Химиотерапия после удаления желудка при раке: Химиотерапия рака желудка | Клиника НАКФФ

alexxlab Разное

Содержание

Химиотерапия при раке желудка — цена курса в центре онкологии СМ-Клиники, СПб

Особенности применения химиотерапии при опухолях желудка

Химиотерапия – один из основных способов лечения практически любых видов опухолей. Методика предусматривает использование особых препаратов, которые влияют на злокачественные клетки, замедляют их рост и уменьшают образование в размерах. При онкологических болезнях желудка такие препараты в виде жидких растворов вводят внутривенно либо принимают перорально в форме таблеток.

При онкологии желудка химиотерапия может использоваться как самостоятельный вид лечения. Но зачастую применяется в комплексе с оперативным вмешательством и/или таргетной терапией.

Химиотерапия при раке желудка назначается как до, так и после оперативного удаления опухоли. Перед вмешательством химия уменьшает объем образования, а после – уничтожает оставшиеся раковые клетки, которые не удалось убрать во время операции. При неоперабельных формах рака препараты замедляют распространение опухоли и уменьшают проявление симптомов. Соответственно, такое лечение повышает качество жизни пациентов и увеличивает ее продолжительность.

На разных стадиях онкологии желудка химиотерапия имеет свои особенности и цели применения:

  • 1 стадия – считается вспомогательным методом и назначается не всегда;
  • 2-3 стадии – дополняет хирургическое вмешательство, назначается до и/или после иссечения опухоли;
  • 4 стадия – при раке с метастазами применяется в качестве основного лечебного способа, позволяет уничтожить раковые очаги, сократить размеры опухоли и продлить жизнь.

В нашей клинике врачи ориентируются на российские и международные рекомендации. Чаще всего используются схемы XELOX («Оксалиплатин», «Капецитабин»), EOX («Эпирубицин», «Оксалиплатин», «Капецитабин»), T-XP («Трастузумаб», «Капецитабин», «Цисплатин») и др. Химиотерапевтические препараты соответствуют стандартам безопасности и отличаются минимальной токсичностью при максимально высокой результативности.

Побочные эффекты

Побочные эффекты от химиотерапевтических препаратов проявляются по-разному в зависимости от типа препарата, лекарственных доз, продолжительности курса и других факторов. Чаще всего у пациентов проявляются:

  • тошнота, рвота;
  • отсутствие аппетита;
  • расстройство желудка;
  • выпадение волос;
  • изъязвление, воспаление слизистой ротовой полости и др.

Преимущества химиотерапии в «СМ-Клиника»

В «СМ-Клиника» в Санкт-Петербурге врачи делают максимум, чтобы облегчить процесс лечения и достичь максимально эффективных результатов в лечении онкологии желудка:

  • химиотерапевтические курсы проводятся амбулаторно и в стационаре, в зависимости от состояния пациента и особенностей введения препаратов;
  • терапевтические схемы и комбинации препаратов определяются в индивидуальном порядке на основе результатов анализов пациента;
  • лечащий врач наблюдает динамику клинических показателей и оперативно корректирует курс терапии для достижения более высоких результатов лечения;
  • для облегчения побочных эффектов используется поддерживающая терапия.

Чтобы узнать, сколько будет стоить курс химиотерапии, запишитесь на консультацию к врачу по телефону или через форму обратной связи на сайте.

Рак желудка

Рак желудка

Что такое рак желудка?

Рак желудка – это опухоль, которая развивается в слизистой оболочке этого органа. В норме клетки эпителия желудка интенсивно размножаются и постоянно обновляют слизистый слой. При возникновении опухолевого клона клетки начинают делиться бесконтрольно, и развивается рак желудка. В большинстве случаев рак желудка возникает на фоне воспалительных изменений: язва желудка, хронический гастрит, наличие хеликобактерной инфекции. Нередко до развития рака желудка в нем могут быть обнаружены полипы желудка.

На начальной стадии рак желудка ограничен участком слизистого слоя. По мере развития, опухоль прорастает как в глубину, так и в ширину органа. Коварство рака желудка заключается в его способности давать рост под слизистым слоем, и распространенность опухоли может быть гораздо больше, чем видимое поражение слизистой. На поздних стадиях рак желудка может распространяться на другие органы: кишку, поджелудочную железу, что потребует от хирурга выполнения сложных комбинированных операций. Рак желудка очень рано может дать метастазы в печень, яичники, брюшину и другие органы, многие из которых могут быть не диагностированы до операции. Поэтому многие хирурги начинают вмешательство при раке желудка с лапароскопической диагностики (диагностическая лапароскопия).

Симптомы рака желудка

Специфических симптомов у рака желудка нет. Если врачу удается отметить клинические проявления рака желудка, то речь идет об очень запущенной стадии.

Диагностика рака желудка

Единственным надежным диагностическим методом в отношении рака желудка является эндоскопическое исследование (ФГДС). Успех диагностики раннего рака желудка увеличивается при отсутствии каких-либо жалоб со стороны пациента (профилактическое обследование), а также в случае использовании цифровой аппаратуры с современными режимами контрастирования изображения (NBI). Эндоскопический ультразвук (ЭУС) имеет вспомогательное значение для оценки распространенности процесса. Сочетание МСКТ и МРТ позволяет получить информацию о наличии и расположении метастазов.

Лечение рака желудка

Основным методом лечения рака желудка является хирургическое вмешательство. Лучевое воздействие при раке желудка в нашей стране не используется. Адъюватная (профилактическая) или лечебная химиотерапия при раке желудка характеризуются крайне низкой эффективностью. На протяжении последних десятилетий онкологи всего мира пытаются улучшить результаты лечения рака желудка. К сожалению, рак желудка крайне устойчив к действию химиотерапии и очень быстро выходит из под контроля самых современных методов лечения. Поэтому многие хирурги спешат удалить опухоль желудка без дополнительного лечения, но продолжительность жизни больных остается неудовлетворительной. И вот недавно был обнаружен способ сочетания методов (новый протокол), который позволяет надеяться на качественно новый уровень отдаленных результатов лечения местнораспространенного рака желудка. Именно этому новому протоколу и следуют специалисты КБ№122.

Лапароскопическая хирургия рака желудка

Несомненный приоритет в разработке современных технологий принадлежит японской хирургической школе. Именно японские хирурги передали свой опыт российским специалистам в рамках программы научного взаимодействия.

Техника лапароскопических вмешательств детально разработана.

Лапароскопический метод является современным малоинвазивным подходом не только удаления самой опухоли желудка, но и проведения в полном объеме удаления лимфатических узлов, в которые осуществляется метастазирование.

После удаления опухоли желудка (резекция желудка или гастрэктомия) и лимфатических узлов (лимфодиссекция) выполняется реконструктивный этап операции. В ходе реконструкции хирурги используют современные сшивающие аппараты

Наша клиника участвовала в проведении межцентрового исследования по оценке эффективности лапароскопических гастрэктомий при местнораспространенном раке желудка.

Установлено, что лапароскопические операции отличались меньшей кровопотерей, меньшей выраженностью болевого синдрома, меньшей продолжительностью пребывания больных в стационаре. 

Новое в лечении местнораспространенного рака желудка

Лечение местнораспространенного рака желудка затруднено в связи с переходом онкологического процесса со слизистой на более глубокие слои органа, лимфатическую систему или даже соседние анатомические структуры. На первом этапе проводится эндосонография желудка (эндоскопическое УЗИ) и определяется, на какую глубину врастает рак. Сопоставляя эти результаты с данными КТ, МРТ и гистохимии (биологии опухоли) специалисты онкоцентра подбирают курс специальной предоперационной химиотерапии. Как только опухоль сократится в размерах, онкохирурги КБ№122 проводят операцию удаления рака желудка с расширенной лимфодиссекцией (удаление лимфоузлов). Очень важно, что наши хирурги прошли стажировку в японских онкологических клиниках. Именно в Японии отмечены лучшие отдаленные результаты лечения рака желудка.

Патоморфолог по разработанной в Японии схеме проводит оценку изменений в опухоли (патоморфоз) и наличие микрометастазов. Эти данные позволяют подобрать «вторую волну» лечения, которая «добивает» оставшиеся раковые клетки. Особых результатов удается добиться, когда на опухоли будут обнаружены мишени для таргетной терапии. Такой подход позволил излечить уже несколько молодых людей с местнораспространенным раком желудка, которые были обречены при использовании традиционного хирургического лечения.

Что такое ICG-лапароскопия?

ICG-лапароскопия или флуоресцентная лапароскопия – это перспективная технология, которая нашла применение в мини-инвазивной хирургии. Во время операции флуоресцентное контрастное вещество вводится пациенту внутривенно или в ткани рядом с опухолью.

При помощи специальной оптики, которая позволяет использовать инфракрасную область спектра, становится видимым распределение флуоресцентного контрастного вещества, которое из крови попадает в лимфу, выделяется с желчью и мочой. Таким образом, улучшается визуализация анатомических структур, лимфатической системы и кровеносных сосудов. В качестве флуоресцентного вещества используется 0,5% раствор индоцианина зеленого, который преимущественно поглощает излучение в инфракрасной области спектра.

Применение ICG позволяет точно определять анатомию органов и области, на которых выполняется операция. Данный метод нашел широкое применение при операциях на желчевыводящих путях, что позволило значительно снизить частоту интраоперационных осложнений. При флуоресцентной лапароскопии можно определить объем резекции, тем самым позволяет выполнять органосохраняющие операции. В онкологии данная технология используется для визуализации лимфатических узлов и отдаленных метастазов, которые не видны при обычной лапароскопии. Флуоресцентная лапароскопия безопасна, проста в применении и эргономична, что позволяет называть ее «золотым стандартом» в онкологии и хирургии.


На фото: ICG-навигационный контроль лимфодиссекции при раке желудка (собственные фото). Правые желудочно-сальниковые сосуды клипированы и пересечены. Все лимфатические узлы группы 6 (зеленое свечение) удаляются вместе с препаратом.

Стоимость лечения рака желудка.

Часто мы слышим вопрос: Сколько стоит лечение рака желудка? Сколько стоит операция резекции желудка? Сколько стоит лапароскопическая гастрэктомия?

Для жителей Российской Федерации операции при раке желудка проводятся по программе ВМП (федеральные квоты, ВМП в ОМС).

Для иностранцев:

Вопрос о стоимости лечения, стоимости операции является достаточно актуальным. Нужно учитывать, какие услуги могут быть включены в оплату. Кроме того, затраты на лечение могут варьироваться в зависимости от индивидуального случая. Если пациент отягощен сопутствующими заболеваниями продолжительность госпитализации существенно возрастает. Кроме того, необходимость в предоперационной химиотерапии также увеличивает затраты на лечение. Тем не менее существуют усредненные ориентиры.

Стоимость лечения обычно включает комфортные условия пребывания, услуги по индивидуальному уходу за пациентом и дополнительные диагностические процедуры.

До госпитализации Вам всегда будет составлен предварительный счет расходов на лечение.

В вашем браузере отключен JavaScript

«Концепция безопасной хирургии»

Ключевые слова

Рак желудка

Рак желудка диагностика

Рак желудка новое лечение

Рак желудка операция

Рак желудка лечение

Рак желудка лапароскопия

Хирургическое лечение

Лапароскопическая гастрэктомия

Лапароскопическая резекция желудка

Рак желудка лапароскопия

Школа хирургии желудка

Лимфодиссекция

Стромальная опухоль

Аденокарцинома желудка

Новые методы лечения

Симптомы рака желудка

Причины, признаки рака желудка

Профилактика рака желудка

Рак желудка сколько живут

Форум

Выбор хирурга

Отзывы

Лечение в Израиле

Лечение за рубежом

Лечение в Японии

Рак желудка излечение

Стоимость лечения

Лечение без операции

ЭУС желудка

Эндосонография желудка


Лечение рака желудка на 1,2,3,4 стадии: методы и современные подходы

Рак желудка — несомненно, опасное заболевание, имеющее невысокий процент полного излечения. Однако если следить за своим здоровьем, обращаться за помощью к врачам, а не шарлатанам, можно существенно повысить свои шансы на успешную борьбу с болезнью. Излечение от рака желудка или как минимум облегчение жизни возможно на любой стадии болезни, остается найти онкологов, способных оказать незамедлительную и действенную помощь.

Рак желудка — не приговор?

Согласно медицинским данным, рак желудка находится на четвертом месте по распространенности болезни и на втором — по смертности. Что же представляет собой данный тип онкологии? Этот вид рака характеризуется патологическими изменениями в эпителии слизистой оболочки желудка. Чаще всего он начинается бессимптомно, и только при появлении метастазов выявляются первые признаки болезни. Причем нередко на начальных этапах диагностики фиксируются другие заболевания ЖКТ. Отметим, что рак может развиться в любой части желудка, но чаще всего он поражает пилорический и антральный отделы.

Обратите внимание!

80–90% составляет выживаемость больных от рака желудка, если его обнаружили на нулевой или первой стадии. Вероятность выздоровления при раке желудка второй стадии близка к 60%. Пятилетняя выживаемость с раком желудка третьей степени наблюдается у 15–40% пациентов, при четвертой стадии — лишь у 5%.

Наибольшему риску заболевания подвержены люди в возрасте старше 40 лет. При этом крайне редки случаи, когда рак начинался у человека, перешедшего возрастной порог в 70 лет. Если смотреть на статистику, исходя из гендерной принадлежности заболевших, то мужчины в списки пациентов попадают в два раза чаще, чем женщины. Реже всего рак желудка проявляется у жителей Средней Азии, с годами сокращается заболеваемость в США и Западной Европе. А вот Япония, Чили, Исландия, Бразилия, Финляндия и Россия являются странами с наибольшим количеством страдающих данной патологией.

Лечение рака желудка до полного исчезновения болезни возможно при своевременном обращении к врачу и грамотном подходе к терапии.

Основные причины рака желудка:

  • Чрезмерное употребление алкоголя .
  • Неправильное питание. Так, в зоне риска находятся продукты с большим количеством нитратов, нитритов, животных жиров. Стоит тщательно относиться к выбору овощей, их хранению и приготовлению, поскольку именно овощи в рационе человека являются основным источником нитритов и нитратов. Соли азотной кислоты содержат также вяленая и копченая пища, некоторые сыры.
  • Курение табака.
  • Предраковые заболевания : полипы желудка, хроническая язва желудка, хронический гастрит, гипертрофический гастрит (болезнь Менетрие), пернициозная анемия.
  • Доказана связь бактерии Helicobacter pylori с раком некардиального отдела желудка. У всех заболевших она была обнаружена. Эта бактерия вызывает гистологические изменения слизистой желудка — атрофию слизистой оболочки, кишечную метаплазию и дисплазию эпителия.

Важно!

Одним из факторов риска появления рака желудка является наследственная предрасположенность — если у кого-то в семье выявлено данное заболевание, то у всех остальных кровных родственников вероятность заболеть повышается на 20%. Другим провоцирующим фактором является работа с асбестом и никелем. Дефицит витаминов В12 и С — еще один негативный момент, который не стоит упускать из вида [1] .

Несмотря на достаточно пессимистичную информацию и сложность диагностирования рака желудка, прогноз заболевания может быть положительным. При грамотном лечении онкологии на ранней стадии выздоровление наблюдается у 95% пациентов. Но, если запустить рак желудка до последней стадии, шансов уже не остается, однако при помощи специалистов можно продлить жизнь больного до года. Так что главное, что требуется от человека, особенно находящегося в зоне риска, — наблюдение за своим здоровьем и регулярное посещение врача. Обязательным обследованием для ранней диагностики рака желудка является гастроскопия. Ежегодное прохождение этой процедуры значительно увеличит шансы на своевременную диагностику и лечение, а значит — на полное выздоровление.

Типы онкологии желудка

Международная классификация ВОЗ разделяет рак желудка на две категории: ранний и распространенный. А для морфологической характеристики используется классификация, предложенная еще в 1926 году. Согласно ей выделяется четыре анатомических типа рака желудка:

  • грибовидный и полиповидный рак . Он четко отграничен от здоровых тканей, имеет экзофитный рост;
  • блюдцеобразный и чашевидный . У этого типа рака границы имеют ясные контуры, а также приподнятые края. Данная онкология является деструктивной фазой первого типа;
  • язвенно-инфильтративный (язвенноподобный, изъязвляющийся). В этом случае раковая ткань от желудочной стенки четкими границами не отделена;
  • диффузный . Для этого вида рака желудка характерно утолщение всей стенки органа. Весь желудок — от кардии до привратника — представляет собой толстостенную трубку.

В 1977 году ВОЗ предложила классифицировать рак желудка по гистологическому строению . В этом случае выделяются следующие разновидности опухолей:

  • Аденокарцинома . Этот вид онкологии формируется в железистом эпителии желудка. Аденокарцинома подразделяется, в свою очередь, на высокодифференцированную (образуется высокий цилиндрический эпителий), умереннодифференцированную (более плоские кубические клетки) и малодифференцированную (выделяется с трудом).
  • Плоскоклеточный рак . Самый нераспространенный тип опухоли. Появляется между слоями железистого эпителия желудка из плоских клеток, напоминающих кожу.
  • Железистоплоскоклеточный рак . Опухоль, в которой есть черты плоскоклеточного рака и аденокарциномы. Данное онкозаболевание выявляется сложнее, и здесь требуется опытный высококвалифицированный врач, способный дифференцировать этот тип от сочетания опухолей и от больших очагов плоскоклеточной метаплазии.
  • Недифференцированный рак . Опухоль, клетки которой имеют «рассыпной» характер роста. По размеру клетки могут быть мелкими либо крупными (мелко- или крупноклеточный рак, соответственно), а также полиморфными — в этом случае присутствуют все переходные формы клеток.
  • Неклассифицируемый рак . Это злокачественное эпителиальное новообразование, развивающееся из многослойного плоского эпителия.

Степень выраженности и специфичности того или иного типа рака желудка постепенно возрастает, если болезнь не начать лечить. На более поздних стадиях следует говорить не только о раке желудка, но и о поражении метастазами соседних и отдаленных органов брюшной полости, лимфоузлов.

Стадии рака желудка

Опишем, как меняется характер заболевания в зависимости от его продолжительности. Врачи выделяют пять стадий течения рака желудка.

Стадия 0 . Предраковая стадия, диагностика которой довольно затруднительна. На этом этапе появляется внутриэпителиальный рак, соответственно, обнаружить раковые, атипичные клетки возможно только во внутреннем поверхностном слое слизистой желудка.

Стадия 1 . Это самая ранняя из стадий рака желудка. В слизистой оболочке появляется опухоль, которая может затронуть мышечный слой, а также проникнуть в единичные лимфатические узлы. Диагностирование рака желудка начальной стадии дает наибольший шанс на полное излечение. Как уже говорилось выше, около 95% пациентов, у которых болезнь обнаружили именно на первой или нулевой стадии, возвращаются после квалифицированной терапии к нормальной жизни.

Стадия 2 . При раке желудка второй стадии опухоль прорастает во внешний слой стенки желудка, при этом возможно поражение до 15 лимфоузлов. Если диагностировать онкологию на данном этапе — вероятность прожить более пяти лет после курса лечения приближается к 50%.

Стадия 3 . При раке желудка третьей стадии происходит значительное ухудшение состояния пациента. Опухоль распространяется на серозный и мышечный слои, а также затрагивает близлежащие органы: поперечную ободочную кишку, тонкий кишечник, печень, селезенку, почки и так далее. Лечение рака желудка на данной стадии дает шанс на пять и более лет жизни только для 15–40% больных.

Стадия 4 . Опухоль охватывает органы, расположенные рядом с желудком, и отдаленные ткани организма. Около 5% больных после лечения рака желудка четвертой стадии с метастазами получают возможность прожить более пяти лет.

Выявление рака на ранних стадиях осложнено тем, что начинается он обычно бессимптомно. Далее могут возникать дискомфорт и боль в животе, тошнота, изжога, рвота, потеря аппетита, нарушения стула, в том числе кровь в фекалиях, потеря веса и высокая утомляемость. Добавим, что в России в большинстве случаев диагноз «рак желудка» ставится, когда болезнь достигла третьей и четвертой стадий — таких пациентов более 70%.

Диагностика

При раке желудка лечение будет максимально эффективным, если своевременно обнаружить болезнь. Чем раньше диагностировано онкозаболевание, тем выше процент возвращения к полноценной жизни после операции и комплексной терапии. Конечно же, важно довериться только опытным специалистам, которые владеют всеми современными методиками выявления, дифференциации и лечения именно рака желудка. При диагностике рака желудка используют следующие методы:

Гастроскопия . С помощью этого метода врачи могут тщательно осмотреть слизистую оболочку желудка, пищевода и двенадцатиперстной кишки, своевременно заметить опухоль, выяснить ее границы, а также взять образцы тканей для исследования. К концу эндоскопа прикреплена маленькая камера, с которой выводится четкое изображение на монитор непосредственно во время исследования. Метод позволяет диагностировать опухоль уже на нулевой и начальной стадиях.

Эндоскопическое ультразвуковое исследование . Эта процедура осуществляется с помощью небольшого ультразвукового устройства, прикрепляемого к эндоскопу. Оно помогает глубокому исследованию стенок желудка и пищевода. Такой способ с очень высокой точностью показывает границы опухоли.

Рентгеноскопическое исследование . С помощью введенного сульфата бария можно увидеть раковую нишу в зоне инфильтрации. Данный способ помогает конкретизировать границы и распространение опухоли. Кроме того, если произошло сужение желудка, врачи с помощью этой процедуры определят степень сужения. Это один из самых проверенных способов. Он особо эффективен при инфильтративных формах рака, не имеет большой лучевой нагрузки, а следовательно, безопасен для больного. Кроме того, с помощью рентгена можно увидеть функциональные возможности органов и заметить рецидивы опухоли.

Диагностическая лапароскопия под контролем УЗИ . Это операция, которая выполняется под наркозом. В ходе нее для осмотра органов брюшной полости через проколы в брюшной стенке вводится камера. Данный способ применяется, если случай неоднозначный, а также если необходимо выявить, проросла ли опухоль в близлежащие ткани, распространились ли метастазы в печень и брюшину.

Компьютерная томография . Метод дает возможность увидеть толщину стенки органа, а значит, определить стадию рака желудка. Наиболее эффективна томография с введением контрастного вещества, что помогает разглядеть опухолевый инфильтрат и нарушение эластичности стенок желудка.

Исследование ПЭТ/КТ — позитронно-эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией, считается самым современным методом диагностики рака. Незаменима в диагностике и дальнейшем контроле ракового заболевания. ПЭТ/КТ позволяет получить точную и детальную информацию о распространении опухоли и ее локализации посредством детальной визуализации патологических процессов. В соответствии с результатами исследования производится подбор дальнейшей схемы лечения.

Методы лечения рака желудка

На данный момент единственный способ радикального лечения рака желудка — это операция. Очень часто хирургическое вмешательство сочетается с химио- и лучевой терапией.

Хирургическое лечение

Существует несколько подвидов хирургического вмешательства при лечении рака желудка. Если у пациента наблюдаются экзофитные (с четкими границами) опухоли кардиального или антрального отдела желудка, то производится резекция, то есть удаление части органа. Резекция может быть проксимальная (удаление ближайшего к пищеводу отдела), дистальная (удаление выходного отдела). Лечение рака желудка начальной стадии возможно с помощью эндоскопической резекции слизистой, о чем мы уже говорили, описывая эндоскопию как метод диагностики заболевания.

Гастрэктомия — процедура удаления желудка целиком. По сути, доктор, проводящий операцию, «собирает» пациенту новый желудок, состоящий из петель тонкого кишечника. Онкология рака желудка требует такого лечения, если возникли опухоли тела желудка или его средней части. Этот метод наиболее эффективен на нулевой и первой стадиях рака желудка — его могут применять без дополнительных методов терапии. Далее же необходимо совмещение с химио- и лучевой терапией.

Химиотерапия

Медикаментозное лечение рака желудка назначают как до операции — для подготовки к ней, так и после — для ликвидации дальнейших негативных процессов. Задача химиотерапии — снизить риск образования метастазов, уменьшить размер опухоли. Химиотерапию используют при раке желудка второй стадии и последующих, а иногда и на начальном этапе заболевания. Современные методы позволили химиотерапии стать более эффективной, но по-прежнему без дополнительных методов лечения рак не победить. При неоперабельном раке четвертой стадии лечение методом химиотерапии позволяет приостановить процесс метастазирования и продлить жизнь пациента.

Таргетная терапия

Самое щадящее лечение рака желудка. При данной процедуре посредством приема лекарств в организм вводятся активные вещества, синтезированные для борьбы с раковыми клетками. Эти вещества хороши тем, что работают точечно, не оказывая влияния на здоровые ткани. Таргетная терапия может работать как самостоятельно, так и в связке с прочими способами лечения, и может применяться на любой стадии рака. Препараты таргетной терапии вводятся внутривенно с помощью капельниц.

Радиотерапия

Также часто применяемая процедура, которая работает исключительно в связке с хирургическим вмешательством и химиотерапией. С ее помощью минимизируется повреждение здоровых тканей, оказывается точечное воздействие на пораженные органы, снижается интенсивность болей при метастазах. Этот метод лечения применяется обычно после операции, чтобы «убить» оставшиеся раковые клетки или уменьшить очаги метастазов.

Паллиативное лечение

Это терапия, которая не позволяет вылечить пациента, но помогает создать для него максимально возможные благоприятные условия жизни. Обычно рак желудка четвертой стадии предполагает именно такое лечение. Паллиативная терапия предназначена для устранения симптомов, которые приносят больному мучения, — сильной боли, тошноты и рвоты, головокружения, кровотечения.

Если опухоли неудаляемые, то хирург может:

  • провести гастростому — искусственный ввод пищевого канала в желудок через брюшную стенку, что позволит кормить больного и продлит ему жизнь;
  • сформировать обходное соустье между петлями кишечника и самим желудком — таким образом создастся путь, по которому будет проходить пища, что также продлит жизнь пациента;
  • прибегнуть к эндолюминальной лазеротерапии, то есть разрезать опухоль с помощью лазера, вводимого в процессе ФГДС; данный метод применяют, когда новообразование закрывает вход в желудок.

Итак, рак желудка является одним из самых распространенных заболеваний и обладает высоким процентом смертности. Его главная опасность в том, что на ранних стадиях болезнь трудно выявить, а на поздних — лечение лишь продлевает жизнь на несколько лет. Но не стоит впадать в отчаяние, услышав диагноз. Общая тенденция смертности идет на убыль во многих развитых странах. Необходимо сразу же обращаться к высококвалифицированным онкологам, уже обладающим успешным опытом в борьбе с болезнью.


«Сейчас будет вкусно»

Повар и звукооператор из Москвы Никита Полудо в конце января написал пост, где сообщал, что в ноябре 2018 года у него обнаружили рак, и вариант был один – удалить желудок и пройти шесть курсов химиотерапии. Еще в больничной палате Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена Никита понял, что информации о питании для пациентов с таким видом онкологии катастрофически мало и найти ее в Сети – отдельное приключение.

Тогда Полудо запустил портал «ОнкоДиета», а позднее создал группу «Жизнь после удаления желудка», где рассказывает, как он питается после удаления желудка. Под рецептами курицы с малиновым соусом и торта «Наполеон» без масла и молока формируется настоящее пациентское сообщество: люди с аналогичным заболеванием обсуждают, кто что ест, рассказывают друг другу о своем самочувствии после, а главное – пишут, что такой ресурс им очень нужен.

Никита Полудо. Фото со страницы в Facebook

Никита сразу предупреждает: «Я не врач, не имею права что-то рекомендовать людям, но могу рассказать, что я готовлю себе сам, поделиться своим опытом». Сейчас Полудо находится в ремиссии и ищет специалистов и врачей, которые помогут в развитии портала и дадут профессиональные рекомендации по питанию пациентам на разных этапах борьбы с онкологическим заболеванием. Повар хочет показать, что, даже не имея желудка, можно питаться правильно и вкусно. Его пост собрал на данный момент более 8 тыс. репостов, и теперь Никита знает: эта тема важна людям. Повар рассказал Агентству социальной информации, как он решил создать портал, почему важно объединить пациентов, и страшно ли ехать в одиночку на остров во время химиотерапии.

Портал в больнице

Домен onkodieta.ru я зарегистрировал через пять дней после операции — с мобильного телефона. Потом мне привезли ноутбук, я начал заниматься дизайном сайта. Первое блюдо выложил примерно через месяц после операции.

Еще в больнице я понял: информации по питанию практически нет. Многие сайты переписывают рекомендации друг у друга без указания источника — просто для привлечения пользователей и увеличения объема рекламы. Я находил информацию урезанными кусками, было непонятно, кто это написал. Для своего сайта я долго и тщательно перебираю информацию в интернете, ищу материалы, написанные именно врачами. Увы, таких практически нет.

Существует большое количество разных диет, которые подходят человеку на определенном этапе. Я ем практически все – может, мне повезло либо организм у меня железный. Кто-то не может есть мясо, а я его ем. Мои рецепты — это не догма, а конструктор. Это не как безе, где нужно строго четыре яйца и 150 граммов сахара. Любой рецепт можно всегда адаптировать под себя. Важно, чтобы человек мог посмотреть, что он может есть, и выбрать подходящую диету.

Даже в походных условиях можно приготовить вкусную пищу Фото из личного архива повара

Врачи не виноваты, у них банально нет времени. Как может врач-онколог в поликлинике уделить больше 15 минут пациенту по регламенту, когда у него 150 человек в очереди?

Что он может написать в выписке, кроме сухих обобщающих слов: не рекомендуется есть жареное, ешьте вареное, придерживайтесь диеты. А 15 минут недостаточно, чтобы объяснить человеку, как он должен питаться. Было бы хорошо, если бы врач при выписке давал пациенту буклет с развернутой информацией, соответствующей именно его заболеванию.

Я создал сайт, чтобы врачи и пациенты были в общей упряжке. Я готовлю какое-то блюдо, а врач мне говорит: «Давай этот рецепт немного поправим, потому что это нельзя вот этой группе, либо допишем, что рецепт подходит при диете 0Б (одна из хирургических диет), а этот – к общему столу после года ремиссии». Чтобы мне доверяли люди, нужна команда врачей и диетологов.

Пациенты в группе активно общаются, рассказывают: кто-то из Ставрополя написал, что ему не сказали по поводу железодефицита, не предупредили по поводу В12. Но это нонсенс: если у человека удалили желудок, он вообще не получает витамин В12! В моей рекомендации после выписки написано: «Витамин В12 пожизненно».

Многие мне писали, что не хотят пользоваться социальными сетями, им проще получать информацию на портале, потому что соцсети — это огласка. Люди часто боятся, что об их заболевании узнает сосед или работодатель, который еще неизвестно, как отреагирует — некоторые до сих пор думают, будто рак заразен.

У меня сейчас идет такая переписка – я сплю по три часа! Мысли, работа, все вместе. В одиночку тяжело все это. Приходится многое делать по ночам. Люди пишут и звонят со всей России, из Украины, Прибалтики — все русскоговорящее население. Спрашивают: что посоветуете, какой-нибудь стимул.

У человека, когда он узнал о диагнозе и перенес операцию, возникает психологическая травма: он не знает, как дальше жить. Многие перестают бороться. Я тоже не знал, как жить без желудка? Для меня это был, понятно, шок. Но я понимал: люди живут, я слышал об этом. Через свой опыт понял: нормально можно жить. Можно есть ограниченно, но вкусно.

О еде

Моя любовь к еде сыграла большую роль в создании портала. Из любого, даже диетического, блюда надо стараться сделать вкусно — хотя бы визуально. Это мое убеждение: красивая подача блюда способствует аппетиту.

Вкусно и красиво поесть очень много значит для человека. Даже когда я сам себе готовлю, выкладываю еду красиво. Иногда приговариваю: «Как мне сейчас будет вкусно».

Припущенная щука по рецепту Никиты Полудо. Фото: сайт onkodieta.ru

На днях приехал после съемки в час ночи и понял, что на завтра поесть ничего нет. Порезал индейку, закинул лук, морковь, черешковый сельдерей, залил кипятком, поставил тушиться, включил таймер на отключение плиты и лег спать. Замечательно получилось.

Я не зацикливаюсь только на себе, готовлю еще и для семьи. Стараюсь готовить диетическую пищу, мы не едим ничего жареного, с корочкой. У нас с семьей похожий рацион.

На телевидении есть такая шутка: я питаюсь регулярно, у меня трехразовое питание — понедельник-среда-пятница.

Ведь как бывает: выехал на съемку, что-нибудь случилось, поесть нет времени. В таком случае покупаю в аптеке белковые смеси нутридринк и обхожусь ими. Они заменяют полноценный рацион, в этой смеси сбалансированы все питательные вещества. Многим не нравится вкус, кого-то тошнит, а мне повезло.

В качестве быстрого перекуса мне подходят бананы. Но, конечно, это издевательство над организмом. При моем заболевании нужно есть полноценно, пять-шесть раз в день. Даже в столовой можно найти подходящее блюдо — творог или салат из свежих овощей, политых подсолнечным маслом. Это позволительно при диете, но опять же спустя определенное время после операции. Прошел год и я понимаю, что по сравнению с началом пути мне можно есть многое. На самом деле я не считаю себя сильно больным — иногда забываю, что у меня нет желудка.

«Химия» на острове

Я не представляю себя без рыбалки, а ведь в походных условиях тоже надо что-то есть. На шестом курсе химиотерапии я прожил две недели один на острове посреди Селигера. Друзья забросили меня на моторке на остров. В любой момент я мог позвонить им, и они бы за мной приехали: тогда я был еще на «химии», принимал таблетированную формулу химиопрепарата.

Никита во время рыбалки. Фото из личного архива

Конечно, я все продумал: такие вещи нельзя делать с бухты-барахты. Сейчас, год спустя, я готов к авантюрам, но все равно нужно продумывать, грубо говоря, пути отхода. Но тогда я чувствовал в себе силы и хотел посмотреть: смогу — не смогу, тяжело ли будет.

На остров я взял с собой газовую плиту и пароварку, привез оттуда три рецепта для сайта, снятых на видео. Рыба на пару была замечательная.

В итоге все прошло, как я и задумал. Друзья приехали за мной в оговоренный заранее день. Я думаю, сильно повлиял мой настрой. Если бы я был плохо настроен и сильно обращал внимание на побочки — может, и не поехал бы.

Думаю, создание сайта могло помочь моему восстановлению. Сайт отвлекал меня от противного состояния во время химиотерапии. Первые два месяца были сложные, но я себя заставлял много двигаться. Я специально уехал из Москвы на дачу (приезжал только на «химию») и каждый день ходил в магазин за творогом — туда-обратно три километра. Когда ездил в Москву, проходил по 11 километров. Я включал шагомер, мне было интересно, как я себя чувствую при нагрузке.

Планы

Мои стимулы к жизни — кулинария, вкусная еда, рыбалка. А если я буду лежать пластом — какая рыбалка? И людям я говорю — только движение вперед: не стойте на месте, не читайте плохих новостей про летальные исходы, не думайте о группе риска, о пятилетней выживаемости. Мне написала врач – она 30 лет живет без желудка. Ищите истории, как люди живут! Только позитив и юмор.

На острове Никита снял на видео приготовление трех блюд. Фото из личного архива

Хочу сделать раздел на портале, где будет рассказываться о ремиссиях. Будет раздел о том, как питаться в путешествии. Планирую сделать рубрику «вопрос-ответ», чтобы человек мог спросить о том, что его волнует. Пусть он спросит то, что уже десять раз спрашивали! А то как обычно на форумах бывает – человек спрашивает, а ему отвечают: «А что, поискать нельзя? Загуглить не пробовали?». Но человек до или после операции не в том состоянии – ему не до этого, он хочет банально спросить.

Сейчас я собираю пул врачей – всех, кто связан с онкологией и «химией» и кто может помочь проекту. Чем больше врачей, тем лучше.

Хочу напечатать буклеты с информацией о реабилитации после гастроэктомии при онкологии желудка, в которой простыми словами будет рассказано, как жить и что есть дальше. Наверняка найдутся волонтеры в ремиссии, которые согласятся прийти в отделение к прооперированным людям, раздать буклеты и немножко рассказать о своей истории, поддержать: «Смотрите, я хожу, бегаю, нет ничего страшного». Если бы ко мне, пока я лежал в больнице, пришел такой человек и дал бы буклет, мне было бы проще.

Я хочу собрать воедино всю правдивую информацию и сделать из сайта onkodieta.ru полноценный интернет-портал помощи больным раком желудка.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

В чем плюсы малоинвазивных операций по удалению опухоли, что снижает риск рецидива и почему рак быстрее прогрессирует у молодых?

Каждый год в Беларуси выявляют более 50 тысяч новых случаев заболевания раком. Чтобы вновь стать здоровым, большинству онкопациентов приходится пережить операцию по удалению опухоли. Каким образом она проходит, в чем преимущество малоинвазивных операций, как готовят пациентов и почему их настрой не менее важен, чем квалификация врача? Об этом и многом другом мы поговорили с Юрием Слободиным — заместителем главного врача по хирургии РКМЦ.

Юрий Валерьевич Слободин. Кандидат медицинских наук, хирург высшей квалификационной категории, заместитель главного врача Республиканского медицинского клинического центра по хирургии. В год проводит более 100 сложных операций. Владеет открытой, лапароскопической и роботической хирургией при злокачественной и доброкачественной патологии органов брюшной полости, забрюшинного пространства и малого таза.

“Порядка 67-68% всех случаев в 2018 году были выявлены на первой-второй стадии”

— Каждый год количество новых выявленных случаев рака в нашей стране увеличивается примерно на тысячу. В 2018 году их было зафиксировано 52 тысячи, в 2019-м — порядка 53-х, — рассказывает Юрий Валерьевич. — Сегодня на диспансерном наблюдении у онкологов находится порядка 307,5 тысяч человек. Из них в среднем 60 процентов — это пациенты, которые наблюдаются пять и более лет.

— Чем объясняется постоянный рост заболеваемости раком?

— Факторов много. На этот процесс влияет наш образ жизни, окружающая среде, питание. Но в основном онкологические заболевания мы обнаруживаем у пациентов старше 70 лет.

Сегодня на первом месте среди болезней, от которых чаще всего умирают белорусы, находятся заболевания сердечно-сосудистой системы, на втором — онкология. Но со временем и с применением новых технологий, которые внедряются при лечении кардиологических патологий, рак может выйти на первое место.

— Почему люди старше 70 лет больше подвержены риску заболеть раком?

— Для этого нужно понимать, что такое рак. Это перестройка клеток и тканей, которые превращаются в злокачественные. У пациентов на этапе старения эти метаморфозы более выражены. Потому и риск заболеть выше.

Хотя более агрессивно рак протекает у молодых людей. Если мы говорим о химиотерапии, то молодого человека лечить сложнее, чем пожилого. Иммунитет у него достаточно сильный, обменные процессы — быстрые. Все системы и органы активно работают и питаются кровью. В таких условиях опухоль развивается более агрессивно. У пожилых людей из-за процессов старения и сниженного иммунитета рак прогрессирует медленнее.

Болезнь молодеет. Довольно часто мы находим онкологические патологии у пациентов очень молодого возраста. Например, обнаружили рак ободочной кишки у пациентки в 23 года. И в 27 лет тоже был похожий случай.
А ведь эти пациенты даже не попадают в группу скрининга рака ободочной кишки. По протоколам он начинается с 50 лет. Хотя сегодня и наша, и мировая практика показывают, что скрининг нужно начинать с 45 лет, а может, и в 40.
  
— Вы называли количество людей, которые стоят на диспансерном учете, — 307 с половиной тысяч человек. Более 60 процентов из них — это пациенты, которые наблюдаются пять и более лет. Вырос ли процент выживаемости за последние годы?

— Да, он растет. В 2000 году летальность от рака составляла порядка 57 процентов. Это значит, что из 100 пациентов 57 умирали. В 2018-м году этот показатель — 31 процент.

Появляются новые технологии, меняются схемы лечения. Онкология — это ведь не только хирургия. Я бы даже сказал так: далеко не только хирургия. Это и химиотерапия, и лучевая терапия, и таргетная [лечение препаратами, которые блокируют рост и распространение раковых клеток. — Прим.]. Развиваются нехиругические методы лечения. Подходя к пациенту индивидуально и комплексно, мы получаем более высокий процент выживаемости.

Кроме этого, выживаемость повышается и за счет выявления рака на ранних стадиях. Скажем, если рак обнаружили на третьей стадии, а тем более на четвертой, лечение будет более сложным, чем было бы на первой или второй.

Данные за 2018 год говорят, что порядка 67-68% всех случаев были выявлены на первой-второй стадии. Это очень хороший показатель. В 2017-м году он был на отметке 61%.


Труднее всего поддаются лечению рак желчных протоков и головки поджелудочной железы

— До сих пор диагноз «рак» многими воспринимается чуть ли не как приговор. Что нужно о нем знать, чтобы не бояться?

— Некоторые люди так боятся рака, что, например, без каких-либо причин делают тесты на онкомаркеры. Но в этом нет смысла. Главное правило — вовремя обращаться к врачам при малейших симптомах или дискомфорте.
Что-то заболело, чувствуете себя «как-то не так»? Запишитесь на прием к врачу, сдайте анализы, пройдите элементарное обследование. Важно наблюдаться, а не тянуть до последнего.

Часто говорят, что при раке желудка появляется отвращение к еде, нежелание есть мясо. На самом деле, если появилась такая клиника, то это, к сожалению, уже будет запущенная стадия.

Рак желудка, как правило, протекает бессимптомно. Непроходимость, жидкость в животе, боли, связанные с прорастанием опухоли в соседние органы — это уже поздние проявления.

Но, с другой стороны, в разговоре с пациентом ты узнаешь, что у него был дискомфорт, периодически появлялась изжога, просто он не обращал на это внимание.

Поэтому главное правило — быть более внимательным к себе. Здоровье пациентов прежде всего в их руках. Врач не может отвечать за всех. Его задача — помочь и решить проблему, с которой к нему обращается. Но предупредить ее, заметить может только сам пациент.

— Хирургическое лечение онкопациентам нужно не всегда, в некоторых случаях оно даже противопоказано. Это так?

— Раки разной локализацией имеют отличающиеся протоколы лечения.

Не всегда опухоль должна начинаться именно с хирургии, а схема лечения зависит от стадии.

Когда мы, врачи, определяем рак и ставим диагноз, то предполагаем стадию заболевания. Есть ряд обследований, который помогают посмотреть, насколько опухоль проникает в пораженный орган: она прорастает в стенку органа или растет только по слизистой? Также смотрим на лимфоузлы: они поражены или нет? Обследуем пациента на отдаленные метастазы, берем гистологию. Наши морфологи определяют тип опухоли, ее агрессивность. В совокупности, получив эти данные, мы решаем, каким образом лечить пациента.

Одна из проблем, которой занимается наш центр, — это рак желудка. Если это ранняя степень, то есть опухоль не прорастает глубже поверхностного слоя — слизистой, нет отдаленных метастазов и пораженных лимфоузлов, то операцию мы можем сделать эндоскопически. Это значит, мы не раскрываем брюшную стенку, а делаем все манипуляции посредством гибкой эндоскопии (внутрипросветно). Иссекаем опухоль в пределах здоровых тканей, исследуем ее — и пациент продолжает дальнейшее лечение и наблюдение. Такая операция максимально малоинвазивна, не требует больших хирургических вмешательств.

Если есть более крупные поражения, но нет серьезного проникновения в прилегающие органы, такие образования тоже считаются операбельными. В нашей клинике их делают лапароскопически. То есть мы делаем не большие разрезы, а четыре-пять маленьких надрезов в передней брюшной стенке размером до сантиметра, убираем две трети желудка или весь орган с лимфодиссекцией. Такая операция тоже малоинвазивна.

В чем преимущество этого метода? Мы выполняем весь объем хирургии, который нужен при данном виде рака. При этом за счет малых разрезов пациент рано активизируется и начинает двигаться. Соответственно, вероятность развития осложнений гораздо ниже. Раны маленькие, они, как правило, не гноятся, нет послеоперационных грыж. Кроме того, это профилактика пневмонии: чем раньше пациент встанет, тем меньше риск ее развития.

Ведь онкохирургия — это не про то, чтобы вырезать весь организм. Можно убрать все, что угодно, но в этом должен быть смысл. Онкохирургия направлена на увеличение жизни пациента, на то, чтобы она была активной и полноценной.

При запущенной стадии рака, при прорастании опухоли в органы и крупные сосуды операция, к сожалению, может не помочь. Хотя к каждому случаю нужно подходить индивидуально.

Иногда на помощь приходят химиотерапия, лучевая терапия. Зачастую они становятся мостиком к онкохирургии. Если пациент поддается лечению, мы выходим на этап операции.

— С какой локализацией рака вам чаще всего приходится сталкиваться?

— Сейчас на первом месте стоит рак предстательной железы у мужчин и рак молочной железы — у женщин. Следом идет рак толстой кишки. Хотя скоро, наверное, он будет превалировать: очень большое количество пациентов болеют им сегодня.

Если такой темп будет сохраняться, он выйдет на первое место. Например, по раку желудка количество пациентов большое, но оно немного снижается, с колоректальным раком такой тенденции мы не видим.

— Почему так происходит?

— Вероятнее всего, это зависит от нашего образа жизни и питания.

— Какая из локализаций труднее всего поддается хирургическому лечению?

— Если мы говорим о локализации, которой занимается наш центр, то это, наверное, рак желчных протоков.

Его лечение требует большой резекции печени, достаточно серьезной реконструкции. К сожалению, этот рак еще и не очень благодарен в своей общей и безрецидивной выживаемости.

Рак головки поджелудочной железы также требует достаточно высокотравматичной операции. Зачастую мы видим пациентов уже с инвазией крупных сосудов.
   
Если говорить об онкоурологии и онкогинекологии, то там все более понятно. А эти локализации — поджелудочная железа и печеночные и желчные протоки — достаточно сложные.

— Сколько операции длятся?

— Конкретно эти — как раз долго. Минимум — 4-5 часов, максимум может быть различным.

“Голод перед операцией не приветствуется. Изнуряющие клизмы накануне тоже исключены”

— Как выглядит подготовка к операции по удалению опухоли?

— Прежде всего пациент должен пройти все необходимые исследования: грудной клетки, компьютерную томографию с контрастированием брюшной полости, при необходимости — МРТ малого таза, колоноскопию, гастроэндоскопию, тесты на онкомаркеры. Мы должны увидеть степень инвазии опухоли в орган, как выглядят лимфоузлы, которые находятся в районе опухоли, должны исключить или подтвердить наличие метастазов, поражение крупных сосудов, ближайших к новообразованию. Это нужно для того, чтобы до операции мы планировали ее объем, знали анатомические особенности пациента, могли предположить план хирургического вмешательства.

Методы очистки кишечника, голодание ушли на второй план. Зачастую рано утром, накануне операции, мы предлагаем пациенту выпить питательный раствор, что поможет ему скорее выйти из высокотравматичной операции.

Чем быстрее пациент начнет восстанавливаться, тем меньше осложнений мы получим. Потому и голод перед операцией не приветствуется. Изнуряющие клизмы накануне тоже исключены. Пациент должен выспаться, иметь хорошее настроение и прийти с ним в операционную. Потому что исход операции зависит не только от хирурга, но и от того, как ему помогаем пациент. Он должен быть настроен на позитив, доверять хирургу и выполнять все рекомендации, которые дают врачи.

— А если говорить про другую сторону — врачей. Как вы готовитесь к операциям?

— Оперирующие хирурги прежде всего должны быть грамотными врачами как теоретически, так и на практике.
Хирург должен полностью владеть анатомией оперируемой области, владеть топографической анатомией, держать у себя в голове 3D-реконструкцию того, что он оперирует, где какие сосуды находятся. Особенно, если мы говорим о лапароскопической хирургии. Врач должен знать границы этой резекции, правильный объем лимфодесекции. Без этого никак, потому что наша цель — максимальная выживаемость пациентов без рецидивов. Пациент должен жить долго, и от хирургии зависит многое.

Плюс хирург должен иметь постоянную практику, уметь принимать решения во время операции, когда он может встретиться с любой ситуацией.

В этом хорошо помогают симуляционные центры. В нашей клинике есть такой. В нем врачи обучаются лапарокопической хирургии, после чего сдают два уровня экзаменов — базовый и продвинутый.

Хирург должен учиться оперировать не на пациентах. Для качественного самостоятельного освоения выполнения каких-либо операций считается выполнение 50 операций. Наши врачи проводят их в симуляционном центре, проходят ряд упражнений, тренингов и курсов, чтобы прийти в операционную и оперировать своего 51-го, но уже настоящего пациента.

Недавно для хирургов нашего центра мы разработали программу проверки практических навыков, планируем проводить ее раз в год. Кроме этого, у нас есть правило: врач, который по какой-то причине две недели отсутствует клинике — был в отпуске или болел, — перед тем как пойти в операционную, проходит тренинговый курс.

— Кто становится пациентом в симуляционном центре?

— Если мы говорим о лапароскопии, то это может быть виртуальный симулятор или лапароскопические боксы — с инструментами, камерой, коробкой, которые максимально приближены к естественной среде даже по тактильным ощущениям.

— Кроме этого, операции в клинике проводят в том числе с помощью роботов. Верно?

— Да, второй год мы работаем с роботами, провели более 100 операций. Наиболее часто — при колоректальном раке. Оперируем гинекологическую и урологическую патологии.

— Поначалу у пациентов не было страха: «Как это, не руки врача будут оперировать, а робот?»

— Знаете, я его не почувствовал. Первую пациентку мы прооперировали в феврале 2018-го. Она легко согласилась. Сегодня некоторые сразу спрашивают, можно ли провести им операцию на роботе.
Робот позволяет делать более точные движения, минимизировать риск повреждения сосудов. Он дает стационарную картинку, которую мы видим в 3D, при этом снимаются всякие колебания движений плюс полностью устраняется человеческий фактор.

— Какое оборудование используется при классических операциях?

— Около 60-65% всех операций в Центре выполняются лапароскопически. Для этого нам необходимо эндоскопическое оборудование — камеры, аппараты для подачи газов, коагуляция. На сегодня практически все технологии, которые существуют в мире, есть в нашем центре.

Они помогают сделать нашу высокотравматичную хирургию безопасной для пациента. Это — прежде всего.

Скальпелем можно вырезать все, что угодно, но это высокотравматично. Девайсы — это не выдумки или причуды хирургов. Это то, что позволяет сделать операции более безопасными.

“Если прошел год и мы видим, что рецидива нет, это уже маленькая победа. Три года — еще лучше. Пять — прекрасно”

— Как врач-онкохирург может быть уверен, что удалил всю опухоль?

— Для этого у нас есть служба патоморфологии. Во время операции края́ удаляемого органа отправляются на экспресс-исследование. Наши морфологии смотрят: есть в краях резекции раковые клетки либо нет? Если их нет, то хирург может быть уверен, что удалил все. Если что-то обнаруживают, то объем резекции расширяется. Ответ от морфологов поступает в течение 20-30 минут прямо во время операции.

После операции удаленный орган отдается на расширенное исследование. Патоморфологи исследуют опухоль, лимфоузлы — и в итоге дают заключение о стадии рака.

— Пациент прошел через операцию. Что происходит после? В какой момент пациент может сказать: «Я вышел в ремиссию, я здоров»?

— Если через три года после хирургии мы не выявляем ни метастазов, ни осложнений, ни прогрессирования опухоли, уже можно начинать думать, что у нас все получилось. А спустя пять лет ряд нозологий вообще снимаются с диспансерного наблюдения.

Да, нужно наблюдаться дальше и делать все необходимые обследования. Я всегда говорю пациентам так: «Есть график. Пожалуйста, придерживайтесь его». Не потому, что я так хочу. Это важно: если у пациента произошел рецидив или появились метастазы, то чем быстрее мы их найдем, тем более адекватно сможем на них среагировать.
   
Отвечая на вопрос, скажи так: если прошел год и мы видим, что рецидива нет, это уже маленькая победа. Три года — еще лучше. Пять — прекрасно.

— Что снижает или, наоборот, повышает вероятность рецидива?

— Лечение на ранних стадиях. Чем раньше выявили опухоль и чем скорее ее начали лечить, тем ниже вероятность рецидива.

Кроме этого, правильное лечение, корректно подобранная химиотерапия после хирургического вмешательства, если это необходимо. Она должна быть адекватна для опухоли и чувствительна к ней.

“Хирурги — это не люди с холодными сердцами. Внешне они могут не показывать эмоций, но внутри-то переживают”

— Когда мы говорили о подготовке к операции, вы перечисляли и профессионализм врача, и доверие пациента. Обратила внимание, что у вас на стене висят иконы. Значит, есть что-то еще?

— Знаете, я не верю тем, кто говорит, что не верит в Бога. Есть силы, которые помогают. И мы видим эти случаи, которые невозможно ничем объяснить. Вот, кажется, пациент совершенно сложный, ничего нельзя сделать, но ты проводишь операцию — и безнадежный пациент становится на ноги, приходит время — он выздоравливает. А бывают пациенты, у которых довольно простая опухоль. Делаешь им ту же качественную операцию, но возникает то одна проблема, то другая.

Кстати, у нас, хирургов, есть много примет. Та же обувь, в которой ты идешь на операцию, как заходишь в операционную и т.д.. Когда у тебя получился ряд серьезных операций, ты стараешься надевать ту же одежду или повторять ту же последовательность действий, которые перерастают в приметы.

— Когда у вас запланирована операция, как выглядит ваш рабочий день?

— Стараюсь ставить операцию не с самого утра, чтобы разобраться с госпитализацией пациентов, консультациями, решить организационные вопросы по другим отделениям. С часов 10-11 я иду в операционную. И, как правило, провожу в ней время до конца рабочего дня, а то и дальше.

Очень хорошо, что наш хирургический коллектив активно растет, поэтому есть возможность распределять нагрузку.
Без коллектива, без команды это было бы невозможно. Один человек не может вытянуть всё ни морально, ни физически. К тому же те, кто с тобой работает, должны понимать нюансы происходящей операции, потому что в последующем на дежурствах именно они наблюдают пациента, поэтому должны понимать, изменилось ли что-то, как вовремя среагировать, чтобы минимизировать возможные осложнения.

— Пациенты приходят к вам не с самым радужным настроением. Вероятно, за годы работы у вас выработался профессиональный иммунитет. Тем не менее, как вы научились не впускать это в себя?
   
— Все свои негативные или грустные чувства я оставляю на входе в клинику. Общаясь с пациентами, у которых тяжелое заболевание, стараюсь поднять им настроение. Сказать: «Нужно принять это, как факт. Главное, что мы нашли заболевание, мы можем на него повлиять, чтобы жить дальше. И мы знаем, что с этим делать».
Вроде пока все удается, пациенты доверяют нашей клинике и хирургам.

Вообще, врач-хирург берет на себя огромную моральную ответственность. Во время операции он полностью отвечает за пациента и рискует не собой, а жизнью другого, поэтому все риски должны быть оправданы.
Но хирурги — это не люди с холодными сердцами. Внешне они могут не показывать эмоций, но внутри-то переживают.

— Как врач, который делает более 100 высокотравматичных операций в год, какой совет вы дали бы тем, кто никогда не хочет оказаться на операционном столе у онкохирурга?

— Вовремя обращаться за помощью. Не бояться врачей и обследований. Почувствовали, что что-то не так? Сдайте анализы, обследуйтесь. Чем раньше врачи найдут у вас проблему, тем быстрее вы выпишетесь из больницы, если вдруг придется идти на операцию. Ранее выявление — это залог успеха в выздоровлении.

Сколько стоит лечение рака желудка? Стоимость операции по удалению желудка, цены на химиотерапию

В статье вы узнаете, сколько стоит лечение рака желудка в разных клиниках по всему миру. Bookimed выбрал для вас ТОП-5 медицинских центров из 114, представленных на сайте. Эти центры отобраны нашими врачами-экспертами на основании таких критериев как успешность лечения, квалификация докторов, отзывы наших пациентов, стоимость медицинских услуг. Вся информация и статистические данные предоставлены клиниками напрямую или взяты с их официальных сайтов, сайтов других авторитетных источников и проверены медицинскими редакторами Bookimed. Для того, чтобы вы могли рассчитать предварительную стоимость лечения, сравнить ее в разных медицинских центрах и выбрать для себя оптимальный вариант, цены на диагностику и лечение рака желудка на этой странице предоставлены и подтверждены нашими клиниками-партнерами.


Рак желудка — это злокачественная опухоль, которая образовалась из-за аномального деления клеток слизистой оболочки желудка. Ее сложно обнаружить на ранних стадиях, так как она развивается бессимптомно. Чаще всего заболевание диагностируют, когда опухоль начала распространяться за пределы органа (с 3 стадии), поэтому лечение важно начать незамедлительно.

Что влияет на стоимость лечения рака желудка?

По данным клиник-партнеров Bookimed, на цену лечения рака желудка влияют:

  • Назначенный метод. Если рак желудка не распространился за пределы слизистой, потребуется только операция, соответственно, лечение будет дешевле.
  • Способ удаления. Если опухоль имеет небольшой размер, доктор удалит ее эндоскопическим путем (без разрезов). Если новообразование находится непосредственно в органе, необходимо его частичное или полное удаление. Такая операция при злокачественной опухоли желудка сложнее и стоит дороже.
  • Необходимость дополнительных процедур. Доктор может назначить дополнительное обследование перед операцией, чтобы точно определить расположение опухоли и исключить наличие метастазов в других органах. Если образование больше 4 см, то перед ее удалением назначают химиотерапию, чтобы уменьшить его. Стоимость химиотерапии при раке желудка рассчитывается индивидуально: она зависит от назначенных препаратов и количества курсов.
  • Выбранная страна и клиника. Стоимость лечения зависит от экономической политики страны, которую выбрал пациент, и конкретного медицинского учреждения. В Западной Европе и США лечение дороже, чем в Турции или Индии. Цены в разных клиниках одной страны также могут отличаться: они зависят от статуса (государственная или частная) и уровня сервиса.
  • Опыт врача.

Доктор подбирает индивидуальную схему лечения для каждого пациента с онкологией. Точная сумма зависит от того, какие именно методики, кроме операции, вам необходимы. Оставьте обращение, чтобы получить бесплатную консультацию по лечению рака желудка.

Где лучше лечить рак желудка?

Если вы решили лечить рак желудка за рубежом, рассмотрите в первую очередь клиники в странах с безвизовым режимом. Для большинства жителей СНГ это Израиль и Турция. Чтобы быстрее собрать необходимую сумму на лечение, выбирайте Индию — здесь лечение стоит в несколько раз дешевле, чем в Европе. Для пациентов со сложными случаями подойдет Германия — здесь опытные доктора и строжайший контроль над качеством медицинского обслуживания.

Сколько стоит лечение онкологии желудка в Израиле?

Медицинский центр им. Сураски

✔️ По данным клиники, 92 из 100 пациентов после лечения рака желудка в Сураски достигают ремиссии.

Больница им. Сураски (Ихилов) — крупнейшая государственная клиника Израиля, в которой находится онкологический центр из ТОП-рейтинга Bookimed. Пациента с раком желудка здесь могут принять через 3-5 дней после оформления заявки.

Операцию при раке желудка большинству пациентов проводит старший хирург, доктор с 12-летним опытом — Рон Гринберг. После вмешательства врач делает экспресс-тест FROZEN, который показывает, все ли раковые клетки были удалены. Такой подход уменьшает риск рецидива.

Israel, Tel Aviv Sourasky Medical Center Прием врача

от $250

Виза трансфер переводчик проживание

Отлично 126 отзывы

Прием врача

от $250

  • Sourasky (Ichilov) is ranked among Top 10 hospitals for medical tourism in the world by Newsweek magazine, an authoritative American edition.
  • Sourasky specialists use immunotherapy to treat stomach cancer. Before the treatment, patients have to undergo a test for compatibility to be sure they meet the therapy requirements.
  • Prof. Ido Wolf, the Head of Oncology Department specializes in malignant stomach tumor treatment. Prof. Wolf provides a molecular tests, which increase diagnosis accuracy up to 10-20% and helps to identify the genetic predisposition to malignant gastric cancer.
  • Submit a request on our website to find the best stomach cancer center.
Цены на лечение рака желудка в центре Ихилов, Израиль

Химиотерапия при раке желудка

от $2 800

Операция при раке желудка

от $26 000

Цены на лечение в Турции

Клиника Анадолу

✔️ Анадолу — лучший онкоцентр для взрослых в 2018 году по мнению пациентов и экспертов Bookimed.

Клиника Анадолу сотрудничает с топовой больницей США — Госпиталем Джонса Хопкинса. Благодаря этому турецкие врачи проходят обучение и стажировку в Америке и применяют в лечении последние американские протоколы. Онкологи клиники используют современные и эффективные методы лечения — это подтверждает аккредитация Организации европейских онкологических институтов (OECI). Во всем мире — порядка 30 клиник такого уровня.

На поздних стадиях при канцероматозе брюшины (множественных метастазах в органах брюшной полости) доктора Анадолу проводят процедуру HIPEC — «горячую химиотерапию». По данным клиники, после HIPEC 43% пациентов переживают рубеж 5 лет. Для сравнения, без этой методики пациенты с 4 стадией рака желудка проживают полгода.

Turkey, Istanbul Anadolu Medical Center Прием врача

от $110

Трансфер виза переводчик проживание

Отлично 283 отзывы

Прием врача

от $110

  • Anadolu cooperates with John Hopkins Hospital, the best medical center in the USA according to U.S. News & World Report. Specialists apply only the latest technologies to treat stomach cancer and other diseases.
  • Anadolu Medical Center is accredited by the Organization of European Cancer Institutes (OECI) for the most effective cancer treatment options.
  • Anadolu doctors apply CyberKnife M6 and TrueBeam Edge. They are the latest radiotherapeutic devices that influence a tumor with 0.5 mm accuracy and do not affect healthy tissues.
  • Anadolu has a certificate from the European Society for Medical Oncology (ESMO) for palliative therapy. Such a treatment reduces symptoms and improves the life quality at 4th stomach cancer stage.
Цены на лечение рака желудка в Анадолу, Турция

Операция при раке желудка

от $15 600

Лечение рака желудка в Германии: цены

Клиника Асклепиос Бармбек

✔️ В больнице ежегодно проводят 2 700 операций на брюшной полости.

Клиника Асклепиос Бармбек — это многопрофильный медицинский центр крупнейшей сети немецких клиник Asklepios.

Гастрэктомию (операцию по удалению опухоли в полости желудка) проводит профессор Карл Юрген Олдхафер, главврач отделения хирургической онкологии. Доктор использует малотравматичные методы, оперируя через небольшие разрезы (до 2 см). Такая операция сокращает период восстановления пациента в 2 раза и снижает риск осложнений.

Germany, Hamburg Asklepios Hospital Barmbek Прием врача

от $545

Трансфер виза переводчик проживание

Отлично 85 отзывы

Прием врача

от $545

  • Asklepios Barmbek is No.1 according to Medical Travel Quality Alliance (MTQUA). The hospital is the 1st in the world due to high health care service.
  • Since 2012, the hospital has been permanently ranked among top German hospitals by the Focus magazine.
  • Asklepios Barmbek is recognized as the “Competence Center for Stomach and Esophagus Surgery” by the German Society for General and Visceral Surgery and Association of the Upper Gastrointestinal Tract.
  • 16,000 patients with oncological diseases, including gastric cancer, are treated annually at Asklepios Barmbek.
  • Submit a request on our website to choose the best stomach cancer treatment in the world regarding your case.
Цены на лечение рака желудка в Асклепиос, Германия

Операция при раке желудка

от $40 900

Химиотерапия

от $3 150

Клиника Нордвест

✔️ Специалист по химиотерапии с 30-летним опытом.

Клиника Нордвест состоит из 5 научно-исследовательских институтов и 11 узкоспециализированных центров.

Операции при раке желудка в больнице проводит профессор Томас Краус — доктор с 30-летним опытом, руководитель немецкого общества «Хирургия как искусство». Профессор Краус провел более 3 000 успешных операций на брюшной полости.

Подбор лечения курирует главврач отделения онкологии — профессор Эльке Йегер. Доктор Йегер практикует более 30 лет и разрабатывает щадящие методики химио- и иммунотерапии.

Germany, Frankfurt am Main Nordwest Clinic (Krankenhaus) Прием врача

от $272

Трансфер виза переводчик проживание

Отлично 51 отзывы

Прием врача

от $272

Nordwest specialists are co-founders of the University Center for Tumor Diseases (UCT) — one of the leading institutions dealing with cancer patients.

Цены на лечение рака желудка в клинике Нордвест, Германия

Операция при раке желудка

от $23 400

Химиотерапия

от $2 950

Цена на лечение рака желудка в Индии

Клиника Аполло

✔️ Лучшая цена на операцию при раке желудка по мнению пациентов и экспертов Bookimed.Госпиталь Аполло — одна из 64 клиник индийской сети Apollo Hospitals Group. Врачи Аполло первыми в Индии провели пересадку печени ребенку и удалили опухоль в желудке 110-летней женщине.

Цены на лечение рака желудка в Индии ниже, чем в других странах — это вызвано экономической политикой государства. При этом уровень медицины здесь соответствует международным стандартам: в клиниках установлено новое оборудование и работают опытные врачи. В госпитале Аполло используют робот Да Винчи — аппарат для хирургии через маленькие (до 2 см) разрезы.

Удаление опухоли желудка проводит доктор Аджит Пай — специалист по хирургии органов желудочно-кишечного тракта. Он проходил обучение в Университете штата Иллинойс, Чикаго (США).


  • Apollo Hospital has received a certificate from JCI (Joint Commission International, USA), an organization that evaluates medical institutions worldwide.
  • Professor Ajit Pai is a leading surgical oncologist at Apollo who specializes in gastric cancer treatment. Prof. Pai provides laparoscopic and robotic surgeries to treat stomach cancer. Both procedures speed up the recovery and help to avoid complications in the postoperative period.
  • Specialists at Apollo apply TrueBeam STx for radiotherapy. This is an advanced linear accelerator that irradiates a tumor precisely with no damage for healthy tissues. It is used for hard-to-reach tumors.
Цены на лечение рака желудка в Аполло, Индия

Операция при раке желудка

от $6 400

Подведем итоги

На стоимость лечения онкологии желудка влияет ряд факторов, основные из них — стадия заболевания, расположение опухоли, необходимость дополнительных процедур, ценовая политика выбранной страны.

При выборе клиники необходимо учесть опыт врача, оснащенность госпиталя и возможность принять пациента в кратчайшие сроки. Важно, чтобы в выбранном медицинском центре были доступны все методы, которые сегодня применяют в мировой практике — операция, медикаментозная терапия, облучение. На основании этих критериев Bookimed выделил ТОП-5 медицинских учреждений:



Как Bookimed может помочь вам или вашим близким?

➤ Врачи-координаторы Bookimed подберут для вас клинику и доктора, который специализируется на диагностике и лечении рака желудка. Мы учтем особенности медицинского случая, ваши потребности и пожелания. Вы получите индивидуальную программу процедур со стоимостью и сможете заранее спланировать бюджет поездки.

➤ Bookimed — международный сервис по подбору медицинских решений и организации лечения более чем в 25 странах. Каждый месяц наши врачи-координаторы помогают 4 000 пациентов. Наша миссия — предоставить каждому необходимое медицинское решение и оказать помощь на всех этапах: от выбора клиники и организации поездки до возвращения домой. Мы остаемся на связи с вами 24/7, чтобы ваш путь к здоровью был простым и комфортным.

Услуги Bookimed для пациентов бесплатны. Подбор решения и организация поездки не влияют на ваш счет за лечение.

Оставьте обращение, чтобы получить консультацию врача-координатора Bookimed.

Получить консультацию

Не нашли то, что искали?

Смотрите актуальные цены на лечение рака желудка в 21 стране мира

Препараты для лечения рака желудка и химиотерапии

Химиотерапия (химиотерапия) использует противораковые препараты, которые вводят в вену (через капельницу или центральный венозный катетер) или принимают внутрь в виде таблеток. Эти препараты попадают в кровоток и достигают всех частей тела, что делает это лечение полезным при раке, который распространился на органы за пределами того места, где он возник.

Когда применяют химиотерапию при раке желудка?

Химиотерапия может использоваться в разное время для лечения рака желудка:

  • Химию можно назначать перед операцией по поводу рака желудка.Это известно как неоадъювантное   лечение . (Иногда химиотерапия назначается вместе с лучевой терапией, которая известна как химиолучевая терапия .) Неоадъювантное лечение часто может уменьшить опухоль и, возможно, облегчить операцию. Это также может помочь предотвратить рецидив рака и помочь пациентам жить дольше. Для некоторых стадий рака желудка неоадъювантная химиотерапия является одним из стандартных вариантов лечения. Часто после операции снова назначают химиотерапию.
  • Химиотерапия может быть назначена после операции по удалению рака.Это называется адъювантным лечением . Целью адъювантной химиотерапии является уничтожение любых областей рака, которые могли остаться, но слишком малы, чтобы их можно было увидеть. Это может помочь предотвратить возвращение рака. Часто при раке желудка химиотерапию назначают вместе с лучевой терапией после операции. Это может быть особенно полезно при раке, который не может быть полностью удален хирургическим путем.
  • Химиотерапия может быть назначена в качестве основного (основного) лечения, если рак распространился (метастазировал) в отдаленные части тела или если его нельзя удалить по какой-либо другой причине.Химиотерапия может помочь уменьшить рак или замедлить его рост, что может облегчить симптомы и помочь людям жить дольше.

Врачи назначают химиотерапию циклами, за каждым периодом лечения следует период отдыха, чтобы дать организму время на восстановление. Каждый цикл обычно длится несколько недель.

Какие химиопрепараты используются при раке желудка?

Для лечения рака желудка можно использовать множество различных химиопрепаратов, в том числе:

  • 5-ФУ (фторурацил), часто назначаемый вместе с лейковорином (фолиновая кислота)
  • Капецитабин
  • Карбоплатин
  • Цисплатин
  • Доцетаксел
  • Эпирубицин
  • Иринотекан
  • Оксалиплатин
  • Паклитаксел
  • Трифлуридин и типирацил (Лонсурф), комбинированный препарат в форме таблеток

Чаще всего комбинируют 2 или 3 из этих препаратов (иногда и с таргетным препаратом).Но это зависит от таких факторов, как стадия рака, общее состояние здоровья человека и сочетание химиотерапии с лучевой терапией. Комбинации из трех препаратов могут иметь больше побочных эффектов, поэтому они обычно предназначены для людей с очень хорошим здоровьем, за которыми может внимательно следить их врач.

Для ранних стадий рака некоторые распространенные комбинации препаратов, используемые до и/или после операции, включают:

  • Оксалиплатин плюс 5-ФУ/лейковорин (FOLFOX) или оксалиплатин плюс капецитабин (CAPOX)
  • FLOT (5-ФУ/лейковорин, оксалиплатин и доцетаксел)
  • Доцетаксел или паклитаксел плюс либо 5-ФУ, либо капецитабин
  • Цисплатин плюс либо 5-ФУ, либо капецитабин
  • Паклитаксел и карбоплатин

При проведении химиотерапии с лучевой терапией после операции можно использовать один препарат, такой как 5-ФУ или капецитабин.

Для распространенного рака желудка можно использовать многие из одних и тех же комбинаций препаратов, хотя врачи часто предпочитают комбинации из 2 препаратов, а не из 3, чтобы попытаться уменьшить побочные эффекты. Некоторые из наиболее часто используемых комбинаций включают в себя:

  • Оксалиплатин плюс 5-ФУ/лейковорин (FOLFOX) или оксалиплатин плюс капецитабин (CAPOX)
  • Цисплатин плюс либо 5-ФУ, либо капецитабин
  • Иринотекан плюс 5-ФУ/лейковорин (FOLFIRI)
  • Паклитаксел плюс либо цисплатин, либо карбоплатин
  • Доцетаксел плюс цисплатин
  • Эпирубицин, либо цисплатин, либо оксалиплатин, либо 5-ФУ, либо капецитабин
  • Доцетаксел, 5-ФУ и цисплатин, карбоплатин или оксалиплатин

Если состояние здоровья человека недостаточно для получения комбинации химиопрепаратов, вместо него можно использовать один препарат, такой как 5-ФУ, капецитабин, доцетаксел или паклитаксел.

Если одна из этих комбинаций (или один препарат) больше не помогает, можно попробовать другой препарат или комбинацию препаратов.

Побочные эффекты химиотерапии

Химиопрепараты атакуют быстро делящиеся клетки организма, что может привести к побочным эффектам. Они зависят от типа и дозы препаратов, а также продолжительности лечения. Побочные эффекты химиотерапии могут включать:

  • Тошнота и рвота
  • Потеря аппетита
  • Выпадение волос
  • Диарея или запор
  • Язвы во рту
  • Повышенная вероятность инфекции (из-за нехватки лейкоцитов)
  • Легкие кровотечения или синяки (из-за нехватки тромбоцитов)
  • Усталость и одышка (из-за нехватки эритроцитов)

Эти побочные эффекты обычно исчезают после завершения лечения.Например, волосы обычно отрастают после окончания лечения. Обязательно сообщите своей команде по лечению рака о любых побочных эффектах, которые у вас есть, потому что часто есть способы помочь с ними. Например, вам могут дать лекарства для предотвращения или уменьшения тошноты и рвоты.

Некоторые химиопрепараты имеют специфические побочные эффекты. Ваша лечащая команда может помочь вам узнать, на какие из них вам, возможно, следует обратить внимание.

Повреждение нервов (невропатия): Цисплатин, оксалиплатин, доцетаксел и паклитаксел могут повреждать нервы.Иногда это может привести к таким симптомам (в основном в руках и ногах), как боль, жжение или покалывание, чувствительность к холоду или теплу или слабость. В большинстве случаев это проходит после прекращения лечения, но у некоторых людей может длиться долго. Оксалиплатин также может воздействовать на нервы в горле, вызывая боль в горле, которая усиливается при попытке есть или пить холодные жидкости или продукты.

Повреждение сердца: Эпирубицин и некоторые другие препараты могут повредить сердце при длительном применении или в высоких дозах.По этой причине врачи тщательно контролируют дозы и используют сердечные тесты, такие как эхокардиограммы или сканирование MUGA, для мониторинга функции сердца. Лечение этими препаратами прекращают при первых признаках поражения сердца.

Ладонно-подошвенный синдром может возникнуть во время лечения капецитабином или 5-ФУ (при введении в виде инфузии). Это начинается с покраснения рук и ног, которое затем может прогрессировать до боли и чувствительности в ладонях и подошвах. При ухудшении состояния могут появиться волдыри, мозоли или шелушение кожи, что иногда приводит к болезненным язвам.Лучший способ предотвратить тяжелый ладонно-подошвенный синдром — сообщить своему врачу, если у вас есть ранние симптомы, такие как покраснение или чувствительность, чтобы можно было предпринять шаги, чтобы предотвратить ухудшение состояния.

Диарея  частый побочный эффект многих химиопрепаратов, но особенно опасен иринотекан. Лечить ее нужно сразу — при первых признаках жидкого стула — во избежание сильного обезвоживания. Если вы получаете химиопрепарат, который может вызвать диарею, ваш врач даст вам инструкции о том, какие лекарства принимать и как часто их принимать, чтобы контролировать этот симптом.

Некоторые химиопрепараты могут вызывать другие побочные эффекты. Поговорите со своей лечащей командой о том, каких типов побочных эффектов вам следует опасаться.

Рецидив после предоперационной химиотерапии и операции по поводу аденокарциномы желудка: многоцентровое исследование

Это многоцентровое исследование продемонстрировало, что после медианы наблюдения в химиотерапия и гастрэктомия с лечебной целью вызвали рецидив, из которых в подавляющем большинстве (90%) развились отдаленные метастазы.Это исследование определило возраст старше 60 лет, край резекции R1, ypN+ стадию опухоли, опухоли диффузного типа, частичную регрессию опухоли или ее отсутствие, а также отсутствие послеоперационной терапии как независимые ассоциированные факторы с более высокой вероятностью рецидива.

Частота рецидивов у больных раком желудка колеблется от 14 до 60% в современной литературе [11,12,13,14,15,16,17, 26]. Сравнение этих результатов затруднено из-за разных критериев включения, методологических различий и различий в схемах лечения [11,12,13,14] и популяции пациентов [15,16,17, 26].Наши результаты подтверждают предыдущие исследования о том, что отдаленные рецидивы являются наиболее частым типом рецидива у пациентов с раком желудка после лечебной хирургии [12, 13, 26]. Например, Spolverato и коллеги [12] сообщили, что почти у трех из каждых четырех пациентов, перенесших рецидив, был по крайней мере отдаленный рецидив. Кроме того, выживаемость после рецидива была хуже у пациентов с диагнозом отдаленного рецидива по сравнению с пациентами с локорегионарным рецидивом. В соответствии с предыдущими выводами, настоящее исследование показало, что у 82% пациентов с одноочаговым рецидивом был отдаленный рецидив, и почти у 90% всех рецидивов был отдаленный компонент (рис.1). Отдаленные рецидивы преимущественно локализовались в брюшине, печени, легких и внутригрудных лимфатических узлах. Диссеминацию в определенные органы можно частично объяснить дренированием опухолевых клеток в сосудистую и лимфатическую систему или сбрасыванием опухолевых клеток с поверхности первичной опухоли в брюшную полость [12].

В более ранних исследованиях сообщалось, что большинство рецидивов возникает в течение 2–3 лет после операции, что согласуется с нашими выводами [12, 26]. Адекватное наблюдение за рецидивами, если таковые имеются, особенно важно в течение первых 3 лет после операции.В настоящее время нет единого мнения о том, как следует проводить последующее наблюдение или как часто его следует планировать [27]. Целью последующего наблюдения является диагностика рецидивов на ранней стадии, чтобы повысить вероятность радикального лечения после обнаружения рецидива. Однако увеличение общей выживаемости у больных раком желудка после ранней диагностики рецидива не было продемонстрировано в предыдущих исследованиях [27], вероятно, из-за того, что большинство рецидивов являются отдаленными рецидивами, не поддающимися радикальному лечению.Остается показать, что раннее начало паллиативного системного лечения и паллиативной помощи улучшает выживаемость и качество жизни.

Более ранние исследования показали, что у пациентов с опухолями диффузного типа Lauren частота рецидивов была выше по сравнению с кишечным типом [13, 17], а регрессия опухоли была самой низкой при опухолях диффузного типа [28]. Наше исследование показывает, что риск рецидива выше у пациентов с частичной или отсутствующей патологической регрессией опухоли и у пациентов с опухолями диффузного типа.Более того, самая высокая HR для рецидива была обнаружена у пациентов с продвинутой стадией ypN (ypN+; HR 4,9), что согласуется с более ранними исследованиями [11, 15, 26].

В конечном счете, поддающимися коррекции факторами, которые могут существенно повлиять на RFS, являются периоперационные системные и хирургические результаты лечения. Наши результаты показывают, что тип предоперационной химиотерапии не предсказывал риск рецидива. Однако в будущем это может измениться в связи с введением схемы FLOT (5-ФУ, фолиновая кислота, оксалиплатин, доцетаксел), которая оказалась более эффективной, чем ECF и ECX [9].Тем не менее, рецидивы были более частыми среди пациентов, которые получили только три цикла химиотерапии в сочетании с хирургическим вмешательством, по сравнению с теми, кто прошел шесть или более курсов химиотерапии и хирургического вмешательства. В нашем описании «реальных» схем ухода только 28% пациентов завершили периоперационный режим, что значительно ниже, чем 42% в исследовании MAGIC [5]. Таким образом, можно утверждать, что для улучшения результатов лечения улучшение переносимости системной терапии, а не увеличение ее интенсивности, должно быть в центре внимания дальнейших исследований.Учитывая более низкую переносимость этих режимов, по крайней мере, в западных странах, одним из способов достижения этой цели может быть сосредоточение большего внимания на схемах неоадъювантного лечения, а не на периоперационном или адъювантном лечении, как в недавно начатом исследовании CRITICS II [29]. Причинами незавершения послеоперационного лечения, по-видимому, являются высокая токсичность предоперационной химиотерапии, раннее прогрессирование заболевания и послеоперационные осложнения [5]. Таким образом, появляются инициативы по адаптации периоперационного лечения только к неоадъювантному лечению, однако остаются вопросы об оптимальном количестве циклов.

Помимо системной терапии, качество хирургического лечения также может влиять на вероятность рецидива, поскольку положительные края резекции и резекция менее 15 лимфатических узлов также независимо ассоциировались с более высокой частотой рецидивов. Благодаря централизации хирургии в Нидерландах частота резекций R1 уже значительно снизилась за последние несколько лет [30]. Тем не менее, адекватная лимфаденэктомия, более широкое использование периоперационного лечения и стандартное использование, например, интраоперационного замороженного сечения должны оставаться важной задачей для предотвращения локорегионарных рецидивов.С другой стороны, на некоторые возможные причины резекции R1, такие как агрессивная биология опухоли, повлиять труднее, чем на неадекватные хирургические методы и стратегии периоперационного лечения. Более того, оказалось, что частота рецидивов независимо связана со стадией ypN+, и, следовательно, вероятность рецидива остается значительной у пациентов с патологически положительными лимфатическими узлами даже после резекции R0.

Это исследование не лишено ограничений. Во-первых, некоторые переменные имели высокий процент пропущенных значений, с самым высоким процентом для регрессии опухоли, типа предоперационной химиотерапии, количества предоперационных циклов химиотерапии и типа послеоперационной химиотерапии.Эти переменные отсутствовали по крайней мере для 84 пациентов, поскольку их данные были собраны до этого исследования для других целей. Однако у нас была информация о рецидиве, последнем осмотре, баллах по шкале ASA и классификации Лорен для этих пациентов, и поэтому мы решили, что было бы полезно включить эти данные. Во-вторых, мы не могли проанализировать, какие факторы связаны с конкретными моделями рецидивов. Предыдущие исследования, в которых изучались паттерны рецидивов, показали, что различные клинические патологические факторы способствовали специфическим паттернам рецидивов [12, 13, 15, 17, 26].К сожалению, небольшое количество пациентов в нашей популяции препятствовало изучению прогностических факторов для конкретных моделей рецидивов. Наконец, у NCR не было общенациональной информации о статусе ВОЗ. Тем не менее, мы включили балл ASA в качестве прокси-параметра функционального статуса, который оказался важным предиктором заболеваемости и смертности после гастрэктомии [31].

Сильной стороной этого исследования является использование данных национального регистра рака и дополнительно собранных данных, которые предоставляют информацию о рецидивах, типе химиотерапии и завершении лечения, которые часто отсутствуют в предыдущих исследованиях.Кроме того, настоящее исследование является первым многоцентровым исследованием, в котором изучается безрецидивный синдром у пациентов, получающих предоперационную химиотерапию при хирургическом вмешательстве по поводу рака желудка. Преимущество этого исследования в том, что оно включает пациентов, диагностированных в последние годы как в академических больницах, так и в (не)учебных больницах, и, следовательно, хорошо отражает текущую клиническую практику в Нидерландах.

В заключение, в этом исследовании представлен обзор моделей, сроков и прогностических факторов рецидива после радикального лечения больных раком желудка.Несмотря на периоперационное лечение, у значительного числа пациентов, которых лечили с лечебной целью, во время клинического наблюдения развился рецидив. Подходы мультимодального лечения для предотвращения рецидивов у больных раком желудка должны быть направлены на предотвращение отдаленных, а не локорегионарных рецидивов.

Рак желудка: что такое рак желудка? Симптомы рака желудка, лечение аденокарциномы, диагностика

Рак желудка

Аденокарцинома

Существует несколько типов рака желудка.Аденокарцинома является наиболее распространенным типом рака желудка, составляющим 95% случаев. Когда-то ведущая причина смерти от рака в Соединенных Штатах, это заболевание встречается гораздо реже и в настоящее время является 16-м онкологическим заболеванием в США. В Калифорнии каждый год ожидается около 3000 новых случаев, и более половины из них придется на Южную Калифорнию (округи Лос-Анджелес, Ориндж, Риверсайд, Вентура и Керн вместе взятые). Фактически, почти треть случаев заболевания в Калифорнии приходится на округ Лос-Анджелес.

Больше случаев встречается у мужчин, чем у женщин, а в прошлом, как правило, у людей старше 60 лет. Однако в последнее время наблюдается увеличение числа случаев заболевания у более молодых пациентов в возрасте до 40 лет. Заболеваемость удвоилась с 1973 по 2015 год.

Каждый должен знать о некоторых факторах риска развития аденокарциномы желудка.

Что вызывает этот тип рака желудка?

Точная причина теперь известна, однако известно, что есть ряд состояний, повышающих риск развития аденокарциномы:

  • Инфекция Helicobacter pylori (H. pylori)
  • Диеты, включающие большое количество соленых, консервированных или копченых продуктов
  • Этническая принадлежность: корейцы, японцы, китайцы, выходцы из Центральной Азии, латиноамериканцы
  • Ожирение
  • История лучевой терапии брюшной полости
  • Семейный анамнез рака желудка, особенно если он возникает у более молодых (возраст менее 50 лет) и родственников первой и второй степени родства.
  • Пернициозная анемия
  • Болезнь Менетрие
  • Группа крови А
  • Синдромы наследственного рака

Каковы признаки и симптомы рака желудка?

Аденокарцинома желудка начинается как небольшой очаг рака в слизистой оболочке желудка. Вначале симптомы могут отсутствовать или могут быть неспецифические симптомы, которые можно принять за безобидные, распространенные состояния:

  • Изжога, расстройство желудка или дискомфорт в верхней части живота, которые возникают часто или не проходят.
  • Частое вздутие живота после еды
  • Постоянная отрыжка или отрыжка
  • Частая тошнота или рвота после еды
  • Раннее чувство насыщения во время еды
  • Необъяснимая потеря веса

Что делать, если меня беспокоит рак желудка?

Во-первых, обратитесь к врачу и обсудите свои симптомы и свои опасения по поводу рака желудка и любых факторов риска, которые могут у вас быть.

Наиболее оперативным методом диагностики рака желудка является эндоскопия верхних отделов желудка или ФГДС.Это трубка небольшого диаметра (толщиной с мизинец), которая вставляется в рот и проходит в желудок. Это позволяет врачу действительно увидеть внутреннюю часть желудка, выискивая любые необычные находки. Если что-то обнаруживается, то небольшой кусочек ткани может быть взят (биопсия) и отправлен на анализ.

Как лечится рак желудка?

Если обнаружен рак желудка, может быть проведен ряд различных тестов и процедур для «стадирования» или оценки размера опухоли, чтобы помочь решить, какое лечение будет проводиться и в каком порядке.

  • КТ (компьютерная томография), представляющая собой радиологические исследования для визуализации органов грудной клетки, брюшной полости и таза. Это помогает оценить размер и расположение опухоли, наличие или отсутствие подозрительных лимфатических узлов и любые признаки дальнейшего распространения в другие места (печень, легкие, брюшину и т. д.).
  • ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная томография КТ), который представляет собой аналогичный тест, в котором рассматривается фактическая метаболическая активность визуализируемых тканей. Подобно КТ, это также помогает оценить различные аспекты опухоли.Это также дополнительная оценка возможного распространения на другие участки тела.
  • ЭУЗИ (эндоскопическое УЗИ). Подобно ФГДС, эта процедура также включает в себя ультразвуковую оценку степени проникновения опухоли в стенку желудка, а также любых близлежащих увеличенных лимфатических узлов. Это обеспечивает ультразвуковое определение стадии опухоли.

Хирургия

Большинству пациентов, получающих лечение от рака желудка, требуется частичное или полное удаление желудка (гастрэктомия).Целью операции является полное (микроскопическое) удаление опухоли и любых лимфатических узлов в непосредственной близости, которые также могут быть поражены раком. Решение об удалении желудка в конечном итоге принимает хирург, основываясь на расположении, размере и типе клеток опухоли. Общее состояние здоровья пациента также может быть фактором, влияющим на решение. В случаях раннего рака желудка хирургическое вмешательство может быть первым лечением.

  • Дистальная субтотальная гастрэктомия: обычно применяется при опухолях, расположенных в нижней трети или половине желудка.Объем удаленного желудка зависит от того, насколько далеко «вверх по течению» необходимо разделить ткань желудка, чтобы получить «чистый» (без видимых под микроскопом раковых клеток) край. Обычно для этого требуется расстояние от 4,8 до 6 см (примерно от 2 до 2 ½ дюймов). После того, как желудок удален во время операции, края разреза исследуются под микроскопом во время операции («замороженный срез»), чтобы убедиться, что края чистые.
  • Проксимальная гастрэктомия: иногда применяется при опухолях, расположенных в верхней трети желудка.Возможность получения четких границ является решающим фактором при выполнении этой конкретной операции.
  • Тотальная гастрэктомия: используется при опухолях, расположенных либо в средней и верхней трети желудка, либо на стыке пищевода и желудка. Его также можно рекомендовать пациентам с наследственным заболеванием, предрасполагающим к раку желудка, или имеющим множественные очаги рака желудка по всему желудку, или имеющим «диффузный» тип клеток.

Долгосрочные побочные эффекты частичного или полного удаления желудка, прежде всего:

  • Снижение массы тела: частичная гастрэктомия обычно приводит к снижению массы тела примерно на 8% по сравнению с обычной массой тела (до заболевания).Хотя гастрэктомия не изменяет переваривание или всасывание пищи, поскольку вместимость оставшегося желудка уменьшается, пациентам придется научиться есть чаще и меньше, чтобы получать достаточно калорий каждый день.
  • Демпинг-синдром: состояние, при котором желудок не задерживает выброс частично переваренной пищи в тонкую кишку. Это может вызвать симптомы вздутия живота, судорог, полноты или диареи примерно через 30–60 минут после еды. Можно предотвратить или уменьшить частоту демпинга, изменив то, как человек ест.Обычно хорошо работает разделение твердой и жидкой пищи на 5-10 минут и отказ от сладкой и сладкой пищи. Только около 12% пациентов испытывают демпинг-симптомы, и в большинстве случаев симптомы, если они возникают, носят легкий характер.
  • Добавки: вероятно, после гастрэктомии потребуется увеличить потребление кальция и витамина B12.

Химиотерапия

Это лекарства, которые можно вводить перорально или внутривенно. Эти лекарства предназначены для уничтожения раковых клеток.В более запущенных случаях рака желудка ваш онколог может решить предложить химиотерапию перед операцией. Поскольку химиотерапия циркулирует в организме, она может достичь гораздо большей площади тела и вступить в контакт с раковыми клетками, которые могли выйти за пределы желудка. Введенный перед операцией, он также может уменьшить размер опухоли.

Если сначала проводится хирургическое вмешательство, то большинство пациентов, у которых обнаружены большие или глубокие опухоли или опухоли в лимфатических узлах, также получают химиотерапию после восстановления после операции.

Лучевая терапия

В некоторых случаях в дополнение к другим видам лечения могут применяться сфокусированные дозы облучения. Некоторые виды рака желудка, обычно в самом верхнем отделе желудка, перед хирургическим вмешательством можно лечить как химиотерапией, так и лучевой терапией. В других случаях лучевая терапия может быть назначена после операции, чтобы попытаться уничтожить раковые клетки, которые могут остаться в области, где был желудок.


Факультет

Контактная информация

Номер телефона 310-829-5471

Почему гастрэктомия D2 в сочетании с адъювантной химиотерапией недостаточны при местнораспространенном раке желудка

Себастьян Соле З., Франсиско Э. Ларсен и Клаудио В. Соле

Клиника IRAM, Universidad Diego Portales, Americo Vespucio Norte 1314, Чили 7630370

Адрес для переписки: Себастьян З Соле.Электронная почта: [email protected]

Аннотация

В этом обзоре обсуждаются все важные опубликованные данные, касающиеся адъювантной терапии местно-распространенного рака желудка. В ходе этого процесса были выявлены факты, демонстрирующие превосходство лучевой терапии и сопутствующей химиотерапии перед одной только химиотерапией. Также обсуждаются некоторые выдающиеся работы, которые еще не были опубликованы.

Ключевые слова: желудок, рак, желудок, адъювант, лучевая терапия, химиотерапия, гастрэктомия

Copyright: © авторов; лицензиат e Раковая медицина.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/3.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа правильно процитировано.

Дата публикации: 12.21.2016; Поступило: 26.07.2016

Введение

Хирургия в течение многих лет была единственным методом лечения рака желудка, но ее результаты плохие. В лучших сериях выживаемость составляет около 30–40% при наличии выраженных и скомпрометирующих местно-регионарных факторов.В 1995 г. NEJM Fuchs опубликовал результаты гастрэктомии у пациентов с поражением серозной оболочки и/или лимфатических узлов. Это не очень обнадеживало, так как только пятилетний период выживания был достигнут только у 29%, а локорегионарные неудачи [1] наблюдались у 40%. С другой стороны, Гарсия и его сотрудники рассмотрели 423 случая хирургического лечения в больнице Сантьяго [2]. Общая выживаемость (ОВ) в группе через пять лет составила 33%. Выживаемость пациентов с раком желудка III стадии составила 19.от 6% до 38%, что выгодно отличается от серии Memorial Sloan Kettering, опубликованной в 2000 г. [3]. Кроме того, группа из Университета Вальпараисо опубликовала результаты 85 пациентов, оперированных с резекцией R0, что привело к пятилетней выживаемости 20,7–33,3% у пациентов с поражением лимфоузлов [4]. Впоследствии в Больнице Университета Чили Csendes и его коллеги смогли провести проспективное рандомизированное исследование гастрэктомии D2 со спленэктомией по сравнению с той же операцией без спленэктомии.Существенных различий между подходами не было, поэтому они рекомендуют не выполнять рутинную спленэктомию. При рассмотрении показателей выживаемости этих пациентов, перенесших операцию очень хорошего качества, мы видим, что результаты на стадиях III колеблются от 20 до 40% [5].

Цели

Этот обзор научной литературы направлен на предоставление данных, свидетельствующих о том, что наилучшей адъювантной терапией для пациентов с распространенным неметастатическим раком желудка является комбинация лучевой терапии и сопутствующей химиотерапии.

Описание и анализ литературы

Неудовлетворительные результаты, полученные в группе пациентов, получавших исключительно хирургическое лечение, заставили задуматься об изучении адъювантного лечения. Совместная группа, включающая клинику IRAM в Сантьяго, клинику Реньяка и военно-морской госпиталь в Винья-дель-Мар под руководством доктора Баэсы, опубликовала исследование с участием 52 пациентов с раком желудка. Им была проведена полная резекция (R0) и проведено адъювантное лечение с лучевой терапией и сопутствующей химиотерапией (RTQT).Все имели узловое или серозное поражение. Пятилетняя выживаемость была весьма обнадеживающей, достигнув 54% в группе пациентов, в которой 86,5% имели поражение лимфатических узлов. Протокол не был безобидным, но примечательно, что его выполнили 100% пациентов, причем 73% из них выполнили его в установленные сроки [6]. В 2008 году Гарридо и его коллеги провели обзор всех пациентов, пролеченных в Католическом университете с гастрэктомией D2 плюс RTQT. Они сравнили свои результаты с исторической когортой из своей больницы с той же операцией, но без адъювантного лечения.Пациенты, получавшие RTQT, имели лучшую выживаемость, и ни один пациент не прекратил лечение. Они считали, что токсичность адъювантного режима была низкой [7].

Первое рандомизированное исследование, продемонстрировавшее глобальное преимущество адъювантной терапии рака желудка в отношении выживаемости, было проведено MacDonald в 2001 г. [8]. RTQT уменьшил локорегионарные рецидивы, и это проявилось в увеличении общей выживаемости на 9% через три года (с 41 до 50%). После более чем десяти лет наблюдения это исследование обновило свои данные, и преимущество в ОВ с самым высоким последующим наблюдением сохранялось без появления поздней совокупной токсичности.Критика этой работы заключается в том, что у большинства этих пациентов резекции считались недостаточными по стандартам других регионов мира. Поэтому возникает вопрос, может ли более радикальная операция (D2) сделать ненужным использование лучевой терапии. Хотя резекция D2 признана стандартной практикой у пациентов с раком желудка, это вмешательство не продемонстрировало преимуществ в отношении ОВ по сравнению с менее радикальной диссекцией (D1). Это изучалось в нескольких рандомизированных исследованиях. При объединении в метаанализ видно, что радикальное вмешательство не является безвредным, поскольку приводит к значительному увеличению продолжительности пребывания в стационаре, послеоперационных осложнений, летальности, несостоятельности анастомоза и повторных вмешательств [9].

С другой стороны, оценивалась адъювантная терапия только химиотерапией, т. е. исключение лучевой терапии из лечения. В исследовании MAGIC оценивается использование химиотерапии в течение шести циклов, трех предоперационных и трех послеоперационных циклов по сравнению с только хирургическим вмешательством. Было замечено, что добавление химиотерапии дает пациентам преимущество в отношении общей выживаемости. И это несмотря на то, что полный протокол получили только 42% экспериментальной группы. Оказывается, после трех курсов химиотерапии и гастрэктомии трудно получить дополнительную химиотерапию [10].Другое исследование, оценивающее адъювантность химиотерапии, — это исследование CLASSIC, которое представляет собой сотрудничество между центрами в Южной Корее, Китае и Тайване и опубликовало свои первые результаты в 2012 году. операция и шесть месяцев адъювантной химиотерапии капецитабином и оксалиплатином. При адъювантном лечении наблюдалось улучшение ОВ, но только 66,5% пациентов смогли его завершить, а токсичность 3-4 степени была получена у 56% из них.В очередной раз подтверждено, что добавление к хирургическому вмешательству лечения улучшает его результаты, но в данном случае дорого обходится из-за токсичности [11]. Следующий вопрос заключается в том, как это лечение сравнивается с адъювантной RTQT.

Единственным рандомизированным исследованием, сравнивающим химиотерапию с RTQT в качестве адъювантной терапии у пациентов с раком желудка, т. е. перенесших гастрэктомию и диссекцию D2, является исследование ARTIST. Чтобы получить все, что мы можем узнать из этой работы, мы должны проанализировать три публикации последней [12, 13, 14].Основная цель исследования состояла в том, чтобы показать разницу в безрецидивной выживаемости (DFS) (не OS). Это было небольшое исследование, так как в нем было рандомизировано всего 458 пациентов. Группа RTQT лучше переносилась и могла быть завершена у 81,7% пациентов по сравнению с 75,4% пациентов, получавших адъювантную химиотерапию. Трехлетняя безрецидивная выживаемость была выше для RTQT по сравнению с химиотерапией (78% по сравнению с 74%), но это не достигло статистической значимости, даже несмотря на близкое значение p (p = 0,0862). Основной причиной недостижения значимого значения p было то, что в исследование было включено много пациентов без поражения лимфатических узлов, которым достаточно адекватной адъювантной химиотерапии.Фактически, при анализе DFS всех пациентов с поражением лимфатических узлов это было лучше для тех, кто получил RTQT со значительным значением p (p = 0,0365). Вдобавок к этому, в группе адъювантной химиотерапии было на 3% больше пациентов N0, и, следовательно, прогноз был лучше. Третья публикация этого исследования представляет наибольший интерес, так как в ней делается более глубокий анализ результатов. У пациентов с поражением лимфатических узлов локорегионарные рецидивы составили 14,5% в группе адъювантной химиотерапии по сравнению с 6,4% в группе RTQT (p = 0.009). Следует отметить, что это в регионах с лучшей или самой радикальной хирургией в мире. Еще один момент, на который следует обратить внимание, — это протокол используемой лучевой терапии. Использовалась методика передне-задних полей. Здесь использовалась 2D-лучевая терапия, которая была чрезвычайно старой, лишь слегка однородной, неточной и плохо сформированной для лечения целей очень неправильной формы (ворота селезенки, ворота печени, анастомозы, чревный ствол и т. д.) и многих здоровых людей. органы, которые следует избегать облучения (тонкая кишка, толстая кишка, почки, печень и др.).). Они не использовали моделирование с помощью компьютерной томографии или трехмерной конформационной дозиметрии, которые являются стандартными для лучевой терапии в Чили в течение как минимум десятилетия. Примечательно, что даже при плохой лучевой терапии у некоторых пациентов наблюдалась польза. Существует исследование, проведенное в Онкологическом центре принцессы Маргарет в Торонто, которое показывает, что их специалисты предпочитали более специализированные методы лечения, такие как лучевая терапия с модулированной интенсивностью (IMRT) для этого вида патологии. Это связано с тем, что с помощью этой техники охват области, подлежащей облучению, намного лучше.Область получает дозу, на которую рассчитана, и не меньше, а дозы, вводимые в здоровые органы, меньше [15]. Следует отметить, что этот метод также доступен в большинстве центров лучевой терапии в Чили.

Кроме того, исследование ARTIST выделяет лесной участок, который дает результаты в различных подгруппах. Все подгруппы показывают преимущества RTQT, за исключением пациентов без поражения лимфатических узлов (см. Рисунок 1).

На ежегодном собрании Американского общества клинической онкологии (ASCO) в 2016 году были представлены первоначальные результаты исследования CRITICS, которые еще не были опубликованы.Это рандомизированное исследование сравнивает неоадъювантную химиотерапию с последующей операцией и последующим дополнительным курсом химиотерапии с таким же неоадъювантным лечением, но с RTQT после операции. Различий между группами не было, но только 52% пациентов [16], рандомизированных в группу RTQT, получили ее. Тогда как в исследовании MAGIC после неоадъювантного лечения и операции большое количество пациентов не переносило дальнейшее лечение. Мы ожидаем публикации этого исследования.

Будущие публикации

Есть два очень интересных исследования, в которых участвуют пациенты.Одним из них является исследование ARTIST-II (NCT01761461), в котором пациентов с резекцией D2 и поражением лимфоузлов рандомизируют в три группы: две для химиотерапии и одну для RTQT. К 2014 г. было уже 118 рандомизированных больных. Другим очень интересным исследованием является исследование TOPGEAR (NCT01924819), в котором впервые оценивается неоадъювантное лечение RTQT при раке желудка по сравнению с одной только неоадъювантной химиотерапией. К 2015 г. было 170 рандомизированных пациентов.

Рис. 1. Анализ подгрупп исследования ARTIST по выживаемости без признаков заболевания.Слева от красной линии результаты в пользу RTQT. Справа от красной линии результаты в пользу химиотерапии.

Заключение

Гастрэктомия D2 в сочетании с адъювантной химиотерапией недостаточна для лечения местно-распространенного рака желудка. Единственное сравнение этой стратегии с адъювантной RTQT (ARTIST) показывает, что при хирургическом вмешательстве и химиотерапии локорегионарные рецидивы составляют 14,5% по сравнению с 6,4% при проведении RTQT (p = 0,009). Кроме того, схема RTQT менее токсична и может быть выполнена большей частью пациентов.Мы также должны учитывать, что нынешняя лучевая терапия во всем мире значительно улучшилась по сравнению с лучевой терапией, использовавшейся во время рандомизированных испытаний, которая даже тогда доказала свою эффективность при этой патологии.

Ссылки

1. Fuchs CS and Mayer RJ (1995) Рак желудка N Engl J Med 333 (1) 32–41 DOI: 10.1056/NEJM199507063330107 PMID: 2706099

2. García C et al (2007) Результаты хирургического лечения рака желудка.Анализ 423 случаев Rev Méd Chile 135 (6) 687–95

3. Martin RC 2nd et al (2002) Расширенная локальная резекция при распространенном раке желудка: увеличение выживаемости по сравнению с увеличением заболеваемости Ann Surg 236 (2) 159-65 PMID: 12170020 PMCID: 1422561

4. Cenitagoya GF, Bergh CK и Klinger-Roitman J (1998) Проспективное исследование рака желудка. «Реальные» показатели 5-летней выживаемости и смертности в стране с высокой заболеваемостью Dig Surg 15 (4) 317–22 DOI: 10.1159/000018645 PMID: 9845606

5. Csendes A et al (2002) Проспективное рандомизированное исследование, сравнивающее тотальную гастрэктомию D2 с тотальной гастрэктомией D2 плюс спленэктомию у 187 пациентов с карциномой желудка msy.2002.121891 PMID: 11935130

6. Baeza MR et al (2001) Адъювантная радиохимиотерапия при лечении полностью резецированного местно-распространенного рака желудка Int J Radiat Oncol Biol Phys 50 (3) 645–50 DOI: 10.1016/S0360-3016(01)01467-5 PMID: 11395231

7. Garrido M et al (2008) Послеоперационная радиохимиотерапия при местнораспространенном раке желудка Rev Méd Chile 136 (7) 844–850

8. MacDonald JS и др. (2001) Химиолучевая терапия после операции по сравнению с только операцией по аденокарциноме желудка или гастроэзофагеального соединения N Enlg J Med 345 (10) 725–30136.1056.1056.10287 345 (10) 725–3056.1056/2.1056.1056.1056.1056.1056.10287/NEA.

9.Мемон М.А. и др (2011) Мета-анализ D1 D2 по сравнению с гастрэктомии для аденокарциномы желудка Энн Surg 253 (5) 900-11 DOI: 10,1097 / SLA.0b013e318212bff6 PMID: 21394009

10. Cunningham D и др. (2006) Периоперационная химиотерапия в сравнении с одной только операцией для резекруемого рака гастроэзофагеальных.

11. Noh SH et al (2014) Адъювантная терапия капецитабином плюс оксалиплатин при раке желудка после гастрэктомии D2 (CLASSIC): 5-летнее наблюдение за открытым рандомизированным исследованием фазы 3 Lancet Oncol 15 (12) 1389–96 DOI: 10.1016/S1470-2045(14)70473-5 PMID: 25439693

12. Lee J et al (2012) Испытание фазы III, сравнивающее капецитабин плюс цисплатин с капецитабином плюс цисплатин с одновременной лучевой терапией капецитабином при полностью удаленном раке желудка с диссекцией лимфатических узлов D2: исследование ARTIST J Clin Oncol (3) 268–73 DOI: 10.1200/JCO.2011.39.1953

J Clin Oncol 33 (28) 3130–6 DOI: 10.1200/JCO.2014.58.3930 PMID: 25559811

14. Yu JI et al (2015) Эффекты адъювантной лучевой терапии при полностью удаленном раке желудка: взгляд онколога-радиолога на рандомизированное исследование III фазы ARTIST Radiother Oncol 117 (1) 171–7 DOI 10.1016/j.radonc.2015.08.009 PMID: 26299196

15. Ringash J et al (2005) IMRT для адъювантной лучевой терапии при раке желудка: предпочтительный план? Int J Radiat Oncol Biol Phys 63 (3) 732–8 DOI: 10.1016/j.ijrobp.2005.03.013 PMID: 15978742

16. Verheij M et al (2016) Многоцентровое рандомизированное исследование фазы III неоадъювантной химиотерапии с последующей хирургией и химиотерапией или хирургией и химиолучевой терапией при операбельном раке желудка: первые результаты исследования CRITICS J Clin Oncol 34 (доп. абз. 4000)

Химиотерапия после операции неэффективна для многих пациентов с раком желудка

До сих пор не было доказано, что рутинное использование химиотерапии после операции улучшает выживаемость пациентов с раком желудка или желудка, у которых все видимые опухоли были удалены хирургическим путем.К такому выводу пришли исследователи из Онкологического центра доктора медицины Андерсона в Хьюстоне после обзора исследований, опубликованных по раку желудка за последние 15 лет. Однако исследователи также отмечают, что химиотерапия, используемая после операции (адъювантная химиотерапия), может стать более полезной с разработкой новых, более эффективных химиотерапевтических препаратов.

Очень раннюю стадию рака желудка часто можно вылечить только хирургическим путем. Однако у пациентов с более запущенным заболеванием, раком желудка II и III стадии, часто наблюдается рецидив рака (возврат рака) после операции.Это связано с тем, что у некоторых пациентов уже есть небольшое количество рака, который распространяется за пределы желудка. Неопределяемые области рака называются микрометастазами и не могут быть обнаружены ни одним из доступных в настоящее время тестов. Именно наличие микрометастазов вызывает рецидивы, которые следуют за хирургическим лечением. Необходимо эффективное лечение для очистки организма от микрометастазов, чтобы улучшить показатели излечения, достигаемые при хирургическом удалении рака. В настоящее время предпринимаются попытки найти такую ​​терапию.

Различные химиотерапевтические препараты и комбинации препаратов использовались для предотвращения этого рецидива и увеличения времени выживания. Оценка этих схем лечения за последние 15 лет дала противоречивые результаты. Также использовалась более обширная операция по удалению лимфатических узлов, на которые потенциально распространился рак, но в целом не было показано, что она увеличивает время выживания пациентов со стадиями II и III заболевания.

Чтобы определить, какие пациенты получают пользу от адъювантной химиотерапии, а какие нет, исследователи из Хьюстона проанализировали 76 исследований рака желудка.Они обнаружили, что, когда весь видимый рак удаляется хирургическим путем, режимы адъювантной химиотерапии не улучшают продолжительность выживания по сравнению с лечением только хирургическим путем. Исследователи пришли к выводу, что если потребуются более эффективные химиотерапевтические препараты, химиотерапия, используемая до или после операции, сможет снизить риск рецидива рака.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.