Боль после перелома ноги: Реабилитация после перелома голеностопа — Ормед

alexxlab Разное

Содержание

Дневник сломанной ноги | alexmak.net

Нет, я не сломал ногу еще раз, к счастью. Просто на прошлой неделе (14 марта) было как раз ровно год с того дня, как я неудачно покатался на лыжах, и я решил, что надо написать небольшой апдейт о том, как происходит восстановление ноги. А заодно я решил собрать все свои посты, опубликованные в прошлом году на эту тему на Medium, и выложить их в виде одной записи в блоге. (Да, как писал мне один очень остроумный читатель, пора переносить блог из закладок “Apple” в закладки “Здоровье”).

Тем более, что история с ногой стала лишь первым этапом моих медицинских приключений в прошлом году, и для меня это своего рода закрытие гештальтов. Так что я экспортнул все записи из Medium, импортировал их в WordPress, собрал в виде одного лонг-рида, немного подправил текст, чтобы он стал более читабельным, и вот мой графоманский результат. Надеюсь, вам будет так же интересно перечитывать, как было мне.

Кстати, можете почитать записки еще одного такого же удачливого парня — Артема (он же Юра) Росновского, который в своем аккаунте на Medium рассказывает о таком же переломе и медицинских перипетиях с ногой в Америке.


Начало
Поехали мы как-то во Францию кататься на лыжах… кстати, кто-то спрашивал у меня «почему Франция, а не Штаты?». Как ни странно, но катание во Франции получается существенно дешевле, чем в Штатах, даже с учётом более дорогих авиабилетов. Причём дешевле всё: проживание, прокат оборудования, скипассы, еда (она к тому же ещё и гораздо лучше и вкуснее), и тд. Не говоря уже о том, что само катание в Трёх Долинах гораздо интересней и разнообразней, чем, например, в Vail, Колорадо. Ну и вообще, это был наш седьмой раз в Les Menuires, нам там уже привычно и мы все знаем. Мы обычно прилетаем в Женеву и за 2.5 часа совершенно очаровательных окружающих красот доезжаем до курорта. Короче, Франция в целом рулит.


Главная площадь Ле Меньюира (вид с балкона)

И вот на третий день катания (всего было запланировано 6 дней) я падаю и ломаю ногу.


Широкая улыбка. Я еще не знаю, что через час сломаю ногу.

Падаю совершенно по глупости, на простом и плоском участке синей трассы — я хотел остановиться и показать брату и жене, которые ехали за мной, на какой подъёмник нам надо было попасть следующим. Поэтому я начал разворачиваться и притормаживать боком… а вот дальше все произошло так быстро, что я не уверен, что я правильно помню детали. Мне кажется, какая-то из лыж кантом зацепила снег, я споткнулся, потерял равновесие и начал падать. Инстинктивно я, даже несмотря на то, что я ехал боком, развернулся лицом вперёд, а лыжа осталась поперёк трассы, и вот тут, видимо, нога не выдержала. Вообще в теории лыжа должна была отстегнуться (правая отстегнулась), но этого почему-то не произошло, и, падая, я услышал «хрусь», раздавшийся из колена (блин, у меня этот “хрусь” до сих пор в ушах стоит). Уже упав и почувствовав боль, я понял, что в этот раз все хуже, чем в предыдущие падения, когда я растягивал связки, но верить в худшее мне пока не хотелось.

Я с помощью подъехавшего брата я отстегнул вторую лыжу и кое-как уселся на склоне. Нога, конечно, болела адски, и сгибать её было сложно. Но я продолжал тешить себя надеждой, что, может быть, все обойдётся. Ещё, помню, подумал, что «вот, зря не взял корсет для колена, который у меня остался с прошлого раза со связками». Через минуту держания снега на колене для охлаждения меня посетила оптимистичная мысль «

так, ну на сегодня я уже, наверно, накатался». Ещё через пару минут, ориентируясь на боль, я откалибровался и подумал «а, может, я и до конца отпуска накатался». И ещё через пару минут я подумал «может, если я встану, то оно как-то станет лучше и я смогу хотя бы до конца склона к квартире доехать». Когда я попытался встать, я понял, что вниз мне нужна все-таки транспортировка: нога подгибалась сама и боль была просто невыносимая.

Жена поехала к ближайшему подъёмнику, чтобы вызвать спасателей. Минут через 5 сверху спустился дядя Томаш с носилками, который позадавал вопросы, пощупал мою ногу и сказал, что для простого вывиха боли многовато, но точно скажет мне рентген в травмпункте.

В общем, он с помощью моего брата затащил меня на носилки и мы покатились вниз. Это были самые болезненные 10 минут катания на санках в моей жизни, потому что каждый толчок отдавал резкой болью в ногу. Он привёз меня в травмпункт, который находился на -1 этаже здания, в котором мы снимали квартиру, и я успел подумать «ну сейчас гипса навернут и я на лифте доковыляю до 10 этажа. Буду сидеть целыми днями на балконе, пить горячее вино и загорать на солнышке

».

В травмпункте меня переложили с санок на каталку и сразу завезли в комнату с рентген-аппаратом. Надо было снять ботинки, штаны и термобелье, поэтому на ближайшие несколько минут травмпункт наполнился моими стенаниями и воплями «fuuuuuuck”… по результатам рентгена чувак из медпункта огорошил меня тем, что а) колено сломано (это я уже и так понимал), и б) для его починки нужно ехать в больницу и делать операцию. Короче, этим «удачным» падением я лишил себя не только катания на лыжах, но и даже солнечных ванн на балконе под горячее вино. Well, fuck…

В медпункте заказали «скорую» для перевозки меня в больницу, и она должна была приехать через 1,5–2 часа. Тем временем, поскольку мне все ещё было весьма больно, решили выдать мне обезболивающего. Поскольку у меня в организме все не очень просто (как-нибудь расскажу, что там не так — upd Как вы понимаете, тут я имел в виду свою историю с почками), то в роли обезболивающего выступил морфий: специально обученная медсестра пришла, поставила капельницу и взбрызнула туда морфий. Ощущения, конечно, даааааа…. Но мне, кстати, эти ощущения как раз не понравились и я не хотел бы их повторить, хотя боль это помогло уменьшить.

Видимо, под действием адреналина и наркотика у меня проснулось желание всех поменеджить, поэтому я пытался раздавать всякие ценные указания родственникам — позвонить в страховую, что мне привезти в больницу и тд. К счастью, они мои ЦУ большей частью игнорировали и делали все гораздо более правильно и организованней. Они рассчитались с травмпунктом за рентген (

150 евро), с медсестрой за морфий (120 евро), а также разобрались с гарантией от страховой за оплату транспортировки тела со склона (462 евро. Мне интересно, оно как-то «за метр» считается, что такая точная сумма получается?). Короче, без них это все было бы гораздо сложнее, и я очень благодарен им за помощь (а также меня до сих пор мучают угрызения совести, что я своей ногой “сломал им отпуск”. Жена брата вообще впервые решилась попробовать лыжи в эту поездку, причем именно мы ее долго уговаривали. Ей даже успело понравиться, так что я надеюсь, что этот
мелкий инцидент
не отпугнёт её).


Рентген в медпункте

Тем временем приехала “скорая помощь”. Кстати, это, похоже, просто такая коммерческая маршрутка, которая специализируется на доставке травмированных в госпитали. Примерно за полтора часа и 320 евро два французских красавца, практически не говорящие по-английски, не только довезли меня до больницы, но и успели оформить нужные бумаги и взять у меня карточку для оплаты «доставки». Так я приехал в больницу под названием Centre Hospitalier de Bourg St Maurice. Радовало то, что сюда свозят практически все такие случаи с ближайших горнолыжных курортов, поэтому их опыт и специализация были понятны, и в округе найти лучше место для починки ноги было бы сложно.


Такими я запомнил горы

Меня выгрузили в коридоре приемного покоя, и периодически пробегающие медсестры по возможности пытались задавать мне какие-то вопросы и заполнять соответствующие формы (кстати, раньше меня языковой барьер с французами не парил, а тут я его ощутил в полной мере). Нога все еще ощутимо болела, но от обезболивающих я решил воздерживаться настолько, насколько это возможно. Чтобы не лежать все время в коридоре, я применил техническую хитрость — сказал, что мне нужно в туалет, после чего меня отвезли в отдельную (временную) палату с

уточкой. Через час пришёл доктор, позадавал ещё вопросы, потом через час-полтора я доехал до рентгена-УЗИ (где проверили, что при падении внутренние органы не пострадали — upd тут я как раз о том, что проверяли, все ли нормально с почками), а потом закатили ещё на КТ колена. После этих процедур меня опять вернули в ту же палату с уточкой, но где-то в районе 8 сказали “так, палата нам нужна, поехали обратно в приемный покой”. После этого меня оставили в углу приемного покоя за специальной занавеской, пока оформлялись документы.


В коридоре приемного покоя больницы

Чтобы вы лучше понимали таймлайн: упал я ориентировочно в 12.30. В больницу меня привезли примерно к

4.30, а около 8.30 меня повезли уже в “нормальную” палату в хирургическом отделении. Учитывая загрузку больницы людьми с поломанными конечностями, в принципе, неплохой результат. При этом мне никто не мог сказать, когда же именно будет моя операция: в среду или в четверг, что вылилось в интересный бардак в среду.

В палате, куда меня привезли (всего она рассчитана на двоих человек), был ещё один сосед, сломавший бедро при катании на лыжах. Ему предстояла операция с заменой сустава, причём обещали, что он может уйти из больницы чуть ли не в день операции. Этот сосед, немного говоривший по-английски, пригодился, когда он ретранслировал разным медсёстрам на французском языке различные инструкции, которые до этого мне выдавали врачи и другой персонал. Сама палата весьма комфортная, размером метров 40, с тумбочками, электрически регулируемыми лежаками, телевизорами на стене и регулярно проведывающими тебя медсёстрами. Поскольку на тот момент время ужина прошло, а не ел я давно (я упал как раз, когда ехал на обед), мне погрели какой-то растворимой картошки в виде пюре, и дали его с куском ветчины. Персонал склонялся к тому, что операция будет в четверг, поэтому кушать не запрещали, а анестезиолог вообще настаивал на том, чтобы пить побольше. Ночью медсестра чуть ли не каждый час приходила и спрашивала, не нужно ли мне обезболивающего (я отказывался – люблю страдать). А потом, часа в 2, видимо, пришла новая смена, и втихаря, пока я спал, подключила в капельницу парацетамол.


Такой вот “ужин”

На следующий день (в среду) французский бардак проявил себя в полной мере, потому что персонал давал мне противоречивые инструкции по поводу еды и питья. На завтрак принесли чай с сухариком (хотя у соседа была булочка, я видел!), а потом на вопросы «так можно мне есть или пить?» один персонал говорил «да, ешь, что хочешь!», а другой «не, не ешь, у тебя операция». Поскольку мне хотелось закончить с операцией побыстрее, я предусмотрительно решил не есть. В районе 12 в палату влетел взмыленный анестезиолог, который до этого говорил «пей больше и ешь что хочешь», и спросил «ел ли я что-то?». Он явно с облегчением вздохнул, когда я сказал, что кроме сухариков, я ничего не ел, и объявил, что операция будет в 3 часа дня.


Предоперационный завтрак

Вокруг меня забегали всякие санитары и санитарки, наконец-то вынули меня из остатков лыжной экипировки, а потом пришёл грустный санитар, потом все время куда-то уходивший и при этом повторявший фразу «ай кам бэк». Он сказал, что мне надо будет помыться и продезинфицироваться, причём я должен был сделать это как-то сам с помощью тазика воды, йода и тряпочек. (Этот санитар, кстати, был сильно похож на Подрика Пейна):

Этот процесс я кое-как осилил, потом это же грустный санитар побрил мне сломанную ногу (оказывается, бритые ноги — это так красиво! Неудивительно, что женщины все время это себе делают. Теперь никак не могу решить, брить ли вторую ногу — upd я решил все-таки оставить естественный покров). Санитары и санитарки продолжали бегать вокруг, причём и ко мне, и к соседу, в это время ещё приехало мое семейство меня проведать, а параллельно в палате чинил сначала кран с горячей водой, а затем и дверной замок, местный Шпунтик. И все это за 15–20 минут до операции; надеюсь, это описание хорошо передаёт состояние дурдома вокруг.


Подготовка ноги к операции

Ровно в 3 меня повезли в операционную.

Часть 2
В первой части я забыл сказать, что же собственно, я сломал — колено ведь механизм сложный. Если я ничего не путаю, то это “перелом большеберцовой пластины” (tibial plateau fracture), и у этого типа перелома есть даже своя страничка в Википедии. Грубо говоря, это когда бедренная кость, которая сверху, при ударе с поворотом раскрошила часть нижней (берцовой) кости. Это называется “не повезло”. Также предупреждение: в конце этой части есть фото из серии #развидеть, так что осторожно там!

В операционную телефон, к сожалению, не разрешают, поэтому процесс операции будет без фото. (Хотя, надо сказать, когда я узнал, что операция будет без полного наркоза, хотелось устроить прямую трансляцию из операционной). Там я сначала полежал в предбаннике #1, потом ещё полчаса — в предбаннике #2, где мне ввели анестезию. Причём в связи с некоторыми особенностями моего организма (upd Это, конечно же, тоже про почки) было решено не делать операцию под полным наркозом, как предполагалось изначально, а под эпидуральным (спинальным) — врач произносил оба эти термина, я не знаю, какой термин более правильный в данном случае. Короче, в позвоночник мне ввели какую-то жидкость и через определенное время я перестал чувствовать нижнюю половину тела, но при этом оставался в сознании и слышал и чувствовал все, что происходило.

Как мне кажется (тут ощущение течения времени достаточно смазано), примерно через 15–20 минут анестезия подействовала, пришел хирург и начал свое действо. Это, кстати, очень странные ощущения, когда ты вроде бы и чувствуешь прикосновения к ноге, причем понимаешь, что там не просто “трогают”, но что-то режут, сверлят и тд, но никакой боли нет. Я хорошо «чувствовал», как хирург провёл скальпелем, вскрывая кожу, я помню, как вводили штыри в кость и как вкручивали последний «нарезной» болт, которым крепится удерживающая раскрошившуюся кость пластина. Ближе к концу операции мне показалось, что начали появляться болевые ощущения, о чем я проинформировал персонал, и после этого я уже ничего не помню. Возможно, я наконец-то уснул, или же мне просто дали по голове, чтобы не отвлекал, но я не слышал, как скрепками собирали разрез на коже, и я уже проснулся, когда меня пнули и сказали «ну че тут разлёгся? Иди уже давай». Нет, на самом деле сказали, конечно, не так грубо, но проинформировали, что теперь я поеду в палату интенсивной терапии (потому что мне требуется дополнительное наблюдение — upd да, конечно же, в связи с моей историей с почками).

Отделение интенсивной терапии — это отделение с 4 индивидуальными палатами, за которым круглосуточно закреплены команда медсестер и медбратьев, как мне показалось, в количестве 4 человек. Они следят за состоянием пациентов, выдают лекарства, замеряют жизненные показатели, обеспечивают кругооборот уточек и тд. Поскольку в тот вечер я прохлопал ужин, будучи в операционной, медсестры “замутили” мне все тот же “растворимый” ужин с пюре и ветчиной, но я к тому времени опять был достаточно голодный, чтобы получить удовольствие даже от этого ужина. В кровати меня подключили к капельнице, на палец натянули монитор пульса, на груди приклеили три датчика мониторинга кардио-системы, а на левую руку прикрутили монитор давления (он, кстати, включался по какому-то там алгоритму каждые несколько часов, и в первую ночь я чуть не умер несколько раз от инфаркта, когда эта хрень начинала внезапно сжимать руку и замерять давление).


Я сразу после операции. Были какие-то проблемы с вайфаем, поэтому меня проводами подключили напрямую в интернет.

В ту ночь часам к 11 окончательно отпустила анестезия, нога начала болеть, и медсестры сразу начали предлагать мне морфий. Я отказался, согласившись для начала на парацетамол. Через час-полтора стало понятно, что парацетамол не сильно помог, и медсестры опять стали предлагать морфий, но я продолжал отказываться, поэтому они принесли какую-то микстуру в сахаре. Но она тоже не помогала, поэтому ногу еще обложили льдом. Часам к 2 ночи я все-таки сдался от неутихающей боле и согласился на морфий, и медсестры мне его радостно вкололи, поэтому у меня получилось немного поспать. “Немного” — потому что в 6 утра у них была пересменка, и старая смена должна была взять у меня кровь на анализ, а новая — убедиться, что им передают еще относительно живое тело. Кстати, о теле — ногу после операции заключили не в гипс, а в специальный корсет, который удобно расстегивается, если надо, но при этом фиксирует жестко ногу во все остальное время.


Корсет

На завтрак был традиционно уже чай (можно выбрать кофе), и булочка с джемом. С завтраком медбрат принес таблетки, и рассказал, что в целом операция прошла хорошо. Днем продолжалась всякая рутина с замерами жизненных показателей, смена постели (две медсестры ловко это делают прямо под лежащим пациентом), а также меня свозили на рентген, чтобы посмотреть, что там с ногой после операции. Эту фоточку многие видели, я ею активно хватался в интернете:


Очевидно, что с шурупами у них проблем нет

В профиль это выглядит так:

Забавно, когда меня привезли на рентген, рядом на тележке лежала какая-то старушка, которой уже сделали рентген, и теперь должны были отвезти на КТ. Старушка тоже удачно покаталась на лыжах, но интересней было то, что она была из Британии, и мы перекинулись с ней несколькими фразами на английском. В этот момент я испытал какое-то невероятное облегчение от того, что наконец-то я могу с кем-то говорить не ломаными простыми фразами, дополняя их жестами, а на нормальном английском языке, и, что тоже немаловажно, человек меня понимает, и отвечает тоже так, что я все понимаю. Меня как-то особенно вот это ощущение языкового барьера с французами накрыло в этот момент.

Обед (его подают в районе 12.30) в этот раз я застал, поэтому смог оценить его в полной мере:


Можно ли его назвать здоровым? Нет. Но вкусным — точно можно!

Что-то, а кормят на убой. Вот это в тот же день был ужин (в районе 6 вечера):

Плохо видно, но в рисе плавает разрезанный пополам помидор, в который вставлена толстая котлета

Извините за большое количество фото еды, но что еще делать в больнице после операции, когда самое интересное позади, и начинается восстановительная рутина? В этот день была еще забавная история, когда пришел, видимо, заведующий по больнице, и что-то там журчал по-французски с персоналом. По жестам и интонации я понял, что он спросил что-то из серии “а это кто?”, ему что-то там ответили, и этот заведующий такой: “ааааа, ле американ!” . Этого стерпеть я не мог, да и я наслышан, что к американцам французы относятся не очень хорошо, поэтому я поспешил его заверить, что “но-но, ай эм нот американ! Ай эм юкрейниан!”. У врача реально мгновенно посветлело лицо, и он у меня на английском спросил: “То есть ты не Дональд Трамп?”. “Конечно, я не Дональд Трамп, йопта!”, заверил я его, и заведующий, удовлетворившись этим ответом, удалился.

Еще в этот день пришел физиотерапевт, который рассказал мне больше о самой травме, об операции, о восстановительном процессе, а также принес костыли и научил ими пользоваться. Собственно, о процессе самое важное, что мне нужно было знать: как минимум 6 недель никакого веса на сломанную ногу, а после этого еще как минимум 6 недель — небольшие нагрузки. То есть костыли на ближайшие 12 недель — мои лучшие друзья, поэтому когда мы их купили (на них дают рецепт и нужно было купить в ближайшей аптеке), я назвал их “Эбботт и Костылло”:


Типичные forearm костыли, весьма неудобные в использовании

Забегая вперед, хочу сказать, что, приехав домой, я на Amazon заказал другие костыли, которые оказались гораздо более удобными. Еще в этот же день приходил с визитом хирург, который, видимо, и оперировал ногу, который сказал, что “операция ОК, кости слабые, их надо беречь, никакого веса на ногу” (upd Да, кости слабые были из-за проблем с почками). К вечеру я, вооруженный костылями, вообще осмелел, и потребовал сопроводить меня в туалет (надо было толкать за мной капельницу). Медсестры в количестве двух штук сказали, что они не готовы брать на себя такую ответственность, и притащили в палату специальное кресло-портативный туалет. Я сказал, что в ЭТО я ничего делать не буду, поэтому компромиссом стало решение, при котором они отвезли меня в этом кресле в туалет.

Ночь прошла более менее, а в пятницу уже меня должны были выписать. Традиционно в 6 утра ночная смена набрала у меня крови, а дневная начала часов в 8 какие-то свои регулярные процедуры. Поскольку меня должны были выписывать, то после замены постели мне сказали “сиди в кресле”. Парочка штрихов к бестолковости французов:

  1. Меня посадили у умывальника и сказали умываться. Медсестры поменяли постель и умчались со словами “если что-то надо будет — звони”. Все хорошо, но у умывальника не было никакой кнопки, чтобы их вызвать. Так что после того, как я умылся, я сидел еще минут 15 и пытался, размахивая руками в оконный проем в двери, привлечь к себе внимание, пока меня не заметили.
  2. Потом, когда меня усадили в кресло, мне тоже сказали “если что — звони”, не учтя, что кнопка вызова вообще-то находится с другой стороны кровати, и мне до нее не дотянуться. Хорошо, что у меня не было никаких срочных запросов.

Один из самых популярных вопросов, который я получил в процессе трансляции из больницы: кто оплачивает весь этот карнавал? (другими словами, есть ли у меня страховка?). Страховка у меня была, специально купленная для поездки — мне нужно было получать французскую визу, а там страховка — это обязательный документ. Страховка была куплена в интернете у компании Tokio Marine HCC, и мы им позвонили практически сразу, как только произошел этот случай. Более того, когда речь зашла об оплате “санок” со склона к медпункту, они по факсу выслали платежную гарантию на эту сумму (462 евро). А вот с больницей, к сожалению, получилось не так просто. Во-первых, платежную гарантию в больницу они выслали по и-мейлу, используя сервис Cisco Secure Mail, и у администраторов госпиталя (не тех, которые IT, а те, которые как раз отвечают за работу с пациентами) сразу от этого взорвался мозг. Там приходит ссылка, которую, чтобы открыть, нужно еще зарегистрироваться, потом подвердить регистрацию и только потом, залогинившись, увидеть письмо. Кое-как я уговорил выслать платежную гарантию на мой адрес, и я смог добыть само письмо из этой системы, после чего я столкнулся с другой проблемой: письмо хоть и было адресовано госпиталю, но в нем в качестве суммы гарантии почему-то фигурировала все та же сумма покрытия в 462 евро. Несколько звонков в службу поддержки страховой не дали мне никаких результатов, они талдычили о том, что госпиталь должен им предоставить детализированный отчет о проделанных процедурах, чтобы они потом рассмотрели этот отчет.

Короче, мы для себя решили, что мы оплатим сумму счета из госпиталя сами, а потом подадим уже на компенсацию в страховую о возврате денег (это вторая опция, как можно разбираться со страховой). Так что после нескольких телефонных звонков со страховой я решил не тратить на них время в тот день. Тем более, что принесли обед:


Я не смог идентифицировать овощи в гарнире к рыбе

Примерно к 5 часам дня приехало семейство на машине забирать меня из больницы. Медбрат из отделения интенсивной терапии принес большой конверт с различными бумагами и не только, среди которых были:

  • рентген-снимки ноги после операции
  • пост-операционный отчет врача, с информацией о том, что и как оперировалось, с какой анестезией и проч.
  • рекомендации по дальнейшему использованию медикаментов (в частности, обезбаливающее и инъекции антикоагулянта крови)
  • рецепты на необходимые лекарства
  • письмо для авиакомпании о том, что мне разрешено лететь в самолете
  • освобождение от работы (“лежать 6 дней и не работать 3 месяца”. Очевидно, они во Франции могут себе это позволить)
  • диски с рентген-снимками и с КТ-записью (где вообще очень крутая 3D-реконструкция разрушенного колена)

Теперь самое-самое интересное — это стоимость. То, что делалось еще на склоне, я уже перечислил в первой части рассказа. Пребывание в больнице с обеда вторника до обеда пятницы, включая операцию, обошлось в 3255 евро, а сама операция стоила 700 евро. Кроме этого, еще в расходы добавились:

  • костыли и корсет для ноги (110 евро)
  • выписанные лекарства (67 евро)
  • ну и там всякое по мелочи, что пациентам покупают — тапочки, новые штаны, чтобы на корсет на ноге налезали, апельсины-яблоки.

Так что, оплатив счет от госпиталя, мы получили все документы на руки, нам выдали кресло, чтобы докатить меня до машины, я туда кое-как вскарабкался и мы уехали где-то в районе 6 вечера (чуть-чуть не дотянул до ужина в больнице, к сожалению!).
Дальше был весьма мучительный перелет домой и новая эпопея, уже с американскими врачами, но об этом как-нибудь в другой раз. Учитывая, что я все равно сижу дома и, когда не работаю, охреневаю от скуки, надеяться, что мой графоманский талант вдруг затихнет, не приходится. Да и больше ничего интересного в моей жизни все равно не происходит из-за этой ноги, так что буду, по возможности, вести хроники.

PS. В качестве бонуса — фото, возможно, не для слабонервных. Я сегодня ездил на перевязку, и наконец-то увидел, как красиво скобки держат шов на коже.


чпок-чпок-чпок 28 раз

Короче, берегите ноги смолоду, и потом тоже берегите. Они вам еще очень сильно пригодятся. Впрочем, берегите не только ноги!

Часть 3 — Транспортировка
Я решил также рассказать о том, как я добирался из Европы домой (в Америку) со сломанной ногой — возможно, мои советы окажутся даже полезней предыдущих двух частей, где я в основном жаловался на жизнь и рассказывал, как кормили во французской больнице.

Авиаперелеты — это тема и так не из сильно приятных, если нет возможности позволить себе летать бизнес-классом и тусить в бизнес-лаунжах, а со сломанной конечностью перелет может стать вполне даже мукой. Нам предстоял перелет Женева-Порто-Ньюарк, суммарной протяженностью почти в 10 часов, и хотелось его сделать если не комфортным, то хотя бы не мучительным. (отдельная часть истории заключалась в том, что у жены были вообще другие билеты на другой день и другой авиакомпанией, поэтому мне пришлось напрячься и найти билеты, которые позволяли ей пролететь с нами хотя бы часть пути. Поэтому ей достались билеты Женева-Лиссабон-Порто-Ньюарк, и уже в Порто она к нам присоединилась. Как оказалось впоследствии, это было очень правильно с моей стороны и позволило существенно облегчить мне будущие страдания).

Рейс из Женевы в Порто выполняла авиакомпания Swiss, а из Порто — Tap Portugal. Не знаю, как они там между собой делили билеты, но я общался с обеими компаниями параллельно и не мог получить от них вразумительного ответа о том, как бы мне проапгрейдить билет. В какой-то момент они выкатили что-то около 2 тыс долларов за бизнес-класс, но тут мне на горло наступила жаба — после всех госпиталей и проч. мне уже не хотелось раскидываться деньгами. Чисто теоретически эти деньги в перспективе можно было бы выбить потом из страховой, но я не был уверен в успешности этого энтерпрайза, поэтому не хотелось рисковать своими деньгами. Так что я ограничился двумя вещами:

  1. Заранее попросил TAP организовать мне инвалидное кресло до самолета
  2. При онлайн-регистрации на рейс Порто-Ньюарк оплатил места с extended legroom

C инвалидным креслом, кстати, тоже было все не просто. Я общался с поддержкой TAP через Твиттер (висеть на телефоне в ожидании оператора через международный роуминг — то еще удовольствие, сравнимое по боли со сломанной ногой), и когда я написал им “помогите с креслом”, они вначале отправили меня на страницу “medical assistance” на сайте авиакомпании. Там были перечислены разные условия, в которых может или не может предоставляться кресло, а также какая-то пачка справок, которые надо предоставить до перелета. Я им написал “чуваки, вы не поняли. я не умираю, мне просто надо просто обычное кресло-каталку от стойки регистрации довезти меня до самолета, а дальше по салону я сам”, после чего они мне подтвердили, что такое кресло будет. Также, будучи наученным тем фактом, что Swiss и TAP между собой как-то не дружат, я на всякий случай попросил у поддержки Swiss тоже кресло в аэропорту Женевы. Саппорт Swiss мне ответил, что “а мы видим, что наши коллеги из TAP вам кресло уже заказали”, и я расслабился. Но, очевидно, синхронизация между компаниями все-таки сбойнула, поэтому и в аэропорту Порто, и в аэропорту Ньюарка меня встречали не одно, а целых два кресла.


Поближе к мусорным ящикам

Дальше было все достаточно просто. В Женеве я на костылях приковылял на стойку регистрации и меня зарегистрировали. В процессе регистрации барышня задала вопрос, на который я не сильно обратил внимание: “могу ли я ходить по лестнице?”. Я честно сказал, что не очень. После этого она мне сказала, что свое кресло (вместе с сопровождающим) я могу получить в отделе “special assistance” через полчаса. Там была комната ожидания, где можно было подождать кресло. Там я показал свой посадочный специальной регистрационной тетечке, и она меня сразу же усадила в кресло. Через какое-то время появился специальный мужчина, который взял мое кресло и повез меня к самолету. Вначале мы прошли через пункт контроля безопасности “for crew”, где меня и кресло общупали на предмет опасных предметов. Паспортного контроля как такового не было, потому что рейс, по сути, внутренний по Европе. Поэтому сразу после security-контроля мы выехали… на летное поле.

Ничего себе”, подумал я, “он меня по полю теперь до самолета долезет?”.

Все оказалось еще интересней. Мы подъехали к специальному грузовику, у которого была кабина для перевозки подобных “недвижимых” пассажиров. Мы встали на площадку-лифт и поднялись в кузов грузовика, сели в кресла в этой кабине и поехали к гейту.


Перевозка недвижимости

У гейта сопровождающий мужчина взял наши с сыном паспорта и посадочные, и зашел внутрь гейта. Там он нас, видимо, просканировал, вернулся и мы поехали по полю дальше, уже к самолету. С левой стороны к самолету был приставлен трап, поэтому мы подъехали к самолету с правой стороны. Кабина приподнялась и “присосалась” к отдельному входу с правой стороны, сопровождающий постучал туда, дверь открылась, и нас пригласили на борт. Это было весьма непривычно — заходить в самолет таким образом.


Интерьер для перевозки недвижимости

Сам перелет, хоть и был коротким, но сопровождался весьма неприятными болями в ноге, и надо отдать должное персоналу Swiss, они помогли сделать этот перелет максимально комфортным. Два первых ряда в самолете были выделены под “бизнес-класс”, но там сидел всего один пассажир, и поэтому через какое-то время после взлета мне предложили пересесть туда. Я смог полноценно вытянуть ногу и положить ее на сидения, и это мне очень сильно помогло, так как в первые дни после операции нога сильно отекала. Жаль, что этот рейс был таким коротким.


Swiss мимими

Когда мы прилетели в Порто, после выхода всех пассажиров меня встречал жгучий мужчина по имени Альберто, который радостно усадил меня в кресло и покатил по терминалу на место пересадки, периодически похлопывая меня по плечу. Мы очень быстро проехали с ним границу, и он довез нас до гейта, где должна была быть посадка на следующий рейс. Оставил меня в кресло и убежал по каким-то своим важным делам, сказав, что когда надо будет, он обязательно вернется. Тем временем, прилетев из Лиссабона, к нам присоединилась моя жена.

После практически отсутствующего допконтроля (который обычно присутствует перед американскими рейсами) и какой-то непонятной задержки с началом посадки примерно на минут 40, нас завезли в рукав к самолету, и оттуда я уже доковырял до своего места 11А. Это было то самое extended legroom seat, первый ряд сразу за бизнес-классом, с действительно увеличенным пространством для ног. Поскольку я покупал эти места всем нам в последний момент, то у меня было 11A, сына 11D, а у жены 11G, но после определенных “пятнашек” с пересаживанием соседей (усложняющим фактором выступал молодой хасид, папа которого был не против его куда-нибудь и пересадить, но важным условием было то, что возле него не может сидеть женщина), мы смогли усесться так, что мы с женой сидели на местах 11А и 11B, то есть рядом. Это, наверно, и помогло мне выжить в этом рейсе.


Я и мои друзья

Проблема заключалась в том, что этого расширенного пространства для ног не хватало совсем чуть-чуть. То есть в обычной ситуации, со здоровыми ногами, это не было бы критично, но в ситуации, когда мне нужно было держать левую ногу максимально вытянутой, но при этом чтобы она не упиралась в стенку, мне не хватало каких-то пары дюймов. Поэтому приходилось держать ногу немного по диагонали (подкладывая под нее снизу рюкзак и мешки с подушками и одеялами), но этого не хватало для комфортного сидения. Тут-то и пригодилась жена, сидящая рядом (пригодилась-то она и раньше, с поддержкой и все такое), но в ситуации с креслами и недостатком пространства для ног я особенно оценил возможность меняться с ней местами и держать ногу по диагонали немного под другим углом. Эти замены плюс обезболивающее помогли мне продержаться 7,5 часов перелета (хотя если бы самолет летел не со скоростью 700км/ч, а 900км/ч, то полет тоже мог бы быть гораздо короче). К усилителю дискомфорта в перелете можно добавить также то, что в полете сломался ближайший ко мне туалет, и мне приходилось ковылять дальше, что в моей ситуации жизнь мне, конечно, не упрощало.

На прилете нас тоже встретили с креслом, куда можно было попасть после того, как салон самолета покинули все пассажиры. Зато границу мы прошли без очереди, потому что на кресле нас отвезли в специальную стойку с пограничником, зарезервированную для экипажей и недвижимости вроде меня. Затем сопровождающий мужчина помог найти багаж (спасибо швейцарцам, которые еще в Женеве наклеили на него тикеты “Priority”), и отвез нас к выходу. Дальше семейство помчалось добывать машину с парковки, а я ждал их у выхода, пока они не приехали и не забрали меня. Влезать с больной и негнущейся ногой даже в купе с его длинными дверьми оказалось тем еще развлечением, но я был так близко к дому, что мне было уже почти все равно.

В любом случае, за время перелета я совершенно не пожалел, что я заранее договорился с авиакомпаниями об инвалидных колясках, что существенно помогло ускорить и облегчить перемещение по аэропортам, и все же немного пожалел, что сэкономил на апгрейде в бизнес-класс в TAP, что могло бы, возможно, уменьшить количество страданий на рейсе. Удивительно, что все эти дополнительные сервисы с креслами и доставками до самолета пассажиру ничего не стоят. НО! хочу сказать, что хоть и приятно объезжать очередь на границу и быстро проходить её, потому что “ты в кресле”, но при выборе “в кресле без очереди” или “постоять с целой ногой в очереди” я, не сомневаясь, выбрал бы второе.

Часть 4 — 2 недели
Сегодня я съездил на очередной осмотр к местному ортопеду, где он озвучил более четкий таймлайн процесса:

  • До 10 мая – костыли и никакого веса на ногу
  • До конца мая – все равно костыли и постепенные небольшие нагрузки на ногу.

От такой несправедливости мой графоманский талант испытал очередной приступ трудолюбия и потребовал написать про ногу что-то ещё. А поскольку я все равно большую часть времени сижу дома (и, по сути, продолжать мне сидеть до конца мая), то сублимировать мне ещё в тексты – не пересублимировать.

Знаете, что самое тяжелое в этой ситуации с ногой для меня? Потеря мобильности. Причём как локальной – даже по дому ходить на костылях достаточно тяжело пока что; так и «глобальной» – отсутствие возможности сесть в машину и поехать по делам или даже просто так куда-то, куда глаза глядят, просто выводит из себя. Да, семейство радостно (пока что) возит меня, куда надо – кровь там сдать, на рентген или к врачу, но именно невозможность самому распоряжаться своим перемещением, и необходимость синхронизировать его с другими страшно бесит.

В первые две недели я готов был что угодно отдать за возможность поспать на боку; обычно я люблю спать на боку, а тут приходилось все время спать на спине. Сейчас, когда нога начала заживать, можно исхитриться и улечься на бок ненадолго. Поэтому на первое место вышло это желание сесть и просто куда-то поехать, без какой-либо цели. Ехать, выжимать сцепление и наслаждаться дорогой. Но, похоже, это мне светит ещё нескоро.

PS сегодня с утра ехали сдавать кровь. Я достал телефон… подумал, и спрятал его обратно: поскольку для меня возможность выбраться во «внешний мир» встречается теперь не часто, я решил просто наслаждаться видами вокруг. И такое удовольствие получил от этой, казалось бы, мелочи…

Часть 5 — 3 недели

Кроме потери мобильности, со сломанной ногой теряешь ещё много самостоятельности (хотя, наверно, та же потеря мобильности может быть классифицирована и как «самостоятельность» в том числе). Но это проявляется на таком большом количестве ежедневных примеров, что захотелось рассказать отдельно.

Нет, к счастью, в туалет ходить получается самому. Это не так удобно, как без костылей, конечно, но приловчиться можно. Правда, со сломанной ногой оказалось удобней все делать сидя, потому что когда пробуешь пописать стоя, это превращается в какую-то избирательную йогу: поскольку стоишь на одной ноге, то все мышцы в нижней части тела напряжены, а на самом деле как раз определенные мышцы было бы неплохо в этот момент расслабить.

Умываться-бриться-чистить зубы тоже вполне получается самостоятельно, а вот сходить в душ уже требует дополнительной помощи. Под это дело я купил специальную табуретку, которая ставится в ванной, затем нужно на эту табуретку усесться (что, как оказалось, сделать с одной ногой через бортик в ванной не так-то просто), снять корсет с ноги, а потом натянуть на ногу специальный защитный чехол. Это я тоже купил на Амазоне, такой специальный «презерватив» для ноги, с плотной резинкой в отверстии, он натягивается до середины бедра и качественно закрывает рану, и перевязку. Причём натянуть на пятку этот «носок» самому невозможно, приходится привлекать стороннюю помощь. Ну, а дальше уже сидя, моешься из шланга как получится.

Кстати, о натягивании на ногу. Поскольку левая нога сгибается плохо и из-за боли согнуться к ней тоже толком не получается, то натягивание одежды на ноги – это тоже тот ещё квест. В принципе, трусы-штаны я кое-как освоил «забрасывать» на ногу аки невод, а потом уже кое-как подтягивать выше (приговаривая про рыбку), а вот с левым носком пока никак, поэтому приходится просить помощи. То же самое, кстати, касается и обуви на левую ногу, самому очень сложно её натянуть на ногу, хотя, надо отметить, сейчас она хотя бы налезает: в первые полторы недели нога отекла и толщиной была чуть ли не с лыжный ботинок.

Еда – вообще отдельная тема. Казалось бы, мелочь: взять что-то из холодильника и поставить в микроволновку погреть (о том, чтобы готовить еду, даже речи пока не идёт). Но, когда у тебя руки заняты костылями, то особо от холодильника до микроволновки не допрыгаешь с кастрюлей в руках. Поэтому когда дома кто-то есть, то я обычно прошу помощи с едой, а когда я остаюсь сам, то приходится выкручиваться. Выкручивание в основном заключается в использовании тележки на колесиках, куда ставишь еду из холодильника, потом толкаешь её куда надо, там, например, набираешь в тарелку, греешь в микроволновке, потом отвозишь обратно, а потом ещё тарелку надо довезти на тележке до стола.

Сидеть, кстати, тоже достаточно тяжело пока что, и это касается не только во время еды, но и, например, работы: очень тяжело выдержать ногу в одном положении больше получаса. Начинаешь её туда-сюда перекладывать, но ещё через полчаса-час это окончательно утомляет и отползаешь на диван немного полежать и отдохнуть. Но работать все равно надо, поэтому тащишь с собой ноутбук. Но в руках его не понесёшь – костыли же, поэтому на помощь приходит всё та же тележка, что и для еды – ставишь на неё компьютер и толкаешь перед собой к месту залегания.
Не говоря уже про такую важнейшую часть быта, как вычесать шерсть у котов. Раньше я укладывал котов ванную и чесал их там, сейчас по причине ноги так делать не получается. Я поручил эту задачу сыну, но мне кажется, ни у него, ни у котов не хватает терпения на такой тщательный процесс, как это было у меня, поэтому шерсти дома стало ещё больше, и я себя в этом тоже виню.
Но не потерями едиными, конечно. Я чувствую, что вестибулярный аппарат с необходимостью часто балансировать на одной ноге очень качественно прокачался. Возможно, это поможет в будущем избежать других падений.

Часть 6 — 4 недели
На прошлой неделе доктор снял вторую порцию скоб с разреза (обещаю, в этот раз без фото!) и, можно сказать, что начался самый скучный период восстановления сломанного колена. Боли, как раньше, уже вроде как такой почти нет, если не считать каких-то особенно неосторожных движений с разворотом ноги, но переносить вес на ногу все ещё нельзя, поэтому приходится перемещаться только на костылях (и так ещё  полтора месяца, до конца мая). В целом, я научился преодолевать кое-какие расстояния на костылях, хотя удовольствия мне это не приносит. Но сидеть дома тоже неприкольно, сказывается шило в попе:

Бинты и повязки с ноги я тоже снял, теперь по утрам и вечерам это хороший повод посмотреть на шрам и поныть, жалея себя и свою ногу. Жду не дождусь потепления, чтобы можно было ходить в шортах и пугать шрамом окружающих.

Самая неприятная часть – потеря гибкости в колене и атрофирование мышц в ноге. Поэтому ближайшие много недель светит мне терапия физическая, с разработкой сустава и восстановлением мышц. (Хотя, конечно, с механикой в машине я часть мышц достаточно быстро должен восстановить, когда можно будет уже ездить. Можно для ускорения процесса даже заехать в пятницу в Нью-Йорк и потолкаться в трафике).

Всякие упражнения по сокращению и растягиванию мышц я делаю, это не больно и не сложно, а вот с коленом хуже, сгибание ноги вызывает достаточно болезненные ощущения. Для упрощения процесса доктор выдал мне специальное устройство, которое я называю «экзоскелетом»: туда вставляешь ногу, а устройство пытается её с указанной скоростью гнуть до указанного угла. Формально штука называется OptiFlex-K1 Knee CPM, где CPM означает Continuous Passive Motion.

Короче, примерно раз в 25–30 секунд эта штука ногу сгибает, а потом разгибает; можно указать начальный угол и угол, до которого сгибать. (Тут можно посмотреть почти что развлекательное видео о том, как это работает). Я начинал с 55 градусов, сейчас уже довёл до 73. Жена шутит, что к концу разминки я смогу участвовать как танцор в River Dance:

Ну и мышцы ослабли, это чувствуется в простых задачах типа переставить ногу, например. А также я все ещё боюсь ходить по лестнице с костылями. Наверх я вроде более-менее научился взбираться, не теряя равновесие, а вот спуск вниз меня все ещё пугает, так как потеря баланса чревата падением на повреждённую ногу, а этого хотелось бы избежать. А по ночам ещё под костылями любят путаться коты, у них давно прошла фаза страха этих палок и они любят об них тереться.

Поскольку я почти перестал пользоваться корсетом для ноги и начал разрабатывать её сгибание, то большой прогресс для меня заключается в том, что я теперь могу уместиться с ногой на переднем сидении автомобиля. Думаю, ещё недельку восстановления и можно будет попробовать уже порулить на автоматической коробке – возможности ехать самому за рулём мне очень сильно не хватает.

А глобальный вывод все тот же: иметь возможность ходить – хорошо, ломать ноги – плохо. Берегите ноги и не только!

Часть 7 — 5 недель
Как я писал в прошлый раз, начался самый скучный период восстановления ноги, когда особо ничего, кроме постепенного восстановления функции ноги, не происходит. Восстановление заключается в упражнениях, которые я делаю, плюс пассивное сгибание ноги на машинке, о которой я тоже писал прошлый раз. Там наблюдается определенный прогресс: если я начинал со сгибания колена на угол 55 градусов, то сейчас я уже довёл до 93 градусов. К следующему визиту к врачу (27 апреля) рассчитываю сгибать колено не меньше, на 270 градусов по Фаренгейту.

Корсет я уже не использую, но на ногу все ещё наступать нельзя и ещё долго нельзя будет. Нога и в районе колена, и в районе ступни все ещё отёкшая, но я почитал в интернете, что это нормально и с такими травмами отёчность может длиться от трёх до шести месяцев (FML!). Зато за счёт улучшения сгибаемости ноги я освоил уже самостоятельное натягивание носков и обуви, что не может не радовать.

Но самый главный прорыв для меня случился вчера, когда я наконец-то смог уместиться за рулём машины и проехаться от магазина до дома (километров 10). Я почувствовал себя каким-то драйвовым наркоманом, такое удовольствие я получил от процесса. Реально, такой заряд удовольствия прошёл через тело, что мне это напомнило ощущения от инъекции морфия, которую мне делали в травмпункте, только без неприятного «удара» инъекции. Залезать на водительское сидение ещё требует немного терпения, потому что ногу надо сгибать сильнее, чем она позволяет без неприятных ощущений, но зато когда уже сидишь за рулём, всё очень комфортно и вообще кайф от вождения. Да, пока что только автомат, до механики ещё придётся помучаться, но все равно здорово. 4,5 недели воздержания без руля – для меня это было очень тяжело. Ну, и отдельный бонус – это возврат хотя бы частичной самостоятельной «мобильности».

Вчера ещё ездили в гости, а поскольку у нас вчера была внезапно жара (+30С), то пришлось надеть шорты. Оказалось, что шрам уже находится в достаточно приличном состоянии и никто из присутствующих от его вида в обморок не упал. Дырочки вокруг шрама, конечно, смешные, но сам разрез отлично заживает, спасибо докторам. Костыли я все равно уже порядком ненавижу, но от них пока что никуда не деться. Зато до 10 мая как промежуточного дедлайна осталось уже сравнительно немного, а там точно станет ещё лучше, чего и вам желаю!

Часть 8 — 6 недель
В принципе, когда меня выписывали из больницы, сказали, что никакого веса на ногу 6 недель, так что уже можно было бы и потихоньку начинать наступать на ногу. Но мой локальный ортопед считает, что нужно перестраховаться, и поэтому настаивает, что еще две недели нужно ногу дополнительно поберечь от веса. Ну ладно, ему, конечно, виднее.

Зато мне стало скучно и я экспортнул из iPhone данные Health. После некоторых манипуляций с данными в Excel получилось насчитать с 15 марта около 87,5 тысяч шагов и 40 миль пройденного расстояния. Не знаю, насколько корректно вообще часы с телефоном считают шаги-расстояние, когда перемещаешься на костылях, но для одноногого (или трехногого?) неплохой результат, учитывая, что я вообще не люблю ходить.


два наблюдения: 1. интересно, что катание на лыжах как-то конвертируется в шаги, и 2. Не понимаю, откуда 300 шагов в день операции (15 марта) взялось.

После достижения угла в 105º на коленосгибательной машинке я понял, что пассивного сгибания мне уже недостаточно, и нужно переходить к активному (мышцы от пассивного сгибания не прорабатываются на нужном уровне). Так что на машинку я забил и просто каждый день стараюсь сгибать ногу насколько получится (ну и другие упражнения делаю тоже), так что в целом нога понемногу разрабатывается. По крайней мере, для меня прогресс заметен в том, что теперь, чтобы залезть на водительское сидение, мне не нужно полностью отодвигать его назад.

Кстати, о водительских сидениях. Вчера впервые за долгое время забрался посидеть в Камаро. Залез (оказалось легче, чем в Макан), завел машину, повздыхал на звук нормального двигателя. Попримерялся левой ногой к сцеплению, но понял, что пока рановато: сцепление очень тугое, для его выжимания движения стопой недостаточно, нужно шевелить всей ногой и усилие для этого прикладывать основательное. А это означает вес на ногу, ну и плюс для этого нужна прямая мышца бедра, а она как раз в левой ноге, похоже, больше всего атрофировалась. Так что нужно дождаться еще две недели отмашки врача, да и вообще проконсультироваться с ним, насколько можно/нужно спешить с таким движением ногой, а потом начинать разрабатывать мышцу обратно.
Из хороших новостей — наконец-то раздуплилась страховая, у которой я покупал страховку для путешествия. Они сразу сказали — “месяц на рассмотрение заявления о страховом случае”, а я подал бумаги 24 марта. Сегодня пришло письмо от них, что они не получили часть счетов, которые я им заливал в систему, но, как минимум, самый главный счет — за пребывание в больнице и операцию — они получили, и одобрили его оплату, так что на эту сумму высылают мне чек. На остальные позиции они попросили переслать им чеки-инвойсы, что я и сделал, так что посмотрим.
Короче, оно понемножку всё как-то сходится. Хочется, чтобы было быстрее, но это не совсем мой случай, так что в дополнение к мышцам левой ноги разрабатываю терпение, это тоже полезное качество.

Часть 9 — 10,5 недель
Ура, наконец-то настоящий прогресс! Примерно 2,5 недели назад врач разрешил переносить частичный вес на ногу, а вчера, посмотрев на свежий рентген-снимок, сказал, что можно начинать уже переносить и полный вес на ногу. Правда, пока что всё ещё с костылями, потихоньку, но это 3–4 дня, пока я привыкну. Дальше можно будет перейти на трость вместо костылей, а через неделю можно будет даже пробовать дома ходить и без трости! Хотелось, конечно, по этому поводу купить какую-то трость, где побольше золота и с какой-нибудь головой змеи, но все-таки здравый смысл победил.

Так что недели через 3–4, возможно, удастся полностью избавиться от вспомогательных средств в ходьбе. Даже переносить много веса на ногу пока что страшно, не говоря уже о том, чтобы ходить без костылей – за 10 недель тело основательно разучилось это делать. Да и чисто психологически наступать на ногу просто боязно, потому что оно хоть вроде как и заживает, но «а вдруг чего сдвинется?». Так что надо в голове что-то поменять в первую очередь.
Но это только часть прогресса. Также врач наконец-то разрешил мне ездить на механической коробке. Пока что рекомендовал по чуть-чуть, избегать резких разгонов и торможений, избегать шоссе и часа пик, но вообще разрешил! Скоро-скоро уже я буду снова полноценно наслаждаться своим V8!

А ещё я пошел на восстановительную терапию, на этой неделе уже был два раза. Терапия включает в себя целую кучу разнообразных упражнений, в основном с собственным весом ноги, но есть парочка и чуть более сложных. Также было целых 5 минут велосипеда, за которые я хорошо понял, в каком месте у меня ещё пока что не хватает гибкости в ноге. Ну и одно из упражнений – электростимуляция мышц электрическим током, для ускорения восстановления. Я, впрочем, не жалуюсь, потому что и правда хочу уже побыстрее восстановиться, и начать нормально ходить. А в июле ещё и начну, пожалуй, бассейн.

Короче, определённо хорошие новости, чего и вам желаю!

Часть 10 — 11,5 недель
В понедельник я начал ходить с палочкой. Я предвкушал этот момент, думал о том, как отброшу костыли и запорхаю свободно, помахивая тростью… но не тут-то было, это оказалось гораздо труднее, чем я ожидал, и даже не в том месте, где я ожидал.

Во-первых, чисто физически нога оказалась не готова к таким нагрузкам; одно дело скакать на костылях, перебирая ногами и даже думая, что я переношу большую часть веса на ногу, и совсем другое, когда костылей нет – нога пока что не готова к таким нагрузкам. Во-вторых, психологический момент оказался даже сильнее, чем физический: боязнь перенести вес на ногу так, как это происходит при обычной ходьбе, оказалась очень сильной: «а вдруг там что-нибудь не выдержит? Ну мало ли». Ну и в-третьих, больнее всего при ходьбе оказалось в щиколотке. Мало того, что она 11 недель вообще ничего не делала и никаких нагрузок не испытывала, так ту ещё и колено толком не гнётся при ходьбе, и нагрузка на щиколотку существенно увеличивается. Ну и вообще при ходьбе с палочкой я чувствую какую-то неестественную перекошенность, и, уверен, это только усиливает болевые ощущения в щиколотке.

В первый день меня это реально расстроило: я-то думал, как весело я поскачу на трёх конечностях вместо четырех. (Ну и больно было чертовски). Но поскольку я очень мотивирован начать нормально ходить как можно скорее, то я заставляю себя, превозмогая боль, продолжать ходить и по возможности правильно переставлять левую ногу при ходьбе. Это, похоже, помогает, так как вчера я мог ходить уже гораздо больше и с меньшим количеством боли, чем раньше. Плюс на физиотерапии мне разминают электротоком мышцы и выравнивают сустав (путём надавливания на него – тоже довольно-таки болезненно), так что понемножку становится лучше.
Забавно, что как бы не болела щиколотка в процессе ходьбы, это никак не влияет на ощущения при езде на механике. Квадрицепс в ноге немного ожил и этого, видимо, достаточно для выжимания сцепления без болезненных ощущений. Правда, залезая и вылезая из машины с тростью, все время чувствую себя Биффом из «Назад в Будущее 2″, где он разгуливал с тростью, а потом, вылезая из ДеЛореана, потерял набалдашник от трости:

В общем, традиционно: берегите ноги и не только ноги! Голову тоже!

Часть 11 — 13 недель
Сегодня “исполняется” 3 месяца (или 13 недель) с того дня, как я сломал ногу, катаясь на лыжах. Ну, зато я наконец-то пошел!

Вроде совсем недавно только я наконец-то отбросил <s>копыта</s> костыли, и переключился на трость, но уже меньше чем через неделю я понял, что ходить без нее мне даже удобней, чем с ней. Да, я основательно прихрамываю, периодически в колене что-то похрустывает, иду я гораздо медленней, чем ходил раньше (или, например, ходил на костылях), в щиколотке все еще достаточно много болезненных ощущений, но уже могу ходить сам, без вспомогательных средств. Очень сложно описать, сколько восторга это вызывает: когда у тебя наконец-то освобождаются руки и можно ими что-то делать, вместо того, чтобы, например, держаться за костыли, это просто кайф. Казалось бы, такая совершенно простая и незаметная мелочь, но она радикально меняет качество жизни для тебя.

Я продолжаю заниматься физиотерапией — всякие упражнения, направленные на возвращение к нормальным показателям “range of motion”, то есть максимальных показателей сгибания и разгибания ноги. Пока что еще есть куда улучшать эти показатели, но катание на велотренажере уже почти не вызывает болезненных ощущений. Из самого интересного на физиотерапии — это “пытки электричеством”, то есть электротерапия мыщц, а самое болезненное — это “выравнивание” ноги, когда физиотерапевт давит на ногу сверху, стараясь придать ей максимально близкий к 180º угол. Я сначала уточнял у них, что это за упражнение такое, в котором они снова пытаются сломать мне ногу, но потом привык. А еще я расчехлил хранившийся в гараже велосипед и начал понемножку наматывать круги вокруг дома: вообще я не люблю велосипед, но сейчас такие обстоятельства, что приходится. Забавно, что я обнаружил, что со сломанной (или, точнее, заживающей после перелома) ногой я зачастую прохожу в день больше, чем ходил до перелома, и даже stand-goal за день в Apple Watch я выполняю гораздо чаще.

И на машине получается ездить вполне хорошо. Четырехглавая мышца бедра уже достаточно восстановилась, чтобы даже тугую педаль сцепления Камаро можно было выжимать без проблем, так что “автомобильная мобильность” восстановлена почти полностью. “Почти” — потому что для того, чтобы залезать-вылезать из машины все еще иногда приходится покряхтеть, особенно если на парковке или в гараже нельзя полностью распахнуть длинную дверь, но ездить уже можно без всякого дискомфорта.

Как только я “зашевелил” ногами, сразу захотелось приключений и даже покататься на лыжах! Хотя я прекрасно понимаю, что на несколько лет мне этого не светит: сначала надо, чтобы все хорошо зажило (полтора-два года), а потом, если я действительно соберусь опять кататься на лыжах, надо будет все-таки вынимать пластину и штыри, и опять ждать, пока там все заживет (хотя восстановление после изъятия проходит, как говорит доктор, гораздо быстрее и не так болезненно, как после перелома). Поэтому пока что будут приключения другого плана. Поскольку я писал вышел, что уже уверенно себя чувствую со сцеплением, то я записался на трек-день в июле, так как держаться уже больше нету сил. Pocono Raceway, here I come!

Думаю, что этим постом можно будет закрыть тему регулярных обновлений “дневника сломанной ноги”, потому что вряд ли в ближайшем будущем будет происходить что-то интересное. Скорее просто постепенное улучшение качества ходьбы, вместе с “выравниванием” ноги. Спасибо, что читали мое нытье и жалобы, надеюсь, я вас с их помощью убедил, что надо беречь ноги (и не только ноги).

Часть 12, она же Год спустя, она же Эпилог
Так вот, если вы дочитали до этого места, то, во-первых, вы большой молодец! (Впрочем, если вы читали все это раньше, и просто прокрутили статью до этого места, то вы тоже молодец).
Те, кто регулярно читает мой блог, знают про мою историю с почками, когда мне сначала мои почки удалили, а затем провели трансплантацию почки от донора. Эта история сильно повлияла на ногу, причем как до перелома, так и после. Во-первых, если бы не мои больные почки, то, скорей всего, нога бы и не сломалась, но чего уж там жалеть теперь (хотя нефролог перед поездкой на лыжи намекал, что надо быть осторожней с костьми). А во-вторых, из-за операций в сентябре и октябре, и восстановительного периода после них мне было в целом не до ноги и её восстановления, поэтому сейчас, спустя год, я могу сказать, что нога восстановилась не полностью. С точки зрения возвращения мышечной силы я бы сказал, что восстановление произошло где-то процентов на 90, и занятия на эллипсоиде и велосипеде мне активно помогают в этом восстановлении.

А вот с гибкостью ситуация хуже. Если на разгибание сломанная нога похожа на правую, но на сгибание, я бы сказал, восстановление произошло процентов на 80. Это выражается в невозможности полностью согнуть ногу на 180 градусов (например, так, чтобы, сидя на коврике, бедро касалось голени). Точнее, сейчас уже почти могу, но пока что это весьма болезненно. Когда я начал заниматься разработкой гибкости этого сустава месяца полтора назад, между голенью и бедром оставался угол градусов в 45, так что прогресс определенно есть, просто я стараюсь делать это без лишней спешки. Сейчас уже почти получается сидеть на согнутых ногах, так что я доволен прогрессом. По ощущениям, я так понимаю, основная проблема в сухожилии четырехглавой мышцы и связки надколенника, которые за время малоподвижности немного застоялись. Ничего, мы с ними справимся!

Бегать я по-прежнему не рискую, да и, впрочем, и не хочу, зато ходить получается очень хорошо. Правда, в колене иногда во время ходьбы что-то там потрескивает-похрустывает, но я надеюсь, что по мере улучшения гибкости и увеличения нагрузок на мышцы это пройдет. Мышцы я продолжаю нагружать на эллипсоиде и (когда позволяет погода) на велосипеде. Велосипед мне внезапно очень понравился, так что я планирую активно прокачивать этот скилл, когда наконец-то наступит нормальная весна.

Иногда побаливает место установки пластины, и я задумываюсь о том, хочу ли я когда-нибудь от нее избавиться. В любом случае, я с этим вопросом пока не спешу, потому что не хочу в ближайшее время возвращаться в больницу, операции, восстановление, вот это все. Плюс у какого-то из лекарств, которые я принимаю после пересадки почки, есть такой побочный эффект как ослабление костей, поэтому, возможно, оно и к лучшему, если пластина останется. Хотя я надеюсь, что, возможно, у медицины есть способ проверить состояние костей без того, чтобы высверливать, например, пробу из нее, и это можно будет узнать без лишних вмешательств. И даже потом я об этом еще подумаю (хотя не скрою, на лыжах я бы уже и покатался!

Шрамом народ не попугаешь, если рассекать в шортах — шрам достаточно неплохо затянулся и почти не виден под слоем растительности. Это, кстати, мне дает надежду на то, что и шрамы от полостных операций тоже хорошо затянутся и будут менее заметны.


Вот такая нога (оригинальная фоточка из марта потерялась, поэтому пришлось снять в ноябре 2018 года новую)

Резюмируя… Впрочем, что тут резюмировать? Ломать ноги плохо, восстанавливать их после этого непросто, но если относиться к этому как к временным сложностям и приключению, то это помогает справляться с трудностями. Помимо оптимизма, с трудностями очень помогают справляться родные и близкие, за что я им очень благодарен. Берегите себя!

Методика восстановления при переломе ноги

Перелом нижних конечностей — одна из самых частых причин обращения к ортопеду-травматологу. Среди всех переломов на них приходится 45% обращений. Перелом ноги — это нарушение структуры костной ткани, а именно излом или трещина. Серьезность проблемы, период выздоровления и методика реабилитации зависят от сложности перелома, его расположения и других особенностей. Все переломы объединяет отек, болезненные ощущения (острая боль или притупленная) и нарушение двигательной функции. Основная причина перелома — травма на улице, во время гололеда или неосторожное движение дома.

Для постановки диагноза применяется рентгенография и КТ, иногда используют МРТ и артроскопию.

Симптомы перелома ноги

Не существует единой классификации переломов ноги, поскольку они отличаются локализацией, тяжестью травмы, особенностью линии излома и наличием отломков. Поэтому симптоматика также может отличаться. Самые распространенные симптомы:

  • Притупленные болезненные ощущения в статичном состоянии, при попытке движения — боль становится резкой.
  • Появление отека или гематомы рядом с местом травмы.
  • Открытый перелом сопровождается разрывом мягких тканей.
  • Противоестественная позиция ноги.
  • Перелом надколенника сопровождается появлением отека, который появляется практически мгновенно. Двигательные функции отсутствуют. Если отломки не распространились дальше 5 мм, то на ногу можно будет опираться.

Реабилитация и методики

Восстановление включает в себя несколько последовательных этапов. После обращения к ортопеду-травматологу будет поставлен диагноз, исходя из постановления необходимо начинать терапию.

В зависимости от степени сложности перелома зависит дальнейшая реабилитация. В некоторых случаях накладывают гипс, иногда первоначально требуется хирургическое вмешательство с использованием металлических пластин.

Использование лекарственных средств не требуется, при основных манипуляциях применяется обезболивающее. Также, может быть прописан прием кальция для ускорения процесса сращивания костей.

На сегодняшний день используется три методики:

1. Репозиция костей — сопоставление отломков сломанной кости с устранением всех видов смещений. Бывает открытая и закрытая.
2. Остеосинтез с минимальными разрезами — это соединение и иммобилизация костей хирургическим способом с помощью пластин, спиц и других систем.
3. Наложение гипса обеспечивает прочную фиксацию и хорошо моделируется.

Вся последующая терапия будет направлена на восстановление функции ноги и ускорение процессов сращивания.

Болевой синдром при переломах тел позвонков, осложняющих течение системного остеопороза | Родионова

1. Griffith JF. Identifying osteoporotic vertebral fracture. Quant Imaging Med Surg. 2015;5(4):592-602. doi: 10.3978/j.issn.2223-4292.2015.08.01

2. Jimenez-Andrade JM, Mantyh WG, Bloom AP, et al. The effect of aging on the density of the sensory nerve fiber innervation of bone and acute skeletal pain. Neurobiol Aging. 2012;33(5):921-932. doi: 10.1016/j.neurobiolaging.2010.08.008

3. Wu SS, Lachmann E, Nagler W. Current Medical, Rehabilitation, and Surgical Management of Vertebral Compression Fractures. J Women’s Health. 2003;12(1):17-26. doi: 10.1089/154099903321154103

4. Sinaki M, Pfeifer M, Preisinger E, et al. The Role of Exercise in the Treatment of Osteoporosis. Current Osteoporosis Reports. 2010;8(3):138-144. doi: 10.1007/s11914-010-0019-y

5. Dreyfuss P, Tibiletti C, Dreyer SJ. Thoracic zygapophyseal joint pain patterns. A study in normal volunteers. Spine (Phila Pa 1976). 1994;19(7):807-811.

6. Francis RM, Aspray TJ, Hide G, et al. Back pain in osteoporotic vertebral fractures. Osteoporos Int. 2007;19(7):895-903. doi: 10.1007/s00198-007-0530-x

7. Gasik R, Styczyński T. Specifics of pharmacological treatment of back pains in people of old age. Polski Merkuliusz lekarski 2006; 21(124):394-397

8. Watts NB, Adler RA, Bilezikian JP, et al. Osteoporosis in Men: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline. J Clin Endocr Metab. 2012;97(6):1802-1822. doi: 10.1210/jc.2011-3045

9. Мельниченко Г.А., Белая Ж.Е., Рожинская Л.Я., и др. Краткое изложение клинических рекомендаций по диагностике и лечению остеопороза российской ассоциации эндокринологов // Остеопороз и остеопатии. — 2016. — Т. 19. — №3. — C. 28-36. [Melnichenko GA, Belaya ZE, Rozhinskaya LY, et al. Summary of Clinical Guidelines for the Diagnosis and Treatment of Osteoporosis of the Russian Association of Endocrinologists. Osteoporosis and osteopathy. 2016;19(3):28-36. (In Russ.)] doi: 10.14341/osteo2016328-36

10. Chosa K, Naito A, Awai K. Newly developed compression fractures after percutaneous vertebroplasty: comparison with conservative treatment. Japanese Journal of Radiology. 2011;29(5):335-341. doi: 10.1007/s11604-011-0564-z

11. Ensrud KE, Schousboe JT. Vertebral Fractures. N Engl J Med. 2011;364(17):1634-1642. doi: 10.1056/NEJMcp1009697

12. Longo UG, Loppini M, Denaro L, et al. Osteoporotic vertebral fractures: current concepts of conservative care. Br Med Bull. 2011;102(1):171-189. doi: 10.1093/bmb/ldr048

13. 13. 1. Barker KL, Javaid MK, Newman M, et al. Physiotherapy Rehabilitation for Osteoporotic Vertebral Fracture (PROVE): study protocol for a randomised controlled trial. Trials. 2014;15(1):22. doi: 10.1186/1745-6215-15-22

14. Denaro V, Longo UG, Denaro L. Vertebroplasty versus conservative treatment for vertebral fractures. The Lancet. 2010;376(9758):2071. doi: 10.1016/s0140-6736(10)62289-1

15. Longo UG, Loppini M, Denaro L, et al. Conservative management of patients with an osteoporotic vertebral fracture: A review of the literature. The Bone & Joint Journal. 2012;94-B(2):152-157. doi: 10.1302/0301-620x.94b2.26894

16. Vorlat P, Leirs G, Tajdar F, et al. Predictors of Recovery After Conservative Treatment of AO-Type A Thoracolumbar Spine Fractures Without Neurological Deficit. Spine. 2010:1. doi: 10.1097/BRS.0b013e3181cdb5fc

17. Park Y-S, Kim H-S. Prevention and Treatment of Multiple Osteoporotic Compression Fracture. Asian Spine Journal. 2014;8(3):382. doi: 10.4184/asj.2014.8.3.382

18. van Tulder M, Becker A, Bekkering T, et al. Chapter 3 European guidelines for the management of acute nonspecific low back pain in primary care. Eur Spine J. 2006;15(S2):s169-s191. doi: 10.1007/s00586-006-1071-2

19. Rzewuska M, Ferreira M, McLachlan AJ, et al. The efficacy of conservative treatment of osteoporotic compression fractures on acute pain relief: a systematic review with meta-analysis. Eur Spine J. 2015;24(4):702-714. doi: 10.1007/s00586-015-3821-5

20. Pfeifer M, Begerow B, Minne HW. Effects of a New Spinal Orthosis on Posture, Trunk Strength, and Quality of Life in Women with Postmenopausal Osteoporosis. Am J Phys Med Rehabil. 2004;83(3):177-186. doi: 10.1097/01.phm.0000113403.16617.93

21. Frost HM. Personal Experience in Managing Acute Compression Fractures, their Aftermath, and the Bone Pain Syndrome, in Osteoporosis. Osteoporos Int. 1998;8(1):13-15. doi: 10.1007/s001980050042

22. Bonner Jr FJ, Sinaki M, Grabois M, et al. Health Professional’s Guide to Rehabilitation of the Patient with Osteoporosis. Osteoporos Int. 2003;14(0):1-22. doi: 10.1007/s00198-002-1308-9

23. Burke TN, França FJR, Meneses SRFd, et al. Postural control in elderly women with osteoporosis: comparison of balance, strengthening and stretching exercises. A randomized controlled trial. Clin Rehabil. 2012;26(11):1021-1031. doi: 10.1177/0269215512442204

24. Yoo J-H, Moon S-H, Ha Y-C, et al. Osteoporotic Fracture: 2015 Position Statement of the Korean Society for Bone and Mineral Research. Journal of Bone Metabolism. 2015;22(4):175. doi: 10.11005/jbm.2015.22.4.175

25. Sinaki M. Yoga Spinal Flexion Positions and Vertebral Compression Fracture in Osteopenia or Osteoporosis of Spine: Case Series. Pain Practice. 2013;13(1):68-75. doi: 10.1111/j.1533-2500.2012.00545.x

26. Hongo M, Miyakoshi N, Shimada Y, Sinaki M. Association of spinal curve deformity and back extensor strength in elderly women with osteoporosis in Japan and the United States. Osteoporos Int. 2011;23(3):1029-1034. doi: 10.1007/s00198-011-1624-z

27. Angın E, Erden Z, Can F. The effects of clinical pilates exercises on bone mineral density, physical performance and quality of life of women with postmenopausal osteoporosis. J Back Musculoskelet Rehabil. 2015;28(4):849-858. doi: 10.3233/bmr-150604

28. Bennell KL, Matthews B, Greig A, et al. Effects of an exercise and manual therapy program on physical impairments, function and quality-of-life in people with osteoporotic vertebral fracture: a randomised, single-blind controlled pilot trial. BMC Musculoskel Disord. 2010;11(1). doi: 10.1186/1471-2474-11-36

29. Bianchi M, Orsini M, Saraifoger S, et al. Health and Quality of Life Outcomes. 2005;3(1):78. doi: 10.1186/1477-7525-3-78

30. Bavry AA, Khaliq A, Gong Y, et al. Harmful Effects of NSAIDs among Patients with Hypertension and Coronary Artery Disease. The American Journal of Medicine. 2011;124(7):614-620. doi: 10.1016/j.amjmed.2011.02.025

31. Vestergaard P, Hermann P, Jensen JEB, et al. Effects of paracetamol, non-steroidal anti-inflammatory drugs, acetylsalicylic acid, and opioids on bone mineral density and risk of fracture: results of the Danish Osteoporosis Prevention Study (DOPS). Osteoporos Int. 2011;23(4):1255-1265. doi: 10.1007/s00198-011-1692-0

32. Vellucci R, Mediati RD, Ballerini G. Use of opioids for treatment of osteoporotic pain. Clinical Cases in Mineral and Bone Metabolism. 2014;11(3):173-176.

33. Huang LQ, He HC, He CQ, et al. Clinical update of pulsed electromagnetic fields on osteoporosis. Chin Med J (Engl). 2008;121(20):2095-2099.

34. Eisman JA, Bogoch ER, Dell R, et al. Making the first fracture the last fracture: ASBMR task force report on secondary fracture prevention. J Bone Miner Res. 2012;27(10):2039-2046. doi: 10.1002/jbmr.1698

У вас перелом

«Поскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся – гипс…». Это только в фильме всё весело и забавно, а на деле перелом – серьезная травма, хотя и возникает она порой из-за нелепой случайности или по неосторожности.

Лень было идти за стремянкой, чтобы поменять в люстре лампочку. Взял табуретку, вскарабкался, встал на край, не удержал равновесие… Гипс. Захотелось прокатиться зимой по замерзшей луже, разбежался, не устоял на ногах, упал… Тоже гипс. Неприятно, что и говорить.

Что же нужно делать, если перелом произошел не в кино, а в жизни? Как понять, что все в самом деле серьезно? Как помочь пострадавшему сразу после травмы – и как ускорить выздоровление?

Чаще о переломе нам сообщает сильная боль. При любом движении, ощупывании, и уж тем более при попытке нагрузить поврежденную руку или ногу, боль только «ужасно» усиливается. При этом место повреждения отекает, порой очень сильно. Но следует помнить, что иногда боль бывает умеренной, «терпимой» и даже отек может быть едва заметен. Поэтому при любых сомнениях – немедленно к врачу!

В любом случае, действовать нужно осторожно, обращаясь с травмированной рукой или ногой так, чтобы не причинить пострадавшему дополнительной боли, не сместить кость – и не травмировать еще сильнее окружающие ее ткани.

При открытом переломе нужно обработать кожу вокруг раны любым подручным антисептиком и наложить стерильную повязку.

Затем важно зафиксировать сломанную конечность выше и ниже места перелома. Для этого подойдет шина из любых подручных средств – жердей, лыжных палок, толстых веток, — под которые нужно подложить ткань. В крайнем случае, поврежденную руку можно прибинтовать к телу, а ногу – к другой ноге.

После того, как шина наложена, пострадавшего нужно как можно быстрее – и как можно аккуратнее, без лишней тряски – доставить к врачу.

Врач сделает снимок, определит степень повреждения, наложит гипсовую повязку – а когда кости срастутся, и гипс можно будет снять, назначит курс физиотерапии.

После снятия гипса в месте перелома может сохраняться некоторая болезненность. На помощь придут местные нестероидные противовоспалительные средства, например Фастум® гель.

Вернуть тонус мышцам и восстановить работу суставов после вынужденного «безделья» помогут специальные упражнения, а от оставшихся после травмы отека и синяков пригодится гель на основе гепарина (например, Лиотон® 1000 гель).

Чтобы полностью восстановиться после травмы, нашему организму потребуется наша поддержка – и чем лучше мы о нем позаботимся, тем быстрее сможем вернуться к активному движению.

Лечение перелома ноги в клинике «Чудо Доктор»

Травмы конечностей по распространенности среди остальных видов травматизма занимают первое место.

Перелом ноги можно получить в результате падения, сильного удара, который направлен од прямым углом к продольной оси конечности (переломы при наезде автотранспорта на пешехода), при прыжках с высоты.

При падении у людей часто развивается перелом шейки бедра, который обрекает человека на длительную неподвижность. В автомобильных авариях часто возникают множественные переломы ноги, самым опасным из которых, несомненно, является перелом бедренной кости. В результате травмы голени можно получить перелом либо одной из костей, которые там расположены, либо сочетанный перелом обеих костей голени. В результате неловкого движения можно поломать любую из костей плюсны, а перелом пальцев ног, несмотря на то, что пальцы на ноге небольшие, тем не менее, может доставить «счастливчику» множество неприятных минут сильной болью и отеком, при которых тоже очень тяжело ходить.

Перелом ноги в любом ее отделе причиняет пациенту огромные страдания и из-за сильных болей и отека, которые развиваются при этой травме. Вследствие того, что пациент оказывается прикованным к своей кровати, как минимум, на несколько недель и из-за того, что самые обычные человеческие желания и потребности для них становятся большой проблемой, перелом ноги заставит многих изменить свои планы. Даже после установления диагноза и начала лечения пройдет достаточно длительное время, в течение которого пациент научится жить с переломом ноги — ходить на костылях, отправлять естественные потребности, да и времени для срастания перелома ноги (особенно крупных костей) потребуется в полтора-два раза больше, чем для лечения переломов руки.

Перелом ноги может быть открытым и закрытым. При открытом переломе ноги диагноз затруднения не вызывает, и человека, получившего травму, сразу отправляют в стационар, где его лечением займутся травматологи. При закрытом переломе ноги пациенты жалуются на сильную боль в месте перелома, которая усиливается при попытке движения, выраженный отек, образование подкожной гематомы, часто возникает онемение конечности ниже места травмы (причиной этого является сдавление сосудисто-нервного пуска конечности при дальнейшем развитии отека), появление подвижных участков на голени или бедре (патологическая подвижность). Все эти жалобы и приводят пациента в кабинет травматолога. Но, очень часто, особенно при переломе крупных костей конечности, попытки передвигаться самостоятельно или с посторонней помощью, могут спровоцировать смещение отломков, поэтому поврежденная конечность нуждается в иммобилизации. Только после этого пострадавшего нужно обязательно доставить к врачу.

Диагностика и лечение перелома ноги

После осмотра доктор обязательно назначит рентгенографию конечности, как минимум, в двух проекциях, при этом на снимке обязательно должны быть видны и ближайшие суставы. Если после проведения рентгенографии будет обнаружен простой перелом без смещения, то тактика лечения выбирается обычно консервативная — конечность иммобилизуют гипсовой повязкой на 3-4 недели (это зависит от места перелома). В том случае, если обнаруживается перелом со смещением отломков, то после местной анестезии проводят закрытое их сопоставление и также накладывают повязку из гипса, но уже на 4-6 недель с обязательным рентгенологическим контролем через 10-14 дней. Если на снимке обнаруживается сложный перелом ноги, с образованием нескольких костных отломков, или есть признаки повреждения сосудов и нервов, то выполняют открытую репозицию отломков и проводят остеосинтез или накладывают скелетное вытяжение.

В периоде реабилитации место перелома должно срастись, и для этого назначают специальный комплекс лечебной физкультуры, массаж, процедуры физиотерапии.


Автор

травматолог-ортопед

Врач высшей категории, кандидат медицинских наук

Стаж 40 лет

+7 (495) 032-15-21

«Бывают экстраординарные случаи». Травматолог объясняет, что делать, если болит и не проходит — Общество — Новости Санкт-Петербурга

Виталий ОксимецПоделиться

В особо сложных случаях к нему обращаются за консультацией коллеги из Городского врачебно-физкультурного диспансера. На прием приходят артисты балета Мариинского театра и самые обычные пациенты.

Отчего возникают травмы у детей и взрослых? Можно ли их предотвратить? Как научиться справляться с болью без помощи таблеток? Почему травматологи отдают предпочтение рентгену, а не МРТ? Об этом и многом другом Виталий Оксимец рассказал «Фонтанке».

Предвестники травм

— Виталий Михайлович, c чем к вам на прием приходят спортсмены?

— Если говорить о профессиональном спорте, то сегодня в каждом клубе, будь то футбол, хоккей или другие виды, есть свой медицинский штаб. Врач команды проводит первичную диагностику и решает, какими методами нужно лечить травму. Когда необходима операция, он направляет спортсмена в диагностический центр и в соответствующую клинику, где могут решить проблему. В прежние годы за консервативным лечением футболисты «Зенита» обращались к нам в клинику. В клубе тогда не было ни ударно-волновой терапии, ни плазмолифтинга. С помощью инъекций мы вводили обогащенную тромбоцитами плазму, приготовленную из крови пациента, в зону повреждения мышцы, связки или сустава, и это возвращало тканям способность к скорейшему восстановлению. На сегодняшний день в спортивных клубах есть все необходимое современное физиотерапевтическое оборудование, в том числе и ударно-волновая терапия, а также реабилитологи, которые занимаются восстановлением функции травмированной конечности, мышц, суставов, связок с помощью массажа, лечебной физкультуры, кинезиотейпирования (поддержка травмированных мышц способом наложения специальных клейких лент. — Прим. ред.).

Но пациентов-спортсменов у меня все равно хватает. Недавно, например, изготавливали специализированные стельки хоккеисту СКА. Ко мне с различными жалобами обращаются баскетболисты, волейболисты, мастера единоборств, прыгуны в высоты, хоккеисты молодежных команд, футболисты «Зенита», а также артисты балета Мариинского театра. Случалось, что после приема коллеги спрашивали у меня, взял ли я автограф у своего пациента. «Нет, — отвечал я. — Откуда мне знать, кто это? У меня совсем нет времени следить за спортом». О том, что одна моя пациентка — знаменитая чемпионка, я узнал лишь тогда, когда увидел ее фото на билборде на одной из улиц Петербурга.

— Понятно, отчего возникают травмы в контактных видах спорта (футбол, хоккей, единоборства), в сложно координационных видах (спортивная гимнастика, фигурное катание). А почему травмируются, например, бегуны?

— По личному опыту и опыту моих пациентов, у любой травмы всегда есть причины и предвестники. Бегун при прохождении дистанции в какой-то момент замечает, что его колено становится неустойчивым, «дрожит», начинает подкашиваться. Это сигнал: что-то происходит. Возможно, утомились ягодичные, икроножные или четырехглавые мышцы бедра (квадрипцепсы). Или, наоборот, произошло перенапряжение мышц. Это приводит к нарушению техники бега. Бегун перестает контролировать положение колена и постановку стопы. Колено закручивается вовнутрь. А стопа заваливается на внутренний свод, из-за чего нагрузка на нее и на большой палец увеличивается.

Это может привести к тому, что однажды в самой обычной ситуации, к примеру, при спуске с поребрика у спортсмена вдруг подвернется нога, и он получит растяжение связок голеностопного или коленного сустава. Травмы у бегунов, прыгунов возникают из-за функционального ослабления мышц-стабилизаторов, которые удерживают положение тела, отвечают за баланс и правильную биомеханику движений в суставах.

Почему травмируются юные спортсмены

— Порой у детей, занимающихся спортом, возникает болевой синдром. При этом они не падали, не ушибались. Отчего это происходит?

— Приведу пример. Приводят ко мне семилетнего хоккеиста. У него болит колено. Спрашиваю у родителей, как проходит тренировка. Оказывается, ребенка переодевают, ставят на лед, где он вместе с командой бегает два часа. Задаю вопрос, есть ли у детей общефизическая подготовка (ОФП), занимаются ли они в зале, где тренируют мышцы ног: ягодицы, бедра, икроножные мышцы, а также мышцы кора (комплекс мышц, стабилизирующих туловище, таз, бедра и позвоночник. — Прим. ред.), верхний плечевой пояс. «Нет, а зачем это нужно?» — отвечает папа.

А вот зачем. В детском возрасте мышцы и суставы изначально работают правильно. Если ребенок в спортивной школе не перегружен, постепенно укрепляет мышцы, отрабатывает технику, тогда у него жалоб нет.

Но если его два часа гоняют по льду, он так выматывается, что его мышцы перестают адекватно работать. И на команду «делать, бежать, работать» он начинает мобилизовывать вспомогательную мускулатуру, что приведет к нарушению мышечных взаимодействий. Как результат — нарушение биомеханики движений в суставах. У ребенка появятся боли в колене, в стопе, в пояснице. В детстве я занимался плаванием. Изо дня в день мы начинали тренировки с занятий в зале. Тренировали мышцы, отрабатывали технику, потому что неправильная техника приводит к травмам. И только потом плавали. Я не помню, чтобы у кого-то из нас что-то болело.

Хирург и травматолог — не одно и то же

— Возрастает ли риск получения травмы у подростков в период полового созревания, когда они начинают резко прибавлять в росте?

— Сегодня у подростков, занимающихся спортом, часто возникает болезнь Осгуда- Шляттера — появление боли в выступающей косточке, расположенной ниже коленного сустава, там, где крепится связка надколенника (коленной чашечки). Из-за перенапряжения квадрицепс укорачивается и тянет коленную чашечку наверх. Та в свою очередь тянет за собой собственную связку надколенника. Происходит раздражение зоны роста бугристости большеберцовой кости. Возникает боль. Чаще всего это случается в возрасте 11–13 лет. Раньше к этой проблеме подходили однобоко. Подростку советовали либо совсем прекратить занятия спортом, либо ждать достижения 14 лет, когда эта зона роста кости закроется. Ребенок на полтора-два года вообще выпадал из физически активной жизни. Не мог даже выйти во двор погонять мяч.

С точки зрения биомеханики движений в коленном суставе, достаточно восстановить функцию квадрипцепса — снять напряжение, растянуть мышцу, восстановить ее функциональность, как болевой синдром купируется, и ребенок сможет продолжать занятия спортом. Указать на это может любой травматолог. Но, к сожалению, в районных поликлиниках травматологов нет или они — большая редкость. Вместо них работают хирурги. А хирург скорее всего назначит ограничение или исключение физической нагрузки, физиопроцедуры, массаж, противовоспалительную терапию. Но эти меры не исправят причину — неправильную работу мышц. Мышечный дисбаланс будет приводить к развитию синдромов не только в колене, но и в стопе, в плече, в локте, в суставах пальцев.

— А почему в районных поликлиниках нет ортопедов-травматологов?

— Этот вопрос не относится к моей компетенции. Просто в поликлиниках нет ставок врачей травмотологов-ортопедов, но есть хирурги, которым приходится решать проблемы опорно-двигательного аппарата. А навыки хирурга отличаются от навыков ортопеда-травматолога как в диагностике, так и в выборе метода лечения.

Не утоляйте боль, а контролируйте

— Отчего, по-вашему, люди в массе своей скептически относятся к лечебной физкультуре, отдавая предпочтение медикаментам?

— Человек по натуре своей ленив. Ему легче выпить болеутоляющую таблетку, нежели сделать наклон, попытаться растянуть мышцу. Пациенты мне часто задают вопрос: «А вы мне выпишите что-нибудь?» Я им объясняю: «Вы ко мне пришли с болью в коленном суставе. Мы с вами сделали семь упражнений. У вас сейчас болит колено?» — «Нет. Не болит». — «Когда оно у вас вновь заболит, вы сделаете эти семь упражнений, потратив на них 5 минут, боль уйдет. Так нужно ли вам пить таблетку?» — спрашиваю. «Наверное, не нужно», — отвечают они. Такие диалоги происходят очень часто. Работая вместе с пациентами, я помогаю им осознать, что нужно делать, когда возникают болевые ощущения. Выполняя эти упражнения, люди начинают контролировать боль.

— А к медикаментозному лечению вы прибегаете?

— Если я вижу острую фазу, то назначаю медикаменты. Но прежде всего должна быть выяснена и устранена причина боли. Если этого не произойдет, все лечение будет малоэффективно. Иногда ко мне приходят пациенты с жалобами на то, что им сделали блокаду, но боль не ушла. Это происходит потому, что не была восстановлена биомеханика движений в суставе. Порой случается, что причину устранили, но осталось воспаление, отек. Тогда я назначаю на 3–4 дня противовоспалительную терапию и лед для снятия отека.

Виталий ОксимецПоделиться

Когда рентген важнее МРТ

— Всегда ли для постановки диагноза пациенту необходимо делать МРТ?

— У нас все перевернуто с ног на голову. Идет человек по улице, видит надпись «МРТ» и думает: «А ведь у меня колено болит». Заходит в медицинский центр и просит сделать ему МРТ коленного сустава. Получает результат, прибегает ко мне со страшными глазами: «Доктор, помогите, мне тут такого понаписали!» На самом деле, первое, что надо сделать — это нанести визит врачу. Болит колено — идите к травматологу. Он спросит, что произошло, обследует колено клинически, поставит предварительный диагноз и для завершения его попросит сделать рентгенограмму коленного сустава.

— Доводилось слышать мнение, что рентген — это прошлый век…

— Для травматологов рентген — это основной метод диагностики, «золотой стандарт», помогающий адекватно оценить костную структуру. Именно с него всегда нужно начинать. Особенно пациентам в возрасте от 40 лет, поскольку в этот период появляются первые признаки артроза. МРТ же дает представление о мягких тканях и назначается травматологами при необходимости, как дополнительное и уточняющее обследование.

Допрыгать до травмпункта

— У вас бывают сложности при постановке диагноза?

— При первичном осмотре всегда возникает много вопросов. Но всего и сразу предвидеть нельзя. Если при обследовании пациента его жалобы, клинические проявления укладывается в какие-то в стандартные рамки, то с диагнозом все просто. Но порой что-то меня настораживает. И это повод расширить диагностический поиск. Например, приходили пациенты с болями в голени. После их тестирования у меня оставались вопросы. Я им назначал дообследование, и у них по результатам МРТ и КТ обнаруживались злокачественные образования. Приходилось их направлять к хирургам-ортопедам, занимающимся костной онкологией.

— Человек поскользнулся, споткнулся, упал, получил травму. Посоветуйте, что нужно делать после того, как он добрался до дома.

— На больное место надо наложить лед, чем скорее, тем лучше. Это снимет отек, уменьшит боль. Если упали на руку и она болит, зафиксируйте ее, подвесив на косынке через шею. При сильной боли примите обезболивающее и сразу же отправляйтесь в травмпункт. Если диагностируют перелом, тогда вас направят в стационар, где смогут тут же прооперировать. Чем раньше будет сделана операция, тем быстрее вы начнете реабилитацию и восстановите функцию травмированной конечности.

— Может ли человек сам по своим ощущениям определить, есть у него перелом или нет?

— Если это перелом, то боль такая сильная, что просто невозможно встать на ногу или двигать рукой. Но бывают и экстраординарные случаи. Это было более двадцати лет назад, когда я только начинал работать травматологом в травмпункте. Приводят милиционеры ко мне пациентку и говорят, что еле ее догнали. «Что случилось?» — спрашиваю. Оказалось, во время патрулирования они увидели женщину, которая, заметив их, бросилась было бежать, но поскользнулась и упала. Однако тут же вскочила и продолжила убегать. Они — за ней. И тут заметили, что стопа у нее как-то странно вывернута набок. Милиционеры догнали ее и привели в травмпункт. Выяснилось, у женщины был переломо-вывих в голеностопном суставе, но она при этом как-то бежала. Не знаю, что ее подгоняло — шок, страх или еще что-то. А бывает, что человек оступился, появилась резкая боль. Он допрыгал до травмпункта. Ему сделали рентген. Перелома нет. Просто растяжение связок. Ну и слава богу.

Как избежать травм

— С какого возраста увеличивается вероятность получения травм?

— Я думаю, это связано не столько с возрастом, сколько с образом жизни. Допустим, малоподвижный человек вдруг решает начать бегать. Скорее всего, это приведет к тому, что когда его не привыкшие к нагрузке мышцы устанут, он подвернет ногу. Если человек имел навыки тренировок, то он будет применять их в течение всей жизни. Есть люди, которые занимаются спортом и в 60, и в 70 лет. Даже когда у них случается перерыв в занятиях, они возобновляют их разумно, постепенно увеличивая нагрузки. Поэтому повреждений они не получают.

А вообще, если правильно сбалансированно питаться, употребляя в том числе растительную пищу, клетчатку; загорать на солнце или принимать витамин Д, влияющий на обменные процессы костей; заниматься физкультурой — со стороны опорно-двигательного аппарата будет все хорошо. И иммунитет будет укрепляться независимо от возраста.

Переломы стали лечить намного быстрее!

— Как в последние годы изменились методы лечения в травматологии и ортопедии?

— 30 лет назад основным методом лечения переломов было скелетное вытяжение. Пациент лежал на кровати с фиксированной в приподнятом положении ногой или рукой до тех пор, пока не начинал срастаться перелом. Затем ему накладывали гипсовую повязку и выписывали из больницы. Через 3–4 месяца повязку снимали и пациент с трудом начинал восстанавливать функцию замерзших суставов.

В последние лет 25 в травматологии и ортопедии произошел прорыв в методах лечения. Если в 1995–1997 годах операции: артроскопия (операция с применением артроскопа, который вводится в полость сустава через микроразрез. — Прим. ред.) или эндопротезирование суставов были единичными, то сегодня они стали рутинными и выполняются на потоке. Развиваются технологии остеосинтеза (соединение отломков костей. — Прим. ред). В частности — внутрикостный остеосинтез, когда в травмированную кость вводится штифт. Сегодня штифты изготавливаются из специальных сплавов, состоящих из хрома, кобальта, никеля, титана. Они никак не воздействуют на кость, поэтому их можно даже не удалять после заживления перелома. Восстановление функции верхних и нижних конечностей теперь можно начинать уже через неделю-две. Для фиксации переломов также широко используются технологичные пластины LCP. Это позволяет нагружать ногу, двигать рукой в скором времени после операции, даже если перелом еще не сросся. Благодаря этому, сократились сроки нахождения в стационаре. Пациенты гораздо раньше, чем прежде начинают реабилитацию и восстанавливают работоспособность.

Новые технологии достаточно быстро попадают в нашу клиническую практику, потому что информация о современных методах лечения легкодоступна, а производители оборудования заинтересованы в его продвижении на рынке.

Сострадание вредит лечению

Принято считать, что врачи — циничные люди, нечувствительные к чужой боли. Испытываете ли вы сострадание к пациентам?

— Я всегда объясняю пациенту, почему я должен сделать что-то, что, возможно, причинит ему боль. Иначе эффекта от лечения может и не быть. В частности, использование ударно-волновой терапии, воздействие которой подразумевает болезненные ощущения во время процедуры. Эффект этой терапии при лечении, например, пяточной шпоры состоит в том, что под действием ударного импульса возбужденные нервные окончания еще больше перевозбуждаются, что вызывает в них запредельное торможение, и они просто выключаются. Так достигается обезболивающий эффект. Помимо этого, ударно-волновая терапия обладает еще и мощным противовоспалительным и противоотечным эффектом.

Но, вообще, я стараюсь лишний раз не причинять боль пациентам. У каждого врача есть определенный уровень цинизма. Врач обязан в некоторой степени отстраняться от пациента. А сострадание порой может разрушить лечебный процесс.

Ирина Чертинова, специально для «Фонтанки»

Виталий ОксимецВиталий Оксимец

Лечение осложнений после переломов



В клинике «Скандинавия» существует возможность обследовать

и оперативно лечить пациентов, у которых или длительно несрастающиеся переломы, или сложные суставы на фоне проведенных оперативных вмешательств, или застарелые либо неправильно сросшиеся переломы.

Что в этом случае делается? Во-первых, в клинике есть возможность обследовать пациента: КТ , МРТ, рентген и все остальное. Во-вторых, клиника располагает достаточным набором металлоконструкций. Кроме того, что в клинике есть возможность лечить экстренных пациентов со свежей травмой, также можно лечить и делать операции пациентам, у которых имеются отдаленные последствия или проблемы после травм. Сюда относятся: ложные суставы, несросшиеся переломы, неправильно сросшиеся переломы, переломы металлоконструкций на несросшихся переломах. Проблема заключается в том, что любой перелом, срастаясь, проходит определенные фазы. Почему возникает ложный сустав? Или неправильно стоят отломки ― нет контакта между отломками, или оперативное лечение было выполнено, но недостаточно репозиция была, или другие технические проблемы.

Есть переломы, локализация которых не сильно повлияет на дальнейшую жизнь и функцию конечностей, с которыми можно, в принципе, ничего не делать, даже если они неправильно срослись. Ну разве что может быть косметический дефект. А есть переломы (к ним относятся в основном околосуставные и внутрисуставные переломы), которые нельзя оставить в таком виде и необходимо что-то с ними делать для того, чтобы человек полнофункционально жил дальше.

Врачи клиники оперируют и ложные суставы, причем с костной пластикой, с использованием тех же новейших металлоконструкций и методик, которые применяютя во всем мире. Также в клинике оперируют неправильно сросшиеся переломы,

замену металлоконструкций с исправлением оси конечности, с исправлением положения отломков внутри сустава. Есть внутрисуставные переломы, требующие эндопротезирования, которые невозможно восстановить простыми методами. В этой ситуации используются эндопротезы и коленного, и тазобедренного, и плечевого суставов с последующей реабилитацией в условиях клиники, которая возможна до полного восстановления.

Периодически в клинику обращаются пациенты с застарелыми повреждениями, которые находятся в таком состоянии: не срослось ― не срослось, непонятно, опоры, допустим, на ногу нет, если это перелом крупной кости, большой берцовой или около шейки бедра. Они в основном лежачие, зачастую городские клиники отказывают им в помощи, потому что у них нет возможности оказать достаточное лечение сопутствующей патологии. Это преимущественно возрастные пациенты и пациентки с переломами шейки, чрезвертельными переломами, встречаются даже с застарелыми переломами лодыжек. Они требуют оперативного лечения, но в условиях очень квалифицированной анестезиологической бригады и достаточно серьезной реабилитации. Этим и занимаются врачи клиники: синтезируют эти переломы, выставляют все на место, как это должно быть. Иногда это связано с техническими трудностям, но в клинике есть ортопедический стол, который в этом помогает, и рентгеновская установка, с помощью которой во время операции контролируются все действия.

Центр артроскопии

Если длина текста больше 22 символов, то используется текст «Подробнее»

Подробнее

Даже если это был очень старый перелом, врачи стараются поставить пациента на ноги буквально на следующий день после операции. Используемые импланты и техника позволяют это сделать, а терапевтическая и анестезиологическая поддержка дает возможность их очень быстро активизировать.

Также существует такая проблема, как ложные суставы ― это несросшиеся переломы, несрастание которых длится более полугода. То есть речь о двойном-тройном сроке типичного срастания, если за это время перелом не сросся, на этом месте образуется ложный сустав. Проблема в том, что сам по себе он никогда не срастется после этого, будет всегда подвижным и будет причинять неудобство.

Такие проблемы возникают и после ранее проведенных операций, и без оперативного лечения. Основная задача в такой ситуации ― создать условия для сращения. Это стабилизация и раздражение зоны перелома или пересадка туда собственной кости, для того чтобы стимулировать срастание перелома. Такие операции были проведены в клинике многократно с хорошими результатами и с ранней реабилитацией.

К одному из последствий травм относятся неправильно сросшиеся переломы. Это возникает или из-за некорректной иммобилизации, или вообще из-за необращения к врачу по поводу перелома. Бывает, что при неадекватной нагрузке ломается металлоконструкция, которой фиксирован перелом, и перелом срастается в неправильном положении. Если это кость опорная (например, нагрузочная нога), с этим жить невозможно, это искривление конечности, которое приводит к проблемам выше и ниже перелома. В этой ситуации необходима операция. Если там ранее была установлена металлоконструкция, она удаляется, восстанавливается ось конечности с минимальными потерями местных тканей и тоже фиксируется таким

способом, чтобы можно было максимально рано начать нагружать эту конечность.

Самую большую опасность представляют неправильно сросшиеся околосуставные переломы, потому что в итоге они приводят к грубому артрозу. Даже в молодом возрасте при неправильно сросшемся переломе голени появляется артроз голеностопного и коленного сустава, поэтому такие вещи нужно обязательно исправлять. Может быть, внешне это и не выглядит так страшно, однако через 3-5 лет начнутся проблемы в зоне перелома выше и ниже. Операция проводится именно для того, чтобы быстрее реабилитироваться и продолжить дальше полноценную жизнь.

Записаться на прием к врачу можно по телефону или через онлайн запись.

Дата публикации: 27.04.16

Каково это, когда сломанная кость срастается?

По мере заживления сломанной кости она должна проходить через различные фазы, каждая из которых имеет свой набор характеристик. Количество и тип боли и других симптомов изменятся, как и ваш диапазон движений и сила. Знание этих фаз и того, что вы должны чувствовать при их прохождении, может помочь вам обнаружить любые отклонения или осложнения на ранней стадии, чтобы ваш врач мог сразу же их устранить.

Сломанные кости заживают разное время, в основном в зависимости от типа сломанной кости, возраста человека и способа перелома кости.Кроме того, заболевания, вызывающие дегенерацию костной ткани, такие как остеопороз, могут привести к гораздо более длительному периоду заживления сломанных костей. Также может потребоваться более сложное лечение, такое как хирургическое вмешательство.

Как правило, маленькие сломанные кости с простыми переломами срастаются у маленьких детей примерно за четыре недели. У подростков и взрослых для заживления мелких костей, таких как палец или кость запястья, требуется около шести недель. Более крупные сломанные кости, такие как кости бедра, обычно заживают от шести недель до трех месяцев у среднего здорового взрослого человека.

Типы переломов костей

Рассмотрим мелкие детали различных типов переломов:

  • Перелом зеленой палочки: В основном встречается у детей, у которых кость согнута, но не сломана полностью.
  • Перелом пряжки: Происходит при сдавливании двух костей.
  • Перелом пластины роста: Поражает слой растущей ткани возле концов костей ребенка.
  • Оскольчатый перелом : Происходит, когда кость раскалывается на три или более частей.
  • Поперечный перелом: Перелом перпендикулярен ходу кости.
  • Патологический перелом: Обычно возникает из-за болезни слабых костей.
  • Косой перелом: Перелом с линией перелома, идущей по диагонали к диафизу кости.
  • Трещина вдоль линии роста волос: Также известная как стрессовый перелом, представляет собой небольшую трещину или сильный ушиб в кости.

3 стадии заживления перелома

Стадия воспаления:

Первая фаза процесса заживления переломов начинается сразу после перелома кости.В этот момент тело сразу начинает действовать. Вокруг места перелома образуется небольшой сгусток крови, известный как гематома, который затем притягивает молекулы, называемые лейкоцитами. Белые клетки являются частью защитной системы организма. Наряду со многими другими белками они вызывают отек, покраснение и воспаление, которые мы видим и ощущаем сразу после травмы. Хотя воспаление вызывает боль, оно также вызывает рост новых кровеносных сосудов, а также рекрутирование других белков. Этот триггер будет продолжать помогать в процессе наращивания костей.

Стадия восстановления:

На второй фазе заживления кости происходит настоящее заживление. Репаративная стадия начинается примерно через неделю после травмы. Мягкая мозоль (разновидность мягкой кости) заменяет сгусток крови, образовавшийся на стадии воспаления. Мозолистая мозоль скрепляет кость, но недостаточно прочна, чтобы можно было использовать часть тела. В течение следующих нескольких недель мягкая мозоль становится более твердой. Примерно к 2–6 неделям эта твердая мозоль становится достаточно прочной, чтобы можно было использовать часть тела.

Этап реконструкции:

В последней фазе мозоль созревает и ремоделируется в то, что мы называем сильной, здоровой высокоорганизованной костью. От начала до конца весь процесс из трех стадий заживления перелома может занять от нескольких месяцев до нескольких лет в зависимости от множества различных факторов.

Стадии боли в процессе заживления перелома

Как правило, существует три стадии боли после перелома кости. Их называют острой болью, подострой болью и хронической болью.Все переломы вызывают все или некоторые из этих типов боли.

  • Острая боль сразу после травмы

Острая боль — это внезапная, интенсивная боль, возникающая сразу после перелома (или любой другой травмы), которая дает понять, что что-то не так. На этом этапе часто назначают лекарства, чтобы уменьшить сильную боль. Острая боль со временем уменьшится.

Внутри вашего тела разрыв вызвал повреждение чувствительных нервов, которые посылают быстрые, острые болевые сигналы в мозг.В течение следующих нескольких часов клетки в месте перелома выделяют исцеляющие химические вещества и сигналы, которые вызывают рост новых нервов. Вам может потребоваться хирургическое вмешательство, чтобы врач мог вправить сломанную кость, вам может понадобиться гипс или другое устройство, чтобы удержать сломанную кость в неподвижном состоянии, или вам может потребоваться какое-либо другое лечение. Независимо от того, какой метод используется для лечения сломанной кости, ключевым моментом является повторное выравнивание концов кости и иммобилизация перелома на несколько недель, чтобы кость могла срастись и срастись должным образом.

После того, как вы преодолели первоначальную острую боль, если она вернется, это может быть сигналом того, что что-то не так.Возможно, вы ударили кость или сдвинули ее так, что это причинило боль, или, возможно, она не заживает должным образом. Вы должны сообщить своему врачу о любом необъяснимом возвращении к фазе острой боли.

  • Подострая боль во время заживления кости

Примерно через неделю или две самая сильная боль пройдет. Далее происходит то, что сломанная кость и мягкие ткани вокруг нее начинают заживать. Это занимает пару недель и называется подострой болью.Вы можете по-прежнему принимать обезболивающие, но это может быть более низкая дозировка или более слабое лекарство.

Подострая боль в первую очередь вызвана отсутствием движения, необходимого для заживления кости. Отсутствие активности могло привести к жесткости мягких тканей вокруг травмы и ослаблению мышц. Источником подострой боли частично является перелом, особенно рубцевание и любое воспаление, которое у вас все еще может быть, но большая часть ее связана с неподвижностью, необходимой для правильного заживления ваших костей. Соединительные ткани становятся жесткими, а мышцы теряют силу.Вы также можете потерять костную массу.

На этом этапе выздоровления часто рекомендуется физиотерапия. Физиотерапевты могут помочь вам уменьшить скованность, предоставляя упражнения, которые также укрепляют ослабленные мышцы и улучшают диапазон движений. Это поможет уменьшить боль и улучшить функцию тела, пострадавшего в результате травмы.

Если все пойдет хорошо, ваша кость заживет, а мягкие ткани восстановятся. Нервы, выросшие во время острой фазы, должны перестать посылать эти сигналы, и затяжная боль исчезнет.

  • Хроническая боль после завершения заживления

Когда вы получаете перелом, он в конечном итоге заживает и восстанавливается до такой степени, что вы больше не испытываете боли. Когда боль продолжается после подострой фазы, ее называют хронической болью. Многие люди никогда не доходят до этой фазы, но у тех, кто это делает, боль продолжается еще долгое время после заживления травмы. Это может быть вызвано: 

  • Повреждение нерва (невропатия)
  • Развитие рубцовой ткани
  • Основное заболевание, такое как артрит
  • Изменения в головном мозге, называемые центральной сенсибилизацией

Хроническая боль может быть вызвана повреждением нервов, образованием рубцовой ткани, обострением основного артрита или другими причинами.К счастью, этот тип боли часто поддается лечению. Тип лечения зависит от первоначальной травмы и причины вашей хронической боли.

Наиболее часто используемые методы лечения хронической боли:

  • Физиотерапия
  • Упражнение
  • Лекарства

Эти методы лечения не гарантируют избавления от боли, но они могут помочь контролировать и уменьшить хроническую боль. Большинство людей могут контролировать свою хроническую боль, чтобы они могли заниматься своими повседневными делами и наслаждаться лучшим качеством жизни.

Время заживления зависит от:

  • Конкретная кость, которую вы сломали (более мелкие срастаются быстрее)
  • Серьезность поломки
  • Как быстро и насколько эффективно лечили
  • Насколько хорошо вы о нем заботитесь
  • Здоровье ваших костей и соединительных тканей
  • Если вы курите, пьете алкоголь или испытываете дефицит питательных веществ 
  • Ваш возраст
  • Ваше общее состояние здоровья

Помогите заживлению костей

Теперь, когда вы понимаете этот процесс, у вас должно быть лучшее представление о том, как вы можете его поддерживать.Во-первых: крайне важно, чтобы вы обратились к медицинскому работнику, который сможет убедиться, что кость правильно срослась до начала заживления. Несоблюдение этого правила может означать, что кость срастется в неправильном положении, что в долгосрочной перспективе может вызвать больше проблем!

Также важно убедиться, что вы отдыхаете в этой области, чтобы тело могло начать работать и исцелить ее снова. Но хотя все это правда, вы также должны признать, что воспаление играет ключевую роль в процессе заживления. Воспаление необходимо контролировать, чтобы предотвратить серьезный дискомфорт или повреждение тканей, но если вы поставите своей целью полное подавление воспаления, то это фактически помешает вам полностью восстановиться.

Тем не менее, вы можете предпринять шаги, чтобы помочь своему телу вылечить перелом: 

  • Бросить курить :   Курение изменяет приток крови к костям, что может задержать или предотвратить заживление.
  • Придерживайтесь сбалансированной диеты :   Для восстановления костей требуется больше питательных веществ, чем просто для их поддержания. Обязательно получайте адекватное питание из всех групп продуктов, и особенно убедитесь, что вы получаете кальций и витамины A, B12, C, D и K. (Вам нужно только получать рекомендуемые дозы.Взятие большего количества не поможет.)
  • Лечение хронических заболеваний : Если у вас диабет, заболевание кровеносных сосудов или гормональное заболевание, это может замедлить ваше выздоровление. Поговорите со своим врачом о том, как лучше справиться с болезнью.
  • Остерегайтесь некоторых лекарств : Хотя они часто используются для снятия боли, нестероидные противовоспалительные средства (НПВП), такие как Advil/Motrin (ибупрофен) или Aleve (напроксен), и глюкокортикоиды, такие как преднизолон, могут замедлить заживление, как и иммунодепрессанты. .
  • Не спешите использовать его : Слишком раннее движение и использование поврежденной части тела может привести к повреждению и усложнить заживление кости.
  • Следите за инфекцией : Если вы заметили усиление боли, припухлость, покраснение и жар вокруг перелома, и особенно если у вас жар, озноб и выделение гноя, немедленно обратитесь к врачу, чтобы вас вылечили. для заражения.
  • Ускорение заживления переломов : узнайте у своего врача об устройствах, которые могут ускорить заживление, включая стимуляторы роста костей, электростимуляцию и ультразвуковую терапию.

Когда звонить врачу

Раннее обнаружение проблем и своевременное лечение могут предотвратить задержки в процессе выздоровления. Обратитесь к врачу, если:

  • Ваша боль или воспаление внезапно усиливаются
  • Ваша боль сохраняется в течение нескольких месяцев или недель после того, как кость заживет
  • Вы видите признаки инфекции
  • У вас есть изменения в вашем здоровье, которые могут повлиять на процесс заживления
  • Вы думаете, что процесс заживления занимает слишком много времени
  • Ваш прогресс не соответствует ожидаемому вашему доктору

Спросите своего врача

Перелом может быть болезненным и может привести к значительной функциональной утрате и инвалидности.В зависимости от тяжести травмы потеря может быть временной или постоянной. Работа над обретением подвижности и силы после перелома должна быть вашей главной целью после перелома. Физиотерапия может помочь вам как можно быстрее вернуться к оптимальной функциональной подвижности.

Если вы беспокоитесь о здоровье своих костей, наши специалисты всегда готовы помочь вам достичь оптимального здоровья. Остеопороз – очень серьезное заболевание.

Чтобы узнать больше о здоровье костей или записаться на прием к одному из наших специалистов, позвоните нам по телефону 800-698-1280.

Процесс заживления переломов костей: восстановление, время заживления и риски: Центр боли и здоровья Мэриленда: лечение боли

Когда вы ломаете кость, ваше тело реагирует болью, чтобы вы осознали травму. Перелом также может вызвать повреждение области, окружающей кость, включая мышцы, сухожилия, хрящи, нервы, связки и кровеносные сосуды, что приводит к воспалению, обесцвечиванию и кровоподтекам. Вот все, что вам нужно знать о процессе заживления перелома кости.

Процесс заживления: Типы переломов костей:

  • Простой перелом (совмещенный перелом кости без повреждения тканей)
  • Сложный перелом (перелом кости со смещением, требующий интенсивной реабилитации)
  • Оскольчатый перелом (фрагментарный перелом кости, часто вызванный травмой)
  • Сложный перелом (перелом кости через кожу с риском заражения)

Этапы лечения переломов костей

  • Стадия воспаления (возникает вскоре после травмы по мере прорезывания кровеносных сосудов – неделя 1)
  • Стадия восстановления (рост губчатой ​​кости — со 2 по 4 неделю)
  • Стадия ремоделирования кости (губчатая кость затвердевает – с 4 по 8 неделю)

Боли Стадии перелома

Люди с переломами костей ощущают разную степень боли с самого начала перелома и на протяжении всего процесса заживления.В то время как некоторые люди испытывают только немедленную острую боль, другие испытывают длительную боль, которая обычно требует вмешательства специалистов по обезболиванию, таких как доктор Ашампонг и физиотерапевты в Центре боли и здоровья Мэриленда.

  • При переломе кости возникает острая боль.
  • В процессе заживления возникает подострая боль.
  • После заживления перелома возникает хроническая боль.

Лечение переломов костей

Для правильного заживления перелома кости пациенту накладывают шину, корсет или гипсовую повязку в зависимости от локализации в теле.В более серьезных случаях требуется хирургическое вмешательство. Медицинский работник использует эти методы, чтобы удерживать кость достаточно долго, чтобы позволить перелому срастись. Кроме того, пациенты должны отдыхать, чтобы кость не двигалась, чтобы сократить время заживления. После получения дальнейших инструкций после срастания кости вы не должны усугублять перелом, иначе это усугубит травму. Поймите, каких движений следует избегать, и измените свою повседневную деятельность.

Поскольку заживление переломов может занять от шести недель до нескольких месяцев, боль станет проблематичной, а мышцы и ткани вокруг кости ослабнут из-за неподвижности.В особенности, если присутствует воспаление, пациент будет испытывать боль, которая требует медицинского вмешательства, включающего обезболивающие или физиотерапию, которая увеличивает нагрузку и функцию перелома кости. Хотя через два или три месяца боль все еще может присутствовать, ваши движения станут более расслабленными и естественными, что позволит вам функционировать и вернуться к своим обычным повседневным делам.

Риски

Существует несколько рисков, связанных с переломом костей.Если человек не обратится за надлежащей медицинской помощью, кость не срастется правильно в точном анатомическом положении. В зависимости от локализации перелома возможны другие осложнения, которые имеют серьезные медицинские последствия, включая инфекцию, образование тромбов, повреждение мышц или тканей, внутреннее кровотечение в суставах или смертельную жировую эмболию.

Если вы все еще испытываете боль после заживления, свяжитесь с нами , чтобы повторно оценить вашу травму на наличие признаков основных причин, поскольку это естественная реакция при наличии повреждения нерва, ткани или рубца.

Опасность переломов костей, если их не лечить: Mid Atlantic Orthopedic Associates, LLP: Orthopedic Surgery

Если вы сломаете кость, вам необходимо ее вылечить. Независимо от того, в какой части тела произошел перелом, стресс от сломанной кости может быть весьма значительным, а это значит, что действовать нужно как можно раньше.

По большей части кости исключительно хорошо заживают. В отличие от других частей тела, при правильном лечении можно полностью выздороветь и получить кость как новую.Однако, если не лечить, проблема может усугубиться и привести к осложнениям, усилению боли и страданий.

Необъединение против задержанного объединения

Если перелом кости не лечить, он может привести либо к несращению, либо к замедленному сращению. В первом случае кость вообще не срастается, а значит, останется сломанной. В результате отек, болезненность и боль со временем будут усиливаться.

Отсроченные сращения — это переломы костей, которые заживают дольше, чем обычно.Однако в большинстве случаев пациенты могут полностью выздороветь, хотя могут быть и осложнения, в зависимости от того, насколько хорошо была срослась кость.

Как заживают кости?

Когда есть перелом, значит кости разъединились. Частичный перелом означает, что часть кости все еще соединена, в то время как тотальный перелом предполагает полный раскол.

В большинстве случаев врач вправляет кость так, чтобы две стороны могли соединиться и зажить. Новая ткань растет, новый костный материал заполняет образовавшуюся брешь, и вы возвращаетесь к нормальной жизни.

Чтобы гарантировать, что этот процесс происходит гладко, необходимо выполнить эти условия.

Стабильность — если кости смещены, то они будут соединяться неравномерно. Если это произойдет, это может повлиять на структурную целостность ткани и привести к еще большей боли и страданиям.

Кровоснабжение — ваши кости заживают благодаря компонентам вашей крови. Таким образом, крайне важно, чтобы ткань получала адекватное кровоснабжение места, чтобы способствовать быстрому заживлению.

Питательные вещества — все мы знаем, что кальций помогает строить крепкие кости, поэтому очень важно потреблять правильные питательные вещества, когда они заживают.

Осложнения заживления костей

В некоторых случаях, даже при правильном лечении, ваши кости могут не срастись должным образом. Некоторые из факторов риска, которые могут привести к осложнениям, включают:

  • Старость
  • Анемия
  • Диабет
  • Употребление табака (курение)
  • Низкий уровень витамина D
  • Некоторые лекарства, в том числе противовоспалительные

Практический результат — Будьте здоровы и лечитесь

Если у вас случился перелом кости, очень важно как можно скорее обратиться за медицинской помощью.После того, как кость срослась, вы должны убедиться, что помогаете своему телу заживать как можно быстрее. Если у вас есть какой-либо из этих факторов риска, вы должны поговорить со своим врачом о том, как смягчить их, чтобы ускорить заживление.

В общем, сломанная кость — серьезная травма. Отказ от лечения может усугубить ситуацию.

Нужен ортопед? Свяжитесь с Mid Atlantic Orthopedic Associates сегодня!

признаков того, что сломанная кость заживает

Когда вы ломаете кость, может показаться, что прошла целая вечность, прежде чем вы снова сможете делать все как обычно.К счастью, в большинстве случаев сломанная кость заживает в течение нескольких месяцев, в течение которых вы можете заметить несколько признаков того, что ваша кость восстанавливается сама.

Процесс заживления сломанной кости представляет собой многоэтапный курс, который начинается, как только вы сломаете кость. Во-первых, кровь хлынет в эту область, чтобы доставить клетки, необходимые для заживления вашей кости. Это также действует как защита для кости.

Примерно через неделю после перелома кости в области перелома начинает формироваться мозоль.Эта мозоль представляет собой тип богатой коллагеном костной ткани, которая сначала мягкая, но со временем затвердевает.

Новая кость начнет формироваться и заменит мозоль, когда остеобласты (новые костеобразующие клетки) начнут двигаться через несколько недель после перелома. Новая кость продолжает развиваться, пока полностью не заменит мозоль.

Через несколько месяцев после перелома у вас будет совершенно новая костная ткань для восстановления перелома. После этого будет практически невозможно сломать кость в том же месте, потому что кость в этом месте будет толще и прочнее, чем в окружающей кости.

Что вы испытываете во время исцеления

Следующие шаги — это то, через что вы пройдете, пока ваша сломанная кость срастается:

Уменьшение боли

Когда вы впервые ломаете кость, вы можете испытывать сильную боль, особенно когда вы двигаетесь или пытаетесь двигать частью тела. Боль может ощущаться как острая, колющая боль. Боль также усиливается, если на нее оказывается давление.

По мере заживления кости это уменьшается. Если вокруг этой области наложен гипс, вы, скорее всего, больше не почувствуете боли, потому что кость стабилизируется.

Диапазон движения увеличивается

Сначала у вас может быть очень ограниченный диапазон движений в месте перелома. Постепенно вы восстановите диапазон движений, что является признаком того, что ваша сломанная кость заживает.

Отек спадает

Отек развивается после перелома кости из-за прилива крови к этой области. Однако по мере развития мозоли припухлость в этом месте будет уменьшаться.

Синяки исчезают

Синяки не всегда возникают при переломе кости.Однако, если у вас есть синяк, он изменит цвет и со временем начнет исчезать. Ваше тело медленно впитывает кровь, поэтому синяк меняет цвет.

Ортопедическая клиника в городе Клинтон, штат Мичиган,

В компании Movement Orthopedics доктор Джеффри Кэрролл возглавляет команду врачей-ортопедов, занимающихся лечением самых разных заболеваний, от переломов до растяжений связок лодыжек. Мы понимаем важность скорейшего лечения перелома кости, и наша неотложная ортопедическая помощь оснащена всем необходимым для быстрой диагностики и лечения.

Если у вас есть какие-либо вопросы или вы хотите записаться на прием к доктору Кэрроллу, свяжитесь с нами сегодня, позвонив нашему дружелюбному персоналу по телефону (586) 436-3785 или заполнив нашу простую в использовании форму запроса на прием онлайн прямо сейчас. . Мы с нетерпением ждем возможности стать вашим партнером в области здравоохранения!

 

 

Повреждение нерва после перелома или вывиха

Нервы проходят в непосредственной близости от костей и суставов. Таким образом, перелом или вывих могут потенциально повредить нерв в дополнение к повреждению кости.Поскольку перелом или вывих сами по себе являются болезненной и мучительной травмой, наличие повреждения нерва может быть распознано не сразу.

 

Каковы потенциальные признаки повреждения нерва?

  • Сильная, мучительная, стреляющая боль, похожая на удар током
  • Покалывание и/или изменение ощущения в поврежденной конечности
  • Слабость или потеря мощности двигателя
  • Сухая и красная кожа из-за нарушения симпатической функции
  • Симптом Тинеля (осторожное постукивание по нерву вызывает ощущение поражения электрическим током)
  • Разрыв или открытая рана по ходу нерва или рядом с ним
  • Сосудистое повреждение или потеря пульса (поскольку может быть связано с повреждением нерва)

 

Некоторые распространенные примеры

 Перелом плеча и/или вывих   Подмышечный нерв

 Потеря сокращения дельтовидной мышцы

Онемение над полковым знаком

Перелом плечевой кости (руки)  Лучевой нерв

 Запястье

Онемение тыльной стороны кисти

Надмыщелковый перелом локтевого сустава у детей

Срединный нерв

(Передний межкостный нерв)

 Потеря сгибания большого и указательного пальцев

 Невозможно сделать знак «ОК»

 Перелом предплечья Задний межкостный нерв

 Опущение пальцев и большого пальца (в области суставов)

 Отклонение запястья

Вывих бедра

Седалищный нерв

(компонент CPN)

 Нижняя опора

Онемение тыльной стороны стопы

Вывих колена  Общий малоберцовый нерв

 Нижняя опора

Онемение тыльной стороны стопы

 

Принципы лечения (для лечащего хирурга)

  • При повреждении нерва с нестабильным переломом или вывихом неотложным приоритетом (после спасательных вмешательств) является вправление и стабилизация скелета.
  • Когда выполняется внутренняя фиксация перелома, связанного с повреждением нерва, как правило, необходимо исследовать нерв.
  • При высокоэнергетической травме высок риск разрыва нерва и, следовательно, необходимость раннего восстановления. Исследование позволит установить непрерывность нерва.

Британская ортопедическая ассоциация опубликовала полезные рекомендации с практическими советами по лечению повреждений периферических нервов.

BOAST 5: Травма периферического нерва

Лечение повреждений нервов (Синяя книга) BOA 2011

 

Стадии заживления кости после перелома

Если вы сломали кость, то вы, вероятно, готовы быстро пролететь время, чтобы вернуться к нормальной жизни. Сломанные кости болезненны, но они также крайне неудобны! Этот последний факт — то, что многие люди не в полной мере осознают, пока не окажутся на принимающей стороне, но сломанная кость лишит вас возможности заниматься спортом, выполнять ручную работу и не может спать!

Часто вы можете обнаружить, что не можете водить машину, работать или даже принимать ванну без посторонней помощи! Хорошей новостью является то, что ваша рука, нога или другая сломанная кость отрабатывает , пока вы читаете это , чтобы попытаться вернуть себе полное здоровье.Читайте дальше, и мы подробно рассмотрим, что там происходит, и можете ли вы сделать что-нибудь, чтобы ускорить процесс!

Твои чудесные кости

Не желая показаться жутким, у вас есть чудесных костей .

Многие люди считают кости инертной или мертвой материей — и действительно, в какой-то момент это была научная точка зрения. Однако сегодня мы знаем, что кости такие же «живые» и «пластичные», как и любая другая ткань в организме. Точно так же, как наш мозг и мышцы, наши кости постоянно меняются в зависимости от того, как мы их используем.

На самом деле, в настоящее время кости часто рассматриваются как «банки» минералов и других важных питательных веществ. Другими словами, организм может «хранить» питательные вещества, такие как кальций, в костях, а затем при необходимости всасывать их в кровь. Этот процесс происходит постоянно и осуществляется клетками, называемыми «остеокластами».

Но если ваши кости постоянно расщепляются на материалы, ваше тело и должно постоянно восстанавливать их, чтобы предотвратить их полное растворение.Таким образом, процесс, противодействующий этой «резорбции кости», управляется костными бластами . Эти клетки будут формировать новый костный матрикс в месте «обновления кости» во время процесса, известного как реверсирование.

Когда вы сломаете кость, все, что нужно сделать вашему телу, это ускорить процесс обновления кости, чтобы создать новую матрицу и помочь вам восстановить поврежденную ткань. Это называется формированием.

Как исцеляется ваше тело

Когда вы получаете травму, которая приводит к перелому, ваше тело сразу же начинает доставлять питательные вещества к месту повреждения.

Во-первых, ваше тело войдет в состояние борьбы или бегства. Это означает, что ваш сердечный ритм увеличится, вы почувствуете головокружение, и вам нужно будет сесть. Вязкость крови увеличивается, и образуются сгустки, чтобы предотвратить кровотечение. За этим в течение нескольких минут следует инвазия нейтрофилов. К месту повреждения устремляются кровь и другие питательные вещества, в том числе лейкоциты. Эта начальная стадия длится 24-48 часов и отвечает за предотвращение инфекции и борьбу с любыми бактериями, которые могли попасть в организм.

Однако нейтрофилы

наносят вред организму, поэтому этот этап длится недолго.

Однако воспаление продолжится. Это служит для того, чтобы продолжать снабжать раненую область сырьем, необходимым для восстановления и восстановления силы, но также помогает предотвратить чрезмерное перемещение человека в этой области, что может привести к еще большему повреждению. В этот момент роль защиты раны от инфекции берут на себя макрофаги и другие агенты, которые могут дольше оставаться в ткани.

Между тем, эти клетки также запускают гормоны роста. Это, в свою очередь, побуждает фибробласты перемещаться в эту область в тандеме с эпителиальными клетками. Эпителиальные клетки, в свою очередь, строят дополнительные капилляры, чтобы увеличить приток крови к области.

Начало строительства

Затем фибробласты начнут формировать «базальную мембрану» или «коллагеновую сеть». По сути, это то, что обеспечит каркас, поддерживающий формирование новой кости.Однако это используется при заживлении любых новых клеток и не является уникальным для кости. Этот матрикс начинает формироваться вокруг края перелома, а затем перемещается внутрь к центру, где он начинает строить большое количество коллагена 3 типа и кости. Для этого его нужно снабжать необходимым количеством белков, кислорода и других питательных веществ.

Клетки, необходимые для регенерации и роста капилляров, тем временем начнут делиться и копировать себя посредством митоза. Если бы вы посмотрели на место повреждения через микроскоп и сразу же замедлили его, это выглядело бы так, будто кость, по сути, «сшивает» две свои половинки вместе.Затем ткань начнет созревать, а фибробласты и остеобласты начнут замедлять выработку кости и коллагена. В конце концов, образовавшиеся новые кровеносные сосуды, которые больше не нужны, отомрут в результате апоптоза (гибели клеток), и область вернется в нормальное состояние.

Все эти процессы разбиты на три отдельных этапа. Это:

  • Воспалительная стадия
  • Репаративная стадия
  • Этап реконструкции

Как способствовать заживлению костей

Теперь, когда вы понимаете этот процесс, у вас должно быть лучшее представление о том, как вы можете его поддерживать.Во-первых: крайне важно, чтобы вы обратились к медицинскому работнику, который сможет убедиться, что кость правильно срослась до начала заживления. Несоблюдение этого правила может означать, что кость срастется в неправильном положении, что в долгосрочной перспективе может вызвать больше проблем!

Важно убедиться, что вы даете отдых этому участку, чтобы тело могло начать работать и исцелять его снова. Но хотя все это правда, вы также должны признать, что воспаление играет ключевую роль в процессе заживления.Воспаление необходимо контролировать, чтобы предотвратить серьезный дискомфорт или повреждение тканей, но если вы поставите своей целью полное подавление воспаления, то это фактически помешает вам полностью восстановиться.

Пусть тело делает свою работу. Дайте ему пространство и время, убедитесь, что выспались, и съешьте 90 519 партий 90 520 белков и питательных веществ, чтобы поддержать его.

Перелом лодыжки Санта-Мария | Травма лодыжки Санта-Барбара

Переломы лодыжки

Голеностопный сустав состоит из трех костей: большеберцовой, малоберцовой и таранной, которые сочленяются вместе.Концы малоберцовой и большеберцовой костей (костей голени) образуют внутреннюю и внешнюю лодыжки, которые представляют собой костные выступы голеностопного сустава, которые можно прощупать и увидеть с обеих сторон лодыжки. Сустав защищен фиброзной оболочкой, называемой суставной капсулой, и заполнен синовиальной жидкостью для обеспечения плавного движения.

Травмы голеностопного сустава очень распространены у спортсменов и людей, выполняющих физическую работу, что часто приводит к сильной боли и нарушению подвижности. Боль после травм голеностопного сустава может быть вызвана разрывом связок и называется растяжением связок голеностопного сустава или переломом кости, что называется переломом голеностопного сустава.Перелом лодыжки — болезненное состояние, при котором происходит перелом одной или нескольких костей, образующих голеностопный сустав. Голеностопный сустав стабилизируется различными связками и другими мягкими тканями, которые также могут быть повреждены при переломе лодыжки.

Причины

Переломы голеностопного сустава возникают в результате чрезмерного вращения и скручивания голеностопного сустава, обычно в результате несчастного случая или таких действий, как прыжки или падения, вызывающие внезапную нагрузку на сустав.

Симптомы

При переломе лодыжки немедленно возникает отек и боль в области лодыжки, а также нарушение подвижности.В некоторых случаях вокруг сустава может скапливаться кровь, что называется гемартрозом. В случаях тяжелого перелома хорошо видна деформация вокруг голеностопного сустава, где кость может выступать через кожу.

Типы переломов

Переломы лодыжки классифицируют в зависимости от локализации и типа пораженной кости лодыжки. Различные типы переломов лодыжки:

  • Перелом латеральной лодыжки, при котором происходит перелом наружной части лодыжки, латеральной лодыжки.
  • Перелом медиальной лодыжки, при котором происходит перелом медиальной лодыжки, внутренней части лодыжки.
  • Перелом задней лодыжки, при котором происходит перелом задней лодыжки, костного бугра большеберцовой кости.
  • Двухлодыжечные переломы, при которых сломаны как латеральная, так и медиальная лодыжки
  • Трехлодыжечные переломы, при которых сломаны все три латеральные, медиальные и задние кости.
  • Синдесмотическая травма, также называемая высоким растяжением связок голеностопного сустава, обычно не является переломом, но может рассматриваться как перелом.

Диагностика

Диагностика травмы голеностопного сустава начинается с физического осмотра, за которым следует рентгенологическое исследование и компьютерная томография поврежденного участка для детального просмотра. Обычно очень трудно отличить перелом лодыжки от других состояний, таких как растяжение связок, вывих или повреждение сухожилия, без рентгена поврежденной лодыжки. В некоторых случаях на лодыжку оказывается давление, а затем делаются специальные рентгеновские снимки. Эта процедура называется стресс-тестом. Этот тест используется для проверки стабильности перелома, чтобы решить, необходима операция или нет.В сложных случаях, когда требуется детальная оценка связок, рекомендуется МРТ.

Лечение

Сразу после травмы лодыжки и до обращения к врачу следует прикладывать пакеты со льдом и держать стопу приподнятой, чтобы свести к минимуму боль и отек.
Лечение перелома лодыжки зависит от типа и стабильности сломанной кости. Лечение начинают с нехирургических методов, а в случаях, когда перелом нестабилен и не может быть вправлен, применяют хирургические методы.

При нехирургическом лечении кость голеностопного сустава выравнивают и вокруг сустава накладывают специальные шины или гипсовую повязку минимум на 2-3 недели.

При хирургическом лечении доступ к сломанной кости осуществляется путем разреза в области лодыжки, после чего к кости привинчиваются специально разработанные пластины для выравнивания и стабилизации сломанных частей. Затем разрез зашивают, а оперированную лодыжку иммобилизуют шиной или гипсовой повязкой.

Послеоперационный уход

После операции на лодыжке вас проинструктируют избегать нагрузки на лодыжку, используя костыли при ходьбе в течение как минимум шести недель.

Лечебная физкультура голеностопного сустава будет рекомендована врачом. Через 2-3 месяца терапии пациент может заниматься своими обычными повседневными делами.

Риски и осложнения

Риски и осложнения, которые могут возникнуть при переломах лодыжек, включают неправильную повязку или неправильное расположение костей, что может вызвать деформацию и, в конечном итоге, артрит. В некоторых случаях давление, оказываемое на нервы, может привести к их повреждению, что приводит к сильной боли.

В редких случаях операция может привести к неполному заживлению перелома, что требует повторной операции для восстановления.

Хроническая латеральная боль в лодыжке

Хроническая латеральная боль в голеностопном суставе — это постоянная или повторяющаяся боль, которая развивается на внешней стороне голеностопного сустава из-за предшествующей травмы голеностопного сустава, которая плохо зажила. Он может развиваться в случаях растяжений связок, переломов, травм нервов, разрывов сухожилий, артритов, воспалений суставной оболочки (синовиальной оболочки) или рубцовой ткани в области голеностопного сустава.

Боль обычно сильная или может быть тупой, что мешает вам ходить или заниматься спортом. Может быть скованность, отек, болезненность и искривление лодыжки, что может привести к дальнейшему повреждению.

Когда вы обращаетесь к врачу с боковой болью в лодыжке, для выявления причины боли проводится тщательный сбор анамнеза о предыдущих травмах и лечении, а также медицинский осмотр. Могут быть выполнены тесты для изучения чувствительности нервов. Инъекция местного анестетика может помочь врачу определить источник боли.Для сравнения можно сделать рентген, компьютерную томографию или магнитно-резонансную томографию обеих ваших лодыжек.

Хроническую латеральную боль в голеностопном суставе можно лечить консервативными средствами, такими как противовоспалительные препараты, инъекции стероидов, фиксаторы голеностопного сустава, физиотерапия или иммобилизация в случае переломов. Хирургия может быть рекомендована для лечения некоторых случаев хронической боковой боли. Это включает в себя очистку суставных поверхностей, удаление свободных фрагментов и реконструкцию или восстановление поврежденных сухожилий и связок.

.

Похожие записи

При гормональном сбое можно ли похудеть: как похудеть при гормональном сбое

Содержание Как похудеть после гормональных таблетокЧто такое гормональные таблеткиПочему прием гормонов ведет к избыточному весу (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]

Гипотензивные средства при гиперкалиемии: Гипотензивные средства при гиперкалиемии — Давление и всё о нём

Содержание Препараты, применяемые для лечения гипертонической болезни | Илларионова Т.С., Стуров Н.В., Чельцов В.В.Основные принципы антигипертензивной терапииКлассификация Агонисты имидазолиновых I1–рецепторов […]

Прикорм таблица детей до года: Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственном

Содержание Прикорм ребенка — таблица прикорма детей до года на грудном вскармливании и искусственномКогда можно и нужно вводить прикорм грудничку?Почему […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.