Коагулограмма сколько дней делается: подготовка, проведение, результаты — клиника «Добробут»

alexxlab Разное

Содержание

Коагулограмма (анализы на свертываемость крови) — клиника Spectra

(анализы на свертываемость крови)

Анализы на свертываемость крови (коагулограмма) — исследования, которые позволяют определить риски тромбообразования или кровотечения у пациентов. При разных обстоятельствах диагностический интерес представляют данные о состоянии различных звеньев гемостаза, поэтому набор показателей коагулограммы может варьировать. Расширенный анализ обычно включает в себя определение 7 параметров: протромбинового индекса (ПТИ), протромбинового времени (ПТВ), международного нормализованного отношения (МНО), фибриногена, антитромбина III, АЧТВ и D-димера.

Показания для коагулограммы

  • Подготовка к родам или хирургической операции.
  • Патологии сосудов (варикозная болезнь, тромбофлебит).
  • Сердечно-сосудистые заболевания (ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда).
  • Тяжелые заболевания печени.
  • Повторные выкидыши.
  • Диагностика ДВС-синдрома, тромбоэмболии легочной артерии, тромбоза глубоких вен, гемофилии.
  • Длительный прием антикоагулянтов.
  • Ревматические заболевания и др. аутоиммунные нарушения.

Кто может назначить исследование?

  • Хирург.
  • Акушер-гинеколог.
  • Кардиолог.
  • Гепатолог.
  • Флеболог.
  • Гематолог.
  • Ревматолог.

Подготовка к анализам на свертываемость крови

  • Исследование проводится натощак (с момента последнего приема пищи должно пройти не менее 8 часов).
  • В течение 30 минут до взятия крови рекомендуется воздерживаться от курения.

Как проводится

Медсестра делает забор крови из вены и передает пробирку с материалом в лабораторию, где с помощью различных методик оцениваются показатели гемостаза. Результаты анализа бывают готовы в течение 2–3 дней.

Результаты коагулограммы

На склонность к повышенному тромбообразованию указывают:

  • увеличение ПТИ, уровня фибриногена, D-димера,
  • снижение МНО, АЧТВ, антитромбина III,

На повышенные риски кровотечений:

  • увеличение уровня антитромбина III, МНО, АЧТВ,
  • снижение ПТИ, уровня фибриногена.

Отклонение от нормы отдельных показателей может быть связано с развитием определенных патологических состояний (например, увеличение ПТВ обычно свидетельствует о заболеваниях печени).

Интерпретация анализа должна проводиться лечащим врачом.

Сдать анализ на свертывание крови вы можете в клинике «Спектра». Мы сотрудничаем с современными лабораториями Москвы, которые выполняют исследования оперативно и с высокой точностью. Результаты выдаются пациентам на руки или передаются лечащему врачу в течение 3 дней с момента забора крови.

Анализ крови на гемостаз | Столичная медицинская клиника

Стоимость

D-димер

до 9:00 следующего дня

Тромбиновое время

Антитромбин III

Коагулограмма (протромбин (по Квику) + МНО)

Коагулограмма №3 (протромбин (по Квику), МНО, фибриноген, АТIII, АЧТВ, D-димер)

до 12:00 следующего дня

Анализ крови на гемостаз (коагулограмму) – это лабораторное исследование крови, направленное на оценку различных факторов системы свертываемости крови. Исследование назначается для выявления повышенной и пониженной способности крови к свертыванию, что может привести к возникновению опасных кровотечений и формированию тромбов.

В процессе исследования биологического материала специалисты оценивают содержание в крови пациента различных компонентов системы коагуляции.  

Когда назначают лабораторное исследование гемостаза

Анализ крови на свертываемость и длительность кровотечения обязательно проводится в процессе подготовки пациента к предстоящим оперативным вмешательствам, родам и при проведении планового медицинского осмотра. Также этот лабораторный анализ следует сделать при наличии следующих объективных показаний:

  • гестозы беременности и неоднократные выкидыши;
  • травмирование тканей, сопровождающееся внутренним или внешним кровотечением;
  • нарушения сердечного ритма – аритмия, тахикардия и т.д.;
  • инфаркт, инсульт и предынфарктное состояние в анамнезе;
  • патологии печени; склонность к атеросклерозу, тромбообразованию и варикозу кровеносных сосудов;
  • острые и хронические анемии;
  • геморрагические патологии;
  • длительный прием гормональных препаратов, в том числе и оральных контрацептивов;
  • контроль эффективности лечения антикоагулянтами.

Исследование коагуляционного гемостаза позволяет довольно точно определить показатель времени свертывания крови, протромбиновый индекс, показатель тромбинового времени, факторы АЧТВ, АВР и ВПР, а также оценить количества фибриногена и антитромбина. Все это дает возможность сделать объективные выводы относительно состояния свертывающей системы крови и выявить опасные заболевания.

Как проводится анализ крови на гемостаз    

Кровь на исследование необходимо сдавать натощак, не принимая пищи минимум 12 часов до забора биологического материала. Также накануне процедуры рекомендуется исключить из рациона острые, жирные и слишком соленые продукты. В течение получаса до сдачи крови нельзя напрягаться и выполнять физические упражнения.

Кровь на анализ берут из локтевой вены без наложения жгута, распределяя ее в две пробирки. Далее полученный материал смешивают со специальными реактивами, что позволяет определить качественное и количественное содержание факторов свертывания крови.

Цена коагулограммы в «Столичной медицинской клинике» доступна каждому пациенту и включает комплексное исследование крови на все факторы свертывающей системы.

Поделиться в соц. сетях:

Медицинский центр в Челябинске Кемма

Уважаемые пациенты!

В связи с эпидемиологической обстановкой, вход в Медицинский центр «КЕММА» всех пациентов и сопровождающих, строго в масках.

С Уважением, администрация Медицинского центра «КЕММА».

Многопрофильная поликлиника

Многопрофильная поликлиника и собственная лаборатория экспертного класса.

43 лицензированных вида деятельности

Основные направления: педиатрия и терапия, включая «узкие» специальности: акушерство-гинекология, аллергология-иммунология, травматология-ортопедия, урология, сосудистая хирургия, УЗ и функциональная диагностика

Более 1000 анализов

Большой спектр лабораторных исследований, включая ПЦР-диагностику инфекций, иммунологические исследования методом проточной цитометрии

Удобная, охраняемая парковка

Медицинский центр расположен в центре Челябинска, по ул. Российская, 67

Сдать анализ крови на коагулограмму, цены на коагулологические исследования крови в Москве

Коагулограмма – лабораторное исследование, определяющее по особым показателям свойства свертываемости крови. Исходя из результатов анализа врач, может предугадать, как пройдут роды или операция, каковы сроки восстановления у пациента с открытой раной и т. п.

Не во всех клиниках производят диагностику крови на свертываемость, поскольку оборудование для этого анализа довольно дорого стоит. При развернутой коагулограмме исследуется большое количество показателей, которые помогают даже выявить ряд заболеваний, передающихся на генетическом уровне. Расширенное исследование назначается редко.

Обычная диагностика включает в себя анализ таких показателей:

  • Время свертывания – примерная норма 5-10 минут, кровь при этом нагревают до температуры тела. Превышение времени свидетельствует о дефиците фибриногена, протромбиназы, витамина C или других веществ.
  • Протромбиновый индекс – проверяется, как быстро свертывается кровь под влиянием раствора тромбопластина. В норме реакция происходит за 12-20 секунд.
  • Фибриноген плазмы – добавляют в кровь специальные вещества, под действием которых образуется фибрин. Норма фибриногена около 2,0-3,5 г/л.
  • АЧТВ – плазма проверяется на реакцию рекальцификации, при этом в исследуемую пробирку добавляется раствор эритрофосфатида. Норма примерно 38-55 секунд.

Расширенное исследование дополнительно включает в себя ретракцию сгустка крови, тромботест и другие показатели.

Показания к коагулограмме

Врачу в некоторых случаях (например, перед проведением операции) нужно ориентироваться на способность свертываемости крови, поэтому он и отправляет своих пациентов сдать такой анализ.

В каких ситуациях назначается коагулограмма:

  • Кесарево сечение.
  • Исследование геморрагических патологий: тромбоцитопатия, болезнь Виллебранта, гемофилия и другие.
  • Хронические патологии печени.
  • Тяжело протекающие гестозы.
  • Варикозная болезнь.
  • Определение ДВС-синдрома.
  • Воспалительные процессы.
  • Контроль терапии антикоагулянтами.
  • Диагностика тромбозов различного характера.
  • Прием оральных контрацептивов.
  • Сердечно-сосудистые патологии.

Назначается исследование и пациентам, у которых по всем показателям диагностируется превышение норм, делается это для подбора правильной терапии, а также фармакологического средства, снижающего свойства свертываемости крови. В этом случае обязательно выполняется контрольный анализ, он позволяет проверить действие препарата.

Как сдавать коагулограмму

Забор крови для диагностики производится утром, пациент перед коагулограммой не должен употреблять еду на протяжении 8-10 часов. Табу на кофе, алкоголь, соки, чай, а также газированные напитки. Разрешается пить только чистую воду.

Перед исследованием пациенту выдается специальный бланк, в котором он должен указать принимал ли он медикаменты, если да, то нужно прописать название средств и дозировку. Перед коагулограммой не следует нервничать и загружать себя физической работой, это может негативно отразиться на результатах.

Для исследования лаборант возьмет две пробирки венозной крови, однако на обследование отправит только вторую порцию материала. В пробирке обязательно должен быть заранее подготовленный специальный коагулянт. После сдачи анализа пациент может быть свободен, а пробирки отправят в лабораторию, где  будут проводить химические реакции и подробно исследовать свойства крови, а также сравнивать полученные показатели с нормативами. Обычно результаты коагулограммы готовы уже через 1-2 дня.

Стоимость коагулограммы

Узнать цены на коагулологические исследования крови, стоимость приема и консультации в Москве, а так же записаться на прием можно по телефону или оставить заявку на сайте.Чтобы сдать кровь на коагулограмму обращайтесь в медицинские центры Президент-Мед

Автор: Лаврова Нина Авенировна

Заместитель генерального директора по медицинской части

Окончила Ярославский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело»
Медицинский опыт работы — 25 лет

Записаться к врачу

ОТЗЫВЫ КЛИЕНТОВ

Елена

От души и с добрым чувством, выражаю благодарность ЧУДО-ВРАЧУ Семенову Артему Юрьевичу, за неоценимый вклад в возвращении красоты моих ножек! Даже и не думала, что можно буквально стереть с них (ножек) «карту мира», которая злостно ограничивала выбор моего гардероба, не заикаюсь уже об отсутствии эстетики… Что и говорить, склеротерапия — великая вещь в волшебных руках…[…]

Евгения

Хочу от всего сердца поблагодарить и выразить чувство глубочайшего уважения уникальному доктору Артему Юрьевичу Семенову за выполненную в марте 2014 года лазерную операцию с минифлебэктомией на обеих ножках. Варикозная болезнь у меня проявилась после рождения детей в 30 лет. А в последний год тяжесть и боли в ногах, особенно в жаркое время года, стали просто нестерпимыми….[…]

Мария

Я сдавала анализы, и была очень довольна. Медсестра Римма настолько легко берет анализы, я даже не поняла когда она меня уколола, очень обходительная, добрая и с чувством юмора! Потом мне пришлось еще и ребенка своего привезти, так он у меня не только дал взять кровь, но и даже не успел заплакать, хотя перед этим мы сдавали кровь в обычной поликлинике, да еще и конфету получил…[…]

Евгения

Была на приёме у гинеколога Ольги Александровны, была только один раз, но врач показался очень квалифицированный, далее судить буду в процессе лечения, и отпишусь. Клиника платная, но деньги не дерут! Профессионализм на высшем уровне, а цены ниже чем во многих псевдоклиниках. Девушка на телефоне очень приятная и уважительно относится к клиентам, старается помочь и выгодно для…[…]

Мария

Хочу поблагодарить врача-онколога Яннау Ирину Николаевну. Очень внимательный и душевный доктор, настоящий профессионал, выслушала все жалобы и страхи по поводу обнаруженного уплотнения в молочной железе. Уже после разговора с врачом почувствовала облегчение. При повторном приеме Ирина Николаевна очень подробно объяснила результаты анализов, УЗИ, назначила лечение. Я себя…[…]

Ксения Романенкова

Выражаю огромную благодарность Доктору с большой буквы Семенову Артему Юрьевичу!!! Своими ножками, благодаря ему, я сейчас очень довольна, от варикозного расширения вен 2 степени не осталось и следа! Хочу подписаться под каждым положительным отзывом в его адрес и советую всем,кто имеет проблемы с венами, не раздумывая и не откладывая обращаться к этому добродушному…[…]

Наталья

Прекрасный молодой доктор,внимательный прислушивается к жалобам больных, лечил ногу после неудавшейся операции у флеболога Семенова А. Ю.[…]

Матвеева Ольга

Хочу выразить свою благодарность Семенову Артему Юрьевичу за блестяще проведенную лазерную облитерацию большой подкожной вены в октябре 2015 года. Не было никаких сомнений в выборе врача и клиники. До этого, восемь лет назад Артем Юрьевич провел блестящую склеротерапию на вене. Вы -профессионал, знающий свое дело, о таких людях говорят : «на своем месте». Внимательный….[…]

Валентина

Хочу выразить свою благодарность Семенов Артему Игоревичу за блестяще проведенную лазерную облитерацию по технологии Biolitec на обеих голенях . Выбирая клинику я сомневалась и очень боялась так как 10 лет назад мне делали операцию и я помнила насколько это было болезненно и как тяжело я проходила реабилитационный период. А здесь все так быстро и совершенно…[…]

Елена

Хочу всем женщинам на свете порекомендовать высококвалифицированного специалиста, мастера своего дела Артема Юрьевича Семенова. У него просто золотые руки! Я делала склеротерапию обеих ног, после двух лечебных процедур ножки мои наконец то стали без сосудистых «звездочек». Очень рада что обратилась именно к этому врачу. Искренне желаю — здоровья, благополучия, успехов во всем…[…]

Наталья

Замечательный доктор Семенов А.Ю. помог с проблемой расширенных вен. Делала у него ЭВЛА в мае 2016г. Все прошло очень хорошо. Профессионально, качественно, безболезненно, с добрым веселым общением. Приехала из Воронежа просто по отзывам других людей в инете. Боялась, вдруг отзывы липовые!! Но теперь сама пишу хвалебную оду. Все получилось. Всем страждущим по вопросам…[…]

Галина

Артем Юрьевич спасибо Вам большое за Ваши золотые ручки. Артем Юрьевич делал мне склеротерапию обеих конечностей в 2015 году, в этом году была на профилактике. Очень благодарна, ножками можно любоваться. И мои друзья и знакомые лечились у него, очень благодарны. Спасибо Вам. Рекомендую !!!!![…]

Сергей Бусурин

Четыре года страдал варикозном. Были сильные боли. Большое спасибо Алексею Михайловичу, замечательно провел операцию. Доктор от Бога.[…]

Наталья

Выражаю большую благодарность Бадмаеве Тамаре Борисовна! Помогла в лечение, отличный врач![…]

Валерия

Много лет лечилась, обошла много врачей, но никак не удавалось найти подходящее лечение. Эти бесконечные неудобства в жизни стали ее неотъемлемой частью, я уже свыклась с таким состоянием. Так вышло,что привела сына на консультацию в связи с подростковыми угрями и Тамара Борисовна сразу заметила и мою проблему. Таким образом она помогла и сыну, и нашла источник моей…[…]

Наталья

Хочу выразить благодарность врачу Озеровой М.С. В городскую поликлинику к кардиологу не попасть, долго собиралась и пошла в платную клинику. Очень боялась, что сейчас назначат кучу анализов, кучу лекарств выпишут, но была приятно удивлена. Врач провела осмотр, сделала ЭКГ, назначила только необходимые анализы. Очень благодарна Марии Сергеевне за чуткое, внимательное отношение…[…]

Анастасия

Спасибо огромнейшее за Вашу работу! Все четко, ясно, понятно и быстро! Без лишних разговоров «о судьбе отечества». Просто невероятно позитивные эмоции после общения![…]

Инна

Прекрасный врач, имеет огромный опыт, может правильно поставить диагноз, все объяснить клиенту. К каждому находит свой подход.[…]

Анна

Хочется сказать слава благодарности доктору Колонтарову А.Я. Ходила в поликлинику, сдавала несколько раз анализы и особо мне помочь не смогли. Пришла на приём к врачу по рекомендации знакомой, и правда такого врача можно советовать всем! Грамотный, опытный, помог мне. Назначил анализы, выявил причину и лечение подобрал индивидуально, т к не все препараты мне можно пить….[…]

Марина Степановна

Мария Сергеевна, профессионал своего дела. Большое ей спасибо! Пришла с высоким давлением, головной болью, провели полное обследование, назначили лечение. В поликлинике не дождёшься на записи к врачи, а про ЭКГ вообще нечего говорить. А в мед центре сразу сделали ЭКГ, УЗИ сердца, взяли анализы. Я теперь буду наблюдаться только тут. Давно не встречала такого специалиста![…]

Ольга

Спасибо Юлие Владимировне! Врач очень опытная, внимательная, а самое главное ее очень любят дети! Приходилось уже несколько раз с ребёнком обращаться и всегда каждый приём на высоте. Как хорошо, когда есть такие хорошие врачи[…]

Наталья

Спасибо от меня и всей моей семьи за профессионализм, поддержку, чуткое и внимательное отношение. Это – огромное счастье, что такие компетентные, умелые и талантливые, неравнодушные люди работают именно там, где они больше всего нужны. Ваши терпение, отзывчивость, чуткость, понимание, забота, доброжелательное и внимательное отношение, лечат и успокаивают. Желаю крепкого…[…]

Дмитрий

Хочу сказать огромное спасибо доктору Колонтарову Аркадию Яковлевичу за высочайший профессионализм и врачебную проницательность.Только после лечения у Аркадия Яковлевича появились ощутимые улучшения!Очень рекомендую этого доктора.[…]

Дмитрий

Низкий поклон, Аркадий Яковлевич! Несколько лет назад Вы диагностировали мне варикоцеле и сделали операцию. Сегодня я отмечаю первый месяц со дня рождения сына. Спасибо за Ваш профессионализм, чуткость и позитив![…]

Дмитрий

Низкий поклон, Аркадий Яковлевич! Несколько лет назад Вы диагностировали мне варикоцеле и сделали операцию. Сегодня я отмечаю первый месяц со дня рождения сына. Спасибо за Ваш профессионализм, чуткость и позитив![…]

ТАТЬЯНА

Замчательный доктор! Был варикоз на левой ноге.Убрали все лазером.Сечас ничего не заметно.После операции год наблюдали. Очень благодарна!!![…]

Ольга

Была на приёме у маммолога Яннау Ирины Николаевны. В середине приёма врач удалилась на 20 мин. ссылаясь на то, что ей самой нужно посетить врача, у которой заканчивается рабочий день. Врач осмотрела, дала рекомендации. Вопрос почему за первичный приём пришлось платить на 20% больше оплаты оговоренной с администратором, остался загадкой. Задав данный вопрос, обрушился…[…]

Щетининой О.Н.

Большое спасибо всем работникам клиники за слаженную работу и хорошее настроение. Отдельное спасибо Ивановой Ю.А. за профессионализм, отзывчивость, индивидуальный подход.[…]

Ирина

Хочу рассказать свою историю. В 2015 году обращалась к доктору Семенову Артему Юрьевичу по поводу лечения варикозного расширения вен. Доктро провел обследование и предложил операцию по новой методике с использованием лазера. Я пребывала в нерешительности и думах в течение нескольких лет. А зря, болезнь прогрессировала. И вот наконец вчера 10 апреля 2019 года решилась на…[…]

Светлана

Хочу выразить огромную благодарность Чулак Ольге Александровне, за внимательность, инд. подход к пациенту, а так же профессионализм, доброжелательность и заботу! А ТАк же клинику Президент-мед и всему персоналу на ресепшн. Ольга Александровна- вы лучшая :)[…]

Светлана

Хочу выразить огромную благодарность Чулак Ольге Александровне, за внимательность, инд. подход к пациенту, а так же профессионализм, доброжелательность и заботу! А ТАк же клинику Президент-мед и всему персоналу на ресепшн. Ольга Александровна- вы лучшая :)[…]

Татьяна

Роман Евгеньевич хороший,грамотный специалист.Я разбираюсь в медицине и могу полностью доверять доктору.Спасибо.[…]

Наталья Ивановна

Была на приеме у доктора для получения справки на права. Внимательно провел осмотр с использованием всей офтальмологической аппаратуры. Очень серьезный молодой человек. Никаких лишних разговоров. Но работу свою знает на отлично. По сравнению с предыдущими осмотрами окулистов для получения справки, которые были чисто формальным осмотром, здесь я получила полноценный осмотр и…[…]

Марат Кудайкулов

Нас несет поток бесконечных событий, заданий, аттестаций… Цейтнот – естественное для нас состояние… И среди этого вечного движения островок простой человеческой доброты – Аркадий Яковлевич Колонтаров! После знакомства с ним автоматически попадаешь в некую систему абсолютной защищенности. Через некоторое время понимаешь – эта защищённость из нашего детства… Это когда медсестра…[…]

Татьяна

От души хочу поблагодарить флеболога Семенова А.Ю. На первичном приеме Артем Юрьевич сделал УЗИ, показал и прокомментировал состояние моих вен, затем на схеме нарисовал и объяснил суть операции лазерной коагуляции вен. Доктор очень доброжелательный и внимательный. Операцию я перенесла легко, в тот же день была уже дома. Много лет (больше 10) мучилась с тяжестью и болями в…[…]

Киселева Елена

Хочу выразить свою благодарность Медицинскому Инновационному Флебологическому Центру, в лице Семенова Артема Юрьевича и его команды профессионалов! Мой путь в вашу клинику и профессиональные руки был целых 5 лет, за это время я перенесла 3 тромбоза на одной ноге, имея при этом сопутствующую болезнь, т.к. Бронхиальная астма, с аллергическим компонентом, непереносимость всех…[…]

Светлана

Выражаю благодарность Роману Евгеньевичу Бачурину. Доктор провел УЗИ брюшной полости на высшем уровне, проконсультировал по всем беспокоившим меня вопросам, показал на мониторе проблемные области и порекомендовал дальнейшие действия. Осталась очень довольна и отношением врача, и его работой. При необходимости буду вновь к нему обращаться.[…]

Екатерина

Добрый день, хочу выразить свое восхищение Екатериной Викторовной, врач высшей категории, с первой секунды располагает пациента, чувствуется высокий профессионализм, очень доброжелательная, внимательная, реально всегда на связи со своими пациентами, что очень важно, так как в наше время мало кто может брать на себя ответственность. Всем советую![…]

Максим Ерохин

Выражаю огромную признательность коллективу клиники «Президент-Мед». В особенности хирургу-флебологу Семенову Артёму Юрьевичу за высокий профессионализм, преданность своему делу, чуткое и внимательное отношение к пациентам. Буду рекомендовать Вашу клинику своим знакомым. Спасибо![…]

Алла

Вырожаю сердечную ость Артему[…]

Алла Саблина

Вырожаю сердечную благодарность Артему Семеновичу за его золотые руки! У меня был не легкий случай. Никто не брался,чтобЫ гарантировать хороший исход. Артем Семенрвич не только взялся,но и результат просто превосходный. Реабилитация прошла успешно. Доктор с большой буквы,по другому не скажешь!!!![…]

Наталья

Добрый день! Обычно ходила к врачам по рекомендациям моих друзей -врачей , моего папы-хирурга.. В этот раз решила помониторить сама и положиться на интуицию.. И она меня не подвела. Благодарю от чистого сердца Семенова Артема Юрьевича и моего оперирующего доктора Федорова Дмитрия Анатольевича за высокий профессионализм, чуткое отношение к пациенту и тонкое чувство юмора! И…[…]

Светлана

Хочу от всей души поблагодарить Семенова Артема Юрьевича за проведенные сеансы склеротерапии. Я попала к Артему Юрьевичу по рекомендации знакомого доктора, которому доверяю, и не пожалела. Лет за 20 до этого я уже делала эту процедуру, поэтому есть с чем сравнивать. Мы работали с доктором над моей проблемой в течение года, и я очень довольна результатом. Доктор Семенов…[…]

Алексей

По врачам не люблю ходить. Однако приспичило, надоел дискомфорт, слабость, тошнота, отсутствие аппетита, задержка мочеиспускание. Сразу подумал, что, что-то здесь не то, и надо идти к урологу. Пришлось обратиться в центр » Президент Мед». Сначала с сомнением относился к клинике, но мне посоветовал мой хороший друг. Однако на приём к врачу, к которому он посылал, я не попал,…[…]

Анна

Крайне редко пишу отзывы, но тут просто невозможно промолчать! Ужасное отношение к пациентам, так обидно, вообще не поняла, за что такое отношение. Решила написать отзыв, так как я стремительно ушла и толком не объяснилась. Зашли в кабинет, первым делом услышали «Скорей проходите у меня следующий пациент скоро», (ну ладно, бывает и в государственной лечимся, не…[…]

Гереванин П.А.

Внимательный, компетентный и позитивный доктор[…]

Елена

Здравствуйте! Хочу выразить огромную благодарность врачу акушеру-гинекологу Сигуле Екатерине Викторовне за очень комфортное сопровождение моей беременности! Это чудесный специалист, всегда на связи. Не было ничего лишнего, всё чётко и увернно, что не оставляет никаких вопросов в профессионализме Екатерины Викторовны! Визиты и до беременности были всегда качественные и…[…]

Ангелинга

Спасибо Ольге Александровне Чулак за внимательное обследование и душевное расположение.[…]

Диана

Квалифицированный врач Юлия Владимировна – внимательная, получила хорошую консультацию. Огромное спасибо[…]

Тамара

Выражаю искреннюю признательность и благодарность хирургам-флебологам Инновационного центра флебологии на Якорной медицинского центра «Президент-дент» Свищевой Евгении Сергеевне и Раскину Владимиру Вячеславовичу за блестяще проведенную мне операцию методом ЭВЛО сразу на двух ногах! Я уже и не надеялась, что когда-нибудь смогу жить без боли в ногах, без отеков, смогу не прятать…[…]

Лариса

Благодарю от всего сердца хирургов-флебологов Инновационного центра флебологии на Якорной медицинского центра «Президент-дент» Свищеву Евгению Сергеевну и Раскина Владимира Вячеславовича за великолепно проведенную мне операцию методом ЭВЛО! На прием в Центр флебологии целенаправленно хотела попасть только к Евгении Сергеевне, поскольку знаю ее как хирурга высокой…[…]

Гражданам | Министерство здравоохранения Калининградской области

Срок беременности

Анализы

События (постановка на учет, врачебные осмотры, график посещения врачей)

До 12 недель

Ранняя постановка на учет в женскую консультацию

Прием препаратов: фолиевая  кислота весь I триместр не более 400 мкг/сутки; калия йодид 200-250 мкг/сутки (при отсутствии заболеваний щитовидной железы)

При первой явке

Врач акушер-гинеколог собирает анамнез, проводит общее физикальное обследование органов дыхания, кровообращения, пищеварения, мочевыводящей системы, молочных желез,  антропометрию (измерение роста, массы тела, определение индекса массы тела), измерение размеров таза, осмотр шейки матки в зеркалах, бимануальное влагалищное исследование

Не позднее 7-10 дней после первичного обращения в женскую консультацию

Осмотры и консультации:

 — врача-терапевта;

 — врача-стоматолога;

 — врача-отоларинголога;

 — врача-офтальмолога;

 — других врачей-специалистов – по показаниям, с учетом сопутствующей патологии

В первом триместре  (до 13 недель) (и при первой явке)

1. Общий (клинический) анализ крови.

2. Анализ крови биохимический (общий белок, мочевина, креатинин, общий билирубин, прямой билирубин, аланин-трансаминаза (далее – АЛТ), аспартат-трансаминаза (далее – АСТ), глюкоза, общий холестерин.

3.  Коагулограмма – количество тромбоцитов, время свертывания, время кровотечения, агрегация тромбоцитов, активированное частичное тромбопластиновое время (далее – АЧТВ), фибриноген, oпределение протромбинового (тромбопластинового) времени.

4. Определение антител классов M, G (IgM, IgG) к вирусу краснухи в крови, к вирусу простого герпеса (ВПГ), к  цитомегаловирусу (ЦМВ), определение антител к токсоплазме в крови.

5. Общий анализ мочи.

6. Определение основных групп крови (А, В, 0) и резус-принадлежности. У резус-отрицательных женщин:

 а) обследование отца ребенка на групповую и резус- принадлежность.

7. Определение антител к бледной трепонеме (Treponema pallidum) в крови, определение антител классов M, G к вирусу иммунодефицита человека ВИЧ-1 и ВИЧ-2 в крови, определение антител классов M, G к антигену вирусного гепатита B и вирусному гепатиту С в крови.

8.Микроскопическое исследование отделяемого женских половых органов на гонококк, микроскопическое исследование влагалищного отделяемого на грибы рода кандида.

9. ПЦР хламидийной инфекции,

ПЦР гонококковой инфекции,

ПЦР микоплазменной инфекции,

ПЦР трихомониаза.

Посещение врача-акушера-гинеколога каждые 3-4 недели  (при физиологическом течении беременности).

Электрокардиография (далее – ЭКГ) по назначению врача-терапевта (врача-кардиолога).

До 13 недель беременности принимаются:

— фолиевая кислота не более 400 мкг/сутки;

 — калия йодид 200-250 мкг/сутки (при отсутствии заболеваний щитовидной железы)

1 раз в месяц (до 28 нед)

Анализ крови на резус-антитела (у резус-отрицательных женщин при резус- положительной принадлежности отца ребенка)

11-14 нед

Биохимический скрининг уровней сывороточных маркеров:

— связанный с беременностью плазменный протеин А (РАРР-А),

— свободная бета-субъединица хорионического гонадотропина (далее – бета-ХГ)

В кабинете пренатальной диагностики  проводится ультразвуковое исследование (далее – УЗИ) органов малого таза.

По результатам комплексной пренатальной диагностики выдаётся заключение врача-генетика.

После 14 нед – однократно

Посев средней порции мочи

Для исключения бессимптомной бактериурии (наличие колоний бактерий более 105 в 1 мл средней порции мочи, определяемое культуральным методом без клинических симптомов) всем беременным женщинам.

Во втором триместре 

(14-26 нед)

Общий (клинический) анализ крови и мочи.

Посещение врача-акушера-гинеколога каждые 2-3 недели (при физиологическом течении беременности). При каждом посещении врача женской консультации – определение окружности живота, высоты дна матки (далее – ВДМ), тонуса матки, пальпация плода, аускультация плода с помощью стетоскопа.

Калия йодид 200-250 мкг/сутки

1 раз в месяц (до 28 нед)

Кровь на резус-антитела (у резус-отрицательных женщин при резус-положительной принадлежности отца ребенка)

16-18 нед

Анализ крови на эстриол, альфа-фетопротеин, бета-ХГ

Только при поздней явке, если не проводился биохимический скрининг уровней сывороточных маркеров в 11-14 недель

18-21 нед

В женской консультации  проводится  второе скрининговое УЗИ плода

В третьем триместре  (27-40 нед)

1. Общий (клинический) анализ крови.

2. Анализ крови биохимический (общий белок, мочевина, креатинин, общий билирубин, прямой билирубин, аланин-трансаминаза (далее – АЛТ), аспартат-трансаминаза (далее – АСТ), глюкоза, общий холестерин).

3. Коагулограмма – количество тромбоцитов, время свертывания, время кровотечения, агрегация тромбоцитов, активированное частичное тромбопластиновое время (далее – АЧТВ), фибриноген, oпределение протромбинового (тромбопластинового) времени.

4. Определение антител классов M, G (IgM, IgG) к вирусу краснухи в крови, определение антител к токсоплазме в крови.

5. Общий анализ мочи.

6. Определение антител к бледной трепонеме (Treponema pallidum) в крови, определение антител классов M, G к вирусу иммунодефицита человека ВИЧ-1 и ВИЧ-2 в крови, определение антител классов M, G к антигену вирусного гепатита B и вирусному гепатиту С в крови.

7.Микроскопическое исследование отделяемого женских половых органов на гонококк, микроскопическое исследование влагалищного отделяемого на грибы рода кандида.

Посещение врача-акушера-гинеколога каждые 2 недели, после 36 недель – еженедельно (при физиологическом течении беременности).

При каждом посещении врача женской консультации – определение окружности живота, ВДМ, тонуса матки, пальпация плода, аускультация плода с помощью стетоскопа.

Калия йодид 200-250 мкг/сутки

24-28 недель

Пероральный глюкозо-толерантный тест (ПГТТ)

28-30нед

У резус-отрицательных женщин при резус-положительной крови отца ребенка и отсутствии резус-антител в крови матери

Введение иммуноглобулина человека антирезус RHO[D]

30 недель

Выдается листок нетрудоспособности на отпуск по беременности и родам

30-34 нед

Третье скрининговое УЗИ плода с допплерометрией в женской консультации. Осмотры и консультации:

 — врача-терапевта;

 — врача-стоматолога.

После 32 нед

При каждом посещении врача женской консультации помимо определения окружности живота, высоты дна матки (далее – ВДМ), тонуса матки, определяют положение плода, предлежащую часть, врач проводит аускультацию плода с помощью стетоскопа.

После 33 нед

Проводится кардиотокография (далее – КТГ) плода

На протяжении беременности

В женских консультациях функционируют школы беременных, которые посещают будущие мамы вместе с папами. В процессе обучения происходит ознакомление с изменениями в организме женщины при физиологической беременности, знакомство с процессом родов, правильным поведениям в родах, основами грудного вскармливания.

Более 37 недель

Госпитализация с началом родовой деятельности. По показаниям – плановая дородовая госпитализация.

41 неделя

Плановая госпитализация для родоразрешения

Не позднее 72 часов после родов

Всем женщинам с резус-отрицательной группой крови, родившим ребенка с положительной резус-принадлежностью, либо ребенка, чью резус-принадлежность определить не представляется возможным, независимо от их совместимости по системе АВ0

Повторное введение иммуноглобулина человека антирезус RHO[D]

Послеродовый период

1. Раннее прикладывание к груди

2. Рекомендации по грудному вскармливанию.

3. Консультация врачей-специалистов по сопутствующему экстрагенитальному заболеванию (при наличии показаний).

4. Туалет наружных половых органов.

5. Сухая обработка швов (при их наличии).

6. Снятие наружных нерассасывающихся швов (при их наличии) на 5 сутки.

7. Ранняя выписка.

Ежедневно в послеродовом периоде

1. Осмотр врача-акушера-гинеколога;

2. Осмотр и пальпация молочных желез.

На 3 сутки после родов

УЗИ органов малого таза

После родоразрешения посредством кесарева сечения

1. Общий анализ крови, общий анализ мочи.

2. Биохимия крови (по показаниям).

УЗИ органов малого таза

Документы, необходимые для госпитализации

В день поступления необходимо представить следующие документы

  1. Направление на госпитализацию (на стандартном бланке).
  2. Тональная аудиограмма при патологии уха.
  3. Данные флюорографии грудной клетки с результатом – годность 6 месяцев.
  4. Данные ЭКГ, заключение окулиста, невропатолога– годность 1 месяц.
    Осмотр гинеколога (прием оральных контрацептивов прекратить за 1,5 месяца до госпитализации).
  5. Осмотр стоматолога с полной санацией полости рта  – годность 1 месяц.
  6. Анализ крови общий,  число тромбоцитов, свертываемость – годность 10 дней
  7. Анализ мочи общий – годность 10 дней.
  8. Кровь на RW– годность 1 месяц
  9. Биохимический анализ крови (о.белок билирубин, мочевина,  креатинин, АСТ, АЛТ, глюкоза, электролиты)– годность 21 день
  10. Коагулограмма- годность 21день
  11. Справка от терапевта(годность 10 дней) о состоянии здоровья
  12. Рентгенограмму околоносовых пазух1 месяц; КТ ОНП; МРТ 6 месяцев.
  13. При наличии сопутствующей патологии заключение специалиста соответствующего профиля об отсутствии противопоказаний к операции на ЛОР органах.
  14. Паспорт.
  15. При наличии аллергии на медикаменты заключение аллерголога с постановкой проб на анестетики.

В день поступления ребенка необходимо представить следующие документы

  1. Направление на госпитализацию (на стандартном бланке).
  2. Тональная аудиограмма при патологии уха.
  3. Данные флюорографии грудной клетки для детей с 17 лет с результатом – годность 6 месяцев
  4. Данные флюорографии грудной клетки госпитализируемого по уходу за ребенком(для детей до 5 лет и детей-инвалидов до 18 лет)  с результатом– годность 6 месяцев.
  5. Данные ЭКГ, заключение окулиста, невропатолога– годность 1 месяц.
  6. Осмотр стоматолога о полной санации полости рта  – годность 1 месяц.
  7. Анализ мочи общий – годность 10 дней.
  8. Анализ крови общий,  число тромбоцитов, свертываемость – годность 10 дней
  9. Кровь на RW для детей с 13 лет – годность 1 месяц
  10. Биохимический анализ крови (о. белок, билирубин, мочевина, креатинин, АСТ, АЛТ, глюкоза, электролиты)– годность 21 день
  11. Коагулограмма – годность 10 дней
  12. Рентгенограмму околоносовых пазух 1 месяц; КТ ОНП  6 месяцев.
  13. Справка от педиатра (годность 3 дня): -о состоянии здоровья, — о перенесенных заболеваниях, -осмотр на педикулез и заразные кожные заболевания, -выписка проф. прививок,-справка об отсутствии контактов с инфекционными больными в течение 21 дня.
  14. При наличии сопутствующей патологии заключение специалиста соответствующего профиля об отсутствии противопоказаний к операции на ЛОР органах.
  15. Паспорт родителей или ребенка, сменная обувь для сопровождающих.

В случае отказа от госпитализации или переноса позвонить по тел. 200-62-74 с 13.00-15.00.При отсутствии анализов либо при патологии в них, анализы  крови (пункты 4,6,7,9,10 ) могут быть пересданы в нашем центре  на платной основе.

При наличии острой патологии со стороны других органов  госпитализация может быть перенесена.

Анализы в Москве — цены на сдачу лабораторных анализов всех видов в медицинском центре «СМ-Клиника»

Современную медицину невозможно представить без анализов. Лабораторная диагностика даёт до 70% информации о состоянии здоровья человека. Качественно проведенный лабораторный анализ — залог точно поставленного диагноза и своевременно начатого лечения!

Высокоточное оборудование последнего поколения, используемое лабораториями «СМ-Клиника», позволяет проводить исследования в автоматическом режиме и в кратчайшие сроки. Все исследования выполняются на автоматических анализаторах закрытого типа с использованием фирменных реагентов и калибраторов.

В собственных лабораториях «СМ-Клиника» мы используем оборудование лидеров рынка медицинских технологий: Siemens (Германия), Bruker (США), Alifax (Италия), Sysmex (Япония). Автоматизация процессов и инновационные технологии обеспечивают точность и высокую скорость получения результатов.

Контроль качества осуществляется на всех этапах клинического лабораторного исследования, в том числе автоматизированными программами внешнего аудита: ФСВОК (Россия), Unity (США), EQAS (США).

Внимательные и опытные сотрудники лаборатории помогут сдать анализы без стресса, а результаты исследований вы можете получить в клинике, по e-mail или в личном кабинете пациента.

Мы работаем для вас без выходных и можем провести забор анализов на дому.


Виды анализов

Мы выполняем 3 500 видов лабораторных анализов и исследований.

  • Общеклинические исследования
  • Биохимические исследования
  • Гормональные исследования
  • Бактериологические исследования
  • Цитологические исследования
  • Гистологические исследования
  • Исследования гемостаза
  • Молекулярно-биологические исследования (ПЦР)
  • Генетические тесты
  • Онкомаркеры
  • Аллергологические исследования
  • Иммунологические исследования
  • Гематологические исследования
  • Экспресс-анализы
  • Комплексные лабораторные исследования

Полный список и стоимость анализов уточняйте по телефону: +7 (495) 154-12-54.

Где сдать анализы

Анализы принимаются по следующим адресам:

пн-пт 7:30-20:00, сб-вс 7:30-20:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 8:00-21:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 7:30-21:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 7:30-21:00

пн-пт: 07:30 — 21:00, сб: 08:30 — 21:00, вс: 08:30 — 20:00

пн-пт 8:30-20:00, сб-вс 8:30-20:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 7:30-21:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 7:30-21:00

пн-вс 8:00-21:00 (для детей)

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 7:30-21:00

пн-пт 7:30-22:00, сб-вс 8:00-21:00

Экспресс лаборатории выполняют срочные анализы CITO

Порядок оформления и сдачи анализов

Регистрация анализов на сайте

Сохраните или распечатайте предварительный заказ

Подтвердите в регистратуре клиники предварительный заказ (по распечатке из Калькулятора)

Оплатите анализы в кассе или терминале оплаты клиники

Сдайте анализы в клинике в процедурном кабинете

Вызовите медсестру на дом для забора анализов

Регистрация анализов по телефону

Оформите предварительный заказ по телефону (круглосуточно)

Получите по смс номер заказа

Подтвердите в регистратуре клиники предварительный заказ (по полученной смс)

Оплатите анализы в кассе или терминале оплаты клиники

Сдайте анализы в клинике в процедурном кабинете

Вызовите медсестру на дом для забора анализов

Сдача анализов по назначению врача

Получите направление на анализы на приеме у врача

Оплатите анализы в кассе или терминале оплаты клиники

Сдайте анализы в клинике в процедурном кабинете

Вызовите медсестру на дом для забора анализов

Как получить результаты анализов

В регистратуре любого медицинского центра
СМ-Клиника В Личном кабинете пациента На электронную почту

Подготовка к сдаче анализов

Обращаем ваше внимание, что к сдаче некоторых анализов необходима предварительная подготовка, о которой расскажет на приеме лечащий врач. Также некоторые анализы сдаются строго в определенное время и в определенных клиниках. Более подробную информацию смотрите на странице Подготовка к исследованиям.

Анализы, не требующие специальной подготовки, можно сдать сразу после посещения врача. Например, если необходимо срочно сдать общий анализ мочи, то нет необходимости приезжать с утра: медсестра выдаст вам специальный контейнер, который (после сбора мочи в туалетной комнате) можно оставить в специально отведенном месте в клинике, откуда он поступит на исследование в лабораторию.

Узнать подробности вы можете по телефону: +7 (495) 154-12-54.

Наша лаборатория

Сеть многопрофильных медицинских центров СМ-Клиника располагает собственной лабораторией.

Высокоточное оборудование последнего поколения, используемое в нашей лаборатории, позволяет проводить исследования в автоматическом режиме и в кратчайшие сроки, что сводит к минимуму вероятность ошибок, обусловленных «человеческим фактором». На всех этапах клинических лабораторных исследований осуществляется строгий контроль качества.

Подробную иноформацию о техническом оснащении и работе лаборотарии вы можете посмотреть на странице Лабораторно-диагностический центр СМ-Клиника.

Комплексная лабораторная диагностика в «СМ-Клиника»
Анализы в «СМ-Клиника»: от сдачи до результатов

Исследование коагуляции в периоперационном периоде

Indian J Anaesth. 2014 сентябрь-октябрь; 58(5): 565–572.

Venkatesan Thirovenkatarajan

1

1 Департамент анестезии, королевы Elizabeth Hospital, Woodville, Южная Австралия

2 Дисциплина по острой медицинской помощи, Университет Аделаида, Южная Австралия

ASTLEE PRUETT

3 Отдел анестезиологии, Медицинский центр Милтона С. Херши, Медицинский колледж штата Пенсильвания, 500 Юниверсити Драйв, Херши, Пенсильвания 17033-085, США

Санджиб Дас Адхикари

3 Кафедра анестезиологии, Милтон С.Hershey Medical Center, Penn State College of Medicine, 500 University Drive, Hershey, PA 17033-085, USA

1 Отделение анестезии, Больница Королевы Елизаветы, Вудвилл, Южная Австралия

2 Дисциплина неотложной медицинской помощи , The University of Adelaide, Южная Австралия

3 Кафедра анестезиологии, Медицинский центр Милтона С. Херши, Медицинский колледж штата Пенсильвания, 500 University Drive, Hershey, PA 17033-085, USA

Адрес для корреспонденции: Dr. .Санджиб Дас Адхикари, отделение анестезиологии, H-187, Медицинский центр Милтона С.Херши, Медицинский колледж штата Пенсильвания, 500 Юниверсити Драйв, Херши, Пенсильвания 17033-085, США. Электронная почта: [email protected]

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported, которые разрешают неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа правильно цитируется.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Периоперационное управление коагуляцией представляет собой сложную задачу, которая оказывает значительное влияние на периоперационное путешествие пациентов. Анестезиологи играют решающую роль в принятии решений о переливании крови и/или гемостатической терапии в хирургических условиях. Для выявления нарушений свертывания крови в периоперационном периоде доступны различные тесты. В то время как быстро доступные измерения гемоглобина у постели больного могут помочь при переливании эритроцитов, введение продуктов крови определяется многими тестами in vivo и in vitro .Внедрение новых антикоагулянтных препаратов и внедрение модифицированного каскада коагуляции in vivo открыли новое измерение в области периоперационной трансфузионной медицины. Правильное понимание применения и интерпретации тестов на коагуляцию жизненно важно для хорошего периоперационного результата.

Ключевые слова: Коагуляция, периоперационная, тестирование

ВВЕДЕНИЕ

Процесс коагуляции инициируется тромбоцитами, образующими пробку в месте повреждения в течение нескольких секунд после нарушения целостности сосуда.Это составляет первичный гемостатический механизм.[1] Вторичный гемостаз представляет собой многогранное взаимодействие между факторами свертывания плазмы, что приводит к образованию нитей фибрина, укрепляющих тромбоцитарную пробку.[1] В норме существует баланс между различными факторами, участвующими в гемостазе, и легкое нарушение одного компонента может быть компенсировано другими факторами.[2] У лиц с легкими нарушениями свертывания крови никогда не бывает значительного кровотечения, если только они не перенесли травму или серьезное хирургическое вмешательство.[2] Подробный семейный анамнез может выявить серьезное нарушение свертываемости крови.

Гемостаз представляет собой комбинацию ряда событий, которые происходят в последовательности, следующей за нарушением целостности сосудов. Они включают вазоконстрикцию, агрегацию тромбоцитов, образование тромбов, реканализацию и заживление. Традиционно вторичный гемостаз описывался как слияние внутреннего и внешнего путей в конечном общем пути.[1] Эта модель in vitro игнорирует связь между первичным и вторичным гемостазом и не применима in vivo .Используемая в настоящее время клеточная модель коагуляции отражает процесс in vivo и отличается от предыдущей модели двумя ключевыми моментами []. Во-первых, комплекс, образованный тканевым фактором и фактором VII, способствует активации фактора IX, демонстрируя взаимосвязь внутреннего и внешнего путей свертывания практически с самого начала процесса. Во-вторых, полный процесс требует трех последовательных фаз: начальной фазы, фазы усиления и фазы распространения.Тромбоциты и тромбин активно участвуют в последних двух фазах.

Модель коагуляции на основе клеток. Римские цифры обозначают факторы свертывания (Воспроизведено из Энди Н. Г. Карри, Дж. М. Тома Пирса, Обычные и непосредственные тесты на коагуляцию, Contin Educ Anaesth Crit Care Pain, (2007) 7(2):45-50, с разрешения Оксфордского университета. Пресса)

В периоперационном периоде доступно множество тестов на коагуляцию, чтобы помочь клиницисту в выявлении нарушений свертывания крови.В последние годы включение различных форм мониторинга коагуляции предоставило ценную информацию в лечении периоперационных коагулопатий. В этом обзоре мы обсуждаем тесты на коагуляцию, классифицируя их как предоперационные скрининговые тесты, специальные лабораторные тесты, тесты на месте, включая анализ функции тромбоцитов.

ПРЕДОПЕРАЦИОННЫЕ СКРИНИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА КОАГУЛЯЦИЮ

Предоперационные скрининговые тесты гемостаза и коагуляции по-прежнему считаются стандартной практикой перед хирургическими вмешательствами для оценки риска кровотечения у пациента.Текущие данные не поддерживают этот рутинный неселективный тест на коагуляцию, который имеет ограниченное влияние на периоперационный исход. Это может отсрочить операцию, и пациенты могут быть подвергнуты необоснованным тестам.[3] Некоторые ранние публикации поддерживали применение протромбинового времени (ПВ) и активированного частичного тромбопластинового времени (аЧТВ) в предоперационной оценке коагуляции. кровотечение, аномальное операционное кровотечение крайне маловероятно [6] и, следовательно, дальнейшее исследование коагуляции не требуется.[7,8,9,10,11] Систематический обзор руководств по оценке предоперационных рисков кровотечения рекомендовал не использовать неизбирательный скрининг коагуляции перед процедурами в попытке определить риск кровотечения.[12] В этом обзоре также подчеркивается, что у каждого пациента перед инвазивными процедурами должен быть собран анамнез кровотечений, который включает семейный анамнез нарушений свертывания крови, аномальных кровотечений при предыдущих процедурах и одновременном применении антитромбоцитарных и антитромботических препаратов.Таким образом, скрининговые тесты коагуляции, такие как протромбиновое время, аЧТВ, количество тромбоцитов и дополнительные тесты, следует назначать только в том случае, если анамнез и результаты обследования указывают на повышенный риск кровотечения. Этот принцип повторяет позицию Американского общества анестезиологов[13] и Британского комитета по стандартам в гематологии[12] и отражен в редакционных статьях[3].

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЛАБОРАТОРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КОАГУЛЯЦИИ

Количество тромбоцитов

Количество тромбоцитов является неотъемлемым компонентом оценки нарушений свертывания крови, первым тестом в оценке первичного гемостаза.Он отражает только количество тромбоцитов в цифрах и не дает информации об их функции. Нормальный диапазон составляет от 150 000 до 440 000/мм 3 . Количество менее 150 000/мм 3 классифицируется как тромбоцитопения.[14] Спонтанное кровотечение менее вероятно при числе >10 000-20 000/мм 3 . Хирургическое кровотечение может быть тяжелым при количестве от 40 000 до 70 000/мм 3 . [14] Для некоторых процедур, таких как нейрохирургия, сильное кровотечение было отмечено ниже уровней 150 000/мм 3 или даже 100 000/мм 3 .[15]

Удовлетворительная тромбоцитарная пробка не образуется, если количество тромбоцитов слишком низкое и/или если они функционально инертны; такие состояния, как пост искусственное кровообращение (ИК), кровь хранится более 3 дней, пациенты, принимающие аспирин, уремия и врожденные нарушения [2]. Количество тромбоцитов имеет решающее значение для оценки гепарин-индуцированной тромбоцитопении у пациентов, находящихся на длительной терапии гепарином. Слипание тромбоцитов и гемодилюция образца являются распространенными причинами низкого количества тромбоцитов.[16]

Время кровотечения

Время кровотечения (ВТ) широко используется в качестве клинического теста функции тромбоцитов и для прогнозирования хирургического кровотечения.Тем не менее, в последнее время его использование в клинической практике сократилось. Он измеряет общую гемостатическую роль тромбоцитов и первичный гемостаз in vivo . [2] Техника Simplate определяет продолжительность кровотечения после разреза, сделанного на ладонной поверхности предплечья с помощью надутой манжеты для измерения артериального давления при давлении 40 мм рт.ст. вокруг верхней части руки. Нормальный диапазон составляет 2-9 мин. На результаты теста могут влиять многочисленные факторы, такие как температура и толщина кожи, этническая принадлежность, возраст, метод блоттинга, анатомическое расположение и венозное давление.[17] Нет данных, поддерживающих использование БТ для прогнозирования чрезмерного хирургического кровотечения, что ограничивает ее роль.

Протромбиновое время

ПВ измеряет время, необходимое цитратной обедненной тромбоцитами плазме для образования сгустка в присутствии достаточной концентрации кальция и тканевого тромбопластина.[2] Он отражает целостность внешнего и общего путей свертывания [16]. Результаты могут быть описаны одним из четырех способов: PT с контрольным значением, PT, выраженное в виде международного нормализованного отношения (МНО), отношение PT и индекс PT.МНО было введено для стандартизации результатов ПК в разных лабораториях [18, 19], поскольку реагенты для тестирования тромбопластина различаются по чувствительности. ПВ обычно указывается в секундах и выражается как МНО (нормальное значение 0,9–1,2 с). Длительный ПВ может возникать при таких состояниях, как заболевания печени, дефицит фактора VII, терапия варфарином и дефицит витамина К. У пациентов, получающих варфариновую терапию, регулярно контролируют МНО [].

Таблица 1

Интерпретация общих тестов на коагуляцию

Активированное частичное тромбопластиновое время

АЧТВ — это тест классических внутренних и общих путей гемостаза.Образец плазмы пациента смешивают с фосфолипидом, кальцием и контактным активатором (например, целитом, каолином, кремнеземом) и измеряют время, необходимое для образования сгустка, в секундах.[16] Нормальный диапазон составляет от 25 до 35 с. Аномальное АЧТВ является отражением дефицита большинства факторов свертывания крови, кроме фактора VII.[2] Концентрации факторов должны быть снижены примерно до 30% от исходных значений, прежде чем результат теста станет пролонгированным. АЧТВ наиболее чувствителен к дефициту факторов VIII и IX.Результаты АЧТВ не стандартизированы в разных лабораториях, в отличие от ПВ. Тест чувствителен к ингибированию тромбина (нефракционированный гепарин). Пролонгированное АЧТВ дополнительно анализируется с помощью методов смешивания, чтобы определить, связано ли замедленное образование сгустка с дефицитом фактора или с ингибитором [16]. Это делается путем смешивания плазмы пациентов с нормальной донорской плазмой.[16] АЧТВ удлиняется при таких состояниях, как дефицит факторов, наличие ингибиторов, таких как гепарин, волчаночный антикоагулянт, специфические ингибиторы факторов и продукты деградации фибриногена (FDP).АЧТВ используется в качестве инструмента скрининга гемофилии А, гемофилии В, ингибиторов свертывания крови и для мониторинга терапии нефракционированным гепарином [1] [].

Тромбиновое время

Тромбиновое время (ТВ) определяет способность тромбина превращать фибриноген в фибрин на конечной стадии гемостаза.[14] Нормальный диапазон составляет 15-19 с.[2] Поскольку все предшествующие реакции обходят стороной, пролонгация ТТ может происходить в условиях, влияющих либо на фибриноген, либо на тромбин. К ним относятся гипофибриногенемия (<100 мг/дл), дисфибриногенемия (аномальный фибриноген), запущенное заболевание печени, терапия гепарином, наличие прямых ингибиторов тромбина, фибриногена и ФДП.[14]

Рептилазное время

Рептилазное время используется для различения эффектов гепарина и ФДП при удлинении ТТ. Нормальный диапазон составляет 14-21 с.[14] Повышенный ТТ наряду с нормальным временем рептилазы указывает на присутствие гепарина. Повышение как ТТ, так и времени рептилазы указывает на низкий уровень фибриногена или наличие FDP.

Анализ анти-Ха

Этот анализ используется для мониторинга низкомолекулярных гепаринов и непрямых ингибиторов Ха. Образец плазмы пациента смешивают с реагентом, содержащим определенное количество Ха и избыток антитромбина.При добавлении хромогенного субстрата Ха изменение цвета происходит пропорционально количеству Ха, не связанного анти-Ха активностью в сыворотке [14].

Уровень фибриногена

Нормальные значения фибриногена составляют от 160 до 350 мг/дл. Он в основном вырабатывается печенью, и уровни <100 мг/дл считаются неадекватными. Низкие уровни отражают либо снижение продукции, как это происходит при наследственной гипофибриногенемии, поражении печени, синдромах тяжелой недостаточности питания, либо из-за повышенного потребления, как при синдроме диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром) и фибринолизе.[2] Уровни могут быть нормальными в состоянии гиперкоагуляции, таком как ДВС-синдром, поскольку фибриноген может заметно увеличиваться (> 700 мг/дл) в ответ на операцию и травму.[14] Потребление фибриногена без ДВС-синдрома является важной причиной сильного кровотечения у пациентов с кровопотерей после серьезной травмы.[20]

Продукты деградации фибрина и D-димер: тесты фибринолиза

Анализ FDP выявляет продукты деградации фибрина (сшитого или несшитого) и фибриногена. D-димер специфичен для продуктов деградации сшитого фибрина.Чрезмерный фибринолиз приводит к повышению FDP при запущенных заболеваниях печени, экзогенном тромболизисе (стрептокиназа), фибринолизе с ИК и ДВС-синдромом [14]. Повышение FDP не позволяет провести различие между первичным и вторичным фибринолизом, поскольку оно повышено при обоих состояниях. D-димер отражает распространенный лизис поперечно-сшитого фибрина образовавшегося тромба, например, при ДВС-синдроме, тромбозе глубоких вен и легочной эмболии.[14]

ТЕСТ НА КОАГУЛЯЦИЮ НА МЕСТАХ

Тест на коагуляцию в месте оказания медицинской помощи (POCT), также называемый тестом на коагуляцию у пациента (NPT), относится к измерениям коагуляции, которые могут быть выполнены у пациента или рядом с ним.Эти тесты были введены для преодоления некоторых ограничений рутинных лабораторных тестов на коагуляцию. Они включают в себя более длительное время выполнения, тесты проводятся в основном в плазме, а не в цельной крови, при стандартной температуре 37°C, а не в температуре пациента, и дают ограниченную информацию о функции тромбоцитов.[21] POCT — это нелабораторные тесты с рядом уникальных характеристик, таких как получение быстрых результатов, потребность в минимальном количестве цельной крови, использование меньшего количества транспорта, помощь в терапии компонентами крови и гемостатическими препаратами и улучшение клинических результатов.В настоящее время устройства, применимые в периоперационных условиях, можно разделить на четыре широкие категории: (а) функциональные анализы мониторинга гепаринового антикоагулянта, измерение внутренней способности крови образовывать сгусток (б) вязкоупругие показатели свертывания крови (в) мониторы функции тромбоцитов, и (d) тесты фактора свертывания крови.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МОНИТОРИНГА ГЕПАРИНОВОЙ АНТИКОАГУЛЯЦИИ

Активированное время свертывания крови

ACT широко используется для мониторинга системной терапии гепарином, например, в кардиохирургии, гемофильтрации, экстракорпоральной оксигенации и катетеризации сердца.Хаттерсли впервые описал использование Hemochron ACT в 1966 году. Принятый нормальный диапазон составляет 90-150 с. В тесте используется активация свертывания по внутреннему пути, когда свежая цельная кровь инкубируется с каолином при 37°C.[22] На результат будет влиять время, в которое будет выполнено «базовое» измерение.[23] Исходный уровень ACT может снизиться после хирургического разреза. При отсутствии введения апротинина значения ACT около 480 с считаются безопасными в контексте искусственного кровообращения, тогда как значения около 700 с необходимы в присутствии системного апротинина.[1] Некоторыми коммерчески доступными устройствами ACT являются Hemochron ® , Hepcon ® и ACT II ® , Hemochron Jr.signature ® и более новый электрохимический ISTAT.

Определение времени активного свертывания крови является популярным тестом из-за его низкой стоимости, простоты и линейного отклика при высокой концентрации гепарина.[16] Отсутствие чувствительности при низких концентрациях гепарина, плохая воспроизводимость и ложное удлинение значений при гипотермии, дефиците факторов свертывания крови, ингибиторах группы IIb/IIIa, варфарине, нарушениях функции тромбоцитов, волчаночных антителах и гемодилюциях являются некоторыми ограничениями мониторинга АКТ.[16,23,22]

Тромбиновое время с высокими дозами

Тромбиновое время с высокими дозами представляет собой еще один функциональный анализ системной гепариновой антикоагуляции, используемый в кардиохирургии. Пролонгация будет коррелировать с антикоагулянтным эффектом гепарина.[16]

ВЯЗКОУПРУГИЕ ИЗМЕРЕНИЯ КОАГУЛЯЦИИ

Первоначально разработанные в 1940-х годах, вязкоупругие измерения коагуляции привлекли большое внимание за последние несколько лет, и сегодня доступно множество инновационных вязкоупругих мониторов.Эти мониторы уникальны в измерении всего спектра образования сгустка, начиная с ранней генерации нитей фибрина до ретракции сгустка и фибринолиза.[16] Коагуляция оценивается в режиме реального времени на цельной крови, что позволяет коагуляционному взаимодействию in vivo с эритроцитами и тромбоцитами и предоставляет важную информацию о функции тромбоцитов.[21] Существенное различие между оценкой коагуляции in vitro и in vivo заключается в том, что оценки вязкоупругости измеряют коагуляцию в статических условиях без какого-либо потока в кювете вне сосудистой сети.Следовательно, результаты, основанные на вязкоупругих свойствах, следует интерпретировать с осторожностью, коррелируя с клиническими условиями.[21] Тромбоэластограф (TEG ® ), ротационная тромбоэластография (ROTEM ® ) и Sonoclot ® являются одними из устройств с доказанной полезностью в кардиохирургии, травмах, гепатобилиарной хирургии и акушерстве.[15]

Тромбоэластограф

TEG ® был разработан Hartert в 1948 году. TEG ® анализирует и графически отображает изменения вязкоупругости на всех стадиях образования и распада тромба.Это отличается от многих других тестов на коагуляцию, где в качестве конечной точки используется время до образования первого фибрина.[1] ТЭГ является чувствительным к фибринолизу тестом, который анализирует взаимодействие между тромбоцитами, фибриногеном и факторами свертывания и помогает в диагностике гиперфибринолиза в контексте кровотечения.[21] Устройство использует крошечные 0,35 мл крови, помещенные в две одноразовые чашки с подогревом (37°C), содержащие контактные активаторы. Штифт подвешивается в образце крови с помощью торсионной проволоки, прикрепленной к электронному записывающему устройству, и чаша поворачивается на 4°45’ в каждом направлении в течение 10 с [22] [].При образовании сгустка штифт впутывается в сгусток, и крутящий момент чаши передается через штифт и торсионную проволоку на механоэлектрический преобразователь [рисунки и ]. Сгенерированный электрический сигнал преобразуется в сигарообразный графический дисплей, демонстрирующий характеристику упругости сдвига в зависимости от времени.[21] Форма графического дисплея помогает в быстрой качественной оценке различных состояний свертывания (гипо, нормальное, гипер), представляющих специфические аномалии в образовании сгустка и фибринолизе.

Принцип работы ТЭГ ® , оборудование (а), графическое изображение принципа работы с компонентами (б), окончательная трассировка сигнала ТЭГ ® (в)

Сравнительная трассировка нормального ТЭГ ® и РОТЕМ ® . Жирная линия представляет TEG ® , а соответствующая трассировка ROTEM ® представлена ​​пунктирной линией. R, время реакции; угол α, наклон между R и K для ТЭГ ® и наклон касательной при амплитуде 2 мм для ROTEM ® ; МА, максимальная амплитуда; CL 30, лизис сгустка через 30 мин; CL 60, лизис сгустка через 60 мин; КТ, время свертывания крови; CFT, время образования сгустка; MCF, максимальная плотность сгустка; LY30, лизис через 30 мин; LY60, лизис через 60 мин

Ротационная тромбоэластография

В аппарате ROTEM ® используется модификация технологии TEG ® с использованием 0.30 мл крови. TEG ® использует каолин в качестве контактного активатора, тогда как ROTEM ® включает тканевой фактор в кювете EXTEM ® (образование сгустка и фибринлолиз, внешний путь) и контактный активатор в кювете INTEM ® (внутренний путь). [22][]. Оба устройства позволяют контролировать коагуляцию при системной гепаринизации, как и при искусственном кровообращении, поскольку они имеют кюветы, содержащие гепариназу. Это позволяет устранить влияние гепарина на кривую и помогает идентифицировать остаточные эффекты гепарина, а также восстановление гепарина после реверсии протамина.[22]

Биомеханические принципы работы трех устройств для мониторинга вязкоупругой коагуляции: (1) образец крови во вращающейся чашке для TEG ® и в кювете для ROTEM ® и Sonoclot ® , (2) активатор свертывания , (3) штифт и торсионная проволока для TEG ® , штифт и вращающаяся ось для ROTEM ® и одноразовый пластиковый зонд для Sonoclot ® , (4) электромеханический преобразователь сигнала/детектор сигнала (5) процессор данных

графики для TEG ® и ROTEM ® аналогичны [].Однако важно отметить, что терминология и эталонные диапазоны уникальны для каждого устройства. Различные параметры, полученные от этих устройств, и их интерпретация показаны на рис. И TEG ® , и ROTEM ® позволяют оценивать функцию фибриногена с использованием таких тестов, как функциональный фибриноген и FIBTEM ® .[24]

Анализатор Sonoclot

®

В этом устройстве быстро вибрирующий зонд вставлен в отверстие 0.Образец крови 4 мл []. Развитие сгустка создает сопротивление движению зонда и создает электрический сигнал и характерную «сигнатуру».[21]

МОНИТОРИНГ ФУНКЦИИ ТРОМБОЦИТОВ

Нарушения тромбоцитов могут возникать из-за различных врожденных и приобретенных дефектов, поражающих поверхностные рецепторы, участвующие в агрегации или адгезии, запасающие гранулы или другие механизмы.[25] Количественная и качественная дисфункция тромбоцитов, а также антитромбоцитарные препараты могут влиять на первичный гемостаз.Как качественная оценка дисфункции тромбоцитов (оптическая агрегометрия), так и количественная оценка активации тромбоцитов (проточная цитометрия) возможны с помощью стандартных лабораторных методов тестирования. Хотя эти тесты представляют собой стандарты медицинской помощи, они технически сложны, отнимают много времени и дороги.[16] Доступны многочисленные устройства POCT, которые помогают клиницисту контролировать функцию тромбоцитов в попытке установить их эффективность антитромбоцитарных препаратов и подтвердить восстановление функции после прекращения их приема.[26] Многие POCT-мониторы функции тромбоцитов были созданы со специфическими активаторами для обнаружения антагонистов P2Y12, таких как тиенопиридины (клопидогрель, прасугрел), ингибиторы циклооксигеназы (аспирин) и антагонисты гликопротеина IIb/IIIa (абциксимаб, тирофибан). Полезность общедоступных устройств для мониторинга тромбоцитов POC при оценке эффектов антитромбоцитарных препаратов показана на рис.Краткое описание анализатора функции тромбоцитов-100 (ПФА-100) приведено ниже.

Таблица 3

Роль устройств для тестирования функции тромбоцитов в месте оказания медицинской помощи в оценке эффектов антитромбоцитарных препаратов включая условия высокого сдвига для стимуляции повреждения мелких сосудов и измерения адгезии и агрегации тромбоцитов.[27] Устройство эффективно для выявления опосредованной аспирином дисфункции тромбоцитов, а также болезни фон Виллебранда.Кроме того, эта система позволяет тестировать блокаду, опосредованную P2Y (клопидогрел, P2Y12), с использованием нового картриджа INNOVANCE ® PFA P2Y.[28] Гемодилюция и влияние тромбоцитопении являются некоторыми ограничениями PFA-100.

ИСПЫТАНИЯ НА ФАКТОР СВЕРТЫВАНИЯ У ПАЦИЕНТА

Коагуляционные тесты в месте оказания медицинской помощи также доступны для оценки протромбинового времени, АЧТВ, МНО. Эти тесты широко используются в больницах и по месту жительства для наблюдения за пациентами, получающими терапию варфарином.Общепринятой практикой является определение МНО у постели больного у хирургических пациентов, получающих варфариновую терапию.

ВЫБОР ПРАВИЛЬНОГО ПРИБОРА ДЛЯ ПРОВЕРКИ КОАГУЛЯЦИИ

Выбор устройств POCT должен соответствовать клинической ситуации. В то время как выявление и лечение гиперфибринолиза и нарушений свертывания плазмы являются важными аспектами при трансплантации печени и травмах, эффекты гепарина, нарушения первичного гемостаза, такие как тромбоцитопения и приобретенная дисфункция тромбоцитов, имеют первостепенное значение в кардиохирургии.И наоборот, ингибиторы агрегации тромбоцитов жизненно важны в кардиологии, особенно в контексте стентов с лекарственным покрытием.[29]

ОГРАНИЧЕНИЯ УСТРОЙСТВА ДЛЯ ПРОВЕРКИ КОАГУЛЯЦИИ НА МЕСТАХ

Результаты тестов на коагуляцию в месте оказания медицинской помощи могут не обязательно отражать значения лабораторных тестов. Методы, основанные на цельной крови, вероятно, будут отличаться от лабораторных измерений при таких состояниях, как гемодилюция и дисфункция тромбоцитов (например, ИК). Надежность этих тестов зависит от опыта оператора и соответствующей калибровки.[1] Чувствительность реагентов различается у разных производителей и даже между двумя наборами реагентов. Эти тесты дороги, требуют наличия надежных систем контроля качества и постоянного обучения персонала. Полное знакомство с работой устройств, методологией, сильными и слабыми сторонами обязательно.

ИССЛЕДОВАНИЯ НА КОАГУЛЯЦИЮ В ПРИСУТСТВИИ НОВЫХ АНТИКОАГУЛЯЦИОННЫХ СРЕДСТВ

Внедрение новых антикоагулянтов, таких как дабигатран, ривароксабан, апиксабан, аргатробан и фондапаринукс, еще больше усложнило интерпретацию тестов на коагуляцию.Подробное описание эффектов этих препаратов на периоперационные тесты на коагуляцию выходит за рамки данного обзора. Стоит повторить, что, хотя эти агенты могут влиять на рутинные тесты, такие как протромбиновое время, аЧТВ и TT, они не подходят для измерения эффекта этих препаратов и что обычные рутинные тесты не исключают их влияние на предоперационный гемостаз.

РЕЗЮМЕ

В распоряжении анестезиологов имеется множество тестов на коагуляцию, которые помогают вести пациентов в периоперационный период.Рутинный предоперационный скрининг коагуляции не имеет значения у здоровых во всем остальном пациентов. При назначении этих тестов необходимо учитывать конкретный анамнез, а также сопутствующие заболевания и антитромботические препараты, которые могут повлиять на гемостатические механизмы. Всякий раз, когда обнаруживается аномальный гемостаз, как скрининг, так и специфические тесты могут помочь установить, связано ли нарушение с нарушением образования тромбина и образования сгустков или с дисфункцией тромбоцитов. Инновации в POCT могут помочь клиницисту в управлении переливанием крови и гемостатической терапии во время операции.При правильном применении тесты на коагуляцию в присутствии пациента могут упростить рациональное использование продуктов крови и снизить ненадлежащее переливание и связанную с ним заболеваемость.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы благодарим доктора Руиса-Веласко из отделения анестезиологии Медицинского центра штата Херши штата Пенсильвания за помощь в подготовке фигур.

Сноски

Источник поддержки: Нет

Конфликт интересов: Не объявлено

ССЫЛКИ

1.Карри А.Н., Пирс Дж.Т. Обычные и неотложные тесты коагуляции. Contin Educ Anaesth Crit Care Pain. 2007; 7: 45–50. [Google Академия]2. Адхикари С.Д., Джейкоб П. Периоперационные клинические тесты гемостаза и их значение. Индиан Джей Анаст. 2005; 49:12–6. [Google Академия]3. Ван Вин Дж. Дж., Спан Д. Р., Макрис М. Рутинные предоперационные тесты на коагуляцию: устаревшая практика? Бр Джей Анаст. 2011; 106:1–3. [PubMed] [Google Scholar]4. Уолберг Т., Бломбек М., Холл П., Аксельссон Г. Применение индикаторов, предикторов и диагностических индексов при нарушениях свертывания крови.I. Самооценка. административный вопросник с бинарными вопросами. Методы Inf Med. 1980; 19: 194–200. [PubMed] [Google Scholar]5. Эйка С., Хавиг О., Годал Х.К. Значение предоперационного гемостатического скрининга. Scand J Haematol. 1978; 21: 349–54. [PubMed] [Google Scholar]6. Сметана Г.В., Макферсон Д.С. Дело против рутинных предоперационных лабораторных исследований. Мед Клин Норт Ам. 2003; 87: 7–40. [PubMed] [Google Scholar]7. Веланович В. Значение рутинных предоперационных лабораторных исследований в прогнозировании послеоперационных осложнений: многофакторный анализ.Операция. 1991; 109: 236–43. [PubMed] [Google Scholar]8. Narr BJ, Warner ME, Schroeder DR, Warner MA, редакторы. Материалы клиники Мэйо. Филадельфия: Эльзевир; 1997. Исходы пациентов без лабораторной оценки перед анестезией и хирургическим вмешательством. [PubMed] [Google Scholar]9. Веланович В. Предоперационный лабораторный скрининг с учетом возраста, пола и сопутствующих заболеваний. Операция. 1994; 115:56–61. [PubMed] [Google Scholar] 10. Уоттсман Т.А., Дэвис Р.С. Полезность предоперационного лабораторного тестирования у пациентов общей хирургии при амбулаторных процедурах.Am Surg. 1997; 63:81–90. [PubMed] [Google Scholar] 11. Адамс Дж. Г., младший, Вайгельт Дж. А., Поулос Э. Полезность предоперационной лабораторной оценки пациентов, перенесших плановую герниорафию. Арка Сур. 1992; 127:801–4. [PubMed] [Google Scholar] 12. Chee YL, Crawford JC, Watson HG, Greaves M. Руководство по оценке риска кровотечения перед операцией или инвазивными процедурами. Британский комитет по стандартам в гематологии. Бр Дж Гематол. 2008; 140:496–504. [PubMed] [Google Scholar] 13. Дэниелсон Д., Бьорк К., Кард Р., Форман Дж., Харпер С., Ремер Р. и др.Предоперационная оценка. Inst Clin Syst Improv. 2012; 10:1–61. [Google Академия] 14. Драммонд Дж. К., Петрович К. Т., Лейн Т. А. Гемостаз и трансфузионная медицина. В: Barash PG, Cullen BF, Stoelting RK, Cahalan MK, Stock MC, редакторы. Клиническая анестезия. 6-е издание. Филадельфия: Липпинкотт Уилламс и Уилкинс; 2009. [Google Академия] 15. Козек-Лангенекер С.А., Афшари А., Альбаладехо П., Сантуллано К.А., Де Робертис Э., Филипеску Д.К. и др. Лечение тяжелого периоперационного кровотечения: рекомендации Европейского общества анестезиологов.Евр Дж Анаэстезиол. 2013;30:270–382. [PubMed] [Google Scholar] 16. Убойный ТФ. Коагуляция. В: Миллер Р.Д., редактор. Анестезия Миллера. 7-е издание. Калифорния: Черчилль Ливингстон; 2010. стр. 1767–79. [Google Академия] 17. Peterson P, Hayes TE, Arkin CF, Bovill EG, Fairweather RB, Rock WA, Jr, et al. Предоперационному тесту времени кровотечения не хватает клинической пользы: позиционная статья Колледжа американских патологоанатомов и Американского общества клинических патологоанатомов. Арка Сур. 1998; 133:134–9. [PubMed] [Google Scholar] 18.Камаль А.Х., Теффери А., Прути Р.К., редакторы. Как интерпретировать и отслеживать аномальное протромбиновое время, активированное частичное тромбопластиновое время и время кровотечения у взрослых. Мэйо Клин Proc. 2007; 82: 864–873. [PubMed] [Google Scholar] 19. Поллер Л. Британская система контроля антикоагулянтов. Тромб Диас Геморрагия. 1975; 33: 157–62. [PubMed] [Google Scholar] 20. Боллигер Д., Герлингер К., Танака К.А. Патофизиология и лечение коагулопатий при массивных кровотечениях и гемодилюциях. Анестезиология. 2010; 113:1205–19.[PubMed] [Google Scholar] 21. Гантер МТ, Хофер КК. Мониторинг коагуляции: современные методы и клиническое использование вязкоупругих устройств для коагуляции в месте оказания медицинской помощи. Анест Анальг. 2008; 106:1366–75. [PubMed] [Google Scholar] 22. Ри А.Дж., Кан Р.А. Лабораторный мониторинг в операционной. Курр Опин Анаэстезиол. 2010; 23:741–8. [PubMed] [Google Scholar] 23. Despotis GJ, Joist JH, Goodnough LT. Мониторинг гемостаза у кардиохирургических больных: влияние тестирования по месту оказания медицинской помощи на результаты кровопотери и переливания крови.Клин Хим. 1997; 43:1684–96. [PubMed] [Google Scholar] 24. Мур П., Вулли Т., Мидвинтер М. Тесты на коагуляцию в будущих исследованиях: что использовать? Бр Джей Анаст. 2009;102:716. [PubMed] [Google Scholar] 25. Трокслер М., Дикинсон К., Гомер-Ванниасинкам С. Функция тромбоцитов и антитромбоцитарная терапия. Бр Дж Сур. 2007; 94: 674–82. [PubMed] [Google Scholar] 26. Шривастава А., Келлехер А. Коагулограмма в месте оказания медицинской помощи. Contin Educ Anaesth Crit Care Pain. 2013;13:12–6. [Google Академия] 27. Хейворд С.П., Харрисон П., Каттанео М., Ортел Т.Л., Рао А.К.Подкомитет по физиологии тромбоцитов Комитета по науке и стандартизации Международного общества тромбоза и гемостаза. Анализатор функции тромбоцитов (PFA)-100 время закрытия в оценке нарушений тромбоцитов и функции тромбоцитов. Джей Тромб Хемост. 2006; 4: 312–9. [PubMed] [Google Scholar] 28. Эдвардс А., Якубовски Дж. А., Рехнер А. Р., Сугидачи А., Харрисон П. Оценка тестового картриджа INNOVANCE PFA P2Y: чувствительность к блокаде P2Y (12) и влияние антикоагулянта. Тромбоциты.2012; 23:106–15. [PubMed] [Google Scholar] 29. Гёрлингер К., Джамбор С., Ханке А.А., Диркманн Д., Адамзик М., Хартманн М. и др. Периоперационное управление коагуляцией и контроль трансфузии тромбоцитов путем анализа функции тромбоцитов по месту оказания медицинской помощи. Трансфус Мед Гематер. 2007; 34: 396–411. [Google Scholar]

D-димер и протромбиновое время являются важными показателями тяжелого течения COVID-19 и неблагоприятного прогноза

Цель . Исследовать значение показателей коагуляции D-димера (DD), протромбинового времени (PT), активированного частичного тромбопластинового времени (APTT), тромбинового времени (TT) и фибриногена (Fg) в прогнозировании тяжести и прогноза COVID-19. Методы . Всего было включено 115 пациентов с подтвержденным COVID-19, которые были госпитализированы в больницу Тянью Уханьского университета науки и технологий в период с 18 января 2020 г. по 5 марта 2020 г. Были протестированы динамические изменения DD, PT, АЧТВ и Fg, а также изучена корреляция с КТ, клиническими классификациями и прогнозом. Результаты . Нарушение свертываемости возникло на ранней стадии инфекции COVID-19, при этом у 50 (43,5%) пациентов ДД была повышена, а у 74 (64.3%) пациентов с повышенным Fg. Уровни DD и Fg коррелировали с клинической классификацией. Среди 23 пациентов, которые умерли, у 18 было увеличение DD при первом лабораторном тесте, у 22 — увеличение DD при втором и третьем лабораторных тестах и ​​у 18 — удлинение PT при третьем тесте. Результаты ROC-анализа риска смертности показали, что AUC DD составляли 0,742, 0,818 и 0,851 при трехкратном тестировании соответственно; PT составил 0,643, 0,824 и 0,937. Кроме того, по мере прогрессирования заболевания изменение КТ-изображения было тесно связано с увеличением значения DD (1). Выводы . Коагуляционная дисфункция чаще возникает у тяжелых и критически больных пациентов. DD и PT могут быть использованы в качестве значимых показателей для прогнозирования смертности от COVID-19.

1. Введение

COVID-19, возникший в Ухане, провинция Хубэй, Китай, вызван коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2). Обычно он передается воздушно-капельным путем и при тесном контакте. Основным клиническим проявлением является поражение легких [1, 2].Большинство больных имеют благоприятный прогноз, но у некоторых быстро прогрессируют тяжелые и критические состояния с респираторным дистресс-синдромом, нарушением свертывания крови, полиорганной недостаточностью и др. [3, 4]. Поэтому раннее определение степени тяжести очень важно для клинической диагностики и лечения COVID-19. Обычно используемые клинические лабораторные показатели коагуляции, такие как D-димер (DD), протромбиновое время (PT), активированное частичное тромбопластиновое время (APTT), тромбиновое время (TT) и фибриноген (Fg), могут точно отражать состояние свертывания крови. тело.

Целью отчета является исследование роли динамических изменений DD, PT, APTT, TT и Fg в прогнозировании тяжести и прогноза у пациентов с COVID-19.

2. Материалы и методы
2.1. Источник данных о пациентах и ​​критериях диагностики

Собрана информация о 115 пациентах с подтвержденным диагнозом COVID-19, которые были госпитализированы в больницу Тянью при Уханьском университете науки и технологии в период с 18 января 2020 г. по 5 марта 2020 г. .Подтвержденные пациенты имели положительный результат теста на нуклеиновую кислоту SARS-CoV-2 с помощью флуоресцентной RT-PCR в реальном времени. Были проведены три оценки клинических заболеваний с использованием собранных лабораторных данных. Изучены случаи выписки из стационара, смерти и нахождения на лечении с длительностью госпитализации более 14 дней до 5 марта 2020 г. Были исключены случаи с неполными лабораторными данными или со сроком госпитализации менее 14 дней до 5 марта 2020 г. Это исследование было одобрено Наблюдательным советом по медицинской этике Уханьского университета науки и технологии (№202009).

2.2. Клинические классификации
2.2.1. Идентификация случая

В соответствии с Руководством по коронавирусной болезни 2019 г.: профилактика, контроль, диагностика и лечение, изданным Национальной комиссией здравоохранения Китайской Народной Республики, все случаи были разделены на четыре категории: легкие случаи, обычные случаи, тяжелые случаи, критические случаи. (1) Легкие случаи имели легкие клинические симптомы и отсутствие признаков пневмонии при визуализации. (2) Обычные случаи имели такие симптомы, как лихорадка и симптомы респираторного тракта, а проявления пневмонии можно было увидеть на изображениях.(3) В тяжелых случаях наблюдалось любое из следующего: респираторный дистресс, число вдохов/мин; насыщение кислородом менее 93% в состоянии покоя; или артериальное парциальное давление (). Пациенты с >50% прогрессированием поражения в течение 24-48 часов при легочной визуализации рассматривались как тяжелые случаи. (4) Критические случаи соответствовали любому из следующего: возникает дыхательная недостаточность и требуется искусственная вентиляция легких; возникает шок; или осложненная недостаточностью других органов, требующая наблюдения и лечения в отделении интенсивной терапии.

2.2.2. Исход заболевания

В зависимости от клинического прогрессирования исходы в конечных точках были разделены на четыре типа: выписка из больницы, улучшение, обострение и смерть.

2.3. Сбор данных

Лабораторные данные были собраны в трех временных точках: госпитализация, 3-5 дней госпитализации и комбинированная конечная точка. Были получены DD, PT, APTT и Fg, которые были помечены как DD1-3, PT1-3, APTT1-3, TT1-3 и Fg1-3 соответственно. Между тем, были определены идентификация случая, идентификация изображений и исход болезни.

2.4. Статистические методы

Статистический анализ проводился с использованием программного обеспечения SPSS 25.0. Описательная статистика включала средние значения и стандартные отклонения. Критерий Крускала-Уоллиса и критерий хи-квадрат независимой выборки использовались для анализа различий между группами. Кривая рабочих характеристик приемника (кривая ROC) использовалась для расчета площади под кривой (AUC) DD и PT с целью оценки чувствительности и специфичности этих факторов при прогнозировании смертности и выписки из больницы.Ранговый корреляционный анализ Спирмена использовался для измерения степени корреляции между иерархически упорядоченными переменными в этом исследовании. Значение <0,05 считалось статистически значимым.

2.5. Участие пациентов и общественности

Это было ретроспективное исследование серии случаев, и ни один пациент не участвовал в разработке дизайна исследования, постановке вопросов исследования или непосредственном определении результатов. Пациентов не просили дать совет по интерпретации или описанию результатов.

3. Результаты и обсуждение
3.1. Демографические характеристики

Среди 115 пациентов с COVID-19 средний возраст составлял (27–96) лет, мужчин — 66 (57,4%), женщин — 49 (42,6%), старше 60 лет — 78 ( 67,8%) случаев. На момент поступления легкие и обычные больные составляли 39 (33,9 %), тяжелые — 48 (41,7 %), критические — 28 (24,3 %) случаев (табл. 1). В этом исследовании больше пациентов были мужчинами, а больше пациентов старше 60 лет, что согласуется с предыдущим литературным отчетом [1].

Мягкий
98 (67,8%) 99 (42,6%) 99 (33,9%)

Демографические классические классики на приеме результат на композиционной конечной точке
Мягкие / обычные случаи Суровые дел Критические случаи Общее количество Улучшенная Обострение Death Итого

Возраст, лет
()
Распределение, ( %)
 <60 20 (17.4%) 11 (9,6%) 6 (5,2%) 37 (32,2%) 24 (20,9%) 8 (6,9%) 4 (0,7%)
%)
37 (32,2%) 37 (32,2%)
≥60
≥60 19 (16,5%) 37 (32,2%) 22 (19,1%) 78 (67,8%) 28 (24,3%) 24 (20,9%) 24 (20,9%) , 7 (6,1%) 7 (6,1%) 19 (16,5%) 78 (67,8%) 78 (67,8%)
Общая сумма 39 (33,9%) 48 (41.7%) 28 (24,3%) 115 115 (45,2%) 52 (45,2%) 52 (45,2%) 32 (27,8%) 8 (6,9%) 23 (0,2%) 115
гендер
Мужской, (%) 20 (17,4%) 29 (25,2%) 17 (14,8%) 66 (57,4%) 28 (24.3 %) 19 (16,5%) 7 (6,1%) 12 (10,4%) 66 (57.4%)
Женский, (%) 19 (16,5%) 19 (16,5%) 11 (9,6%) 49 (42,6%) 24 (20,9%) 13 (11,3%) 1 (0,8%) 1 (0,8%) 11 (9,6%) 11 (9,6%) 49 (42,6%)
Общая сумма 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,3% ) 115 52 (45,2%) 52 (45,2%) 32 (27,8%) 8 (6,9%) 23 (0,2%) 115

3.2. Взаимосвязь между уровнями DD1, PT1, АЧТВ1, Fg1 и клинической классификацией

Существуют значительные различия в DD1 между различными клиническими классификациями (). Тяжесть заболевания нарастала по мере увеличения DD1. У 81 (70,4%) больного Fg1 был повышен (табл. 2).

95 (56,5%) 97 (32,2%)

Параметры Параметры Первый раз клинические классификации (%) Всего
Серьезные дел Суровые дел Критические случаи


DD1 ()
 <0.55 28 (24,3%) 28 (24,3%) 26 (22,6%) 11 (9,6%) 65 (56,5%)
0.55-1.10 4 (3,4%) 8 (6,9%) 3 (2,6%) 3 (2,6%) 15 (13,0%)
> 1.10 7 (6,0%) 14 (12,2%) 14 (12,2%) 35 (30,5%)
Итого 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,3%) 115
,
,
PT1 ()
 <9.2 0 (0%) 0 (0%) 0 (0%) 0 (0%)
9.20-15.0 37 (32,1%) 47 (40,9%) 23 (20,0%) 23 (20,0%) 107 (93,0%)
> 15 > 15 2 (1,7%) 1 (0,8%) 5 (4,3%) 8 (7,0%)
Итого 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,3%) 115
,
,
APTT1 ()
 <21.00 1 (0,8%) 1 (0,8%) 0 (0%) 1 (0,8%) 2 (1,7%)
21.0037.00 27 (23,5%) 26 (22,6%) 13 (11,3%) 13 (11,3%) 66 (57,4%)
> 37.00 > 37.00 11 (9,6%) 22 (19,1%) 14 (12,2%) 47 (40,9%)
Итого 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,3%) 115
,
,
Fg1 ()
 <2.00 1 (0,8%) 1 (0,8%) 0 (0%) 6 (5,2%) 7 (6,1%)
2.00-400 16 (13,9%) 13 (11,3%) 5 (4,3%) 5 (4,3%) 34 (29,6%)
> 4.00
22 (19,1%) 35 (30,4%) 17 (14,8%) 74 (64,3%)
Итого 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,3%) 115
,
,
TT1 ()
 <10 0 (0%) 1 (0.8%) 0 (0%) 1 (0,8%) 1 (0,8%)
10-20 10-20 37 (32,2%) 47 (40,9%) 26 (22,7%) 110 (95,8 %)
> 20
> 20 2 (1,7%) 0 (0%) 2 (1,7%) 4 (3,4%)
Всего 39 (33,9%) 48 (41,7%) 28 (24,4%) 115
,
,

Нормальный референтные значения: DD ( значение было рассчитано с помощью двустороннего теста.
3.3. Взаимосвязь между динамическими изменениями DD, PT, APTT, TT, Fg и прогнозом COVID-19

Значительная разница () и положительная корреляция были обнаружены между DD, PT и исходами в комбинированных конечных точках. Корреляция при третьем обнаружении была сильнее, чем при первом и втором обнаружении.

Среди 23 умерших пациентов у 18 (78,3%) случаев был повышен DD1, у 12 из 18 DD1 был выше в два раза (>1,10 мг/л), у 22 случаев повышен DD2 и DD3, у 21 из 22 был DD2 и DD3 два раз выше (>1.10 мг/л). В восьми случаях у пациентов с обострением имело место повышение DD2 и DD3 все выше (1,10 мг/л) (табл. 3).

+ 38 20 26 9.  <2 5 0 1 1 1 90 362 Итого 9 0361 6 3 3 9

Параметры Результат в композитной конечной точке () Итого
Больница разряда Улучшение Обострение Смерть

DD1 ( )
 <0.55 18 4 5 65
0.55-1.11 3 6 0 6 15
> 1.11 11 8 4 12 35
Итого 52 32 8 23 115
,
,
DD2 ()
9.55 5 0 1 26
0.55-1.11 12 11 0 1 24
> 1.11 20 16 8 21 65
Итого 52 32 8 23 115
,
,
DD3 ()
9.55 11 0 2 39
0.55-1.10 11 9 0 0 20
> 1.10 15 12 8 21 56
Итого 52 32 8 23 115
,
,
PT1 ()
2 0 0 0 0 0
9.20-15.0 52 31 6 18 107
> 15 0 1 2 5 8
Итого 52 32 8 23 115
,
,
PT2 ()
1  < 2 0 0 0 0 0
9.20-15.0 50 28 5 13 96
> 15 2 4 3 10 19
Итого 52 32 8 23 115
,
,
PT3 ()
0 0 0 0 0 0
9.20-15.0 50 30 5 90 9
> 15 2 2 3 18 25
Итого 52 32 8 23 115
,
,
APTT1 ()
1 .00 0 0 2 2
21.00-37.00 27 21 7 11 66
> 37.00 25 11 1 10 47
Итого 52 32 8 23 115
,
,
APTT2 ()
1 <00 1 0 0 2
21.00-37.00 48 29 8 19 104
> 37.00 3 2 0 4 9
Итого 52 32 8 23 115
,
,
APTT3 ()
1 .00 0 0 1 2
21.00-37.00 48 32 7 10 97
> 37.00 3 0 1 12 16
Итого 52 32 8 23 115
,
,
ТТ1
< 10 0 0 1 0
10-20 51 32 7 20 20 110
> 20
> 20 1 0 0 3 4
52 32 8 23 115
,
,
АС2
< 10 0 0 0 0 0
10-20 52 31 8 20 111
> 20 0 1 0 3 4
Итого 52 32 8 23 115
,
 ,
TT3
<10 0 0 0 0 0
10-20 51 32 8 20 111 9
> 20 1 0 0 3 4
Итого 52 32 8 23 115
,
,
FG1 ()
<200 1 1 2 0 4 7
200-400
19 8 1 34
> 4.00 32 22 7 13 74
Итого 52 32 8 23 115
,
,
Fg2 ()
1  <00 1 1 8 13
2.00-4.00 35 20 3 9 67
> 4.00 14 11 4 6 35
Итого 52 32 8 23 115
,
,
Fg3 ()
1  <00 1 2 3
2.00-4.00 42 19 3 15 79
> 4.00 7 12 3 5 27
Итого 52 32 8 23 115
,
,

Нормальные исходные значения: DD (значение рассчитано с помощью двустороннего теста.
3.4. Анализ DD и PT в прогнозировании выписки из больницы и смертности от COVID-19

Мы использовали анализ кривой ROC для оценки диагностической ценности выписки из больницы и смертности у 115 пациентов. AUC DD1, DD2 и DD3 для прогнозирования выписки из больницы и смертности составляли 0,742, 0,818 и 0,851 соответственно (рис. 1(а)). AUC PT1, PT2 и PT3 для прогнозирования выписки из больницы и смертности составляли 0,643, 0,824 и 0,937 соответственно (рис. 1(b)).

3.5. Динамические изменения КТ грудной клетки, ДД и КТА у пациентов с COVID-19

На ранней стадии заболевания корреляция между изменениями КТ грудной клетки и значением ДД не была очевидной; однако по мере прогрессирования заболевания изменение КТ было тесно связано с увеличением значения DD, и имелась достоверная статистическая разница (табл. 4).

ДД
<0.55 0.55-1.10> 1.10 Итого

СТ1
Нормальный 3 0 2 5
16 1 4 21
Прогрессивное 29 10 16 55
Тяжелый 17 4 13 34
Итого 65 15 35 115
,
,
СТ2
Нормальный 1 0 0 1
 Мягкая 6 903 67 7 4 17
Прогрессивное 16 14 23 53
Тяжелый 1 2 23 26
Итого 24 23 50 97
,
,
СТ3
Нормальный 0 0 0 0
Мягкий 19 10 4 33
Прогрессивное 10 4 13 27
Тяжелый 1 2 5 8
 Всего 30 1 6 22 68
,
,

Клинические наблюдения показали, что аномальное фактор свертывания крови соответствовало результатам КТ.В данной работе в качестве примера был взят типичный пациент. Динамические изменения КТ органов грудной клетки и ДД были последовательными (рис. 2(а)). Увеличение ДД было связано с легочной эмболией, что было подтверждено КТА (рис. 2(б)).

4. Выводы

COVID-19 — острое инфекционное заболевание, вызываемое коронавирусом нового типа (SARS-CoV-2). Начало COVID-19 в некоторых случаях проявляется лихорадкой легкой или тяжелой степени [4–6]. У некоторых пациентов может постепенно развиться одышка. Однако в тяжелых случаях заболевание быстро прогрессирует, у больных развивается тяжелый септический шок и они умирают [7–10].Тяжесть и прогноз COVID-19 осложняются разнообразием симптомов, рентгенологических проявлений и прогрессирования заболевания. Особо следует отметить, что у некоторых тяжелых, критических и умерших пациентов отмечаются значительные нарушения свертывания крови [1, 4]. Патологические изменения болезни были добавлены в седьмое издание Плана лечения COVID-19, выпущенного Национальной комиссией здравоохранения Китая, в котором и аутопсия, и гистопатологические исследования демонстрируют тромбы или микротромбоз в легких, сердце, почках и/или или печень.

При попадании SARS-CoV-2 в организм через рецептор ангиотензинпревращающего фермента 2 (ACE2), адсорбированный на поверхности эпителиальных клеток слизистой оболочки [7, 8], его патоген-ассоциированный молекулярный паттерн (PAMP) может быть быстро распознан иммунная система, и иммунный ответ активируется для уничтожения вируса. Однако сверхактивированный иммунный ответ может вызвать цитокиновый шторм. В результате цитокиновый шторм вызывает повреждение эндотелия сосудов, активирует систему свертывания крови, ингибирует фибринолитическую и антикоагулянтную системы.Чрезмерные тромбозы в микрососудистой системе приводят к диссеминированному внутрисосудистому свертыванию крови (ДВС-синдром) и, в конечном счете, к нарушению микроциркуляции и синдрому тяжелой полиорганной дисфункции [11]. Следовательно, раннее выявление и коррекция коагуляционной дисфункции может эффективно снизить смертность.

Обычно используемые лабораторные индикаторы коагуляции включают DD, PT, АЧТВ и Fg. ДД является продуктом фибринолитической солюбилизации фибрина, а повышенный уровень ДД свидетельствует о наличии в организме состояния гиперкоагуляции и вторичного фибринолиза, что проявляется в повышении фибринолитической активности систем организма [12–15].ПВ и АЧТВ являются экзогенными и эндогенными факторами свертывающей системы, которые могут быть использованы для ранней диагностики ДВС-синдрома. Fg представляет собой белок с коагуляционной функцией, синтезируемый печенью, который является важным веществом в процессах коагуляции и тромбоза. Высокий уровень Fg является важным показателем при различных тромботических заболеваниях. DD, PT, АЧТВ и Fg могут использоваться в качестве чувствительных индикаторов, отражающих различные степени коагуляционной дисфункции. Поэтому в этой статье исследование было сосредоточено на том, связаны ли эти показатели с тяжестью течения COVID-19.

Результаты этого исследования показали, что DD и Fg можно использовать в качестве новых показателей для клинической классификации COVID-19. При первом тесте на ДД у 50 из 115 пациентов были обнаружены аномальные уровни ДД (>0,55 мг/л), что составляет 43,5% (50/115). Из 28 пациентов в критическом состоянии у 17 было значение >0,55 мг/л, что составляет 60,7%. (17/25), а в 14 случаях – в два раза выше нормы. 70,4% (81/115) пациентов с COVID-19 имели аномальную концентрацию Fg. Кроме того, отмечено, что уровень Fg был значительно повышен у тяжелых и критически больных пациентов, с 70.3% тяжелых и критических пациентов (52/74) >4,00 г/л. Результаты исследования показывают, что уровни DD и Fg значительно повышались у тяжелых и критически больных пациентов, а состояние некоторых пациентов ухудшалось во время лечения, что позволяет предположить, что пациенты с COVID-19, особенно тяжелые пациенты, имеют высокий риск тромбоза, что соответствует с предыдущими отчетами [1, 4].

Кроме того, результаты этого исследования также показывают значительную корреляцию между факторами свертывания крови и исходом заболевания, предполагая, что DD, PT и АЧТВ могут служить диагностическими индикаторами прогрессирования заболевания.Среди 23 умерших пациентов 18 имели аномальный ДД в первом тесте, что составляет 78,3% (18/23), среди которых у 12 уровень ДД был в два раза выше нормального референтного значения. Во втором и третьем испытаниях было 8 обострений. Кроме того, среди 23 умерших пациентов в 21 случае уровень ДД был в два раза выше нормального референтного значения. В первом тесте PT было две аномалии (15 с) у 8 пациентов с ухудшением состояния, тогда как 5 аномалий (15 с) у 23 умерших пациентов. В то время как во втором и третьем тестах ПТ было 10 и 18 отклонений (> 15 сек) соответственно у 23 умерших пациентов.Постепенно увеличивающиеся уровни DD и PT предполагают значительную корреляцию с прогрессированием заболевания.

При использовании выписанных и умерших пациентов в качестве основы положительного деления анализ кривой ROC показал, что площади под кривой (AUC) составляли 0,742, 0,818 и 0,851 соответственно. При третьем тесте ПВ и АЧТВ значения AUC составили 0,937 и 0,856 соответственно, что указывает на то, что ПВ и АЧТВ имеют большое значение для прогноза заболевания.

На основании результатов исследования уровни D-димера, ПВ и АЧТВ были значительно выше, тогда как Fg у умерших пациентов был значительно ниже, чем у выживших, что свидетельствует о вероятном динамическом процессе свертывания у пациентов с COVID-19 состояние гиперкоагуляции с последующей активацией фибринолиза.В этом исследовании ПВ и АЧТВ удлинялись у 23 умерших пациентов, причем удлинение было более значительным во втором и третьем тестах, что указывало на переход пациентов из состояния высокой коагуляции в состояние фибринолиза из-за избыточного потребления факторов свертывания крови. Кроме того, результаты исследования показали, что DD, один из продуктов фибринолитической деградации, постепенно увеличивался на протяжении всего заболевания, что указывает на то, что пациенты, возможно, находились в гиперфибринолитическом состоянии, что согласуется с Chen et al.доклад [16].

Компьютерная томография считается ценным инструментом диагностики и прогнозирования COVID-19. Результаты исследования показали, что ДД коррелирует с КТ в прогнозировании прогрессирования заболевания. В частности, повышенный уровень ДД указывает на состояние гиперкоагуляции и возможную тромбоэмболию легочной артерии, что может быть дополнительно подтверждено КТ-ангиографией (КТА).

Одно ограничение этого исследования заключается в том, что оно было проведено в одном медицинском центре без дизайна контрольной группы из-за экстренной ситуации вспышки COVID-19.В будущем исследователи должны объединиться с несколькими медицинскими центрами в этом районе и собрать контрольную группу, чтобы повысить надежность исследования.

В заключение, результаты этого исследования показали, что гиперкоагуляция, вероятно, присутствовала у пациентов с COVID-19 на ранней стадии. А гиперкоагуляция тесно связана с прогрессированием заболевания и клиническим исходом. Поэтому такие показатели коагуляции, как ДД и ПВ, следует контролировать как можно раньше с целью выявления тромботических осложнений.Крайне важно проводить профилактическое лечение, чтобы снизить риск тромбоэмболии и ДВС-синдрома, вторичного по отношению к нарушению свертываемости крови, тем самым снижая заболеваемость и смертность пациентов, инфицированных COVID-19.

Доступность данных

Данные, использованные для поддержки результатов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Конфликт интересов

Все авторы сообщили об отсутствии конфликта интересов. Все авторы представили форму ICMJE для раскрытия потенциальных конфликтов интересов.

Вклад авторов

Hui Long, Lan Nie и Xiaochen Xiang внесли равный вклад в это исследование.

Как читать отчет о медицинском обследовании: тесты на коагуляцию или тесты на свертываемость крови

Все, что вам нужно знать о чтении отчета об анализе крови на свертываемость.

Написано доктором Анитой Анчан | Опубликовано : 6 апреля 2016 г., 18:52 IST

При повреждении кровеносного сосуда ваше тело естественным образом останавливает кровотечение и потерю крови.Гемостаз или остановка кровотечения происходит в три этапа: сужение кровеносных сосудов, образование тромбоцитарной пробки и свертывание крови (коагуляция). Кровеносный сосуд сужается, что позволяет терять меньше крови. Тромбоциты агрегируют, образуя пробку в поврежденном месте, чтобы временно закрыть разрыв в сосуде. Высвобождаются факторы свертывания, которые активируют сложную серию событий для образования сгустка. Сгусток укрепляет тромбоцитарную пробку. Определенные факторы активируются после образования сгустка. Они замедляют процесс свертывания крови и в конечном итоге начинают растворять тромб, когда они больше не нужны.

Недостаточное количество, отсутствие или аномальное функционирование тромбоцитов или факторов свертывания препятствуют образованию стабильного сгустка. Проблемы с коагуляцией могут привести к кровотечению (кровоизлиянию) или обструктивному свертыванию крови (тромбоз). Дисбаланс между образованием и растворением сгустка также может вызывать нарушение свертываемости крови. Низкие или нарушенные факторы свертывания крови вызывают нарушение свертываемости крови при гемофилии.

Тест на коагуляцию что это такое?

Время свертывания – это время от начала кровотечения до образования сгустка.Обычно время варьируется от 2 до 6 минут. Время свертывания увеличивается при нарушениях свертывания крови, таких как гемофилия, и таких состояниях, как дефицит витамина К, антикоагулянтная терапия, диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови и т. д. Гемофилия А возникает из-за дефицита фактора VIII; гемофилия В обусловлена ​​дефицитом фактора IX, а гемофилия С обусловлена ​​дефицитом фактора XI. При тромбофилии наблюдается повышенная склонность к образованию тромбов, в основном из-за аномалии фактора свертывания крови, что приводит к усилению их функции.

Тест на коагуляцию или тест на свертываемость крови измеряет время, необходимое для свертывания крови, чтобы оценить, нормально ли она свертывается. Во время теста в образец крови добавляются различные химические вещества для выявления дефицита или отсутствия определенного фактора или факторов свертывания крови.

Когда рекомендуются анализы?

Коагуляционные тесты рекомендуются при подозрении на нарушения свертывания крови и необходимости их выявления. Тесты также используются для выявления сниженных или отсутствующих факторов свертывания крови и для наблюдения за людьми, принимающими варфарин или другие антикоагулянтные препараты.Тест может быть рекомендован перед хирургическими процедурами и при некоторых заболеваниях печени.

Чтение отчетов о коагулограмме

Некоторые из общих анализов крови, которые проводятся для оценки кровотечения и свертываемости, включают количество тромбоцитов, время кровотечения, протромбиновое время (ПВ) и активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ). Различные тесты проводятся для измерения количества специфического фактора свертывания крови в крови. Эти тесты включают тромбиновое время, анализ фактора V, уровень фибриногена, тестирование D-димера и т. д.Ваш врач может назначить один или несколько из этих тестов.

1. Подсчет тромбоцитов

Большинство врачей назначают общий анализ крови (CBC) как часть вашего планового обследования. Хотя общий анализ крови не является окончательным тестом, он может дать информацию о клетках крови. Тромбоциты играют значительную роль в гемостазе, образуя временное уплотнение. Параметр подсчета тромбоцитов измеряет количество тромбоцитов (клеток крови, которые помогают крови свертываться).

Число тромбоцитов: Взрослые: 140 000–400 000 клеток/мм3

Дети: 150 000-450 000 клеток/м3

Заключение: Повышение при кровотечениях, дефиците железа, раке или заболеваниях костного мозга и снижение при идиопатической тромбоцитопенической пурпуре (ИТП), глютеновой болезни, лейкемии, химиотерапии и т. д.

2. Время кровотечения

Время, необходимое для образования тромбоцитарной пробки с момента начала кровотечения, называется временем кровотечения. Тест времени кровотечения показывает время, за которое мелкие кровеносные сосуды в коже закрываются, чтобы остановить кровотечение.

Время кровотечения: В норме: от 1 до 9 минут у взрослых:

1-13 минут у детей

9-15 минут указывает на дисфункцию тромбоцитов

> 15 минут критично

Заключение: Длительный дефект кровеносных сосудов, дефект агрегации тромбоцитов, диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови (ДВС-синдром) и тромбоцитопения (низкое количество тромбоцитов).Такие препараты, как нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и салицилаты, также могут увеличивать время кровотечения.

3. Протромбиновое время и МНО

Тест протромбинового времени измеряет факторы свертывания крови I, II, V, VII и X. Он используется для выявления нарушений свертывания крови, для мониторинга антикоагулянтной терапии варфарином и для определения поражения печени и статус витамина К. Увеличение PT указывает на повышенный риск кровотечения. Снижение PT указывает на повышенный риск образования тромба.Международное нормализованное отношение (МНО) — это расчет, который стандартизирует протромбиновое время. Он используется для измерения эффекта терапии варфарином.

Значение PT : 11-134 секунды

Значение INR: Нормальный диапазон: 0,8 1,2

Во время терапии варфарином: 2,0 3,0

Вывод: Продолжительный при дефиците витамина К, заболеваниях печени, терапии варфарином, синдроме диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром) и т. д. и сниженный при дополнительном приеме витамина К.Целевое МНО 2,0–3,0 считается идеальным при терапии варфарином.

4. Активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ)

Частичное тромбопластиновое время (ЧТВ) — это тест на свертываемость крови, который помогает выявить дефицит факторов свертывания крови I, II, V, VIII, IX, X, XI и XII. . Тест не выявляет дефицит факторов VII или XIII. В тест активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ) добавляется активатор. Это дополнение ускоряет время свертывания крови. Тесты используются не только для выявления нарушений свертываемости крови и мониторинга эффектов антикоагулянтной терапии гепарином, но иногда также могут использоваться для скрининга чрезмерного риска кровотечения перед операцией.

Значения PTT: 60-70 секунд нормально

> 100 секунд критично

Значения аЧТВ: От 25 до 40 секунд нормально

> 70 секунд критично

Вывод: Длительное время может указывать на дефицит фактора свертывания крови, гемофилию, синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром), терапию гепарином, наличие ингибиторов факторов свертывания крови, заболевание печени, дефицит витамина К, антифосфолипидный синдром (АФС) и т. д.Критические значения означают спонтанное кровотечение.

5. Тромбиновое время

Тромбин (активированная форма фактора свертывания крови II) опосредует превращение фактора свертывания крови фибриногена в фибрин во время образования сгустка. Тромбиновое время (ТВ) представляет собой тест на свертываемость, который измеряет время, необходимое для этого опосредованного тромбином превращения. Он предоставляет информацию об уровне и функции фибриногена, а также помогает оценить эффективность терапии гепарином.

Значение TT: от 12 до 14 секунд

Заключение: Удлинение тромбинового времени может наблюдаться при сниженном или аномальном фибриногене, терапии гепарином, синдроме диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром), заболеваниях печени, недостаточности питания и т. д.

6. Анализ фактора V

Фактор свертывания крови V является одним из белков, участвующих в свертывании крови. Он помогает превращать протромбин (фактор II) в тромбин. Анализ фактора V измеряет уровень фактора V.

Нормальное значение: 50 200 % лабораторного эталонного значения

Заключение: Аномально низкий уровень может указывать на заболевание печени, диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови (ДВС-синдром) и первичный фибринолиз.

7. Тест на фибриноген

Уровень фибриногена (фактора свертывания I) в крови измеряется вместе с другими тестами на свертываемость крови для оценки образования и растворения сгустков.Тест может помочь диагностировать диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови (ДВС-синдром). Резкие низкие уровни часто связаны с чрезмерным использованием фибриногена. Постоянно низкие уровни могут быть связаны с отсутствием или снижением продукции фибриногена.

Нормальное значение: от 150 до 400 мг/дл

Вывод: Стойко низкие уровни могут наблюдаться при афибриногенемии, заболеваниях печени и тяжелой недостаточности питания. Резко низкие уровни могут наблюдаться при синдроме диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром), инфекциях, воспалительных состояниях, некоторых видах рака и иногда после переливаний большого объема крови.

8. Тест на D-димер

Растворение тромба – это естественный процесс, следующий за образованием тромба. Это помогает предотвратить образование тромбов. D-димер представляет собой оторванный фрагмент, присутствующий в крови после растворения кровяного сгустка. Тест на D-димер в основном используется для исключения тромбоэмболических состояний. Он используется для диагностики тромбоза глубоких вен (ТГВ) и диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдром). Это также помогает контролировать эффективность лечения ДВС-синдрома.

Отчет о тесте: Нормальный тест отрицательный.

Вывод: Положительный отчет о тесте может указывать на тромбоэмболические состояния, беременность, активное злокачественное новообразование и недавнюю операцию 1 . Снижение уровня D-димера означает, что лечение ДВС-синдрома работает.

Ссылки

1. Kabrhel C, Mark Courtney D, Camargo CA Jr, Plewa MC, Nordenholz KE, Moore CL, Richman PB, Smithline HA, Beam DM, Kline JA. Факторы, связанные с положительными результатами D-димера у пациентов, обследованных на легочную эмболию.Академия скорой медицинской помощи. 2010 июнь; 17 (6): 589-97. doi: 10.1111/j.1553-2712.2010.00765.x. PubMed PMID: 20624138; Центральный PMCID в PubMed: PMC3538031.

Источник изображения: Shutterstock


Total Wellness теперь на расстоянии одного клика.

Следите за нами на

Профиль коагуляции у пациентов с COVID-19, поступивших в отделение интенсивной терапии: предварительное исследование

Аннотация

Фон

Нарушения свертывания крови у пациентов с COVID-19 подробно не изучались.

Цель

Для проведения продольной оценки профиля свертывания крови у пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии с COVID-19.

Методы

Традиционные коагуляционные тесты, ротационная тромбоэластометрия (ROTEM), функция тромбоцитов, фибринолиз, антитромбин, протеин С и S измерялись в дни 0, 1, 3, 7 и 14. На основании медианного суммарного максимального балла по шкале SOFA пациенты были разделены на две группы. : SOFA ≤ 10 и SOFA > 10.

Результаты

Было изучено 30 пациентов.Некоторые общепринятые тесты на коагуляцию, такие как АЧТВ, ПВ и МНО, оставались неизменными в течение периода исследования, в то время как в других лабораторных тестах на коагуляцию были обнаружены изменения. Уровень фибриногена был повышен в обеих группах. Максимальная плотность сгустка ROTEM увеличилась в обеих группах с 0-го по 14-й день. Более того, максимальная плотность сгустка ROTEM-FIBTEM была высокой в ​​обеих группах с небольшим снижением с 0-го по 14-й день в группе SOFA ≤ 10 и небольшим увеличением во время исследования. тот же период в группе SOFA > 10. Фибринолиз был низким и снижался с течением времени во всех группах, при этом наиболее выраженное снижение максимального лизиса INTEM наблюдалось в группе SOFA > 10.Кроме того, уровни D-димера в плазме были выше нормального референтного диапазона в обеих группах, а уровни свободного протеина S в плазме были низкими в обеих группах в начале исследования и увеличивались со временем. чем у пациентов с SOFA <10, что может отражать меньшую активность фибринолиза в состоянии гиперкоагуляции.

Заключение

У

пациентов с COVID-19 выявлено выраженное состояние гиперкоагуляции, характеризующееся нарушением эндогенной антикоагулянтной системы и снижением фибринолиза.Величина нарушений коагуляции, по-видимому, коррелирует с тяжестью органной дисфункции. Состояние гиперкоагуляции у пациентов с COVID-19 выявлялось не только с помощью ROTEM, но и гораздо более сложно, где наблюдались изменения со стороны фибринолитической и эндогенной антикоагулянтной системы.

Образец цитирования: Corrêa TD, Cordioli RL, Campos Guerra JC, Caldin da Silva B, dos Reis Rodrigues R, de Souza GM, et al. (2020) Профиль коагуляции у пациентов с COVID-19, поступивших в отделение интенсивной терапии: предварительное исследование.ПЛОС ОДИН 15(12): e0243604. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0243604

Редактор: Пабло Гарсия де Фрутос, Institut d’Investigacions Biomediques de Barcelona, ​​ИСПАНИЯ

Получено: 15 августа 2020 г.; Принято: 20 ноября 2020 г .; Опубликовано: 15 декабря 2020 г.

Copyright: © 2020 Corrêa et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные доступны от Dryad (doi:10.5061/dryad.pg4f4qrn3).

Финансирование: Автор(ы) не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Список сокращений: АРДС, острый респираторный дистресс-синдром; АЧТВ, активированное частичное тромбопластиновое время; ЦФТ, время образования сгустка; ССТ, обычные тесты на коагуляцию; ХОБЛ, хроническое обструктивное заболевание легких; COVID-19, коронавирус заболевание 2019; КТ, время свертывания крови; ТГВ, глубокие венозные тромбы; ХФХ, нефракционированный гепарин; отделение интенсивной терапии, отделение интенсивной терапии; индийских рупий, международное нормализованное отношение; НМГ, низкомолекулярный гепарин; ЛОС, продолжительность пребывания; МКФ, максимальная плотность сгустка; ПАИ-1, ингибитор активатора плазминогена-1; ПКК, концентрат протромбинового комплекса; ПТ, протромбиновое время; РРТ, заместительная почечная терапия; РОТЭМ, ротационная тромбоэластометрия; ОТ-ПЦР, полимеразная цепная реакция с обратной транскриптазой; САП III, упрощенная острая физиологическая оценка III; SARS-CoV-2, тяжелый острый респираторный синдром коронавирус 2; ДИВАН, шкала оценки последовательной органной недостаточности; ТТ, тромбиновое время; УФХ, нефракционированный гепарин

Введение

Во всем мире коронавирусная болезнь 2019 г. (COVID-19) была диагностирована более чем у тринадцати миллионов человек [1] ​​с тех пор, как коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2) был впервые выявлен в Китае в декабре 2019 г. [2] .Почти треть госпитализированных пациентов с COVID-19 госпитализируют в ОИТ [2–4].

У пациентов с COVID-19 описаны нарушения свертывания, в основном тромботические осложнения [5–11]. Частота артериальных и венозных тромботических осложнений у пациентов с COVID-19, госпитализированных в ОИТ, может достигать 31% [12]. Действительно, было показано, что значения D-димера и продуктов деградации фибриногена (FDP) были выше у пациентов с наиболее тяжелой инфекцией SARS-CoV-2, чем у пациентов с более легкими формами заболевания [6].Более того, Чен и соавт. продемонстрировали, что у умерших пациентов с COVID-19 концентрация D-димера примерно в семь раз выше, чем у выздоровевших пациентов [13]. Кроме того, было показано, что низкий уровень тромбоцитов связан с повышенным риском более тяжелых форм заболевания и повышенной госпитальной смертностью у пациентов с COVID-19 [10]. Хотя D-димер, FDP и количество тромбоцитов использовались в качестве клинических показателей тяжести инфекции SARS-CoV-2 [14], нарушения свертывания крови у пациентов с COVID-19 подробно не изучались.

Традиционные коагуляционные тесты (CCT), такие как протромбиновое время (PT), международное нормализованное отношение (INR), тромбиновое время (TT) и активированное частичное тромбопластиновое время (aPTT), не могут отразить сложность нарушения гемостаза, наблюдаемого в отделении интенсивной терапии ( ОИТ) пациентов [15]. Ротационная тромбоэластометрия (ROTEM) представляет собой тест на месте, который оценивает вязкоупругие свойства цельной крови, обеспечивая оценку кинетики образования сгустка в режиме реального времени, то есть образование, стабилизацию и растворение сгустка, у постели больного [16].Насколько нам известно, всесторонний и лонгитюдный анализ профиля коагуляции, включая CCT, ROTEM, функцию тромбоцитов, фибринолиз и эндогенные ингибиторы свертывания крови (антитромбин, протеин C и S) не был описан у пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии. слишком далеко.

Мы предположили, что пациенты ОИТ с диагнозом COVID-19 имеют протромботический профиль, который можно объяснить нарушением эндогенной антикоагулянтной системы. Кроме того, степень нарушения свертывания крови отражает тяжесть заболевания.Поэтому нашей целью было провести всестороннюю продольную оценку коагуляции, фибринолиза и эндогенной антикоагулянтной системы у пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии с тяжелой формой COVID-19.

Материалы и методы

План исследования и обстановка

Мы провели одноцентровое проспективное продольное исследование в отделении интенсивной терапии частной больницы третичного уровня в Сан-Паулу, Бразилия. Исследование было одобрено Местным комитетом по этике в больнице Israelita Albert Einstein и Национальным комитетом по этике и пески (CONEP) с отказом от информированного согласия (CAAE: 30175220.3.0000.0071). Об этом исследовании сообщается в соответствии с заявлением об усилении отчетности об наблюдательных исследованиях в эпидемиологии (STROBE) [17].

участников исследования

В это исследование были включены 30 пациентов в возрасте ≥18 лет, поступивших в отделение интенсивной терапии с подтвержденным диагнозом COVID-19. Лабораторное подтверждение инфекции SARS-CoV-2 основывалось на положительном анализе полимеразной цепной реакции с обратной транскриптазой (ОТ-ПЦР) [18].

Критерии исключения включали беременность, ранее известную коагулопатию, использование в настоящее время системных антикоагулянтов или антитромбоцитарной терапии или антагонистов витамина К, умирающих пациентов и пациентов с остановкой сердца.

Участники были набраны в период с 29 марта 2020 г. по 13 мая 2020 г., и они могли представлять большинство тяжелых пациентов, инфицированных COVID-19, поскольку было мало критериев исключения, и участники были набраны с отказом от информированного согласия, поскольку это было обсервационное исследование. исследование без какого-либо вмешательства, и последовательные пациенты, поступившие в отделение интенсивной терапии, были набраны в соответствии с критериями включения и исключения, пока мы не завершили 30 пациентов, включенных в исследование.

Лабораторный анализ

Лабораторные тесты проводились во время включения в исследование (исходный уровень), а также на 1, 3, 7 и 14 дни после включения, если только пациент не умер или не был выписан из больницы.

Обычные тесты на коагуляцию.

Обычные коагуляционные тесты включали: количество тромбоцитов (XE 2100, Sysmex, Сан-Паулу, Бразилия), концентрацию фибриногена в плазме [метод Клауса (Hemosil QFA тромбин (бычий), IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США], АЧТВ (Hemosil Synthasil , IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США), PT и INR (Hemosil PT-Fibrinogen HS Plus, IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США) и ионный кальций (ABL 800 FLEX, Radiometer Medical ApS, Brønshøj, Дания).

Ротационная тромбоэластометрия.

Анализ ротационной тромбоэластометрии выполняли с помощью тестов EXTEM (оценка внешнего пути свертывания крови), INTEM (оценка внутреннего пути свертывания крови) и FIBTEM (оценка внешнего пути свертывания крови с дополнительным ингибированием тромбоцитов с использованием цитохалазина D) в соответствии с инструкциями производителя [16]. Во время анализа ROTEM регистрировали следующие параметры: время свертывания [CT; секунд (сек)], что соответствует началу теста до плотности сгустка 2 мм; время образования сгустка (CFT; сек), которое представляет собой время между обнаружением плотности сгустка 2 и 20 мм и максимальной плотностью сгустка (MCF; мм), которое представляет наибольшую амплитуду тромбоэластометрического следа и отражает «прочность» сгустка [19, 20].Испытания ROTEM проводились лаборантами. Образцы крови объемом примерно 3 мл собирали путем венепункции в пробирку с цитратом (3,2%; Sarsted1, Ведель, Германия). Образцы крови были немедленно обработаны для анализа ROTEM. Анализы проводили путем пипетирования 340 мкл цитратной цельной крови и 20 мкл 0,2 М хлорида кальция со специфическими активаторами в чашку. В течение всего периода исследования не было изменений ни в методологии выполнения тестов, ни в контрольных тестах (Rotrol N и Rotrol P) [15, 20].

Нормальный профиль коагуляции на ROTEM был определен в соответствии с эталонными значениями для КТ, КТ и MCF (INTEM CT: 100–240 с, INTEM CFT: 30–110 с, INTEM MCF: 50–72 мм; EXTEM CT: 38–79 с, EXTEM CFT: 34–159 с, EXTEM MCF: 50–72 мм, FIBTEM MCF: 9–25 мм) [15, 19, 20]. Гипокоагуляцию в ROTEM определяли как удлинение CT (INTEM CT >240 с или EXTEM CT >79 с) и/или CFT (INTEM CFT >110 с или EXTEM CFT >159 с) и/или снижение MCF (MCF INTEM или EXTEM MCF <50 мм или FIBTEM MCF <9 мм) [15, 19].Гиперкоагуляция в ROTEM определялась как уменьшение времени свертывания (INTEM CT <100 с или EXTEM CT <38 с) или времени образования сгустка (INTEM CFT <30 с или EXTEM CFT <34 с) и/или увеличение MCF ( MCF INTEM или EXTEM MCF >72 мм или FIBTEM MCF >25 мм) [15, 19].

Функциональный тест тромбоцитов.

Функциональный тест тромбоцитов оценивали в образцах цельной крови с помощью импедансной агрегометрии (The ROTEM®-Platelet; TEM Innovations GmbH, Мюнхен, Германия) [21]. Тромбоциты активировали арахидоновой кислотой (тест ARATEM) и аденозиндифосфатом (ADPTEM) [21].

Фибринолиз и эндогенная антикоагулянтная система.

D-димер (контроли Hemosil D-dimer HS 500 и hemosil D-dimer HS 500, L Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США), сывороточный плазминоген (ингибитор плазмина, IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США), альфа -2-антиплазмин (Plasmin Inhibitor, IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США), антитромбин (IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США), протеин C (IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США) и свободный протеин S (IL Instrumentation Laboratory Company, Бедфорд, Массачусетс, США).

Сбор данных

Все данные исследования были получены из системы мониторинга Epimed Monitor (Epimed Solutions, Рио-де-Жанейро, Бразилия), которая представляет собой электронную структурированную форму отчета о случаях, в которую данные пациентов вводятся заранее обученными менеджерами отделения интенсивной терапии [22].

Собранные клинические переменные включали демографические данные, сопутствующие заболевания, шкалу упрощенной острой физиологии (оценка SAPS 3) при поступлении в ОИТ [23], оценку последовательной оценки органной недостаточности (оценка SOFA) [24] при поступлении в ОИТ, а также в дни 1, 3, 7 и 14 после включения, если пациент не умер или не был выписан из отделения интенсивной терапии, общий максимальный балл по шкале SOFA (с момента включения в исследование (исходный уровень) до 14 после включения, если пациент не умер или не был выписан из отделения интенсивной терапии) [25], индекс массы тела, лечебные мероприятия (т.д, гидроксихлорохин, макролиды, кортикостероиды, антагонист рецептора интерлейкина-6, реконвалесцентная плазма и лопинавир-ритонавир), поддерживающая терапия [использование вазопрессоров, искусственная вентиляция легких, неинвазивная искусственная вентиляция легких и заместительная почечная терапия (ЗПТ)] во время пребывания в отделении интенсивной терапии, пребывание (LOS) до поступления в отделение интенсивной терапии, отделение интенсивной терапии и пребывание в больнице, а также смертность в отделении интенсивной терапии.

Было собрано переливание компонентов крови [концентрат тромбоцитов, свежезамороженная плазма (СЗП) и криопреципитат] и гемостатических средств [концентрат фибриногена, концентрат протромбинового комплекса (ПКК) и транексамовая кислота].Регистрировали наличие тромботических или геморрагических явлений и применение профилактических или терапевтических доз низкомолекулярного гепарина (НМГ) или нефракционированного гепарина (НФГ) во время пребывания в ОИТ.

Статистический анализ

На основании среднего суммарного максимального балла по шкале SOFA пациенты были разделены на две группы: группа по шкале SOFA ≤ 10 и группа по шкале SOFA > 10. Категориальные переменные были представлены как n/n total (%). Непрерывные переменные были представлены в виде медианы с межквартильным размахом (IQR).Категориальные переменные сравнивались между группами с помощью точного критерия Фишера, а непрерывные переменные сравнивались с использованием независимого t-критерия или U-критерия Манна-Уитни в случае ненормального распределения, проверенного критерием Колмогорова-Смирнова.

Для учета лонгитюдных (повторных измерений) и коррелированных непрерывных переменных ответа межгрупповые различия и внутригрупповые различия с течением времени оценивались с использованием обобщенных оценочных уравнений (GEE) с группой (SOFA ≤ 10 и групповой SOFA > 10) и исследованием. моменты времени (время) в качестве предикторов.Были представлены значения P для группового эффекта, временного эффекта и взаимодействия время-группа. Когда эффект времени был обнаружен у объединенных пациентов, каждый момент времени (день 1, 3, 7 и 14) сравнивался с днем ​​0. Когда был обнаружен эффект группы или взаимодействие группы времени, между сравнениями групп (группа SOFA>10 по сравнению с группой SOFA ≤10) выполнялись в каждый момент времени. Для учета множественных сравнений использовался метод Бонферрони.

Использовались двусторонние тесты, и при p<0,05 тест считался статистически значимым.Никаких поправок на отсутствующие данные не производилось. SPSS™ (Статистический пакет IBM™ для социальных наук, версия 26.0) использовали для статистического анализа, а GraphPad Prism версии 8.0.0 (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США) использовали для построения графиков.

Результаты

Исходные характеристики пациентов

С 29 марта 2020 г. по 13 мая 2020 г. в это исследование было включено 30 пациентов. Медиана (IQR) возраста объединенных пациентов составила 61 (52–83) года, 50 лет.0% были мужчинами и медианой (IQR) SAPS III 49 (41–61). Из 30 пациентов 24 (80,0%) имели одно или несколько сопутствующих заболеваний. Ожирение [12/29 (41,4%)], системная гипертензия [12/30 (40,0%)] и сахарный диабет [11/30 (36,7%)] были наиболее распространенными сопутствующими состояниями. Большинство пациентов получали инвазивную искусственную вентиляцию легких [27/30 (90,0%)] и/или вазопрессоры [27/30 (90,0%)] во время пребывания в отделении интенсивной терапии. Клиническая характеристика больных представлена ​​в таблице 1.

По сравнению с пациентами в группе SOFA ≤ 10 [16/30 (53.3%)] пациенты в группе SOFA > 10 [14/30 (46,7%)] были старше [медиана (IQR) 78 (60–85) против 53 (45–64) лет, p = 0,002], имели более высокий балл по шкале SOFA на момент включения в исследование [медиана (IQR), 8 (6–9) баллов против 5 (3–6) баллов, p = 0,002], большее количество сопутствующих заболеваний [медиана (IQR), 3 (2) –3) против 1 (0–2), p<0,001], чаще болели сахарным диабетом [9/14 (64,3) против 2/16 (12,5), p = 0,007] и чаще получали заместительную почечную терапию [ 10/14 (71,4) против 0/16 (0,0), p<0,001] (таблица 1).

Антикоагулянты, переливание крови и клинические исходы

За период исследования 22/30 (73,3%) пациентов получали антикоагулянты в качестве профилактики тромбоза глубоких вен (ТГВ) и 7/30 (23,3%) пациентов получали системную антикоагулянтную терапию (табл. 2). Доля пациентов, получавших антикоагулянты в качестве профилактики ТГВ и в качестве системной антикоагулянтной терапии, не отличалась между группами (p = 0,830) (табл. 2). Нефракционированный гепарин чаще использовался как ТГВ в группе SOFA > 10 по сравнению с группой SOFA ≤ 10 [7/10 (70.0%) против 2/12 (16,7%), p = 0,027] (табл. 2).

Четырем пациентам (13,3%) переливали эритроцитарную массу, все они в группе SOFA > 10 (табл. 2). Ни один пациент не получал концентрат тромбоцитов, СЗП, криопреципитат, концентрат фибриногена, ПКК или транексамовую кислоту в течение периода исследования. Тромботические явления наблюдались у 6/30 (20,0%) пациентов, а геморрагические явления наблюдались у 3/30 (10,0%) пациентов. Частота тромботических и геморрагических событий не отличалась между группами (табл. 2).

По состоянию на 10 июня 2020 г. один пациент [1/30 (3,3%)] все еще находился в отделении интенсивной терапии, а 25/30 (83,3%) пациентов были выписаны живыми из отделения интенсивной терапии. Четыре [4/30 (13,3%)] пациентов умерли в отделении интенсивной терапии (табл. 2). По сравнению с пациентами в группе SOFA ≤ 10, пациенты в группе SOFA > 10 имели более высокую смертность в ОИТ [4/14 (28,6%) по сравнению с 0/16 (0,0%), р = 0,014], продемонстрировали более высокую смертность в ОИТ [медиана ( IQR), 22 (16–35) против 7 (6–15), p<0,001] и больница [38 (25–51) против 17 (13–30), p = 0,012] LOS (таблица 2) .

Лабораторный анализ

Артериальный pH повышался в обеих группах с 0-го по 14-й день (p<0,001 для эффекта времени), в то время как ионизированный кальций увеличивался с 0-го по 14-й день в группе с SOFA ≤ 10 и снижался в группе с SOFA > 10 (p = 0,038 для время-групповое взаимодействие) (табл. 3). Периферическая температура оставалась стабильной в течение всего периода исследования (табл. 3).

Обычные тесты на коагуляцию.

Количество тромбоцитов увеличилось по сравнению с исходным уровнем на 14-й день в обеих группах (p<0.001 для эффекта времени), хотя более низкое количество тромбоцитов наблюдалось с течением времени в группе SOFA > 10 по сравнению с группой SOFA ≤ 10 (p = 0,009 для группового эффекта) (таблица 3). Уровни фибриногена были повышены в обеих группах на исходном уровне, причем самые высокие значения наблюдались на 1-й день в группе SOFA ≤ 10 и на 3-й день в группе SOFA > 10 (p<0,001 для эффекта времени). У пациентов в группе SOFA ≤ 10 наблюдалось более выраженное снижение уровня фибриногена в плазме в конце исследования, чем у пациентов в группе SOFA > 10 (p = 0.048 для взаимодействия временной группы) (таблица 3). Протромбиновое время, МНО, АЧТВ и гемоглобин оставались неизменными в течение всего периода исследования (табл. 3).

Ротационная тромбоэластометрия.

У большинства пациентов в обеих группах было выявлено состояние гиперкоагуляции по данным ROTEM (рис. 1). Максимальная плотность сгустка ROTEM (INTEM и EXTEM) немного увеличилась в обеих исследуемых группах с 0-го по 14-й день (p<0,001 для временного эффекта) (таблица 4). Максимальная плотность сгустка ROTEM-FIBTEM была высокой в ​​обеих группах в течение периода исследования, с небольшим снижением с 0-го по 14-й день в группе SOFA ≤ 10 и небольшим увеличением за тот же период в группе SOFA > 10 (p = 0.050 для взаимодействия временной группы) (таблица 4).

Рис. 1. Профиль коагуляции по данным ротационной тромбоэластометрии (ROTEM).

Белые закрашенные столбцы представляют собой нормальный профиль свертывания крови, серые столбики представляют собой состояние гиперкоагуляции, а черные закрашенные столбцы представляют состояние гипокоагуляции. Значения P, сравнивающие группу SOFA>10 с группой SOFA ≤10 в каждый момент времени, рассчитывали с использованием точного критерия Фишера.

https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0243604.g001

Функциональный тест тромбоцитов.

Медианные (IQR) значения тестов ARATEM и ADPTEM оставались в пределах нормы в течение периода исследования, хотя как ARATEM (p = 0,014 для временного эффекта), так и ADPTEM (p = 0,004 для временного эффекта) немного увеличивались с течением времени в обеих группах. (таблица 4).

Фибринолиз и эндогенные ингибиторы свертывания крови.

Фибринолиз (максимальный лизис INTEM и EXTEM) был низким и уменьшался с течением времени во всех группах, при этом наиболее выраженное снижение максимального лизиса INTEM наблюдалось в группе SOFA > 10 (p = 0.004 для взаимодействия временной группы) (таблица 4). Уровни D-димера в плазме были в 2–3 раза выше нормы в обеих группах (рис. 2; таблица S1). Средние значения плазминогена оставались в пределах нормы в течение периода исследования, хотя и с небольшим увеличением со временем в обеих группах (p<0,001 для временного эффекта). Альфа-2-антиплазмин оставался неизменным в течение всего периода исследования (рис. 2; таблица S1).

Уровень антитромбина немного повышался с течением времени в группе SOFA ≤ 10, в то время как он оставался стабильным в группе SOFA > 10 (p = 0.021 для взаимодействия временной группы) (рис. 2; таблица S1). Уровни протеина С в плазме увеличивались с течением времени в обеих группах, хотя у пациентов в группе SOFA > 10 были более низкие значения по сравнению с пациентами в группе SOFA ≤ 10 (p = 0,015 для взаимодействия времени и группы) (рис. 2; таблица S1). Уровни свободного протеина S в плазме были низкими в обеих группах в начале исследования и увеличивались со временем без каких-либо различий между группами (p<0,001 для временного эффекта) (рис. 2; таблица S1).

Обсуждение

В этом проспективном одноцентровом исследовании мы продемонстрировали, что у пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии с тяжелой инфекцией SARS-CoV-2, наблюдалось выраженное состояние гиперкоагуляции, характеризующееся повышением уровня фибриногена в плазме, снижением уровня свободного белка S в плазме и снижением фибринолиз.Тяжесть нарушений свертывания, по-видимому, коррелирует с выраженностью органной дисфункции по шкале SOFA. Наконец, состояние гиперкоагуляции у пациентов с тяжелой формой COVID-19 было обнаружено с помощью ROTEM и модификаций некоторых тестов на коагуляцию, связанных с фибринолитической и эндогенной антикоагулянтной системой, в то время как более распространенные традиционные тесты на коагуляцию, такие как АЧТВ (сек), МНО и тромбоциты, остались неизменными.

Приблизительно 5% пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, заболевают в критическом состоянии, у них развивается органная дисфункция и недостаточность [26].Коагулопатия часто наблюдается у пациентов с COVID-19 [5–11] и связана с худшими исходами [3, 11, 27, 28]. Например, Tang и cols . показали, что аномальные обычные тесты на коагуляцию, особенно заметно повышенные уровни D-димера и FDP во время госпитализации, были связаны с плохим прогнозом у пациентов с COVID-19 [11]. Более того, диссеминированное внутрисосудистое свертывание (ДВС-синдром) чаще наблюдалось у невыживших (71,4% против 0,6% соответственно) по сравнению с выжившими [11].

Нарушения гемостаза, наблюдаемые у пациентов с COVID-19 в критическом состоянии, являются сложными и многофакторными. Сочетание различных степеней гипоксемии, иммуноопосредованного эндотелиального повреждения/дисфункции и системного воспаления вовлечено в физиопатологию состояния гиперкоагуляции, наблюдаемого у пациентов с COVID-19 [29]. Таким образом, рядом авторов показано, что инфекция COVID-19 связана с высокой частотой венозных и артериальных тромботических проявлений, таких как ТГВ, легочная эмболия, катетер-ассоциированный тромбоз и ишемический инсульт [5, 12, 30, 31].Таким образом, следует соблюдать осторожность в отношении тромбоэмболических осложнений, особенно у наиболее тяжелых пациентов, и индивидуализировать стратегию профилактики ТГВ/антикоагулянтов.

Панигада и колл. недавно продемонстрировали, что пациенты, поступившие в отделение интенсивной терапии, инфицированные COVID-19, проявляли гиперкоагуляцию по данным тромбоэластографии [8]. Точно так же мы обнаружили, что у большинства пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии с тяжелой инфекцией SARS-CoV-2, наблюдалось выраженное состояние гиперкоагуляции, характеризующееся повышенной максимальной плотностью сгустка ROTEM INTEM, EXTEM и FIBTEM.Тем не менее, мы не наблюдали коагулопатии потребления и лабораторных данных, предполагающих ДВС-синдром, как наблюдали Танг и соавт. [11]. Наши результаты согласуются с другими исследованиями, в которых не было показано состояние ДВС-синдрома у тяжелых пациентов с COVID-19 в критическом состоянии [5, 8, 30].

Гиперкоагуляция может быть связана с повышенным уровнем прокоагулянтных факторов, сниженным уровнем встречающихся в природе антикоагулянтных факторов или с тем и другим. Уровни фибриногена, которые изначально были высокими в обеих группах при поступлении в ОИТ, снизились во время пребывания в ОИТ.Снижение было более выраженным у пациентов с более низким максимальным баллом по шкале SOFA (группа SOFA ≤ 10) и после 7-го дня. Кроме того, естественные антикоагулянтные факторы, такие как протеин С и антитромбин, были ниже у более тяжелых пациентов (SOFA > 10). . Различия, наблюдаемые с течением времени между группами в нашем исследовании, могут отражать более высокую прокоагулянтную тенденцию в группе с более высоким уровнем SOFA и могут объяснять худшие клинические исходы, наблюдаемые в группе пациентов с SOFA > 10.

Протеин С обладает антикоагулянтным, профибринолитическим и противовоспалительным действием [33].Было показано, что у пациентов с сепсисом и низкой концентрацией протеина С в плазме выше частота органной дисфункции и худшие исходы [33–35]. Кроме того, возникновение подавления фибринолиза у пациентов с септическим шоком было связано с тяжестью заболевания и более низкой выживаемостью [36]. Кроме того, было показано, что у пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом (ОРДС) более высокий уровень ингибитора активатора плазминогена-1 (PAI-1), который способствует отложению фибрина в паренхиме легких [37].Эта аномалия была показана также во время пандемии SARS-CoV-1 [38].

Существуют некоторые патофизиологические изменения, вторичные по отношению к инфекции COVID-19, которые могут способствовать повышению вероятности развития тромботических осложнений у пациентов, инфицированных COVID-19, в виде повышенной экспрессии ангиотензина II, вторичной по отношению к связыванию с рецептором ангиотензинпревращающего фермента 2 и, следовательно, усиленному активатору плазминогена. экспрессия ингибитора С-1 со сниженным фибринолизом в антикоагулянтной системе [39].

Кроме того, опосредованная ангиотензином II легочная вазоконстрикция может предрасполагать к стазу и гиперкоагуляции, как и индукция COVID-19 антифосфолипидных антител и комплемента во время цитокиновых бурь, вызывая васкулит и микротромбоз [40].

У пациентов в группе SOFA > 10 уровень плазминогена был ниже, чем у пациентов с SOFA < 10, что может отражать меньшую активность фибринолиза в состоянии гиперкоагуляции и, как следствие, большую вероятность образования микротромбов в микроциркуляторном русле различных органов.Это может объяснить более высокую частоту органной дисфункции в группе SOFA > 10. Тем не менее, наши данные не позволяют подтвердить или опровергнуть эту гипотезу. Мы не обнаружили различий в фибринолитическом поведении в обеих группах в зависимости от ROTEM. Одним из возможных объяснений этого факта являются высокие значения фибриногена, присутствующие в обеих группах, которые ставят под угрозу обнаружение повышенной тромботической активности с помощью максимального лизиса ROTEM. Гипотеза о том, что фибринолитическая система перегружена во время инфекции COVID-19, была прокомментирована в недавней статье, в которой обсуждается связь COVD-19 и фибринолитического пути [7].

Мы считаем, что, несмотря на несколько исследований, посвященных изменениям в системе свертывания крови у пациентов с COVID-19, [41–46] наше исследование продолжает приносить важные новости, поскольку оно было одним из немногих, в котором критически оценивалось поведение системы свертывания крови. пациентов в критическом состоянии, инфицированных COVID-19, в течение двух недель госпитализации. Кроме того, наше исследование было одним из немногих, где мы попытались оценить влияние степени изменения системы свертывания крови и ее влияние на эволюцию органных дисфункций у пациентов в течение двух недель исследования.

Несколько механизмов могут объяснить взаимосвязь между вирусной инфекцией и нашими выводами, поскольку разрушение эндотелиальных клеток, экспрессия тканевого фактора и активация каскада коагуляции цитокинами, высвобождаемыми во время вирусных инфекций, являются другими возможными механизмами тромбоза. Это провоспалительное состояние может способствовать микротромбозу в сосудистой системе легких и, следовательно, способствовать большей гипоксии с местным воздействием, создавая вредную положительную тромбовоспалительную петлю обратной связи [39, 47, 48].

Наше исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, это одноцентровое исследование с относительно небольшим размером выборки. Однако, насколько нам известно, это было первое исследование, в котором была проведена комплексная и лонгитюдная оценка профиля свертывания крови у пациентов с COVID-19 в критическом состоянии в течение первых двух недель пребывания в отделении интенсивной терапии. Во-вторых, в период исследования все койки отделения интенсивной терапии, имевшиеся в нашем отделении, были предназначены для пациентов с COVID-19. Таким образом, включение контрольной группы без тяжелой инфекции SARS-CoV-2 было невозможно.Тем не менее, коагуляционный профиль пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии нашего центра, недавно был изучен [15]. Кроме того, недавнее исследование уже продемонстрировало более высокую частоту тромботических осложнений, диагностированных у пациентов с ОРДС COVID-19, чем у пациентов с ОРДС, не связанным с COVID-19 [5]. В-третьих, все пациенты уже получали антикоагулянты в качестве профилактики ТГВ или системной антикоагулянтной терапии, что могло изменить результаты ROTEM. В-четвертых, мы не оценили все факторы, участвующие в фибринолизе, такие как PAI-1 и плазмин, что не позволяет нам полностью понять роль фибринолитической системы при коагулопатии, вызванной COVID-19, а также другие лабораторные тесты, такие как фрагмент протромбина 1+2, тромбин -Антитромбиновые комплексы и определение потенциала эндогенного тромбина не проводились для лучшего понимания состояния гиперкоагуляции у таких пациентов.Наконец, мы не измерили каких-либо маркеров эндотелиальной дисфункции, которые, вероятно, способствуют изменениям в системе свертывания крови у тяжелых пациентов, инфицированных SARS-CoV-2. Тем не менее, наше исследование впервые продемонстрировало некоторые аспекты нарушений свертывания крови, которые могут возникать у пациентов в критическом состоянии, инфицированных COVID-19, особенно дефицит естественных антикоагулянтных факторов.

Заключение

У пациентов, поступивших в ОРИТ с COVID-19, выявлено выраженное состояние гиперкоагуляции, характеризующееся нарушением эндогенной антикоагулянтной системы и снижением фибринолиза.Кроме того, степень нарушений свертывания, по-видимому, коррелирует с тяжестью органной дисфункции. Состояние гиперкоагуляции у пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, определялось с помощью ROTEM и других тестов на коагуляцию, но не с помощью обычных тестов на коагуляцию. Наши результаты подчеркивают роль ротационной тромбоэластометрии при мониторинге системы свертывания крови у пациентов ОИТ с COVID-19, а также продемонстрировали, что механизмы, объясняющие состояние гиперкоагуляции у пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, очень сложны и требуют дополнительных исследований.

Благодарности

Мы благодарим Хелену Спалич за корректуру этой рукописи.

Каталожные номера

  1. 1. Организация ВХ. Коронавирусное заболевание 2019 г. (COVID-19) Ситуационный отчет – 178. Данные, полученные ВОЗ от национальных органов к 10:00 CEST 16 июля 2020 г. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/situation -reports/20200716-covid-19-sitrep-178.pdf?sfvrsn=28ee165b_22020
  2. 2. Huang C, Wang Y, Li X, Ren L, Zhao J, Hu Y и др.Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 года в Ухане, Китай. Ланцет. 2020;395(10223):497–506. пмид:31986264
  3. 3. Wang D, Hu B, Hu C, Zhu F, Liu X, Zhang J и др. Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с новой коронавирусной пневмонией 2019 года в Ухане, Китай. Джама. 2020. пмид:32031570
  4. 4. Петрилли С.М., Джонс С.А., Ян Дж., Раджагопалан Х., О’Доннелл Л., Черняк Ю. и др. Факторы, связанные с госпитализацией и критическим заболеванием среди 5279 человек с коронавирусной болезнью в 2019 году в Нью-Йорке: проспективное когортное исследование.БМЖ. 2020;369:м1966. пмид:32444366
  5. 5. Хелмс Дж., Таккард С., Северак Ф., Леонард-Лоран И., Охана М., Делабранш Х. и др. Высокий риск тромбоза у пациентов с тяжелой инфекцией SARS-CoV-2: многоцентровое проспективное когортное исследование. Интенсивная терапия Мед. 2020. пмид:32367170
  6. 6. Хань Х., Ян Л., Лю Р., Лю Ф., Ву К.Л., Ли Дж. и др. Выраженные изменения свертывания крови у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2. Clin Chem Lab Med. 2020. пмид:32172226
  7. 7.Mortus JR, Manek SE, Brubaker LS, Loor M, Cruz MA, Trautner BW, et al. Результаты тромбоэластографии и синдром гиперкоагуляции у пациентов с коронавирусной болезнью 2019 г., находящихся в критическом состоянии. JAMA Netw Open. 2020;3(6):e2011192. пмид:32501489
  8. 8. Panigada M, Bottino N, Tagliabue P, Grasselli G, Novembrino C, Chantarangkul V, et al. Гиперкоагуляция пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии: отчет о результатах тромбоэластографии и других параметрах гемостаза.Джей Тромб Хемост. 2020. пмид:32302438
  9. 9. Рануччи М., Баллотта А., Ди Дедда У., Байшникова Е., Деи Поли М., Реста М. и др. Прокоагулянтный паттерн у пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом COVID-19. Джей Тромб Хемост. 2020. пмид:32302448
  10. 10. Липпи Г., Плебани М., Генри Б.М. Тромбоцитопения связана с тяжелыми инфекциями коронавирусной болезни 2019 (COVID-19): метаанализ. Клин Чим Акта. 2020; 506: 145–8. пмид:32178975
  11. 11.Tang N, Li D, Wang X, Sun Z. Аномальные параметры коагуляции связаны с плохим прогнозом у пациентов с новой коронавирусной пневмонией. Джей Тромб Хемост. 2020;18(4):844–7. пмид:32073213
  12. 12. Klok FA, Kruip M, van der Meer NJM, Arbous MS, Gommers D, Kant KM, et al. Частота тромботических осложнений у пациентов в критическом состоянии с COVID-19 в отделении интенсивной терапии. Рез. Тромб. 2020.
  13. 13. Chen T, Wu D, Chen H, Yan W, Yang D, Chen G и др. Клиническая характеристика 113 умерших пациентов с коронавирусной болезнью 2019 г.: ретроспективное исследование.бмж. 2020;368:m1091. пмид:32217556
  14. 14. Барретт К.Д., Мур Х.Б., Яффе М.Б., Мур Э.Э. Временное руководство ISTH по распознаванию и лечению коагулопатии при COVID-19: комментарий. Журнал тромбоза и гемостаза.n/a(n/a). пмид:32302462
  15. 15. Crochemore T, Correa TD, Lance MD, Solomon C, Neto AS, Guerra JCC, et al. Профиль тромбоэластометрии у пациентов в критическом состоянии: одноцентровое ретроспективное обсервационное исследование. ПЛОС Один. 2018;13(2):e01

    .пмид:29462165
  16. 16. Уайтинг Д., ДиНардо Дж.А. TEG и ROTEM: технология и клиническое применение. Am J Гематол. 2014;89(2):228–32. пмид:24123050
  17. 17. фон Эльм Э., Альтман Д.Г., Эггер М., Покок С.Дж., Гоцше П.С., Ванденбрук Дж.П. и др. Заявление об усилении отчетности об обсервационных исследованиях в эпидемиологии (STROBE): рекомендации по отчетности об обсервационных исследованиях. Ланцет. 2007; 370 (9596): 1453–7. пмид:18064739
  18. 18. Корман В.М., Ландт О., Кайзер М., Моленкамп Р., Мейер А., Чу Д.К. и соавт.Обнаружение нового коронавируса 2019 года (2019-nCoV) методом ОТ-ПЦР в реальном времени. Евронаблюдение. 2020;25(3).
  19. 19. Lier H, Vorweg M, Hanke A, Gorlinger K. Терапия тяжелых кровотечений под контролем тромбоэластометрии. Алгоритм Эссенера-Рунде. Хамосазеология. 2013;33(1):51–61. пмид:23258612
  20. 20. Crochemore T, Piza FMT, Rodrigues RDR, Guerra JCC, Ferraz LJR, Correa TD. Новая эра тромбоэластометрии. Эйнштейна (Сан-Паулу). 2017;15(3):380–5. пмид:28614427
  21. 21.Петрицевич М., Коношич С., Биочина Б., Диркманн Д., Уайт А., Михалевич М.З. и соавт. Оценка риска кровотечения у пациентов, перенесших плановую операцию на сердце, с использованием тромбоцитарной агрегометрии ROTEM((R)) и импедансной агрегометрии Multiplate((R)) Анестезия. 2016;71(6):636–47. пмид:26763378
  22. 22. Zampieri FG, Soares M, Borges LP, Salluh JIF, Ranzani OT. База данных Epimed Monitor ICU (R): облачный национальный реестр взрослых пациентов отделений интенсивной терапии в Бразилии. Rev Bras Ter Intensiva.2017;29(4):418–26. пмид:287
  23. 23. Морено Р.П., Метниц П.Г., Алмейда Э., Джордан Б., Бауэр П., Кампос Р.А. и соавт. SAPS 3 — от оценки пациента до оценки отделения интенсивной терапии. Часть 2: Разработка прогностической модели госпитальной смертности при поступлении в отделение интенсивной терапии. Интенсивная терапия Мед. 2005;31(10):1345–55. пмид:16132892
  24. 24. Винсент Дж.Л., Морено Р., Такала Дж., Уиллаттс С., Де М.А., Брюнинг Х. и др. Шкала SOFA (Оценка органной недостаточности, связанной с сепсисом) для описания дисфункции/отказов органов.От имени Рабочей группы по проблемам, связанным с сепсисом, Европейского общества интенсивной терапии. Интенсивная терапия Мед. 1996;22(7):707–10. пмид:8844239
  25. 25. Морено Р., Винсент Дж. Л., Матос Р., Мендонка А., Кантрен Ф., Тийс Л. и др. Использование максимальной оценки по шкале SOFA для количественной оценки органной дисфункции/отказов в интенсивной терапии. Результаты проспективного многоцентрового исследования. Рабочая группа ESICM по проблемам, связанным с сепсисом. Интенсивная терапия Мед. 1999;25(7):686–96. пмид:10470572
  26. 26.Берлин Д.А., Гулик Р.М., Мартинес Ф.Дж. Тяжелый Ковид-19. N Engl J Med. 2020.
  27. 27. Чжоу Ф., Ю. Т., Ду Р., Фан Г., Лю Ю., Лю З. и др. Клиническое течение и факторы риска смертности взрослых стационарных пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное когортное исследование. Ланцет. 2020;395(10229):1054–62. пмид:32171076
  28. 28. Wu C, Chen X, Cai Y, Xia J, Zhou X, Xu S и др. Факторы риска, связанные с острым респираторным дистресс-синдромом и смертью у пациентов с пневмонией, вызванной коронавирусом 2019 года, в Ухане, Китай.JAMA Стажер Мед. 2020. пмид:32167524
  29. 29. Джоли Б.С., Сигурет В., Вейрадье А. Понимание патофизиологии нарушений гемостаза у пациентов в критическом состоянии с COVID-19. Интенсивная терапия Мед. 2020. пмид:32415314
  30. 30. Лодиджани С., Япичино Г., Каренцо Л., Чеккони М., Феррацци П., Себастьян Т. и др. Венозные и артериальные тромбоэмболические осложнения у пациентов с COVID-19, госпитализированных в академический госпиталь в Милане, Италия. Исследование тромбоза. 2020; 191:9–14.пмид:32353746
  31. 31. Бикдели Б., Мадхаван М.В., Хименес Д., Чуич Т., Дрейфус И., Дриггин Э. и др. COVID-19 и тромботическая или тромбоэмболическая болезнь: последствия для профилактики, антитромботической терапии и последующего наблюдения: обзор JACC о состоянии дел. Журнал Американского колледжа кардиологов. 2020;75(23):2950–73. пмид:32311448
  32. 32. Саранджи П.П., Ли Х.В., Ким М. Действие активированного протеина С при воспалении. Бр Дж Гематол. 2010;148(6):817–33. пмид:19995397
  33. 33.Brunkhorst F, Sakr Y, Hagel S, Reinhart K. Концентрации белка C коррелируют с дисфункцией органов и предсказывают исход независимо от наличия сепсиса. Анестезиология. 2007;107(1):15–23. пмид:17585211
  34. 34. Местерс Р.М., Хелтербранд Дж., Аттербак Б.Г., Ян Б., Чао Ю.Б., Фернандес Дж.А. и др. Прогностическое значение концентрации протеина С у больных нейтропенией с высоким риском тяжелых септических осложнений. Крит Уход Мед. 2000;28(7):2209–16. пмид:102
  35. 35.Ян С.Б., Хелтербранд Д.Д., Хартман Д.Л., Райт Т.Дж., Бернард Г.Р. Низкий уровень протеина С связан с плохим исходом при тяжелом сепсисе. Грудь. 2001;120(3):915–22. пмид:11555529
  36. 36. Семераро Ф., Колуччи М., Кайрони П., Массон С., Аммолло К.Т., Тели Р. и др. Падение тромбоцитов и выключение фибринолиза у пациентов с сепсисом. Медицина интенсивной терапии. 2018;46(3):e221–e8. пмид:268
  37. 37. Бертоцци П., Астедт Б., Зензиус Л., Линч К., ЛеМэр Ф., Запол В. и др.Снижение активности бронхоальвеолярной урокиназы у пациентов с респираторным дистресс-синдромом взрослых. N Engl J Med. 1990;322(13):890–7. пмид:2314423
  38. 38. Gralinski LE, Bankhead A 3rd, Jeng S, Menachery VD, Proll S, Belisle SE, et al. Механизмы тяжелого острого респираторного синдрома, вызванного коронавирусом, при остром поражении легких. мБио. 2013;4(4). пмид:233
  39. 39. Долхникофф М., Дуарте-Нето А.Н., де Алмейда Монтейро Р.А. и соавт. Патологические признаки легочных тромботических явлений при тяжелом течении COVID-19.Джей Тромб Хемост. Опубликовано в сети 15 апреля 2020 г.) pmid:32294295
  40. 40. Medcalf RL, Keragala CB, Myles PS. Фибринолиз и COVID-19: парадокс плазмина. Джей Тромб Хемост. 2020. пмид:32543119
  41. 41. Hardy M, Douxfils J, Bareille M, Lessire S, Gouin-Thibault I, Fontana P, et al. Исследования гемостаза при COVID-19 заслуживают подробного описания лабораторных методов, их значения и ограничений. Джей Тромб Хемост. 2020 13 августа: pmid:327
  42. 42.Коллетт Л.В., Глюк С., Стрикленд Р.М., Редди Б.Дж. Оценка состояния коагуляции с помощью вязкоупругого теста у пациентов интенсивной терапии с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19): когортное исследование распространенности точек наблюдения. Ауст Крит Уход. 2020 21 июля: S1036-7314(20)30254-X.
  43. 43. Крил-Булос С., Олд С.К., Кариди-Шейбл М., Баркер Н., Френд С., Гадд М., Кемптон С.Л., Майер С., Нахаб Ф., Снечински Р. Отключение фибринолиза и тромбоз в отделении интенсивной терапии COVID-19. Шок. 2020 4 авг.
  44. 44. Ibañez C, Perdomo J, Calvo A, Ferrando C, Reverter JC, Tassies D, Blasi A. У пациентов с COVID19 сосуществуют высокие димеры D и низкий глобальный фибринолиз: что там происходит? J Тромб Тромболизис. 2020 июль 15:1–5.
  45. 45. Нужье С., Бенуа Р., Саймон М., Десмур-Клавель Х., Маркотт Г., Арго Л. и др. Гипофибринолитическое состояние и высокая генерация тромбина могут играть важную роль в тромбозе, связанном с SARS-COV2. Джей Тромб Хемост. 2020 июль 15:10.1111/jth.15016. pmid:32668058
  46. 46. Павони В., Джанеселло Л., Пацци М., Стера К., Мекони Т., Фригьери ФК. Оценка функции свертывания крови методом ротационной тромбоэластометрии у пациентов в критическом состоянии с тяжелой пневмонией, вызванной COVID-19. J Тромб Тромболизис. 2020 г.: 32394236
  47. 47. Шерсть Г.Д., Миллер Дж.Л. Влияние заболевания COVID-19 на тромбоциты и коагуляцию Патобиология. 2020 окт. 13:1–13. пмид:33049751
  48. 48. Эшер Р., Брейки Н., Лэммле Б.Тяжелая инфекция COVID-19, связанная с активацией эндотелия. Рез. Тромб. 2020 июнь;190:62.) pmid:32305740

Нормальные лабораторные показатели для новорожденных

Обратите внимание, что все рекомендации в настоящее время пересматриваются, и некоторые из них могут быть устаревшими. Мы рекомендуем вам также обратиться к более современным свидетельствам в промежутке времени.

Нормальные лабораторные значения — это референтные диапазоны, используемые клиницистами для интерпретации результатов лабораторных тестов.

В целом нормальные значения патологии легко доступны для здоровых доношенных детей. Поскольку (крайняя) недоношенность сама по себе является патологическим состоянием, будьте осторожны при использовании понятия «нормальный».

В большинстве случаев при исправлении «аномальных» значений целесообразно учитывать следующее:

  • Это связано с ошибкой отбора проб или лаборатории?
  • Есть ли у ребенка симптомы?
  • Каковы доказательства того, что исправление аномалии приносит пользу?
  • Есть ли риск или опасность при исправлении ненормального результата?

Всегда рекомендуется помнить о референсных диапазонах, полученных в вашей собственной лаборатории, поскольку они зависят от конкретного анализатора или популяции.Это особенно важно, например, в отношении профилей коагуляции. Если ваша лаборатория не предоставляет референтные диапазоны для новорожденных или их подмножеств, может оказаться полезным следующее.

Примечание. мм/л = микромоль/литр.

Доношенные дети (возраст жизни)

Значение
Шнур
1-12 часов
12-24 часа
24-48 часов
48-72 часа
3-10 дн.
Na
(мэкв/л)
147
(126-166)
143 (124-156) 145 (132-159) 148 (134-160) 149 (139-162)  
К
(мэкв/л)
7.8
(5.6-12)
6,4 (5,3-7,3) 6,3 (5,3-8,9) 6,0 (5,2-7,3) 5,9 (5,0-7,7)  
Cl
(мэкв/л)
103
(98-110)
101 (80-111) 103 (87-114) 102 (92-114) 103 (93-112)  
Ca (ммоль/л) 2,33
(2,1-2.8)
2,1 (1,8-2,3) 1,95 (1,7-2,4) 2,0 (1,5-2,5) 1,98 (1,5-2,4)  
Са (I) (ммоль/л)   1,05-1,37 1,05-1,37 1,05-1,37 1,10-1,44 1,20-1,48
PO4 (ммоль/л) 1,8
(1,2-2,6)
1,97 (1,1-2,8) 1.84 (0,9-2,6) 1,91 (1,0-2,8) 1,87 (0,9-2,5)  
Мг (ммоль/л)     0,72-1,00   0,81-1,05 0,78-1,02
Мочевина (ммоль/л) 10,4
(7,5-14,3)
9,6 (2,9-12,1) 11,8 (3,2-22,5) 11,4 (4,6-27,5) 11.1 (5.4-24.3)  
Тв (ммоль/л)       0,04-0,11   0,01-0,09
СРБ
(мг/л)
<7 <7 <7 <7 <7 <7
Лактат (ммоль/л) 1.5-4,5 0,9-2,7 0,8-1,2     0,5-1,4
Альбумин (г/л) 28-43 28-43 28-43 28-43 28-43 30-43
ЩФ
(МЕ/л)
28-300 28-300 28-300 28-300 28-300 28-300
Т4 8.2
(+/-1,8)
  19,0 (+/-2,1) 19,0 (+/-2,1) 19,0 (+/-2,1) 15,9 (+/-3,0)
ТШ     3,0-120 3,0-30   0,3-10
Кортизол (нано
моль/л)
200-700 200-700 200-700      
17-ОНР (нано
моль/л)
        0.7-12.4 0,7-12,4
Hb (г/л) 168   184   178 170
Hct (%) 53   58   55 54
MCV 107   108   99 98
Ретик (%) 3-7   3-7   1-3 0-1
WCC x 109/л 18.1 (9-30) 22,8 (13-38) 18,9 (9,4-34)     12,2 (5-21)
Нейтро x 109/л 11,1 (6-26) 15,5 (6-28) 11,5 (5-21)     5,5 (1,5-10)
Лимфа x 109/л 5,5 (2-11) 5,5 (2-11) 5,8 (2-11,5)     5.0 (2-17)
Моно x 109/л 1,1 1,2 1,1     1,1
Эозин х 109/л 0,4 0,5 0,5     0,5
Тромбоциты (103/мм3) 150-350 150-350 150-350 150-350 150-350 150-350
PT (сек)   11-14 11-14 11-14 11-14 11-14
АЧТВ (сек)   23-35 23-35 23-35 23-35 23-35
ВБР (мг/дл)   200-400 200-400 200-400 200-400 200-400
Запасной капилляр   < 3 секунд < 3 секунд < 3 секунд < 3 секунд < 3 секунд

 

Кислотно-основные показатели* — доношенные и недоношенные дети (по возрасту жизни)

Значение
Шнур
1-12 часов
12-24 часа
24-48 часов
Диапазон**
рН 7.33 (УФ) 7.30 (искусство) 7.30 (искусство) 7,39 7,25-7,45
PCO2 (мм рт.ст.) 43 (УФ) 39 33 34 35-50
HCO3 (мэкв/л) 21,6 (УФ) 18,8 19,5 20 17-28
РО2 (мм рт.ст.) 28 (+/-8) (УФ) 62 (+/-13.8) 68 63-87 60-80
Анионная щель <20 <20 <20 <20 8-16

* Капиллярные диапазоны аналогичны, за исключением pO2
** Очень трудно определить, большие различия внутри/между единицами уровня III

Дефицит фактора X — NORD (Национальная организация редких заболеваний)

СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ
Кулкарни Р., Джеймс А.Х., Нортон М., Шапиро А.Эффективность, безопасность и фармакокинетика нового высокочистого концентрата фактора X у женщин и девочек с наследственным дефицитом фактора X. Джей Тромб Хемост. 2018;16:849-857. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29460388

Кулкарни Р., Джеймс А.Х., Нортон М., Шапиро А. Эффективность, безопасность и фармакокинетика нового высокочистого концентрата фактора X у женщин и девочек с наследственный дефицит фактора Х. Джей Тромб Хемост. 2018;16:849-857. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29460388

Escobar MA, Auerswald G, Austin S, et al.Опыт применения нового высокочистого концентрата фактора X у пациентов с наследственным дефицитом фактора X, перенесших операцию. гемофилия. 2016;22:713-720. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27217097

Сиддон А.Дж., Торми, Калифорния. Успешное применение концентрата четырехфакторно-протромбинового комплекса при врожденном дефиците фактора Х в условиях нейрохирургии. Лаборатория мед. 2016;47:e35-37. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27378481

Пейванди Ф., Менегатти М. Лечение недостаточности редких факторов в 2016 г.Гематология Программа Am Soc Hematol Educ. 2016; 2016: 663-669. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/274

Остин С.К., Кавакли К., Нортон М. и др. Эффективность, безопасность и фармакокинетика нового высокочистого концентрата фактора X у пациентов с наследственным дефицитом фактора X. гемофилия. 2016;22:419-425. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27197801

Unold D, Tormey CA. Клиническое применение концентрата 4-факторного протромбинового комплекса: взгляд практических патологоанатомов. Arch Pathol Lab Med.2015;139:1568-1575. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26619030

Джиролами А., Кози Э., Самбадо Л., Джиролами Б., Рэнди М.Л. Сложная история открытия и характеристики врожденного дефицита фактора X. Семин Тромб Гемост. 2015;41:359-365. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25875733

Карими М., Вафафар А., Хагпанах С. и др. Эффективность профилактики и корреляция генотип-фенотип у пациентов с тяжелым дефицитом фактора X в Иране. гемофилия. 2012;18:211-215. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21854511

Пейванди Ф., Палла Р., Менегатти М. и др. Активность фактора свертывания крови и клиническая тяжесть кровотечения при редких нарушениях свертываемости крови: результаты Европейской сети редких нарушений свертываемости крови. Джей Тромб Хемост. 2012;10:615-621. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22321862

Менегатти М., Пейванди Ф. Дефицит фактора X. Семин Тромб Гемост. 2009;35:407-415. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19598069

INTERNET
Домашний справочник по генетике.Дефицит фактора X. Январь 2015 г. Доступно по адресу: https://ghr.nlm.nih.gov/condition/factor-x-deficiency# По состоянию на 20 августа 2018 г.

Национальный фонд гемофилии. Фактор X. Доступно по адресу: https://www.hemophilia.org/Bleeding-Disorders/Types-of-Bleeding-Disorders/Other-Factor-Deficiencies/Factor-X, по состоянию на 20 августа 2018 г. нарушения свертываемости крови. Доступно по адресу: https://cdn.ymaws.com/www.isth.org/resource/resmgr/publications/fx_mutations-2011.pdf.По состоянию на 12 сентября 2018 г. Зивелин А. и Селигсон У.: дополнение к главе 125 8-го издания Williams Hematology, 2010 г. По состоянию на 13 сентября 2018 г.

Гоудеман Дж. Врожденный дефицит фактора X. Энциклопедия Orphanet, октябрь 2009 г. Доступно по адресу: https://www.orpha.net/consor4.01/www/cgi-bin/OC_Exp.php?lng=EN&Expert=328 По состоянию на 20 августа 2018 г.

Mannucci PM. Редкие наследственные нарушения свертывания крови. UpToDate, Inc., 1 июня 2018 г. Доступно по адресу: https://www.uptodate.com/contents/rare-inherited-coding-disorders, по состоянию на 6 августа 2018 г.

МакКьюсик В.А., изд. Онлайн менделевское наследование у человека (OMIM). Балтимор. Доктор медицины: Университет Джона Хопкинса; Запись №: 227600; Последнее обновление: 08.04.2011. Доступно по ссылке: https://www.omim.org/entry/227600 По состоянию на 21 августа 2018 г.

История вопроса: Редкие нарушения свертываемости крови (RBD), наследуемые по аутосомно-рецессивному типу, создают трудности в диагностике и лечении.

Цели: Исследование было направлено на регистрацию 39 пациентов с RBD с использованием ретроспективного анализа.

Методы: В исследование включено 39 пациентов (мужчины 18, женщины 21) с наследственным дефицитом факторов свертывания крови FVII (n=24), FV (n=4), FX (n=2), фибриногена (n=2) и по одному FII, FV и VIII и комбинированный дефицит витамин-зависимых факторов свертывания крови, а также болезнь Виллебранда 3 типа (n = 4). У 35 родителей кровного родства не обнаружено. Средний возраст первого кровотечения составлял 14 дней (межквартильный интервал от 2 дней до 10 месяцев), и предположительный диагноз был поставлен на основании скрининговой коагулограммы.

Результаты: Все пациенты изначально получали свежезамороженную плазму (СЗП) или криопреципитат для остановки эпизодического кровотечения. При установленном диагнозе использовали комбинацию СЗП, криопреципитата, концентрата фактора VIII, концентрата протромбинового комплекса и рекомбинантного активированного фактора VII соответственно. Однако концентрат фактора использовался редко из-за его неподъемной цены. Генотипический анализ выявил гомозиготные или двойные гетерозиготные мутации, в то время как родители были гетерозиготными.После купирования эпизода тяжелого кровотечения пациентам с дефицитом протромбина, фактора VII и фактора X проводилась профилактика с использованием СЗП (15 мл/кг) от 1 до 2-3 раз в неделю, а больным с афибриногенемией — криопреципитат (0,5 ЕД/сут). кг) в месяц. Остальные пациенты получали лечение эпизодических или ранних кровотечений. В качестве адъювантной терапии использовали десмопрессин, антифибринолитик, гормон и фибриновый клей. Летальность среди больных с дефицитом фактора VII тяжелой степени составила 12,8% (5/39).

Выводы: Наследственные RBD дефицита факторов свертывания крови чаще встречались среди случаев некровного родства.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.