альфа-фетопротеина в крови (204,0 нг/мл) и аспартатаминотрансферазы (304 МЕ/л), незначительно нормальную аланинтрансаминазу (40,8 МЕ/л), положительный поверхностный антиген гепатита В, нормохромную нормоцитарную анемию (10 граммов). на децилитр) и низкий уровень сывороточного альбумина (32 грамма на литр).


Несмотря на отсутствие гистологического подтверждения, сочетание клинического анамнеза, рентгенологических и биохимических маркеров оправдывает диагноз MSCC от первичного рака печени с обширными метастазами. Лечение было мультидисциплинарным, основанным на паллиативных мероприятиях. Пациент получал кортикостероиды (метилпреднизолон), болеутоляющие средства (трамадол и морфин) и поддерживающую терапию, такую ​​как психотерапия, физиотерапия и уход. Боль частично купировалась, но улучшение неврологической симптоматики не наступило.Эволюция привела к летальному исходу в течение месяца после госпитализации.

3. Обсуждение

Метастатическая компрессия спинного мозга (MSCC) из-за первичных метастазов рака печени встречается редко и составляет менее 1% вторичных локализаций [3]. Рак печени является пятым по частоте онкологическим заболеванием в мире и третьим по смертности [4]. Рак печени редко встречается в промышленно развитых странах, но часто встречается в промышленно развитых странах с высокой распространенностью гепатита В и гепатита С и хроническим употреблением алкоголя [5].В Сенегале рак печени является первой причиной смерти от рака у мужчин и третьей у женщин [4]. Профилактика гепатита В, вероятно, является наиболее эффективным способом снижения заболеваемости и смертности. Альфа-фетопротеин является наиболее полезным маркером для диагностики рака печени, и его сильно повышенный уровень в крови наводит на размышления, хотя нормальный уровень не исключает диагноз полностью [4].

Поверхностный антиген гепатита В и опухолевые маркеры также были положительными у нашего пациента.Магнитно-резонансная томография (МРТ) является золотым стандартом диагностики компрессии спинного мозга, но она недоступна в большинстве стран мира. Тем не менее, обычные рентгенограммы и компьютерная томография были, по крайней мере, в этом случае, достаточно четкими, чтобы показать крупные метастазы в позвонках, чтобы подтвердить клинический диагноз MSCC [6]. Лечение MSCC часто является паллиативным, включая хирургическую декомпрессию, бисфосфонаты, кортикостероиды, анальгетики, лучевую терапию и химиотерапию [4, 6].Хотя жизненный прогноз у пациентов с MSCC плохой, быстрая диагностика и немедленное паллиативное лечение очень эффективны для уменьшения боли у большинства пациентов и могут обратить вспять или остановить прогрессирование неврологических жалоб [2, 6]. У пациентов с MSCC с ограниченным количеством метастазов в позвоночник комбинация нейрохирургии и лучевой терапии может предотвратить полный паралич и улучшить выживаемость [7].

4. Заключение

Мы представили случай метастатической компрессии спинного мозга (MSCC) у молодого человека с первичным раком печени.MSCC является частым осложнением рака у взрослых с более распространенным раком. Этот редкий случай показывает, что MSCC может возникнуть в любом возрасте практически при любом раке. В отличие от западных стран, рак печени очень распространен в странах с молодым населением и с высокой распространенностью гепатита В и гепатита С, например, в Сенегале. Поскольку соответствующие диагностические и терапевтические методы будут становиться все более доступными, ранняя диагностика и немедленное лечение MSCC будут становиться все более сложной задачей не только для уменьшения боли, но и для предотвращения неврологического ухудшения и улучшения выживаемости.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Авторы благодарят всех сотрудников отделения нейробиологии Фаннской национальной клинической больницы.

Copyright

Copyright © 2017 Daniel Gams Massi et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Метастазы в печень

Печень является частым местом метастазирования многих видов рака. Рак, который распространяется на печень, чаще всего представляет собой колоректальный рак, а также рак молочной железы, пищевода, желудка, поджелудочной железы, легких, почек и меланому кожи.

Симптомы метастазов в печень

Рак печени может вызывать различные симптомы в зависимости от того, какая часть печени поражена. Некоторые общие симптомы включают

  • Потеря аппетита
  • Чувство усталости или слабости
  • Лихорадка
  • Зуд кожи
  • Пожелтение белков глаз или кожи (желтуха)
  • Вздутие живота
  • Отек ноги
  • Боль в верхней правой части живота (живот) (реже)

Если в печени много метастазов и она плохо работает, у людей может развиться состояние, называемое печеночной энцефалопатией .Это может вызвать спутанность сознания, сонливость и даже кому.

Лечение метастазов в печени

Операция по удалению метастазов может быть вариантом, если в печени имеется небольшое количество опухолей и они не находятся в областях, которые могут повлиять на нормальную функцию печени. Другая процедура, называемая аблацией, также может быть вариантом. При абляции в опухоль вводят тонкую иглу. Лечение (например, ток высокой энергии) проводится через иглу для уничтожения раковых клеток.

Лучевая терапия также может быть вариантом лечения метастазов в печень. Это может включать облучение всей печени. Или, если имеется небольшое количество метастазов, может быть использована специализированная процедура, называемая стереотаксической радиохирургией.

Химиотерапия может применяться при некоторых видах рака. Его можно ввести в вену на руке или прямо в кровеносный сосуд, ведущий к печени.

Иногда можно провести процедуру, чтобы заблокировать кровоснабжение раковой опухоли.Это называется эмболизация.

Если у человека печеночная энцефалопатия, лечение будет зависеть от тяжести симптомов. Человека, который находится в состоянии спутанности сознания, сонливости или комы, скорее всего, будут лечить такими лекарствами, как лактулоза, лактитол или рифаксимин. Эти лекарства снижают уровень одного из токсинов (аммиака), который может накапливаться в крови.

Уход за онкологическими больными с метастазами в печень и кости – место фармацевтической помощи в сбалансированном плане, ориентированном на потребности и цели пациента

Arch Med Sci.2017 Октябрь; 13 (6): 1483–1492.

, 1 , , 2 и 2 и 3 и 3

Katarzyna A. Rygiel

1

1 Департамент семейной практики, Медицинский университет Силезии, Забже, Польша

Mariola Drozd

2 Председатель и отдел Люблинского медицинского университета, Люблин, Польша

Люцина Булас

3 Факультет фармацевтики, Медицинский университет Силезии, Катовице, Польша

1 Кафедра семейной практики, Медицинский университет Силезии, Забже, Польша

2 Кафедра прикладной фармации Люблинского медицинского университета, Люблин, Польша

3 Фармацевтический факультет Силезского медицинского университета, Катовице, Польша

Автор, ответственный за переписку. Автор, ответственный за переписку: Мариола Дрозд, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой прикладной фармации Медицинского университета Люблина, ул. В. Ходзьки, 1, 20-093 Люблин, Польша. Телефон: +48 81 448 70 40. Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 26 мая 2015 г.; Принято 27 сентября 2015 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International (CC BY-NC-SA 4.0), позволяющей третьим лицам копировать и распространять материал в любом носителя или формата, а также для повторного микширования, преобразования и использования материала при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и указана ее лицензия.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Метастатический рак, особенно в растущей популяции гериатрических пациентов, представляет большую проблему для этих пациентов, а также для лечебных бригад и всей системы здравоохранения. В этой статье описаны некоторые распространенные медицинские проблемы, с которыми сталкиваются пациенты с метастазами в печень и кости, и представлены диагностический подход и терапевтическое лечение различных симптомов, относящихся к поздним стадиям злокачественного заболевания.В статье подчеркивается важность просвещения пациентов по различным аспектам метастатического рака и подчеркивается уникальная позиция фармацевтов, практикующих фармацевтическую помощь, которая особенно полезна для этой группы пациентов с запущенными злокачественными новообразованиями. Кроме того, в этой статье подчеркивается, что достижение надлежащего баланса между ведением злокачественного заболевания и поддержанием качества жизни пациентов, особенно в пожилом возрасте, должно включать скоординированные усилия онкологической бригады, врачей первичной медико-санитарной помощи, фармацевтов, терапевтов и медсестер. а также пациенты, их семьи и лица, осуществляющие уход.

Ключевые слова: пациенты с метастатическим раком, обучение пациентов, комплексная помощь, фармацевтическая помощь, качество жизни специалисты, а также врачи первичной медико-санитарной помощи, которые обычно имеют установившиеся профессиональные отношения с этими пациентами, могут рассмотреть несколько важных шагов. Медицинские бригады, работающие вместе с фармацевтами, которые оказывают фармацевтическую помощь, когда пациенты прогрессируют до более поздних стадий их злокачественных новообразований, могут эффективно применять эти шаги на практике.В качестве начального шага крайне важно оценить понимание пациентами своего заболевания, включая любые индивидуальные мнения о прогнозе. В зависимости от этого как пациенты, так и их семьи должны быть профессионально, четко и выразительно проинформированы о том, что им предстоит серьезный «марафон», связанный с течением их болезни. В то же время пациенты, независимо от их возраста, должны знать, что врачи, фармацевты и другие члены лечебной бригады будут сотрудничать с ними и не пожалеют усилий, чтобы помочь им выбрать наиболее подходящие варианты лечения, улучшить как продолжительность, так и качество своей жизни [1].Определенно рекомендуется командный подход к лечению пациентов с метастатическим заболеванием, включающий лечащего врача первичной медико-санитарной помощи, онколога, специалиста по паллиативной помощи, психолога, фармацевта, реабилитационного терапевта и квалифицированного сестринского персонала, поскольку эти специалисты играют важную роль. при обсуждении диагноза и возможного реалистичного плана лечения на поздних стадиях злокачественного новообразования. На этом этапе образование и поддержка пациентов, их семей и лиц, осуществляющих уход, также имеют решающее значение для обеспечения наилучшего ухода, минимизации страданий и сокращения ненужных медицинских расходов [1, 2].

Методология процесса обзора

Поиск, который мы провели, был основан на обзоре медицинской литературы в Интернете с использованием баз данных Medline-PubMed и Cochrane Library. Ключевые слова, используемые для поиска ссылок, использованных в тексте, включали следующие термины: метастатический рак, метастазы в печень, метастазы в кости, распространенный рак (диагностическое обследование, скелетные осложнения, фармакологическое лечение, немедикаментозное лечение, лечение симптомов, индивидуальная поддержка). , фармацевтическая помощь, приверженность лечению, обучение пациентов, качество жизни (КЖ), интегративная и дополнительная терапия, пациентоцентрированный подход, затраты на здравоохранение).Стратегия поиска была основана на перечисленных выше терминах И использовании виньеток в исследованиях или обзорах, опубликованных Medline. Просмотрев все публикации, полученные в результате проведенного поиска, мы подробно проанализировали публикации за период 2010–2015 гг. Основные временные рамки поиска были установлены на последние 5 лет в связи с бурным развитием в последнее время разнообразных диагностических и терапевтических методов в области онкологии. Однако мы также включили некоторые более ранние публикации (с 1987 по 1999 год), чтобы проиллюстрировать различия между прошлыми и настоящими современными диагностическими процедурами, проводимыми у пациентов с раком.После того, как мы определили наиболее подходящие рефераты, мы просмотрели их, чтобы определить их содержание. Были отобраны рефераты, которые в наибольшей степени соответствовали целям нашего обзора, а полные публикации были рассмотрены и затем включены в качестве ссылок.

Ключевые вопросы обучения пациентов и их семей и поддержки на поздних стадиях метастатического рака

В зависимости от психофизического состояния, эмоциональной стабильности, проницательности и общего уровня знаний конкретного пациента «базовое обучение» по всем аспектам метастатического рака может включать :

  • – биология конкретного злокачественного заболевания,

  • – диагностический тест (преимущества и ограничения),

  • – варианты лечения (польза, риски и альтернативные симптомы),

  • с акцентом на снятие боли,

  • – лечение побочных эффектов лечения,

  • – эмоциональная поддержка пациентов и их семей или лиц, осуществляющих уход.

Эта обучающая последовательность играет жизненно важную роль во всем терапевтическом процессе, поэтому ее следует проводить простым и прагматичным образом, чтобы пациенты могли ее легко понять [1, 2].

Наряду с комплексной оценкой распространенности метастатического заболевания необходимо решить некоторые сложные вопросы, такие как следующие:

  • – как ставить цели при метастатическом поражении (распространенном неизлечимом заболевании)?

  • – насколько обширным должно быть диагностическое обследование?

  • – какие варианты лечения следует изучить, выбрать или от которых следует отказаться?

  • – как поднять тему паллиативной помощи или хосписа?

  • – как поднять вопрос об уходе в конце жизни?

Бессимптомная стадия прогрессирования рака

К большому сожалению для многих больных раком рецидивирующее метастатическое заболевание с длительным латентным периодом (годы или даже десятилетия) может развиваться без каких-либо клинических симптомов.Это явление связано с спящим состоянием рака, которое представляет собой раннюю тихую стадию прогрессирования рака. Хотя его сложность полностью не объяснена, существуют некоторые клинические данные, указывающие на различные механизмы покоя рака, такие как ангиогенный покой, клеточный покой (остановка G0-G1) и иммунный надзор [3]. Кроме того, для лечебной бригады очень сложно определить механизмы покоя рака у отдельных пациентов и, соответственно, определить биомаркеры и потенциальные терапевтические мишени.Недавно появились клеточные или сывороточные биомаркеры, которые могут помочь в выявлении дремлющих стадий злокачественных новообразований. Более того, профили транскрипции дремлющих диссеминированных опухолевых клеток могут определить, содержат ли первичные неопластические поражения так называемые «признаки» покоя рака, которые могут представлять собой важный прогностический фактор [4]. Надеемся, что лучшее понимание механизмов, приводящих к дремоте опухоли, может в ближайшем будущем раскрыть инновационные методы лечения, направленные на предотвращение метастазирования.

В настоящее время, по мнению многих пациентов, метастазы в печень и скелет представляют собой особенно неблагоприятные прогностические признаки, и поэтому важно выяснить детали современной диагностической работы этих осложнений, прежде чем делать окончательные выводы. решения, относящиеся к лечению метастатического заболевания. Это должно быть сделано спокойно и компетентно, поскольку больные раком заслуживают достоверной, непредвзятой информации о любом диагностическом шаге, вмешательстве или схеме лечения, которые могут быть рассмотрены.На этом этапе крайне важно, чтобы члены медицинской бригады внимательно выслушивали опасения пациентов и работали с ними в партнерстве для разработки наиболее оптимального плана, учитывающего индивидуальные потребности каждого пациента. Сложная медицинская терминология должна быть представлена ​​пациентам в простой форме, чтобы обеспечить их понимание. Этот открытый диалог должен помочь как пациентам, так и поставщикам медицинских услуг сосредоточиться на разработке плана ухода, наиболее подходящего для данного пациента. Кроме того, при таком подходе можно будет избежать определенных ненужных, дорогостоящих или токсичных методов лечения, нежелательных для некоторых пациентов.Наконец, предложение онкологическим больным пожизненной поддержки, обеспечение их простыми упражнениями и методами самопомощи, а также взращивание надежды должны быть включены во все традиционные системы онкологической помощи в качестве человеческих приоритетов.

Метастазы в печени

Печень является подходящей территорией для метастазов из-за ее двойного кровоснабжения, а также из-за наличия многих факторов роста гуморальных клеток. Фенестрации в синусоидальном эндотелии печени позволяют эмболам злокачественных опухолей из кровотока создавать метастатические поражения [5].

Большинство метастазов в печени множественные, и у большинства больных раком они поражают обе доли печени. Эти растущие метастатические опухоли обычно различаются по размеру и сдавливают соседнюю паренхиму печени, вызывая атрофию или образование соединительной ткани. Крупные метастазы могут даже перерастать собственное кровоснабжение, вызывая центральный некроз поражения. Примерно у половины пациентов с метастазами в печень могут проявляться клинические признаки асцита или гепатомегалии, в то время как их функциональные пробы печени могут долгое время оставаться без особенностей [6].

Различные факторы, которые могут повлиять на характер метастазов в печень, включают:

– продолжительность неопластического заболевания [6].

Большинство опухолей, которые метастазируют в печень, например, рак молочной железы и легких, могут одновременно распространяться в некоторые другие органы. Только в некоторых типах опухолей, включая карциному толстой кишки, карциноид и гепатоцеллюлярную карциному (ГЦК), метастазы обычно ограничиваются печенью [7].

Некоторые очаговые поражения можно удалить хирургическим путем или лечить с помощью методов абляции. Визуализирующие тесты играют жизненно важную роль в диагностике метастазов в печени и в оценке ответа на лечение. Выявление аномалий печени как метастатических поражений во многих случаях может существенно повлиять на план лечения и прогноз пациента. Метастазы в печень часто проявляются на сканограммах как неспецифические аномалии [6].

При оценке метастазов в печени полезны следующие диагностические визуализирующие тесты [8]:

  • – Ультразвуковое исследование (УЗИ) широко используется при подозрении на метастазы в печень.

  • – Компьютерная томография (КТ) является методом выбора для оценки метастазов в печень. Это также позволяет лучше оценить опухолевое поражение внепеченочных тканей, включая кости, лимфатические узлы, кишечник и брыжейку.

  • – Магнитно-резонансная томография (МРТ) позволяет эффективно локализовать печеночную и сосудистую неопластическую инвазию, но является дорогостоящей.

  • – Интраоперационное УЗИ (ИОУЗИ) печени обладает наибольшей чувствительностью для выявления очаговых поражений печени с точностью 96% (по сравнению с точностью трансабдоминального УЗИ, которая составляет около 84%).

  • – Преимущество цветовой визуализации заключается в предоставлении дополнительных деталей при локализации аномалий, дифференциации между кровеносными сосудами и желчными протоками, наличии сосудистой инвазии, окклюзии или коллатерального кровообращения, а также васкуляризации метастазов в печени .

  • – Селективная ангиография печени может выявить гиперваскулярные метастазы в печень, показывая покраснение капилляров в вовлеченных областях, подчеркивая потенциальную реакцию опухоли на эмболизацию.Ангиография необходима, когда планируется вмешательство на сосудах печени. Однако эту процедуру проводят в высокоспециализированных центрах.

По данным метаанализа, сравнивающего УЗИ, КТ, МРТ и визуализацию с фтордезоксиглюкозой (ФДГ) при обнаружении метастазов в печени при колоректальном раке, раке желудка и пищевода, был сделан вывод, что ФДГ позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) является наиболее чувствительным неинвазивным методом визуализации для диагностики метастазов в печень [8]. Однако этот тест очень дорог и в настоящее время недоступен большинству пациентов.

Хотя визуализация играет жизненно важную роль в диагностическом исследовании метастазов в печени, для точной гистологической диагностики необходимы образцы биопсии. Диагностическая дифференциация между доброкачественными (например, гранулематозными) и злокачественными поражениями печени затруднена, в основном из-за различных аномалий или псевдопоражений, которые имитируют метастазы или сосуществуют с ними. В дифференциальный диагноз должны быть включены следующие патологии:

  • – очаговая жировая инфильтрация,

  • – рубцы после операции на печени,

  • – муковисцидоз,

  • 2 – муковисцидоз,

  • – атипичные гемангиомы,

  • – эхинококковое поражение печени (с эхинококковыми кистами, которые могут быть однокамерными, многокамерными, солидными или кальцифицированными) [9].

Обычно метастазы вызывают гепатомегалию, но это клинически очевидно, когда болезнь очень запущена. Иногда поверхность печени выглядит бугристой или ее форма изменена. Поскольку появление метастазов в печени при визуализирующих исследованиях неспецифично, для достоверного диагноза ткани необходима биопсия. Чрескожную биопсию не следует проводить, если возможна лечебная резекция печени [10]. К сожалению, наличие множественных опухолей печени различных размеров нередко является следствием метастатического процесса.В этой ситуации общее состояние пациента и общая клиническая картина будут определять окончательные решения относительно возможности дальнейших диагностических или терапевтических шагов.

Метастазы в кости

Метастазы различных видов первичного рака в кости являются распространенными злокачественными опухолями скелета. Рентгенологические исследования играют важную роль в диагностике, планировании лечения, прогнозе и мониторинге поражений костей. Кость может вовлекаться в метастазы путем:

  • – прямого распространения,

  • – ретроградного венозного оттока, при котором из интраабдоминального рака вовлекаются позвонки,

  • – обсеменения опухолевыми эмболами, через кровь кровообращение, происходящее в красном мозге.

Кроме того, повышенное внутрибрюшное давление вызывает отток крови из системы системной полой вены в позвоночное венозное сплетение, что обеспечивает каудальный и краниальный отток крови и определяет распространение метастатических поражений. У пациентов с ранее подтвержденными неопластическими опухолями рентгенологическая визуализация позволяет провести скрининг скелета на наличие метастатического заболевания и определить его степень [11, 12].

Очаги первичного заболевания в костных метастазах

У женщин молочные железы и легкие являются наиболее распространенными местами первичного рака, и около 80% случаев рака, которые распространяются на кости, возникают в этих местах, а у мужчин рак простаты и легких составляют 80% карцином, которые метастазируют в кости [13].У пациентов обоего пола оставшиеся 20% первичных очагов заболевания включают почки, щитовидную железу, желудочно-кишечный тракт или очаги неизвестного происхождения [13].

Костные метастазы на момент постановки диагноза могут быть множественными, причем поражения чаще локализуются в осевом скелете, включая позвонки, таз, проксимальные отделы бедренной кости, ребра, проксимальный отдел плечевой кости и череп. Некоторые карциномы имеют тенденцию распространяться на определенные участки скелета. Например, около 50% метастазов кистей происходят из карцином легких, а первичные опухоли, возникающие из таза, обычно распространяются на пояснично-крестцовый отдел позвоночника.По мере увеличения метастатических поражений в костномозговой полости окружающая кость ремоделируется остеокластическими или остеобластическими механизмами. Уровень резорбции кости по сравнению с отложением варьирует и зависит от типа и местоположения опухоли. Взаимодействие в ремоделировании, вызванном остеокластами и остеобластами, определяет, какой тип костных поражений: склеротический, литический, смешанный – будет преобладать при рентгенологических исследованиях [14].

Пациенты с метастазами в кости часто страдают от сильной боли и могут иметь патологические переломы или осложнения, такие как неврологические нарушения, вследствие эпидуральной компрессии позвоночника [14].

Диагностическое обследование метастатического поражения костей включает лабораторные исследования, такие как:

  • – щелочная фосфатаза сыворотки (косвенный маркер разрушения кости),

  • – электрофорез сывороточного белка,

  • – N-телопептид коллагена II типа (маркер костной резорбции, применяется редко).

Диагностические рентгенологические исследования для оценки костных метастазов имеют определенные преимущества и ограничения, которые следует рассмотреть заранее, а затем объяснить пациентам.

Для оценки метастатического поражения костей рекомендуются следующие рентгенологические исследования [15–17]: более чувствительный метод визуализации, оценка степени разрушения кости,

  • – МРТ, наиболее чувствительное исследование для оценки анатомической (интрамедуллярной и внекостной) степени поражения,

  • – радионуклидное сканирование костей ), очень чувствительное исследование для обнаружения скрытых неопластических поражений,

  • – Сцинтиграфия костей с технецием-99m – это скрининговый тест всего тела для оценки метастазов в кости, включая их биологическую активность [17].

  • Показания к сцинтиграфии костей включают:

    • – стадирование рака у бессимптомных пациентов,

    • – оценка стойкой боли на фоне отрицательных рентгенологических тестов, ,

    • – различение травматических и патологических переломов,

    • – определение терапевтического ответа на метастазы.

    Как КТ, так и МРТ полезны для оценки подозрительных поражений, видимых при сцинтиграфии костей [13, 15, 17].КТ-сканирование также полезно при проведении пункционной биопсии, особенно при поражениях позвонков. Магнитно-резонансная томография помогает определить ранние поражения и степень местного заболевания, что имеет решающее значение при планировании хирургического вмешательства или лучевой терапии. МРТ дорого. Простые рентгенограммы довольно нечувствительны при обнаружении ранних или небольших метастатических поражений, но они могут охарактеризовать более крупные поражения, такие как остеолитические, склеротические или смешанные. Эти поражения обычно появляются в костномозговой полости, а затем распространяются и разрушают костномозговую кость и кортикальный слой.

    Диагностическое исследование костных метастазов – роль ПЭТ/КТ, отдельных радиофармпрепаратов и молекулярных мишеней

    Современное исследование костных метастазов использует ПЭТ/КТ сканирование, радиофармпрепараты и молекулярные мишени для диагностики и лечения. Позитронно-эмиссионный томограф (ПЭТ) может быть объединен со сканером КТ в единую машину, которая одновременно предоставляет метаболическую информацию от сканера ПЭТ и анатомическую информацию от сканера КТ. ПЭТ-КТ характеризуется более высокой диагностической точностью, лучшими методами биопсии под контролем, а также улучшенным планированием лечения и оценкой ответа [18, 19].Кости, легкие, печень и головной мозг являются распространенными местами отдаленных метастазов у ​​многих пациентов с раком молочной железы или простаты. В прошлом, когда подозревались признаки или симптомы отдаленных метастазов, в рамках диагностического обследования часто выполнялись рентгенография грудной клетки, УЗИ печени и сцинтиграфия костей (сканирование костей). В настоящее время основными диагностическими инструментами для выявления подозрения на метастатическое заболевание скелета и оценки ответа на лечение являются ПЭТ с 18 F-фтордезоксиглюкозой (ФДГ) и ПЭТ/КТ с F-18 ФДГ [20].В принципе, остеолитические поражения от глюкозозависимых первичных злокачественных новообразований легче обнаруживаются при ПЭТ/КТ с ФДГ, в отличие от остеобластных поражений, которые легче обнаруживаются при сканировании костей. В целом было показано, что сканирование ПЭТ / КТ более специфично для метастатического заболевания, чем сканирование костей [21, 22].

    Меченный фтором-18 фторид натрия (18F-NaF) представляет собой индикатор, который быстро выводится из плазмы. Благодаря высокой чувствительности и специфичности ПЭТ/КТ-сканирования с 18F-NaF теперь возможно обнаружение скрытых метастазов в костях.Это демонстрирует преимущество по сравнению со стандартной сцинтиграфией костей (часто пропуская многие из этих поражений) и расширяет наш арсенал для лечения онкологических больных [23]. Простатспецифический мембранный антиген (PSMA) представляет собой трансмембранный гликопротеин клеточной поверхности, который сверхэкспрессируется на клетках опухоли предстательной железы. По этой причине он обеспечивает рациональную цель для диагностики, терапии и мониторинга изменений экспрессии PSMA при терапии, не основанной на PSMA (например, лечение андрогенами может подавлять экспрессию PSMA) [24].

    При диагностике костных метастазов при дифференциальной диагностике следует учитывать следующие состояния:

    • – остеомаляция или остеопороз,

    • – хронический остеомиелит,

    • – вторичный остеоартроз. ,

    • — переломы напряжения,

    • — Page-Embele,

    • — туберкулезный склероз,

    • — эозинофильная гранулема скелета,

    • — костная лимфома.

    Продолжительность жизни пациентов с метастатическим поражением костей обычно ограничена. Боль обычно неспецифическая, присутствует при физической нагрузке, в покое и ночью. У многих пациентов с поздними стадиями рака развиваются костные метастазы, связанные со скелетными событиями (SRE), которые включают патологические переломы костей, компрессию спинного мозга, нарушения мочевого пузыря и кишечника, нарушение подвижности и ряд других осложнений, которые могут привести к потере независимости. депрессия, тревога и непреодолимая хроническая боль [25].

    В зависимости от клинического состояния пациента в некоторых случаях может быть рассмотрен вопрос о биопсии. Образцы могут быть получены из наиболее доступных костей, в механически безопасных областях (таких как метафиз или диафиз, вертлужная впадина или подвертельная бедренная кость) [26].

    У отдельных пациентов с метастатическим поражением позвоночника в диагностических целях может быть выполнена чрескожная сердцевинная биопсия или открытая биопсия.

    Цели возможных хирургических вмешательств при операциях на позвоночнике у некоторых пациентов с метастатическим поражением костей включают:

    • – уменьшение боли,

    • – защиту функции спинного мозга (посредством декомпрессии нервных элементов и механической стабилизации позвоночник) [26].

    Передняя или заднелатеральная декомпрессия в сочетании с переднезадней реконструкцией может использоваться в хирургии шейного отдела позвоночника, грудного и поясничного отделов позвоночника. Кроме того, вертебропластика может рассматриваться как малоинвазивный вариант лечения пациентов с компрессионными переломами тел позвонков 1 или 2 уровня [26]. Кроме того, когда костный участок имеет рентгенологические и клинические признаки патологического перелома, может быть показана хирургическая стабилизация (например, профилактическая фиксация надвигающегося перелома), поскольку это повышает способность пациента восстановить функцию [26].

    Немедикаментозное и фармакологическое управление здоровьем скелета – профилактика и лечение костных осложнений, вызванных прогрессирующим раком

    Поскольку кости являются предпочтительным местом метастазирования для многих солидных опухолей, множественные осложнения костных метастазов часто приводят к значительной заболеваемости скелета, включая боль в костях, патологические переломы, компрессия спинного мозга и гиперкальциемия при злокачественных новообразованиях. Кроме того, некоторые виды лечения рака связаны с потерей костной массы (например,г., гормономодифицирующая терапия при раке молочной железы и простаты). Таким образом, стратегии снижения заболеваемости, связанной со скелетом, должны включать правильное сочетание изменений образа жизни, добавок кальция и витамина D 3 и фармакотерапию, особенно у пациентов с высоким риском SRE или остеопоротических переломов (например, у пациентов с раком предстательной железы, получающих андрогенную депривацию). терапия, ГТ).

    Чтобы свести к минимуму потерю костной массы у пациентов с распространенным раком, рекомендуются определенные изменения как в уровне физической активности, так и в диете.Они включают в себя комбинацию аэробных упражнений с нагрузкой (например, подъем по лестнице или ходьба) и укрепления мышц (например, поднятие тяжестей), адаптированных к состоянию каждого пациента, которые могут привести к желаемому увеличению силы костей и мышц и , как следствие, к снижению риска падений при систематических занятиях с умеренной интенсивностью под наблюдением [27].

    В то же время для улучшения и поддержания костной и мышечной массы необходимы пищевые вмешательства (основанные на комплексной оценке питания каждого отдельного пациента).Они включают, в среднем, потребление с пищей 1200 мг/день кальция и 800 МЕ/день витамина D 3 , в дополнение к ежедневному пребыванию на солнце в течение 15–30 минут [28, 29]. Многочисленные исследования показали, что добавление витамина D 3 снижает смертность от рака и смертность от всех причин. С другой стороны, сообщалось, что сочетание витамина D 3 и добавок кальция увеличивало нефролитиаз у некоторых больных раком. Для решения этих спорных вопросов необходимы дополнительные клинические испытания добавок витамина D, оценивающих точные дозы витамина D 3 , а также преимущества и риски у различных групп больных раком.В соответствии с недавними рекомендациями Института медицины (IOM) для определения дефицита витамина D следует использовать различные значения измерений, в том числе дефицитные (что означает недостаточную защиту от переломов), достаточные и оптимальные концентрации 25(OH) в сыворотке крови. D (маркер витамина D 3 ) для разных возрастных групп. Например, для взрослых моложе 64 лет суточная доза витамина D составляет 400–800 МЕ 3 (оптимальная концентрация 25(OH)D в диапазоне 50–75 нмоль/л), а для взрослых старше 65 лет в возрасте рекомендуется суточная доза 800 МЕ (оптимальная концентрация 25(OH)D в диапазоне 75–100 нмоль/л) [30].

    Среди фармацевтических препаратов бисфосфонаты приносят значительную пользу пациентам с метастазами в кости, уменьшая скелетные осложнения и уменьшая боль в костях. Бисфосфонаты — это лекарственные средства, предназначенные для костной ткани, которые уменьшают резорбцию костей и повышают минерализацию за счет ингибирования активности остеокластов и индукции их апоптоза. Два класса бисфосфонатов:

    • – не содержащие азота – такие как этидронат, клодронат и тилудронат, и

    • – азотсодержащие (более мощные ингибиторы остеокластов) – такие как памидронат, алендронат, ибандронат, ризедронат и золедроновая кислота [31].

    Кроме того, сообщалось, что деносумаб, моноклональное антитело против RANKL, снижает риск SRE у пациентов с метастазами в кости, вызванными раком предстательной железы, раком молочной железы, немелкоклеточным раком легкого и некоторыми другими солидными опухолями. [32]. Согласно последним рекомендациям Американского общества клинической онкологии (ASCO), недостаточно доказательств, чтобы рекомендовать один препарат, модифицирующий кость (например, золедроновую кислоту, памидронат или деносумаб), вместо другого при лечении метастатического поражения костей [33].

    Недавно представленный альфарадин (хлорид радия-223), который представляет собой радиофармацевтический препарат, испускающий α-частицы, продемонстрировал направленное поглощение в областях остеобластических поражений. Исследование фазы III (ALSYMPCA) продемонстрировало улучшение общей выживаемости пациентов с резистентным к кастрации раком предстательной железы и многоочаговыми симптоматическими метастазами в кости. Побочные эффекты ограничивались желудочно-кишечными и гематологическими эффектами. Эти многообещающие результаты свидетельствуют о том, что альфарадин может быть использован в будущем для лечения различных метастатических раковых заболеваний [34].

    Учитывая сопутствующие факторы риска тромбозов у ​​пациентов с метастатическим раком, обязательна профилактика тромбоза глубоких вен (ТГВ) и тромбоэмболии легочной артерии (ТЭЛА), а также адекватный контроль боли правильно подобранными анальгетиками [35].

    Лучевая терапия

    Пациентов с метастатическим поражением костей можно лечить лучевой терапией. Следует подчеркнуть, что эффективность лучевой терапии зависит от радиочувствительности опухоли [36].Как правило, при наличии скелетных метастазов выживаемость пациентов обычно сокращается (в среднем примерно на 30 месяцев). Несмотря на это, некоторые пациенты, даже пожилого возраста, могут выжить и оставаться относительно активными в течение различных периодов времени [37, 38]. В целом, пациенты с метастатическим поражением костей должны находиться под наблюдением команды, включающей специалистов в области лучевой терапии и медицинской онкологии, а также экспертов по паллиативной помощи.

    Индивидуальный подход к онкологическим больным – лечение общих симптомов, уход и поддержка

    Как врачи первичного звена, специалисты в области онкологии или паллиативной помощи и фармацевты могут подходить к этим темам индивидуально с пациентами и координировать их лечение во время обычно коротких контрольных посещений остается открытым и трудным.Однако эти неизбежные проблемы необходимо рассматривать в контексте уникального пациента, семьи и поставщика медицинских услуг.

    Важно мягко сообщить пациентам некоторую информацию о своем диагнозе, а затем, когда они будут «готовы» противостоять ситуации, рассказать им правду о своем серьезном заболевании. С другой стороны, крайне важно сохранять надежду и давать пациентам понять, что вся команда будет продолжать заботиться о них до последнего момента их жизни. В частности, пациенты должны быть уверены, что их боль и многие другие неприятные симптомы будут контролироваться в максимально возможной степени, а их качество жизни и достоинство будут сохранены [1, 2].

    Следует признать важность сохранения надежды по мере прогрессирования заболевания (например, результаты последующей диагностики неблагоприятны, несмотря на терапию, или лечение токсично и безуспешно). Например, пациенты и их семьи должны концентрироваться не на стереотипном вопросе «сколько у меня есть времени?», а на качестве своего времени «здесь и сейчас» и на деятельности, которую они еще могут выполнять. (которые важны или утешительны для них).

    Кроме того, при оценке и лечении симптомов прогрессирующего заболевания и бремени болезни важно задавать конкретные вопросы, такие как:

    • – Есть ли у пациента боли в костях или мышцах?

    • – У пациента плохой аппетит или запор?

    • – Есть ли у пациента одышка или постоянный кашель?

    • – Есть ли у пациента проблемы со сном?

    Особенно важно узнать об этих симптомах, так как некоторые пациенты могут подумать, что эти жалобы являются частью их неизлечимой болезни и не поддаются контролю.

    Во время лечения метастатического заболевания важно понимать, что вызывает конкретные симптомы, и какие немедикаментозные и фармакологические методы следует рассмотреть, а затем попробовать под наблюдением врача. Если необходимо использовать сильнодействующие лекарства, например, наркотические опиоиды при непреодолимой боли, пациенты должны быть кратко проинформированы о нескольких вопросах, включая безопасность (например, вождение автомобиля) и побочные эффекты (например, запор, тошноту, зуд или седативный эффект).

    Пожилые пациенты, прошедшие, например, лучевую терапию, могут жаловаться на различные психические симптомы, такие как забывчивость, неуместный аффект и изменения в работе кишечника и мочевого пузыря.В дополнение к терапии необходимо давать этим больным советы о том, как справляться с этими симптомами [1, 2].

    Кроме того, важно помочь пациентам со стратегиями памяти и познания, чтобы они могли сохранить относительно хороший уровень функционирования. Простые методы для лучшего запоминания включают в себя ведение заметок, ведение напоминаний в календаре и создание структурированных «рабочих схем» для многих рутинных повседневных действий (например, приготовление пищи, походы по магазинам). Конечно, помощь и контроль со стороны членов семьи имеют первостепенное значение.

    С точки зрения поддержки семьи, когда пациент не может есть, и семья расстроена плохим аппетитом и связанной с этим потерей веса, крайне важно убедиться, что семья понимает, что принуждение пациента к еде может быть бесполезным. , и, возможно, даже может быть контрпродуктивным. На этом этапе может быть полезно организовать консультацию по питанию, чтобы сосредоточиться на вкусной, высококалорийной, как можно более натуральной (минимально обработанной) пище, которую пациент собирается потреблять в небольших количествах по регулярному графику.Кроме того, когда пациенты принимают высокие дозы наркотических обезболивающих, запоры вызывают серьезную озабоченность, и необходимо ввести и поддерживать соответствующую «программу работы кишечника».

    Оценка и купирование боли являются частью КЖ. Боль называют «шестым жизненно важным признаком», и пациенты обычно открыто говорят о степени боли, которую они испытывают. Оценить боль можно, попросив пациента оценить уровень боли по шкале от 1 до 10 или по визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Боль также может быть важным признаком экстренной онкологической ситуации.В такой ситуации оценку и план действий необходимо разрабатывать в контексте всей клинической картины. Кроме того, очень полезной может быть точная оценка настроения пациента с использованием некоторых объективных и удобных для пациента психометрических инструментов. Например, один из таких инструментов — польская версия Госпитальной шкалы тревоги и депрессии (HADS) — недавно показал удовлетворительные психометрические характеристики. Однако польская версия HADS была исследована только у избранной популяции неонкологических пациентов.Возможно, в будущем, после обширной валидации HADS среди различных клинических популяций в Польше, этот всемирно используемый инструмент может в конечном итоге применяться в качестве индикатора степени эмоционального стресса, часто испытываемого онкологическими больными [39].

    Влияние фармацевтической помощи на приверженность лечению онкологических больных

    Роль фармацевта в оказании фармацевтической помощи онкологическим больным в течение последних нескольких лет постоянно развивалась как в условиях стационара, так и в условиях амбулаторного лечения.В настоящее время фармацевты, особенно специализирующиеся в области онкологии, участвуют в разработке, мониторинге и корректировке протоколов химиотерапии. Они активно участвуют в ежедневных обходах пациентов, получающих химиотерапию. В их обязанности также входит разработка планов поддерживающей терапии при токсичности, инфекциях, вызванных химиотерапией, а также при множественных сопутствующих заболеваниях, таких как сахарный диабет 2 типа, артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, застойная сердечная недостаточность, дислипидемия и другие распространенные хронические заболевания.

    Кроме того, в сотрудничестве с врачами фармацевты следят за безопасностью пациентов и сообщают о нежелательных явлениях, относящихся к каждому этапу лечения [20]. Кроме того, фармацевты, прошедшие дополнительную психологическую подготовку, играют важную роль в оказании помощи больным раком в понимании и управлении долгосрочными психофизическими побочными эффектами противораковых препаратов. Более того, фармацевты играют решающую роль в оказании помощи больным раком в достижении лучшего соблюдения режима лечения с помощью вмешательств, включая личные консультации, письменные материалы и последующие телефонные звонки, что значительно улучшило приверженность пациентов к терапии [40, 41].

    Наконец, фармацевты служат бесценными экспертами, сотрудничая с врачами, медсестрами и пациентами, чтобы обнаруживать и управлять любыми потенциально опасными взаимодействиями между лекарствами и лекарствами и диетой. Следует подчеркнуть, что их участие в долгосрочной онкологической помощи как в стационарных условиях (например, в больницах, стационарных хосписах и учреждениях квалифицированного сестринского ухода), так и в амбулаторных условиях (например, уход на дому и службы хосписов на дому) продемонстрировало добавленная стоимость фармацевтической помощи к междисциплинарной комплексной модели лечения пациентов с раком, в том числе на поздних стадиях с метастазами.

    Постановка целей пациентов, ориентация на качество их жизни

    В целом общеизвестно, что качество жизни (КЖ) зависит от многих факторов, в том числе от возраста, пола, уровня образования, места жительства, текущего статус заболевания и сопутствующие заболевания. При рассмотрении качества жизни следует подчеркнуть, что все люди разные, и следует уважать индивидуальные предпочтения пациентов. У каждого пациента есть свое собственное определение качества жизни, которое может отличаться от точки зрения членов семьи.Поэтому обсуждение этого вопроса сначала с пациентом крайне важно. Кроме того, для составления сбалансированного плана лечения необходимо обсудить качество жизни с членами семьи пациента. Когда бремя болезни увеличивается, необходимо изменить направленность лечения. Пациенты должны быть уверены, что их качество жизни является приоритетом и что их лечение будет скорректировано по мере привлечения служб паллиативной помощи. При постановке целей пациентов с точки зрения их качества жизни необходимо индивидуализировать тип предоставляемой помощи.Таким образом, обязательным является внимательное выслушивание пожеланий пациентов и уважение их выбора, связанного с приближающейся стадией заболевания и концом жизни. Более того, учет других компонентов, таких как семейная динамика, социальные, духовные и культурные факторы, может помочь в достижении лучших результатов лечения пациентов, особенно с учетом того, что многие пациенты с метастатическим заболеванием теперь живут дольше с появлением многих новых методов лечения.

    Интегративный подход к пациентам с распространенным раком и его благотворное влияние на затраты на здравоохранение чтобы действительно улучшить качество жизни и удовлетворить многие неудовлетворенные, сложные потребности больных раком.Было показано, что методы CAM (такие как пищевые добавки, витамины, растительные препараты, массаж, дыхательные упражнения, медитация и многие другие методы), которые должным образом сочетаются с традиционными методами лечения, снижают потребность пациентов в лекарствах для лечения бремени симптомов. Кроме того, стратегии CAM могут снизить рецидивы и смертность при некоторых видах рака и улучшить приверженность традиционным методам лечения, наряду с чувством надежды, расширением возможностей и эмоциональным благополучием, которые неоценимы для пациентов со злокачественными новообразованиями [42].Согласно недавнему исследованию (проведенному в Медицинском центре Бет Исраэль в Нью-Йорке), интегративный, ориентированный на пациента групповой подход к лечению рака, включающий целостный уход, умеренную физическую активность (например, программу йогатерапии) и лечебную среду, в в стационаре сэкономили значительную сумму денег, в основном за счет сокращения использования дополнительных лекарств для лечения беспокойства, бессонницы, тошноты и боли. По консервативной оценке, общая экономия средств за счет сокращения использования лекарств составила около 977 184 долларов США в год (рассчитывается как средняя экономия в размере 156 долларов США на одного пациента в день пребывания в стационаре в отделении на 24 койки, работающем только в будние дни, 261 день в году). ).Учитывая, что только около 50% пациентов в этом больничном отделении будут пользоваться интегративными услугами, общая экономия затрат на здравоохранение составит около 488 592 долларов США в год [43, 44].

    Важно понимать, что постоянные преимущества для больных раком являются устойчивыми, а соответствующая экономия средств обычно сохраняется в течение всего срока действия программ интегративного лечения. Конечно, CAM-терапия для больных раком должна основываться на исследованиях, клинической оценке терапевтической бригады, процедурах безопасности и тесном сотрудничестве между пациентами, их семьями и медицинским персоналом.Национальный институт рака США (NCI) занимается научными исследованиями CAM и комплексным подходом к лечению, чтобы объединить различные ресурсы здравоохранения, необходимые для улучшения лечения больных раком. Несомненно, в будущем следует проводить более ориентированные на экономическую эффективность исследования различных вмешательств интегративной медицины или их оптимальных комбинаций, скоординированных со стандартным лечением как в стационарных, так и в амбулаторных онкологических условиях.

    Выводы

    Термин «метастатический рак» обычно рассматривался как показатель того, что траектория болезни подходит к концу.Однако теперь мы знаем, что это уже не совсем так, поскольку контингенты наших пациентов очень разнообразны. Кроме того, наши варианты лечения значительно улучшились, так что пациенты живут намного дольше, даже с метастазами в печень или кости, и их симптомы можно успешно контролировать, чтобы обеспечить относительно хороший комфорт до конца жизни.

    Для этого врачи первичной медико-санитарной помощи, специалисты в области онкологии и паллиативной помощи, участвующие в постоянном ведении пациентов, в сотрудничестве с фармацевтами, психологами, медсестрами и физиотерапевтами должны быть настроены на оперативное выявление важных проблем. для принятия клинических решений.Такой согласованный командный подход поможет пациентам на каждом этапе и вовлечет членов семьи и лиц, осуществляющих уход, в регулярное и активное участие в уходе за больными родственниками. Предоставление образования пациентам с метастатическим заболеванием и их семьям имеет первостепенное значение для фармацевтической помощи и, как следствие, может облегчить страдания и поддержать терапевтические усилия в онкологии или паллиативной помощи.

    К сожалению, на самом деле многие пожилые пациенты даже не рассматривают некоторые доступные терапевтические варианты, поскольку их врачи считают, что они «слишком стары» или имеют множественные сопутствующие заболевания.Этот стереотип неприемлем и должен быть изменен. Кроме того, это несовместимо с некоторыми недавно опубликованными результатами исследований, относящихся к пожилым пациентам (старше 80 лет), которые были квалифицированы для выполнения современных процедур реваскуляризации сердца, получили от них пользу и улучшили качество жизни по сравнению с их коллегами, которым была проведена реваскуляризация сердца. неинвазивные методы лечения [45]. Этот ценный урок, извлеченный из области кардиологии, должен пролить свет на процесс принятия решений во многих сложных случаях, а также усилить индивидуализацию лечения в зависимости от конкретного клинического контекста злокачественного новообразования.

    Помимо неизлечимого и прогрессирующего опухолевого заболевания, многие пожилые пациенты сталкиваются с некоторыми искусственными препятствиями на пути к медицинской помощи, к которым относятся не только финансовые затраты на лечение, но и необоснованные убеждения или предубеждения, а зачастую и преувеличенные опасения по поводу состояния больного. Следует подчеркнуть, что, хотя в этой области все еще необходимы дополнительные исследования, пожилым пациентам с болезненными метастазами в кости, в дополнение к необходимому комфортному уходу, следует предлагать (по крайней мере, на рассмотрение) некоторые разумные варианты паллиативной лучевой терапии, а также безопасную фармакотерапию. своим более молодым коллегам.Таким образом, хорошее сотрудничество практикующих врачей, которые участвуют в каждом этапе ведения онкологических больных по всему спектру злокачественных новообразований, имеет решающее значение для улучшения результатов, качества жизни и достоинства этих пациентов. Такой подход также может сократить ненужные медицинские расходы и облегчить бремя онкологии и паллиативной помощи для нашего общества и всей системы здравоохранения.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Ссылки

    4.Roepman P, Wessels LF, Kettelarij N, et al. Профиль экспрессии для диагностики метастазов в лимфатические узлы первичных плоскоклеточных карцином головы и шеи. Природа Жене. 2005; 37: 182–6. [PubMed] [Google Scholar]5. Адам А. Интервенционная радиология в лечении метастазов в печени. Лечение рака, ред. 2002; 28:93–9. [PubMed] [Google Scholar]6. Lise M, Da Pian PP, Nitti D. Колоректальные метастазы в печень: настоящие результаты и стратегии на будущее. Приложение J Surg Oncol. 1991; 2: 69–73. [PubMed] [Google Scholar]7.Topham C, Адам Р. Онкохирургия: новая реальность при метастатическом колоректальном раке. Семин Онкол. 2002; 29 (5 Дополнение 15): 3–10. [PubMed] [Google Scholar]8. Кинкель К., Лу Ю., Бот М. Обнаружение метастазов в печень при раке желудочно-кишечного тракта с использованием неинвазивных методов визуализации (УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ): метаанализ. Радиология. 2002; 224:748–56. [PubMed] [Google Scholar]9. Киннард М.Ф., Алави А., Рубин Р.А. Ядерная визуализация солидных образований печени. Семин Рентгенол. 1995; 30: 375–95. [PubMed] [Google Scholar] 10.Фогель С.Б., Дрейн В.Е., Рос ПР. Прогноз хирургической резектабельности у больных с метастазами колоректального рака в печень. Энн Сург. 1994; 219: 508–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]12. Трейл З.К., Талбот Д., Голдинг С., Глисон Ф.В. Магнитно-резонансная томография в сравнении с радионуклидной сцинтиграфией при скрининге метастазов в кости. Клин Радиол. 1999; 54: 448–51. [PubMed] [Google Scholar] 13. Эванс А.Дж., Робертсон Дж.Ф. Магнитно-резонансная томография в сравнении с радионуклидной сцинтиграфией для скрининга метастазов в кости.Клин Радиол. 2000; 55: 653–4. [PubMed] [Google Scholar] 14. Лосось Дж.М., Килпатрик С.Е. Патология скелетных метастазов. Ортоп Клин Норт Ам. 2000; 31: 537–44. [PubMed] [Google Scholar] 15. Беллами Э.А., Николас Д., Уорд М. и др. Сравнение компьютерной томографии и традиционной радиологии в оценке ответа на лечение литических костных метастазов у ​​пациентов с раком молочной железы. Клин Радиол. 1987; 38: 351–5. [PubMed] [Google Scholar] 16. Меррик М.В., Билз Дж.С., Гарви Н., Леонард Р.С. Оценка и скелетные метастазы.Бр Дж Радиол. 1992; 65: 803–6. [PubMed] [Google Scholar] 17. Госфилд Э., Алави А., Ниланд Б. Сравнение радионуклидного сканирования костей и магнитно-резонансной томографии при обнаружении метастазов в позвоночник. Дж Нукл Мед. 1993; 34: 2191–8. [PubMed] [Google Scholar] 18. Зееманн, доктор медицины. ПЭТ/КТ: основные принципы. Евр J Med Res. 2004; 28: 241–6. [PubMed] [Google Scholar] 19. Месса С., Беттинарди В., Пиккио М. и др. ПЭТ/КТ в диагностической онкологии. Q J Nucl Med Mol Imaging. 2004; 48:66–75. [PubMed] [Google Scholar] 20. Као Ч., Се Дж. Ф., Цай СК, Хо Ю. Дж., Йен РФ.Сравнение и несоответствие результатов позитронно-эмиссионной томографии с 18 F-2-дезоксиглюкозой и сканирования костей с Tc-99m MDP для выявления метастазов в кости. Противораковый Рез. 2000;20:2189–92. [PubMed] [Google Scholar] 21. Ши П., Кардарелли Р., Брэндон Д. и др. Метаанализ: сравнение фтордезоксиглюкозо-позитронно-эмиссионной томографии F-18 и сцинтиграфии костей при выявлении метастазов в кости у больных раком молочной железы. Клин Нукл Мед. 2008; 33:97–101. [PubMed] [Google Scholar] 22. Татейши У., Гамез С., Давуд С. и др.Костные метастазы у больных метастатическим раком молочной железы: морфологический и метаболический мониторинг ответа на системную терапию с интегрированной ПЭТ/КТ. Радиология. 2008; 247:189–96. [PubMed] [Google Scholar] 23. Джадвар Х., Десаи Б., Джи Л. и др. Проспективная оценка 18F-NaF и 18F-FDG ПЭТ/КТ в выявлении скрытых метастазов при биохимическом рецидиве рака предстательной железы. Клин Нукл Мед. 2012; 37: 637–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]24. Bouchelouche K, Choyke PL, Capala J. Специфический мембранный антиген простаты: цель для визуализации и терапии радионуклидами.Дисков Мед. 2010;9:55–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]25. Costa L, Badia X, Chow E, Lipton A, Wardley A. Влияние скелетных осложнений на качество жизни, подвижность и функциональную независимость пациентов. Поддержите уход за раком. 2008; 16: 879–89. [PubMed] [Google Scholar] 26. Рекомендации Британской ассоциации хирургической онкологии Лечение метастатического заболевания костей в Соединенном Королевстве. Группа специалистов по груди Британской ассоциации хирургической онкологии. Eur J Surg Oncol.1999; 25:3–23. [PubMed] [Google Scholar] 27. Маркус Р., Джамал С.А., Косман Ф. В кн.: Физическая активность как стратегия сохранения и улучшения костной массы. В: Остеопороз: научно обоснованное руководство по профилактике и лечению. Каммингс С.Р., Косман Ф., Джамал С.А., редакторы. Филадельфия, Пенсильвания: Американский колледж врачей; 2002. С. 109–26. [Google Академия] 28. Нивес Дж. Питание. В: Каммингс С.Р., Косман Ф., Джамал С.А., редакторы. Остеопороз: научно обоснованное руководство по профилактике и лечению. Филадельфия: Американский колледж врачей; 2002.стр. 85–108. [Google Академия] 29. Bischoff-Ferrari HA, Willett WC, Wong JB и др. Профилактика переломов с помощью добавок витамина D: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. ДЖАМА. 2005; 293:2257–64. [PubMed] [Google Scholar] 30. Совет здравоохранения Нидерландов. Оценка диетических референсных значений витамина D. Гаага, Нидерланды: Совет по здравоохранению Нидерландов; 2012. [Google Scholar]31. Рулофс А.Дж., Томпсон К., Эбетино Ф.Х. и др. Бисфосфонаты: молекулярные механизмы действия и влияние на костные клетки, моноциты и макрофаги.Курр Фарм Дез. 2010;16:2950–60. [PubMed] [Google Scholar] 32. Физази К., Кардуччи М., Смит М. и др. Деносумаб по сравнению с золедроновой кислотой для лечения метастазов в кости у мужчин с резистентным к кастрации раком предстательной железы: рандомизированное двойное слепое исследование. Ланцет. 2011; 377:813–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]33. Ван Познак С.Х., Темин С., Йи Г.К. и соавт. Резюме Американского общества клинической онкологии обновленного руководства по клинической практике о роли агентов, модифицирующих кость, при метастатическом раке молочной железы.Дж. Клин Онкол. 2011;29:1221–7. [PubMed] [Google Scholar] 34. Lewis B, Chalhoub E, Chalouhy C, Sartor O. Радий-223 при костно-метастатическом раке простаты: текущие данные и перспективы на будущее. Онкология (Уиллистон Парк) 2015; 29:483–8. [PubMed] [Google Scholar] 35. Маккидж К., Плоскер Г.Л. Золедроновая кислота: фармакоэкономический обзор ее использования для лечения метастазов в костях. Фармакоэкономика. 2008; 26: 251–68. [PubMed] [Google Scholar] 36. Цзэн Л., Чоу Э., Бедард Г. и др. Качество жизни после паллиативной лучевой терапии у пациентов с болезненными метастазами в кости: результаты международного исследования, валидирующего EORTC QLQ-BM22.Int J Radiat Oncol Biol Phys. 2012;84:e337–42. [PubMed] [Google Scholar] 37. Нидер С. Повторите паллиативную лучевую терапию при болезненных метастазах в кости. Ланцет Онкол. 2014;15:126–8. [PubMed] [Google Scholar] 38. Жмиевска-Томчак М., Милецкий П., Олек-Граб К. и соавт. Факторы, влияющие на качество жизни больных при лучевой терапии рака головы и шеи. Arch Med Sci. 2014;6:1153–1159. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Watrowski R, Rohde A. Валидация польской версии Госпитальной шкалы тревоги и депрессии в трех группах гинекологических пациентов.Arch Med Sci. 2014;3:517–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]40. Андерсон С., Плевин Д.М., Маккиннон Р.А. Обучение наших студентов фармацевтической помощи людям, живущим с раком. Am J Pharm Educ. 2012;76:119. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]42. Маршан Л. Интегративная и дополнительная терапия для пациентов с распространенным раком. Энн Паллиат Мед. 2014;3:160–71. [PubMed] [Google Scholar]43. Клиглер Б., Хомел П., Харрисон Л.Б., Левенсон Х.Д., Кенни Дж.Б., Меррелл В. Экономия средств в стационарной онкологии за счет интегративного медицинского подхода.Am J Manag Care. 2011;17:779–84. [PubMed] [Google Scholar]44. Пеллетье К.Р., Герман П.М., Мец Р.Д., Нельсон С.Ф. Экономика здоровья и медицины в применении к интегративной медицине. Исследуйте (Нью-Йорк) 2010; 6: 86–9. [PubMed] [Google Scholar]45. Чудек Дж., Ковальчик А., Ковальчик А.К., Квятковска Дж., Рачак Г., Козловски Д. Оценка качества жизни (КЖ) после острого коронарного синдрома с одновременным лечением клопидогрелом. Arch Med Sci. 2014;10:33–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Пациент с метастазами гепатоцеллюлярной карциномы в позвоночник, обнаруженными по неврологическим данным

    World J Гастроэнтерол.2007 г. 21 мая; 13 (19): 2758–2760.

    Katsuyoshi Tamaki, Ichiro Shimizu, Mari Urata, Nao Kohno, Hiroshi Fukuno, Susumu Ito, Отделение пищеварительной и сердечно-сосудистой медицины, Институт биологических наук о здоровье, Высшая школа Университета Токусима, Япония

    Nobuya Sano, Отделение патологии, Токусима Университетская больница, Токусима, Япония

    Вклад авторов: Все авторы внесли равный вклад в работу.

    Адрес для корреспонденции: Кацуёси Тамаки, кафедра пищеварительной и сердечно-сосудистой медицины, медицинский факультет Университета Токусима, Курамото-тё, Токусима 770-8503, Япония[email protected]

    Телефон: +81-88-6337124 Факс: +81-88-6339235

    Поступила в редакцию 5 января 2007 г.; Пересмотрено 6 февраля 2007 г .; Принято 1 марта 2007 г.

    Copyright © 2007 Baishideng Publishing Group Co., Limited. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

    Abstract

    Хотя опухоли позвоночника встречаются редко, они могут снижать выживаемость или вызывать серьезные функциональные нарушения в конечностях. Метастатические опухоли позвоночника из злокачественных опухолей могут вызывать симптомы компрессии спинного мозга, такие как параплегия, квадриплегия и пузырно-ректальные нарушения, которые усугубляются с прогрессированием заболевания и временем.Мы сообщаем о пациенте с гепатоцеллюлярной карциномой (ГЦК), у которого подозревались поражения позвоночника на основании неврологических данных, а метастатическая опухоль позвоночника была обнаружена с помощью визуализации. Предполагая, что метастазирование произошло во время развития поясничной боли, пациент достиг уровня нарушения походки всего за 4 месяца, демонстрируя быстрое прогрессирование симптомов. Если бы была возможна ранняя диагностика, лечение можно было бы проводить до того, как острая миелопатия прогрессирует до полного паралича.Мы предполагаем, что терминальная стадия ГЦК представляет собой не только печеночную недостаточность, связанную с внутрипеченочными поражениями, но и метастазы в другие области, поэтому необходимо лечение отдельных патологий, что представляет собой важную проблему.

    Ключевые слова: Гепатоцеллюлярная карцинома, метастазы в спинной мозг, метастазы в головной мозг

    ВВЕДЕНИЕ

    Хотя опухоли позвоночника встречаются редко, они могут снижать выживаемость или вызывать серьезные функциональные нарушения в конечностях.В установленной дифференциальной диагностике опухолей позвоночника важнейшим признаком является локализация, но следует также учитывать клинические симптомы, возраст и пол больного. Метастатические опухоли позвоночника из злокачественных опухолей могут вызывать симптомы компрессии спинного мозга, такие как параплегия, квадриплегия и пузырно-ректальные нарушения, которые усугубляются с их прогрессированием и временем. Таким образом, ранняя клиническая и визуализирующая диагностика может способствовать раннему началу лечения. Поддержание качества жизни пациента также важно.Мы сообщаем здесь о пациенте с гепатоцеллюлярной карциномой (ГЦК), у которого подозревались поражения позвоночника на основании неврологических данных, а метастатическая опухоль позвоночника могла быть диагностирована с помощью визуализации. Поскольку было очень мало сообщений о метастазах в позвоночник от HCC [1-3], мы сообщаем об этом случае с обсуждением литературы.

    Клинический случай

    У 67-летнего мужчины в 1994 г. был диагностирован хронический гепатит С, он находился на лечении в поликлинике нашей больницы.В августе 2000 г. в правой доле печени был обнаружен ГЦК, и была выполнена радиочастотная абляция (РЧА). После этого регулярно проводились такие процедуры, как транскатетерная эмболизация печеночных артерий (ТАЭ) и РЧА. В декабре 2002 г. были отмечены множественные метастазы в легких (рис. ), и была начата системная химиотерапия. В это время появилась боль в пояснице, но никаких аномалий, таких как метастазы в костях, не было обнаружено при визуализирующем обследовании, включая сцинтиграфию костей (рис. ) и КТ.В связи с постепенным нарастанием болей в пояснице, прогрессированием слабости нижних конечностей и нарушения походки больная поступила на обследование и лечение 2 апреля 2003 г. (табл. ).

    Таблица 1

    Лабораторные данные пациента на приеме

    98 мг / dl (-)
    70 крови химии
    WBC 3100 / мм 3 AST 196 IU / L
    RBC
    RBC 316 × 10 4 / мм 3 / мм 3 ALT 78 IU / L
    HB 10.6 г / dl LDH 533 IU / L
    HCT 33.5 G / DL T-Bil 1,7 мг / дл
    PLT 8,0 × 10 4 / мм 3 3 D-Bil 0,8 мг / дл
    ALP 290 МЕ / л
    Coagulat γ-GTP 158 IU / L
    HPT 63,7% TP 6.6 г / dl
    серология ALB ALB ALB
    CRP 2,01 мг / дл T-CHO 133 мг / дл
    TG TG TG TG TG 78 мг / dl
    вирус маркер BUN 12 мг / дл
    HBS-AG CR 76 CR 0,6 мг / дл
    HBS-AB (-) Na 139 мэкв/л
    HBc-Ab (-) K 4.0 Meq / l
    HBC-IGM (-) CL 103 MEQ / L
    HBE-AG (-) GLU 110 мг / дл
    Hbe-ab опухолей
    HCV-AB (+) AFP 220150 220670 Pivka-II 459000 Mau / MUAU

    Рентген грудной клетки. В билатеральных легочных полях имеется множество узелков, медиастинальные лимфатические узлы увеличены.

    Сцинтиграфия костей. Во всей кости тела не отмечается аномального накопления, свидетельствующего о метастазировании.

    МРТ головы при поступлении выявила опухоль размером 2,5 см, которая могла иметь метастазы из ГЦК, и окружающий отек в правой теменной доле (рис. ). На следующий день после поступления появились симптомы повышения внутричерепного давления, было начато консервативное лечение. Поскольку появились двусторонний паралич ног, нарушение восприятия и пузырно-прямокишечное расстройство, была проведена МРТ спинного мозга с подозрением на поражение позвоночника, и опухолевые поражения присутствовали диффузно от конуса мозгового вещества до конского хвоста (рис. ).На основании быстрого нарастания симптомов диагностирована метастатическая опухоль позвоночника из ГЦР. Агрессивное лечение считалось невозможным из-за общего состояния больного. В связи с этим было проведено симптоматическое лечение, но 14 апреля больной умер от дыхательной недостаточности. После получения согласия семьи для установления точного диагноза было проведено вскрытие опухоли позвоночника, и патологоанатомический диагноз был подтвержден как метастазы ГЦК (рис. ).

    МРТ головы. Опухоль размером 2,5 см неоднородно увеличена при контрастировании в теменной области. Область низкой интенсивности представляет собой отечное изменение, распространяющееся от правой теменной области до белого вещества лобной доли.

    МРТ спинного мозга. Опухолевые поражения диффузно присутствуют от конуса мозгового вещества до конского хвоста и локализуются в основном в спинномозговом канале на уровне от среднего до нижнего поясничного отдела. Конский хвост сильно сдавлен.

    А: Патология. Атипичные клетки с зернистой эозинофильной цитоплазмой, формирующие псевдожелезистые и трабекулярные структуры, предполагают метастатическую гепатоцеллюлярную карциному; B, C: Псевдожелезистые и трабекулярные структуры.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    К симптомам опухолей позвоночника относятся боль и аномальные ощущения в области, иннервируемой пораженной опухолью областью, и последующая мышечная слабость, невосприимчивость, мышечная атрофия и во многих случаях пузырно-прямокишечное расстройство. Okamoto и соавторы [4] сообщили, что слабость/параплегия возникали у 85%, онемение/потеря чувствительности у 65%, дисфункция мочевого пузыря/кишечника у 75% и локальная боль (боль в спине, люмбаго и боль в корешках) у 65% в качестве симптомов. интрадуральное паренхиматозное поражение (IPI).

    Известно, что метастазы в позвоночник вызывают раннее обострение или неврологические симптомы. Отек и кровоизлияние опухоли, а также быстрый рост опухоли или вторичная обструкция спинномозговых кровеносных сосудов могут быстро усугубить симптомы [5]. Если предположить, что метастазирование возникло во время развития поясничной боли, пациент достиг уровня нарушения походки всего за 4 месяца, демонстрируя быстрое прогрессирование симптомов. Если бы была поставлена ​​ранняя диагностика, лечение, такое как декомпрессия, могло бы быть выполнено до того, как острая миелопатия прогрессирует до полного паралича.

    Патогенный механизм метастазирования в позвоночник может быть следующим: (1) Сосуществование метастазов в легких и головном мозге подтверждает заключение о диссеминации артериальным путем; (2) другой распространяется через позвоночное венозное сплетение, простираясь от таза до краниальных венозных синусов, обеспечивая ретроградную транспортировку к спинному мозгу; (3) прямое вторжение из смежных структур; и (4) интраспинальная диссеминация.

    У этого пациента также была метастатическая опухоль головного мозга.HCC редко метастазирует в головной мозг. В серии вскрытий метастазы в головной мозг были обнаружены у 1,3% в Японии [6]. Напротив, американский обзор 482 случаев внутричерепных метастазов, проведенный Университетом Мэриленда и Университетом Джона Хопкинса, не выявил ни одного случая метастатического ГЦР [7]. При диффузном присутствии опухолей вокруг конского хвоста вероятно внутриспинное распространение из метастатической опухоли головного мозга. Edelson et al [8] сообщили, что в поясничный отдел и конский хвост вовлечено больше опухолей, чем можно было бы ожидать, исходя из его длины, поскольку спинной мозг является частым местом обсеменения мозговых оболочек.

    Опухоли позвоночника подразделяются на 3 типа в зависимости от их локализации: экстрадуральные, интрадурально-экстрамедуллярные и интрамедуллярные. Как правило, экстрадуральные поражения наиболее часто метастазируют. Интрадуральные поражения встречаются редко. Большинство поражений являются экстрамедулярными, такими как шваннома и нейрофиброма. Среди опухолей позвоночника интрамедуллярные опухоли встречаются редко, и в большинстве случаев это астроцитомы и эпендимомы [9]. МРТ играет центральную роль в диагностике этих опухолей [10] и легко позволяет их классифицировать.Однако агрессивные обследования во многих случаях неприменимы, поскольку опухоли позвоночника обычно появляются на поздних стадиях. Во многих случаях опухоли позвоночника лечат вместе с метастатическими опухолями головного мозга и карциноматозным менингитом. Таким образом, поставить точный диагноз перед смертью сложно, и правильное использование методов визуализации значительно поможет в скрининге опухолей, вызванных другими заболеваниями позвоночника.

    Таким образом, ПИ обычно является одним из поздних проявлений у больных с распространенным заболеванием.Таким образом, прогноз у пациентов с ИПИ неблагоприятный.

    Для уменьшения боли у пациентов с распространенным заболеванием необходимо раннее распознавание симптомов и признаков ИПИ и паллиативное лечение.

    Достижения в области медицинских технологий позволили диагностировать и лечить ГЦК на ранних стадиях и значительно увеличили выживаемость пациентов. Мы предполагаем, что терминальной стадией ГЦК будет не только печеночная недостаточность, связанная с внутрипеченочным поражением, но и метастазирование в другие регионы, поэтому необходимо определить прогноз пациентов и лечение отдельных патологий, что составляет важную проблему в этой области. .

    Сноски

    S- Редактор Liu Y L- Редактор Ma JY E- Редактор Che YB

    Ссылки

    1. Cho KB, Sohn JH, Park KS, Kwon DY, Lee YS, Hwang JS, Hur JW, Ahn SH, Парк СК. Случай первичной гепатоцеллюлярной карциномы с метастазами в спинной мозг. Тэхан Кан Хакхэ Чи. 2002; 8: 218–222. [PubMed] [Google Scholar]2. Kim M, Na DL, Park SH, Jeon BS, Roh JK. Поражение нервной системы метастатической гепатоцеллюлярной карциномой. Дж. Нейроонкол. 1998; 36: 85–90. [PubMed] [Google Scholar]3.Фридман ХД. Гепатоцеллюлярная карцинома с метастазами в центральную нервную систему: клинический случай и обзор литературы. Мед Педиатр Онкол. 1991; 19: 139–144. [PubMed] [Google Scholar]4. Okamoto H, Shinkai T, Matsuno Y, Saijo N. Интрадуральное паренхиматозное поражение спинного субарахноидального пространства, связанное с первичным раком легких. Рак. 1993; 72: 2583–2588. [PubMed] [Google Scholar]5. Грем Дж.Л., Берджесс Дж., Трамп Д.Л. Клинические особенности и естественное течение интрамедуллярного метастазирования в спинной мозг. Рак. 1985; 56: 2305–2314.[PubMed] [Google Scholar]6. Окуда К. Клинические аспекты гепатоцеллюлярной карциномы: анализ 134 случаев. В: Окуда К., Петерс Р., редакторы. Гепатоцеллюлярная карцинома. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 1976. С. 387–436. [Google Академия]7. Бруннер Д.Р., Данн М.Г., Рао К.С., Сазерленд Дж.К., Чистернино С.Дж. Гепатома с метастазами в мозжечок. J Компьютерная Томогр. 1982; 6: 65–68. [PubMed] [Google Scholar]8. Эдельсон Р.Н., Deck MD, Posner JB. Интрамедуллярные метастазы в спинной мозг. Клинические и рентгенологические данные в девяти случаях.Неврология. 1972; 22: 1222–1231. [PubMed] [Google Scholar]9. Ван Гетхем Дж.В., ван ден Хауве Л., Озсарлак О., Де Шеппер А.М., Паризель П.М. Опухоли позвоночника. Евр Дж Радиол. 2004; 50: 159–176. [PubMed] [Google Scholar] 10. Билски М.Х., Лис Э., Райзер Дж., Ли Х., Боланд П. Диагностика и лечение метастатической опухоли позвоночника. Онколог. 1999; 4: 459–469. [PubMed] [Google Scholar]

    Новое лечение болезненных костей, вызванных раком печени

    Рак печени — это заболевание, которое на ранних стадиях может не иметь симптомов.Его часто диагностируют на стадии, когда уже невозможно вылечить. Чаще всего это происходит у людей с определенными факторами риска, включая гепатит B или C, злоупотребление алкоголем/цирроз печени, диабет и ожирение. В США ежегодно регистрируется около 30 000 новых случаев. Мужчины более склонны к развитию рака печени, чем женщины.

    Может ли рак печени распространиться на другие органы?

    Сегодня существует множество эффективных методов лечения, которые помогают контролировать рост рака печени, поэтому люди с этим заболеванием живут дольше.По иронии судьбы, это увеличивает шансы «отколовшихся» опухолевых клеток попасть в кровоток, где они могут в конечном итоге достичь других органов и начать там расти. Это называется метастатическим раком печени, чтобы отличить его от первичного рака. Например, рак легкого означает первичный рак, возникший в легком, в то время как опухоль рака печени, которая имплантируется в легкое, называется метастатическим раком печени в легкие (также называемым раком печени в легких).

    Рак печени чаще всего распространяется на легкие.В отличие от рака предстательной железы, который обычно распространяется на кости, рак печени встречается реже. По некоторым оценкам, у 3-20% больных раком печени будут метастазы рака печени. 1 Около 50-75% случаев рака печени встречаются в позвоночнике. 2

    Рак печени встречается с костью

    Несмотря на то, что рак печени не сильно притягивается к костям, если он способен имплантироваться туда, он «захватывает» факторы роста и богатое кровоснабжение, которые поддерживают здоровые кости. Это повреждает кость, что приводит к симптомам, характерным для любого рака кости:

    • Боль в костях
    • Ослабленная кость, которая легко ломается (самопроизвольно или в результате случайного падения или удара)
    • Сдавление спинного мозга при врастании кости в позвоночник.Это означает давление на нервы спинного мозга, которое может вызвать слабость, проблемы с мочеиспусканием, онемение или иррадиирующую боль, затруднение движений и даже паралич
    • Когда кость разрушается, кальций высвобождается в кровоток, вызывая повышение уровня в крови. Высокий уровень кальция может привести к потере аппетита, сильной жажде, тошноте и т. д.

    В то время как любой из вышеперечисленных симптомов может быть очень обескураживающим, даже угнетающим, боль в костях, которая становится мучительной, буквально лишает человека качества жизни.Сильная боль калечит, и ее трудно контролировать с помощью лекарств. Поэтому такие процедуры, как хирургическое вмешательство или лучевая терапия, могут применяться в качестве паллиативных мер. Паллиативная терапия не лечит, а делается для облегчения боли и дискомфорта. Это важно, поскольку продолжающееся лечение рака печени может продлить жизнь, но более длительная жизнь при сильной боли не является перспективой для многих пациентов. С другой стороны, если источник боли удален, больные раком печени приветствуют медицинские протоколы, продлевающие жизнь.

    До недавнего времени традиционными паллиативными вмешательствами были либо хирургическое вмешательство, либо лучевая терапия. Однако обезболивание не всегда было адекватным или длительным. Кроме того, у любого подхода есть недостатки. Операция сопряжена с пребыванием в больнице, риском заражения и послеоперационной болью в ожидании, чтобы увидеть, удалось ли уменьшить или устранить источник боли в костях. При облучении его эффективность неизвестна в течение нескольких недель, потому что радиации требуется время, чтобы разрушить нервные клетки, и многим пациентам либо не нравится идея радиационного облучения, либо они уже лечились лучевой терапией по поводу других проблем и, следовательно, больше нельзя.

    Революционная ультразвуковая терапия при болезненном раке печени Метс

    Новый метод лечения болезненных костей позволяет избежать недостатков хирургии и лучевой терапии, обеспечивая при этом эффективное обезболивание. Это называется сфокусированным ультразвуком под контролем МРТ (MRgFUS). В отличие от операции, MRgFUS неинвазивен и не вызывает дополнительной кратковременной боли. В отличие от облучения, обезболивает через 3-7 дней.

    MRgFUS — это процедура, при которой ультразвуковые «лучи» или звуковые волны фокусируются на цели, где они могут создавать разрушительное тепло.Это целенаправленное тепло ослабляет нервы, которые получают и передают болевые сообщения. В некоторых случаях лечение может быть направлено на полное или частичное разрушение кости, но основная цель состоит в том, чтобы значительно уменьшить боль. MRgFUS успешно проводится без инвазивного проникновения в организм, как при хирургическом вмешательстве, и при этом не используется радиация.

    В недавнем исследовании MRgFUS сравнивали с лучевой терапией (ЛТ) для облегчения боли в костях. Как пишут авторы, «MRgFUS была более эффективной, чем RT, с точки зрения временной динамики облегчения боли, поскольку она давала значительно более высокий уровень ответа через 1 неделю после лечения.” 3 В частности, у 71% пациентов с MRgFUS наблюдалось облегчение боли через одну неделю, по сравнению с только 26% пациентов с лучевой терапией.

    Для пациентов с раком печени, страдающих сильными болями, Sperling Medical Group с гордостью предлагает систему ExAblate® MRgFUS . Для получения дополнительной информации свяжитесь с нашим центром или посетите наш веб-сайт.


    1 Kim S, Chun M, Wang H, et al. Костные метастазы первичной гепатоцеллюлярной карциномы: характеристики формирования мягких тканей.Исследования и лечение рака: Официальный журнал Корейской онкологической ассоциации. 2007;39(3):104-108. doi: 10.4143/crt.2007.39.3.104.
    2 Rim CH, Choi C, Choi J, Seong J. Создание градуированной прогностической оценки по конкретным заболеваниям для пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой с метастазами в позвоночник. Кишечник и печень. 2017;11(4):535-542. дои: 10.5009/gnl16486.
    3 Lee HL, Kuo CC, Tsai JT, Chen CY et al. Фокусированное ультразвуковое исследование под магнитно-резонансным контролем по сравнению с традиционной лучевой терапией при болезненных метастазах в кости: исследование с подобранной парой.J Bone Joint Surg Am. 20 сентября 2017 г.; 99 (18): 1572-1578.

    Метастазы в позвоночник: фон, патофизиология, прогноз

    Автор

    Виктор Це, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук  Клинический профессор (аффилированная линия клинических преподавателей), кафедра нейрохирургии, Медицинская школа Стэнфордского университета; Нейрохирург, Kaiser Neuroscience of Northern California

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Соавтор (ы)

    Мазияр Калани, MD  доцент, Медицинская школа Аликс клиники Майо; Консультант по нейрохирургии, Mayo Clinic Arizona

    Мазияр Калани, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация неврологических хирургов, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, Конгресс нейрохирургов

    Раскрытие информации: Serve(d) as директор, должностное лицо, партнер, сотрудник, советник, консультант или попечитель: CarboFix; Новасив; Medtronic
    Получила доход в размере, равном или превышающем 250 долларов США, от: Nuvasive; Медтроник.

    Редакционная коллегия специалистов

    Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор Фармацевтического колледжа Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Получал зарплату от Medscape за трудоустройство. для: Медскейп.

    Хорхе С. Катта, доктор медицины  Руководитель, заместитель директора программы, профессор кафедры неврологии Медицинского колледжа Университета Иллинойса в Пеории

    Хорхе С. Катта, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Неврологическая ассоциация, Нью-Йоркская академия наук

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Главный редактор

    Стивен А. Берман, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования  Профессор неврологии Медицинского колледжа Университета Центральной Флориды Неврология, Phi Beta Kappa

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Похожие записи

    При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

    Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

    Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

    Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

    Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

    Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.