Меланоцитарный невус пограничный: Удаление пигментных невусов с гистологическим исследованием в поликлинике Литфонда

alexxlab Разное

Содержание

Удаление пигментных невусов с гистологическим исследованием в поликлинике Литфонда

Диспластические невусы в настоящее время привлекают внимание исследователей в связи с их возможной трансформацией в меланому. Диспластические невусы могут быть множественными и единичными, наследственными и спорадическими.

В 1978 году Кларк с соавторами впервые описали множественные наследственные невусы, являющиеся предшественниками меланомы и обозначили эту ситуацию как «В-К моль синдром». Гистологически эти образования, которые в дальнейшем стали называться диспластическими невусами, представляли собой атипическую меланоцитарную гиперплазию, лимфоидную инфильтрацию, нежную фиброплазию и новообразованные кровеносные сосуды.

В 1980 году Элдер с соавтрами описали подобные невусы у больных ненаследственной меланомой и показали, что диспластический невусный синдром, как и наследственный «В-К-моль синдром» является фактором риска развития меланомы кожи.

При гистологическом исследовании диспластических невусов авторы обнаружили

2 типа нарушения роста внутриэпидермальных меланоцитов, наиболее частый тип – лентигинозная меланоцитарная дисплазия (ЛМД) – наблюдался во всех диспластических образованиях и напоминал изменения, происходящие в lentigo simplex. Второй тип нарушения роста – эпителиоидно-клеточная меланоцитарная дисплазия – был найден в 2х образованиях в дополнение к лентигинозной меланоцитарной дисплазии и напоминал классическую поверхностно-распространяющуюся меланому.

В 1982 году профессор МНИОИ им. П.А.Герцена З.В. Гольберт впервые выделила 3 степени развития лентигинозной меланоцитарной дисплазии (ЛМД). При 1 степени отмечалось увеличение числа меланоцитов в базальном слое эпидермиса и некоторая их атипия. При 2 степени имелись более выраженная пролиферация меланоцитов, местами полностью замещающих базальный ряд кератиноцитов, и нарастание признаков их анаплазии. 3-я степень ЛМД, при которой имеется тенденция к врастанию меланоцитов в выше расположенные слои эпидермиса и вглубь, в сосочковый слой дермы, приближается к картине меланомы in-situ.

Возможное развитие меланомы на фоне невуса отмечали многие авторы. Н.Н. Трапезников в своей монографии 1976 года приводит данные зарубежных авторов, которые в 1971 – 1973 годах отмечали в пограничных невусах скопления патологически измененных меланоцитов. Н.Н. Трапезников с соавторами также полагали, что пограничные невусы могут озлокачествляться, в связи с чем требуют наблюдения. Однако авторы отнесли к признакам озлокачествления невуса такие симптомы, как мокнутье, кровоточивость. Эти признаки характерны не для невуса, а для уже развившейся меланомы в фазе горизонтального роста. Авторы явно недооценили открытия Кларком в 1969 году поверхностно-распространяющейся меланомы, которая проходит длительную фазу горизонтального роста под маской невуса. Экзофитный рост образования, который авторы считают признаком озлокачествления невуса и связывают его с травмой – свидетельствует о переходе уже развившейся меланомы из горизонтальной фазы роста в вертикальную.

Основным фактором прогноза меланомы в настоящее время считается толщина опухоли, определяемая в миллиметрах при гистологическом исследовании. Хороший прогноз относится к опухолям толщиной 1 мм и менее. Такая опухоль называется «тонкой меланомой» и клинически выглядят как гладкое пигментное пятно, или слегка возвышающееся пигментное образование. Экзофитный рост свидетельствует о том, что толщина опухоли увеличивается и обозначает плохой прогноз.

Диспластические невусы могут быть малыми – до 0,3 см, средними 0,4 – 0,8 см и крупными 0,9 – 1,5 см, они представляют собой пигментные пятна или слегка возвышающиеся образования рыжеватого или коричневого цвета. В отличие от обычных (пограничных) невусов, которые обнаруживаются у детей, диспластические невусы появляются в подростковом возрасте и в дальнейшей жизни до глубокой старости. Наши наблюдения показали, что диспластические невусы могут быть как лентигинозными, так и смешанными, но во внутридермальные они не превращаются и не фиброзируются, как это происходит с пограничными невусами у детей.

Диспластические невусы являются доброкачественными образованиями, они длительно существуют без каких-либо изменений или регрессируют, однако в отдельных случаях могут прогрессировать с переходом в меланому. О прогрессировании диспластического невуса (дисплазия 2 – 3 степени) могут свидетельствовать:

  • неправильная форма,
  • волнистые или фестончатые края,
  • неоднородная окраска коричневых или черных тонов.

Диспластические невусы с дисплазией 1 степени клинически имеют правильную форму, равномерную окраску, ровные края. Однако основным признаком прогрессирующего диспластического невуса, как показали наши наблюдения, является изменение размеров, окраски или конфигурации невуса за последние 6-12 месяцев или 1-10 лет. Быстрый (в течение 6 – 12 месяцев) рост невуса, появившегося на здоровой коже после наступления полового созревания, является важным признаком прогрессирования, поэтому подобные невусы необходимо подвергать эксцизионной биопсии даже при отсутствии других клинических признаков. Должно настораживать появление синюшных или розоватых тонов в окраске невуса, которое может свидетельствовать о переходе невуса в меланому.

Клинически отличить прогрессирующий диспластический невус от меланомы in-situ не представляется возможным, так как озлокачествление происходит на клеточном уровне. Диагноз устанавливается только при гистологическом исследовании, при этом требуется высокая квалификация патоморфолога.

В Центральной поликлинике Литфонда мы в амбулаторных условиях с 2009 года производим иссечение (эксцизионную биопсию) диспластических невусов в целях профилактики меланомы. Эксцизионной биопсии подлежат малые и средние диспластические невусы с признаками прогрессирования. Пациентов с крупными прогрессирующими диспластическими невусами мы направляем в онкологический стационар, так как в этих случаях нельзя исключить поверхностно-распространяющуюся меланому в фазе горизонтального роста. При гистологическом исследовании этих образований, удаленных в онкологических стационарах обнаруживалась меланома, однако в двух случаях был установлен диагноз – пигментный невус. Приводим эти наблюдения.

Пациентка К. 63 лет обратилась в Центральную поликлинику Литфонда 06.11.15 по поводу пигментного пятна в области спины, которое заметила 5 лет назад, в последние 6 месяцев отмечает зуд в области пятна. При осмотре: в левой лопаточной области имеется пигментное пятно 2,0 х 1,8 см, неправильной формы, неоднородной окраски коричневых и темно-коричневых тонов, с участками синюшно-розового цвета у верхнего-наружного края. Пятно имеет неровные, « фестончатые» края (

фото 1 и 2). Подмышечные лимфатичекие узлы не увеличены. Пациентка направлена к онкологу по месту жительств с подозрением на меланому. В Онкологическом диспансере №4 произведен соскоб образования для цитологического исследования, получены клетки меланомы. Больная направлена в Городскую клиническую больницу №5 для хирургического лечения. Осмотр в стационаре: на коже левой лопаточной области имеется образование 2,0 х 2,0 см, черно-коричневого цвета, с неровной поверхностью и неровными фестончатыми краями, без экзофитного компонента, с небольшой корочкой.

25.11.15 произведено иссечение образования, отступя от видимых границ 2,0 см. Гистологическое исследование №82986: в зоне пятна, в центре кожного лоскута картина эпителиоидной меланоцитарной дисплазии атипического характера, в одном из участков крайне подозрительная по переходу в меланому. Пациентка выписана из стационара с диагнозом «Пигментный невус кожи левой лопаточной области». Гистологический препарат был консультирован в МНИОИ им. П.А.Герцена к.м.н. Ягубовой Э.А., заключение: эпителиоидно-клеточная пигментная неизъязвленная лентиго-меланома in-situ на фоне смешанного диспластического невуса, с умеренной лимфоидно-плазмоклеточной инфильтрацией в основе. Удалено в пределах здоровых тканей.

В приведенном наблюдении у больной имелась яркая клиническая картина прогрессирующего диспластического невуса: неправильная форма, неровные «фестончатые» края, неоднородная окраска, возникновение пятна на здоровой коже 5 лет назад и дальнейший его рост. В связи с наличием участков розовато-синюшной окраски была заподозрена меланома кожи. При соскобе образования в Онкологическом диспансере №4, вероятно, именно на участке розовато-синюшной окраски были выявлены клетки меланомы. Однако, следует отметить, что мы встречали меланому in-situ при наличии пигментного пятна с относительно равномерной окраской. Несмотря на выявленную при гистологисеком исследовании внутриэпидермальную дисплазию меланоцитов, патоморфологом стационара не было дано заключение о наличии диспластического невуса, хотя для клинициста важно получить такую информацию. Меланоцитарная дисплазия 2 – 3 степени свидетельствует о высоком риске развития меланомы у данного больного. Следует отметить, что в последнее время некоторые зарубежные авторы также стали выделять 3 степени дисплазии меланоцитов: легкую, умеренную и тяжелую.

Данное наблюдение показало, что диагноз «меланома in-situ» вызывает затруднения у отечественных патоморфологов. Этим можно объяснить тот факт, что меланома in-situ в РФ диагностируется крайне редко, в то время как в США и Австралии – очень часто. По данным John W. Kelly, в Австралии за период с 1996 по 2000 год было выявлено 5117 меланом, при этом меланома in-situ установлена в 1711 случаях (33,4%). В 2007 году в США было зарегистрировано 59940 случаев инвазивной меланомы и 48290 случаев меланомы in-situ.

Приводим еще одно наблюдение, где при наличии типичной картины прогрессирующего диспластического невуса диагноз морфологически подтвержден не был. Больной П. 50-ти лет обратился к онкологу в Центральную поликлинику Литфонда 03.04.15 по поводу пигментного образования кожи спины, которое заметил 3 года назад. При осмотре: в левой лопаточной области имеется пятно черного цвета, 1,2 х 0,9 см, неправильной формы, с неровными краями, в центре – небольшое возвышение 0,2 см светло-коричневого цвета (фото 3). Пациент был направлен в Онкологическую больницу № 40 с подозрением на меланому. 13.04.15 произведено широкое иссечение образования. Гистологическое исследование – пограничный пигментный невус.

Учитывая клиническую картину, характерную для прогрессирующего диспластического невуса, мы, несмотря на отсутствие морфологического подтверждения, сообщили больному, что у него высокий риск развития меланомы. Через 1,5 года, 30.12.16. пациент сам обратился к онкологу в Центральную поликлинику Литфонда с жалобами на появление 1,5 месяца назад пигментного пятна на туловище. При осмотре – на спине слева, по задне-подмышечной линии имеется пятно 0,4 х 0,3 см, темно-коричневого, почти черного цвета. В Центральной поликлинике Литфонда 17.01.17. произведена эксцизионная биопсия образования, отступая от границ 0,5 см. Гистологическое исследование, проведенное в МНИОИ им. ПА.Герцена (Ягубова Э.А.) выявило смешанный пигментный невус с тяжелой (3 степени) меланоцитарной ленигинозной дисплазией, удаленный в пределах здоровых тканей. В основе – выраженная лимфоидно-плазмоклеточная инфильтрация.

Приведенные наблюдения показывают, что для своевременного выявления прогрессирующих диспластичеких невусов и меланомы in-situ необходимо повышать квалификацию отечественных патоморфологов. Считаем целесообразным организовать курсы повышения квалификации патоморфологов на базе МНИОИ им П.А.Герцена, это будет способствовать своевременному выявлению меланомы in-situ и снижению смертности от этой опасной опухоли кожи.

Сведения об авторах

  • О.А.Романова – к.м.н., врач-онколог ЗАО «Центральная поликлиника Литфонда»
  • Н.Г. Артемьева – к.м.н., зав. хирургическим отделением ЗАО «Центральная поликлиника Литфонда»
  • Солохина М.Г. – врач-онколог ЗАО «Центральная поликлиника Литфонда»

Возврат к списку

Меланоцитарный невус, причины заболевания, симптомы, анонимное лечение, прием врача — «Месед Клиника»

Меланоцитарные невусы (или родинки) представлены многими разновидностями и есть почти у всех людей – они выявляются у ¾ части населения земного шара. Такие образования на коже являются доброкачественными опухолями, но в последние годы, в связи с неуклонным ростом количества больных с раковыми заболеваниями кожи, специалисты настоятельно рекомендуют всем людям внимательней относиться к таким привычным для многих из нас родинкам. Они могут быть врожденными или приобретенными и изменять свой внешний вид с течением времени.

Причины появления меланоцитарных невусов

Меланоцитарный невус появляется из-за избыточного размножения меланобластов эпидермиса. Избыточное размножение становится возможным благодаря нарушениям в регуляции генов вследствие воздействия факторов окружающей среды или случайных причин. Изначально, в эпидермисе формируется пограничный меланоцитарный невус. Затем, часть меланоцитов переходят в дерму, часть остается в эпидермисе, формируя сложный меланоцитарный невус. Постепенно, оставшиеся меланоциты из эпидермиса переходят в дерму, формируя внутридермальный меланоцитарный невус.

Диагностика и лечение невусов

Диагностика производится различными методами. Прежде всего, специалист осматривает невус. Если заметно выделение жидкости или крови на его поверхности, то берется мазок. Его лабораторное исследование позволяет определить злокачественность образования и риск развития меланомы. У данного метода диагностики есть и недостаток. Взятие мазка может привести к превращению образования в злокачественное из-за микротравмы, которая наносится во время процедуры.   

После определения степени опасности невуса для здоровья пациента специалист назначает лечение.

В современной медицине прибегают к следующим методам:

• Хирургическое вмешательство. Необходимо, когда образования разрастаются и занимают большую площадь на теле, вызывают раздражение или находятся в труднодоступных местах.
• Электрокоагуляция. Данная процедура заключается в воздействии на невус посредством высокой температуры. При прижигании образования не выделяется кровь, и нет необходимости удалять кожу вокруг как при хирургической операции. 
• Криодеструкция. С помощью угольной кислоты, жидкого азота или льда осуществляется заморозка пораженного участка. В результате на поверхности невуса появляется плотная корочка, а под ней – новая кожа. 
Лазерная терапия. Также, как и при криодеструкции, при воздействии лазером нет боли и не остается шрамов. Зато участок кожи на месте невуса может приобрести белый цвет и заметно выделяться за счет отсутствия пигмента. При лазерной терапии важно полностью удалить образование. 
• Радиохирургические методы. Стали использоваться совсем недавно. Воздействие на невус осуществляется с помощью радионожа, служащего источником излучения. Данный метод подойдет для злокачественных и доброкачественных образований, но будет неэффективен для невусов большого размера.

Лечение и анализы АНОНИМНО!

Дерматоскопия родинок — инструмент онколога в комплексной диагностике меланомы кожи

Дерматоскопия родинок

Дерматоскопия кожи, являясь относительно несложным методом прямого визуального изучения состояния кожи, широко используется в онкологической практике. Метод дает ценную информацию о характеристиках кожных образований, прежде всего – родинок. Дерматоскопия родинок очень важна в раннем выявлении признаков их перерождения. Диагностическая дерматоскопия входит в диагностические алгоритмы при различный патологических изменениях кожи, но ее роль в выявлении меланомы трудно переоценить.

Различные модификации методики, в том числе предполагающие получение цифрового изображения (цифровая дерматоскопия), тем не менее, не является самостоятельным методом верификации диагноза меланомы кожи.

Несмотря на невысокую стоимость дерматоскопии в Москве, возможность сделать дерматоскопию в условиях многих медицинских клиник и центров, ее результаты являются лишь дополнением к клиническим данным, и адекватно интерпретируются лишь тогда, когда процедура является частью комплексного диагностического поиска, осуществляемого опытными специалистами – дерматоонкологами.

В связи с этим данный краткий обзор представляет Вашему вниманию не просто описание метода и методологии, а взгляд онколога на результаты дерматоскопии в раннем выявлении меланомы кожи.

Значимыми факторами риска в развитии меланомы кожи являются наличие 1-го и 2-го фототипа кожи у лиц, периодически или регулярно подвергающихся повышенной солнечной инсоляции в результате временного или постоянного проживания в регионах с жарким климатом.

Другими факторами риска являются три и более эпизода солнечных ожогов в течение жизни, присутствие на поверхности кожи веснушек и лентиго, наличие трех и более атипичных меланоцитарных невусов на поверхности кожи.

Весьма важным обстоятельством является то, что у части больных меланома развивается на месте существующего пигментного невуса. Вопреки распространенному мнению, меланомоопасные невусы представляют собой, в основном, приобретенные меланоцитарные невусы, а не врожденные.

Все пигментные невусы на коже человека можно распределить на три клинико-гистологических типа: внутридермальные, пограничные и смешанные (сложные).

Внутридермальные невусы характеризуются своим глубоким залеганием в толще дермы. При этом они приподнимают эпидермис и клинически выглядят в виде горошины или узелка чаще всего светло-коричневых оттенков. Внутридермальные невусы могут быть действительно врожденными или появляются на теле в раннем детском возрасте.

Когда в процессе формирования внутридермального невуса его клетки достигают базальной мембраны, которая отделяет собственно дерму от эпидермиса, возникает смешанный или сложный невус. Клинически он имеет сходство с внутридермальным невусом.

Только иногда вокруг основания подобного узелкового образования может наблюдаться небольшая кайма пигментации, представляющая собой приграничный к дерме и эпидермису компонент. Смешанный невус как и внутридермальный может быть врожденным или сформироваться сразу после рождения.

По большому счету, ни внутридермальный, ни смешанный типы невусов не являются меланомоопасными, хотя часто привлекают к себе внимание из-за не совсем эстетической формы (иногда наблюдается рост редких волосков на их приподнятой поверхности). Но всегда эти «родинки» имеют один доминирующий оттенок цвета от светло- до темно-коричневого, что в последнем случае также ложно настораживает внимание. В действительности должна настораживать не интенсивность пигментации, а наличие полихромии, т.е. разных оттенков.

Онкологическую настороженность следует проявлять в отношении пограничного невуса, который действительно является меланомоопасным. Подобный тип невуса формируется вдоль границы дермы и эпидермиса. Клинически он представляет собой совершенно плоское пигментное образование. Пограничные невусы почти всегда бывают приобретенными. Чаще всего они начинают проявляться на разных участках тела в возрасте 15 – 25 лет. Долгое время их размеры не превышают 2-3 мм. Это создает иллюзию у их носителя, что они существуют с рождения, хотя это не так.

Большинство пограничных невусов так и остаются без изменений годами, однако некоторые из них могут иметь тенденцию к росту. Обычно это длительный процесс. Так за год подобного рода образование может увеличиться всего лишь на 1 мм и таким образом достигнуть размеров до 1 см за несколько лет. Следует помнить, что если плоская приобретенная «родинка» увеличивается и достигает размера 5-6 мм ее следует обязательно показать специалисту. В случае роста пограничного невуса из него может сформироваться диспластический невус – реальный предшественник меланомы кожи. Диспластический невус характеризуется появлением легкой или выраженной ассиметрии, точечных участков депигментации, размерами более 5 мм и склонностью к заметному росту за последние 1-2 года. Нередко эту заметную склонность к росту можно связать с интенсивным воздействием солнечного ультрафиолета (вплоть до ожогов кожи).

Данный процесс может иметь системный характер, в этом случае речь идет о так называемом синдроме множественных диспластических невусов, ассоциированном с меланомой — FAMMM (Familial atypical multiple mole melanoma syndrome). Этот синдром является наиболее значимым известным фактором риска развития меланомы кожи, основным его клиническим проявлением является наличие множества диспластических невусов на поверхности кожи.

Резюмируя вышесказанное, к меланомоопасным образованиям кожи, требующим вторичных профилактических мероприятий можно отнести следующие состояния:

1. Наличие спорадических диспластических невусов у пациента (взрослые/дети).

2. Наличие множественных диспластических невусов у пациента в составе синдрома множественных диспластических невусов, а та кже семейного синдрома множественных диспластических невусов, ассоциированного с меланомой (FAMM) (взрослые/ дети).

Помимо описанных, встречаются редкие пигментные образования кожи, также являющиеся меланомоопасными, к ним относятся:

1. Наличие врожденного гиганского пигментного невуса у детей (дети/взрослые)

2. Наличия веретеноклеточного невуса (синонимы: эпитиелиодный невус, Спиц-невус, ювенильная меланома) (дети/взрослые)

3. Наличие невуса Ота ( глазокожный меланоз) (взрослые/дети)

4. Наличие голубого невуса (взрослые/дети)

5. Наличие гало-невуса (взрослые/дети).

Данные образования кожи не являются онкологическими заболеваниями, они лишь могут являться фоном для их возникновения. В связи с этим, целесообразно наблюдение пациентов с такими состояниями у онколога на договорной основе, обусловленной желанием пациента предупредить развитие заболевания.

Обследования пациентов с перечисленными факторами риска включает в себя на первом этапе общий осмотр, проводимый с целью оценки наличия пигментных образований, а на втором – выполнение эпилюминисцентной дерматоскопии, позволяющей с высокой степенью вероятности выявить меланому кожи на ранней стадии.

Диагностика меланомы кожи первоначально основывается на визуальных признаках проявлений этой опухоли. Диагностический алгоритм первичной оценки пигментного образования включает в себя оценку размера, симметрии, краев, цвета и эволюционных изменений образования, традиционно данный алгоритм описывается правилом ABCDE:

A – asymmetry: оценивается симметричность образования, для меланомы кожи характерна асимметрия, выражающаяся в геометрическом несоответствии одной половины образования другой.

B – boundary: край меланомы кожи обычно неровный, изъеденныый, контуры неровные.

С – color: для меланомы кожи характерна неоднородность окраски, вариабельность цветовой гаммы от черного до белого и голубого.

D – dimension: для меланомы кожи характерен диаметр более 6 мм, однако, данная характеристика не является обязательной.

E – evolution или elevation: какие-либо изменения пигментного образования в течение последних 6 месяцев – года, или образование, возвышающееся над поверхностью кожи (характеризует узловой компонент).

Несмотря на кажущуюся простоту представленного диагностического алгоритма, первоначальная оценка пигментного образования может быть затруднительной. Это связано с широким распространением среди белого населения других образований кожи, внешние характеристики которых могут напоминать меланому кожи: различных меланоцитарных, сложных и пограничных невусов, возрастного лентиго и других. Также следует заметить, что сложности в визуальной оценке образования возникают именно на ранних стадиях меланомы, в фазе горизонтального роста, когда узлового компонента еще нет. Особую сложность в диагностике представляют пациенты с синдромом множественных диспластических невусов, у которых формально могут быть подозрительными на меланому кожи все невусы, количество которых иногда превышает сотню. В этих условиях проведение эксцизионной биопсии практически не представляется возможным и, в связи с этим, требуется более точная предварительная диагностика с учетом того факта, что данный синдром является наиболее значимым фактором риска развития меланомы кожи.

Наиболее значимым и распространенным дополнительным методом диагностики пигментных образований кожи является эпилюминисцентная дерматоскопия, позволяющая оценить, как «классические» ABCD-симптомы при 10-60-кратном увеличении, так и оценить наличие в пигментном образовании специфических дерматоскопических симптомов, характерных для тех или иных образований кожи.

В свете этого в дерматоскопической диагностике меланомы кожи принято два основных алгоритма, учитывающих эти симтомы: это алгоритм Штольца, оценивающий образование по ABCD-системе, и алгоритм Аргезиано, суммирующий баллы, полученные при оценке дерматоскопических характеристик.

В алгоритме Штольца асимметрия образования оценивается в 1 или два балла, в зависимости от того, ассиметричны ли лишь две половины образования или его четверти. Для этого через образование проводится воображаемая линия: если правая половина образования не соответствует левой, то асимметрия оценивается в 1 балл. После этого проводится вторая воображаемая линия, перпендикулярная первой, если и эти две половины не симметричны друг другу, то асимметрия оценивается в 2 балла.

Край образования оценивается по 8-балльной шкале. Для этого через образование проводится четыре воображаемых линии, разделяющих образование на 8 равных частей. Неровность края, образованного резкими обрывами пигментной сети, оценивается в каждом сегменте, в соответствии с тем, в скольких сегментах обнаружено это явление, выставляются баллы от 1 до 8.

Цвет оценивается по 6-ти балльной шкале, каждый из возможных цветов дает 1 балл в оценке: черный, серо-голубой, светло-коричневый, темно-коричневый, красный, белый.

D в алгоритме Штольца – дерматоскопические структуры, наличие каждой из которых соответствует 1 баллу: точки, глобулы, пигментная сеть, полосы, бесструктурные зоны, т.о., возможно количество баллов по данной характеристике – от 0 до 5.

После подсчета баллов, производится расчет по формуле Штольца — (A x 1,3) + (B x 0,1) + (C x 0,5) + (D x 0,5) = X

При X, равном менее 4,76, вероятность того, что исследуемое образование является меланомой, считается низкой; при X = 4,76 – 5,45 образование считается подозрительным на меланому кожи; при Х более 5,45 образование считается меланомой кожи до подтверждения или опровержения по результатам морфологического исследования.

В алгоритме Аргезиано оценивается наличие дерматоскопических структур, характерных для меланомы кожи. При этом, часть структур, наиболее часто встречающихся именно в меланоме оцениваются в 2 балла (major criteria), а другая часть, часто встречающаяся в других пигментных образованиях – в 1 балл (minor criteria).

К главным структурам относятся: атипичная пигментная сеть, бело-голубая вуаль и атипичные сосудистые структуры: точечные или линейный сосуды, видимые при исследовании.

К второстепенным критериям относятся нерегулярная окраска образования, наличие в образование точек и глобул, регрессивных структур.

При оценке образования по Аргезиано суммируются баллы, и в том случае, если сумма более или равно 3, образование считается подозрительным на меланому кожи.

Таким образом, при использовании эпилюминисцентной дерматоскопии в большинстве случаев удается дифференцировать меланому кожи от доброкачественных образований, выделить образования, требующие эксцизионной биопсии, и образования, требующие динамического наблюдения. В случаях с пациентами с FAMMM-синдромом, динамический контроль с помощью данного метода исследования является адекватным способом вовремя оценить изменения в диспластическом невусе и профилактически иссечь его, либо диагностировать развивающуюся на фоне диспластического невуса меланому на ранней стадии.

В нашей клинике мы предлагаем консультацию одного из лучших онкодерматологов кандидата медицинских наук Игоря Евгеньевича Синельникова, включающую дерматоскопию с изучением состояния родинок, а при необходимости – высокоразрешающее ультразвуковое сканирование кожи.

Помимо этого, наши возможности позволяют осуществить любые виды ультразвукового исследования внутренних органов и лимфатических узлов, а в условии агентской клиники – мультиспиральную компьютерную томографию и магнитнорезонансную томографию на оборудовании лучших мировых производителей. Мы также предлагаем и многие другие услуги.


Следует помнить: только ранняя диагностика меланомы кожи позволяет успешно лечить это грозное заболевание.


Читайте также:

Меланома кожи

Рак кожи и меланома не идентичны

Рак щитовидной железы

Рак головного мозга

Рак молочной железы

Рак предстательной железы



Онкология: Невус — диагностика и лечение в СПб, цена

Все новообразования кожи, синтезирующие пигмент меланин, происходят из одной общей клетки – меланоцита. Невус — это новообразование меланоцитарного происхождения, имеющее доброкачественный характер. Обыватели невус именуют «РОДИНКОЙ». Обобщая их разновидности, можно выделить основные виды: простой невус, ювенильный невус, голубой невус, Саттон невус, врождённый гигантский невус, диспластический невус, невус Рида, меланоз Дюбрейля.



Давайте теперь более подробно рассмотрим хотя бы часть из них, наиболее часто встречающиеся и занимающие наши мысли, а главное, рождающие вопросы. 

Простой невус 

Наиболее частое из всех пигментообразующих образований кожи. Он видоизменяется по мере старения организма. В детском возрасте он обычно плоский и цветной (различные оттенки коричневой окраски). После 30-35 лет невус, как правило, начинает увеличиваться и по площади, и в высоту, а также, что немаловажно, теряет свою яркую окраску, приобретая телесный цвет. Визуально же, мы с вами в зеркале с возрастом отмечаем перерождение коричневого пятнышка в плотное, объёмное образование телесного цвета, иногда в виде «тутовой ягоды». Такие невусы чаще всего удаляют только из косметических соображений, либо из-за постоянной травматизации в случае их больших размеров или уязвимой локализации.

Чаще всего, при гистологическом исследовании, мы с вами видим не просто термин «простой невус», а различные варианты его: интрадермальный, сложный, смешанный, пограничный и т.д…. Эти термины зависят от расположения невусных клеток в структурах кожи. Простой невус можно удалять как лазером, так и радиоволновым скальпелем или электрокоагуляцией. Вариантов предостаточно, и выбор зависит от того, каким вариантом техники владеет Ваш врач.

Используются:

  • Лазер Аппарат «Латус».

  • Радиоволновой метод аппарат «Сургитрон».

  • Электрокоагулятор.

Голубой невус

Очередной интересный вид невусов – голубой. Описан впервые ещё в 1906 году. Как его только не «обзывали» — и «доброкачественная меланома» и «меланосаркома с лучшим прогнозом». Однако дальнейшее исследование доказали, что это всего лишь – невус. 

Данный вид невусов единственный не связан с эпидермисом и залегает в дерме (глубоко в коже). Так как меланоциты в этом невусе очень активны, они продуцируют столько пигмента, что он, просвечивая сквозь толщу дермы, создаёт такой оптический эффект, что мы видим с вами голубой цвет кожи над поверхностью невуса.
Голубому невусу все возрасты покорны, но чаще всего он определяется у женщин, преимущественно на лице, кистях, стопах. Визуально мы с вами определяем в коже либо пятно, либо бляшку, выбухающую из толщи голубого, а то и синего цвета. Поверхность кожи над невусом не изменена, но волос мы не увидим. Размеры образования до 1.5 см. Крайне редко из голубого невуса возникают меланомы. Но! Из — за схожести клинической картины меланомы и голубого невуса их предпочитают удалять. Помогут в диагностике сроки возникновения. Чем дольше история развития, тем больше вероятность, что это голубой невус. Он может существовать десятками лет без какой-либо динамики. Так как голубой невус лежит глубоко, удаляют его хирургическим путём.

Невус Саттона (гало — невус)

Наиболее часто диагностируется у детей. Имеют характерную клиническую картину: вокруг пигментного пятна с течением времени начинает появляться белесоватый (депигментированный) венчик. Этот венчик растёт, а пятно уменьшается, до полного его исчезновения со временем. Саттон — невус чаще всего локализуется на коже туловища и конечностей. Пациенты иногда могут даже иметь субъективные ощущения в зоне венчика — чувство распирания и зуд. Почему? А потому, что в этой области формируется массивный инфильтрат из иммунных клеток. Клетки невуса в этой области поглощаются иммунокомпетентными клетками — так происходит самопроизвольная резорбция пигментного невуса (это иммунная реакция организма на невус). В 1972 году была статья Lewis и Copeman, которые расценили этот феномен как синдром «крушения» развития меланомы в начальной стадии — как выраженный иммунный ответ организма. Однако, дальнейшиих полномасштабных исследований не проводилось.

В любом случае — невус Саттона — новообразование доброкачественное, удалять его не надо, потерпите — само пройдёт.  Пройдет время и белесоватое пятно приобретет цвет обычной кожи и не будет выделяться по цвету.

Ювенильный невус

Очень редко может встречаться у взрослых, обычно его диагностируют у детей, потому он и называется ювенильный.

Клиническая картина: визуально напоминает бляшку с розовато-красным оттенком коричневого цвета. Чёткий контур, диаметром до 0.8 см в большинстве случаев. Кожный рисунок на поверхности невуса сохранен. При травме невуса возникает бурая корка. Чаще всего располагается на коже лица, крайне медленно растёт. Не является меланомоопасным. Хотя в названиях, в интернете, мы часто видим термин ювенильная меланома. Это название связано с трудностями гистологической диагностики — их выраженной схожести. В случае, когда специалист сомневается в диагнозе целесообразно удаление данного невуса с обязательной гистологической верификацией. Хотя, учитывая возраст и клиническую картину, чаще всего эти новообразования просто динамически наблюдаются.

Меланомоопасные невусы

Помимо часто встречающихся невусов, которые можно просто наблюдать, существуют и меланомоопасные невусы — их нужно не столько наблюдать, сколько удалять для исследования. В связи с этим и особое к ним отношение. Кто предубеждён, тот предупреждён. Группа пациентов с данными диагнозами нуждается в профилактическом удалении этих образований. В случае множественного характера — постоянное динамическое наблюдение. Давайте рассмотрим их подробнее.

Из всех доброкачественных меланоцитарных образований предшественниками меланомы можно назвать 3 вида невусов:

  • Меланоз Дюбрейля. Данное образование появляется у пожилых людей и лиц старческого возраста, чаще у женщин на открытых участках тела. Клиническая картина представлена в виде желтовато-коричневого пятна с равномерным окрасом всей поверхности. Крайне медленно, в течение многих лет оно увеличивается по площади, приобретая все более размытые очертания, приобретая пестроту (полихромию) в окраске — коричневые, серые, белесоватые цвета. На фоне этого пятна, иногда прослеживается единичный волосяной покров. Однако в 30-40 % случаев происходит озлокачествление этого пятна и переход из меланоза в меланому… Визуально, мы с вами это   определим по появлению бляшек более тёмного цвета и более плотной консистенции на поверхности пятна. С момента  появления желтоватого пятна до развития меланомы может пройти несколько десятков лет. Но, в связи с ухудшением экологической ситуации на планете, появление меланоза Дюбрейля всё чаще регистрируется у лиц среднего возраста. Это заболевание требует хирургического лечения, но при больших размерах иногда ставится вопрос о проведении близкофокусной рентгентерапии.

  • Невус Рида. Впервые невус описан Ричардом Ридом в 1975 году, почему и назван в честь него. Обнаруживается обычно у детей в возрасте от 6 до 17 лет. Его излюбленная локализация на лице, шее и груди. Имеет единичный характер. Обычно выглядит как  бляшка или пятно темно-коричневого цвета, мягко-эластической консистенции, поверхность его гладкая, блестящая. Довольно часто имеет более темный фестончатый край. По периметру невуса иногда можно увидеть розового цвета папулы или выступы в виде лучей. Диаметр невуса обычно не превышает 1 сантиметра. Довольно часто по периметру виден розовый венчик. Лечебная тактика при обнаружении этого образования достаточно однозначна — эксцизионная биопсия — это хирургическое удаление новообразования в пределах здоровых тканей и их гистологическое исследование. 

  • Диспластический невус. У него есть другие названия невус Кларка, либо лентигинозная маланоцитарная дисплазия и последнее, более современное название, клинически атипичный невус. Патология достаточно неоднозначная  из-за сложности его дифференциальной диагностики. Этот невус диагностируют в более молодом и среднем возрасте у людей на туловище, обычно на закрытых участках кожи, как это не парадоксально. На вид это пятна, имеющие темно-коричневую окраску, неоднородную, но с четкими фестончатыми краями. Поверхность невуса обычно гладкая, может быть немного приподнятая, «зернистая». Как правило диспластические невусы имеют множественный характер, но бывают и единичные. Самое неприятное в этом диагнозе, что при наличии множественных диспластических невусов характерен высокий риск развития меланомы. Этот риск возрастает, если меланомы диагностировались  у ближайших родственников.


Важно

Сочетание меланомы с большим количеством (более 50-ти) диспластических невусов у самого пациента и наличие диспластических невусов  у его ближайших родственников объединено в так называемый FAMMсиндром. Риск же появления  меланомы на фоне множественных диспластических невусов у следующих поколений по разным литературным данным равен от 90 до 100%.

Поэтому, пациенты, имеющие более 50 невусов на коже и меланому у родственников должен наблюдаться у онколога всю жизнь. Почему? Потому, что очень часто невусы, визуально определяемые как диспластические, гистологически могут ими и не быть. Так и в обратном порядке — невусы удаляемые как сложные, смешанные, пограничные (варианты простого невуса) являются диспластическими при гистологическом исследовании.

Диспластический невус — это в первую очередь именно ГИСТОЛОГИЧЕСКИЙ диагноз.

Но, далеко не каждый диспластический невус перейдёт в меланому. По рекомендациям ВОЗ при множественном характере невуса целесообразно наблюдение и только в случае изменений невуса или его роста более чем на 1-2 мм в год следует его удалять. Удалять его следует с обязательным морфологическим исследованием и в пределах здоровых тканей. Лучше делать это в специализированном учреждении в виду большого числа ложноположительных гистологических диагнозов в связи с      трудностями морфологической диагностики. Уж очень схожи диспластический невус и меланома.

Давайте подведём итог. Если мы видим с Вами признаки меланомоопасного  невуса — то в этом случае его обязательно надо показать онкологу и рассмотреть возможность его удаления с морфологическим изучением патоморфологом. Если Ваш доктор сообщил при осмотре, что этот вид невуса, с которым вы обратились не является опасным, то удалять его следует когда он травмируется или с косметической целью.

Вопросы и ответы:

 1. В чем причина превращения знакомой родинки в злокачественную опухоль? 

  • Главной причиной все исследователи называют ультрафиолетовое излучение. Даже одно «обгорание» в жизни может запустить механизм появление той первой «злой» клетки. А уж солярий — это зло в квадрате для кожи. 

  • Второй, но не менее важной причиной мы можем назвать травму невуса. Хроническую травму! Если вдруг, Вы травмировали (содрали, срезали, сковырнули) невус, это не повод для паники. Меланомы за сутки не образуются — это не пожар. Меланоме нужно достаточно много времени и условий для развития.

  • К причинам мы можем с вами отнести еще и наследственность и плохую экологию. Рост заболеваемости меланомой растёт из-за плохой экологии, а мы с вами передаём мутации в генах нашим детям. Что же тут удивляться.

  1. Ведите здоровый образ жизни.   

2.Есть ли разница между родинкой и невусом? 

  1. Нет, это одно и то же… И в начале текста мы с вами это уже обсудили.

3. Нужно ли обращаться к специалисту, если  родинок много?    

  1. Нужно не только обращаться, но и наблюдаться постоянно у него.

4. В каком случае нужно обращаться к врачу?

  • В случае, если Вы заподозрили у себя меланомоопасный невус, либо саму меланому. 

  • В случае травмы невуса, но не ранее 2-3 недель после травмы, чтобы специалист увидел реальную картину невуса, а не воспаление на месте травмы.

5. Родинка отвалилась сама, опасно ли это?

  • Родинки сами не отваливаются. При кератомах, иногда при повреждении фрагменты бляшки могут отваливаться. Так что, нет, это не опасно.

6. Нужно ли удалять родинки? 

  • Нужно, если это меланомоопасный невус, нет, если подозрений он не вызывает. В любом случае, прежде, чем удалить родинку — проконсультируйтесь у специалиста дерматоонколога, чтобы по незнанию не удалить меланому — неадекватно и несвоевременно.

7. Можно ли самостоятельно определить опасны ли Ваши родинки ?

  • Нет, это не возможно…Только имея диплом врача, большой опыт, знания, ну и конечно дерматоскоп.

8. Какие родинки  самые опасные — большие, выпуклые, тёмного цвета? 

  • Нет, иногда, на теле много больших и выпуклых, а врач Вам скажет — ерунда. Зато обратит внимание на маленькую и плоскую родинку, светло -коричневого цвета. Жизнь вообще штука сложная, а наши болячки крайне многолики. Поэтому без словаря (онколога) разобраться очень сложно.

бородавки, моллюски, кондиломы, кератомы, папилломы, невусы.

Родинки и другие новообразования кожи: бородавки, моллюски, кондиломы, кератомы, папилломы, невусы.

Родинки и другие новообразования кожи: бородавки, моллюски, кондиломы, кератомы, папилломы, невусы.

Невусы (родинка, невоидная опухоль, родимое пятно, англ. nevus, испан. lunar, итал. neo, segno, voglia, нем. muttermal, naevus, франц. envie, tache de vin, лат. naevus – родимое пятно) – генетически обусловленные образования кожи, разделяющиеся на 2 основные группы:

  1. Ограниченная очаговая дисплазия – порок развития периферических чувствительных нервов, отличается от окружающей кожи цветом и видом поверхности;
  2. Доброкачественное очаговое разрастание меланинобразующих клеток в коже, возникающее в первые годы жизни (невоидная опухоль).

Невусы относятся к новообразованиям кожи.

Новообразование кожи (бластома, опухоль) – избыточное патологическое разрастание дермальной ткани, патологическая их пролиферация, не координированная с функциями органов и систем и продолжающаяся после прекращения действия этиологических факторов. Новообразования кожи различаются:

  • по происхождению: врожденные, приобретенные, пороки развития или опухоли,
  • по течению: доброкачественные, злокачественные, предраки;
  • по этиологии: генетически обусловленные, вирусные, актинические, посттравматические.

Начальный этап развития невуса – пролиферация меланоцитов (пограничная активность). Дальнейшее развитие невуса определяется их дифференцировкой.

Формы невусов: пигментные (меланоцитарные или невоклеточные, лентиго, «монгольское пятно», голубые, диспластические и др.), бородавчатые, сосудистые, придатков кожи (волосяных фолликулов, сальных желез, апокринных и эккринных желез), систематизированные (линейные, обширные). Могут обнаруживаться в момент рождения – врожденные, или появляться в течение жизни – приобретенные. По этиологии, типу клинического течения и трансформации в меланому невусы подразделяются на 4 группы:

  1. Невусы эпидермального меланоцитарного происхождения:
  • Основные типы: пограничный (интраэпидермальный) невус, смешанный (сложный) невус, внутридермальный (интрадермальный) невус.
  • Особые типы: веретеноклеточный или эпителиоидный невус, невус из баллонообразующих клеток, галоневус.
  • Невусы дермального меланоцитарного происхождения: монгольское пятно, невус Ота, невус Ито, простой и клеточный голубые невусы.
  • Невусы смешанного дермального и эпидермального происхождения: комбинированный невус, врожденный невус.
  • Невусы-предшественники меланомы: врожденный, диспластический.
  • Невусы могут быть пигментные, бородавчатые, сосудистые, придатков кожи. Клинические виды меланоцитарных невусов: плоский, узловатый, папилломатозный, полипозный, пилозный, веррукозный, кератотический и др. Меланоопасные невусы – диспластический, врожденный, голубой невус, невус Ота, гигантский пигментный невус, меланоз Дюбрея. Часто родинки напоминают другие образования – папилломы, кератомы, бородавки. Это вирусные образования, которые распространяются по коже контактным путем. Их необходимо удалять. Поставить диагноз и выбрать правильную тактику лечения может только специалист.

    С большинством невусов можно жить всю жизнь, но при этом их категорически нельзя травмировать, натирать, раздражать, подвергать воздействию солнечного излучения. Принимать солнечные ванны следует только до 10 часов утра и после 17 часов. С 12 до 17 часов лучше провести в тени, когда обжигающее излучение особенно сильно. Длительное пребывание на солнце опасно, особенно тем, у кого много невусов. Ультрафиолетовое излучение – это известный провокатор меланомы. Причем бессмысленно закрывать родинки полотенцем или панамой, заклеивать пластырем — меланома не дремлет и под таким прикрытием. Хотите загорать – предварительно удалите невусы. Нужно строго дозировать пребывание на солнце детей. Каждый солнечный ожог, полученный в нежном возрасте, в несколько раз увеличивает риск развития меланомы в зрелости. Американские ученые считают, что излучение в соляриях более опасно, чем естественное солнечное. Загорать в солярии противопоказано при любых новообразованиях на коже. Очень опасны постоянные микротравмы, поэтому родинки, локализованные на местах трения (спина, молочные железы, в области лямок, резинок, на лице), достойны наибольшего внимания. Родинка безобидна до поры до времени. Она — своеобразная атомная бомба, которая в любой момент может «взорваться» и переродиться в меланому. Меланома самая злокачественная опухоль человека, в 95% случаев возникает из невусов, чаще всего из врожденных и диспластических, редко может появиться на гладкой коже спонтанно. Когда говорят «удалил родинку – умер от рака», — это значит, что была уже не родинка, а меланома. Следует обращать внимание на любое изменение родинки – ее окраски, размера, формы, поверхности (исчезновение кожного рисунка или изъязвление), появление зуда, болезненности, кровоточивости, возникновение сателлитов (мелких черных точек вокруг родинки). Эти признаки свидетельствуют об активизации пигментного образования и перерождения его в меланому. При их появлениях нужно срочно обратиться к специалисту.

    В целях профилактики перерождения в рак необходимо регулярное наблюдение за родинками, рекомендуется исключить любое их травмирование и массаж. Своевременное удаление родинки – самая надежная профилактика меланомы. Но решить «удалять или не удалять родинку» может только врач дерматоонколог. Есть невусы, которые удаляются по медицинским показаниям, другие – по косметическим, а есть такие, которые нельзя трогать. Ни в коем случае нельзя самостоятельно воздействовать на родинки различными растворами, мазями, прижиганиями, перевязывать нитками, а также удалять их дома, в салонах красоты, поликлиниках и в других не специализированных медицинских учреждениях. Также нельзя, сначала взять кусочек родинки на биопсию, а затем через какое- то время ее удалить. Невус удаляется только специалистами онкологами или дерматоонкологами (специалистами как в дерматологии, так и онкологии) методом резекции или электрорезекции с одновременным взятием всего удаленного образования на гистологическое исследование. При удалении родинок лазером не предоставляется возможным взять материал на гистологию, что не гарантирует дальнейшей безопасности жизни пациента. Ошибочно мнение, что лазер не оставляет рубцов. Оставляет, причем рубцы после лазерного воздействия убрать невозможно.

    Удаление родинок на открытых частях тела, тем более на лице, должно быть эстетическим, требующим особого навыка и умения от специалиста, и здесь все зависит не столько от аппарата, а в основном от навыков, рук и знаний врача.

    В Центре лечебной косметологии СОКВД специалисты дерматовенерологии-косметологи со специализацией по дерматоонкологии могут квалифицированно проконсультировать по любому новообразованию кожи, избрать и провести правильную тактику лечения. Удаление всех новообразований проводится с обязательным гистологическим исследованием. При этом используются медицинские методы с высоким косметическим эффектом.

    Хирургическая профилактика меланомы кожи

    Романова О.А., Артемьева Н.Г.

    ЗАО Центральная поликлиника Литфонда, Москва

    Контакты: Романова О.А.


    Цель: изучить ближайшие и отдаленные результаты лечения больных раком желчного пузыря.

    В статье представлены данные сопоставления клинических признаков удаленных диспластических невусов с результатами гистологического исследования.

    Материалы и методы

    Диспластическиий невус (лентигинозная меланоцитарная дисплазия, ЛМД) является предшественником поверхностно распространяющейся меланомы кожи. Профессор З.В. Гольберт в 1982 г. выделила 3 степени развития ЛМД и показала, что 3-я степень развития ЛМД приближается к картине меланомы insitu. В целях профилактики меланомы мы стали предлагать больным иссечение имеющихся диспластических невусов.

    С 2009 по 2012 г. были иссечены 43 пигментных образования, которые были расценены как диспластические невусы. Пигментные образования не возвышались над уровнем кожи или возвышались не более чем на 0,1 см, размеры их составляли от 0,3 до 1,2 см в диаметре. Иссечение производили под местной анестезией, отступя от видимых границ 0,4–0,5 см.

    Результаты

    При гистологическом исследовании удаленных пигментных образований в 6 наблюдениях выявлен внутридермальный невус, в 8 – смешанный невус, в 28 – ЛМД, в т. ч. 1 степени – 10, 1-2 степени – 4, 2 степени – 6, 2-3 степени – 1. В 7 наблюдениях степень развития лентигинозной меланоцитарной дисплазии не указана. У одного пациента выявлена меланома insitu, развившаяся на фоне ЛМД 3 степени.

    При сопоставлении клинических признаков удаленных диспластических невусов с морфологической картиной установлено, что выраженность клинических признаков невуса (асимметрия формы, неровности границ, неравномерная окраска) соответствовала степени развития ЛМД.

    Выводы

    Наиболее важными признаки развития ЛМД – изменения размеров, формы или окраски невуса за последние несколько месяцев или лет, а также появление диспластического невуса на неизмененной коже и дальнейшее его развитие у лиц старше 17 лет, что является показанием для иссечения диспластического невуса в целях профилактики меланомы. Иссечение диспластического невуса следует производить, отступив от видимых границ 0,4–0,5 см.

    Данный объем операции будет достаточным для полного излечения выявленной при гистологическом исследовании поверхностно распространяющейся меланомы 1–2 уровней инвазии толщиной менее 0,1 см («тонкой» меланомы). Гистологическое исследование удаленного невуса должен проводить патоморфолог, имеющий достаточный опыт исследования меланоцитарных образований, чтобы установить степень ЛМД и возможный переход ЛМД в меланому. При отказе больного от операции необходимо осматривать диспластические невусы 1 раз в 6–12 мес.

    Ключевые слова: лентигинозная меланоцитарная дисплазия; диспластический невус; поверхностно распространяющаяся меланома.


    Среди разнообразных пигментных образований, встречающихся у лиц белой расы, большинство составляют доброкачественные невоклеточные невусы, которые проходят этапы развития от пограничного к смешанному и внутридермальному невусу, подвергаясь с возрастом инволюции [8]. Но есть и другие меланоцитарные образования – диспластические невусы, которым инволюция не свойственна. Эти пигментные образования способны трансформироваться в меланому.

    Впервые меланотические образования, способные трансформироваться в меланому, были описаны W.H. Clark с соавт. в 1978 г. [5]. При обследовании больных наследственной меланомой и их родственников авторы выявили особые невусы, которые гистологически представляли собой атипическую меланоцитарную гиперплазию, лимфоидную инфильтрацию, нежную фиброплазию и новообразованные кровеносные сосуды. Был документально зафиксирован переход этих невусов в меланому у 2 больных. Наличие множества особых невусов у больных меланомой кожи и их родственников авторы обозначили как «В-К моль синдром» (по начальным буквам 2 больных, у которых наблюдалось развитие меланомы из этих невусов). Они делают вывод, что невусы этого синдрома гистогенетически являются предшественниками некоторых наследственных меланом.

    Со слов авторов, термином меланоцитарная дисплазия они обозначают ситуацию, когда отдельные меланоциты или их небольшие группы имеют некоторые структурные черты злокачественных меланоцитов, тенденция развития которых пока не ясна. Авторы проводят аналогию с дисплазией шейки матки, когда очаги эпителиальных клеток имеют признаки злокачественности, но могут оставаться вялотекущими, регрессировать или прогрессировать в явный рак.

    В 1980 г. D.E. Elder с соавт. [6], продолжая иcследования W.H. Clark, выявили невусы с меланоцитарной дисплазией у больных спорадической меланомой. В 5 наблюдениях спорадической меланомы они обнаружили остаточные элементы меланоцитарной дисплазии в первичной опухоли. Авторы подчеркнули, что невусы В-К моль синдрома и невусы с меланоцитарной дисплазией у больных спорадической меланомой были идентичны и назвали их «диспластическими невусами». Авторы показали, что диспластический невусный синдром, как и наследственный «В-К синдром», является фактором риска развития меланомы кожи.

    При гистологическом исследовании диспластических невусов эти авторы обнаружили 2 типа нарушения роста внутриэпидермальных меланоцитов. Наиболее частый тип – лентигинозная меланоцитарная дисплазия – наблюдался во всех диспластических образованиях и напоминал изменения, происходящие в lentigo simplex. Второй тип нарушений роста – эпителиоидно-клеточная меланоцитарная дисплазия – был найден в 2 образованиях в дополнение к лентигинозной дисплазии. Этот тип роста напоминал классическую поверхностно распространяющуюся меланому.

    В 1982 г. профессор МНИОИ им. П.А. Герцена З.В. Гольберт, расценивая лентигинозную меланоцитарую дисплазию (ЛМД) как вариант меланоза Дюбрея, аналогично стадиям развития этого заболевания [1] выделила 3 степени развития ЛМД [2]. При 1 степени отмечалось увеличение числа меланоцитов в базальном слое эпидермиса и некоторая их атипия (атипия расположения, увеличение размеров, укрупнение ядра, в отдельных клетках – гиперхромия, полиморфизм ядер).

    При 2 степени имелась более выраженная пролиферация меланоцитов, местами полностью замещающих базальный ряд кератиноцитов, и нарастание признаков их анаплазии. Для этой стадии характерны наличие удлиненных акантотических тяжей и склонность меланоцитов собираться в группы и скопления, особенно в акантотических тяжах, что создавало их колбообразное утолщение. Последние структуры особенно характерны для 3 степени ЛМД: здесь имелась тенденция к врастанию меланоцитов в выше расположенные слои эпидермиса, а также к врастанию атипичных меланоцитов вглубь, в сосочковый слой дермы.

    Эта картина приближается к картине меланомы in situ. З.В. Гольберт подчеркивала, что отличительной особенностью всех образований типа ЛМД, как и меланозы Дюбрея, является лимфо-плазмоцитарная инфильтрация подлежащей дермы. С самого начала пролиферации меланоцитов, еще без заметных признаков их атипии и анаплазии, имелись реактивная лимфо-плазмоклеточная инфильтрация и ангиоматоз в основе дермы, указывающие на уже существующий очаг пролиферации меланоцитов [2].

    Клинически диспластический невус имеет сходство с пограничным невусом, однако есть и отличия [3, 8]. Так, диспластический невус представляет собой гладкое пигментное пятно, в то время как пограничный несколько возвышается над уровнем кожи. Последний чаще имеет правильную форму (круглую или овальную), в то время как диспластический часто бывает неправильной формы.

    Окраска пограничного невуса чаще однородна, цвет варьирует от светло-коричневого до темно-коричневого, в диспластическом невусе нередко отмечается более темная окраска или точечное образование в центре, напоминающее мишень [9]. Невоклеточные невусы никогда не появляются у пожилых, а те, которые есть, в пожилом возрасте фиброзируются или исчезают.

    Диспластические невусы, наоборот, продолжают появляться до самой старости [8]. На рисунках 1–6 представлены диспластические невусы, а также поверхностно распространяющаяся меланома 1–2 уровней инвазии, развившаяся из диспластического невуса.


    Рис. 1. Диспластический невус (коричневого цвета)
    грудной стенки
    Рис. 2. Папиломатозный невус (розового цвета)
    спины
    Рис. 3. Диспластический невус
    молочной железы
    Рис. 4. Диспластический невус
    левого предплечья

    Рис. 5а,б. Диспластический невус
    левого плеча


    Рис. 5а
    Рис. 5б

    Рис. 6а,б. Поверхностно распространяющаяся меланома 1–2 уровней инвазии,
    развившаяся на фоне диспластического невуса.


    Рис. 6а
    Рис. 6б

    Окончательный диагноз диспластического невуса устанавливают только при гистологическом исследовании. В связи с определенными трудностями дифференциальной диагностики невоклеточного и диспластического невусов исследование должен проводить патоморфолог, имеющий достаточный опыт диагностики меланоцитарных образований.

    Осматривая больных в хирургическом отделении Центральной поликлиники Литфонда, мы обнаруживали диспластические невусы у 5–10% здоровых лиц. Клинически мы выделили 2 варианта диспаластических невусов.

    В первом варианте (этих пациентов было меньше) диспластические невусы появлялись в подростковом возрасте, и после 17–20 лет количество их оставалось неизменным Носители этих невусов были, как правило, белокожие, плохо загорающие лица, со светлыми или рыжими волосами, со светлыми глазами. Диспластические невусы у этих пациентов были крупные (0,5–1,0 см в диаметре), располагались как на открытых, так и на закрытых участках тела (ягодицы, живот), часто сочетались с папилломатозными невусами.

    Цвет невусов у одного и того же больного мог варьировать от розового до темно-коричневого, иногда наблюдалась пестрая окраска: темные участки на розовом или светло-коричневом фоне. Из анамнеза следовало, что невусы нередко имели также близкие родственники, т. е. они были наследственными.

    Подобная картина была описана W.H. Clark с соавт. [5] и D.E. Elder с соавт. [6] как «диспластический невусный синдром». После периода полового созревания новые невусы в этой группе больных не появлялись. Это можно объяснить тем, что белокожие люди ограничивали свое пребывание на солнце, т. к. быстро обгорали, а также были информированы о вредном воздействии ультрафиолетового облучения.

    Во втором варианте в подростковом возрасте диспластические невусы были немногочисленны, большинство из них появлялись в дальнейшей жизни и были связаны с длительным пребыванием на солнце. Диспластические невусы в этом варианте были мелкие (от 0,1 до 0,4 см в диаметре), многочисленные, правильной округлой формы, однородной окраски.

    У белокожих блондинов невусы были светло-коричневого, у русых – коричневого и темно-коричневого цветов. Наибольшее их количество располагалось на открытых участках тела: лице, шее, верхних конечностях, верхней половине туловища (у женщин – по типу «широкого декольте»).

    Диспластические невусы часто сочетались с множественными веснушками и пигментными пятнами типа «лентиго», которые также располагались на открытых участках тела.

    Появление диспластических невусов в результате солнечного воздействия указывает на их сходство с меланозом Дюбрея. Морфологически сходство лентигинозной меланоцитарной дисплазии с меланозом Дюбрея отметила З.В. Гольберт [2].

    О влиянии солнечной радиации на возникновение поверхностно распространяющейся меланомы кожи сообщают многие исследователи. Так, К.А. Кларк из Стэндфордского университета и Калифорнийского центра по предотвращению рака сообщила, что молодые жительницы богатых районов на 70% чаще остальных страдали от меланомы.

    Это объясняют тем, что молодые состоятельные женщины часто проводят каникулы в тропических странах или посещают солярии, однако у них есть страховка, что влияет на показатели выявления опухоли на ранней стадии.

    Учитывая тот факт, что появление диспластических невусов и дальнейшее развитие ЛМД стимулируется ультрафиолетовым облучением, мы всем больным с диспластическими невусами рекомендовали ограничить время пребывания на солнце с 11 до 15 часов, защищать кожу туловища и конечностей одеждой, использовать головной убор, солнцезащитные кремы.

    Материалы и методы

    В целях предупреждения перехода диспластического невуса в меланому мы стали предлагать пациентам иссечение невусов, которые имели признаки выраженной лентигинозной меланоцитарной дисплазии, для проведения гистологического исследования.

    Исходя из опыта предыдущих лет, выбирали для иссечения невусы, которые представляли собой пигментные пятна, не возвышающиеся над поверхностью или возвышающиеся не более чем на 0,1 см, имеющие неправильную форму (в виде ромба, треугольника, капли, полулуния и пр.), неравномерную окраску, неровные края.

    Показанием к иссечению служили также изменения невуса за последние 1–5 лет или появление невуса на неизмененной коже и дальнейший его рост. Осмотр невусов проводили при хорошем освещении, без применения диагностического оборудования. Чтобы уточнить характер изменений невуса, тщательно собирали анамнез, задавая наводящие вопросы.

    Дерматоскоп применяли при необходимости дифференцировать невус от немеланоцитарных образований кожи – кератомы, гемангиомы, дерматофибромы и др.

    Нередко больные воздерживались от операции, поскольку невус их не беспокоил: зуда, воспаления, болезненности они не отмечали. Таким пациентам мы назначали осмотр через 6 мес. При обнаружении изменений невуса за этот период повторно предлагали операцию, при отсутствии изменений–- дальнейшее наблюдение.

    Иссечение невусов производили в амбулаторных условиях, под местной анестезией, отступя от видимых границ 0,4–0,5 см. Наименьшие размеры образований составляли 0,3 см, наибольшие – 1,2 см. Гистологическое исследование проводили в Городской клинической больнице № 52, а с 2010 г. – в Клинико-диагностическом отделении ОАО «Медицина», при необходимости препараты консультировали в МНИОИ им. П.А. Герцена.

    Результаты

    С 2009 по 2012 г. были иссечены 43 пигментных образования у больных с клиническим диагнозом диспластический невус. При гистологическом исследовании в 6 наблюдениях выявлен внутридермальный невус, в 8 – смешанный невус, в 28 – ЛМД, т. е. диспластический невус, в одном – поверхностно распространяющаяся меланома 1 уровня инвазии, развившаяся на фоне ЛМД 3 степени.

    Из 28 морфологически подтвержденных диспластических невусов они были удалены у 22 пациентов, в т. ч. у одного – 4, у одного – 3, у одного – 2, у 19 – по одному невусу. У одной пациентки из 22 кроме диспластического невуса была также удалена меланома.

    При гистологическом исследовании в 10 наблюдениях из 28 была установлена 1 степень развития лентигинозной меланоцитарной дисплазии, в 4 – 1–2 степень, в 6 – 2 степень, в 1 – 2–3 степень, в 7 степень развития ЛМД не указана. В одного пациента выявлена поверхностно распространяющаяся меланомы 1 уровня инвазии, развившаяся на фоне ЛМД 3 степени.

    По возрасту 22 пациента распределились следующим образом: 20–29 лет – 6 человек, 30–39 лет – 10, 40–49 лет – 4, 50–59 лет – 0, 60–69 лет – 2. Женщин было 18, мужчин – 4. Контингент поликлиники составляют в основном лица женского пола, молодого и зрелого возраста, что и отразилось на половом и возрастном составе оперированных больных. Возраст пациентки с удаленной меланомой – 49 лет.

    Поводом для обращения к онкологу у 5 пациентов были изменение невуса или появление его на неизмененной коже, при этом никаких субъективных ощущений в области невуса не отмечалось. У 9 пациентов диспластические невусы выявлены при профилактическом осмотре онкологом, хирургом или дерматологом, 8 человек (в т. ч. пациентка с меланомой), были направлены терапевтом в связи с наличием множественных невусов. Таким образом, у большинства больных диспластические невусы выявлены при профилактическом осмотре кожных покровов.

    Диспластические невусы локализовались на шее у 1 пациента, плече – у 2, предплечье – у 1, бедре – у 4, голени – у 3, спине – у 4, поясничной области – у 3, грудной стенке – у 2, брюшной стенке – у 8. Меланома локализовалась в области предплечья.

    В 25 наблюдениях форма удаленных образований была неправильной, напоминала треугольник, полулуние, ромб, в 3 – правильной (округлая или овальная).

    Размеры пигментных образований были следующие: 0,3 см в наибольшем измерении – 2 наблюдения, 0,4 см – 6, 0,5 см – 5, 0,6 см – 2, 0,7 см – 6, 0,8 – 1, 1,0–1,2 см – 6. Меланома имела размеры 0,5 х 0,4 см.

    Окраска диспластических невусов в 25 наблюдениях была равномерной, цвет от коричневого до темно-коричневого и черного. Невусы светло-коричневого цвета иссечению не подлежали. Неравномерная окраска отмечалась в 3 наблюдениях, когда один край или одна половины невуса были темнее другой. У всех з больных при гистологическом исследовании выявлена 2 степень развития ЛМД. Меланома имела неоднородную окраску коричневого цвета.

    Неровные края диспластического невуса (волнистые или зубчатые) отмечены у 3 пациентов из 28. При гистологическом исследовании у всех 3 установлена ЛМД 2 степени развития.

    Изменение диспластического невуса отмечено у 4 больных: у 2 – за последние 8–12 мес., у 2 – за последние 2 и 5 лет. Локализация невусов в местах, доступных для самонаблюдения (средняя треть плеча, нижняя треть голени, брюшная стенка), была у 3 пациентов. Эти больные заметили изменения невуса и обратились по этому поводу к врачу.

    У пациентки с невусом поясничной области изменения выявлены онкологом при динамическом наблюдении. Гистологическое исследование у одного больного выявило 2 степень развития ЛМД, еще у одного – 2–3 степень. В одном наблюдении отмечена «выраженная лентигинозная меланоцитарная дисплазия» без указания степени.

    Появление диспластического невуса на неизмененной коже отметили 4 пациента. Пигментные образования у них локализовались на передней поверхности шеи, в нижней трети плеча, в области предплечья, на брюшной стенке, т. е. в местах, доступных для самонаблюдения.

    Гистологическое исследование у одного больного выявило ЛМД 2 степени, у одном – 2–3 степени, у 2 степень ЛМД не указана.

    Таким образом, при сопоставлении клинических данных с результатами гистологического исследования установлено, что выраженность клинических признаков диспластического невуса соответствует степени развития ЛМД. Наиболее важными признаками развития ЛМД являются: асимметрия окраски, когда одна половина невуса темнее другой, неровные краев, (волнистые, зубчатые), а также изменения невуса за последние несколько месяцев или лет, или появление невуса на неизмененной коже и дальнейший его рост у лиц старше 17 лет.

    Диспластические невусы с перечисленными признаками подлежат иссечению в целях предупреждения дальнейшего развития ЛМД. В некоторых случаях удаление диспластического невуса может явиться ранней диагностикой и излечением поверхностно-распространяющейся меланомы.

    Приводим клинические наблюдения.

    При профилактическом осмотре у пациента 62 лет обнаружен невус на боковой поверхности шеи размером 0,8 х 0,5 см, неравномерной окраски: нижняя половина – светло-коричневого цвета, верхняя — коричневого. Со слов больного, невус появился 8 мес. назад. Гистологическое исследование удаленного невуса выявило ЛМД 2 степени.

    Пациентка 39 лет обратилась по поводу невуса в области брюшной стенки черного цвета, размером 0,4 х 0,4 см. Невус появился на неизмененной коже 5 лет назад. Гистологическое исследование удаленного невуса выявило ЛМД 2–3 степени.

    Пациентка 37 лет, обратилась по поводу невуса в надлобковой области 1,0 х 1,0 см, коричневого цвета, более темной окраски у правого края. Со слов больной, невус в течение последних 2–3 лет увеличился в размерах. При гистологическом исследовании удаленного невуса выявлена ЛМД 2 степени.

    Пациентка 29 лет, обратилась по поводу невуса в области левого плеча, 0,4 х 0,3 см, окраска которого изменилась в течение последнего года: на фоне розового цвета появился участок коричневого цвета. При гистологическом исследовании первоначально была установлена меланома 1–2 уровней инвазии, однако при пересмотре препарата в МНИОИ им. П.А. Герцена диагноз меланомы не подтвердился, установлен диагноз: диспластический невус с выраженной ЛМД.

    Пациентка 49 лет, обратилась по поводу множественных пигментных невусов. При осмотре: на туловище и конечностях – множественные мелкие диспластические невусы коричневого цвета от 0,2 до 0,5 см диаметре, однородной окраски. В средней трети правого предплечья обнаружен слегка возвышающийся невус телесного цвета, к которому примыкает и частично располагается на его поверхности пигментное пятно неправильной формы, темно-коричневого цвета, 0,5 х 0,4 см. Образование иссечено, отступя от видимых границ 0,4 см.

    При гистологическом исследовании в ГКБ № 52 выявлена меланома с инвазией в ретикулярный слой дермы (3 уровень инвазии). Препарат пересмотрен в МНИОИ им. П.А. Герцена патоморфологом к.м.н. Ягубовой Э.А. Было сделано заключение: на фоне смешанного невуса имеется лентигинозная меланоцитарная дисплазия 3 степени с микрофокусом поверхностно распространяющейся неизъязвленной пигментной меланомы 1 уровня инвазии по Кларку, с минимальной (в пределах плоскоэпителиального покрова ) толщиной по Бреслау.

    Таким образом, у больной была диагностирована меланома insitu. При осмотре пациентки через 1 год у нее был удален диспластический невус левой голени с ЛМД 1–2 степени развития. Пациентка осмотрена через 3,5 года после удаления меланомы, признаков рецидива не выявлено.

    Наши наблюдения показали также, что установить степень лентигинозной меланоцитарной дисплазии и выявить ее переход в поверхностно-распространяющуюся меланому может только опытный патоморфолог. При гистологическом исследовании нередко выявляется сочетание смешанного или внутридермального невуса с лентигинозной меланоцитарной дисплазией, что также представляет трудности для патоморфолога. Клинически подобное сочетание представляет собой папилломатозный невус, на котором располагается, или к которому примыкает пятно темно-коричневого цвета, неправильной формы.

    Как показали наши исследования, большинство диспластических невусов, подлежащих удалению, были обнаружены при профилактическом осмотре онкологом, хирургом или дерматологом. Чтобы повысить выявляемость диспластических невусов, необходимо чтобы все практические врачи — терапевты, хирурги, гинекологи, и узкие специалисты обращали внимание на пигментные образования кожи.

    Выявление диспластических невусов будет способствовать их своевременному удалению, что позволит снизить высокую смертность от меланомы кожи. По данным J.F. Аitken с соавт., проведенный в Австралии осмотр кожных покровов (скрининг) в 2000–2003 гг. позволил увеличить количество выявляемых «тонких» меланом, т. е. меланом на ранней стадии развития и снизить смертность от этого заболевания [4].

    Больным следует также рекомендовать периодический самостоятельный осмотр имеющихся невусов, чтобы во-время заметить изменение размеров, формы или окраски невуса. A. Sapadin с соавт. справедливо отмечают, что у большинства пациентов имеется неправильное представление о невусах, имеющих высокий риск перехода в меланому. Необходимо разъяснять больным, что плоские пигментные невусы более опасны в этом плане, чем возвышающиеся [7], и если они соответствуют критериям АВСD (А – асимметрия, В – неровные края, С – неравномерная окраска, D – размер более 0,6 см ), необходимо обратиться к специалисту.

    Выводы

    1. Иссечение диспластического невуса с признаками выраженной лентигинозной меланоцитарной дисплазии является профилактикой, а в некоторых случаях – ранней диагностикой и излечением поверхностно распространяющейся меланомы.

    2. Диспластический невус с выраженной лентигинозной меланоцитарной дисплазией имеет неправильную форму, неровные края, асимметричную окраску. Наиболее важным признаком развития лентигинозной меланоцитарной дисплазии следует считать замеченные за последние несколько месяцев или лет изменения невуса или появление невуса на неизмененной коже и его дальнейший рост у лиц старше 17 лет. Указанные признаки являются показанием к иссечению невуса для гистологического исследования. При отказе пациента от операции необходимо наблюдать больных 1 раз в 6–12 мес. При наличии изменений невуса за этот период показано его иссечение, при отсутствии изменений – дальнейшее наблюдение.

    3. Иссечение диспластического невуса, представляющего собой пигментное пятно, возвышающееся над уровнем кожи не более чем на 0,1 см, следует производить, отступя от видимых границ 0,4–0,5 см. Такое иссечение при выявлении поверхностно распространяющейся меланомы 1–2 уровня инвазии будет достаточным для полного излечения заболевания.

    4. Гистологическое исследование диспластических невусов должен проводить опытный патоморфолог, способный отличить диспластический невус от пограничного и смешанного, определить степень лентигинозной меланоцитарной дисплазии и дать правильное заключение об уровне инвазии при обнаружении поверхностно распространяющейся меланомы.

    5. Чтобы выявлять диспластические невусы, подлежащие удалению, необходимо, чтобы терапевты, хирурги, гинекологи, а также узкие специалисты при осмотре кожных покровов пациента обращали внимание на пигментные образования кожи и своевременно направляли больных к онкологу.

    6. Больным с множественными диспластическими невусами необходимо рекомендовать избегать длительного пребывания на солнце, защищать кожу от солнца одеждой, пользоваться солнцезащитными кремами, а также посещать врача 1 раз в год и периодически осматривать имеющиеся пигментные невусы, чтобы своевременно заметить изменения размеров, формы, цвета или краев пигментного образования.

    Литература/References

    1. Гольберт З.В. Гистогенез, гистология, классификация пигментных (меланоцитарных) опухолей кожи. В кн.: Пигментные опухоли человека. Серия Онкология. Том 7. Под общей ред. А.И. Шнирельмана. М.: ВИНИТИ, 1975.
    2. Гольберт З.В., Червонная Л.В., Клепиков В.А., Романова О.А. Лентигинозная меланоцитарная дисплазия как предшественник развития злокачественной меланомы. Архив патологии 1982; 12: 36–41.
    3. Романова О.А. Ранняя диагностика и профилактика меланомы кожи: Руководство–атлас. М.:МИА, 2012; 20–25.
    4. Aitken JF, Elwood M, Baade PD, Youl P, English D. Clinical whole-body examination reduces the incidence of thick melanomas. Intern J Cancer 2010; 126(2): 450–8.
    5. Clark WH, Reimer RR, Greene M, Ainsworth AM, Mastrangelo MJ. Origin of familial malignant melanomas from heritable melanocytic lesions. The B–K mole syndrom. Arch Dermatol 1978; 114(5): 732–9.
    6. Elder DE, Leonardi J, Goldman J, Goldman SC, Greene MH, Clark WH. Displastic nevus syndrome. A phenotypic association of sporadic cutaneous melanoma. Cancer 1980; 8.
    7. Saparadin A, Bronstein M, Saparadin S. Prevalence of patient misperceptions regarding melanoma. Dermatology 2012; 66(4, suppl. 1): AB–147.
    8. Фицпатрик Т., Джонсон Р., Вульф К., Полано М., Сюрмонд Д. Диспластический невус. Дерматология: Атлас–справочник, 1999; 190–4.
    9. Мерта Дж. Справочник врача общей практики. Глава 97. Пигментные образования. Пер. с англ. Италия: Мак-Гроу-хилл Либри, 1998.

    Приобретенный и врожденный меланоцитарный невус

    Меланоцитарный невус — одно из самых распространенных образований на коже человека.

    Различают приобретенные и врожденные невусы.
    Обычно у младенцев невусы (родинки) отсутствуют, но бывают случаи, когда ребёнок при рождении имеет на коже невусы, в отдельных случаях гигантские.

    Наследственность существенно влияет на количество родинок на коже человека. В медицинской практике встречается так называемый «синдром диспластического невуса», при котором на коже формируется большое количество (несколько десятков, иногда и сотен) невусов, имеющих злокачественный потенциал.
    Пациенты с гигантскими и диспластическими невусами требуют регулярного наблюдения у специалистов соответствующего профиля для выявления изменений родинок на ранних стадиях, так как частота выявления меланомы кожи в данной группе пациентов значительно выше, чем в среднем в популяции.

    Меланоцитарный невус приобретенный

    В течении жизни (особенно в первые 2 десятилетия) на коже могут появляться родинки. Это приобретенные меланоцитарные невусы.

    Различают внутридермальные, пограничные и сложные (смешанные) невусы. Пограничные и смешанные меланоцитарные невусы считаются меланомоопасными. 

    Крайне важно и необходимо проходить регулярную диспансеризацию пациентам, имеющим на коже множественные родинки (невусы), с проведением дерматоскопического исследования у дерматолога-онколога. 
    В случае необходимости подозрительную родинку (невус) удаляют и отправляют на гистологическое исследование.

    В последнее время частота выявления меланомы кожи растёт.

    Причины возникновения меланомы кожи из меланоцитарного невуса:

    1. Наследственность
    2. Избыточная инсоляция
    3. Эндокринные нарушения, в том числе беременность
    4. Первый (светлый) фототип кожи предрасполагает к появлению меланомы

    Признаки злокачественного перерождения меланоцитарного невуса:

    • А — асимметрия (asymmetry)
    • B — изменение границ образования (border)
    • C — изменение цвета (color)
    • D — присутствие патологических структур (dermotoscopic structures)

    Возврат к списку

    границ | Глубокий проникающий невус и пограничный глубокий проникающий невус: обзор литературы

    Введение

    Термин «глубокий пенетрирующий невус» (ДПН) впервые был введен Seab et al. в 1989 г., когда автор описал серию случаев, которые первоначально были ошибочно диагностированы как злокачественная меланома (1). Из-за своего клинического и, в частности, гистопатологического проявления, ДПН может быть сложно дифференцировать от клеточных голубых невусов, невусов шпица и злокачественной меланомы (2).Клинически проявляясь в виде одиночных пигментированных папул или узелков, ДПН чаще встречается у молодых людей с преимущественным появлением в области головы и шеи (3, 4). Гистологически он характеризуется четко очерченными клиновидными поражениями, достигающими ретикулярной дермы/подкожной клетчатки, демонстрирующими эпителиоидные/веретеноклеточные меланоцитарные гнезда с низкой степенью цитологической атипии и возможными фигурами митоза (1, 2, 5, 6). Несмотря на заметный гистопатологический вид, ДПН имеют хороший прогноз, демонстрируя доброкачественное течение (1, 2, 5, 6).Однако было описано распространение в регионарные лимфатические узлы (7), и даже в литературе можно найти случаи метастазирования от ДПН с атипичными признаками, классифицированными как «пограничные» (В-ДПН) (7–10). Представляя собой диагностическую проблему даже для специалистов в области дерматопатологии и патологии (7), правильный диагноз имеет первостепенное значение для эффективного клинического лечения и исхода. Рекомендации по терапевтическому лечению и последующему наблюдению непоследовательны и не основаны на достаточных клинических данных. Недолечение и избыточное лечение, включая длительное наблюдение, часто встречаются у пациентов с этими опухолями (2, 6, 8, 9, 11, 12).Мы стремились предоставить обзор литературы по ДПН и Б-ДПН с оценкой клинического ведения, включая лечение и последующую оценку.

    Материалы и методы

    Мы провели обзор наборов данных Medline, Scopus и Embase для клинических исследований, опубликованных с 1989 г. по 30 июля 2019 г., по ДПН и Б-ДПН.

    Слова «глубокий пенетрирующий невус» и «глубокий невус» использовались для обозначения исследований пациентов с этим заболеванием, содержащих данные клинических и лабораторных исследований, которым они подвергались.Комбинации терминов MeSH (Medical Subject Heading) и логических операторов, использованных в нашем поиске в Medline, перечислены ниже: глубокий проникающий невус ИЛИ глубокий проникающий невус ИЛИ темно-синий невус ИЛИ темно-синий невус ИЛИ глубокий невус ИЛИ глубокий невус. Поиск в Scopus выполнялся с использованием следующих комбинаций терминов MeSH и логических операторов: [(невус) ИЛИ (невус) ИЛИ (невус) ИЛИ (невус)] И [(глубокий) ИЛИ (синий) ИЛИ (проникающий)]. Комбинации терминов MeSH и логических операторов, используемые в нашем поиске на Embase, включали следующее: [невус/невус И ((синий) ИЛИ (глубокий)].Мы рассматривали для дальнейшего рассмотрения только статьи, опубликованные на английском или немецком языке, и исключали дубликаты. Чтобы восполнить предполагаемую общую нехватку хорошо спланированных исследований в больших популяциях пациентов с ДПН и Б-ДПН, мы включили проспективные исследования любого дизайна, ретроспективный когортный анализ, а также отчеты о случаях. Однако, чтобы иметь возможность оценить устойчивые эффекты клинического лечения и прогностические результаты, мы включили только те исследования, которые содержали данные последующего наблюдения.Статьи были проверены на основе названия и аннотации, чтобы определить право на наше рассмотрение. Целые статьи были просмотрены и извлечены для оценки приемлемости. Кроме того, мы вручную искали библиографии включенных статей.

    Результаты

    Первоначальный поиск выявил в общей сложности 3513 исследований, а в процессе обзора еще три статьи были найдены путем ручного поиска в списках литературы. После устранения повторяющихся статей осталось 3369 статей.Статьи были сужены по названию, аннотации и полнотекстовому обзору. Всего 15 статей соответствовали критериям включения (рис. 1). Все 15 статей, которые соответствовали критериям включения, перечислены в таблицах 1A, B. Исследования были разделены на статьи, посвященные клиническому ведению ДПН, и статьи, посвященные Б-ДПН. Включенные исследования состоят из 10 когортных исследований и пяти клинических случаев, включающих в общей сложности 355 пациентов с ДПН и 48 пациентов с Б-ДПН. Клинические характеристики и данные последующего наблюдения включенных исследований показаны в таблицах 1A, B.

    Рисунок 1 . Схема выбора исследования.

    Таблица 1A . Клинические данные пациентов, включенных в группу ДПН.

    Таблица 1B . Клинические данные пациентов, включенных в группу Б-ДПН.

    Клинические характеристики

    Для группы глубоких пенетрирующих невусов возрастной диапазон в исследованиях, исключая клинический случай, варьировал от 3 месяцев до 64 лет со средним возрастом 30 лет, аналогично группе B-DPN, где возрастной диапазон составлял 4-62 года с средний возраст во всех исследованиях был моложе 30 лет.Распределение по полу было сходным для обеих групп с немного большим количеством женщин, 203 (57,1%) в DPN и 25 (54,1%) в B-DPN, чем мужчин, 152 (42,8%) в DPN и 22 (45,8%). ) в B-DPN. Расположение невуса было разделено на шесть категорий: голова и шея, туловище, верхняя конечность, нижняя конечность (включая ягодицы), другое и неизвестное. Большинство невусов в группе ДПН располагалось в области головы и шеи — 117 (32,9%), а также на верхних и нижних конечностях — 111 (31,2%). Из 111 невусов на конечностях диагностировано больше невусов на верхней конечности, чем на нижней, 61 против44 соответственно. Среди необычных мест расположения невусов была конъюнктива в 34 случаях ДПН (19) и слизистая оболочка щек и мягкое небо в одном случае (17). В группе B-DPN наиболее частая локализация была аналогична группе DPN, голова и шея с 16 случаями, затем туловище и верхняя конечность, каждая с 14 случаями, а в остальных четырех случаях локализация была нижней конечностью.

    Менеджмент

    Информация о тактике лечения в группе ДПН была доступна не для всех включенных исследований.Простое иссечение без каких-либо дополнительных хирургических процедур было основным методом лечения большинства пациентов. В нескольких случаях было выполнено повторное иссечение, в случаях, когда невус не был полностью удален в первый раз, а некоторым пациентам было проведено широкое иссечение без дополнительных уточнений по этому поводу. В группе B-DPN лечение варьировалось от иссечений/широких иссечений до биопсии сигнальных лимфатических узлов (SLNB) и системного лечения. В исследование Magro et al., проведенное в 2010 г., были включены 32 пациента с пограничными меланоцитарными опухолями, из которых у семи пациентов был диагностирован В-ДПН (9).У четырех из этих пациентов были положительные результаты биопсии сигнальных лимфатических узлов (БСЛУ). У одного из этих пациентов был первоначально диагностирован ДПН, и поражение рецидивировало через 1,5 года, демонстрируя гистологические характеристики глубоко инвазивной меланомы. Повторная оценка первоначальной биопсии диагностировала поражение как B-DPN, что, по мнению авторов, имело бы показание для широкого иссечения и БСЛУ. У пациента развились последующие полиорганные метастазы, и он умер. Остальным пациентам с положительным SLB была проведена полная лимфаденэктомия без дальнейших признаков заболевания и проведена адъювантная терапия интерфероном.У пациентов не было выявлено каких-либо дальнейших рецидивов или метастазов в течение 4-летнего наблюдения. Второе исследование Magro et al. (8) включили 40 пациентов с ДПН-подобной пограничной опухолью. В 35 случаях было выполнено повторное иссечение, и в 23 из них процедура представляла собой широкое повторное иссечение, остаточная пограничная опухоль присутствовала в 11 образцах. Из 23 пациентов с широкой повторной эксцизией 19 подверглись СЛУ, из которых 7 были положительными. Авторы сообщили, что в большинстве этих положительных случаев СЛУ опухолевые отложения были субкапсулярными и небольшими, в то время как у одного пациента, у которого возник рецидив через 1 год после лечения, были обширные паренхиматозные отложения.Полная лимфаденэктомия была выполнена у четырех пациентов с положительными БСЛУ без дальнейших признаков заболевания, а два пациента получили адъювантную терапию интерфероном альфа. В двух из 40 случаев первоначальным диагнозом был диспластический невус и клеточный голубой невус, пациентам проводилось небольшое консервативное повторное иссечение или не проводилось повторное иссечение соответственно. У обоих пациентов развились плексиформные меланомы вблизи предыдущего очага с метастазами, от которых оба пациента умерли.В эту группу был включен один отчет о случае 4-летнего мальчика с поражением на шее с диагнозом ДПН, у которого через 4 месяца после лечения развился видимый и пальпируемый лимфатический узел. В SLNB были обнаружены пигментированные атипичные клетки, и мальчику была проведена комплексная модифицированная радикальная диссекция шеи II типа с удалением 39 лимфатических узлов, все отрицательные. Постановка не выявила дополнительных признаков метастазирования. Повторная оценка первичной биопсии привела к повторному диагнозу поражения как злокачественной меланомы.

    Последующие действия

    Срок наблюдения за пациентами в группе ДПН варьировал от 4 месяцев до 23 лет.В пяти исследованиях некоторые пациенты наблюдались более 10 лет. Из 12 исследований местные рецидивы были зарегистрированы только у двух пациентов из двух разных исследований, и ни одного случая метастазирования не наблюдалось. Срок наблюдения в группе Б-ДПН варьировал от 5 месяцев до 5 лет. В общей сложности наблюдалось четыре рецидива и три случая смерти, причем во всех трех случаях изначально был поставлен неправильный диагноз, что привело к недостаточному лечению пациентов.

    Обсуждение

    Гистологический диагноз атипичных меланоцитарных опухолей может быть очень сложным даже для опытных дерматопатологов и патологов (7), а дифференциация доброкачественных и злокачественных образований имеет терапевтические и прогностические последствия.Несмотря на то, что ДПН широко описывается как доброкачественное меланоцитарное поражение (1, 6, 11, 13, 18, 19), его злокачественный потенциал интенсивно обсуждается (5, 7) и сообщалось о случаях поражения регионарных лимфатических узлов ( 2, 5, 12). Тем не менее, Международная исследовательская группа по патологии меланомы 2009 г. согласилась с тем, что отдаленное заболевание за пределами региональных узлов встречается редко и что при отсутствии митотической активности, ядерного плеоморфизма и экспансивного роста <2% поражений распространяются на лимфатические узлы (5).Во время «XXIX симпозиума Международного общества дерматопатологов в Граце» в 2008 г. эксперты-дерматопатологи и патологоанатомы рассмотрели 57 случаев MELTUMP (меланоцитарные опухоли с неопределенным злокачественным потенциалом), которые включали атипичные опухоли шпица (AST) и атипичные эпителиоидные/веретенообразные голубые невусы, последние категория, включая ДПН (7). Пациенты были разделены на три группы с благоприятным (отсутствие метастатического заболевания в течение 5 лет наблюдения), неблагоприятным (смерть, связанная с опухолью и/или метастазирование в лимфатические узлы и/или внутренние органы) и пограничным состоянием (отложение опухолевых клеток в узлах ≤ 0). .2 мм) поведение, и авторы отметили, что неблагоприятная группа чаще представляла три гистопатологических признака, а именно наличие митоза, митоза у основания и воспалительную реакцию. Кроме того, авторы отметили сложность достижения консенсуса в отношении доброкачественного или злокачественного диагноза поражений. О случаях метастатической ДПН сообщали и другие группы, в которых упоминалось, что эти поражения представляли собой «пограничные» или «атипичные» признаки (8–10), намекая на неопределенный злокачественный потенциал этих поражений, когда диагностика и терапевтическое лечение затруднены.В настоящем обзоре мы разделили включенные исследования на две группы: ДПН и Б-ДПН. В общей сложности 355 пациентов были включены в группу ДПН, и в течение периода наблюдения от 4 месяцев до 23 лет было зарегистрировано только два местных рецидива и ни одного метастаза. Во вторую группу, Б-ДПН, было включено 48 пациентов, из них 24 пациента перенесли СЛУ и пять блокировали диссекцию лимфатических узлов после положительного результата СЛУ, а некоторые пациенты даже получали после этого адъювантную терапию интерфероном альфа. В этой группе «высокого риска» частота рецидивов была низкой, у четырех пациентов развились локальные рецидивы и у трех широко распространенные метастатические заболевания.Тот факт, что ни у одного из пациентов в группе ДПН не развилось метастатическое заболевание, и что, несмотря на то, что из 12 пациентов из группы В-ДПН были положительные СЛУ, только у трех из них, двое из которых изначально были неправильно диагностированы, развилось широко распространенное метастатическое заболевание, подчеркивает доброкачественное течение этого меланоцитарного поражения. . Однако на основании двух исследований Magro et al. (8, 9) следует провести дальнейшую оценку и исследование, если более широкий начальный хирургический подход не окажется полезным для пациентов с пограничной/атипичной ДПН.

    Несмотря на то, что возраст при постановке диагноза ДПН и В-ДПН колебался от 3 месяцев до 64 лет, в нашем обзоре поражения обычно диагностировались у молодых людей в возрасте до 30 лет (1, 6, 8, 9). ). Ранее в литературе сообщалось о врожденной ДПН (6), но в большинстве случаев ДПН является приобретенным поражением (3). В одном случае, включенном в наш обзор, авторы сообщают о развитии ДПН во врожденном невусе правой подколенной ямки у 3-месячного мальчика (14). Первоначальное иссечение поражения показало положительные глубокие края, из-за чего пациент подвергся повторному иссечению, после чего в течение 15 месяцев последующего наблюдения не было никаких признаков рецидива или метастазов.Самый молодой обнаруженный случай B-DPN был у 4-летнего мальчика, у которого первоначально был диагностирован DPN, но повторно диагностирована как меланома после того, как 4 месяца спустя были обнаружены метастазы в лимфатических узлах. У мальчика не было никаких дальнейших метастатических заболеваний, однако ему была проведена модифицированная радикальная диссекция шеи III типа с иссечением 39 лимфатических узлов, все гистологически отрицательные. Дифференциальный диагноз между ДПН и злокачественной меланомой у детей может быть затруднен, поскольку ДПН может демонстрировать цитологическую атипию и наличие митотической активности, вызывая подозрение на злокачественность (2).Авторы упомянули, что рассматривали диагноз пигментированной эпителиоидной меланоцитомы, но поскольку не все гистологические критерии были соблюдены, диагноз был изменен на меланому (20). Было бы интересно переоценить поражение и определить, будет ли при применении критериев, упомянутых в более поздних исследованиях (7–9), поражение лучше классифицировать как пограничную/атипичную ДПН.

    В недавней публикации, посвященной генетике меланоцитарных поражений с гистологическими аспектами ДПН, были сделаны наблюдения, отличающие эту нозологию от других меланоцитарных опухолей (21).Помимо мутаций, активирующих путь киназы MAP (например, MAP2K1 или BRAF ), также наблюдаемых в других невусах, стало очевидным, что ДПН имеют частые одновременные мутации CTNNB1 . Это приводит к постоянной активации сигнального пути бета-катенина. Это также наблюдалось гистологически. В обычных невусах меланоциты становятся меньше («зрелыми») и демонстрируют более низкую экспрессию CTNNB1 и CCND1 по данным иммуногистохимии в более глубоких слоях дермы. При ДПН клетки не мельчают («созревают») и сохраняют экспрессию CTNNB1 и CCND1 в нижних слоях дермы.Авторы также определили, что злокачественная ДПН (меланомы, возникающие при ДПН) демонстрируют дополнительные генетические изменения (активация MAP-киназы и мутации CTNNB1 ). Эти выводы имеют ряд важных следствий. Иммуногистохимия CTNNB1 может быть полезна для выявления поражений ДПН (19, 22). Кроме того, профиль мутаций может помочь в дифференциации голубых невусов (с мутациями GNAQ или GNA11 (23)) от ДПН, что может быть затруднено исключительно на основании гистологических критериев.Наконец, наличие дополнительных генетических событий, таких как промотор TERT , CDKN2A, TP53 или других мутаций, свидетельствует о злокачественной опухоли и плохом прогнозе.

    Недавно описанные генетические данные могут оказать значительную помощь в правильно диагностированных ДПН и В-ДПН. Эти генетические находки были включены в последнюю систему классификации меланоцитарных опухолей ВОЗ, в которой ДПН и В-ДПН помещались между обычными невусами и меланомами в промежуточных группах/меланоцитомах, где ДПН обозначали как дисплазию низкой степени, а В-ДПН — как дисплазию высокой степени. 24).Подробные последующие исследования, в которых применяются генетические критерии, представленные Yeh et al. в настоящее время отсутствуют. Особое значение, конечно, имело бы более крупное проспективное исследование. Эти данные потенциально могут дополнительно уточнить модель, предложенную Yeh et al. и позволяют более точно оценить поведение опухоли на генетической основе в случаях, когда их трудно классифицировать только на основе гистопатологической оценки.

    Сила нашего обзора подчеркивает существенный недостаток проспективных когортных исследований, сочетающих клиническую и гистопатологическую корреляцию с генетической оценкой для определения эффективных стратегий клинического лечения ДПН и В-ДПН.В то же время малое количество включенных исследований является ограничением для надлежащего статистического анализа при лечении ДПН и пограничной/атипичной ДПН.

    Вклад авторов

    IC и TS внесли свой вклад в концепцию исследования. IC, TS, AT и LU внесли свой вклад в разработку дизайна исследования. Сбор и анализ данных осуществляли IC и KG. IC, AT, KG, LU и TS подготовили и рассмотрели рукопись.

    Финансирование

    Подтверждение поддержки фонда публикаций открытого доступа SLUB/TU Dresden.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта работа является частью магистерской диссертации в рамках магистерской программы клинических исследований Центра клинических исследований и управленческого образования, Отдел медицинских наук, Дрезденский международный университет, Дрезден, Германия.

    Ссылки

    2.Robson A, Morley-Quante M, Hempel H, McKee PH, Calonje E. Глубокий проникающий невус: клинико-патологическое исследование 31 случая с дальнейшим определением гистологических особенностей, позволяющих отличить его от других пигментированных доброкачественных меланоцитарных поражений и меланомы. Гистопатология. (2003) 43:529–37. doi: 10.1111/j.1365-2559.2003.01730.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    4. Luzar B, Calonje E. Глубокий проникающий невус: обзор. Arch Pathol Lab Med. (2011) 135:321–6. doi: 10.1043/2009-0493-RA.1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    5. Barnhill RL, Cerroni L, Cook M, Elder DE, Kerl H, Leboit PE, et al. Состояние дел, номенклатура, точки консенсуса и разногласия в отношении доброкачественных меланоцитарных поражений: итоги международного семинара. Адвокат Анат Патол. (2010) 17:73–90. doi: 10.1097/PAP.0b013e3181cfe758

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    7.Черрони Л., Барнхилл Р., Элдер Д., Готлиб Г., Хинан П., Катцнер Х. и др. Меланоцитарные опухоли неопределенного злокачественного потенциала: результаты учебного курса, проведенного на XXIX симпозиуме международного общества дерматопатологов в Граце, октябрь 2008 г. Am J Surg Pathol. (2010) 34:314–26. doi: 10.1097/PAS.0b013e3181cf7fa0

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    8. Magro CM, Abraham RM, Guo R, Li S, Wang X, Proper S, et al. Глубоко проникающие невусоподобные пограничные опухоли: уникальное подмножество неоднозначных меланоцитарных опухолей со злокачественным потенциалом и нормальной цитогенетикой. Eur J Дерматол. (2014) 24:594–602. doi: 10.1684/ejd.2014.2393

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    9. Magro CM, Crowson AN, Mihm MC Jr, Gupta K, Walker MJ, Solomon G. Кожная пограничная меланоцитарная опухоль: категориальный подход. J Am Acad Дерматол. (2010) 62:469–79. doi: 10.1016/j.jaad.2009.06.042

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    10. Авраам Р.М., Мин М.Э., Старейшина Д.Е., Сюй С.Атипичное меланоцитарное поражение без геномных аномалий показывает локорегионарные метастазы. Дж. Кутан Патол. (2012) 39:21–4. doi: 10.1111/j.1600-0560.2011.01849.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    11. Барнхилл Р.Л., Михм М.С. младший, Магро К.М. Плексиформный веретенообразный невус: характерный вариант плексиформного меланоцитарного невуса. Гистопатология. (1991) 18:243–7. doi: 10.1111/j.1365-2559.1991.tb00832.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    12.Хай В.А., Аланен К.В., Голиц Л.Е. Является ли меланоцитарный невус с очаговыми атипичными эпителиоидными компонентами (клональный невус) поверхностным вариантом глубоко проникающего невуса? J Am Acad Дерматол. (2006) 55:460–6. doi: 10.1016/j.jaad.2006.04.054

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    14. Мерфи М.Дж., Джен М., Чанг М.В., Грант-Келс Дж.М., Маккар Х. Молекулярная диагностика доброкачественного пролиферативного узла, развивающегося во врожденном меланоцитарном невусе у 3-месячного младенца. J Am Acad Дерматол. (2008) 59:518–23. doi: 10.1016/j.jaad.2008.05.011

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    15. Абрахам Р.М., Каракусис Г., Ас Г., Зиобер А.Ф., Черрони Л., Михм М.С. мл. и соавт. Лимфатическая инвазия предсказывает агрессивное поведение меланоцитарных опухолей с неопределенным злокачественным потенциалом (MELTUMP). Am J Surg Pathol. (2013) 37:669–75. doi: 10.1097/PAS.0b013e318288ff47

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    16.Веронезе Ф., Челаско М., Мели Ф., Заваттаро Э., Рампони А., Мерло Э. и др. Глубоко проникающий невус подошвенной поверхности: отчет о случае с дерматоскопическими признаками. J Dtsch Dermatol Ges. (2016) 14:517–8. doi: 10.1111/ddg.12718

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    17. Чо Э.С., Чо Х.М., Нам В., Ким Х.С. Множественные глубоко проникающие невусы в ротовой полости, распространяющиеся на жевательные мышцы и буккальное жировое тело. J Оральный челюстно-лицевой хирург. (2017) 75:2579–92. дои: 10.1016/j.joms.2017.05.026

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    18. Lee JJ, Vilain RE, Granter SR, Hu NR, Bresler SC, Xu S, et al. 5-Гидроксиметилцитозин является ядерным биомаркером для оценки биологического потенциала гистологически неоднозначных сильно пигментированных меланоцитарных новообразований. Дж. Кутан Патол. (2017) 44: 249–55. doi: 10.1111/чашка.12880

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    19. Шекораня Д., Вергот К., Хавлина Г., Пизем Й.Комбинированные глубокие пенетрирующие невусы конъюнктивы представляют собой относительно распространенные поражения, характеризующиеся мутацией BRAFV600E и активацией бета-катенинового пути: клинико-патологический анализ 34 поражений. Br J Офтальмол . (2019). doi: 10.1136/bjophthalmol-2019-314807. [Epub перед печатью].

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    20. Ridha H, Ahmed S, Theaker JM, Horlock N. Злокачественная меланома и глубоко проникающие родинки – трудности диагностики у детей. J Plast Reconstr Aestet Surg. (2007) 60:1252–5. doi: 10.1016/j.bjps.2006.05.002

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    21. Yeh I, Lang UE, Durieux E, Tee MK, Jorapur A, Shain AH, et al. Комбинированная активация пути MAP-киназы и передачи сигналов β-катенина вызывает глубоко проникающие невусы. Нац.коммун. (2017) 8:644. doi: 10.1038/s41467-017-00758-3

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    22.де ла Фушардье А., Кайо С., Жакмюс Дж., Дюрье Э., Улье А., Хаддад В. и др. Ядерная экспрессия β-катенина отличает глубоко проникающие невусы от других кожных меланоцитарных опухолей. Архив Вирхова. (2019) 474: 539–550. doi: 10.1007/s00428-019-02533-9

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    23. Griewank KG, Muller H, Jackett LA, Emberger M, Moller I, van de Nes JA, et al. Мутации SF3B1 и BAP1 при меланоме, подобной голубому невусу. Мод Патол. (2017) doi: 10.1038/modpathol.2017.23

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    24. Старейшина Д.Е., Масси Д., Скольер Р.А., Виллемзе Р. (ред.). Классификация ВОЗ опухолей кожи . 4-е изд. Лион: МАИР (2018).

    Академия Google

    Глубоко проникающие невусоподобные пограничные опухоли: уникальная подгруппа неоднозначных меланоцитарных опухолей со злокачественным потенциалом и нормальной цитогенетикой

    Задний план: Глубокие пенетрирующие невусы (ДПН) являются относительно редким подтипом меланоцитарных невусов.Небольшая часть этих поражений демонстрирует атипичные черты (цитологическая и архитектурная атипия, митотическая активность), наблюдаемые при меланоме. Эти поражения мы называем глубоко проникающими невусоподобными пограничными опухолями. Однозначные меланомы могут демонстрировать перекрывающиеся морфологические признаки ДПН, которые были названы плексиформными меланомами.

    Пациенты и методы: Выявлено 40 случаев ДПН-подобной пограничной опухоли и 6 случаев плексиформной меланомы.Было получено клиническое наблюдение наряду с цитогенетическим анализом в форме флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) и/или сравнительной геномной гибридизации (CGH).

    Результаты: Среди пациентов с ДПН-подобной пограничной опухолью было 24 женщины и 16 мужчин. Из выполненных биопсий сигнальных лимфатических узлов в 1/3 случаев было выявлено поражение лимфатических узлов. Все пациенты, у которых был принят агрессивный клинический подход, остаются здоровыми.Все 6 случаев ДПН-подобной пограничной опухоли, протестированных с помощью CGH, показали нормальную цитогенетику, как и 7 из 9 случаев, протестированных с помощью FISH. Из плексиформных меланом 4/6 пациентов умерли от болезни. В 3 случаях имело место морфологическое прогрессирование от ДПН-подобной пограничной опухоли до явной меланомы. В одном случае прогрессирования цитогенетика была нормальной при ДПН-подобной пограничной опухоли, а затем ненормальной при прогрессирующей меланоме.

    Заключение: ДПН-подобные пограничные опухоли представляют собой меланоцитарные опухоли, связанные с высокой частотой поражения регионарных лимфатических узлов и демонстрирующие потенциал для прогрессирования меланомы, несмотря на нормальный цитогенетический профиль.Пациентов с такими поражениями следует вести агрессивно, по крайней мере, с полным повторным иссечением и рассмотрением вопроса о биопсии сторожевого лимфатического узла, независимо от цитогенетических данных.

    Ключевые слова: неоднозначная меланоцитарная опухоль; пограничная меланоцитарная опухоль; глубоко проникающий невус; глубоко проникающая невусоподобная пограничная опухоль; меланоцитарная опухоль неопределенного злокачественного потенциала.

    Глубоко проникающие невусоподобные пограничные опухоли: уникальная подгруппа неоднозначных меланоцитарных опухолей со злокачественным потенциалом и нормальной цитогенетикой

  • Zembowicz A, Prieto VG.Меланоцитарные поражения: современное состояние знаний. Arch Pathol Lab Med 2010; 134: 1738–179.

    ПабМед Google ученый

  • Зембович А., Прието В.Г. Меланоцитарные поражения: современное состояние знаний – часть III. Arch Pathol Lab Med 2011; 135: 824.

    PubMed Google ученый

  • Зембович А., Прието В.Г. Меланоцитарные поражения: современное состояние знаний? Часть II. Arch Pathol Lab Med 2011; 135: 298–9.

    ПабМед Google ученый

  • Старейшина DE. Предвестники меланомы и их имитации: невусы особых локализаций. Мод Патол 2006; 19 (Приложение 2): С4–20.

    Артикул Google ученый

  • Кроусон А.Н., Магро К.М., Санчес-Карпинтеро I, и др. Предвестники злокачественной меланомы. Недавние результаты Cancer Res 2002; 160: 75–84.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Бастиан Британская Колумбия. Молекулярная генетика меланоцитарной неоплазии: практическое применение в диагностике. Патология 2004; 36: 458–61.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Casorzo L, Luzzi C, Nardacchione A, и др. Оценка флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) хромосом 6, 7, 9 и 10 на протяжении меланоцитарного онкогенеза человека. Меланома Рез 2005; 15: 155–60.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Лудгейт М.В., Фуллен Д.Р., Ли Дж., и др. Атипичная опухоль Шпица с неопределенным биологическим потенциалом: серия из 67 пациентов из одного учреждения. Рак 2009; 115: 631–41.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Магро К.М., Янив С., Михм М.С.Поверхностная атипичная опухоль шпица и злокачественная меланома поверхностно-распространяющегося типа, возникающая в связи с поверхностной атипичной опухолью шпица: особая форма диспластической шпицоидной невомеланоцитарной пролиферации. J Am Acad Dermatol 2009; 60: 814–23.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Ким Дж.С., Мерфи Г.Ф. Диспластические меланоцитарные невусы и прогностически неопределенные невомеланоматоидные пролиферации. Clin Lab Med 2000; 20: 691–712.

    КАС пабмед Google ученый

  • Magro CM, Crowson AN, Mihm MC, et al. Внутриэпидермальная эпителиоидная меланоцитарная дисплазия De novo: новая нозология. J Кутан Патол 2010; 37: 866–9.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Сачдева М., Фрамбах Г.Е., Кроусон А.Н., и др. Внутриэпидермальная эпителиоидная меланоцитарная дисплазия de novo как маркер фенотипа атипичных родинок — клинико-патологическое исследование 75 пациентов. J Кутан Патол 2005; 32: 622–8.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Scolyer RA, Murali R, McCarthy SW, et al. Гистологически неоднозначные («пограничные») первичные кожные меланоцитарные опухоли: подходы к ведению пациентов, включая роль молекулярного тестирования и биопсии сигнальных лимфатических узлов. Arch Pathol Lab Med 2010; 134: 1770–1777 гг.

    ПабМед Google ученый

  • Зембович А., Скольер Р.А. Невус/Меланоцитома/Меланома: новая парадигма классификации меланоцитарных новообразований? Arch Pathol Lab Med 2011; 135: 300–6.

    ПабМед Google ученый

  • Foucar E. Обсуждение меланоцитарных опухолей кожи: означает ли «неопределенный» диагноз пограничные диагностические навыки? Am J Dermatopathol 1995; 17: 626–34.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Magro CM, Crowson AN, Mihm MC Jr., et al. Кожная пограничная меланоцитарная опухоль: категорический подход. J Am Acad Dermatol 2010; 62: 469–79.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Джерами П., Джуэлл С.С., Моррисон Л.Е., и др. Флуоресцентная гибридизация in situ (FISH) как вспомогательный диагностический инструмент при диагностике меланомы. Am J Surg Pathol 2009; 33: 1146–1156.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Пернер С., Демикелис Ф., Бероухим Р., и др. TMPRSS2: делеции, связанные со слиянием ERG, дают представление о гетерогенности рака предстательной железы. Рак Res 2006; 66: 8337–41.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Ли Дж., Ван Дж., Торбенсон М., и др. Потеря генов SDHB и NF1 в злокачественной филлодной опухоли молочной железы, обнаруженная с помощью сравнительной геномной гибридизации олигочипов. Рак Genet Cytogenet 2010; 196: 179–83.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Сиаб Дж. А. мл., Грэм Дж. Х., Хелвиг Э. Б. Глубоко проникающий невус. Am J Surg Pathol 1989; 13: 39–44.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Мехреган Д.А., Мехреган А.Х.Глубоко проникающий невус. Arch Dermatol 1993; 129: 328–31.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Робсон А., Морли-Квант М., Хемпель Х., и др. Глубоко проникающий невус: клинико-патологическое исследование 31 случая с дальнейшим определением гистологических особенностей, позволяющих отличить его от других пигментированных доброкачественных меланоцитарных поражений и меланомы. Гистопатология 2003; 43: 529–37.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Ридха Х., Ахмед С., Тикер Дж. М., и др. Злокачественная меланома и глубоко проникающие невусы-трудности диагностики у детей. J Plast Reconstr Aestet Surg 2007; 60: 1252–1255.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Авраам Р.М., Минг М.Э., Старейшина Д.Е., и др. Атипичное меланоцитарное поражение без геномных аномалий показывает локорегионарные метастазы. J Кутан Патол 2012; 39: 21–4.

    Центральный пабмед пабмед Статья Google ученый

  • Guo R, Li S, Magro C, и др. Низкая частота цитогенетических аномалий, мутаций BRAF и NRAS в пограничных меланоцитарных опухолях, возникающих в глубоко проникающих невусах. Мод Патол 2013; 26(S2): 114А.

    Google ученый

  • Бендер Р.П., МакГиннис М.Дж., Эсмей П., и др. Идентификация мутаций HRAS и отсутствие мутаций GNAQ или GNA11 в глубоко проникающих невусах. Мод Патол 2013; 26: 1320–138.

    КАС пабмед Статья Google ученый

  • Раки | Бесплатный полнотекстовый | NGS-анализ атипичных глубоко проникающих невусов

    1.Введение

    Глубокий пенетрирующий невус (ДПН) был впервые обнаружен Seab и его коллегами в 1989 году [1] как приобретенное темное пигментированное меланоцитарное поражение, чаще всего локализующееся на лице, верхней части туловища или проксимальных отделах конечностей молодых пациенток [2,3]. Гистологически ДПН характеризуется веретенообразными и эпителиоидными пигментированными меланоцитами, расположенными в виде вертикально ориентированных рыхлых пучков и гнезд в клиновидной конфигурации [1,4]. Из-за внезапного клинического начала в сочетании со случайной цитологической атипией низкой степени или ядерным плеоморфизмом ДПН может вызвать диагностические сомнения и быть ошибочно диагностирована как меланома.Иммуногистохимическая экспрессия ядерного β-катенина недавно была предложена в качестве вспомогательного диагностического инструмента [5]. Активирующие мутации пути β-катенина, влияющие на CTNNB1 с редкими мутациями APC, и мутации пути MAPK признаны основными генетическими аномалиями [6]. С момента своего первоначального описания ДПН считался уникальным, но также, возможно, вариантом или имеющим некоторое отношение как к голубым невусам, так и к опухолям шпица [1,7,8]. Плексиформный невус веретенообразных клеток, первоначально описанный как вариант пигментированного невуса веретенообразных клеток [8, 9, 10], предполагает связь между опухолями Шпица и ДПН.Однако недавно было подтверждено, что ДПН генетически отличается наличием активирующих мутаций в путях β-катенина и/или MAP-киназы [6]. Кроме того, ДПН, как правило, отличается от опухолей шпица отсутствием слияния киназ, от голубых невусов — отсутствием мутаций GNAQ и GNA11, активирующих G-белок [11], а от пигментированных эпителиоидных меланоцитом — отсутствием изменений в PRKAR1A и слияния PRKCA [12]. Гистопатологическое отличие от доброкачественных голубых невусов является нозологически значимым, поскольку ДПН были реклассифицированы в недавней Классификации опухолей кожи ВОЗ [7,13] в категорию «частично трансформированных» промежуточных меланоцитарных опухолей.Этот термин обозначает наличие дополнительных генетических изменений в сторону злокачественности, но без типичного клинического, патологического или молекулярного фенотипа меланомы [7,13]. Большинство ДПН демонстрируют стабильное клиническое поведение, хотя сообщалось о случаях с локорегионарным метастатическим потенциалом [14,15,16,17] и иногда описывалась морфомолекулярная трансформация ДПН в плексиформную меланому [18]. Согласно новой классификации ВОЗ [18]. 7,13], термин атипичная ДПН (меланоцитома) следует применять к ДПН с атипичными признаками, включая большой размер, асимметрию, повышенную клеточность с пластинчатым расположением меланоцитов, повышенной митотической активностью и неслучайной цитологической атипией.Кроме того, атипичные ДПН с неопределенным злокачественным потенциалом представляют собой редкие новообразования, для которых отсутствует окончательный диагноз доброкачественности или злокачественности [7]. Однако остается неясным, отражают ли атипичные цитоархитектуры ДПН особый геномный профиль или они связаны с повышенным метастатическим потенциалом и агрессивным клиническим поведением [7,8,18]. Клиническое лечение этих поражений должно включать консультацию в специализированном центре для исключения диагноза плексиформной меланомы и их удаления с краем 5-10 мм [19].Однако полезность стадирования с биопсией сторожевого лимфатического узла и продолжительность последующего наблюдения еще предстоит определить [3].

    Неопределенность, связанная с атипичными ДПН, подчеркивает необходимость определения дополнительных диагностических инструментов. Быстрое развитие методов секвенирования следующего поколения (NGS) дает возможность более глубокого исследования генетического профиля ДПН. Здесь мы сообщаем о NGS-анализе серии атипичных ДПН, демонстрируя их мутационный профиль с некоторыми специфическими признаками этих редких опухолей.

    2. Материалы и методы

    Электронные записи рутинной и консультационной дерматопатологической практики авторов в отделениях дерматопатологии Университетской больницы Флоренции (Италия), Университетской больницы Модены (Италия), Университетской больницы Мессины (Италия), Больничной клиники Барселоны ( Испания) и Служба гистопатологии в Гилфорде (Великобритания) были рассмотрены на предмет случаев, которые включали термины «глубоко проникающий невус» и «атипичный» в поле окончательного диагноза. Клиническая информация о поле, возрасте на момент постановки диагноза и топографии каждого поражения, а также данные последующего наблюдения были получены из электронных медицинских карт.

    Все диагнозы были рассмотрены тремя экспертами-дерматопатологами (D.M., A.M.C. и C.U.). Образцы, которые не соответствовали строгим критериям, по которым возникали разногласия по поводу диагноза или для которых было недостаточно тканевого материала, были исключены. Критерии диагностики типичной ДПН (как чистой, так и сочетанной форм) включали преимущественно внутрикожную локализацию, плексиформный характер роста, клиновидный силуэт; эпителиоидные меланоциты с везикулярным хроматином и светлой или мелкопигментированной цитоплазмой; распространение вдоль сосудисто-нервных и/или придаточных структур; смешанные меланофаги, как описано ранее [11].Критерии атипичной ДПН были ранее сформулированы в классификации ВОЗ [7] и включали большой размер (> 5 мм), асимметрию, аберрантную архитектуру (например, листовидное расположение меланоцитов или экспансивные гнезда), повышенную скорость митозов и умеренные выраженной цитологической атипии.
    2.1. Иммуногистохимия

    Иммуногистохимическое окрашивание было выполнено на архивных блоках FFPE для оценки экспрессии β-катенина. Срезы депарафинизировали в препарате EZ (950–102; Ventana), а выделение антигена осуществляли путем инкубации с раствором для кондиционирования клеток 1 (950–124; Ventana), трис-буфером на основе этилендиаминтетрауксусной кислоты (pH 8.2) в течение 32 минут при 100°С. Срезы инкубировали со следующими первичными антителами: анти-β-катенин (#760–4242, мышиное моноклональное, клон 14, готовый к использованию, Ventana Medical System, Тусон, Аризона, США). Сигнал проявляли с помощью набора UltraMap Red anti-Mouse Detection Kit (Ventana Medical Systems, Тусон, Аризона, США) в автоматическом иммуностейнере (Ventana Discovery Ultra, Ventana Medical Systems, Тусон, Аризона, США). Срезы контрастировали гематоксилином. Иммуногистохимическую экспрессию

    β-катенина оценивали в дермальных меланоцитах в соответствии с процентом окрашенных ядер, независимо от любого мембранного или цитоплазматического окрашивания, как описано ранее [5].
    2.2. Анализ NGS

    Количество образцов (21 атипичная ДПН) в нашей когорте для секвенирования было ограничено наличием случаев с достаточным количеством остаточного тканевого материала в наших архивах. Один дерматопатолог (Д.М.) просмотрел слайд H&E каждого образца опухоли и определил процент ядер опухоли в области, подлежащей макродиссекции, с наличием как минимум 10% ядер опухоли. Каждый образец подвергали макродиссекции и экстракции ДНК с использованием набора GeneRead DNA FFPE Kit, в котором используются специальные условия лизиса для преодоления ингибирующих эффектов, вызванных перекрестным связыванием нуклеиновых кислот формалином.NGS был выполнен в 21 образце FFPE с использованием систем Ion GeneStudio S5 и выполнен с помощью Комплексной онкологической панели Ion AmpliSeq™, которая обеспечивает мультиплексный целевой отбор 409 генов, участвующих в исследованиях рака, и предоставляет комплексное решение для геномного профилирования, подходящее для тканей FFPE. CCP состоит из 16 000 пар праймеров, разделенных на 4 пула, требующих 10 нг ДНК на пул. Исходную ДНК и библиотеки точно определяли количественно с использованием метода количественного определения на основе флуоресценции, такого как Qubit dsDNA HS.

    Рабочий процесс анализа данных выполнялся путем автоматической передачи данных с сервера Ion Torrent™ на сервер Ion Reporter для анализа вариантов; он включает фильтрацию результатов, аннотацию и результаты анализа данных. Анализ данных состоял из двух этапов: первый, выполняемый Torrent Suite, размещенным на Torrent Server, обеспечивает, помимо базового вызова и выравнивания последовательности, первый анализ показателей покрытия и базовой аннотации; на втором этапе, выполняемом программным обеспечением Ion Reporter, расположенным в облаке, данные подвергаются более глубокому анализу с точки зрения вызова вариантов, оценки качества, фильтрации и обширных аннотаций.Для получения суммарного количества не менее 10 мутантных аллелей для каждого ампликона-кандидата были приняты следующие критерии отбора мутаций: охват >200 прочтений и частота мутантных аллелей >5% для ампликона гена.

    Значения нагрузки опухолевых мутаций (TMB) были рассчитаны непосредственно с помощью программного обеспечения Ion Reporter™ с использованием специального рабочего процесса панельного анализа.

    2.3. Статистический анализ

    Описательный анализ с использованием средних значений и стандартных отклонений или медиан и межквартильного размаха (IQR) был выполнен с использованием MedCalc для Windows, версия 15.4 64-битная (MedCalc Software, Остенде, Бельгия).

    3. Результаты

    Клинические характеристики и исходы атипичных случаев ДПН приведены в таблице 1.

    Среди 21 случая, включенного в исследование, 11 (52%) были мужчинами, а средний возраст (IQR) составил 27 лет. 15,5–45) лет. Все поражения были размером более 5 мм, при этом средний (IQR) диаметр поражений составлял 6 (диапазон 5,5–7,5) мм.

    Наиболее распространенными анатомическими участками были туловище и верхняя конечность; один случай развился во втором межпальцевом промежутке правой руки и один случай на правом ухе.Простое иссечение без дальнейшего хирургического вмешательства было основным методом лечения у большинства пациентов. Два случая подверглись повторному иссечению после первоначального удаления; в одном случае наблюдался положительный сигнал сторожевого лимфатического узла с последующей подмышечной лимфаденэктомией, показывающей 1/20 положительного правого подмышечного лимфатического узла. Ни у одного другого пациента не было местного рецидива или отдаленных метастазов, и все они были живы после медианы наблюдения 41 мес (в среднем 38,1 мес, диапазон 5–226 мес).

    Гистопатологическое исследование показало меланоцитарные поражения с признаками ДПН, но с выраженной цитологической или архитектурной атипией, которые превышали обычные диагнозы ДПН.Три случая были объединены (ДПН1, ДПН9 и ДПН10), и 18/21 были чистыми формами. Атипичные ДПН характеризовались кожной пролиферацией увеличенных пигментированных веретенообразных и эпителиоидных клеток с рассеянными меланофагами в глубокой клиновидной конфигурации в глубокую дерму (n = 17) или глубокую дерму и подкожную клетчатку (n = 4) (рис. 1, рис. 2, рис. 3, рис. 4 и рис. 5). Когезионный паттерн (пластообразное расположение меланоцитов или экспансивный рост) наблюдался в 15/21 (75%) случаях. Цитологически меланоциты показали плеоморфизм от умеренного до выраженного в 19 случаях (90%).Частота митозов на мм 2 была следующей: 1 митоз/мм 2 (n = 5, 24%), 2 митоза/мм 2 (n = 2, 9%), 3 митоза/мм2 (n = 2, 9,5%), 4 митоза/мм 2 (n = 1, 5%) и 5/мм 2 (n = 1, 5%). Глубокие или маргинальные митозы выявлены в трех случаях. Ни в одной опухоли не было выявлено атипичных митозов. Половина случаев была связана с лимфоцитарным инфильтратом от легкой до умеренной степени.

    Иммуногистохимическая экспрессия показала ядерную экспрессию β-катенина во всех случаях (<10% окрашенных ядер в 14 случаях, 10–30% окрашенных ядер в 5 случаях, >30% окрашенных ядер в 2 случаях).Цитоплазматическая и мембранная экспрессия β-катенина также была обнаружена в меланоцитах, независимо от окрашивания ядер.

    В табл. 2 приведены мутированные драйверные гены в исследуемых случаях: 1 мутированный ген (n = 3, 14%), 2 мутантных гена (n = 8, 38%), 3 мутантных гена (n = 8, 38%), и 4 мутировавших гена (n = 2, 9%). Ген CTNNB1 был наиболее часто мутировавшим геном (95%), так как он был обнаружен как дикий тип только в одном случае. Ген APC был мутирован у 7/21 (33%), BRAF у 7/21 (33%), HRAS у 3/21 (14%), NRAS у 1/21 (5%), MAP2K1 у 5/21. (24%), а MAP2K2 — в 1/21 (5%) случаев (табл. 2).Только в одном случае (5%) была обнаружена мутация GNAQ, в то время как в семи случаях (33%) были обнаружены мутации IDh2 (таблица 2, таблицы S1 и S2). Таблицы S1 и S2. KMT2C и PDE4DIP были наиболее часто мутировавшими генами, при этом 100% образцов демонстрировали мутацию KMT2C, а изменения в PDE4DIP были обнаружены в 67% случаев. CTNNB1 в пути β-катенина и в генах, принадлежащих к каскаду MAPK (табл. 4).При атипичных ДПН не было продемонстрировано статистически значимой корреляции между специфической генной мутацией в генах-драйверах и соответствующими гистопатологическими признаками (таблица 4).

    4. Обсуждение

    В нашем исследовании представлен всесторонний мутационный анализ атипичных ДПН с помощью обширной опухолеспецифической панели из 409 генов, что позволяет проводить мультиплексный отбор мишеней. Мы идентифицировали изменения в гене β-катенина, связанные с мутациями в генах MAP-киназы, и наблюдаемые частоты соответствовали предыдущим результатам при типичной ДПН [6].Примечательно, что экзон 3 β-катенина был мутирован в 20/21 (95%) случаях, в то время как гены MAP-киназного пути демонстрировали мутации в 16/21 (76%). Наши результаты подтверждают гипотезу о том, что активирующие мутации в гене β-катенина являются основными движущими факторами, вызывающими приобретение фенотипа ДПН. Кроме того, раскрывая молекулярный фон чрезвычайно редкой ДПН с атипичными особенностями, мы подтвердили, что мутация β-катенина может быть использована в качестве диагностического маркера для помощи в распознавании эволюционного пути, связанного с ДПН [6].β-катенин, белок, участвующий в передаче сигнала пути передачи сигналов Wnt, кодируемый геном CTNNB1, часто изменяется при раке. Основным последствием изменения является конститутивная активация β-катенина, который способствует пролиферации клеток и иммуносупрессии [20,21,22,23]. Тем не менее, ДПН, по-видимому, не обладают злокачественным потенциалом, так как в этих поражениях изменение белка связано с отсутствием созревания и глубокого проникновения меланоцитов [6]. Кроме того, CTNNB1 не мутирует в других меланоцитарных опухолях, таких как невус шпица, голубой невус или меланома.В нашей серии только один случай (DPN 10) оказался диким типом для β-катенина. В этом случае наблюдалась высокая частота вариаций числа копий (n = 7,2) и низкая клеточность (15%), что также характеризовалось низкой частотой аллеля BRAF V600E. ДПН 10 была β-катенин-позитивной опухолью по оценке иммуногистохимии и представляла собой сложный случай для гистопатологического исследования, поскольку она демонстрировала атипичные признаки в сочетании с незначительным компонентом пучков овальных и веретенообразных меланоцитов, связанных с меланофагами, напоминающими эпителиоидный синий. невус.На молекулярном уровне случай также выявил мутацию GNAQ, специфический вариант, расположенный за пределами положения горячей точки Q209, о котором ранее никогда не сообщалось. Изменения GNAQ часто обнаруживаются в голубых невусах, в то время как в предыдущих исследованиях сообщалось, что типичные ДПН не несут мутаций GNAQ или GNA11 и, следовательно, не принадлежат к семейству голубых невусов [11]. Предыдущие данные показали, что в ДПН мутации Путь МАР-киназ, гены возникают до мутаций CTNNB1 [6]. Мутации BRAF V600E и очага NRAS (во врожденных невусах и в некоторых приобретенных невусах) часто обнаруживаются в обыкновенных невусах.В то время как HRAS, по-видимому, редко мутирует в обычных приобретенных или врожденных невусах, мутации в этом гене встречаются примерно в 10–15% невусов шпиц, особенно в десмопластических вариантах. В нашей когорте атипичных ДПН мутация HRAS была обнаружена в 3/21 случаях (14%), в то время как в предыдущем исследовании сообщалось о мутациях HRAS только в 6% ДПН [11]. В частности, 2/32 ДПН были связаны с мутациями HRAS, то есть одна в экзоне 2 (p.G13R, c.37G > точечная мутация C) и одна в экзоне 3 (p.Q61L, c.182A > точечная мутация T) [ 11].Интересно, что одна из двух HRAS-мутированных DPN имела атипичные признаки, а именно наличие атипичного глубокого митоза [11]. Таким образом, наши результаты подтверждают гипотезу о том, что атипичные ДПН могут быть патогенетически связаны с фракцией невусов шпиц [11]. по сравнению с предыдущими оценками (33%) [6]. Мы обнаружили четыре внутрирамочные делеции и одну однонуклеотидную вариацию, часто встречающуюся при меланоме (COSMIC: Каталог соматических мутаций при раке) [24].Только в одном случае (DPN 21) были обнаружены изменения в двух смежных кодонах (C125 и N126) гена MAP2K2 (MEK2). Один из них, вариант C125S, ранее был идентифицирован у пациентов с меланомой, у которых развилась резистентность к ингибиторам BRAF [25,26]. В недавнем исследовании сообщалось об изменениях MAP2K1 в новообразованиях с гетерогенной клеточной морфологией, включая меланоцитарные опухоли с цитоморфологией Spitz, ДПН-подобной архитектурой с плексиформным паттерном и тяжелой меланизацией [27]. Мутации изоцитратдегидрогеназы 1 (IDh2), включая R132C, V178I и S278L — были идентифицированы с относительно высокой частотой в нашей серии (8/21 случаев; 38%), сосуществуя с мутациями BRAF/HRAS.Среди этих вариантов только R132C обладает патогенным действием [28]. Индуцированное мутацией IDH гиперметилирование может привести к подавлению клеточной дифференцировки. О таких мутациях сообщалось при различных видах рака, включая глиому, меланому и холангиокарциному [28,29]. Гиперметилирование, вызванное этими мутациями, по-видимому, действует как благоприятный прогностический маркер при глиоме [28]. Эти метаболические ферменты обычно превращают изоцитрат в α-кетоглутарат; при модификации ключевых остатков аргинина, которые в норме связывают изоцитратный субстрат, мутантный фермент вызывает радикальное изменение ферментативной активности путем превращения α-кетоглутарата в D-2-гидроксиглутарат (D2HG).D2HG действует как конкурентный ингибитор других ферментов, которым требуется α-кетоглутарат в качестве кофактора, включая некоторые ДНК-деметилазы, что приводит к гиперметилированию геномного CpG и глобальному изменению транскрипции. Помимо компонентов киназы CTNNB1 и MAP, вариации последовательностей были обнаружены в дополнительных генах, при этом KMT2C и PDE4DIP изменяются наиболее часто. Однако все эти дополнительные варианты классифицируются как «вероятно доброкачественные» в базе данных VARSOME [30]. Большой размер этих двух генов может объяснить высокую частоту обнаруживаемых изменений.Ген белка 1b, связанного с рецептором липопротеинов низкой плотности (LRP1B), был обнаружен мутированным примерно в одной пятой (4/21; 19%) случаев в нашей серии. Сообщалось, что LRP1B проявляет супрессорную активность, негативно регулируя передачу сигналов β-catenin/TCF [31]. Интересно, что рак человека, несущий мутации LRP1B, по-видимому, повышает свою чувствительность к ингибиторам иммунных контрольных точек [32]. Наше исследование показало, что атипичные ДПН возникают в молодом возрасте, без предрасположенности к полу, и может быть поражена любая анатомическая область.Несмотря на тревожные признаки при гистологическом исследовании, ни в одном из этих случаев не было летального исхода. Только в 1/21 случаев наблюдалось прогрессирование регионарного (лимфатического) заболевания (ДПН 17) из-за опухоли, развившейся во втором межпальцевом промежутке правой руки. На генетическом уровне, помимо изменений в пути β-катенина, опухоль несла мутации в генах IDh2 и NRAS (кодон 61). В контексте ДПН мутации NRAS были зарегистрированы до сих пор в спорадических наблюдениях, включая комбинированный невус с компонентом ДПН и случай атипичной ДПН, прогрессирующей в меланому [33,34].Кроме того, было описано подмножество меланом с мутациями IDh2, которые в значительной степени связаны с сосуществующими мутациями NRAS [29]. Недавний литературный обзор, суммирующий результаты 355 пациентов с ДПН и 48 пациентов с атипичной/пограничной ДПН, сообщил о пяти рецидивах. (2 в группе ДПН и 3 в группе пограничной ДПН) и три метастаза в группе пограничной ДПН [35]. Из-за их редкости биологическое значение отложений в лимфатических узлах до сих пор неясно, хотя было высказано предположение, что для тех случаев, которые классифицируются как пограничная ДПН, существует значительный риск поражения регионарных лимфатических узлов и прогрессирования до явной меланомы [18].

    Биология | Бесплатный полнотекстовый | Обычный и атипичный глубоко проникающий невус, глубоко проникающая меланома, похожая на невус, и родственные варианты

    Рисунок 1. Глубоко проникающие невусы представляют собой маленькие, симметричные, четко очерченные, пигментированные папулы или узелки.

    Рис. 1. Глубоко проникающие невусы представляют собой маленькие, симметричные, четко очерченные, пигментированные папулы или узелки.

    Рис. 2. Обычный глубоко проникающий невус.( A ) Имеется клиновидная пролиферация меланоцитов в дерме и подкожном слое с вышележащей зоной Гренца (гематоксилин и эозин, 20×). ( B ) Пораженные клетки организованы в пучки, тяжи и гнезда (гематоксилин и эозин, 100×). ( C ) Меланоциты эпителиоидные и веретенообразные, с амфофильной цитоплазмой и примесью рассеянных пигментированных меланофагов (гематоксилин и эозин, 100×).

    Рис. 2. Обычный глубоко проникающий невус.( A ) Имеется клиновидная пролиферация меланоцитов в дерме и подкожном слое с вышележащей зоной Гренца (гематоксилин и эозин, 20×). ( B ) Пораженные клетки организованы в пучки, тяжи и гнезда (гематоксилин и эозин, 100×). ( C ) Меланоциты эпителиоидные и веретенообразные, с амфофильной цитоплазмой и примесью рассеянных пигментированных меланофагов (гематоксилин и эозин, 100×).

    Рис. 3. Глубоко проникающий невус сочетается с преимущественно внутрикожным меланоцитарным невусом в составе комбинированного невуса.( А ), гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 100×.

    Рис. 3. Глубоко проникающий невус сочетается с преимущественно внутрикожным меланоцитарным невусом в составе комбинированного невуса. ( А ), гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 100×.

    Рис. 4. Иммуногистохимические признаки глубоко проникающего невуса. ( A ) Присутствует диффузная экспрессия HMB45 (HMB45, 20×).( B ) Двойное окрашивание MART1/Ki67 выявляет низкий индекс пролиферации (MART1/Ki67, 200×). ( C ) Присутствует цитоплазматическая, мембранная и ядерная экспрессия бета-катенина (бета-катенин, 200×). ( D ) Имеется положительная реакция на циклин D1 (циклин D1, 200×). ( E ) P16 сохраняется (p16, 40×). ( F ) Ядерная экспрессия BAP1 сохраняется (BAP1, 200×). ( G ) Пораженные клетки отрицательны в отношении преимущественно экспрессируемого антигена меланомы (PRAME) (PRAME, 100×).

    Рис. 4. Иммуногистохимические признаки глубоко проникающего невуса. ( A ) Присутствует диффузная экспрессия HMB45 (HMB45, 20×). ( B ) Двойное окрашивание MART1/Ki67 выявляет низкий индекс пролиферации (MART1/Ki67, 200×). ( C ) Присутствует цитоплазматическая, мембранная и ядерная экспрессия бета-катенина (бета-катенин, 200×). ( D ) Имеется положительная реакция на циклин D1 (циклин D1, 200×). ( E ) P16 сохраняется (p16, 40×).( F ) Ядерная экспрессия BAP1 сохраняется (BAP1, 200×). ( G ) Пораженные клетки отрицательны в отношении преимущественно экспрессируемого антигена меланомы (PRAME) (PRAME, 100×).

    Рис. 5. Атипичный глубоко проникающий невус. ( A ) Атипичные архитектурные и цитологические особенности превышают те, которые наблюдаются в обычных глубоко проникающих невусах (гематоксилин и эозин, 40×). ( B ) Соединительный компонент преимущественно гнездовой и эпителиоидный со случайной педжетоидной восходящей миграцией атипичных одиночных клеток (гематоксилин и эозин, 200×).( C ) Кожные меланоциты веретенообразные и смешаны с меланофагами. Рассеянные клетки демонстрируют тяжелую цитологическую атипию (гематоксилин и эозин, 200×). При этом результаты флуоресцентной гибридизации in situ с зондами RREB1, CCND1, MYC и CDKN2A находились в пределах нормы.

    Рис. 5. Атипичный глубоко проникающий невус. ( A ) Атипичные архитектурные и цитологические особенности превышают те, которые наблюдаются в обычных глубоко проникающих невусах (гематоксилин и эозин, 40×).( B ) Соединительный компонент преимущественно гнездовой и эпителиоидный со случайной педжетоидной восходящей миграцией атипичных одиночных клеток (гематоксилин и эозин, 200×). ( C ) Кожные меланоциты веретенообразные и смешаны с меланофагами. Рассеянные клетки демонстрируют тяжелую цитологическую атипию (гематоксилин и эозин, 200×). При этом результаты флуоресцентной гибридизации in situ с зондами RREB1, CCND1, MYC и CDKN2A находились в пределах нормы.

    Рис. 6. Отложения сигнальных лимфатических узлов у пациента с атипичным глубоко проникающим невусом. ( A ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 200×. В паренхиме лимфатических узлов и субкапсулярном пространстве отмечаются множественные скопления грубо и густо пигментированных эпителиоидных клеток. ( C , D ) Пораженные клетки выделяются при иммуногистохимическом исследовании с ( C ) меланоцитарным коктейлем (анти-MART1, HMB45 и анти-тирозиназа, 200×) и ( D ) SOX10 (SOX10, 200×).

    Рис. 6. Отложения сигнальных лимфатических узлов у пациента с атипичным глубоко проникающим невусом. ( A ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 200×. В паренхиме лимфатических узлов и субкапсулярном пространстве отмечаются множественные скопления грубо и густо пигментированных эпителиоидных клеток. ( C , D ) Пораженные клетки выделяются при иммуногистохимическом исследовании с ( C ) меланоцитарным коктейлем (анти-MART1, HMB45 и анти-тирозиназа, 200×) и ( D ) SOX10 (SOX10, 200×).

    Рис. 7. Атипичный глубоко проникающий невус края века. ( A ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 200×. Имеется умеренная цитологическая атипия и редкие митотические фигуры. ( C F ) Пораженные клетки демонстрируют ( C ) мембранную, цитоплазматическую и ядерную экспрессию бета-катенина (бета-катенин, 200×), ( D ) экспрессию ядерного циклина D1 (циклин D1, 200 ×), ( E ) несколько пролиферирующих меланоцитов на иммуноокрашивании MART1/Ki67 (MART1/Ki67, 200×) и ( F ) отсутствие экспрессии преимущественно экспрессируемого антигена при меланоме (PRAME) (PRAME, 200×) .

    Рис. 7. Атипичный глубоко проникающий невус края века. ( A ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 200×. Имеется умеренная цитологическая атипия и редкие митотические фигуры. ( C F ) Пораженные клетки демонстрируют ( C ) мембранную, цитоплазматическую и ядерную экспрессию бета-катенина (бета-катенин, 200×), ( D ) экспрессию ядерного циклина D1 (циклин D1, 200 ×), ( E ) несколько пролиферирующих меланоцитов на иммуноокрашивании MART1/Ki67 (MART1/Ki67, 200×) и ( F ) отсутствие экспрессии преимущественно экспрессируемого антигена при меланоме (PRAME) (PRAME, 200×) .

    Рис. 8. Глубоко проникающая невусоподобная меланома, показывающая сложную асимметричную меланоцитарную пролиферацию. ( A ) Гематоксилин и эозин, 20×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( C ) Пораженные клетки имеют цитоморфологическое сходство с обычным глубоко проникающим невусом (гематоксилин и эозин, 200×). ( D ) Однако наблюдается повышенная цитологическая атипия (гематоксилин и эозин, 400×). Кроме того, иммуногистохимические исследования показали диффузную потерю p16, а оценка MyPath Myriad (из молекулярного анализа на основе qRT-PCR) составила 2.0 (доброкачественная, от -16 до -2; промежуточная, от -2 до 0; злокачественная, от 0 до 10), подтверждающая интерпретацию меланомы.

    Рис. 8. Глубоко проникающая невусоподобная меланома, показывающая сложную асимметричную меланоцитарную пролиферацию. ( A ) Гематоксилин и эозин, 20×. ( B ) Гематоксилин и эозин, 40×. ( C ) Пораженные клетки имеют цитоморфологическое сходство с обычным глубоко проникающим невусом (гематоксилин и эозин, 200×). ( D ) Однако наблюдается повышенная цитологическая атипия (гематоксилин и эозин, 400×).Кроме того, иммуногистохимические исследования показали диффузную потерю p16, а оценка MyPath Myriad (из молекулярного анализа на основе qRT-PCR) составила 2,0 (доброкачественная, от -16 до -2; промежуточная, от -2 до 0; злокачественная, от 0 до 10). поддерживает интерпретацию меланомы.

    ПРАЙМ PubMed | Глубокий проникающий невус и пограничный глубокий проникающий невус: обзор литературы

    Ссылка

    Cosgarea, Ioana, et al. «Глубокопроникающий невус и погранично-глубокопроникающий невус: обзор литературы. Frontiers in Oncology, , том 10, 2020 г., стр. 837.

    Cosgarea I, Griewank KG, Ungureanu L, et al. Глубоко проникающий невус и погранично-глубоко проникающий невус: обзор литературы. Front Oncol . 2020;10:837.

    Косгареа И., Гриванк К.Г., Унгуряну Л., Тамайо А. и Зипманн Т. (2020).Глубокопроникающий невус и погранично-глубокопроникающий невус: обзор литературы. Frontiers in Oncology , 10 , 837. https://doi.org/10.3389/fonc.2020.00837

    Cosgarea I, et al. Глубоко проникающий невус и погранично-глубоко проникающий невус: обзор литературы. Фронт Онкол. 2020;10:837. PubMed PMID: 32509588.

    TY — JOUR T1 — Глубоко проникающий невус и погранично-глубоко проникающий невус: обзор литературы. AU — Косгареа,Иоана, AU — Гриванк, Клаус Г, AU — Унгуряну, Лоредана, AU — Тамайо, Артуро, AU — Зипманн, Тимо, Y1 — 20.05.2020/ ПЯ — 29.03.2020/получил ПЯ — 28.04.2020/принято PY — 2020/6/9/антрез PY — 9/6/2020/опубликовано PY — 2020/6/9/medline кВт — ДПН KW — обработка ДПН KW — пограничный/атипичный глубоко проникающий невус KW — лечение пограничного/атипичного глубоко проникающего невуса KW — глубоко проникающий невус СП — 837 ЭП-837 JF — Границы онкологии JO — передний онкол ВЛ — 10 N2 — Глубокие пенетрирующие невусы (ГПН) представляют собой редкие меланоцитарные невусы, которые могут проявлять атипичные гистологические признаки, затрудняющие дифференцировку от злокачественной меланомы.ДПН считаются доброкачественными меланоцитарными поражениями, но сообщалось о редком распространении на лимфатические узлы и неблагоприятных клинических исходах, связанных с пограничной/атипичной ДПН (В-ДПН). Поскольку рекомендаций по ДПН и Б-ДПН не существует, мы стремились просмотреть литературу по ДПН и Б-ДПН, чтобы оценить лечение и прогноз. Мы просмотрели 3513 ссылок из баз данных EMBASE, Scopus и Medline и включили 15 исследований с участием 355 пациентов с ДПН и 48 пациентов с Б-ДПН. Терапевтические вмешательства варьировались от простого иссечения до широких иссечений и биопсии сигнальных лимфатических узлов (БСЛУ) с блок-диссекцией лимфатических узлов в некоторых случаях с положительным результатом СЛУ.Периоды наблюдения варьировали от 3 месяцев до 23 лет, в течение которых было зарегистрировано в общей сложности пять рецидивов, два в группе ДПН и три в группе Б-ДПН, и три метастаза в группе Б-ДПН. В то время как некоторые из включенных исследований включали клиническую и гистопатологическую корреляцию, немногие включали генетическую оценку. В настоящем обзоре подчеркивается необходимость проведения проспективных когортных исследований с применением комплексных мер для определения эффективных схем диагностического обследования и лечения при ДПН и Б-ДПН. СН-2234-943Х УР — https://cancerres.unboundmedicine.com/medline/citation/32509588/deep_penetrating_nevus_and_borderline_deep_penetrating_nevus:_a_literature_review_ L2 — https://doi.org/10.3389/fonc.2020.00837 ДБ — ПРАЙМ ДП — Свободная медицина Скорая помощь —

    miR-21 и miR-155 связаны с митотической активностью и глубиной поражения пограничных меланоцитарных поражений

  • Asangani IA, Rasheed SA, Nikolova DA, Leupold JH, Colburn NH, Post S, Allgayer H (2008) MicroRNA-21 (миР-21) посттранскрипционно подавляет опухолевый супрессор Pdcd4 и стимулирует инвазию, интравазацию и метастазирование при колоректальном раке. Онкоген 27 : 2128–2136

    CAS Статья Google ученый

  • Balch CM, Soong SJ, Gershenwald JE, Thompson JF, Reintgen DS, Cascinelli N, Urist M, McMasters KM, Ross MI, Kirkwood JM, Atkins MB, Thompson JA, Coit DG, Byrd D, Desmond R, Zhang Y, Liu PY, Lyman GH, Morabito A (2001)Анализ прогностических факторов 17 600 пациентов с меланомой: проверка системы стадирования меланомы Американского объединенного комитета. J Clin Oncol 19 : 3622–3634

    CAS Статья Google ученый

  • Барнхилл Р.Л., Черрони Л., Кук М., Элдер Д.Е., Керл Х., ЛеБойт П.Е., Маккарти С.В., Михм М.С., Муи В.Дж., Пипкорн М.В., Прието В.Г., Скольер Р.А. (2010) Современное состояние, номенклатура и точки консенсуса и разногласия относительно доброкачественных меланоцитарных поражений: итоги международного семинара. Adv Anat Pathol 17 : 73–90

    Артикул Google ученый

  • Barnhill RL, Piepkorn MW, Busam KJ (2003) Патология меланоцитарных невусов и злокачественная меланома .Спрингер: Нью-Йорк

    Google ученый

  • Blower PE, Chung JH, Verducci JS, Lin S, Park JK, Dai Z, Liu CG, Schmittgen TD, Reinhold WC, Croce CM, Weinstein JN, Sadee W (2008) МикроРНК модулируют химиочувствительность опухолевых клеток. Мол Рак Тер 7 : 1–9

    CAS Статья Google ученый

  • Чан Дж.А., Кричевский А.М., Косик К.С. (2005) МикроРНК-21 является антиапоптотическим фактором в клетках глиобластомы человека. Рак Res 65 : 6029–6033

    CAS Статья Google ученый

  • Conrad R, Barrier M, Ford LP (2006)Роль микроРНК и факторов процессинга микроРНК в развитии и заболевании. Birth Defects Res C Embryo Today 78 : 107–117

    CAS Статья Google ученый

  • Costinean S, Zanesi N, Pekarsky Y, Tili E, Volinia S, Heerema N, Croce CM (2006)Пролиферация пре-В-клеток и лимфобластный лейкоз/лимфома высокой степени у трансгенных мышей E(mu)-miR155. Proc Natl Acad Sci USA 103 : 7024–7029

    CAS Статья Google ученый

  • Crowson A, Magro C, Mihm MC (2001) Меланоцитарная пролиферация: полный учебник по пигментным поражениям . Джон Уайли и сыновья: Нью-Йорк

    Google ученый

  • Dalmay T, Edwards DR (2006)МикроРНК и признаки рака. Онкоген 25 : 6170–6175

    CAS Статья Google ученый

  • Engels BM, Hutvagner G (2006) Принципы и эффекты микроРНК-опосредованной посттранскрипционной регуляции генов. Онкоген 25 : 6163–6169

    CAS Статья Google ученый

  • Fujita S, Ito T, Mizutani T, Minoguchi S, Yamamichi N, Sakurai K, Iba H (2008) Экспрессия гена miR-21, запускаемая AP-1, поддерживается за счет механизма двойной отрицательной обратной связи. J Mol Biol 378 : 492–504

    CAS Статья Google ученый

  • Gaur A, Jewell DA, Liang Y, Ridzon D, Moore JH, Chen C, Ambros VR, Israel MA (2007) Характеристика уровней экспрессии микроРНК и их биологических коррелятов в линиях раковых клеток человека. Рак Res 67 : 2456–2468

    CAS Статья Google ученый

  • Hatley ME, Patrick DM, Garcia MR, Richardson JA, Basssel-Duby R, van Rooij E, Olson EN (2010) Модуляция K-Ras-зависимого онкогенеза легких с помощью микроРНК-21. Раковая клетка 18 : 282–293

    CAS Статья Google ученый

  • Hutvagner G, Zamore PD (2002) МикроРНК в ферментном комплексе РНКи с множественным оборотом. Наука 297 : 2056–2060

    CAS Статья Google ученый

  • Jiang S, Zhang HW, Lu MH, He XH, Li Y, Gu H, Liu MF, Wang ED (2010) МикроРНК-155 действует как OncomiR при раке молочной железы путем нацеливания на супрессор гена цитокиновой сигнализации 1. Рак Res 70 : 3119–3127

    CAS Статья Google ученый

  • Капур П., Селим М.А., Рой Л.С., Егаппан М., Вайнберг А.Г., Хоанг М.П. (2005) Шпиц-невусы и атипичные шпиц-невусы/опухоли: гистологический и иммуногистохимический анализ. Мод Патол 18 : 197–204

    CAS Статья Google ученый

  • Кашани-Сабет М., Рангель Дж., Торабиан С., Носрати М., Симко Дж., Джаблонс Д.М., Мур Д.Х., Хакк С., Миллер III Дж.Р., Сагебиэль Р.В. (2009) Мультимаркерный анализ для отличия злокачественных меланом от доброкачественных невусы Proc Natl Acad Sci USA 106 : 6268–6272

    CAS Статья Google ученый

  • King MS, Porchia SJ, Hiatt KM (2007) Дифференциация шпицоидных меланом от невусов шпиц посредством экспрессии CD99. J Cutan Pathol 34 : 576–580

    Артикул Google ученый

  • Kluiver J, Haralambieva E, de Jong D, Blockzijl T, Jacobs S, Kroesen BJ, Poppema S, van den Berg A (2006) Отсутствие экспрессии BIC и микроРНК miR-155 в первичных случаях лимфомы Беркитта. Гены Хромосомы Рак 45 : 147–153

    CAS Статья Google ученый

  • Kong W, He L, Coppola M, Guo J, Esposito NN, Coppola D, Cheng JQ (2010) МикроРНК-155 регулирует выживаемость, рост и химиочувствительность клеток путем нацеливания на FOXO3a при раке молочной железы. J Biol Chem 285 : 17869–17879

    CAS Статья Google ученый

  • Levati L, Alvino E, Pagani E, Arcelli D, Caporaso P, Bondanza S, Di Leva G, Ferracin M, Volinia S, Bonmassar E, Croce CM, D’Atri S (2009) Измененная экспрессия выбранных микроРНК при меланоме: антипролиферативная и проапоптотическая активность микроРНК-155. Int J Oncol 35 : 393–400

    CAS пабмед Google ученый (2007) Зависимое от интерлейкина-6 выживание клеток множественной миеломы включает опосредованную Stat3 индукцию микроРНК-21 посредством высококонсервативного энхансера. Кровь 110 : 1330–1333

    Артикул Google ученый

  • Лу Дж., Гетц Г., Миска Э.А., Альварес-Сааведра Э., Лэмб Дж., Пек Д., Свит-Кордеро А., Эберт Б.Л., Мак Р.Х., Феррандо А.А., Даунинг Дж.Р., Джекс Т., Хорвиц Х.Р., Голуб Т.Р. ( 2005) Профили экспрессии микроРНК классифицируют рак человека. Природа 435 : 834–838

    CAS Статья Google ученый

  • McShane LM, Altman DG, Sauerbrei W, Taube SE, Gion M, Clark GM (2005) Отчет о рекомендациях по прогностическим исследованиям опухолевых MARKer (REMARK). Eur J Рак 41 : 1690–1696

    Артикул Google ученый

  • Mueller DW, Rehli M, Bosserhoff AK (2009) Профилирование экспрессии миРНК в меланоцитах и ​​клеточных линиях меланомы выявляет миРНК, связанные с образованием и прогрессированием злокачественной меланомы. J Invest Dermatol 129 : 1740–1751

    CAS Статья Google ученый

  • Никифорова М.Н., Ценг Г.К., Стюард Д., Диорио Д., Никифоров Ю.Е. (2008) Профилирование экспрессии микроРНК опухолей щитовидной железы: биологическое значение и диагностическая ценность. J Clin Endocrinol Metab 93 : 1600–1608

    CAS Статья Google ученый

  • Nuovo GJ (2008) In situ Обнаружение предшественников и зрелых микроРНК в залитых парафином, фиксированных формалином тканях и клеточных препаратах. Методы 44 : 39–46

    CAS Статья Google ученый

  • О’Коннелл Р.М., Таганов К.Д., Болдин М.П., ​​Ченг Г., Балтимор Д. (2007) МикроРНК-155 индуцируется во время воспалительной реакции макрофагов. Proc Natl Acad Sci USA 104 : 1604–1609

    CAS Статья Google ученый

  • Philippidou D, Schmitt M, Moser D, Margue C, Nazarov PV, Muller A, Vallar L, Nashan D, Behrmann I, Kreis S (2010)Сигнатуры микроРНК и выбранных генов-мишеней микроРНК при меланоме человека. Рак Res 70 : 4163–4173

    CAS Статья Google ученый

  • Roldo C, Missiaglia E, Hagan JP, Falconi M, Capelli P, Bersani S, Calin GA, Volinia S, Liu CG, Scarpa A, Croce CM (2006) Нарушения экспрессии микроРНК в эндокринных и ацинарных опухолях поджелудочной железы связаны с характерными патологическими особенностями и клиническим поведением. J Clin Oncol 24 : 4677–4684

    CAS Статья Google ученый

  • Schetter AJ, Leung SY, Sohn JJ, Zanetti KA, Bowman ED, Yanaihara N, Yuen ST, Chan TL, Kwong DL, Au GK, Liu CG, Calin GA, Croce CM, Harris CC (2008) Экспрессия микроРНК профили, связанные с прогнозом и терапевтическим исходом при аденокарциноме толстой кишки. Джама 299 : 425–436

    CAS пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schmittgen TD, Lee EJ, Jiang J, Sarkar A, Yang L, Elton TS, Chen C (2008)Количественная оценка предшественника и зрелой микроРНК методом ПЦР в реальном времени. Методы 44 : 31–38

    CAS Статья Google ученый

  • Сегура М.Ф., Белицкая-Леви И., Роуз А.Е., Закржевски Дж., Газиэль А., Ханнифорд Д., Дарвишян Ф., Берман Р.С., Шапиро Р.Л., Павлик А.С., Осман И., Эрнандо Э. (2010) Сигнатура микроРНК меланомы предсказывает пост- рецидивная выживаемость. Clin Cancer Res 16 : 1577–1586

    CAS Статья Google ученый

  • Si ML, Zhu S, Wu H, Lu Z, Wu F, Mo YY (2007) miR-21-опосредованный рост опухоли. Онкоген 26 : 2799–2803

    CAS Статья Google ученый

  • Слаби О., Свобода М., Фабиан П., Смердова Т., Кнофличкова Д., Беднарикова М., Ненутил Р., Вызула Р. (2007) Измененная экспрессия миР-21, миР-31, миР-143 и миР-145 связана к клинико-патологическим особенностям колоректального рака. Онкология 72 : 397–402

    CAS Статья Google ученый

  • Tili E, Michaille JJ, Cimino A, Costinean S, Dumitru CD, Adair B, Fabbri M, Alder H, Liu CG, Calin GA, Croce CM (2007) Модуляция уровней miR-155 и miR-125b после стимуляция липополисахарида/ФНО-альфа и их возможная роль в регуляции ответа на эндотоксиновый шок. J Иммунол 179 : 5082–5089

    CAS Статья Google ученый

  • Волиния С., Калин Г.А., Лю К.Г., Амбс С., Чиммино А., Петрокка Ф., Висон Р., Иорио М., Ролдо С., Феррасин М., Прюитт Р.Л., Янаихара Н., Ланза Г., Скарпа А., Веккьоне А., Негрини M, Harris CC, Croce CM (2006)Сигнатура экспрессии микроРНК твердых опухолей человека определяет мишени раковых генов. Proc Natl Acad Sci USA 103 : 2257–2261

    CAS Статья Google ученый

  • Волиния С., Галассо М., Костинян С., Тальявини Л., Гамберони Г., Друско А., Марчесини Дж., Масчеллани Н., Сана М.Е., Абу Джарур Р., Деспонтс С., Тейтелл М., Баффа Р., Акейлан Р., Иорио М.В., Такчоли К., Гарсон Р., Ди Лева Г., Фаббри М., Катоцци М., Превиати М., Амбс С., Палумбо Т., Гарофало М., Веронезе А., Боттони А., Гаспарини П., Харрис К.С., Висон Р., Пекарски Ю., де ла Шапель А. , Блумстон М., Диллхофф М., Рассенти Л.З., Киппс Т.Дж., Хюбнер К., Пичиорри Ф., Ленце Д., Каиро С., Буэндиа М.А., Пино П., Дежан А., Занеси Н., Росси С., Калин Г.А., Лю К.Г., Палатини Дж., Негрини M, Vecchione A, Rosenberg A, Croce CM (2010)Перепрограммирование сетей микроРНК при раке и лейкемии. Genome Res 20 : 589–599

    CAS Статья Google ученый

  • Янаихара Н., Каплен Н., Боуман Э., Сейке М., Кумамото К., Йи М., Стивенс Р.М., Окамото А., Йокота Дж., Танака Т., Калин Г.А., Лю К.Г., Кроче К.М., Харрис К.С. (2006) Уникальная микроРНК Молекулярные профили в диагностике и прогнозе рака легкого. Раковая клетка 9 : 189–198

    CAS Статья Google ученый

  • Zeng Y (2006) Принципы производства и созревания микроРНК. Онкоген 25 : 6156–6162

    CAS Статья Google ученый

  • Чжан Л.

  • Похожие записи

    При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

    Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

    Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

    Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

    Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

    Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.