Мелкоклеточный рак нейроэндокринный: Please Wait… | Cloudflare

alexxlab Разное

Содержание

Нейроэндокринные АКТГ-продуцирующие опухоли легких

T. Langhans [1] был первым, кто еще в 1867 г. описал карциноидную опухоль на гистологическом уровне, однако первый доклад по поводу данного феномена приписывают O. Lubarsch [2], сделавшему в 1888 г. сообщение о двух пациентах с карциноидом подвздошной кишки, обнаруженном на аутопсии. В 1907 г. S. Oberndorfer [3], немецкий патологоанатом из университета Мюнхена, ввел новый термин «карциноид» или «карцинома-подобный» для описания новообразований, сочетающих в себе способность к менее агрессивному клиническому течению, чем злокачественные опухоли, несмотря на наличие признаков карциномы на микроскопическом уровне. Однако открытие «эндокриноподобных» свойств карциноидных опухолей произошло намного позднее. В 1948 г. M. Rapport и соавт. [4] выделили и назвали серотонином вещество, которое изначально считалось вазоконстриктором, затем в 1952 г. было выявлено, что источником продукции данной субстанции являются клетки Кульчицкого [5].

И только 1 год спустя Lembeck обнаружил серотонин в карциноиде подвздошной кишки и подтвердил тот факт, что именно этот гормон определяет наличие карциноидного синдрома [6].

В настоящее время термин «карциноид» заменен определением «нейроэндокринная опухоль» (НЭО) и «эндокринная карцинома» (только для НЭО легких и бронхов термин «карциноид» сохранен как исключение) [7]. В настоящее время преобладает теория, что карциноиды легких представляют собой особый класс нейроэндокринных опухолей, занимающих промежуточное положение в ряду между доброкачественными опухолями и агрессивными неоплазмами, но обладающие свойством рано метастазировать (например, мелкоклеточный рак легкого) [8].

К основным типам НЭО следует отнести эпителиальные новообразования, которые происходят из клеток диффузной эндокринной системы органов дыхания и пищеварения, способных продуцировать пептидные гормоны и биологически активные амины, такие как серотонин, хромогранины, А и С, нейронспецифическую енолазу, 5-гидрокситриптофан, синаптофизин, инсулин, панкреатический полипептид, гормон роста, нейротензин, АКТГ, меланоцитстимулирующий гормон, кальцитонин, различные тахикинины, рилизинг-гормон, фактор роста тромбоцитарного происхождения, гормон роста, бомбезин, трансформирующий фактор роста Р [9].

НЭО, продуцирующие АКТГ, приводят к возникновению АКТГ-эктопического синдрома. Избыток продукции АКТГ в свою очередь приводит к формированию синдрома Кушинга. Впервые взаимосвязь между опухолевым процессом и развитием синдрома Кушинга была описана в 1928 г. на примере пациента с овсяноклеточной карциномой легких [10], однако только в 1960-е годы была выявлена зависимость между АКТГ-зависимым синдромом Кушинга и паранеопластическим процессом негипофизарной локализации [11]. В настоящее время уже доказан тот факт, что эктопическая секреция АКТГ, приводящая к возникновению эндогенного синдрома Кушинга, ассоциирована с наличием нейроэндокринных опухолей.

В 10% случаев синдром Кушинга представлен АКТГ-эктопическим синдромом. Обследование пациентов с латентной формой АКТГ-эктопического синдрома представляет большую сложность, так как клинические, биохимические и радиологические признаки опухоли зачастую неотличимы от проявлений болезни Кушинга. При подозрении на наличие у пациента синдрома Кушинга диагностическая концепция состоит из трех этапов: подтверждение гиперкортицизма, дифференциальная диагностика между АКТГ-зависимым и АКТГ-независимым синдромом Кушинга, а также определение локализации источника продукции АКТГ (гипофиз или эктопическая секреция).

Известно, что до 49—79% новообразований, продуцирующих АКТГ, располагается в грудной клетке [12, 13]. Частота встречаемости карциноидов колеблется от 1 до 8 человек на 100 000 населения. Пик заболеваемости приходится на 60—70 лет [14]. Указанные новообразования происходят из клеток Кульчицкого, которые являются частью диффузной нейроэндокринной системы организма. Более редкие локализации АКТГ-эктопического синдрома представлены нейроэндокринными опухолями тимуса, кишечника и поджелудочной железы, медуллярной карциномой щитовидной железы, феохромоцитомой и мезотелиомой.

Бронхолегочная локализация карциноидных опухолей составляет до 30—57% всех случаев скрытого АКТГ-эктопического синдрома, при этом бронхолегочные карциноидные опухоли составляют всего 1—5% всех новообразований легких. Только 1% бронхиальных карциноидов и 1,6—4,5% случаев мелкоклеточного рака легкого являются функционирующими и приводят к формированию синдрома Кушинга. И наоборот, выявление бронхопульмональной карциноидной опухоли как причины синдрома Кушинга происходит в 1—10% случаев.

В прошлом мелкоклеточный рак легкого считался наиболее частой причиной АКТГ-эктопического синдрома [15], однако в недавних исследованиях его роль в развитии АКТГ-эктопического синдрома была пересмотрена и значительно сокращена в пользу других опухолей легких. В настоящее время распространенность мелкоклеточного рака легкого составляет примерно 9,8% всех опухолей легких, 20—25% всех бронхогенных опухолей легких и встречается с частотой 8,5 на 100 000 [16].

Бронхиальный карциноид встречается с частотой 1,57 на 100 000 населения, при этом распределение представителей европеоидной и негроидной расы составляет 9:20, а азиатов к неазиатам как 13:25, причем, несмотря на то что 80—90% из них приходится на пациентов на 5-м и 6-м десятилетии, этот тип рака легкого является наиболее частым у детей [17].

Классификация ВОЗ опухолей легких (2004) выделяет 4 основные гистологические категории НЭО данной локализации: 1) типичный карциноид (низкой степени злокачественности), характеризующийся торпидным течением с образованием локализованных опухолевых узлов; 2) атипичный карциноид (промежуточной степени злокачественности) — инфильтративная опухоль с наличием 1—2 митозов на поле зрения (при сильном увеличении), плеоморфизмом и гиперхромным состоянием ядер, дезорганизацией архитектоники ткани опухоли с появлением очагов некроза; 3) крупноклеточная нейроэндокринная карцинома (КНЭК), которую бывает сложно отличить от атипичного карциноида; характеризуется большим митотическим индексом (>10/10 HPF) и более распространенными некрозами; 4) мелкоклеточный рак легкого (МРЛ) — самая низкодифференцированная НЭО легких, называемая также классической овсяноклеточной карциномой, характеризуется очень высоким митотическим индексом (>80/10 HPF) с обширными зонами некроза [18, 19].

Основными прогностическими критериями, с помощью которых различают типы НЭО легкого, являются показатели митотической активности (до 2 митозов; от 2 до 10; от 10 до 70; более 70 митозов/10РПЗ) и наличие участков некроза (отсутствие некроза, небольшие и обширные участки некроза) [19].

Метаанализ, проведенный на основании описания клинических случаев карциноида бронхолегочной локализации, продемонстрировал равномерное распределение данной патологии среди представителей женского и мужского пола. Как правило, бронхолегочный карциноид встречается в молодом возрасте, и в целом было отмечено, что АКТГ-продуцирующие опухоли этой локализации возникают в более раннем возрасте, чем карциноиды другой локализации [20]. Наиболее распространенными симптомами являлись артериальная гипертензия, астения и гипокалиемия. Манифестация симптомов со стороны респираторной системы встречалась крайне редко.

Как показали исследования, АКТГ-секретирующие легочные карциноиды более агрессивны, чем гормонально-неактивные НЭО и более часто ассоциированы с метастазированием (32—46%) и высокой частотой рецидива на отдаленных этапах хирургического лечения (17—43%), при этом длительность периода между оперативным вмешательством и рецидивом составила в среднем 6,5 года [21—23]. И напротив, клиникой Мейo была продемонстрирована сравнительно низкая частота метастазирования в лимфатические узлы (5%) и рецидивов (18%). Таким образом, авторы сделали вывод о том, что легочные карциноиды не столь агрессивны, а выполнение формальной анатомической резекции с медиастинальной лимфаденэктомией позволяет достичь превосходных результатов в ведении таких больных [24].

Бронхогенный карциноид, как правило, имеет длительное бессимптомное течение (в среднем от момента манифестации до выполнения оперативного вмешательства проходит 23,6—31 мес), в связи с чем к моменту появления клинических симптомов легочного заболевания разворачивается классический синдром Кушинга. В большинстве же случаев у пациентов с бронхогенным карциноидом отсутствуют симптомы со стороны респираторной системы и другие признаки, облегчающие диагностику опухоли на ранних этапах [24].

Пациенты с МРЛ на ранних стадиях заболевания имеют сходные клинические проявления с другими, менее агрессивными, АКТГ-продуцирующими опухолями. В то же время больные МРЛ более склонны к появлению пигментации кожи, отека голеностопных суставов, отсутствию одутловатости лица и увеличению массы тела в отличие от других случаев АКТГ-эктопического синдрома. Указанные различия могут быть результатом быстрого начала и тяжести гиперкортизолемии. При этом было показано отсутствие каких-либо различий между пациентами со скрытым и явным АКТГ-эктопическим синдромом. Это доказывает, что размер опухоли не позволяет предсказывать секреторные характеристики новообразования или тяжесть клинических проявлений синдрома. Например, МРЛ имеет более резкое начало в отличие от других опухолей, продуцирующих АКТГ, что затрудняет своевременную диагностику. Также отмечено, что среди больных МРЛ менее распространены психические расстройства.

Последние исследования показали, что для пациентов с АКТГ-эктопическим синдромом характерно наличие относительно часто встречающихся инфекционных осложнений [25]. В то же время было отмечено, что частота системных, локальных и даже сочетанных инфекций, а также развитие гиперкалиемии, остеопороза, остеопении и/или переломов напрямую зависят от выраженности гиперкортизолемии. Интересен тот факт, что степень гиперкортизолемии в большей степени определяет развитие клинических симптомов синдрома Кушинга, чем ее длительности, так как результаты проводимых исследований показали отсутствие каких-либо различий клинических проявлений у пациентов со скрытым или явным АКТГ-эктопическим синдромом [13].

Кроме того, развитие гиперкортизолизма, как правило, ассоциировано с наличием осложнений, таких как панкреатит, перитонит, септицемия, в связи с чем контроль уровня кортизола является одной из первостепенных задач ведения пациентов с синдромом Кушинга [26].

Как правило, уже на этапе клинического осмотра больного можно предположить наличие у него гиперкортицизма. Однако чаще АКТГ-продуцирующие опухоли нейроэндокринного происхождения по клинической картине не отличаются от типичного течения болезни Иценко—Кушинга. Для дифференциальной диагностики всем больным проводят неинвазивные тесты. В России наиболее часто используется «большая проба с дексаметазоном» и периферическая стимуляция десмопрессином.

Медикаментозные тесты основаны на допущении, что аденома гипофиза продолжает хотя бы частично подчиняться регуляторным механизмам, свойственным здоровой ткани гипофиза (подавление в ответ на большие дозы глюкокортикоидов или стимуляция в ответ на введение кортиколиберина или десмопрессина), в то время как эктопическая опухоль не обладает такими свойствами. Наиболее чувствительным методом для дифференциального диагноза болезни Иценко—Кушинга и АКТГ-эктопического синдрома считается оценка градиента АКТГ при селективном заборе крови из нижних каменистых синусов до и на фоне стимуляции кортиколиберином. Однако у 2—4% пациентов наблюдается ложноотрицательный результат, а ложноположительный результат встречается чрезвычайно редко (<1%) [27].

Несмотря на проведение повторного биохимического и радиологического исследования, у 12—20% пациентов локализация источника эктопической секреции АКТГ остается невыявленной. Как правило, пациенты с бронхолегочной локализацией карциноида подвергаются двусторонней адреналэктомии и/или гипофизэктомии, прежде чем диагностируется источник секреции АКТГ [28]. В исследовании J. O’Riordan и соавт. [29] описан клинический случай, в котором пациент подвергся четырем резекциям надпочечников, прежде чем было установлено наличие легочной неоплазии.

В большинстве случаев рентгенография грудной клетки позволяет диагностировать наличие бронхогенного карциноида, однако приблизительно в 10% случаев данный метод диагностики дает отрицательные результаты. До 80% опухолей располагается центрально, как правило, сопровождается наличием полного или частичного ателектаза и может быть визуализировано при помощи рентгенографии грудной клетки. Однако периферические легочные узлы составляют около 20% и для их диагностики требуются более точные методы исследования.

КТ является наиболее чувствительным методом диагностики эктопического источника АКТГ-продуцирующей опухоли с локализацией в грудной клетке. Было показано, что КТ-сканирование всего тела выявляет локализацию эктопической АКТГ-продуцирующей опухоли в 81—87,5% случаев. При этом сочетание КТ и МРТ повышает эффективность исследования до 91,8% [12].

КТ превосходно визуализирует периферические и особенно центральные типичные карциноиды, которые могут располагаться внутрипросветно, вне просвета или, что встречается чаще, иметь смешанную локализацию (феномен «айсберга») [30]. Бронхоцеле, которое можно увидеть при диагностике небольших опухолей, захватывающих устье бронха, и кальцификаты присутствуют у 30% центрально расположенных карциноидов [24].

В большинстве случаев выявление МРЛ, приводящего к развитию АКТГ-эктопического синдрома, без труда диагностируется по данным рентгенографии, КТ или МРТ. Однако зачастую при использовании визуализирующих методов исследования МРЛ часто имеет признаки, характерные для других неАКТГ-продуцирующих новообразований. Так, в одном исследований с участием пациентов с АКТГ-продуцирующей опухолью бронхолегочной локализации 30% больным была выполнена гипофизэктомия (в некоторых работах данная цифра достигает 50%) [22] и еще 30% адреналэктомия, прежде чем определили истинную локализацию НЭО [24]. Таким образом, к пациентам с необъяснимой эктопической продукцией АКТГ, имеющим какие-либо даже небольшие внутрилегочные повреждения, нужно уделять особое внимание [31].

МРТ используется, когда необходимо разрешить спорные случаи по данным КТ, а также при сомнении по поводу наличия опухоли в брюшной полости при отрицательных результатах К.Т. Возможности выявления карциноида бронхов по данным МРТ весьма ограничены.

К сожалению, крупные исследования показали, что в 67—86% случаев рентгенография органов грудной клетки не визуализирует каких-либо отклонений у пациентов с АКТГ-эктопическим синдромом. В исследовании J. Shrager и соавт. [22] использование КТ с шагом 5 мм позволило успешно выявить опухоли диаметром от 7 мм до 2,5 см у всех пациентов с АКТГ-эктопическим синдромом. В то же время ряд других исследований показывает, что КТ- и МРТ-сканирование в 33—44% случаев не позволяет выявить локализацию АКТГ-продуцирующей опухоли. При непосредственном сопоставлении КТ и МРТ для диагностирования АКТГ-продуцирующих карциноидов доказана эквивалентная чувствительность методов [32]. В то же время некоторыми авторами [33] отмечены преимущество МРТ в дифференцировании карциноида от легочных сосудов, а также большая чувствительность тонкосрезовой КТ по сравнению со сцинтиграфией с октреотидом в диагностике карциноида бронхолегочной локализации.

Кроме того, было показано, что сцинтиграфия с 111In-октреотидом может помочь в идентификации источника АКТГ-эктопического синдрома у большинства пациентов с НЭО, включая бронхиальный карциноид (80% бронхолегочных карциноидов имеет рецепторы к соматостатину) [34], так как при использовании этой методики могут быть обнаружены новообразования бронхов диаметром менее 1 см. Однако должны быть четкие показания к ее применению, так как при прямом сравнении было показано, что сцинтиграфия с 111In-октреотидом обнаруживает меньшее число опухолей, чем МСКТ [15].

В настоящее время распространено мнение, что проведение сцинтиграфии с октреотидом полезно только в целях подтверждения результатов КТ/МРТ [12, 13]. Более того, было показано, что сцинтиграфия с октреотидом зачастую дает ложноположительные результаты, которые нельзя принимать во внимание без подтверждения КТ или МРТ [35]. В то же время последние данные свидетельствуют о том, что у пациентов с АКТГ-эктопическим синдромом и положительным результатом сцинтиграфии с нетипичным расположением очага использование сцинтиграфии рецепторов соматостатина с октреотидом позволяет выполнять направленное хирургическое лечение [36].

В случаях, когда опухоль целиком находится интрапаренхиматозно и представляет собой солитарный узел, чрезвычайно сложно отличить такое новообразование от других типов легочных узлов. В такой ситуации используют сцинтиграфию с октреотидом, которая повышает чувствительность в постановке диагноза карциноид. К сожалению, в данной методике также не исключена возможность получения ложноположительного результата, что приводит к проведению ненужного хирургического вмешательства [37].

Последние данные показали, что ПЭТ с использованием 18F дает менее достоверные результаты и является менее чувствительным методом в отношении АКТГ-продуцирующих опухолей, чем КТ и МРТ, что объясняется низкой метаболической активностью этого вида новообразований. В то же время отмечено, что ПЭТ с использованием 11C и 68Ga имеет свои преимущества в диагностике АКТГ-продуцирующих опухолей эктопической локализации.

Бронхоскопия является методом выбора для выполнения предоперационной гистологической диагностики. Однако ее применение ограничено некоторыми особенностями бронхиальных карциноидов, в связи с чем бронхоскопию необходимо проводить чрезвычайно осторожно. Прежде всего это связано с активной васкуляризацией бронхогенных карциноидов, что является причиной большого числа кровотечений при выполнении бронхоскопической биопсии, а в редких случаях даже требует экстренной торакотомии [38].

Раннее выявление локализации очага эктопической секреции АКТГ для ведения больных с АКТГ-эктопическим синдромом позволяет избежать выполнения напрасных хирургических вмешательств, таких как адреналэктомия и гипофизэктомия.

Как уже упоминалось, среди АКТГ-продуцирующих опухолей бронхолегочной локализации отмечается значительно меньше атипичных карциноидов. Однако частота встречаемости метастазирования в регионарные лимфатические узлы встречается значительно чаще и даже чаще, чем в группе атипичных карциноидов. Частота рецидивов также высока у данной группы больных, однако пациенты, подвергшиеся повторному хирургическому вмешательству, как правило, остаются в ремиссии. Парадоксально, но, несмотря на то, что бронхолегочные карциноиды агрессивнее атипичных, они в большей степени поддаются лечению даже при наличии метастазов в регионарных лимфатических узлах [39].

Методом выбора в лечении карциноидных опухолей легких является хирургический. Хирургическое лечение бронхолегочного карциноида основано на трех основных принципах: 1) полное удаление опухоли в пределах здоровых тканей, 2) максимальное сохранение невовлеченной паренхимы легкого, 3) выполнение ипсилатеральной медиастинальной лимфаденэктомии [18].

Для типичных карциноидных опухолей операцией выбора является анатомическая резекция в объеме сегментэктомии или лобэктомии с сохранением незаинтересованной паренхимы легкого. В настоящее время ведутся споры о целесообразности и эффективности сегментарной или анатомической резекции. Некоторые утверждают, что частота рецидивирования опухолевого процесса выше среди больных, которым выполнили сегментарную резекцию. При этом ремиссия достигается только после выполнения повторного оперативного вмешательства, в связи с чем авторы делают вывод, что хирургическое лечение высокоактивных злокачественных опухолей должно включать в себя анатомическую резекцию и радикальную лимфаденэктомию [24].

В одном из последних крупных исследований, сравнивающих эффективность лобэктомии и сублобарной резекции у пациентов с типичными и атипичными карциноидами бронхолегочной локализации, показано, что общая и специфическая для данного заболевания 5-летняя выживаемость составили 80 и 90% соответственно. Средняя продолжительность жизни в послеоперационном периоде была несколько выше при выполнении лобэктомии, чем при сублобарной резекции (86 мес против 83 мес). При использовании мультивариантного анализа было отмечено, что сублобарная резекция не уступает лобэктомии по таким параметрам, как общая и специфическая для данного заболевания выживаемость [40].

При центральной локализации опухоли в главном или долевом бронхе возможно выполнение резекции бронха (бронхопластическая лобэктомия) с формированием межбронхиального анастомоза. В некоторых случаях, особенно в случае типичного карциноида при условии центральной локализации, возможно выполнение бронхотомии с резекцией основания опухоли в пределах здоровых тканей. Отмечено, что эта тактика определяется низкой частотой локального рецидива опухоли.

Обязательным элементом радикального вмешательства при карциноиде легких является выполнение ипсилатеральной медиастинальной лимфаденэктомии. Это определяется частотой выявления лимфогенных метастазов, которые встречаются среди типичных карциноидов бронхолегочной локализации даже чаще, чем среди атипичных. При отсутствии метастазов 5-летняя выживаемость пациентов составила 54,5%, тогда как при поражении лимфатических узлов лишь 20%. Лимфаденэктомию следует выполнять предельно осторожно, так как нерезецированные лимфатические узлы могут стать причиной персистирующего синдрома Кушинга, а также сокращения продолжительности жизни пациента. Все вышеотмеченное свидетельствует о необходимости соблюдения принципов онкологического радикализма с обязательным моноблочным удалением медиастинальной клетчатки с регионарными лимфатическими узлами [41].

Как правило, бронхогенные карциноиды нечувствительны к радиационной терапии. Тем не менее некоторые авторы [42] утверждают, что адъювантная медиастинальная радиотерапия может помочь в достижении лучшего местного контроля у больных с метастазами в регионарных лимфатических узлах. Для лечения рецидивирующих или метастазирующих бронхогенных карциноидов используются различные цитотоксичные препараты (доксорубицин, 5-фторурацил, дакарбазин, цисплатин, этопозид, стрептозоцин и карбоплатин). Эффективность этих лекарственных средств остается низкой, клинический ответ достигается только в 30% случаев. В настоящее время появились новые препараты для лечения неоперабельных НЭО, такие как ингибиторы тирозинкиназы (сунитиниб, эверолимус, сорафениб) и антитела к фактору роста эндотелия сосудов (бевацизумаб), однако их эффективность пока остается низкой (P. Oberstein). И, наконец, некоторые исследования показали, что применение аналогов соматостатина, меченных радиочастицами, в качестве метаболической радиотерапии дает хорошие результаты в плане выживаемости пациентов [44].

Прогноз пациентов с типичным карциноидом легких достаточно благоприятный, так как 5- и 10-летняя выживаемость, по данным разных авторов, превышает 90%, а причиной смерти являются, как правило, интеркуррентные заболевания. Наличие лимфогенных метастазов, как и при любой другой онкопатологии, является неблагоприятным прогностическим фактором, однако превышает таковую при атипичном карциноиде, при соответствующей распространенности. В случае МРЛ отмечены лишь единичные наблюдения 2-летней выживаемости пациентов с данной патологией [45].

Институт хирургии им. А.В. Вишневского и Эндокринологический научный центр располагают опытом лечения 15 пациентов с эктопическим АКТГ-синдромом бронхолегочной локализации. Все пациенты были тщательно обследованы по описанным методикам и оперированы. Осложнений не было. Окончательный диагноз был установлен по клиническим (нормализация АКТГ в раннем послеоперационном периоде), морфологическим и иммуногистохимическим данным удаленной опухоли легкого. Одиннадцать пациентов наблюдаются более 3 лет с выраженным клиническим эффектом, по данным КТ грудной клетки признаков рецидива опухоли нет, гормональный профиль не повышался.

Несмотря на достижение значительного прогресса в плане диагностики новообразований, выявление АКТГ-продуцирующих карциноидов бронхолегочной локализации все еще остается сложной задачей. В связи с этим пациенты с АКТГ-эктопическим синдромом нередко подвергаются длительному обследованию и наблюдению. В это время отмечается пагубное воздействие повышенного АКТГ с развитием синдрома Кушинга и зачастую проводят ненужные оперативные вмешательства на гипофизе или надпочечниках.

Наличие АКТГ-продуцирующей опухоли бронхолегочной локализации достаточно редкая патология в повседневной клинической практике, о чем свидетельствуют как наши наблюдения, так и других авторов. Отсутствие клинического опыта, доступной современной объективной информации по этой патологии не позволяет врачам общей практики своевременно установить правильный диагноз. Ранняя диагностика локализации АКТГ-продуцирующей опухоли и успех лечения этой группы пациентов определяются эффективным и профессиональным взаимодействием врачей-эндокринологов, рентгенологов, торакальных хирургов, онкологов и др. 

Нейроэндокринные опухоли легкого: современная классификация и алгоритм морфологической диагностики | Делекторская

1. Travis W.D. Pathology and diagnosis of neuroendocrine tumors: lung neuroendocrine. Thorac Surg Clin 2014;24(3):257–66.

2. Asamura H., Kameya T., Matsuno Y. et al. Neuroendocrine neoplasms of the lung: a prognostic spectrum. J Clin Oncol 2006;24(1):70–6.

3. Swarts D.R., Ramaekers F.C., Speel E.J. Molecular and cellular biology of neuroendocrine lung tumors: evidence for separate biological entities. Biochim Biophys Acta 2012;1826(2): 255–71.

4. Wick M.R. Neuroendocrine neoplasia. Current concepts. Am J Clin Pathol 2000;113(3):331–5.

5. Huang Q., Muzitansky A., Mark E.J. Pulmonary neuroendocrine carcinomas. A review of 234 cases and a statistical analysis of 50 cases treated at one institution using a simple clinicopathologic classification. Arch Pathol Lab Med 2002;126(5):545–53.

6. Rekhtman N. Neuroendocrine tumors of the lung: an update. Arch Pathol Lab Med 2010;134(11):1628–38.

7. Travis W.D. Advances in neuroendocrine lung tumors. Ann Oncol 2010; 21(Suppl 7):65–71.

8. Travis W.D., Brambilla E., Nicholson A.G. et al. The 2015 World Health Organization classification of lung tumors: impact of genetic, clinical and radiologic advances since the 2004 classification. J Thorac Oncol 2015;10(9):1243–60.

9. Righi L., Volante M., Rapa I. et al. Neuroendocrine tumours of the lung. A review of relevant pathological and molecular data. Virchows Arch 2007;451(Suppl 1):S51–9.

10. Moran C.A., Suster S. Neuroendocrine carcinomas (carcinoid, atypical carcinoid, small cell carcinoma, and large cell neuroendocrine carcinoma): current concepts. Hematol Oncol Clin North Am 2007;21(3):395–407.

11. den Bakker M.A., Thunnissen F.B. Neuroendocrine tumours – challenges in the diagnosis and classification of pulmonary neuroendocrine tumours. J Clin Pathol 2013;66(10):862–9.

12. Travis W.D., Brambilla E., Burke A.P. et al. WHO classification of tumours of the lung, pleura, thymus and heart. 4th edn. Lyon: IARC Press, 2015.

13. Caplin M.E., Baudin E., Ferolla P. et al. Pulmonary neuroendocrine (carcinoid) tumors: European Neuroendocrine Tumor Society expert consensus and recommendations for best practice for typical and atypical pulmonary carcinoids. Ann Oncol 2015;26(8):1604–20.

14. Travis W., Colby T., Corrin B. et al. Hystological typing of lung and pleural tumours. Berlin, Heidelberg, New York: Springer Verlag, 1999.

15. Travis W., Brambilla E., MullerHermelink H., Harris C. Tumours of the lung, pleura, thymus and heart. Lyon: IARC Press, 2004.

16. Pelosi G., Hiroshima K., MinoKenudson M. Controversial issues and new discoveries in lung neuroendocrine tumors. Diagn Histopathol 2014;20:392–7.

17. Moran C.A., Suster S., Coppola D., Wick M.R. Neuroendocrine carcinomas of the lung: a critical analysis. Am J Clin Pathol 2009;131(2):206–21.

18. Klimstra D.S., Modlin I.R., Adsay N.V. et al. Pathology reporting of neuroendocrine tumors: application of the Delphic consensus process to the development of a minimum pathology data set. Am J Surg Pathol 2010;34(3):300–13.

19. Klimstra D.S., Modlin I.R., Coppola D. et al. The pathologic classification of neuroendocrine tumors: a review of nomenclature, grading, and staging systems. Pancreas 2010;39(6):707–12.

20. Yang Z., Tang L.H., Klimstra D.S. Gastroenteropancreatic neuroendocrine neoplasms: historical context and current issues. Semin Diagn Pathol 2013;30(3):186–96.

21. Pelosi G., Rodriguez J., Viale G., Rosai J. Typical and atypical pulmonary carcinoid tumor overdiagnosed as smallcell carcinoma on biopsy specimens: a major pitfall in the management of lung cancer patients. Am J Surg Pathol 2005;29(2):179–87.

22. Aslan D.L., Gulbahce H.E., Pambuccian S.E. et al. Ki-67 immunoreactivity in the differential diagnosis of pulmonary neuroendocrine neoplasms in specimens with extensive crush artifact. Am J Clin Pathol 2005;123(6):874–8.

23. Swarts D.R., van Suylen R.J., den Bakker M.A. et al. Interobserver variability for the WHO classification of pulmonary carcinoids. Am J Surg Pathol 2014;38(10):1429–36.

24. Pelosi G., Rindi G., Travis W.D., Papotti M. Ki-67 antigen in lung neuroendocrine tumors: unraveling a role in clinical practice. J Thorac Oncol 2014;9(3):273–84.

25. Grimaldi F., Muser D., Beltrami C.A. et al. Partitioning of bronchopulmonary carcinoids in two different prognostic categories by Ki-67 score. Front Endocrinol (Lausanne) 2011;2:20.

26. Walts A.E., Ines D., Marchevsky A.M. Limited role of Ki-67 proliferative index in predicting overall short-term survival in patients with typical and atypical pulmonary carcinoid tumors. Mod Pathol 2012;25(9):1258–64.

27. Zahel T., Krysa S., Herpel E. et al. Phenotyping of pulmonary carcinoids and a Ki-67-based grading approach. Virchows Arch 2012;460(3):299–308.

28. Pelosi G., Papotti M., Rindi G., Scarpa A. Unraveling tumor grading and genomic landscape in lung neuroendocrine tumors. Endocr Pathol 2014;25(2):151–64.

29. Rindi G., Klersy C., Inzani F. et al. Grading the neuroendocrine tumors of the lung: an evidence-based proposal. Endocr Relat Cancer 2014; 21(1):1–16.

30. Pelosi G., Pattini L., Morana G. et al. Grading lung neuroendocrine tumors: controversies in search of a solution. Histol Histopathol 2017;32(3):223–41.

31. Righi L., Volante M., Rapa I. et al. Therapeutic biomarkers in lung neuroendocrine neoplasia. Endocr Pathol 2014;25(4):371–7.

32. Pelosi G., Volante M., Papotti M. et al. Peptide receptors in neuroendocrine tumors of the lung as potential tools for radionuclide diagnosis and therapy. Q J Nucl Med Mol Imaging 2006;50(4):272–87.

33. Gridelli C., Rossi A., Airoma G. et al. Treatment of pulmonary neuroendocrine tumours: state of the art and future developments. Cancer Treat Rev 2013;39(5):466–72.

34. Kunz P.L. Carcinoid and neuroendocrine tumors: building on success. J Clin Oncol 2015;33(16):1855–63.

35. Rouquette Lassalle I. Pulmonary neuroendocrine tumors and preneoplasic lesions. Ann Pathol 2016;36(1):34–43.

36. Mete O., Asa S.L. Precursor lesions of endocrine system neoplasms. Pathology 2013;45(3):316–30.

37. Pelosi G., Fabbri A., Cossa M. et al. What clinicians are asking pathologists when dealing with lung neuroendocrine neoplasms? Semin Diagn Pathol 2015;32(6):469–79.

38. Filosso P.L., Guerrera F., Evangelista A. et al. Prognostic model of survival for typical bronchial carcinoid tumours: analysis of 1109 patients on behalf of the European Association of Thoracic Surgeons (ESTS) Neuroendocrine Tumours Working Groupdagger. Eur J Cardiothorac Surg 2015;48:441–7.

39. Zeng M. Classification and pathology of lung cancer. Surg Oncol Clin N Am 2016;25(3):447–68.

40. Travis W.D., Rush W., Flieder D.B. et al. Survival analysis of 200 pulmonary neuroendocrine tumors with clarification of criteria for atypical carcinoid and its separation from typical carcinoid. Am J Surg Pathol 1998;22(8):934–44.

41. Beasley M.B., Thunnissen F.B., Brambilla E. et al. Pulmonary atypical carcinoid: predictors of survival in 106 cases. Hum Pathol 2000;31(10):1255–65.

42. Tsuta K., Liu D.C., Kalhor N. et al. Using the mitosis-specific marker antiphosphohistone h4 to assess mitosis in pulmonary neuroendocrine carcinomas. Am J Clin Pathol 2011;136(2):252–9.

43. Swarts D.R., Van Neste L., Henfling M.E. et al. An exploration of pathways involved in lung carcinoid progression using gene expression profiling. Carcinogenesis 2013;34(12):2726–37.

44. George J., Lim J.S., Jang S.J. et al. Comprehensive genomic profiles of small cell lung cancer. Nature 2015;524(7563):47–53.

45. Swarts D.R., Scarpa A., Corbo V. et al. MEN1 Gene mutation and reduced expression are associated with poor prognosis in pulmonary carcinoids. J Clin Endocrinol Metab 2014;99(2):374–8.

46. Fernandez-Cuesta L., Peifer M., Lu X. et al. Frequent mutations in chromatinremodelling genes in pulmonary carcinoids. Nat Commun 2014;5:3518.

47. Warth A., Fink L., Fisseler-Eckhoff A. et al. Interobserver agreement of proliferation index (Ki-67) outperforms mitotic count in pulmonary carcinoids. Virchows Arch 2013;462(5):507–13.

48. Ha S.Y., Han J., Kim W.S. et al. Interobserver variability in diagnosing high-grade neuroendocrine carcinoma of the lung and comparing it with the morphometric analysis. Korean J Pathol 2012;46(1):42–7.

49. den Bakker M.A., Willemsen S., Grunberg K. et al. Small cell carcinoma of the lung and large cell neuroendocrine carcinoma interobserver variability. Histopathology 2010; 56(3):356–63.

50. Marchevsky A.M., Gal A.A., Shah S., Koss M.N. Morphometry confirms the presence of considerable nuclear size overlap between small cells and large cells in high-grade pulmonary neuroendocrine neoplasms. Am J Clin Pathol 2001;116(4):466–72.

51. Wang H., Iyoda A., Roh M.S. et al. WHO histologic classification is an independent predictor of prognosis in lung neuroendocrine(NE) tumors but Ki-67 proliferation rate is not(abstract 1952). Mod Pathol 2013;26:469A.

52. Iyoda A., Hiroshima K., Nakatani Y., Fujisawa T. Pulmonary large cell neuroendocrine carcinoma: its place in the spectrum of pulmonary carcinoma. Ann Thorac Surg 2007;84(2):702–7.

53. Fasano M., Della Corte C.M., Papaccio F. et al. Pulmonary large-cell neuroendocrine carcinoma: from epidemiology to therapy. J Thorac Oncol 2015;10(8):1133–41.

54. Pelosi G., Rossi G., Cavazza A. et al. DeltaNp63 (p40) distribution inside lung cancer: a driver biomarker approach to tumor characterization. Int J Surg Pathol 2013;21(3):229–39.

55. Sturm N., Lantuejoul S., Laverriere M.H. et al. Thyroid transcription factor 1 and cytokeratins 1, 5, 10, 14 (34betaE12) expression in basaloid and large-cell neuroendocrine carcinomas of the lung. Hum Pathol 2001;32(9):918–25.

56. Rekhtman N., Pietanza M.C., Hellmann M.D. et al. Next-generation sequencing of pulmonary large cell neuroendocrine carcinoma reveals small cell carcinoma-like and non-small cell carcinoma-like subsets. Clin Cancer Res 2016;22(14):3618–29.

57. Iyoda A., Travis W.D., Sarkaria I.S. et al. Expression profiling and identification of potential molecular targets for therapy in pulmonary large-cell neuroendocrine carcinoma. Exp Ther Med 2011;2(6):1041–5.

58. Quinn A.M., Chaturvedi A., Nonaka D. High-grade neuroendocrine carcinoma of the lung with carcinoid morphology: a study of 12 cases. Am J Surg Pathol 2017;41(2):263–70.

59. Nicholson S.A., Beasley M.B., Brambilla E. et al. Small cell lung carcinoma (SCLC): a clinicopathologic study of 100 cases with surgical specimens. Am J Surg Pathol 2002;26(9):1184–97.

60. Thunnissen E., Borczuk A.C., Flieder D.B. et al. The use of immunohistochemistry improves the diagnosis of small cell lung cancer and its differential diagnosis. An international reproducibility study in a demanding set of cases. J Thorac Oncology 2017;12(2):334–46.

61. Saito T., Tsuta K., Fukumoto K.J. et al. Combined small cell lung carcinoma and giant cell carcinoma: a case report. Surg Case Rep 2017;3(1):52.

62. Eberhardt W.E., Mitchell A., Crowley J. et al. The IASLC lung cancer staging project: proposals for the revision of the m descriptors in the forthcoming eighth edition of the tnm classification of lung cancer. J Thorac Oncol 2015;10(11):1515–22.

Мелкоклеточный рак легкого

Мелкоклеточный рак легкого (син. овсяноклеточный рак) — подтип бронхогенного рака отличный от немелкоклеточного рака за счет характерных особенностей клинической картины, данных визуализации, подходов к лечению и иному прогнозу. Мелкоклеточный рак легкого является нейроэндокринной опухолью легкого и характеризуется быстрым ростом, высокой степенью злокачественности и обширному метастазированию. Несмотря на положительный первоначальный ответ на химиолучевую терапию мелкоклеточный рак имеет плохой прогноз и обычно считается нерезектабельным.

Типичными пациентами являются мужчины старше 70 лет, которые были раньше или являются сейчас заядлыми курильщиками и которые имеют сопутствующие заболевания дыхательной и сердечно-сосудистой систем.

Эпидемиология

Мелкоклеточный рак легкого составляет 13 % всех вновь диагностированных случаев рака легких во всем мире, курение является главным фактором риска для развития данного заболевания.

Гистология

Мелкоклеточный рак легкого возникает из клеток слизистой оболочки бронхов и является нейроэндокринной опухолью. Опухоль представлена клетками с большими ядрами и небольшим количеством цитоплазмы. Клетки могут иметь круглую, овальную формы. [Рис 1] При иммуногистохимии результаты для хромогранина, CK-7, нейроэндокринных маркеров, CD56 и синаптофизина и TTF-1 положительны.

Классификация

Мелкоклеточный рак легкого входит в группу эпителиальных бронхопульмональных нейроэндокринных опухолей. Все нейроэндокринные опухоли легкого являются злокачественными новообразованиями и представлены четырьмя основными подтипами:

  1. типичный карциноид
  2. атипичный карциноид
  3. крупноклеточный нейроэндокринный рак
  4. мелкоклеточный рак

Клиническая картина

  • общие проявления
    • жар
    • снижение веса
    • недомогание
  • первичная опухоль
    • кашель
    • кровохарканье
    • диспноэ
  • локальная инвазия
    • дисфагия
    • охриплость голоса
    • стридор
    • синдром верхней полой вены
    • эррозия ребер
  • метастазирование
    • в кости
    • в головной мозг
    • в печень
    • в надпочечники
  • паранеопластический синдром

Диагностика

Мелкоклеточный рак легкого в большинстве случаев локализуется центрально, возникая из главных бронхов, и по этому чаще представлен образованием в области ворот легких.

Рентгенография

Рентгенологическая картина неспецифичная. Может визуализироваться в виде образования в области ворот, увеличения лимфатических узлов средостения.

Компьютерная томография

При компьютерной томография вовлечение лимфатических узлов средостения может напоминать лимфому. Часто встречается инфильтрация опухолью прилежащих структур. Мелкоклеточный рак легкого является наиболее частой причиной обструкции верхней полой вены как за счет сдавления или тромбоза, так и за счет непосредственно инфильтрации. Мелкоклеточный рак часто характеризуюется зонами некроза и кровоизлияния, и редко визуализируется в виде одиночного легочного узла.

Для стадирования смотрите публикацию классификация TNM дла рака легкого IASLC (с 2013, года мелкоклеточный рак стадируется аналогично немелкоклеточному раку). 

АКТГ-продуцирующие нейроэндокринные опухоли грудной клетки |

1. Бычков М.Б., Дгебуадзе Э.Н., Большакова С.А. Мелкоклеточный рак легкого. Практ онкол 2005;4:213-217.

2. Имянитов Е.Н. Эпидемиология и биология нейроэндокринных опухолей. Практ онкол 2005;4:202-204.

3. Modlin I.M. et al. Gastroenteropancreatic neuroendocrine tumours. Lancet Oncol 2008;9:61-72.

4. Houck F.N., Jakeman K.A. The vascular endothelial growth factor family of polypeptides. Cell Biochem 1991;47:6:211-218.

5. Newell-Price J., Grossman A.B. The differential diagnosis of Cushing’s syndrome. Ann Endocrinol 2001;62:2:173-179.

6. Райхлин Н. Ультраструктура опухолей человека. М 1981;104-105;353.

7. Полоцкий Б.Е., Тер-Ованесов М.Д. Рак легкого — некоторые аспекты клиники, диагностики и лечения. Рус мед журн 2005;26:1521-1529.

8. Westermann C.J., Schreurs A.J., Bosch J.M. et al. A twenty-five-year follow-up of ninety-three resected typical carcinoid tumors of the lung. J Thorac Cardiovasc Surg 1992;104:1470-1475.

9. Terzolo M., Reimondo G., Ali A. Ectopic ACTH syndrome: molecular bases and clinical heterogeneity. Ann Oncol 2001;12:83-87.

10. Марова Е.И. Клиническая эндокринология. Под ред. П.Т. Старковой. Ст-Петербург 2002;388-390.

11. Kronenberg H. Williams Textbook of Endocrinology. Elsevier Science 2008;1936:445-494.

12. Penezic Z., Savic S., Vujovic S. The ectopic ACTH syndrome. Srp Arh Celok Lek 2004;132:1-2:28-32.

13. Ferolla P., Faggiano A., Avenia N. Epidemiology of non-gastroenteropancreatic (neuro)endocrine tumours. Clin Endocrinol 2007;66:1:1-6.

14. Gallowitsch H.J., Kresnik E., Gasser J. F-18 Fluorodeoxyglucose Positron-Emission Tomography in the diagnosis of tumor recurrence and metastases in the follow-up of patients with breast carcinoma: a comparison to conventional imaging. Inv Radiol 2003;38:5:250-256.

15. Gregory A.K., Besser G.M., Grossman A.B. The Diagnosis and Medical Management of Advanced Neuroendocrine Tumors. Endocrin Rev 2004;25:3:458-511.

16. Арапова С.Д. Нейроэндокринология. Под ред. Е.И. Маровой. Ярославль 1999;179-200.

17. Kulaksiz H., Eissele R. Identification of somatostatin receptor subtypes 1, 2A, 3, and 5 in neuroendocrine tumours with subtype specific antibodies. Cancer 2002;50:6:52-60.

18. Ray D.W., Littlewood A.C., Clark A.J. Human small cell lung cancer cell lines expressing the proopiomelanocortin gene have aberrant glucocorticoid receptor function. Clin Inv 1994;93:4:1625-1630.

19. Чиссов В.И. Онкология. Национальное руководство. М: ГЭОТАР-Медиа 2008;1072.

20. Тер-Ованесов М.Д., Полоцкий Б.Е. Карциноидные опухоли торакальной локализации. Практ онкол 2005;6:4:220-225.

21. Wajchenberg B.L., Mendonca В.В., Liberman B. et al. Ectopic Adrenocorticotropic Hormone Syndrome. Endocrin Rev 1994;15:6:754-780.

22. Грачева И.А., Юшков П.В., Марова Е.И. Клинико- морфологические характеристики гормонально активных аденом гипофиза. Пробл эндокринол 2002;48:5:50-55.

23. Malfertheiner M.V., Modlin I.M., Gustafsson B.I. Bronchopulmonary neuroendocrine tumors. Cancer 2008;1:113:5-21.

24. Hernandez I., Espinosa-de-los-Monteros A.L., Mendoza V. Ectopic ACTH-secreting syndrome: a single center experience report with a high prevalence of occult tumor. Arch Med Res 2006;37:8:976-980.

25. Nicholson S.A., McDermott M.В., Swanson P.E. et al. CD31 immunoreactivity in small round cell tumors.Appl Immunohistochem Mol Morphol 2000;8:1:19-24.

26. Giatromanolaki A., Koukourakis M.J. Prognostic value of angiogenesis in operable non-small cell lung cancer. Pathol 1996;179:8:8-80.

27. Гуревич Л.Е. Диагностика нейроэндокринных опухолей желудочно-кишечного тракта. Практ онкол 2005;4:193-194.

28. Лапшина А.М, Абросимов А.Ю., Марова Е.И. Клиническая и морфофункциональная характеристика опухолей, продуцирующих адренокортикотропный гормон. Пробл эндокринол 2008;4:49-54.

29. Torpy D.J., Mullen N., Ilias I. Association of hypertension and hypokalemia with Cushing’s syndrome caused by ectopic ACTH secretion: a series of 58 cases. Ann N Y Acad Sci 2002;970:134-144.

30. Yasumitsu T., Nakagawa K., Kotake Y. et al. Carcinoid tumors of the thymus. J Jap Ass Thorac Surg 1992;40:10:135-141.

31. Райхлин Н.Т. Ультраструктура опухолей человека. М 1981;104-105;353.

32. Wick M.R., Scott R.E., Li C.Y. et al. Carcinoid tumors of the thymus: a clinicopathologic report of 7 cases with a review of the literature. Mayo Clin Prot 1980;55:246-254.

33. Wistuba I.I., Gazdar A.F., Minna J.D. Molecular genetics of small cell lung carcinoma. Semin Diagn Pathol 2000;17:2:138-148.

34. Wick M.R., Carney J.A., Bernatz P.E., Brown L.R. Primary mediasti nal carcinoid tumors. Am J Surg Pathol 1982;6:195.

Эпидемиология и биология нейроэндокринных опухолей

ГУН НИИ онкологии им. проф. Н.Н. Петрова, Санкт-Петербург

Е.Н. Имянитов

Термин «нейроэндокринные опухоли» объединяет гетерогенную группу совершенно разных новообразований, происходящих из клеток с одноименным названием. Нейроэндокринные клетки могут выделять те же вещества, что и нейроны, но, в отличие от последних, они участвуют не в топической, а в паракринной регуляции органов и тканей.

Термин «нейроэндокринные опухоли» объединяет гетерогенную группу совер­шенно разных новообразований, происходящих из клеток с одноименным на­званием. Само понятие «нейроэндокринная клетка» неоднократно подвергалось переоценке. В частности, в 1969 г. A. Pearse предложил использовать аббревиатуру APUD (amino precursor uptake and decarboxylation) для клеток, способных проду­цировать нейрон-специфические полипептидные гормоны и биогенные амины [11]. Таким образом, нейроэндокринные клетки могут выделять те же вещества, что и нейроны, но, в отличие от последних, они участвуют не в топической, а в паракринной регуляции органов и тканей. Они разбросаны по всему организму и являются важнейшим компонентом поддержания гомеостаза. Нейроэндокрин­ной обычно считается клетка, обладающая следующими характеристиками:

1)  продукция нейротрансмиттеров, нейромодуляторов или нейропептидных гормонов;

2) наличие специфических секреторных гранул, которые высвобождают биоло­гически активные вещества в ответ на действия каких-либо сигналов;

3) отсутствие аксонов и синапсов.

Развитие новых лабораторных технологий значительно упростило идентифи­кацию нейроэндокринных клеток. Одним из наиболее характерных маркеров нейроэндокринных компонентов является хромогранин А [7, 8, 15]. Другим уни­версальным антигеном опухолей данной группы является рецептор CD56; послед­нее свойство легло в основу разработки таргетного иммуноконъюгата ВВ-10901, состоящего из CD56-специфического гуманизированного антитела huN901 и клеточного токсина DM1 [9].

В зависимости от контекста, к нейроэндокринным опухолям относят совершен­но разные группы новообразований. При наиболее узкой трактовке этого термина в основном упоминаются карциноиды и нейроэндокринные опухоли желудочно­кишечного тракта. Эта же категория неоплазий может включать новообразования эндокринных клеток желёз внутренней секреции, в частности медуллярный рак щитовидной железы, феохромоцитому, опухоли гипофиза. К нейроэндокринным опухолям также относят так называемую карциному Меркеля, происходящую из тех клеток кожи, которые обеспечивают тактильную чувствительность. Все пере­численные выше неоплазмы исключительно редки, в отличие от ещё одной опухо­ли с нейроэндокринными свойствами — мелкоклеточного рака лёгкого (МКРЛ). Однако предположение о нейроэндокринном происхождении МКРЛ последнее время стало подвергаться ожесточённой критике [1, 5, 8, 10].

Основные разновидности нейроэндокринных опухолей

Карциноиды представляют наиболее частую группу нейроэндокринных ново­образований. Их встречаемость составляет 1-2 случая на 100 000 человек. Они развиваются из так называемых клеток Кульчицкого. Характерной особенностью карциноидов является продукция серотонина. При высоком уровне серотонина у пациентов наблюдается так называемых карциноидный синдром, характеризую­щийся повышением артериального давления, диареей, сердечными расстройства­ми и т.д. Наиболее часто карциноиды обнаруживаются в лёгких, тонкой кишке и прямой кишке. Встречаемость карциноидов в других органах, в частности в тол­стой кишке, желудке, аппендиксе, яичниках и т.д. заметно ниже [1, 6].

Сходную с карциноидами частоту обнаруживают нейроэндокринные опухо­ли гастропанкреатодуоденальной зоны [2]. Большинство из них располагается непосредственно в поджелудочной железе, в незначительном проценте случаев объектом поражения выступает двенадцатиперстная киш­ка. Примечательно, что нейроэндокринные новообразо­вания поджелудочной железы зачастую характеризуют­ся довольно вялым течением и поэтому не диагностиру­ются. Результаты аутопсий свидетельствуют, что число носителей индолентных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы может достигать 10%. Нейроэн­докринные панкреатокарциномы принято подразделять на функционирующие и нефункционирующие. Функци­онирующие опухоли секретируют биологически актив­ные вещества, что значительно облегчает их диагности­ку. Наиболее характерной опухолью этого класса являет­ся инсулинома, составляющая до 70-75% нейроэндокрин­ных опухолей поджелудочной железы. 20-25% карцином могут представлять гастриномы. Остальные разновидно­сти (VIP-омы, глюкагономы, соматостатиномы и т.д.) встречаются достаточно редко. Секреция того или ино­го гормона не является стабильным параметром опухо­ли: многие неоплазмы могут секретировать несколько биологически активных веществ, причём, по мере про­грессирования опухоли спектр продуцируемых молекул зачастую подвергается изменениям. Нефункционирую­щие неоплазмы могут обнаруживаться на более поздних стадиях, чем функционирующие и характеризуются от­носительно агрессивным течением [1, 6, 7, 12].

Молекулярная генетика спорадических и наследственных нейроэндокринных опухолей

Патогенез нейроэндокринных опухолей, как и других карцином, сопряжён с накоплением соматических мута­ций в онкогенах и антионкогенах. Многие характерные для карцином нарушения, в частности делеции участков хромосом («потери гетерозиготности»), метилирование регуляторных областей генома, аномалии экспрессии генов, обнаруживаются и в новообразованиях нейроэн­докринного происхождения, однако, в последнем случае подавляющая часть известных на сегодняшний день ге­номных дефектов не проявляет какой-либо специфич­ности [8].

Наиболее заметными являются успехи в области иден­тификации генетических детерминант множественных эндокринных неоплазий наследственного характера. Примечательно, что гены, зародышевые мутации в кото­рых были выявлены при изучении семейных раков, иг­рают ключевую роль и в патогенезе спорадических опу­холей; в последнем случае мутация носит не наследствен­ный, а спорадический характер [8].

Носительство герминальной мутации является един­ственным известным фактором, увеличивающим риск нейроэндокринного новообразования. Внешние фак­торы, такие как алкоголь, курение, производственные вредности, не влияют на развитие новообразований данной группы, за исключением мелкоклеточного рака лёгкого [1].

Наибольшую известность получили мутации гена MEN-I, лежащие в основе синдрома множественных эн­докринных неоплазий I типа (MEN-I). Данный синдром характеризуется развитием аденом щитовидной железы, нейроэндокринных карцином гастропанкреатодуоденальной зоны, а также опухолей гипофиза. В случае об­наружения мутации индивидуальный риск поражения паращитовидных желёз составляет около 90%, т.е. в дан­ном случае наблюдается исключительно высокая пенетрантность мутантного гена. Сходная пенетрантность на­блюдается для коллагеном и ангиофибром лица. Другие опухоли, например гастриномы, инсулиномы, пролактиномы, наблюдаются менее чем у половины носителей дефектов гена MEN-I [1].

Ген MEN-I кодирует белок, участвующий в регуляции целостности клеточного генома. Помимо этого, он осу­ществляет координацию транскрипции ряда генов. Сле­дует ещё раз подчеркнуть, что мутации в гене MEN-I вы­являются не только в семейных случаях неоплазий, но и в качестве соматического события в спорадических ней­роэндокринных опухолях. Идентификация носителей MEN-I необходима исключительно для организации мер по ранней диагностике новообразований; профилакти­ческие операции при синдроме множественных эндо­кринных неоплазий первого типа не проводятся [8].

Причиной синдрома множественных эндокринных неоплазий II типа (MEN-II), как правило, является акти­вация гена RET. Необходимо заострить внимание на нео­бычности подобной ситуации: как правило, в основе па­тогенеза наследственных опухолевых синдромов лежит не стимуляция функции онкогена, как в данном случае, а инактивирующее событие, мишенью которого является ген-супрессор. Наиболее характерная черта синдрома MEN-II — частая встречаемость медуллярных карцином щитовидной железы. Так как пенетрантность мутаций RET по отношению к щитовидной железе достигает почти 100%, у носителей дефектного варианта этого гена прак­тикуется профилактическая тиреоидэктомия в раннем детском возрасте. Другой характерной опухолью для RET является феохромоцитома [3]. Помимо гена RET, синд­ром множественных эндокринных неоплазий II типа может инициироваться мутациями в генах VHL, SDHD и SDHB [1].

Мелкоклеточный рак лёгкого

Мелкоклеточный рак лёгкого — наиболее агрессивная форма бронхолегочных карцином, составляющая при­мерно 20% от онкологических заболеваний этого орга­на. МКРЛ характеризуется исключительно злокачествен­ным течением. Менее 5% пациентов с МКРЛ диагности­руются на ещё операбельной стадии заболевания. Мел­коклеточный рак лёгкого характеризуется относитель­ной химиочувствительностью, однако, вскоре после от­вета на назначение цитостатиков обычно развивается фатальный рецидив [14].

Мелкоклеточный рак лёгкого зачастую противопостав­лялся немелкоклеточным гистологическим типам этого заболевания. Помимо агрессивного течения и химиочув­ствительности, для МКРЛ характерны многие черты ней­роэндокринных опухолей, в частности своеобразная форма клеток, напоминающая элементы APUD-системы, а также способность секретировать некоторые биологи­чески активные вещества. В последнее время гипотеза о нейроэндокринном происхождении МКРЛ утратила свою популярность. Многие специалисты считают, что нейро­эндокринные черты МКРЛ являются не сохранёнными признаками исходных нормальных клеток, а, напротив, представляют из себя особенности, приобретённые в ходе опухолевой прогрессии. Весьма вероятно, что в ос­нове всех гистологических типов рака лёгкого (РЛ) ле­жит единый предшественник, так называемая плюрипотентная стволовая клетка эпителия дыхательных путей. Подобная гипотеза вызывают симпатию многих специа­листов, так как действительно, мелкоклеточные и немел­коклеточные формы лёгочных карцином демонстриру­ют намного больше сходства, чем различий [4, 5, 10].

В частности, эпидемиология МКРЛ не отличается от таковой при других гистологических разновидностях РЛ (рис. 1). Основным этиологическим фактором заболева­ния является курение. По-видимому, существенный вклад в формирование онкологического риска вносит также наследственность [4].

Для опухолей лёгкого характерна аутокринная акти­вация множественных сигнальных каскадов (рис. 2). В частности, в большинстве РЛ наблюдается избыточность сигналов, посылаемых рецепторными тирозинкиназами. Например, во многих МКРЛ отмечается повышение экс­прессии онкогена KIT. При этом KIT сохраняет интактную структуру белка, что объясняет неудачи попыток лечения МКРЛ при помощи препарата гливек. Другой характерной особенностью МКРЛ является аутоактива­ция рецепторов, ассоциированных с G-белками. Данные рецепторы имеют весьма необычную структуру: они пе­ресекают клеточную мембрану 7 раз за счёт наличия семи трансмембранных доменов. От мембранных рецепторов сигнал передаётся по так называемому RAS/RAF/mEk/ MAPK-каскаду. Примечательно, что активация упомяну­того каскада может происходить и без вовлечения ре­цепторов, например вследствие мутации в генах семей­ства rAs. В случае мутации, белки RAS теряют способность гидролизовать связанный с ними ГТФ в ГДФ, что сопро­вождается утратой механизма негативной ауторегуляции. Практически во всех РЛ наблюдается инактивация суп­рессорных биохимических каскадов. В частности, нару­шения в работе сигнальных путей, ассоциированных с белками RB1 и р53, приводят к безостановочному деле­нию клетки вследствие потери контроля над клеточным циклом. В МКРЛ инактивация RB1 часто осуществляется непосредственно за счёт делеции гена, что отличает мел­коклеточные раки от немелкоклеточных; в последних утрата функции RB1-каскада достигается за счёт мутаци­онных событий в белках-регуляторах ретинобластомного протеина [4, 9, 13].

Для мелкоклеточных опухолей лёгкого весьма харак­терна амплификация онкогенов семейства MYC, что со­провождается целым спектром биологических эффектов.

Рис. 1. Этиология опухолей лёгкого. Адаптировано из [4].


Рис. 2. Сигнальные каскады в опухолях лёгкого. Адаптировано из [4].

МКРЛ активно продуцирует факторы ангиогенеза, что открывает многообещающие перспективы для специфи­ческой антиангиогенной терапии. В большинстве МКРЛ наблюдается активация онкогена BCL-2, с которой свя­зывают угнетение процессов апоптоза в трансформиро­ванных клетках. Практически во всех мелкоклеточных раках лёгкого наблюдается делеция короткого плеча хро­мосомы 3. Патогенетическое значение этого события остаётся неясным, так как в этом сегменте генома распо­ложено несколько генов-супрессоров. В числе кандидатных антионкогенов наиболее часто называют FHIT и бета-рецептор ретиноевой кислоты [13].

И, наконец, большой интерес вызвало обнаружение в опухолях у человека фермента, называемого теломеразой. Данная молекула отвечает за целостность тер­минальных последовательностей ДНК. Дело в том, что при каждом делении клетки концевые участки хромо­сом укорачиваются, что связано с физико-биохимичес­кими особенностями механизмов репликации ДНК. Многие исследователи полагают, что укорочение ДНК лежит в основе так называемого лимита Хэйфлика, т.е. ограничения репликативного потенциала клеток. При­мечательно, что те немногие клетки, которые облада­ют способностью к бесконечному делению, экспрес­сируют теломеразу. Теломераза обладает способностью восстанавливать утраченные при делении фрагменты ДНК, что обеспечивает бессмертие клеточного клона. Примечательно, что теломераза практически не выяв­ляется в нормальных тканях, в то время как большин­ство новообразований, включая мелкоклеточные раки лёгкого, экспрессируют заметные количества этого фермента. Предполагается, что теломераза может ока­заться удачной мишенью для противоопухолевой те­рапии [9, 13].

Работа выполнена при поддержке гранта Прави­тельства Москвы (проект 15/05-Ген-М). Автор благо­дарит канд. биол. наук ЕШ. Кулигину за подготовку ри­сунков для публикации.

Литература

1. Barakat M.T, Meeran K., Bloom SR. Neuroendocrine tumours // Endocrin. Relat. Cancer. — 2004. — Vol. 11. — P. 1-18.

2 Gore RM, Berlin JW, Mehta U.K. et al. GI carcinoid tumours: appearance of the primary and detecting metastases // Best Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab. — 2005. — Vol. 19. — P. 245-263.

3. IchiharaM.,Murakumo Y, TakahashiM. RET and neuroendocrine tumors // Cancer Lett. — 2004. — Vol. 204. — P. 197-211.

4. Imyanitov EN, Kuligina ESh, Belogubova E.V. et al. Mechanisms of lung cancer // Drug. Discov. Today: Dis. Mech. — 2005. — Vol. 2. — P. 213-223.

5. Junker K., Wiethege T, Muller KM. Pathology of small-cell lung cancer // J. Cancer. Res. Clin. Oncol. — 2000. — Vol. 126. — P. 361-368.

6. Kaltsas G., Rockall A., Papadogias D. Et al. Recent advances in radiological and radionuclide imaging and therapy of neuroendocrine tumours // Europ. J. Endocrinol. — 2004. — Vol. 151. — P. 15-27.

7. Kulke MH. Neuroendocrine tumours: clinical presentation and management of localized disease // Cancer Treat. Rev. — 2003. — Vol. 29. — P. 363-370.

8. Leotlela PD, Jauch A., Holtgreve-Grez H., Thakker RV. Genetics of neuroendocrine and carcinoid tumours // Endocrin. Relat. Cancer. — 2003. — Vol. 10. — P. 437-450.

9. Murray N, Salgia R., Fossella F.V. Targeted molecules in small cell lung cancer // Semin. Oncol. — 2004. — Vol. 31 (Suppl. 1). — P. 106-111.

10. Otto W.R Lung epithelial stem cells // J. Pathol. — 2002. — Vol. 197. — P. 527-535.

11. Pearse AG. The cytochemistry and ultrastructure of polypeptide hormone-producing cells of the APUD series and the embryologic, physiologic and pathologic implications of the concept // J. Histochem. Cytochem. — 1969. — Vol. 17. — P. 303-313.

12. Rindi G, Bordi C. Highlights of the biology of endocrine tumours of the gut and pancreas // Endocrin. Relat. Cancer. — 2003. — Vol. 10. — P. 427-436.

13. SattlerM., Salgia R Molecular and cellular biology of small cell lung cancer // Semin. Oncol. — 2003. — Vol. 30. — P. 57-71.

14. Simon GR, WagnerH. American College of Chest Physicians. Small cell lung cancer // Chest. — 2003. — Vol. 123 (Suppl. 1). — P. 259-271.

15. Taupenot L, Harper K.L., O’Connor D.T. The chromogranin-secretogranin family // New Engl. J. Med. — 2003. — Vol. 348. — P. 1134-1149.

Поступила в редакцию 27.11.2005 г.

Нейроэндокринные опухоли

Нейроэндокринные опухоли – это группа редких злокачественных новообразований, которые могут располагаться в разных частях тела. Наиболее распространенная локализация – легкие и желудочно-кишечный тракт.

Развиваются опухоли из нейроэндокринных клеток, присутствующих в разных органах и системах. Они продуцируют гормоны и биологически активные пептиды. Большинство нейроэндокринных карцином растут  медленно, на протяжении десятка лет, и долго не дают симптомов. Но бывают и агрессивные виды, со значительной гормональной активностью. Все новообразования этого типа склонны к инвазии и метастазированию.

Причины развития патологий неизвестны. К факторам риска относят:

  • Наследственные синдромы (множественная эндокринная неоплазия I и II типа (MEN1 и MEN2), синдром Фон Гиппеля-Линдау, нейрофиброматоз 1 типа).
  • Возраст. Заболевание крайне редко диагностируется у детей и подростков..
  • Пол. Патология чаще встречается у женщин.
  • Белая раса.

Данных о негативном влиянии диеты, вредных привычек и факторов внешней среды нет.

Существуют такие виды нейроэндокринных опухолей (в зависимости от локализации):

  • Гастроэнтеропанкреатические (больше половины всех случаев). Они включают новообразования желудка, двенадцатиперстной и тонкой кишки, аппендикса, разных участков толстого кишечника, поджелудочной железы.
  • Бронхолегочные (25-30%) – типичный и атипичный карциноид легких, мелкоклеточный рак, крупноклеточная нейроэндокринная карцинома.
  • Внелегочные мелкоклеточные карциномы
  • Гипофизарные (располагаются в передней части нейроэндокринной железы)
  • Щитовидной железы (медуллярная карцинома)
  • Печеночные
  • Нейроэндокринные опухоли надпочечников (с адренокортикотропной или альдостероновой активностью)
  • Феохромоцитома
  • Новообразования периферической нервной системы (шванномы, параганглиомы, нейробластомы)
  • Мочеполовой системы – нейроэндокринный рак и карциноид мочевыводящих путей, нейроэндокринные опухоли яичников, шейки матки, простаты и яичек
  • Трабекулярный рак кожи (карцинома Меркель)

По гормональной активности новообразования разделяют на:

  • Инсулиномы
  • Глюкагономы
  • Гастриномы
  • Випомы (продуцируют вазоактивный кишечный пептид)
  • Соматостатиномы

Большинство из перечисленных выше опухолей располагаются в поджелудочной железе.

В зависимости от степени злокачественности нейроэндокринные образования разделяют на 3 гистологических класса. Учитывается количество митозов на 10 полей зрения и уровень протеина Кі-67. Последний появляется в фазе активного деления клеток.

Гистологические классы:

  • G1. Клетки дифференцированные, число митозов до 2 на 10 полей зрения, Кі-67 меньше 3%.
  • G2. Степень дифференциации средняя, число митозов 2-20, Кі-67 3-20%.
  • G3. Низкодифференцированные опухоли, количество митозов больше 20, Кі-67 от 20%.

Чем выше класс, тем агрессивнее ведет себя новообразование, быстрее увеличивается в размерах и дает метастазы.

Узнать точную стоимость лечения

Рак легкого | Клиническая больница №122 имени Л.Г.Соколова Федерального Медико-Биологического Агентства

Рак легкого — заболевания при котором происходит бесконтрольное деление клеток ткани легкого.

Ткань легкого состоит из нескольких видов клеток. В зависимости от варианта клеток из которых произошла опухоль выделяют две группы патологии:

  • Мелкоклеточный рак
  • Немелкоклеточный рак
Немелкоклеточный рак легкого
Немелкоклеточный рак может иметь несколько вариантов:
Наиболее распространены:
  • Плоскоклеточный (ороговевающий или неороговевающий)
  • Аденокарцинома
Более редкие:
  • Крупноклеточная карцинома (светлоклеточая карцинома, крупноклеточный нейроэндокринный рак, базалойдный рак и т.д.)
  • Плеоморфная (саркоматойдная) карцинома (гигантоклеточная, веретеноклеточная и т.д.)
  • Атипичный карциноид
  • Не классифицируемые карциномы
Диагностика немелкоклеточного рака легкого
В обязательный диагностический набор входят:
  • Компьютерная томография органов грудной клетки и брюшной полости
  • Фибробронхоскопия с гистологическим подтверждением диагноза
  • Клинический и биохимический анализ крови
Кроме того, часто требуются дополнительные исследования:
  • Компьютерная томография и\или магнитно-резонансная томография головного мозга
  • Диагностическая торакоскопия
  • Определение онкомаркеров
  • Сцинтиграфия костей
  • Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)
Стадирование немелкоклеточного рака легкого
Важным звеном при выборе тактики лечения является определение стадии процесса. Стадию устанавливают в соответствии с критериями международной классификации TNM, Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). «Т» — обозначает размер опухоли, «N» — наличие пораженных лимфатических узлов, «М» — наличие метастазов.

Tх — опухоль не выявлена
Tis — опухоль не распространяющаяся в соседние ткани
T1 — опухоль не более 3 см, не распространяющаяся в главный бронх
T2 — опухоль более 3 см, но не более 7 см, не захватывающая все легкое и располагающаяся более 2 см от области разветвления трахеи
T3 — опухоль > 7 см или переходящая на грудную стенку, диафрагму, плевру, перикард (оболочку сердца) или опухоль, не доходящая до области разветвления трахеи менее 2 см, или с ателектазом всего легкого или пневмонией всего легкого
T4 — опухоль, непосредственно переходящая на средостение, сердце, крупные сосуды, трахею, пищевод, тела позвонков, область разветвления трахеи или 2 опухоли в разных долях одного легкого

Лечение немелкоклеточного рака легкого
Выбор тактики лечения зависит от стадии заболевания, состояния пациента, сопутствующей патологии. Часто используются комбинации нескольких методов лечения (хирургический, лекарственный, лучевой).

При ограниченных стадиях опухолевого процесса используют комбинацию хирургического лечения с последующим химиотерапевтическим или химио-лучевым (адъювантным) лечением.

В случае если опухоль слишком большая и выполнение оперативного лечения опасно или невозможно — проводят неоадъюватную терапию для уменьшения размеров опухоли с последующим хирургическим лечением.

При распространенном опухолевом процессе проводят лекарственную терапию (химиотерапия, биотерапия).

Среди наиболее часто используемых химиопрепаратов — цисплатин, доцетаксел, паклитаксел, этопозид, гемцитабин и др.

Наиболее распространенными биопрепаратами (таргетными препаратами) — цетуксимаб (эрбитукс), бевацезумаб (авастин), эрлотиниб (тарцева) и т.д.

Перед принятием решения о дальнейшем лечении, важным моментом является обсуждение выбранной тактики с пациентом и, по его желанию, с родственниками пациента.

Мелкоклеточный рак легкого
Мелкоклеточный рак также может называться нейроэндокинной опухолью легкого.

Диагностика мелкоклеточного рака легкого
В обязательный диагностический набор входят:

  • Компьютерная томография органов грудной клетки и брюшной полости
  • Фибробронхоскопия с гистологическим подтверждением диагноза
  • Клинический и биохимический анализ крови
Кроме того, часто требуются дополнительные исследования:
  • Компьютерная томография и\или магнитно-резонансная томография головного мозга
  • Диагностическая торакоскопия
  • Определение онкомаркеров
  • Сцинтиграфия костей
  • Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)
Стадирование мелкоклеточного рака легкого
Общепринятой классификацией мелкоклеточного рака легкого является двухстадийная система:
  • Ограниченная стадия (локализованная) — заболевание ограничено одной половиной грудной клетки (гемитораксом)
  • Распространенная стадия — заболевание вышло за пределы одной половины грудной клетки
Лечение мелкоклеточного рака легкого
Выбор тактики лечения зависит от стадии заболевания, состояния пациента, сопутствующей патологии. Часто используются комбинации нескольких методов лечения (лекарственный, лучевой). Хирургический метод лечения используется редко, т.к. имеет невысокую эффективность при данном виде опухоли.

При ограниченных стадиях опухолевого процесса используют комбинацию химиолучевого лечения или химиотерапию.

При распространенном опухолевом процессе проводят лекарственную терапию — химиотерапию.

Среди наиболее часто используемых химиопрепаратов — цисплатин, карбоплатин, доцетаксел, иринотекан, паклитаксел, этопозид, гемцитабин и др.

Чаще всего используют комбинации препаратов платины (цисплатин, карбоплатин) с этопозидом, гемцитабином (Гемзар) или иринотеканом.

Перед принятием решения о дальнейшем лечении, важным моментом является обсуждение выбранной тактики с пациентом и, по его желанию, с родственниками пациента.

Вы можете записаться к нам на прием, позвонив нам по телефонам:
Телефон\факс: (812) 559-94-41
Телефон: 8-911-117-82-28


Отделение онкологии

Редкий случай метастатической мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы легкого с изолированной тромбоцитопенией

J Community Hosp Intern Med Perspect. 2019; 9(4): 327–329.

Adreana DeMarinis

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

Фахад Малик

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

3 Tommy

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

Залми Рахмани

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США Терапия, ул.Joseph Hospital, Phoenix, AZ, США

Jay Nfonoyim

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

a Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

b Терапия, Больница Св. Иосифа, Феникс, Аризона, США

КОНТАКТ Фахад Малик [email protected], Терапия, Медицинский центр Ричмондского университета, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

Поступила в редакцию 13 мая 2019 г.; Принято 11 июля 2019 г.

Copyright © 2019 Автор(ы). Опубликовано Informa UK Limited, торгующей под торговой маркой Taylor & Francis Group от имени Медицинского центра Большого Балтимора. -nc/4.0/), который разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

РЕФЕРАТ

Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома (SNEC) представляет собой высокозлокачественную и низкодифференцированную нейроэндокринную опухоль, которая обычно представляет собой первичное новообразование легких вблизи бронхиальной области. Из-за агрессивного характера опухоли она может проявляться по-разному, в основном в легких. Мы представляем случай 68-летнего пациента мужского пола, у которого впервые развилась тяжелая тромбоцитопения с наложенной пневмонией. На позднем этапе прогрессирования заболевания гистопатология костного мозга подтвердила SNEC, который проявился только после того, как он метастазировал в костный мозг в виде редкого паранеопластического синдрома.Кроме того, биопсия костного мозга выявила атипичные маркеры, обычно не встречающиеся при SNEC. Поскольку это было такое нетипичное проявление SNEC, лечение ограничивалось стабилизацией состояния пациента. Через две недели пациент скончался.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома, метастатическая, костный мозг, связанная с раком микроангиопатическая гемолитическая анемия, тромбоцитопения

1. крупноклеточная нейроэндокринная карцинома и мелкоклеточный рак легкого.Нейроэндокринные опухоли составляют 25% первичных карцином легких, причем наиболее распространенной из них является мелкоклеточная карцинома. Первичное поражение легкого следует рассматривать при метастазах в любой орган, поскольку более 95% мелкоклеточных карцином возникают из легкого [1].

Наш пациент поступил в отделение неотложной помощи с основными жалобами на головокружение, слабость и прогрессирующую потерю веса в течение последних шести месяцев. Пациенты могут иметь паранеопластический синдром, который является побочным продуктом злокачественного новообразования, но не связан с инвазией первичной опухоли.Примерами, относящимися к мелкоклеточной карциноме легкого, являются следующие: синдром Кушинга, SIADH, синдром Итона-Ламберта и в крайне редких случаях, как у нашего пациента, микроангиопатическая гемолитическая анемия (MAHA). МАГА представляет собой неиммунный гематологический процесс, характеризующийся разрушением эритроцитов, что проявляется гемолитико-уремическим синдромом (ГУС), диссеминированным внутрисосудистым свертыванием крови (ДВС-синдром) и тромботической тромбоцитопенической пурпурой (ТТП), а также малигнизацией. Считается, что связанная с раком микроангиопатическая гемолитическая анемия (CR-MAHA) имеет распространенность <6% при паранеопластическом синдроме, при котором тромбоцитопения и шистоциты в мазке периферической крови могут быть единственными клиническими проявлениями основного негематологического злокачественного новообразования, которое метастазировало в костный мозг, как в данном конкретном случае [2–4].

Классическими метастазирующими опухолями взрослых являются лимфомы и карциномы предстательной железы, молочной железы и легких [1]. CR-MAHA, хотя и редко, указывает на метастазы злокачественного новообразования в костный мозг и требует дальнейшего исследования с аспирацией костного мозга и биопсией. Классические находки у пациентов с микроангиопатической гемолитической анемией (МАГА) включают отрицательный тест Кумбса, тромбоцитопению, шистоциты в мазке периферической крови и повышенный уровень ЛДГ. Важность получения дополнительных тестов для дальнейшей оценки системных процессов, вызывающих MAHA, хорошо документирована, но часто упускается из виду.Мы представляем вам отчет о пациенте, у которого впервые развилась тяжелая тромбоцитопения и пневмония, где биопсия костного мозга диагностировала мелкоклеточную нейроэндокринную карциному с метастазами из легких.

2. История болезни

Мужчина, 68 лет, в анамнезе которого были воспалительные заболевания кишечника, алкоголизм, курение (сигары) более 30 лет и ХОБЛ, доставлен в отделение неотложной помощи с жалобами на одышку, головокружение, плохой аппетит и прогрессирующая потеря веса на 30 фунтов в течение шести месяцев.Он объяснил свое плохое пероральное потребление из-за удаления зуба за месяц до этого. Физикальное обследование показало диффузный кожный экхимоз, в остальном ничем не примечательный в то время. Значимые лабораторные данные показали гемоглобин 12,5 г/дл, тромбоциты 17 000 к/мкл, количество лейкоцитов 21 000 к/мкл, калий 2,6 ммоль/л, молочную кислоту 10,9 ммоль/л, лактатдегидрогеназу 8 256 ед/л и отрицательную проточную цитометрию. В мазке периферической крови показаны шистоциты без слипания. Культуры крови были положительными на золотистый стафилококк в двух культуральных флаконах.Исследования железа, b12, фолиевой кислоты были в норме. У него был отрицательный результат на гепатит, цитомегаловирус, болезнь Лайма, бабезию и ВИЧ. Примерно два года назад количество тромбоцитов у пациента было 402 к/мкл.

Компьютерная томография (КТ) показала правостороннюю аспирационную пневмонию и некротические лимфатические узлы в средостении. Индуцированное исследование мокроты трижды дало отрицательный результат на кислотоустойчивое окрашивание для исключения туберкулеза. Эхокардиограмма была нормальной. Его лечили внутривенным ванкомицином и пиперациллин-тазобактамом, но его состояние начало быстро ухудшаться из-за вновь возникшей фибрилляции предсердий, энцефалопатии, снижения гемоглобина с меленой и усугубления дыхательной недостаточности, теперь требующей неинвазивной поддержки положительным давлением в дыхательных путях.В связи с плохим состоянием дыхания бронхоскопию с биопсией провести не удалось. Пациент начал лечение ТТП. Его перевели в реанимацию для проведения плазмафереза ​​с переливанием тромбоцитов и введением высоких доз стероидов. Его гемоглобин упал до 4,9 г/дл, что потребовало многократных переливаний крови для поддержания гемодинамической стабильности. Тромбоциты продолжали находиться в диапазоне от 5000 ед/л до 26000 ед/л. Была сделана биопсия костного мозга и введен внутривенный иммуноглобулин.CD 25, естественные клетки-киллеры, ADAMS13 и антитромбоцитарные антитела были в норме.

Результаты биопсии костного мозга были положительными на е-кадгерин, цитокератин САМ 5.2, CD117 и CD56, что соответствовало мелкоклеточной инфильтрации костного мозга. Ему начали давать иматиниб, но на тот момент он больше не был кандидатом на химиотерапию. На 12-й день госпитализации у него развилась гипотония, что привело к полиорганной недостаточности, потребовавшей введения высоких доз норадреналина. Позже ночью у него началось обескровливание изо всех отверстий, что потребовало дополнительных переливаний крови.Лабораторные результаты на данный момент показали LDH 14000 ед/л, булочка 109 мг/дл, креатинин 3,1 мг/дл, PT 54 H, INR 5,83 H, aPTT 42,6 H, AST 1597 ед/л и ALT 341 ед/л. Больной скончался через 15 дней после обращения.

3. Обсуждение

Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома легкого представляет собой низкодифференцированное злокачественное новообразование высокой степени злокачественности, известное как высокоагрессивное заболевание с чрезвычайно плохим прогнозом, поскольку на момент постановки диагноза оно уже метастазирует из первичной локализации. Средний возраст начала заболевания составляет 65 лет, в основном у заядлых курильщиков сигарет [1].Однако наш пациент курил только сигары. Это показывает важность рассмотрения злокачественных новообразований, даже когда история и проявления нетипичны.

Чтобы помочь в обнаружении и лечении метастазов SNEC, биопсия костного мозга может иметь важное прогностическое значение и может изменить курс терапии. В данном клиническом случае мы не заподозрили канцерогенный процесс на начальных стадиях проявления. У нашего пациента атипично развилась тяжелая тромбоцитопения и пневмония.Как только мы исключили общие гематологические возможности, гистопатология биопсии костного мозга выявила основное злокачественное новообразование. SNEC показан, когда хромогранин, синаптофизин или CD56 положительны. Биопсия костного мозга продемонстрировала метастатическую карциному, экспрессирующую CD56 и CD117, что свидетельствует о карциноме с нейроэндокринной дифференцировкой. Однако у нашего пациента злокачественные клетки были положительными по e-кадгерину, цитокератину CAM5.2, CD117 и CD56, но отрицательными по TTF-1, хромогранину А и синаптофизину.Таким образом, единственными положительными маркерами, которые указывали на SCLC с нейроэндокринной дифференцировкой, были CD56 и CD117, что само по себе делает это редким явлением.

Хорошо задокументировано, что мелкоклеточная карцинома легкого (МРЛ) обычно распространяется в головной мозг у 50–80% пациентов после того, как она проявилась в легких. У нашего пациента КТ головы была отрицательной, а КТ грудной клетки показала гиподенсивные очаги в средостении, свидетельствующие о некротических лимфатических узлах. Следующим клиническим шагом должна была быть биопсия этих узлов с помощью бронхоскопии, но из-за осложненной пневмонии пациента с острой дыхательной недостаточностью нашей главной задачей было стабилизировать состояние пациента.

CR-MAHA — редкое явление, которое легко не заметить и неправильно диагностировать. Пациенты, поступившие в больницу с впервые возникшей тяжелой тромбоцитопенией и шистоцитами в мазке периферической крови, нуждаются в срочном лабораторном исследовании для подтверждения основной причины гемолиза, что позволяет провести раннее и адекватное вмешательство. Этот шаг имеет решающее значение для исключения ТТП, изолированной тромбоцитопении, гемолитико-уремического синдрома и диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Для этого можно заказать антитела ADAMTS 13, антитромбоцитарные антитела, общий анализ крови с мазком периферической крови и полный метаболический подсчет.После подтверждения MAHA и оценки системных нарушений может оказаться полезным провести дополнительные тесты для исключения злокачественных новообразований (рентгенограммы грудной клетки, биопсии костного мозга) [5].

Повышенный уровень ЛДГ можно легко не заметить, но он также известен как прогностический показатель, хотя и плохой, для общей выживаемости онкологических больных. В ретроспективном исследовании 311 онкологических больных с метастазами, у которых уровень ЛДГ >1000 МЕ/л, медиана общей выживаемости составила 1,7 месяца [6]. Уровень ЛДГ у этого пациента колебался от 3000 до 14000 МЕ/л на протяжении всего курса лечения в больнице, что в ретроспективе могло быть использовано для рассмотрения злокачественного новообразования в качестве более раннего дифференциального диагноза.

4. Заключение

В заключение следует отметить, что вновь возникшая тяжелая тромбоцитопения и шистоциты в мазке периферической крови должны вызывать подозрение на злокачественность как дифференциальный диагноз и подлежат дальнейшему исследованию. КТ грудной клетки и биопсия костного мозга сыграли решающую роль в окончательной диагностике SNEC, инфильтрировавшего костный мозг. Неясно, могли ли бы ранняя химиотерапия и облучение улучшить общую смертность, но ранняя диагностика CR-MAHA могла бы начать лечение пациентов и улучшить медиану выживаемости и клинический исход [2].

Заявление о раскрытии информации

Авторы не сообщали о потенциальном конфликте интересов.

Литература

[1] Рехтман Н. Нейроэндокринные опухоли легких: обновление. Arch Pathol Lab Med. 2010. ноябрь; 134. [PubMed] [Google Scholar][2] Хан Р., Дин Р., Масуд У. и др. Редкий случай микроангиопатической гемолитической анемии при метастатическом мелкоклеточном раке легкого. Am J Respir Crit Care Med. 2017;195:A6702. [Google Scholar][3] Чаухан К., Джайн М., Гровер С. и др. Метастазы в костный мозг при негематологических злокачественных новообразованиях: данные онкологической больницы.Clin Cancer Invest J. 2016; 5:103–109. [Google Scholar][5] Джордж Дж. Н., Нестер С. Подход к пациенту с подозрением на ТТП, ГУС или другую тромботическую микроангиопатию (ТМА). До настоящего времени 2017. [Google Scholar][6] Liu R, Cao J, Gao X, et al. Общая выживаемость онкологических больных с уровнем лактатдегидрогеназы в сыворотке выше 1000 МЕ/л. Опухоль биол. 2016;37(10):14083–14088. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Крупноклеточная и мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома желудочно-кишечного тракта

Несколько нейроэндокринных опухолей, обнаруженных в желудочно-кишечном тракте, состоят из быстрорастущих, плохо дифференцированных раковых клеток и реагируют на другие методы лечения, чем те, которые используются для карциноидных опухолей.

Несмотря на то, что они редко встречаются в желудочно-кишечном тракте, врачи центра Memorial Sloan Kettering имеют значительный опыт диагностики и лечения пациентов со следующими редкими типами нейроэндокринных карцином желудочно-кишечного тракта:

Крупноклеточная нейроэндокринная карцинома

Этот быстрорастущий тип рака составляет менее 1 процента всех желудочно-кишечных раковых заболеваний.

Мелкоклеточная карцинома

Это еще один агрессивный тип нейроэндокринной опухоли, на долю которого приходится от 0.От 1 до 1 процента всех опухолей желудочно-кишечного тракта.

Диагностика

Следующие тесты могут быть выполнены для подтверждения диагноза крупноклеточной нейроэндокринной карциномы или мелкоклеточной карциномы. Эти тесты также могут помочь определить точное местоположение и размер опухоли, распространилась ли она на другие органы и можно ли ее удалить хирургическим путем. Мелкоклеточная карцинома желудочно-кишечного тракта и крупноклеточная карцинома обычно диагностируются на поздних стадиях, после того как они распространились на лимфатические узлы или другие органы.

  • Биопсия
    Небольшой образец опухоли можно получить для исследования под микроскопом с помощью тонкой иглы (тонкоигольная аспирационная биопсия) или более широкой иглы (пункционная биопсия).
  • Компьютерная томография
    Этот тип визуализации позволяет получить трехмерное изображение внутренней части тела и часто используется для определения того, распространилась ли опухоль на печень или близлежащие лимфатические узлы.Иногда в орган вводят краситель, чтобы улучшить детализацию.
  • ПЭТ-сканы
    Небольшое количество радионуклида вводится внутривенно и поглощается визуализируемыми органами. Радионуклид производит энергию, которая регистрируется сканером. Этот тип визуализации полезен при диагностике более агрессивных типов нейроэндокринных опухолей.

Лечение

Поскольку мелкоклеточные и крупноклеточные нейроэндокринные карциномы желудочно-кишечного тракта обычно обнаруживаются на поздних стадиях, лечение часто начинается с комбинации химиотерапевтических препаратов на основе платины.В редких случаях, когда эти агрессивные опухоли локализованы, в дополнение к химиотерапии могут быть рекомендованы облучение и/или хирургическое вмешательство.

Метастатическая мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома поднижнечелюстной железы из легкого

Медицина (Балтимор). 2020 янв; 99(4): e19018.

История болезни

, MD, PhD, a, * , MD, PhD, b , MD, PhD, a , MD, PhD, a 7 90 0 MD 8, 0 MD

Dong Hoon Lee

a Отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи

Jo Heon Kim

b Отделение патологии, Медицинская школа национального университета Чоннам и больница Хвасун, Хвасун, Южная Корея.

TAE MI YOON

A

A

A

A Отоларингология-голова и шея хирургия

Joon Kyoo Lee

A отдел оотларингологии головы и шеи хирургии

SANG CHUL LIM

A отдел отоларингологии- Хирургия головы и шеи

Редактор мониторинга: нет данных.

a Отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи

b Отделение патологии, Медицинская школа национального университета Чоннам и больница Хвасун, Хвасун, Южная Корея.

Для переписки: Донг Хун Ли, отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи, Медицинская школа Национального университета Чоннам и больница Хвасун, 160 Ильсимри, Хвасун, Чоннам 519-809, Южная Корея (электронная почта: [email protected] ).

Поступила в редакцию 26 августа 2019 г.; Пересмотрено 17 ноября 2019 г.; Принято 17 декабря 2019 г.

Copyright © 2020 Автор(ы). Опубликовано Wolters Kluwer Health, Inc. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License 4.0 (CCBY), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.http://creativecommons.org/licenses/by/4.0

Abstract

Обоснование:

Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома слюнной железы является крайне редким заболеванием. Насколько нам известно, в литературе не сообщалось о метастазах мелкоклеточного нейроэндокринного рака легкого в поднижнечелюстную железу.

Обращение пациента:

87-летняя женщина обратилась с жалобами на опухоль левой шеи, которая увеличилась месяц назад.

Диагноз:

Окончательный диагноз: метастатическая мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома поднижнечелюстной железы из легкого по данным иммуногистохимии.

Вмешательства:

Левая поднижнечелюстная резекция выполнена под общей анестезией.

Исходы:

Мы рекомендовали дальнейшее обследование и лечение, но группа поддержки пациентки и ее семьи отказалась от дальнейшего лечения ее состояния. Было подтверждено, что через 3 месяца после этого окончательного диагноза пациент умер в результате этого состояния и болезни.

Уроки:

Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома слюнной железы — чрезвычайно редкое заболевание.Мы сообщаем о случае метастатического мелкоклеточного нейроэндокринного рака поднижнечелюстной железы из легкого.

Ключевые слова: новообразования легких, метастазы новообразований, нейроэндокринные опухоли, мелкоклеточный рак, поднижнечелюстная железа

1. слюнная железа считается крайне редкой.

[1–8] Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома легкого метастазирует главным образом в печень, надпочечники, кости или головной мозг. [9] Насколько нам известно, в литературе не сообщалось о метастазах мелкоклеточного нейроэндокринного рака легкого в поднижнечелюстную железу. Здесь мы сообщаем о случае метастатической мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы поднижнечелюстной железы, отмеченной при раке легкого.

2. История болезни

87-летняя женщина была направлена ​​в связи с 1-месячной историей увеличения массы левой шеи. При физикальном обследовании было обнаружено наличие образования размером 3 см в левой поднижнечелюстной области.Отмечено, что функция лицевого нерва не нарушена. Компьютерная томография (КТ), сделанная в местной больнице, выявила неоднородное усиленное центральное некротическое поражение размером 3,7 × 3,1 см с неровным краем в левой поднижнечелюстной железе (рис. ). При компьютерной томографии в левой верхней доле также было обнаружено образование размером примерно 3,7 × 3,2 см (рис. ). Однако шейной или медиастинальной лимфаденопатии, как отмечалось в то время, не было.

КТ-сканирование демонстрирует неоднородное усиленное центральное некротическое поражение размером 3,7 × 3,1 см с неровными краями в левой поднижнечелюстной железе (А) и приблизительно 3.Масса размером 7 × 3,2 см в левой верхней доле (B).

Предоперационным диагнозом этого пациента считалось метастазирование рака легкого в поднижнечелюстную железу. Фактически резекция левой поднижнечелюстной области была выполнена под общей анестезией через 2 дня после 1-го визита, чтобы определить диагноз и направление лечения, наиболее подходящее для пациента. Поднижнечелюстная опухоль была относительно хорошо отделена от окружающих тканей и, следовательно, не затрагивала маргинальный нижнечелюстной нерв.Гистопатологическое исследование левого поднижнечелюстного образования было диагностировано как метастазы мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы, отмеченные при раке легкого (рис. 1). Масса была сильно положительной на CD56, синаптофизин, CK и TFT-1 при иммуногистохимическом окрашивании. Клиническая стадия этого пациента была T2N0M1. Мы рекомендовали дальнейшее обследование и лечение, но группа поддержки пациентки и ее семьи отказалась от дальнейшего лечения ее состояния. Было подтверждено, что через 3 месяца после этого окончательного диагноза пациент умер в результате этого состояния и болезни.Пациент дал информированное согласие на публикацию случая.

(A) Гиперцеллюлярная опухоль инфильтрирует слюнную паренхиму (внизу слева). Характер роста включает диффузный или трабекулярный (окрашивание гематоксилином и эозином, ×10). (B) Присутствуют мелкие клетки с рассеянным ядерным хроматином, незаметными ядрышками, минимальной цитоплазмой, высокой скоростью митоза и очагами коагуляционного некроза (внизу справа) (окрашивание гематоксилином и эозином, ×400).

3. Обсуждение

Вообще говоря, мелкоклеточная карцинома может возникнуть в любой части тела, но показано, что в основном она возникает в области легких.В этом смысле мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома слюнной железы является крайне редким заболеванием. [1–8] В слюнных железах наиболее частым местом возникновения этого заболевания была околоушная железа, за которой следовала поднижнечелюстная железа. [1,2] Редкость мелкоклеточного нейроэндокринного рака слюнных желез более чем вероятно связана с отсутствием нейроэндокринных клеток в слюнных железах. [5]

Мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома легкого метастазирует главным образом в печень, надпочечники, кости или головной мозг. [9] Насколько нам известно, не было сообщений о метастазах мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы легкого в поднижнечелюстную железу.

Характерным симптомом мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы поднижнечелюстной железы является бессимптомное пальпируемое образование. [1–4] Другие симптомы этого состояния у пациента включают боль, парестезию, паранеопластический синдром и паралич лицевого нерва. [1,3] В нашем случае у пациента было только пальпируемое образование без боли или болезненности, расположенное в левой поднижнечелюстной области.

Окончательный диагноз мелкоклеточного нейроэндокринного рака поднижнечелюстной железы возможен только при использовании гистопатологического исследования, особенно с учетом иммуногистохимии. [1–8] Иммуногистохимия мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы показывает диффузное окрашивание цитоплазмы CD56, хромогранином и синаптофизином. [1–3] Необходимо провести обследование всего тела, чтобы отличить первичную и метастатическую мелкоклеточную нейроэндокринную карциному поднижнечелюстной железы. [4] КТ грудной клетки или брюшной полости, магнитно-резонансная томография головного мозга (МРТ) и позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) выполняются для подтверждения наличия метастазов и стадии. [9–11] В нашем случае пациентка и члены ее семьи отказались от обследований на наличие поражения легкого, поэтому мы не могли исключить возможность наличия отдельных раковых образований. Однако имеющаяся масса была четко видна, и с помощью иммуногистохимии она была диагностирована как метастатическая мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома поднижнечелюстной железы из легкого.Дифференциальный диагноз мелкоклеточного нейроэндокринного рака подчелюстной железы включает злокачественную лимфому, эмбриональную рабдомиосаркому, саркому Юинга, злокачественную меланому и нейробластому. [1–4,6]

Лечение мелкоклеточного нейроэндокринного рака поднижнечелюстной железы не разработано из-за редкости заболевания. [1–4,6,8] При локализованном мелкоклеточном нейроэндокринном раке поднижнечелюстной железы хирургическое иссечение с послеоперационной химиотерапией или лучевой терапией обычно можно считать эффективным лечением. [1,4,5] Однако химиотерапия является первым методом лечения метастатического рака, как и у большинства наших пациентов. [2,4,8]

Первичная мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома поднижнечелюстной железы имела лучший прогноз, чем при других первичных локализациях. [1–4,6] Однако эти карциномы имеют агрессивное поведение и, как хорошо известно, вызывают рецидивы и региональные и отдаленные метастазы. [1–4,6] Медиана общей выживаемости для пациентов с метастатическим мелкоклеточным раком легкого, получающих стандартную химиотерапию, остается в диапазоне от 9 до 11 месяцев. [9] Прогностические факторы риска включают пожилой возраст, карциному размером более 3 см, наличие отдаленных метастазов и CK20-отрицательные опухоли. [2] Наш пациент, у которого было несколько прогностических факторов высокого риска, умер в течение 3 месяцев после постановки диагноза.

В заключение, мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома слюнной железы является крайне редким заболеванием. Кроме того, насколько нам известно, о метастазах мелкоклеточного нейроэндокринного рака легкого в поднижнечелюстную железу не сообщалось.

Вклад авторов

Концептуализация: Дон Хун Ли.

Курирование данных: Дон Хун Ли, Чо Хон Ким, Тэ Ми Юн, Джун Кё Ли, Сан Чул Лим.

Расследование: Дон Хун Ли.

Письмо – оригинальный черновик: Дон Хун Ли.

Написание – рецензирование и редактирование: Дон Хун Ли, Чо Хон Ким, Тэ Ми Юн, Джун Кё Ли, Сан Чул Лим.

Сноски

Сокращения: КТ = компьютерная томография, МРТ = магнитно-резонансная томография, ПЭТ = позитронно-эмиссионная томография.

Как цитировать эту статью: Lee DH, Kim JH, Yoon TM, Lee JK, Lim SC. Метастатическая мелкоклеточная нейроэндокринная карцинома поднижнечелюстной железы из легкого: клинический случай. Медицина . 2020;99:4(e19018).

У авторов нет финансирования и конфликта интересов, которые следует раскрыть.

Ссылки

[1] Scaduto M, Matrka L, Shah M, et al. Низкодифференцированный мелкоклеточный нейроэндокринный рак поднижнечелюстной железы: клинический случай. Ухо Нос Горло J 2012;91:E10–3.[PubMed] [Google Scholar][2] Servato JP, da Silva SJ, de Faria PR и др. Мелкоклеточная карцинома слюнной железы: систематический обзор литературы и два клинических случая. Int J Oral Maxillofac Surg 2013;42:89–98. [PubMed] [Google Scholar][3] Филип Н.Р., Сринивас Т., Наагар Р. и др. Крайне редкий случай мелкоклеточного рака поднижнечелюстной слюнной железы. J Clin Diagn Res 2017;11:ED24–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][4] Lin YC, Wu HP, Tzeng JE. Мелкоклеточная недифференцированная карцинома поднижнечелюстной железы: чрезвычайно редкая внелегочная локализация.Am J Отоларингол 2005; 26: 60–3. [PubMed] [Google Scholar][5] Петроне Г., Санторо А., Ангрисани Б. и др. Нейроэндокринные опухоли поднижнечелюстной железы: обзор литературы и описание случая. Международный Дж. Сург Патол 2013;21:85–88. [PubMed] [Google Scholar][6] Walters DM, Little SC, Hessler RB, et al. Мелкоклеточный рак подчелюстной железы: редкая небольшая круглая синеклеточная опухоль. Am J Отоларингол 2007; 28:118–21. [PubMed] [Google Scholar][7] Xiao WL, Zhou FT, Feng YY и др. Метастазы в поднижнечелюстную область мелкоклеточного рака предстательной железы с нейроэндокринной дифференцировкой.Дж. Краниофак Сург 2007; 18:1155–1157. [PubMed] [Google Scholar][8] Мацуяма Х., Ямазаки К., Томита М. и др. Мелкоклеточный рак головы и шеи: отчет о трех случаях. Дж. Ларингол Отол 2013; 127:942–6. [PubMed] [Google Scholar][10] Деттербек ФК. Клиническая картина и оценка нейроэндокринных опухолей легкого. Торак Сург Клин 2014; 24: 267–76. [PubMed] [Google Scholar][11] Хилал Т. Текущее понимание и подход к высокодифференцированным нейроэндокринным опухолям легких: обновленная информация о классификации и лечении.Ther Adv Med Oncol 2017;9:189–99. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Survival | Нейроэндокринные опухоли легких (НЭО)

Выживаемость при нейроэндокринных опухолях легких (НЭО) зависит от различных факторов. Так что ни один звонок не скажет вам точно, сколько вы проживете.

Это общая статистика, основанная на больших группах людей. Помните, они не могут сказать вам, что произойдет в вашем конкретном случае.

Ваш врач может предоставить вам дополнительную информацию о вашем прогнозе.

Вы также можете поговорить об этом с медсестрами Cancer Research UK по бесплатному телефону 0808 800 4040 с 9:00 до 17:00 с понедельника по пятницу.

Что влияет на выживание

Выживание зависит от многих факторов. Это зависит от типа НЭО легких, ее стадии и степени опухоли, когда она была диагностирована. Стадия описывает размер опухоли и ее распространение. Степень означает, насколько ненормально выглядят клетки под микроскопом.

Еще одним фактором является ваше общее самочувствие.

Выживаемость при НЭО легких

В Великобритании нет статистических данных о выживаемости для различных типов НЭО легких. Приведенные ниже статистические данные взяты из европейских исследований. Имейте в виду, что из-за различий в системах здравоохранения, сборе данных и численности населения эти цифры могут не отражать истинную картину выживания в Великобритании.

Выживаемость при типичном карциноиде (ТК)

Почти 95 из каждых 100 человек (почти 95%) выживают при типичном карциноиде в течение 5 лет и более.

Этот показатель 5-летней выживаемости был взят из европейского исследования, в котором приняли участие около 1100 человек с диагнозом ТС в период с 1994 по 2012 год.

Прогностическая модель выживаемости при типичных карциноидных опухолях бронхов: анализ 1109 пациентов от имени Рабочей группы по нейроэндокринным опухолям Европейской ассоциации торакальных хирургов (ESTS)
P Filosso и др.
European Journal of Cardio-Toracic Surgery, 2015. Vol. 48, выпуск 3, страницы 441-447

Выживаемость при атипичном карциноиде (АК)

Более 75 из каждых 100 человек (более 75%) с атипичным карциноидом выживают в течение 5 лет и более.

Этот показатель 5-летней выживаемости был взят из европейского исследования, в котором приняли участие 126 человек с диагнозом AC в период с 1994 по 2011 год.

Клиническое ведение атипичного карциноида и крупноклеточной нейроэндокринной карциномы: многоцентровое исследование по поручению Европейской ассоциации торакальных хирургов (ESTS) Neuroendocrine Tumors of the Lung Working Group
P Filosso and others
Европейский журнал кардио-торакальной хирургии , 2015. Том 48, Выпуск 1, С. 55-64

Выживаемость при крупноклеточной нейроэндокринной карциноме (LCNEC)

Более 25 из каждых 100 человек (более 25%) с LCNEC выживают в течение 5 лет и более.

Этот показатель 5-летней выживаемости был взят из европейского исследования, в котором приняли участие 135 человек с диагнозом LCNEC в период с 1994 по 2011 год.

Клиническое ведение атипичного карциноида и крупноклеточной нейроэндокринной карциномы: многоцентровое исследование по поручению Европейской ассоциации торакальных хирургов (ESTS) Neuroendocrine Tumors of the Lung Working Group
P Filosso and others
Европейский журнал кардио-торакальной хирургии , 2015. Том 48, Выпуск 1, С. 55-64

Выживаемость при мелкоклеточном раке легкого (МРЛ)

Выживаемость при мелкоклеточном раке легкого, к сожалению, не сильно улучшилась за последние 25 лет.Большинству людей с SCLC ставят диагноз, когда их рак распространился за пределы одной области, которую можно лечить с помощью лучевой терапии (распространенная стадия).

SCLC ограниченной стадии
От 20 до 40 из каждых 100 человек (от 20% до 40%) с ограниченной стадией SCLC выживают в течение 2 лет или более.

От 10 до 13 из каждых 100 человек (от 10% до 13%) с ограниченной стадией SCLC выживают 5 лет или более.

Обширная стадия SCLC
Менее 5 из каждых 100 человек (менее 5%) с обширной стадией SCLC выживают 2 года или более.От 1 до 2 из каждых 100 человек (от 1% до 2%) с обширной стадией SCLC выживают 5 лет или более.

Мелкоклеточный рак легкого: достигнут ли прогресс за последние 25 лет?
Б Лалли и др.
Онколог, 2007. Том 12, Выпуск 9, Страницы 1096-1104

Об этой статистике

Термины 2-летняя выживаемость и 5-летняя выживаемость не означают, что вы проживете только 2 или 5 лет. Они относятся к числу людей, которые все еще живы через 2 или 5 лет после постановки диагноза НЭО легких.

Некоторые люди живут намного дольше 5 лет.

Если после прочтения этой страницы вы захотите обсудить что-либо еще, позвоните медсестрам Cancer Research UK по бесплатному телефону 0808 800 4040 с 9:00 до 17:00 с понедельника по пятницу.

Мелкоклеточный нейроэндокринный рак подвздошной кишки: клинический случай и обзор литературы | BMC Surgery

НЭК желудочно-кишечного тракта являются редкими опухолями и классифицируются как мелкоклеточные или крупноклеточные. Таким образом, НЭК тонкой кишки встречается очень редко.Патологически низкодифференцированные НЭК похожи на мелкоклеточный рак легкого (МРЛ), и, следовательно, их современные методы лечения аналогичны [4]. НЭК классифицируют по количеству митозов и индексу Ki-67. Количество митозов низкодифференцированных НЭК, обычно называемых высокосортными НЭК или G3 НЭК , превышает 20 × 10 HPF, а уровень Ki-67 превышает 20%. Индекс Ki-67, скорее всего, является наиболее доступным маркером пролиферации опухолевых клеток. Ангиоинвазия высокопролиферирующих опухолей с уровнем Ki-67 выше 20% является обширной, и эти опухоли демонстрируют невероятный потенциал для создания метастатического заболевания.Как показали исследования, эффективно детализированные, что частота положительной иммуногистохимической реактивности для CK8, синаптофизина, NSE и CD56 при мелкоклеточном НЭК желудочно-кишечного тракта составляла>   90% и что эти маркеры были полезны в диагностике. Анализ Shia et al. признали следующие три фактора, оказывающие неблагоприятное влияние на 2-летнюю специфичную для заболевания выживаемость: отсутствие компонента аденокарциномы ( P  = 0,04), наличие окрашивания синаптофизином ( P  = 0.05) и стадии прогрессирования заболевания ( P  < 0,0001). В данном случае все три фактора уже известны. Впоследствии в данном случае также ожидается плохой прогноз [5,6,7]. НЭК G3 часто обнаруживают после того, как заболевание уже развилось [8]. В зависимости от локализации поражения в желудочно-кишечном тракте различают такие симптомы, как боль в животе, кровотечение [9]. В ряде сообщений отдаленные метастазы обнаружены более чем у 50% больных на стадии прогноза.Кроме того, поражение печени и лимфатических узлов обнаруживается примерно у 7–80% пациентов на момент постановки диагноза [2, 10]. Поскольку клинические особенности пациентов очень разнообразны, необходимы и должны применяться различные методы лечения. Хирургия играет важную роль не только в облегчении симптомов, но и в патологическом подтверждении ткани [3]. Хирургическое вмешательство считается одним из наиболее важных методов лечения НЭО G1,2 без метастазов, хотя нет четких доказательств того, что хирургическое вмешательство является оптимальным для НЭК G3.Аналогичным образом, в этой ситуации передового метастатического заболевания не рекомендуются операции по уменьшению объема или циторедуктивной хирургии и хирургическая резекция метастатических поражений [11, 12]. Адъювантное лечение НЭК аналогично химиотерапевтическим средствам МРЛ. Использование цисплатина или карбоплатина и этопозида в течение 4–6 циклов является признанным методом лечения МРЛ, и это дополнительно используется для низкодифференцированных НЭК. Что касается ультрасовременного МРЛ, рандомизированное контрольное исследование, проведенное в Японии, показало, что комбинация иринотекана и цисплатина (IP) связана с улучшением общей выживаемости по сравнению со стандартной комбинацией цисплатина и EP.Однако два последующих рандомизированных западных исследования не подтвердили это превосходство. Оба режима показали равнозначную адекватность, с меньшей гематологической и более выраженной токсичностью для желудочно-кишечного тракта при комбинации IP [13]. После химиотерапии 1-й линии у большинства пациентов в конечном итоге возникает рецидив, и им требуется химиотерапия 2-й линии. В целом, прогноз рецидива и метастазирования очень плохой, и реакция на химиотерапию 2-й линии будет ограниченной. В качестве химиотерапии 2-й линии можно использовать карбоплатин, эверолимус, гемцитабин, бевацизумаб, включая цисплатин, иринотекан и этопозид.Показатели ответа на эти виды лечения различались, и дальнейшие исследования важны для определения их жизнеспособности для химиотерапии [14]. Хотя системная химиотерапия остается наиболее широко используемой парадигмой лечения этих редких опухолей, доступной информации о надлежащем лечении второй линии недостаточно. Кроме того, последовательное облучение можно рассматривать в тех случаях, когда возникает проблема с более высоким риском местного рецидива [15]. Однако, несмотря на эти методы лечения, прогрессирование заболевания и метастазирование являются быстрыми и частыми, соответственно.Недавно была учтена взаимосвязь между НЭК и белком PD-L1, и в качестве средства для лечения НЭК исследовали средство против PD-L1. Как показали некоторые исследования, экспрессия PD-L1 была связана с подтипами НЭК высокой степени или G3, а также со значительным снижением общей выживаемости. Сильная экспрессия PD-L1 на опухолевых клетках НЭК обеспечивает «адаптивную иммунную резистентность», необходимую для уклонения от иммунной системы, что делает возможность использования агентов против PD-L1 в качестве нового терапевтического метода особенно интересной [16, 17].Другие факторы, такие как PD-L1, должны быть разработаны для обеспечения более подходящего лечения НЭК. НЭК, обнаруженные в подвздошной кишке, анализируются во всех отношениях редко. Наиболее частыми локализациями этих опухолей в желудочно-кишечном тракте являются пищевод и толстая кишка, однако они могут появиться в любом месте. Прогноз для НЭК плохой из-за наличия метастатического поражения на момент постановки диагноза. Роль адъювантной химиотерапии требует дальнейшей оценки для достижения лучшего понимания общего эффекта лечения.Кроме того, учитывались различные методы лечения, например, иммунотерапия, и потребуются дальнейшие исследования.

Границы | Успешная неоадъювантная химиотерапия мелкоклеточной нейроэндокринной карциномы поджелудочной железы: клинический случай

Введение

Пациенты с низкодифференцированными нейроэндокринными карциномами поджелудочной железы (пНЭК) обычно имеют агрессивное течение, частые метастазы и плохой прогноз (1). Учитывая, что хирургическая резекция не влияет на агрессивное биологическое поведение, клинические рекомендации не рекомендуют радикальную операцию (2).Однако исследования из базы данных SEER для pNEC показали, что удаление первичной опухоли значительно коррелирует с улучшением общей выживаемости (3). Недавнее исследование показало, что при местнораспространенных нейроэндокринных опухолях поджелудочной железы (pNET) у пациентов, перенесших хирургическую резекцию, была отличная безрецидивная и общая выживаемость (4). Неоадъювантная терапия представляет собой вариант для снижения стадии у отдельных пациентов с распространенными и метастатическими пНЭО или пНЭК, что делает возможной лечебную резекцию (5, 6).Для неоадъювантного лечения пНЭО было предложено несколько системных препаратов, в том числе мультиагентная химиотерапия, таргетная терапия, аналоги соматостатина и радионуклидная терапия пептидных рецепторов (7–10). Недавний обнадеживающий результат клинического исследования E2211 подтвердил значение капецитабина и темозоломида для улучшения ВБП у пациентов с поздними стадиями НЭО (11). Однако в нескольких исследованиях изучалось неоадъювантное лечение пНЭК. Здесь мы сообщаем о случае мелкоклеточного pNEC с использованием этопозида и цисплатина в качестве неоадъювантного вмешательства и последующей безопасной дистальной панкреатэктомии с резекцией чревной артерии.

Описание случая

Пациент, 63-летний мужчина, впервые обратился в нашу больницу с жалобами на периодические боли в средней части живота. У него была бесплатная предыдущая история болезни. Физикальное обследование было нормальным. Была запрошена расширенная компьютерная томография (КТ) брюшной полости, которая показала забрюшинное неопластическое поражение размером около 6,5 см х 8,3 см. Очаг располагался на головке и шейке поджелудочной железы и имел умеренное усиление. Левая желудочная артерия и селезеночная артерия были покрыты опухолью, а общая печеночная артерия и чревный ствол подверглись инвазии (рис. 1А).Серологический углеводный антиген 19-9 был нормальным (23,65 ЕД/мл). На основании предыдущих клинических данных у пациента заподозрили рНЭО. Учитывая, что пНЭО не так злокачественна, как аденокарцинома протока поджелудочной железы, а предоперационная КТ предположила, что может существовать подход для дистальной панкреатэктомии с резекцией чревной артерии для достижения радикальной резекции (R0), была выполнена диагностическая лапаротомия. Однако операция показала, что инвазия опухоли была глубже, чем при дооперационной оценке, и после резекции артериальное кровоснабжение печени может быть не гарантировано.В конечном итоге пациент получил биопсию только во время диагностической лапаротомии. Послеоперационное гистопатологическое исследование подтвердило диагноз: мелкоклеточный нейроэндокринный рак поджелудочной железы. Дальнейшая иммуногистохимия показала, что опухолевые эпителиальные клетки были положительными на хромогранин А, синаптофизин и Ki-67 (приблизительно 80%). Коммерческий анализ опухоли следующего поколения показал мутационную нагрузку 8,06 с микросателлитной стабильностью, BRAF дикого типа, BRCA дикого типа, KRAS дикого типа, NRAS дикого типа и PIK3CA дикого типа.Учитывая неблагоприятный прогноз пНЭК, мультидисциплинарная группа экспертов предложила неоадъювантную терапию. Поскольку ПЭТ/КТ-сканирование с 68Ga-DOTATOC не применялось в учреждении, перед началом неоадъювантной терапии было запрошено ПЭТ/КТ-сканирование с 18F-FDG, которое подтвердило, что pNEC ограничивается забрюшинным пространством. Затем пациент начал 4 курса неоадъювантной терапии этопозидом (100 мг/м2 d1-3, Q21d) и цисплатином (50 мг/м2 d1, Q21d) и, наконец, достиг частичного ответа (PR) в соответствии с Критериями оценки ответа в Solid. Опухоли (RECIST).Через 3 месяца после четвертой неоадъювантной химиотерапии была запрошена расширенная КТ брюшной полости, которая показала значительное уменьшение размера опухоли, который был ограничен 2,7 см x 2,3 см (рис. 1B). Через 2 месяца был начат пятый и шестой курс неоадъювантной химиотерапии по мере прекращения уменьшения размера опухоли (рис. 1С). После в общей сложности шести курсов неоадъювантной химиотерапии без каких-либо побочных эффектов он был госпитализирован в наше отделение, чтобы оценить, следует ли рассматривать возможность полной резекции.

Рисунок 1 КТ брюшной полости с контрастированием во время лечения перед радикальной операцией. (А) Предварительная обработка. Наблюдалось забрюшинное новообразование размером около 6,5 см х 8,3 см, которое располагалось на головке и шейке поджелудочной железы и проявляло умеренное усиление. Левая желудочная артерия и селезеночная артерия были покрыты опухолью, а общая печеночная артерия и чревный ствол подверглись инвазии. (B) Через 3 месяца после четырех курсов неоадъювантной химиотерапии этопозидом и цисплатином.Размер опухоли был значительно уменьшен и ограничен 2,7 см х 2,3 см. (C) Через 5 месяцев после четырех курсов неоадъювантной химиотерапии этопозидом и цисплатином. Размер опухоли был ограничен 2,7 см х 2,3 см. (D) После шести курсов неоадъювантной химиотерапии. Размер опухоли достигал 3,0 см х 2,2 см.

Перед повторной многопрофильной консультацией при КТ брюшной полости было выявлено образование размером 3,0 см х 2,2 см в месте исходной опухоли. После введения контрастного вещества забрюшинное поражение показало усиление от легкого до умеренного с нечеткой границей с шейкой, телом поджелудочной железы и диафрагмой.Опухоль соприкасалась с чревным стволом и его ветвями более чем на 180° (рис. 1D). Серологический углеводный антиген 19-9 оставался нормальным. Онколог предположил, что радикальное хирургическое вмешательство должно быть оценено хирургами в этот момент, учитывая, что опухоль не показала ни достаточного уменьшения, чтобы претендовать на PR, ни достаточного увеличения, чтобы квалифицировать прогрессирующее заболевание (PD) после пятого и шестого неоадъювантного лечения. Старшие хирурги обсуждали возможность радикальной резекции первичной опухоли и риски эндопротезирования сосудов, так как наблюдался стеноз общей печеночной артерии и стеноз левой желудочной артерии, хотя их форма была нормальной.Наконец, учитывая значительное уменьшение размеров первичной опухоли и отсутствие нежелательных явлений, больному была выполнена программированная диагностическая лапаротомия. Опухоль была плотной, около 3,0 см х 2,0 см х 4,0 см в диаметре, инфильтрировала шейку и тело поджелудочной железы, малой кривизны, левого надпочечника и левой диафрагмы. Опухоль также прорастала чревный ствол, общую печеночную артерию, левую желудочную артерию, селезеночную артерию, селезеночную вену и ее ветви (рис. 2А).Наконец, была выполнена процедура Эпплби, дистальная панкреатэктомия с резекцией чревной артерии, для полного удаления опухоли и пораженных опухолью артерий и вен (рис. 2B).

Рисунок 2 Операционные данные и хирургический образец. (A) При оперативном исследовании опухоль была плотной, размером около 3,0 см х 2,0 см х 4,0 см в диаметре, инфильтрировала шейку и тело поджелудочной железы, малой кривизны, левого надпочечника и левого диафрагма.Опухоль также прорастала чревный ствол, общую печеночную артерию, левую желудочную артерию, селезеночную артерию, селезеночную вену и ее ветви. (B) Операция Appleby была выполнена для полного удаления опухоли, пораженных опухолью сосудов, дистальных отделов поджелудочной железы и селезенки.

Несмотря на то, что опухоль проросла в чревный ствол, все выделенные лимфатические узлы не были поражены. Вместо раковых клеток при послеоперационном патологоанатомическом исследовании обнаруживались только некротические и фиброзные ткани.Послеоперационная компьютерная томография продемонстрировала беспрецедентное периоперационное течение, и пациент был выписан через 7 дней после операции (рис. 3А). Последнее последующее наблюдение было через 8 месяцев после операции, и на КТ не было обнаружено признаков рецидива или метастазов (Рисунок 3B).

Рисунок 3 КТ брюшной полости с контрастированием после операции. (А) Через 6 дней после радикальной операции. Дистальный отдел поджелудочной железы, селезенка и чревный ствол отсутствовали. (Б) Через 8 мес после радикальной операции.Признаков рецидива или метастазирования не обнаружено.

Обсуждение

Нейроэндокринные новообразования (НЭН) происходят из нейроэндокринных клеток и могут продуцировать различные гормоны с нейроэндокринными фенотипами. Согласно Классификации опухолей пищеварительной системы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 2019 года, пролиферативная активность гастроэнтеропанкреатических НЭО-клеток оценивается по количеству митотических отсчетов или индексу пролиферации Ki-67. Нейроэндокринные новообразования поджелудочной железы можно разделить на хорошо дифференцированные пНЭО и низкодифференцированные пНЭК (12).Ежегодная заболеваемость пНЭО увеличилась в Соединенных Штатах за последние 2 десятилетия с 0,3 до 1,0 случая на 100 000 человек в год (13). Кроме того, более трети пациентов имеют метастатическое заболевание, а еще 20% имеют местно-распространенное заболевание при диагнозе НЭО. Заболеваемость в Китае также ежегодно увеличивается, и у большинства пациентов опухоли не функционируют (14). В данном случае патологоанатомическое исследование выявило, что опухоль представляет собой мелкоклеточный пНЭК, как правило, с агрессивным течением и неблагоприятным прогнозом.

Предоперационная оценка очень важна, поскольку у большинства пациентов с нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы и желудочно-кишечного тракта хирургическое лечение приносит пользу. Визуализация, такая как компьютерная томография с контрастным усилением или магнитно-резонансная томография, обычно используется для определения инвазии в соседние органы, наличия метастазов опухоли в лимфатический узел, вызывающих его увеличение, и даже отдаленных метастазов. NEC, представленный в этом отчете о случае, контактировал с чревным стволом и общей печеночной артерией более чем на 180 ° и сдавливал селезеночную артерию и левую желудочную артерию с фокальным сужением сосудов.Согласно рекомендациям ENETS 2017 г., этот НЭК следует отнести к категории местно-распространенной опухоли, для которой рекомендовано системное лечение в зависимости от их функционального состояния (15). В последнем Североамериканском руководстве по лечению нейроэндокринных опухолей 2020 г. схема ЭП, представляющая собой комбинацию цисплатина или карбоплатина и этопозида, является вариантом первой линии при НЭК (16, 17). Иринотекан в качестве альтернативы этопозиду также приемлем (18). Считается, что аналог соматостатина, такой как октреотат, и таргетная терапия, такая как эверолимус или сунитиниб, не приносят пользы пациентам с НЭК (9, 19).В литературе сообщается, что эверолимус и октреотат могут быть полезны для неоадъювантной терапии в случаях местно-распространенных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы для успешного перехода к хирургической резекции (8, 20). Однако результаты других исследований остаются неоднозначными (7).

Основной целью неоадъювантной химиотерапии является уменьшение размера опухоли и уничтожение невидимых метастатических клеток как можно скорее для облегчения последующего лечения, которое относится к системной химиотерапии, проводимой перед местными методами лечения, такими как хирургия или лучевая терапия.Все больше данных свидетельствует о применении неоадъювантной терапии при запущенных гастроэнтеропанкреатических НЭО с целью уменьшения размера опухоли, что делает возможной лечебную резекцию (5, 6). Мы решили следовать режиму EP в качестве неоадъювантного лечения для этого пациента в попытке остановить прогрессирование опухоли. Пациента лечили по лекарственной схеме (этопозид 100 мг каждые 1–5 дней + цисплатин 50 мг каждые 1–3 дня, каждые 3 недели) в общей сложности 6 циклов, а после четвертого курса лечения была проведена компьютерная томография. Визуализирующее исследование показало, что поражение значительно уменьшилось, и пациент чувствителен к химиотерапии.После оценки с помощью мультидисциплинарной консультации был достигнут PR, и следует рассмотреть возможность радикальной операции. Затем пациенту была проведена операция на дистальном отделе поджелудочной железы, чтобы полностью удалить первичную опухоль. Мы наблюдали явное уменьшение размера опухоли во время операции, а последующее послеоперационное патологоанатомическое исследование подтвердило, что все опухолевые клетки исчезли. Наблюдение с помощью КТ не выявило признаков рецидива или метастазирования через 8 месяцев после операции.

Настоящий случай является обнадеживающим успешным переходом для нерезектабельных pNEC через неоадъювантную терапию, которая представляет собой вариант для снижения стадии отдельных пациентов с распространенными и метастатическими pNEC или pNEC.Подходящая и чувствительная неоадъювантная терапия может обеспечить лучшую дегрессию опухоли и повысить вероятность радикального хирургического вмешательства. Мы надеемся, что в будущем будет сообщено о большем количестве соответствующих клинических случаев, чтобы предоставить больше доказательств в пользу неоадъювантного лечения пНЭК.

Заявление о доступности данных

Первоначальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал. Дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Заявление об этике

Этическая экспертиза и одобрение не требовались для исследования с участием людей в соответствии с местным законодательством и институциональными требованиями.Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от лица (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Вклад авторов

NK участвовал в разработке концепции и дизайна исследования. KL и JY участвовали в расследовании и написании первоначального проекта. YL способствовал сбору данных. HZ, XL и NK пересмотрели статью. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было поддержано проектом планирования науки и технологий провинции Сычуань (2020YFS0262), проектом инкубации клинических исследований в больнице Западного Китая (21HXFH058) и проектом 1·3·5 по дисциплинам передового опыта – проектом инкубации клинических исследований ( ZY2017302), Западно-китайская больница Сычуаньского университета.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все утверждения, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют собой претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Мы хотели бы выразить нашу сердечную благодарность всем экспертам, участвовавшим в мультидисциплинарной консультации.

Ссылки

1. Basturk O, Yang Z, Tang LH, Hruban RH, Adsay NV, McCall CM, et al. Категория нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы высокой степени злокачественности (WHO G3) является морфологически и биологически гетерогенной и включает как хорошо дифференцированные, так и низкодифференцированные новообразования. Am J Surg Pathol (2015) 39(5):683. doi: 10.1097/PAS.0000000000000408

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

2. Howe JR, Merchant NB, Conrad C, Keutgen XM, Hallet J, Drebin JA, et al.Консенсус Североамериканского общества нейроэндокринных опухолей по хирургическому лечению нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. Поджелудочная железа (2020) 49(1):1–33. doi: 10.1097/MPA.0000000000001454

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

3. Feng T, Lv W, Yuan M, Shi Z, Zhong H, Ling S. Хирургическая резекция первичной опухоли приводит к длительному выживанию при метастатической нейроэндокринной карциноме поджелудочной железы. World J Surg Oncol (2019) 17(1):1–11.doi: 10.1186/s12957-019-1597-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

4. Titan AL, Norton JA, Fisher AT, Foster DS, Harris EJ, Worhunsky DJ и др. Оценка результатов хирургического лечения местнораспространенных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. JAMA Net Open (2020) 3(11):e2024318. doi: 10.1001/jamanetworkopen.2020.24318

Полный текст CrossRef | Google Scholar

5. Перисинакис И., Аггели С., Кальцас Г., Зографос Г.Н. Неоадъювантная терапия распространенных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы: новый метод лечения? Гормоны (2016) 15(1):15–22.doi: 10.1007/BF03401399

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

6. Ма Ф., Ван Б., Сюэ Л., Кан В., Ли И., Ли В. и др. Неоадъювантная химиотерапия улучшает выживаемость пациентов с нейроэндокринной карциномой и смешанной аденонейроэндокринной карциномой желудка. J Cancer Res Clin Oncol (2020) 146(8):2135–42. doi: 10.1007/s00432-020-03214-w

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

7. Prakash L, Bhosale P, Cloyd J, Kim M, Parker N, Yao J, et al.Роль терапии фторурацилом, доксорубицином и стрептозоцином в предоперационном лечении локализованных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. J Gastrointest Surg (2017) 21(1):155–63. doi: 10.1007/s11605-016-3270-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

8. Сато А., Масуи Т., Санкода Н., Накано К., Учида Й., Аназава Т. и др. Случай успешного перехода от эверолимуса к хирургической резекции гигантской нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы. Surg Case Rep (2017) 3(1):1–5.doi: 10.1186/s40792-017-0361-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

9. Lee S-y, Choi YJ, Chang WJ, Shin SW, Kim YH, Kim ST. Роль химиотерапии и/или октреотида у пациентов с метастатической гастроэнтеропанкреатической и гепатобилиарной нейроэндокринной карциномой. J Gastrointest Oncol (2014) 5(6):457. doi: 10.3978/j.issn.2078-6891.2014.075

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

10. Лена М.С., Партелли С., Кастелли П., Андреаси В., Смарт К.Э., Пиза Э. и др.Гистопатологические и иммунофенотипические изменения нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы после неоадъювантной радионуклидной терапии пептидных рецепторов (PRRT). Endocr Pathol (2020) 31(2):119–31. doi: 10.1007/s12022-020-09623-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

11. Kunz PL, Catalano PJ, Nimeiri H, Fisher GA, Longacre TA, Suarez CJ, et al. Рандомизированное исследование темозоломида или темозоломида и капецитабина у пациентов с прогрессирующими нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы: исследование исследовательской группы рака ECOG-ACRIN (E2211). J Clin Oncol (2018) 36(15):4004. doi: 10.1200/JCO.2018.36.15_suppl.4004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Nagtegaal ID, Odze RD, Klimstra D, Paradis V, Rugge M, Schirmacher P, et al. Классификация ВОЗ опухолей пищеварительной системы 2019 г. Гистопатология (2020) 76(2):182–8. doi: 10.1111/his.13975

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

13. Сонбол М.Б., Мацца Г.Л., Старр Дж.С., Хобдей Т.Дж., Хальвданарсон Т.Р.Заболеваемость и выживаемость нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы за последние два десятилетия: анализ базы данных SEER. J Clin Oncol (2020) 38(4):629. doi: 10.1200/JCO.2020.38.4_suppl.629

CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Wu W, Jin G, Li H, Miao Y, Wang C, Liang T и другие. Текущее хирургическое лечение нейроэндокринных новообразований поджелудочной железы в Китае: национальное широкое поперечное исследование. J Панкреатол (2019) 2(2):35–42. дои: 10.1097/JP9.0000000000000019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Partelli S, Bartsch DK, Capdevila J, Chen J, Knigge U, Niederle B, et al. Согласованное руководство ENETS по стандартам лечения нейроэндокринных опухолей: хирургия нейроэндокринных опухолей тонкой кишки и поджелудочной железы. Нейроэндокринология (2017) 105(3):255–65. doi: 10.1159/000464292

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

16. Yamaguchi T, Machida N, Morizane C, Kasuga A, Takahashi H, Sudo K, et al.Многоцентровый ретроспективный анализ системной химиотерапии распространенной нейроэндокринной карциномы пищеварительной системы. Cancer Sci (2014) 105(9):1176–81. doi: 10.1111/cas.12473

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

17. Halfdanarson TR, Strosberg JR, Tang L, Bellizzi AM, Bergsland EK, O’Dorisio TM, et al. Согласованные рекомендации Североамериканского общества нейроэндокринных опухолей по эпиднадзору и медицинскому лечению нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. Поджелудочная железа (2020) 49(7):863–81. doi: 10.1097/MPA.0000000000001597

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

18. Zhang P, Li J, Li J, Zhang X, Zhou J, Wang X, et al. Этопозид и цисплатин в сравнении с иринотеканом и цисплатином в качестве терапии первой линии для пациентов с запущенной низкодифференцированной гастроэнтеропанкреатической нейроэндокринной карциномой: рандомизированное исследование фазы 2. Рак (2020) 126:2086–92. doi: 10.1002/cncr.32750

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

19.Окуяма Х., Икеда М., Окусака Т., Фурукава М., Окава С., Хосокава А. и др. Испытание фазы II эверолимуса у пациентов с прогрессирующей нейроэндокринной карциномой поджелудочной железы, рефрактерной или непереносимой к платиносодержащей химиотерапии (испытание NECTOR). Нейроэндокринология (2020) 110(11-12):988–93. doi: 10.1159/000505550

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

20. ван Влит Э.И., ван Эйк С.Х., де Крийгер Р.Р., Ван Дейкум Э.Дж.Н., Теуниссен Дж.Дж., Кам Б.Л. и др. Неоадъювантное лечение нефункционирующих нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы [177Lu-DOTA0, Tyr3] октреотатом. J Nucl Med (2015) 56(11):1647–53. doi: 10.2967/jnumed.115.158899

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Нейроэндокринные опухоли легких: обзор и многое другое

Тип NET Марка
Типичная карциноидная опухоль Низкий
Атипичная карциноидная опухоль Промежуточный
SCLC Высокий
ЛЦУ Высокий
  • Типичные карциноидные опухоли — это редкий тип опухоли, который развивается только в нейроэндокринных клетках.Они считаются нейроэндокринными опухолями низкой степени злокачественности, потому что они, как правило, медленно растут и с меньшей вероятностью распространяются (метастазируют). Под микроскопом клетки больше похожи на нормальные клетки.
  • Атипичные карциноидные опухоли родственны типичным карциноидным опухолям, но встречаются гораздо реже. Они считаются промежуточными, потому что клетки менее дифференцированы и имеют тенденцию к более быстрому делению.
  • Мелкоклеточный рак легкого (МРЛ) — наиболее распространенная форма нейроэндокринной опухоли.Он считается высокосортным, потому что он агрессивен и имеет больше шансов на распространение. SCLC может вызывать рак в нейроэндокринных клетках, а также в клетках подслизистой оболочки дыхательных путей.
  • Крупноклеточный рак легкого (LCC) — это тип немелкоклеточного рака легкого (NSCLC), который лишь в редких случаях вызывает нейроэндокринный рак легкого. Он отличается от SCLC в основном размером клеток, а также считается высокодифференцированным из-за повышенного потенциала метастазирования.

Симптомы нейроэндокринной опухоли легких

Поскольку нейроэндокринные опухоли, как правило, поражают крупные дыхательные пути, они обычно проявляются симптомами обструкции дыхательных путей по мере того, как опухоль растет и начинает блокировать дыхательные пути.

Общие признаки и симптомы нейроэндокринных опухолей легких включают:

По мере прогрессирования заболевания люди также часто испытывают необъяснимую потерю веса.

Гормональные осложнения

Известно, что из-за роли нейроэндокринных клеток в выработке гормонов НЭО секретируют избыточное количество гормонов и веществ аналогичного действия по мере роста и прогрессирования опухоли. Это может привести к группе общих и необычных симптомов.

Нейроэндокринные опухоли легких всех типов могут секретировать избыточное количество адренокортикотропного гормона (АКТГ), что приводит к состоянию, известному как синдром Кушинга .Симптомы включают увеличение веса, слабость, потемнение кожи и избыточный рост волос на теле и лице.

Нейроэндокринные опухоли легких иногда также могут вызывать чрезмерную выработку гормона роста (GH), что приводит к состоянию, известному как акромегалия , при котором кости лица, рук и ног могут расти ненормально.

Карциноидные опухоли, в частности, могут выделять избыток серотонина и простагландинов при распространении. Это может привести к состоянию, известному как карциноидный синдром , который проявляется покраснением лица, поражениями лица, диареей, учащенным сердцебиением и астматическими симптомами.

Нейроэндокринные опухоли легких также могут вызывать гормональный дисбаланс, который приводит к гиперкальциемии (аномально высокому содержанию кальция в крови), вызывая мышечные спазмы, спутанность сознания, нерегулярное сердцебиение и другие симптомы.

Причины

Иногда нейроэндокринные клетки могут аномально делиться и расти, образуя раковые опухоли. Те, которые возникают в легких, называются легочными нейроэндокринными опухолями. (Помимо легких, нейроэндокринные опухоли могут также развиваться в поджелудочной железе, толстой кишке, печени, прямой кишке, яичниках, предстательной железе, яичках, молочной железе, щитовидной железе, тимусе, гипофизе и надпочечниках.)

Хотя причины нейроэндокринных опухолей неясны, было выявлено несколько факторов риска.

SCLC и LCC

SCLC и LCC тесно связаны с курением сигарет. На самом деле, до 95% людей с этими формами рака легких являются либо нынешними, либо бывшими курильщиками.

Загрязнители окружающей среды и профессиональное воздействие канцерогенов (канцерогенных веществ) также являются распространенными факторами риска.

Средний возраст, в котором диагностируют эти виды рака, составляет около 70 лет, причем мужчины болеют чаще, чем женщины.

Карциноидные опухоли

Основная причина карциноидных опухолей гораздо менее ясна. Они реже связаны с курением, загрязнением окружающей среды или профессиональными токсинами.

Эти опухоли могут быть обнаружены у молодых людей и даже у детей. Женщины болеют чаще, чем мужчины, и белые страдают чаще, чем небелые.

Считается, что генетика и семейный анамнез играют роль в развитии карциноидных опухолей. Карциноидные опухоли связаны с рядом генетических синдромов, таких как множественная эндокринная неоплазия типа 1 (МЭН1).

Исследования показывают, что у 10% людей с МЭН1 разовьется карциноидная опухоль, причем у каждого шестого это происходит в возрасте до 21 года. Дети, рожденные от родителей с МЭН1, имеют не менее 50/50 шансов унаследовать синдром.

Диагностика

Диагноз нейроэндокринных опухолей обычно включает комбинацию анализов крови, визуализирующих исследований и биопсии легкого.

Анализы крови

Анализы крови не могут подтвердить наличие нейроэндокринных опухолей, но они включаются в диагностический процесс, поскольку позволяют различать подтипы и, следовательно, степень заболевания.

Индекс пролиферации Ki67 представляет собой тест на маркеры крови, используемый для дифференциации опухолей высокой степени злокачественности от опухолей низкой степени злокачественности. Его также можно использовать для оценки ответа на лечение. Например, при карциноидных опухолях те, у кого Ki67 выше 15%, с большей вероятностью реагируют на химиотерапию, тогда как опухоли с низким уровнем (менее 10%) с большей вероятностью реагируют на тип препарата, известный как аналог соматостатина.

В дополнение к выполнению общего биохимического анализа крови для проверки гиперкальциемии и других аномалий поставщик медицинских услуг может назначить анализы крови для измерения уровня АКТГ, гормона роста и других гормонов.Как правило, уровни гормонов имеют тенденцию быть чрезмерно высокими, когда нейроэндокринный рак легкого прогрессирует.

Визуальные исследования

Рентген грудной клетки часто является первым тестом, который проводится при подозрении на рак легкого, но карциноидные опухоли легко не заметить в 25% случаев. При раке легких в целом рентгенография грудной клетки, как правило, неэффективна и может пропустить до девяти из каждых 10 злокачественных новообразований на более ранних стадиях.

Если есть подозрение на нейроэндокринный рак, ваш лечащий врач, скорее всего, назначит другие визуализирующие исследования:

  • Компьютерная томография (КТ) сканирование делает несколько рентгеновских снимков для создания трехмерных «срезов» внутренних органов и структур.При нейроэндокринном раке сканируют как легкие, так и брюшную полость.
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ) создает высокодетализированные изображения, особенно мягких тканей, с использованием мощных магнитных и радиоволн.
  • Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) использует слабые радиоактивные индикаторы для обнаружения областей повышенной метаболической активности (как это происходит при раке). Это может помочь поставщику медицинских услуг увидеть, является ли рак локализованным или распространился на другие части тела.
  • Сцинтиграфия рецепторов соматостатина (SRS) — это более новая процедура, в которой используется слаборадиоактивное гормоноподобное вещество, называемое октреотидом, которое может специфически связываться с карциноидными опухолями и идентифицировать их.

Биопсия легкого

Биопсия легкого считается золотым стандартом диагностики рака легкого. Медицинский работник может получить образец ткани для оценки несколькими способами:

  • Бронхоскопия — это процедура, при которой трубчатая камера вводится через рот в бронхи для осмотра дыхательных путей.Во время процедуры через эндоскоп можно подавать специальную насадку для получения образца ткани.
  • Эндобронхиальное УЗИ — аналогичная процедура, при которой узкий ультразвуковой датчик вводится через рот для визуализации центральных дыхательных путей и получения образцов тканей.
  • Тонкоигольная аспирация (FNA) включает введение полой иглы в грудную клетку для извлечения небольшого образца опухолевой ткани.
  • Лапароскопическая хирургия — это минимально инвазивная форма хирургии, при которой делаются «замочные скважины» для удаления патологических образований и лимфатических узлов с помощью специального операционного оборудования.
  • Открытая хирургия реже используется для получения образцов биопсии, если нет медицинских осложнений, которые мотивируют его использование.

Положительный диагноз рака по данным биопсии легкого можно считать окончательным.

Стадия рака

После того, как нейроэндокринный рак легкого диагностирован, его стадируют, чтобы охарактеризовать тяжесть заболевания, назначить соответствующее лечение и предсказать вероятный исход (прогноз).

LCC и карциноидные опухоли стадируются так же, как и немелкоклеточный рак легкого, с пятью стадиями от стадии 0 до стадии 4.Стадирование основано на системе классификации TNM, которая характеризует злокачественное новообразование в зависимости от размера опухоли (T), вовлеченности лимфатических узлов (L) и наличия метастазов в злокачественном новообразовании (M). Стадии 0, 1, 2 и 3A считаются ранними стадиями рака легких, а стадии 3B и 4 — продвинутыми.

Мелкоклеточный рак легкого стадируется по-разному. Вместо пяти стадий их две: ограниченная стадия и экстенсивная стадия. SCLC с ограниченной стадией ограничен определенной частью легкого и имеет лучший прогноз, в то время как SCLC с обширной стадией распространяется и имеет плохой прогноз.

Обработка высококачественных сетей

Лечение нейроэндокринных опухолей легких может варьироваться в зависимости от типа опухоли, стадии рака, местоположения опухоли и общего состояния здоровья пациента.

Лечение нейроэндокринных опухолей высокой степени злокачественности ничем не отличается от лечения любой другой формы SCLC или LCC:

Лечение сетей среднего и низкого уровня

Этого нельзя сказать о карциноидных опухолях низкой и средней степени злокачественности, которые не реагируют на новые таргетные и иммунотерапевтические методы лечения некоторых видов немелкоклеточного рака легкого.Даже химиотерапия и лучевая терапия не используются одинаково при карциноидных опухолях и имеют разную степень эффективности.

При этом карциноидные опухоли поддаются хирургическому вмешательству и другим лекарствам, обычно не используемым при лечении рака легких.

Хирургия

Прогноз при карциноидных опухолях намного лучше, чем при других видах рака легкого. Когда он пойман на ранних стадиях, хирургическое вмешательство может быть излечивающим.

При карциноидных опухолях на ранних стадиях хирургическое лечение рака легкого является методом выбора.В зависимости от размера опухоли врач может порекомендовать одно из следующих действий:

Окружающие лимфатические узлы также могут быть резецированы (удалены), так как они часто содержат раковые клетки. К ним относятся лимфатические узлы, расположенные там, где бронхи входят в легкие (прикорневые лимфатические узлы), или лимфатические узлы, расположенные между легкими (медиастинальные лимфатические узлы).

Какими бы радикальными ни казались эти операции, многие люди могут жить полноценной активной жизнью только с одним легким или частью легкого.

В отличие от большинства других видов рака легкого, адъювантная химиотерапия или лучевая терапия (используемая для удаления любых оставшихся раковых клеток) не используется после хирургического вмешательства даже в случаях запущенной карциноидной опухоли.

Афинитор (Эверолимус)

Лечение карциноидных опухолей становится более сложной задачей, когда заболевание прогрессирует. В 2016 году биологический препарат под названием Афинитор (эверолимус) был одобрен для лечения первой линии карциноидных опухолей легких, и было показано, что он значительно замедляет прогрессирование даже запущенных злокачественных новообразований.

Afinitor действует путем ингибирования белка, называемого мишенью рапамицина млекопитающих (mTOR), который регулирует рост клеток.

Этот препарат рекомендуется при прогрессирующих, неоперабельных карциноидных опухолях, не секретирующих гормоноподобные вещества (так называемые нефункциональные карциноиды). Было обнаружено, что афинитор снижает прогрессирование как типичных, так и атипичных карциноидов, а также увеличивает время выживания.

Афинитор принимается в виде ежедневных таблеток, но может вызывать побочные эффекты по крайней мере у 30% пользователей, включая воспаление желудка, диарею, тошноту, лихорадку, сыпь и крапивницу.

Аналоги соматостатина

Аналоги соматостатина представляют собой класс препаратов, которые уже давно используются для лечения карциноидных опухолей желудочно-кишечного тракта, как функциональных, так и нефункциональных. В настоящее время они рекомендуются в качестве терапии первой линии для людей с индолентными (медленно растущими) карциноидными опухолями легких, положительными по рецептору соматостатина.

Лабораторные патологоанатомы могут определить, есть ли у карциноидной опухоли рецепторы соматостатина, подвергнув ткани биопсии специальным красителям. Если это так, это означает, что опухоль имеет точки прикрепления, к которым может прикрепиться молекула лекарства.

Аналоги соматостатина не могут вылечить карциноидные опухоли, но могут временно уменьшить их размер вместе с сопутствующими симптомами. Аналоги соматостатина, обычно используемые при лечении карциноидных опухолей легких, включают:

  • Сандостатин (октреотид)
  • Сигнифор (пасиреотид)
  • Соматулин (ланреотид)

Химиотерапия и лучевая терапия

Карциноидные опухоли не очень чувствительны к стандартным химиотерапевтическим препаратам.Тем не менее, химиотерапия может использоваться для опухолей, которые не реагируют на другие формы терапии, особенно для опухолей с высоким индексом пролиферации Ki67.

Лучевая терапия может быть вариантом лечения опухолей на ранней стадии, когда операция невозможна. Специализированные методы, такие как стереотаксическая радиохирургия тела (SBRT), доставляют высокие дозы радиации в сфокусированную область ткани и иногда могут давать результаты, аналогичные тем, которые достигаются при хирургическом вмешательстве.

Радиоактивные препараты, такие как радиоактивный октреотид, используемый при сцинтиграфии рецепторов соматостатина, также могут использоваться в более высоких дозах для лечения карциноидных опухолей.Этот подход считается экспериментальным, но доказал свою эффективность у некоторых людей с запущенными карциноидными опухолями.

На горизонте

Радионуклидная терапия пептидных рецепторов (PPRT)

— это новое терапевтическое применение ядерной медицины, одобренное в настоящее время для лечения распространенных нейроэндокринных опухолей желудочно-кишечного тракта, которое, вероятно, будет использоваться в ближайшем будущем также для лечения распространенных нейроэндокринных опухолей легких. PRRT можно охарактеризовать как разновидность системной лучевой терапии.177Lu-DOTATATE и 90Y-DOTATOC являются двумя репрезентативными соединениями PRRT и содержат лютеций-177 и иттрий-90 соответственно.

Поскольку в относительно небольшом количестве исследований рассматривались наилучшие варианты лечения распространенных карциноидных опухолей, в настоящее время для них не существует стандартизированного подхода.

Тип NET Варианты лечения
Мелкоклеточный рак легкого • Химиотерапия
• Иммунотерапия
• Лучевая терапия
• Хирургия (реже используемая)
• Клинические испытания
 
Крупноклеточная карцинома легкого • Хирургия
• Химиотерапия
• Таргетная терапия
• Лучевая терапия
• Клинические испытания
 



Карциноидные опухоли

 

• Хирургия
• Афинитор (эверолимус)
• Аналоги соматостатина
• Химиотерапия (реже используется)
• Лучевая терапия (реже используется)
• Клинические испытания

Прогноз

Прогноз для нейроэндокринных опухолей, вызванных SCLC и LCC, исторически плохой. Напротив, карциноидные опухоли низкой и средней степени злокачественности, как правило, имеют лучшие результаты и гораздо меньший риск метастазирования.

Показатели 5-летней выживаемости по типу опухоли
Типичная карциноидная опухоль 89%
Атипичная карциноидная опухоль 58%
SCLC с ограниченной стадией 27%
​LCC 13%
SCLC с расширенной стадией 5%

Несмотря на то, что SCLC и LCC в целом имеют более неблагоприятный прогноз, улучшение диагностики и лечения ежегодно увеличивает время выживания.

Слово от Verywell

Хотя скрининг карциноидных опухолей не рекомендуется для широкой публики, некоторые медицинские работники регулярно проводят скрининг людей с множественной эндокринной неоплазией 1 типа, учитывая их повышенный риск. Этим людям КТ грудной клетки можно проводить каждые три года, начиная с 20-летнего возраста. Тем не менее, существует мало доказательств того, что скрининг увеличивает продолжительность жизни.

Взрослые с высоким риском рака легких, связанного с курением, также могут проходить рутинный скрининг.Целевая группа профилактических служб США в настоящее время рекомендует скрининг рака легких для взрослых в возрасте от 50 до 80 лет, которые имеют стаж в 20 пачек в год и либо в настоящее время курят, либо бросили курить в течение последних 15 лет.

Если вы считаете, что вам следует пройти обследование, но оно вам еще не рекомендовано, поговорите со своим лечащим врачом.

Спасибо за отзыв!

Ограничение употребления обработанных пищевых продуктов и красного мяса может помочь предотвратить риск развития рака. Эти рецепты сосредоточены на продуктах, богатых антиоксидантами, чтобы лучше защитить вас и ваших близких.Зарегистрируйтесь и получите руководство!

Зарегистрироваться

Ты в!

Спасибо, {{form.email}}, за регистрацию.

Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Что вас беспокоит?

Другой Неточный Сложно понять Verywell Health использует только высококачественные источники, в том числе рецензируемые исследования, для подтверждения фактов в наших статьях. Прочтите наш редакционный процесс, чтобы узнать больше о том, как мы проверяем факты и делаем наш контент точным, надежным и заслуживающим доверия.
  1. Рехтман Н. Нейроэндокринные опухоли легкого: Актуальная информация. Медицинская лаборатория Arch Pathol . 2010 ноябрь; 134(11):1628-38.

  2. Оронский Б., Ма П.С., Моргенштерн Д., Картер К.А. Ничего, кроме NET: обзор нейроэндокринных опухолей и карцином. Неоплазия . 2017;19(12):991-1002. doi:10.1016/j.neo.2017.09.002

  3. Зайнал А., Акинсола О., Раджамани К. Синдром Кушинга, вторичный по отношению к первичной нейроэндокринной карциноме легких. Деловой представитель Эндокринол .2019;2019:1989260. дои: 10.1155/2019/1989260

  4. Jawiarczyk-Przybyłowska A, Wojtczak B, Whitworth J, et al. Акромегалия, связанная с ГИСО, немелкоклеточным раком легкого, светлоклеточным раком почки, множественной миеломой, опухолью продолговатого мозга, аденомой надпочечников и фолликулярными узлами щитовидной железы. Эндокринол Пол. 2019;70(2):213-7. doi:10.5603/EP.a2019.0005

  5. Гаде А.К., Олариу Э., Дутит НТ. Карциноидный синдром: обзор. Курей. 2020;12(3):e7186.doi:10.7759/cureus.7186

  6. Канаджи Н., Ватанабэ Н., Кита Н. и др. Паранеопластические синдромы, связанные с раком легкого. World J Clin Oncol. 2014;5(3):197-223. дои: 10.5306/wjco.v5.i3.197

  7. Национальная организация редких заболеваний. Мелкоклеточный рак легкого.

  8. Американское онкологическое общество. Факторы риска карциноидных опухолей легких.

  9. Камиларис CDC, Стратакис, Калифорния. Множественная эндокринная неоплазия типа 1 (МЭН1): обновление и значение ранней генетической и клинической диагностики. Передний эндокринол (Лозанна) . 2019;10:339. doi:10.3389/fendo.2019.00339

  10. Ma X, Wu Y, Zhang T и др. Индекс пролиферации Ki67 как гистопатологический прогностический и прогностический параметр меланомы слизистой оболочки полости рта у пациентов без отдаленных метастазов. Дж Рак. 2017;8(18):3828-37. doi:10.7150/jca.20935

  11. Ван Х.И., Ли З.В., Сунь В. и др. Автоматическая количественная оценка индекса Ki-67 связана с патологической степенью легочных нейроэндокринных опухолей. Chin Med J (англ.) . 2019 5 марта; 132 (5): 551-61. дои: 10.1097/CM9.0000000000000109

  12. Демирчи И., Герольд С., Копп А. и др. Гипердиагностика типичной карциноидной опухоли как аденокарциномы легкого: клинический случай и обзор литературы. World J Surg Onc. 2012;10:19. дои: 0.1186/1477-7819-10-19

  13. Дель Сиелло А., Франки П., Контеджакомо А., Чиккетти Г., Бономо Л., Ларичи А.Р. Пропущенный рак легкого: когда, где и почему? Диагностический интерв Радиол .2017;23(2):118-26. doi:10.5152/дир.2016.16187

  14. Kaifi JT, Kayser G, Ruf J, Passlick B. Диагностика и лечение бронхолегочного карциноида. Dtsch Arztebl Int . 2015 июль; 112 (27-28): 479-85. doi:10.3238/arztebl.2015.0479

  15. Новартис. Афинитор (эверолимус) таблетки для приема внутрь.

  16. Фацио Н., Буццони Р., Делле Фаве Г. и др. Эверолимус при запущенных, прогрессирующих, хорошо дифференцированных, нефункциональных нейроэндокринных опухолях: анализ подгруппы легких RADIANT-4. Науки о раке. 2018;109(1):174-81. doi:10.1111/cas.13427

  17. Гомес-Поррас М., Карденас-Салас Дж., Альварес-Эскола С. Аналоги соматостатина в клинической практике: обзор. Int J Mol Sci. 2020;21(5):233-45. дои: 10.3390/ijms21051682

  18. Цукалас Н., Баксеванос П., Аравантиноу-Фатору Э. и др. Достижения в области системного лечения нейроэндокринных новообразований легких. Энн Трансл Мед . 2018;6(8):146. дои: 10.21037/атм.2018.04.03

  19. Лу Т., Ян С., Хуан И. и др.Тенденции заболеваемости, лечения и выживаемости больных раком легкого за последние четыре десятилетия. Рак Управление Res . 2019;11:943-53. дои: 10.2147/CMAR.S187317

  20. Рамирес Р.А., Бейер Д.Т., Диболд А.Е. и др. Прогностические факторы при типичных и атипичных карциноидах легких. Окснер Дж. 2017;17(4):335-40.

  21. Целевая группа профилактических услуг США. Скрининг на рак легких: Рекомендательное заявление Целевой группы профилактических служб США. ЯМА.  2021;325(10):962–970. doi:10.1001/jama.2021.1117ation application — Рак легких: скрининг.

Verywell Health является частью издательской семьи Dotdash Meredith. ]]> .

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.