Препараты рассасывающие спайки: Ферментные препараты в лечении воспалительных заболеваний у женщин (клинические наблюдения)

alexxlab Препараты

Содержание

Использование жидкостей и фармакологических средств (лекарственных препаратов) для профилактики спаечной болезни (тканевых рубцов) после операций в области таза женщин

Обзор вопроса: В этом систематическом обзоре Кокрейн была проведена оценка вех жидкостей и фармакологических средств, используемых для профилактики образования спаек после гинекологических операций (гели были определены как жидкие средства).

Актуальность: Спайки это внутренняя рубцовая ткань, которая может формироваться в процессе восстановления организма после операции. Их появление также может быть вызвано инфекциями таза и эндометриозом. Спайки склеивают вместе ткани и органы, которые обычно не соприкасаются. Спайки обычно возникают после гинекологических операций, и могут вызывать боль в области таза, бесплодие и закупорку кишечника. Женщинам со спайками может потребоваться дальнейшая более сложная операция, что может привести к дополнительным осложнениям. Жидкости вводят во время операции в полость малого таза (в котором находятся все женские репродуктивные органы), и это предотвращает физический контакт заживающих тканей. Эти жидкости можно разделить на гидрофлотационные средства и гели. Гидрофлотационные средства это жидкости, которые помещают в полость малого таза в больших объемах (обычно около литра), гели наносят непосредственно в область хирургического вмешательства. Фармакологические средства действуют путем изменения этапов процесса заживления.

Характеристики исследований В этот обзор мы включили 29 рандомизированных контролируемых испытаний (3227 участников). Результаты 18 испытаний из них были объединены (2740 участников). Результаты оставшихся 11 исследований не могли быть использованы в мета-анализе, потому что исследователи не применяли метод измерения спаек, который позволил бы объединить их результаты с другими данными, или потому, что в них не сообщалось важной статистической информации. Мы провели последний поиск доказательств по апрель 2014 года.

Основные результаты: Только в одном исследовании провели оценку боли в области таза, и не было представлено доказательств того, что существует разница между средствами для предотвращения спаек. Не существует доказательств, что какое-либо из исследованных средств повлияло на частоту живорождения. Если говорить о спайках, то, у участниц, которым применяли жидкие средства во время операции, вероятность образования спаек была меньше, чем у участниц, которые не получили жидкого средства. Когда жидкости и гели сравнивали друг с другом, гели оказались лучше, чем жидкости. Не получено убедительных доказательств существенного влияния фармакологических средств на образование спек. Ни в одном исследовании не рассматривали различия в качестве жизни. Все исследования, за исключением одного, показали, что исследователи планировали провести оценку неблагоприятных исходов, связанных с лекарствами, однако о неблагоприятных эффектах не сообщали.

Результаты использования гелей показывают, что у женщин с 77% -ным риском развития спаек без лечения с помощью геля, риск развития спаек после использования геля будет составлять от 26% до 65%. У женщин с 83% -ным риском обострения спаек после отсутствия лечения при первой операции вероятность улучшения состояния после использования геля составит от 16% до 73%. Аналогичным образом для гидрофлотационных жидкостей — у женщин с 84% -ной вероятностью развития спаек без лечения, риск развития спаек при использовании гидрофлотационных жидкостей будет составлять от 53% до 73%.

Жидкие средства и гели эффективны для уменьшении спаек, однако требуется дополнительная информация, чтобы определить, влияют ли они на боли в области таза, частоту живорождения, качество жизни и долгосрочные осложнения, такие как кишечная непроходимость. Кроме того, следует провести обширные исследования высокого качества, в которых исследователи использовали бы стандартный способ измерения спаек, разработанный Американским обществом репродуктивной медицины (модифицированный счет AFS).

Качество доказательств: Качество доказательств варьировало от низкого до высокого. Основными причинами снижения качества доказательств были неточность (малые размеры выборки и широкие доверительные интервалы), и плохое представление методов исследования.

Лонгидаза® — описание противофиброзного препарата на официальном сайте

Лекарственный препарат Лонгидаза® производит российская фармацевтическая компания «НПО Петровакс Фарм» по международным и российским стандартам GMP. Препарат был выведен на рынок в 2005 году, и в настоящее время широко применяется в медицинской практике России и других стран.

Компания занимается разработкой и производством лекарств и вакцин с 1996 года. В портфеле компании несколько патентов на молекулы и технологии производства лекарств. «НПО Петровакс Фарм» экспортирует препараты в страны ЕАЭС, ЕС и Иран. На официальном сайте вы найдёте подробную информацию о компании и описание её разработок.

* количество назначений препарата Лонгидаза® врачами (7 специальностей) 2017-1ПГ 2020 года. Данные Proxima Pharma_RX Test Russia

** при терапии заболеваний, сопровождающихся образованием спаек, по данным Proxima Pharma_Rx Test Russia

1. Prindex_Comcon, 2017-1 ПГ 2020 г., Proxima Pharma_RX Test Russia, 2017-1 ПГ 2020 г.

2. Зайцев А.В., Ходырева Л.А., Дударева А.А., Пушкарь Д.Ю. Современный взгляд на применение ферментных препаратов у больных хроническим простатитом. Клиническая дерматология и венерология, № 2, 2016

3. Трошина Н.А., Долгушин И.И., Долгушина В.Ф. с соавт. Микробиологическая эффективность препарата на основе гиалуронидазы у пациенток с хроническим эндометритом и миомой матки. Гинекология, 2015, vol. 17, № 6

4. Петрович Е.А., Манухин И.Б. Инновационный подход к лечению трубно-перитонеального бесплодия. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2010, т.9, № 6, с.5-10

5. Ходырева Л.А., Дударева Л.А., Карпов В.К. Лонгидаза® в комплексной терапии хронического простатита

6. Авдошин В.П, Михайликов Т.Г., Андрюхин М.И. и соавт. Оценка эффективности лечения больных хроническим простатитом препаратом Лонгидаза

® 3000 МЕ. Эффективная фармакотерапия в урологии № 4, 2010

7. Инструкция по медицинскому применению препарата Лонгидаза®

8. Сулима А.Н. с соавт. Особенности профилактики и лечения спаечного процесса у женщин с хроническими заболеваниями органов малого таза, Гинекология, 2018, № 1

9. WHO Drug Information, Vol. 29, No. 3, 2015, L. 74

Продолжая пользоваться нашим сайтом, Вы даете согласие на обработку ваших cookie файлов. Мы используем cookie-файлы для того, чтобы получать статистику в рекламных и маркетинговых целях. Вы можете отключить cookie-файлы в настройках браузера.

Лекарства от спаек

Лекарства от спаек: 4 препаратов, инструкция (форма выпуска и дозировка), инфографика (показания, противопоказания, побочные эффекты), 96 отзывов врачей и пациентов.

«Лонгидазу» использую в своей практике довольно часто. Обычно рекомендую пациенткам в комплексной терапии воспалительных заболеваний органов малого таза, также в послеоперационном периоде. Удобная фор…
Без эффекта. Не встречала ни одного клинического исследования, которое подтверждало бы эффективность данного лекарственного средства. Препарат с недоказанной клинической эффективностью, не используетс…
Не использую в клинической практике из-за высокой стоимости и отсутствия достоверных клинических исследований, подтверждающих эффективность данного препарата у больных с урологическими заболеваниями. …
анаболики андрогены антациды антиагреганты антибиотики антигистаминные антидепрессанты антидоты антикоагулянты антиоксиданты антисептики бактериофаги вакцины витамины и минералы гемостатики глазные капли глюкокортикоиды гомеопатические гормоны диуретики (мочегонные) для гемоглобина для десен для детей для желчного пузыря для женщин для зрения для зубов для кишечника для костей для крови для местной анестезии для мозга для мочевого пузыря для мужчин для нервов для печени для потенции для похудения для почек для простаты для ран для суставов для улучшения кровообращения для щитовидной железы жаропонижающие желчегонные иммуноглобулины иммуномодуляторы ингибиторы АПФ интерфероны капли в нос кровезаменители миорелаксанты нейролептики ноотропы НПВС от аденомы простаты от алкоголизма от аллергии от ангины от аритмии от артроза от астмы от боли от боли в сердце от бородавок от варикоза от вздутия живота (метеоризма) от вшей (педикулеза) от выпадения волос от гайморита от гастрита от геморроя от герпеса от глистов от головной боли от головокружения от горла от грибка ногтей от гриппа (простуды) от дерматита от диабета от дисбактериоза от зубной боли от зуда от изжоги от кашля от климакса от колик от курения от мигрени от мозолей от молочницы от морщин от насморка от ожогов от отравления от перхоти от повышенного давления (гипертонии) от подагры от пониженного давления от поноса (диареи) от простатита от прыщей от псориаза от растяжек от рвоты от сильной боли от синяков от спаек от стоматита от стресса от судорог от туберкулеза от укачивания от ушибов отхаркивающие от холестерина от цистита от чесотки от шрамов от эзофагита от экземы от язвенного колита от язвы желудка от ячменя пребиотики при прорезывании зубов пробиотики противовирусные противогельминтные противогрибковые противозачаточные противоопухолевые слабительные снотворные спазмолитики статины транквилизаторы успокоительные ушные капли ферменты фибраты хондропротекторы энтеросорбенты — Микроген Мукос Фарма НИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА Петровакс Фарм — ампула свечи таблетки флакон — оригинальное лекарство брендованый дженерик МНН популярные название рейтинг

Отзывы врачей о лекарствах от спаек

отлично

отлично

отлично

Отличный препарат. На рынке долгие годы и что особенно приятно показал свою эффективность при лечении сочетанных экстрагенитальных заболеваний! Особенно в условиях обострения хронических заболеваний п…

Джуламанова Адемау Бауржановна

гинеколог
г. Оренбург

хорошо

хорошо

хорошо

Препарат использую в свой практике для пациентов перенёсших оперативные вмешательства на органах мочеполовой системы: пластики мочеточников, трансуретральные резекции простаты, радикальные простатэкт…

Бычков Владимир Геннадиевич

уролог
г. Саратов

отлично

отлично

нормально

Использую в своей практике довольно часто, а именно в комплексной терапии воспалительных заболеваний органов малого таза, а также после гистэрэктомии, миомэктомии, кистэктомии, кесарева сечения Выпуск…

Тагиева Айгюль Хаммедовна

гинеколог
г. Уфа

отлично

отлично

отлично

Добрый день! Использую Флогэнзим на протяжении 20 лет работы торакальным хирургом-онкологом и пульмонологом. Многократно наблюдал эффекты от применения Флогэнзима у пациентов с пневмониями, плевритами…

Базаров Дмитрий Владимирович

торакальный хирург
г. Москва

хорошо

хорошо

хорошо

Активно используем в практике иньекционный препарат для лечения гипертрофических рубцов разной этиологии. Препарат малоболезненный и хорошо переносится пациентами в минидозировках. Нередко препарат и…

Жабоева Светлана Леоновна

врач-косметолог
г. Казань

ужасно

нормально

ужасно

Можно назначить при множестве разных заболеваний Для меня данный вид препарата не показал заявленной эффективности. Да, может он и получил широкое применение, признание профессоров и т.д. Но увы, назн…

Васильева Светлана Анатольевна

гинеколог
г. Челябинск

отлично

хорошо

плохо

Очень хороший препарат в применении лечения рубцов различной этиологии, постакне, вялозаживающих ранах, а также использую при удалении филлеров (гиалуроновой кислоты) после объёмной контурной пластики…

Биято Анна Олеговна

пластический хирург
г. Санкт-Петербург

ужасно

ужасно

ужасно

Мой самый «любимый» препарат, назначаемый в гинекологии. №1 в фуфлотерапии мистического спаечного процесса, выявленного по УЗИ. Поможет вам от 100500 заболеваний. Можно ставить и ректально, и вагиналь…

Радченко Ксения Вадимовна

гинеколог
г. Ростов-на-Дону

нормально

нормально

плохо

Назначаю для электрофореза при наличии плохо рассасывающихся гематом челюстно-лицевой области после обширных вмешательств. Исходный препарат «Лидаза» теперь дефицитен в аптеках. Также можно использова…

Попов Сергей Николаевич

стоматолог-хирург
г. Москва

Мой доктор назначил мне уколы препарата Лонгидаза для рассасывания спаек, через месяц на приеме мне был назначен Вобэнзим 5 таблеток на три приема в день. Лонгидазу мне колоть еще месяц 1 укол раз в 5 дней. Прав ли доктор назначив сразу эти два лекарства

Добрый день!

Ваш доктор владеет полной информацией о состоянии Вашего здоровья. Он очень заинтересован в улучшении Вашего состояния, назначая современную терапию.

Давайте рассмотрим официально зарегистрированную инструкцию по применению лекарственного препарата Лонгидаза. В ней указано, что Лонгидаза применяется «в гинекологии: лечение и профилактика спаечного процесса в малом тазу при воспалительных заболеваниях внутренних половых органов, в том числе трубно-перитонеальном бесплодии, внутриматочных синехиях, хроническом эндометрите».

Однако спаечный процесс это только результат хронического воспалительного процесса.

Механизмы развития и хронизации воспалительного процесса в женских половых органах намного сложнее. Это и нарушение протекания воспалительного ответа организма за счет нарушения соотношения воспалительных и противовоспалительных цитокинов (белков регулирующих течение воспаления), и снижение активности фагоцитов, и нарушение микроциркуляции в очаге воспаления, и наличие стойкого воспалительного отека в очаге поражения, и неэффективность антибактериальной терапии, развитие устойчивости возбудителей к антибиотикам.

Для того, чтобы нормализовать все эти процессы и применяется Вобэнзим, который (согласно официальной инструкции, утвержденной Министерством Здравоохранения РФ) является противовоспалительным и иммуномодулирующим лекарством.

Также только для лекарственного препарата Вобэнзим выполнены конкретные научные исследования подтверждающие, что именно он способен нее только увеличивать концентрацию антибиотика в очаге воспаления, но также повышать эффективность воздействия антибиотиков на бактерии и препятствовать развитию устойчивости бактерий к антибиотикам. Нормализация и оптимизация течения воспалительного процесса способствует в свою очередь профилактике развития спаек.

Таким образом, можно предположить, что назначения врача обусловлены неудовлетворенностью результатами применения для Вашего лечения только противоспаечного препарата, что привело к обоснованному включению в схему лечения Вобэнзима для более эффективного воздействия на течение хронического воспалительного процесса в маточных трубах.

Лечение и симптомы спаек после операции

Можно ли вылечить образовавшиеся спайки?

Для ответа на этот вопрос ещё раз вспомним, что такое спайки и как они образуются.

Спайками называют разрастание соединительной ткани, которое происходит в качестве защитной реакции на какое-либо раздражение или повреждение любых органов и тканей тела человека, и, в первую очередь, наружных и внутренних оболочек, покрывающих их.

Повреждение тканей вызывает их гипоксию и запуск воспалительной реакции. Результатом воспаления является выпот фибринового налета на листках брюшины, плевры и других оболочках. Фибриновый выпот приводит к склеиванию оболочек и разрастанию между ними соединительнотканных тяжей.

Причины возникновения спаек

  • любое хирургическое вмешательство;
  • воспаление, особенно хроническое;
  • внутреннее кровотечение и образование гематом;
  • травма, в том числе в результате воздействия инородных тел;
  • опухолевый процесс;
  • последствия перитонеального диализа;
  • эндометриоз;
  • некоторые другие состояния.

Иногда причину возникновения спаек у пациента не удаётся определить.

Самой частой причиной появления спаечного процесса считают оперативное вмешательство.

Спаечный процесс может возникать после проведения любых видов операций и выражаться в срастании между собой каких-либо органов или тканей.

Методы лечения спаек

Лечение спаечного процесса зависит от места локализации спаек, степени его выраженности, тяжести нарушения функции вовлечённых органов, а также от экстренности ситуации.

В случае отсутствия симптомов пациент может, вообще, не знать, что у него есть спаечный процесс и не обращаться за медицинской помощью.

Плановое лечение проводится, если пациент обращается к врачу с жалобами, не носящими экстренный характер.

Жалобы пациента могут иметь неспецифический характер и быть характерными для многих заболеваний.

После проведения обследования и подтверждения, что симптомы вызваны именно спаечными процессом, врач может предложить консервативные методы лечения.

Консервативное лечение

Консервативные методы терапии направлены на снятие воспаления, размягчение соединительно-тканных тяжей и борются с симптомами заболевания.

Консервативное лечение может включать в себя медикаментозное и немедикаментозное лечение: физиотерапию, специальный медицинский массаж, лечебную физкультуру.

Для лечения используют медикаменты:

  • фибринолитические препараты;
  • ферментные препараты;
  • антигистаминные препараты, для уменьшения выраженности воспалительных реакций;
  • противовоспалительные препараты;
  • обезболивающие препараты;
  • препараты, улучшающие микроциркуляцию и реологию крови.

Данная терапия позволяет уменьшить симптомы, но мало влияет на спайки, которые в послеоперационном периоде уже сформировались в плотные прочные тяжи, когда любое медикаментозное лечение неэффективно.

Лечебный массаж и лечебная физкультура могут использоваться в комплексной программе лечения спаек. Врач может подобрать комплекс специальных упражнений с учётом особенностей Вашего хирургического вмешательства, способствующих растяжению спаек и увеличению подвижности органов, вовлечённых в спаечный процесс. Однако спайки от такого лечения не исчезнут.

Физиотерапия (магнитотерапия, ультразвук и электрофорез с ферментными препаратами, лазеротерапия) успешно используется в реабилитационном лечении после хирургических операций. Физические факторы оказывают противовоспалительный, противоотёчный, обезболивающий эффект, выраженное репарационное и регенерационное действие, стимулируют клеточный иммунитет. Чем раньше начато такое реабилитационное лечение после хирургического вмешательства, тем выше будет его эффективность. Тем не менее, если спаечный процесс сформировался, то ни один физический фактор уже не может его ликвидировать.

Самым эффективным лечением спаек является их профилактика во время операции. Нанесение противоспаечного барьера в месте проведения хирургического вмешательства способствует предотвращению слипания повреждённых поверхностей и последующего их сращения.

Хирургическое лечение

В том случае, если спаечный процесс значимо нарушает функцию вовлечённых органов, то в некоторых случаях прибегают к плановому хирургическому лечению в виде рассечения спаек и освобождению органа от соединительно-тканных тяжей.

Например, лапароскопическое рассечение трубно-перитонеальных спаек — лапароскопический адгезиолизис — является одним из методов лечения бесплодия. Лапароскопическое вмешательство менее травматично, сопровождается меньшим числом послеоперационных осложнений, уменьшает риск повторного спайкообразования, позволяет быстрей реабилитировать пациентов.

Также хирург выполняет рассечение видимых спаек, если проводит вмешательство по какому-либо другому поводу.

Однако применение лапароскопии при спайках кишечника возможно у ограниченного числа больных. Метод, несмотря на малую инвазивность, имеет ограничения в применении из-за риска повреждения кишки на фоне спаечного процесса в брюшной полости. Противопоказанием к ее выполнению являются: наличие более 3-х операций в анамнезе, наличие симптомов кишечной непроходимости с расширением кишки, некроза кишки или перитонита.

Следует помнить, что любое хирургическое вмешательство, даже с целью рассечения/разрушения спаек, является травмирующим фактором и приводит к образованию новых.

Поэтому в конце операции рекомендуется применять противоспаечный гель для предотвращения повторного возникновения спаек. Гиалуроно-содержащий гель Антиадгезин обладает высокой противоспаечной эффективностью. После введения в брюшную полость гель обволакивает повреждённые поверхности, разделяя и предотвращая их слипание, после чего практически полностью растворяется через 7 дней, к этому моменту риск появления спаек многократно снижается.

В случае развития симптомов острой кишечной непроходимости требуется экстренное хирургическое лечение.

Подозрение на острую кишечную непроходимость возникает при развитии следующих симптомов: у больного на фоне длительной задержки стула появляется интенсивная боль в животе, тошнота, рвота, повышение температуры, симптомы общей интоксикации. Развитие такого состояния крайне опасно для жизни и требует срочной медицинской помощи.

Необходимо понимать, что острая кишечная непроходимость может быть следствием не только спаечного процесса, но и других патологических состояний: опухоль, инородное тело, желчные камни и др.

При развитии кишечной непроходимости в хирургическом стационаре врач в зависимости от причины непроходимости может начать консервативное лечение:

  • промывание желудка;
  • высокие сифонные клизмы;
  • спазмолитики или препараты, стимулирующие моторику;
  • инфузионная терапия;
  • антибактериальная терапия.

В случае неэффективности консервативной терапии, а также, если непроходимость кишечника вызвана опухолью или перекрутом петель кишечника с нарушением их кровоснабжения, то необходимо экстренное хирургическое вмешательство с широким вскрытием брюшной полости.

Во время операции хирург проводит полную ревизию кишечника и других внутренних органов, определяет причину непроходимости и, по возможности, устраняет её. В некоторых случаях, например, выраженный опухолевый процесс, невозможно полностью ликвидировать причину кишечной непроходимости, тогда хирург выводит стому (отверстие кишки) на переднюю брюшную стенку.

Спаечный процесс — это патология, которая потенциально опасна для пациента. Сращение внутренних органов приводит к нарушению их работы, что сопровождается дискомфортом, развитием болевого синдрома, а в ряде случаев может приводить к серьезным осложнениям.

Поэтому крайне важно предусмотреть риски и обсудить со своим хирургом вопрос профилактики спаек до любого планового оперативного лечения. Нанесение противоспаечного геля на область хирургического вмешательства позволяет снизить риск слипчивого процесса и развития спаек. Гиалуроновая кислота, содержащаяся в противоспаечном геле Антиадгезин, способствует увлажнению и регенерации повреждённых тканей. Гель Антиадгезин после выполнения своей функции подвергается биодеградации за счёт естественных ферментов организма и макрофагов.

Самое лучшее лечение спаек — это их профилактика.

Противоспаечный гель Антиадгезин®

Официальный продуктовый сайт медицинского изделия Антиадгезин®.

Антиадгезин® — это противоспаечный барьер, предназначенный для профилактики образования спаек при любом виде хирургического вмешательства.

Антиадгезин® — единственный противоспаечный гель на российском рынке, содержащий гиалуроновую кислоту, способствующую лучшей регенерации тканей после полостных, лапароскопических или эндоскопических операций.

Антиадгезин® входит в реестр медицинских изделий Федеральной Службы по надзору в сфере Здравоохранения www.roszdravnadzor.ru.

Антиадгезин® производится южнокорейской компанией Genewell. Маркетинг и дистрибьюцию на территории РФ осуществляет компания «ШТАДА Маркетинг».

Семь причин выбрать противоспаечный барьер Антиадгезин®:

  1. Комбинированный состав. Два компонента геля синергично дополняют друг друга, усиливая общий лечебный эффект:
    • Гиалуроновая кислота в составе геля оказывает увлажняющее действие на ткани и способствует их лучшей регенерации (заживлению).
    • Карбоксиметилцеллюлоза в составе геля является его биодеградируемой основой, способствует предотвращению слипания и последующего сращения повреждённых тканей, пролонгирует действие гиалуроновой кислоты.
  2. Эффективность. Эффективность Антиадгезина® оценена в клинических исследованиях в России и за её пределами. Отдалённые результаты хирургического лечения с применением гиалуроносодержащего противоспаечного барьера демонстрируют меньшую частоту и выраженность спаечного процесса.
    Профессиональные сообщества хирургов в разных странах рекомендуют любое хирургическое вмешательство проводить с применением противоспаечного барьера, отдавая предпочтение гиалуроносодержащим противоспаечным барьерам.
  3. Безопасность. Антиадгезин® биосовместим с организмом пациента, поскольку компоненты геля только натуральные. Антиадгезин® не содержит антиагенов, поэтому не вызывает иммунных реакций. После выполнения своей функции гель полностью биодеградирует (рассасывается).
  4. Удобство применения. Противоспаечный гель Антиадгезин® стерилен, выпускается в преднаполненных шприцах, готовых к применению. В комплекте имеется аппликационный катетер для нанесения геля на ткани. Каждый отдельный шприц с дозой геля предназначен для однократного применения.
  5. Информационная поддержка. Компания ШТАДА маркетинг осуществляет информационную поддержку пользователям своей продукции. Если у вас остались вопросы, задайте их нашим экспертам.

Когда применяется гель

Противоспаечный барьер Антиадгезин® может применяться во время любого хирургического вмешательства, сопровождающегося риском образования спаек. Антиадгезин® может применяться при операциях в следующих областях медицины:

  • Акушерство и гинекология
  • Общая хирургия
  • ЛОР-хирургия
  • Хирургия позвоночника
  • Хирургия кисти
  • Кардиохирургия
  • Торакальная хирургия
  • Хирургическая урология и др.

Антиадгезин® рекомендован как при полостных операциях, так и при лапароскопических или эндоскопических хирургических вмешательствах.

После выполнения основного этапа операции хирург наносит противоспаечный барьер на повреждённые ткани и только после этого зашивает рану.

Важно обсудить вопросы профилактики спаечного процесса с хирургом до хирургического вмешательства!


Механизм действия Антиадгезина

®

Создание защитной плёнки на раневых поверхностях внутренних органов препятствует их слипанию на ранней стадии раневого заживления и последующему сращению. Гиалуроновая кислота в составе геля Антиадгезин® увлажняет и улучшает регенерацию повреждённых тканей. В клинических исследованиях доказано, что после операций с применением противоспаечного геля Антиадгезин® частота и выраженность спаечного процесса достоверно ниже, чем при хирургии без противоспаечного барьера.

Литература:

  1. Швец В.В., Колесов С.В. с соавт. Противоспаечный гель «Аниадгезин» при дегенеративно-дистрофических заболеваниях поясничного отдела позвоночника. // Хирургия позвоночника. 2018 г., Т15, №2, С. 39 – 50.
  2. Тихомиров А.Л., Манухин И.Б., Казенашев В.В., Манухина И.Б., Юдина Т.А. Профилактика спаечного процесса и его осложнения в оперативной гинекологии // Российский вестник акушера-гинеколога. 2016. №5. С. 100-110
  3. Доброхотова Ю.Э., Гришин И.И., Гришин А.И. Опыт применения противоспаечного барьера у пациенток с трубно-перитонеальным фактором бесплодия // РМЖ. 2017. № 15. С. 1–1.
  4. Макаренко Т.А., Никифорова Д.Е. Современные возможности в лечении синдрома Ашермана // РМЖ. 2016. № 15. С. 1001–1004.
  5. AAGL Practice Report: Practice Guidelines for Management of Intrauterine Synechiae. 2013: 8. p.
  6. RCOG Clinical Practice Guideline: The Use of Adhesion Prevention Agents in Obstetrics and Gynaecology // Scientific Impact Paper No. 39, 2013, 6 p.
  7. SOGC Clinical Practice Guideline: Adhesion Prevention in Gynaecological Surgery // JOGC Juin, No. 243, 2010, P. 598-602.
  8. http://adhesions.org/

Активная борьба со спайками

Ни одна женщина на 100% не застрахована от возможности возникновения воспалительных заболеваний органов малого таза, таких, как эндометрит, сальпингит, сальпингоофорит, от гинекологических операций или внутриматочных манипуляций. Казалось бы, что в этом страшного? Все эти состояния хорошо знакомы медицине, и врачи давно уже научились с ними справляться. Но тогда почему у большинства женщин воспалительные заболевания приобретают хроническое течение, а после гинекологических операций возникают постоянные тазовые боли?

Причины могут быть любыми: от обычного снижения иммунитета, который не позволяет своевременно вылечить острый процесс и переводит его в хроническую форму, до спаек, которые образуются в организме женщины в тот момент, когда она даже не задумывается об этом.(3)

Лонгидаза ферментный препарат нового поколения на основе гиалуронидазы—В отличие от ферментных препаратов предыдущего поколения, в его составе гиалуронидаза стабилизирована высокомолекулярным носителем, что позволяет ей оставаться устойчивой к действию ферментов и беспрепятственно оказывать свое лечебное действие. Лонгидаза облегчает движение жидкости в межклеточном пространстве, что приводит к уменьшению отеков, рассасыванию гематом и повышает доступность антибактериальных препаратов к очагу инфекции. Кроме того, снижение вязкости основы соединительной ткани под воздействием препарата увеличивает эластичность спаек, что позволяет уменьшать боли (инструкция к препарату Лонгидаза).

Как действует Лонгидаза в различных ситуациях?

Острую фазу начала таких заболеваний органов малого таза, как эндометрит, аднексит и сальпингит, неневозможно пропустить в каждодневной суете . С первых дней повышается температура, появляются неприятные выделения, а резкие боли внизу живота заставляют забыть обо всем на свете.(5)

Можно ли применять препарат самостоятельно?

Суппозитории Лонгидаза можно купить в аптеке без рецепта. Однако, в ситуациях, требующих назначения препарата, важно получить консультацию врача. Именно врач подберет правильную длительность терапии и подробно расскажет о схеме применения препарата.

Что делать, если врач при воспалении органов малого таза не назначил ферментные препараты?

При воспалительных заболеваниях доктора назначают антибиотики, которые воздействуют на причину болезни — инфекционный агент. Но нельзя забывать, что наличие воспаления в брюшной полости, во внутренних половых органах женщины создает условия для запускания механизмов спаечного процесса уже с третьих суток болезни. Если врач не назначил средство для профилактики и лечения спаек, следует поинтересоваться, на каком этапе он планирует подключить эту терапию. Важно не упустить время, ведь спайки успешнее лечатся на этапе «нежных сращений», а не «плотных соединительно-тканных тяжей».

Фото: macniak / freepik.com
  1. (De Wilde R.L., Trew G. Postoperativeabdominal adhesions and their prevention in gynecological surgery. Expert consensus position. Gynecol Surg 2007;4:161-8).
  2. (Дубровина С.О. Монография «Спаечный процесс» Ростов-на-Дону 2015).
  3. «Некоторые современные аспекты воспалительных заболеваний органов малого таза» Consilium Medicum 2015, Том 17, № 6.
  4. (Федорович О.К., Матвеев А.М., Поморцев А.В. «Эффективность использования противоспаечных средств и Лонгидазы в сохранении проходимомсти маточных труб после лечения непрервавшейся трубной беременности«.Российский вестник акушера-гинеколога 2014; 6:91 — 93).
  5. (Стрижаков А.Н.,Пирогова М.Н., Шахламова М.Н. «Профилактика и лечение спаечного процесса после оперативного лечения апоплексии яичника» Российский вестник акушера-гинеколога, 2015; 2: 36-42.

Источники

  1. Shah A., Patel V., Parmar B. Discovery of Some Antiviral Natural products to fight against Novel Corona Virus (SARS-CoV-2) using Insilico approach. // Comb Chem High Throughput Screen — 2020 — Vol — NNULL — p.; PMID:32881661
  2. Boychuk AV, Kurylo OU, Tolokova TI3. Prevention Of Adhesions In The Preservation Of Reproductive Health Of Women With Endometryoid Cysts [Электронный ресурс] // Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences, 2017.
  3. M. Korell. Methoden der Adhäsionsprophylaxe – Pro und Kontra [Электронный ресурс] // J GYNÄKOL ENDOKRINOL, 2010.
  4. Christoph Brochhausen, Volker H. Schmitt. Intraperitoneale Adhäsionen — Eine Herausforderung an der Schnittstelle von Materialforschung und Biomedizin [Электронный ресурс] // BIOmaterialien10 (1/2), 2009.
  5. Zh. Dairbekov, T. Tileuberdi, E. Kuanyshbaev. Prediction and prevention of adhesion formation of the abdominal cavity [Электрнный ресурс] // International Student’s Journal of Medicine, 2015.

Опубликовано на правах рекламы.

Адгезионные барьеры для перитонеальной хирургии | FzioMed

Гель Oxiplex / AP® Absorbable Adhesion Barrier Gel, являющийся эффективным адгезионным барьером для внутриматочной или перитонеальной хирургии, помогает снизить частоту, степень и тяжесть послеоперационных спаек.

Рассасывающийся гель для предотвращения адгезии

1,2,3,4,5

Oxiplex / AP — прозрачный текучий гель одноразового использования. Он предназначен для использования в качестве временного рассасывающегося механического барьера, отделяющего хирургически травмированные противоположные поверхности ткани в брюшной полости, где потенциально могут образовываться спайки.

Oxiplex / AP — это уникальный состав запатентованного биоматериала компании. Поставляется готовым к употреблению в шприцах объемом 2, 20 мл со стерильным аппликатором.

Что такое спайки брюшины?

Травма брюшины во время абдоминальной хирургии может привести к образованию фиброзных лент, соединяющих поверхности, которые обычно разделены. Брюшина представляет собой оболочку, выстилающую брюшную полость и покрывающую большую часть органов брюшной полости. Спайки возникают, несмотря на самые лучшие хирургические методы, но есть стратегии, которые могут уменьшить спайки.К ним относятся использование механических барьеров для отделения травмированных тканей в период заживления.

Клинические последствия спаек брюшины

Спайки — наиболее частое послеоперационное осложнение открытых и лапароскопических операций. У большинства женщин спайки развиваются после серьезной гинекологической операции, а у некоторых развиваются такие клинические последствия, как непроходимость кишечника, бесплодие, хроническая тазовая боль и интраоперационные осложнения 6,7,8,9 .

Матка и стенка таза со спайками

Преимущества

Преимущества использования адгезионного барьерного геля Oxiplex / AP в перитонеальной хирургии:

Преимущества

  • Исключительная безопасность
  • Предназначен для внутриматочной и перитонеальной хирургии
  • Готов к использованию
  • Быстрое нанесение, тщательное покрытие
  • бесцветный
  • абсорбируемый

Защищает процедуру

  • Разделяет и покрывает ткани
  • Уменьшает спайки

Оптимизирует заживление

  • Уменьшает боль и симптомы
  • Повторные операции могут быть осложнены спаечным процессом на исходном месте операции

Улучшает результаты

  • Превосходная оценка придатков Американского общества фертильности с Oxiplex / AP vs.Контроль в 2 исследованиях

Как это работает

Изображение слева: приложение Oxiplex / AP к матке.

Изображение справа: приложение Oxiplex / AP к яичнику.

Адгезионные барьеры — это проверенный метод улучшения хирургической техники за счет уменьшения послеоперационных спаек. Oxiplex / AP предназначен для покрытия тканей, травмированных во время таких процедур, как:

  • Адгезиолиз
  • Хирургия яичников
  • Хирургия маточных труб
  • Миомэктомия
  • Лечение эндометриоза
  • Гистерэктомия

Применение Oxiplex / AP во время операции просто и занимает всего несколько секунд.Один слой целевой защиты травмированной ткани создает временный барьер во время заживления. После операции тело впитывает гель, и это не препятствует нормальному заживлению.


Показание

Oxiplex / AP предназначен для использования в качестве дополнения к внутриматочной или перитонеальной хирургии для уменьшения частоты, степени и тяжести послеоперационных спаек в области хирургического вмешательства.


Клинический опыт

Дополнительные клинические ресурсы см. В Справочной библиотеке.

Oxiplex / AP доказала свою эффективность

Неизменное превосходство результатов, продемонстрированное Американским обществом фертильности (AFS) по сравнению пациентов с Oxiplex / AP по сравнению с контрольной группой в 2 отдельных исследованиях.

  • Проспективные рандомизированные независимые слепые многоцентровые исследования в параллельных группах
  • Лапароскопическая гинекологическая хирургия с повторной лапароскопией через 6-10 недель
  • Американское общество фертильности (оценка адгезии AFS), количественно определено слепым просмотром видеозаписи

Объединенные данные Lundorff et al. 3 и Young et al. 10

Дополнительные данные исследования 11,12

Di Spiezio Sardo et al. Использовали Oxiplex / AP после гистероскопической операции в рандомизированном исследовании 110 пациентов.

  • Последующее наблюдение через один месяц показало, что у пациентов, получавших Oxiplex / AP, было меньше спаек de novo (6% против 22%) по сравнению с контрольной группой.
  • Пациенты, получавшие Oxiplex / AP, также продемонстрировали улучшение степени проходимости внутреннего остова матки.Fuchs et al. использовали Oxiplex / AP после гистероскопической операции в рандомизированном исследовании 52 женщин.
  • Последующее наблюдение через 20 месяцев показало, что у пациентов, получавших Oxiplex / AP, было меньше среднетяжелых и тяжелых внутриматочных спаек (4% против 16%) по сравнению с контрольной группой.
  • Пациенты, получавшие Oxiplex / AP, имели улучшенный коэффициент фертильности (27% против 14%) по сравнению с контрольной группой.

DiSpiezio Sardo et al. Использовали Oxiplex / AP после гистероскопической метропластики для расширения дисморфической матки в проспективном наблюдательном исследовании с участием 30 женщин с бесплодием.

  • Гель Oxiplex / AP был нанесен в полость матки по завершении процедуры через впускной канал гистероскопа.
  • При среднем периоде наблюдения 15 месяцев частота клинической беременности составила 57%, а частота доношенных родов — 65%.
  • Низкая частота послеоперационных синехий, связанных с использованием геля Oxiplex / AP.

Руководство по эксплуатации

Щелкните здесь, чтобы запросить самую последнюю версию инструкции по использованию этого продукта.Пожалуйста, укажите название продукта для запрашиваемой IFU в разделе комментариев.


Наличие

FzioMed предлагает инновационные продукты, препятствующие адгезии, такие как Oxiplex®, Oxiplex / SP® Gel, Interpose®, MediShield ™, Oxiplex / AP® и DYNAVISC®. Эти продукты предназначены для использования медицинскими работниками. Щелкните здесь, чтобы связаться с FzioMed для получения дополнительной информации о наличии продукта в вашей стране.

Последнее обновление: 29 января 2019 г.

Консенсус китайских экспертов по профилактике спаек брюшной полости и таза после гинекологических операций на опухолях — Lang

Консенсус экспертов

Jinghe Lang 1 , Ding Ma 2 , Yang Xiang 1 , Keqin Hua 3 , Kaijiang Liu 4 , Lingya Pan 1 , Ping Wang 5 , Fujie 6 Yao Чжао 7 , Вэньцзюнь Ченг 8 , Маньхуа Цуй 9 , Хунъян Го 10 , Жуйся Гуо 11 , Ли Хун 12 , Пэйлин Ли 13 , Мубяо Лю 14 14 15 , Hui Wang 2 , Jianliu Wang 16 , Wuliang Wang 17 , Ming Wu 1 , Xingsheng Yang 18 , Jun Zhang 19

1 Отделение генекологии и акушерства, Больница Пекинского медицинского колледжа, Пекин 100140, Китай; 2 Отделение генекологии и акушерства, больница Тунцзи, Медицинский колледж Тунцзи, Университет науки и технологий Хуачжун, Ухань 430030, Китай; 3 Отделение генекологии и акушерства, Больница акушерства и гинекологии при Университете Фудань, Шанхай, 200032, Китай; 4 Отделение генекологии и акушерства, Госпиталь Ренджи, Медицинский факультет Шанхайского университета Цзяо Тонг, Шанхай 200001, Китай; 5 Отделение генекологии и акушерства, Больница Второго университета Западного Китая, Сычуаньский университет, Чэнду 610041, Китай; 6 Отделение генекологии и акушерства, Первая дочерняя больница Чжуншаньского университета, Гуанчжоу 510080, Китай; 7 Отделение генекологии и акушерства, Госпиталь Шэнцзин при Китайском медицинском университете, Шэньян 110004, Китай; 8 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница провинции Цзянсу, Нанкин 210036, Китай; 9 Отделение генекологии и акушерства, Вторая больница Цзилиньского университета, Чанчунь 130042, Китай; 10 Отделение генекологии и акушерства, Третья больница Пекинского университета, Пекин 100191, Китай; 11 Отделение генекологии и акушерства, Первая дочерняя больница Университета Чжэнчжоу, Чжэнчжоу 450052, Китай; 12 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница Уханьского университета, Ухань 430060, Китай; 13 Отделение генекологии и акушерства, Вторая дочерняя больница Харбинского медицинского университета, Харбин 150001, Китай; 14 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница провинции Гуандун, Гуанчжоу 510080, Китай; 15 Отделение генекологии и акушерства, Главный госпиталь Народно-освободительной армии Китая, Пекин 100853, Китай; 16 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница Пекинского университета, Пекин 100044, Китай; 17 Отделение генекологии и акушерства, Вторая дочерняя больница, Университет Чжэнчжоу, Чжэнчжоу 450052, Китай; 18 Отделение генекологии и акушерства, больница Цилу Шаньдунского университета, Цзинань 250012, Китай; 19 Отделение генекологии и акушерства, Пекинская больница Анчжэнь, Столичный медицинский университет, Пекин 100011, Китай

Для корреспонденции: Дин Ма.Отделение генекологии и акушерства, больница Тунцзи, медицинский колледж Тунцзи, Университет науки и технологий Хуачжун, Ухань 430030, Китай. Электронная почта: [email protected]; Jinghe Lang. Отделение генекологии и акушерства, Больница Пекинского медицинского колледжа, Пекин 100140, Китай. Электронная почта: [email protected]


Резюме: Спайки — это послеоперационное осложнение, которое беспокоит гинекологов на протяжении многих лет, так как у 60–90% гинекологических пациентов после операций на брюшно-тазовой области развиваются спаечные процессы.Спайки в брюшно-тазовой области могут привести к хронической тазовой боли, бесплодию, кишечной непроходимости и осложненным повторным операциям. Спайки могут также увеличить риск послеоперационной неудачи химиолучевой терапии и поставить под угрозу жизнь пациентов, особенно после операций по поводу гинекологических злокачественных опухолей. Целью этого консенсуса было рассмотрение патогенеза и клинических последствий спаек и обобщение различных хирургических процедур и профилактических мер, которые могут уменьшить возникновение спаек после гинекологических операций по поводу опухолей, на основе дискуссии среди известных отечественных специалистов-гинекологов.

Ключевые слова: Адгезия; хирургия опухолей; профилактика; консенсус экспертов


Отправлено 2 декабря 2019 г. Принято к публикации 10 февраля 2020 г.

DOI: 10.21037 / атм.2020.02.53


Введение

Адгезия относится к соединению разделенных тканей фиброзными лентами в нормальных условиях. Спайки возникают у 60–90% пациентов после операций на брюшной полости и тазу (1) и являются наиболее частым хирургическим осложнением.Спайки в брюшно-тазовой области могут привести к хронической тазовой боли, бесплодию, кишечной непроходимости и осложненным повторным операциям (2-4). Спайки после гинекологических операций на опухолях также увеличивают риск послеоперационной неудачи химиолучевой терапии и угрожают жизни пациентов.


Влияние адгезии на лечение гинекологических опухолей

Спайки — наиболее частая причина кишечной непроходимости. Более 30% обструкции толстой кишки и 80% непроходимости тонкой кишки, смертность от которых составляет 3–10%, вызваны спаечным процессом.Более того, 48% хронической тазовой боли и 20–40% бесплодия у женщин вызваны спаечным процессом (5-10).

Больным раком обычно требуется повторное лечение или повторная операция [даже после адекватного лечения риск рецидива рака яичников на поздней стадии достигает 70–90% (11)]. У этих пациентов спайки могут влиять на эффекты химиолучевой терапии после операции и могут увеличивать сложность и риски во время операции, такие как увеличенное время операции, повышенный риск травмы и повышенный риск перехода на лапаротомию во время лапароскопической операции (12, 13).Более того, 15–20% пациентов, перенесших радикальную гистерэктомию из-за рака шейки матки, нуждаются в лучевой терапии после операции (5), в то время как спайки таза, вызванные предыдущими операциями на брюшной полости, склонны к образованию спаек кишечника и фиксации в области облучения, что увеличивает риски, связанные с лучевой терапией. Спайки влияют на равномерное распределение дозы облучения и вызывают кишечные свищи, кишечные повреждения и другие последствия и серьезно влияют на эффекты лечения.Степень поражения кишечника напрямую связана с общей дозой облучения, количеством обработок и распределением дозы в окружающих тканях целевой области (14). Для пациентов с раком яичников внутрибрюшинная химиотерапия может снизить риск смерти на 21,6%. Однако обширная адгезия предотвращает распространение препарата в брюшной полости, что является относительным противопоказанием к внутрибрюшинной химиотерапии из-за ограниченного тщательного распределения внутрибрюшинных химиотерапевтических препаратов из-за сильной адгезии (15).

Более того, стоимость лечения спаек ложится тяжелым экономическим бременем на пациентов и общество. В США абдоминальные спайки у стационарных пациентов стоили 2,3 миллиарда долларов в 2005 году. Согласно нескольким исследованиям, в Соединенном Королевстве стоимость госпитализации из-за спаек в течение 2 лет после операции составила 2,42 миллиона фунтов стерлингов (16,17).

Таким образом, предотвращение послеоперационных спаек, улучшение качества жизни пациентов и сокращение медицинских расходов — это вопросы, на которых должен сосредоточиться каждый гинеколог-онколог.


Механизм образования и типирование спаек

Спайки брюшины — это патологический результат восстановления повреждений брюшины. Образование спаек может быть вызвано механическим или термическим повреждением, обезвоживанием, неполным гемостазом, радиацией, непрерывным лапароскопическим потоком воздуха, длительным воздействием источника света лапароскопа во время операции и самим заболеванием (например, воспалительными заболеваниями органов малого таза, эндометриозом, инфекцией) (12).После повреждения брюшины островки мезотелиальных клеток образуются локально, мезотелиальные клетки делятся и пролиферируют для восстановления раны, и мезотелиализация завершается, после чего белки фибрина разрушаются с образованием новой брюшины. После пролиферации и созревания пролиферирующие клетки соединяются друг с другом. Через 5–7 дней базальная брюшина формируется, и брюшина восстанавливается нормально. Однако из-за местной ишемии или инфекции во время заживления раны фибрин образует мост на поверхности двух противоположных открытых тканей.Большинство экссудатов фибрина являются временными и разлагаются в течение 72 часов, но активность системы перитонеального лизиса фибрина, вызванного повреждением, подавляется (18), и, таким образом, пучки фибрина не могут быть очищены. Фибробласты входят в фибриновый мостик и выделяют коллаген в течение 3-5 дней после операции. К 7-му дню в фибриновом мостике формируются мелкие кровеносные сосуды, что приводит к образованию спаек ( Рисунок 1 ).

Рисунок 1 Механизм образования адгезии.

Что касается классификации и классификации спаек, были установлены различные международные стандарты классификации. В настоящее время широко используется модифицированная система оценки адгезии, опубликованная Американским обществом репродуктивной медицины (ASRM) (19) (, таблица 1, ).

Таблица 1 Модифицированные стандарты классификации адгезии Американского общества репродуктивной медицины (ASRM)
Полная таблица

Профилактика спаек при гинекологических операциях против опухолей

Ввиду распространенности послеоперационных спаек, клиницисты должны серьезно относиться к предоперационному информированному согласию и интраоперационной профилактике спаек.В настоящее время сложные хирургические методы и установка антиадгезионных барьеров или агентов между поврежденными тканями являются основными мерами, которые используются для предотвращения спаек. Сложные хирургические методы являются основой стратегий по уменьшению спаек, и они включают рассмотрение хирургических показаний, соблюдение принципов минимально инвазивной хирургии, осторожное прикосновение к тканям и предотвращение инородных тел, обезвоживания и инфекции. При наличии риска послеоперационных спаек следует рассмотреть возможность применения вспомогательных антиадгезионных мер.Основываясь на принципах безопасности, эффективности, простоты использования и стоимости, можно рассматривать антиадгезионные барьеры (20,21).

Хирургические методы профилактики спаек при опухолевых операциях

Рак шейки матки — наиболее распространенное гинекологическое заболевание в Китае. На ранних стадиях заболевания в основном лечат хирургическим путем. В объем операции входит обширная гистерэктомия + диссекция тазовых лимфатических узлов + в некоторых случаях иссечение парааортальных лимфатических узлов брюшной полости.Эта операция представляет собой стандартизированную анатомическую операцию. Хирургические особенности заключаются в следующем: (I) задние перитонеальные лимфатические узлы требуют плановой диссекции, и большинство кровеносных сосудов позади брюшины малого таза, таких как кровеносные сосуды и структуры в общей подвздошной кости, внешней подвздошной кости и запирательной области таза. полость, весь тазовый сегмент мочеточника и частичная область парааорты должны быть анатомически обнажены; (II) обширная гистерэктомия требует рассечения пространства вокруг шейки матки, включая отделение мочевого пузыря и прямой кишки.Резекция широкого спектра параматочных и влагалищных тканей приводит к значительному повреждению тканей, а также к обнажению и изменениям структур тазового дна после операции, что увеличивает вероятность кровотечения из послеоперационной раны, воспалительных инфекций и спаек.

Первичным лечением рака эндометрия является хирургическое вмешательство, которое дополняется комплексным лечением лучевой терапией, химиотерапией и гормонами. Экстрафасциальная радикальная гистерэктомия в сочетании с двусторонней аппендэктомией — самый простой хирургический метод при раке эндометрия.Некоторым пациентам требуется диссекция тазовых лимфатических узлов и парааортальных лимфатических узлов брюшной полости (до уровня почечных кровеносных сосудов). Глубоко инфильтрированный рак эндометрия приводит к большой хирургической ране, связан с относительно сложной хирургической процедурой и склонен к кровотечению; при этом раке частота послеоперационных спаек достигает 56–100% (22).

Большинство пациентов с раком яичников диагностируются на поздней стадии и требуют открытой абдоминальной хирургии.Хирургическое лечение включает комплексные операции для пациентов на ранних стадиях и циторедуктивные операции на опухолях для пациентов на поздних стадиях. В объем хирургического вмешательства входят матка и придатки, большой сальник, парааортальные лимфатические узлы брюшной полости, двусторонние тазовые лимфатические узлы, пораженные опухолью органы и большая область брюшины, пораженной опухолью. Операция по поводу рака яичников приводит к увеличению поверхности раны и сильному кровотечению, а также к образованию спаек между кишечником и между брюшной стенкой и кишечником.После рецидива опухоли возможна циторедуктивная хирургия опухоли. Спайки влияют на применение и эффект послеоперационной внутрибрюшинной химиотерапии, увеличивают вероятность повреждения органов, затрудняют повторную операцию и приводят к более высокой вероятности послеоперационного спаечного процесса с более широким диапазоном и более высокой степенью тяжести (23).

Хотя операция является одним из основных методов лечения трех основных злокачественных гинекологических опухолей, значительная часть пациентов все еще нуждается в химиолучевой терапии после операции.Пациенты, перенесшие операции по поводу злокачественных опухолей, более подвержены образованию спаек, чем пациенты, перенесшие другие операции. Послеоперационная лучевая терапия или перфузия увеличивают вероятность образования спаек в области хирургического вмешательства, что приведет к увеличению неблагоприятных осложнений лучевой терапии или перфузии, а также к увеличению вероятности повреждения органов. Следовательно, при гинекологических операциях на опухоли должны быть достигнуты следующие характеристики и баллы: (I) использовать минимально инвазивный подход. Минимально инвазивный относится не только к минимально инвазивным хирургическим доступам, но и к предотвращению грубых операций во время хирургических вмешательств, операций в нехирургических областях, большого диапазона электрокоагуляции или разрывов и чрезмерной потери брюшины; (II) минимизировать размер хирургической раны, например, намеренно удерживая брюшину в хирургической области, так что определенные области тазовой стенки могут быть перитонеализированы в конце операции; (III) выполнить биопсию сторожевого лимфатического узла в выбранных соответствующих случаях, чтобы уменьшить ненужную перитонеальную потерю; (IV) избегать кровотечения во время операции и строго соблюдать гемостаз во время операции; (V) свести к минимуму использование невпитываемых материалов.Перед окончанием операции ополосните операционную зону, чтобы как можно больше удалить остатки тканей и сгустки крови; (VI) обратить внимание на принцип бесплодия и активно предотвращать заражение; (VII) разумно применять антиадгезионные продукты в областях, склонных к образованию спаек, таких как культя шейки матки и лимфатическая диссекция, чтобы еще больше снизить частоту спаек.

Подбор материалов и препаратов, предотвращающих слипание

В настоящее время материалы, препятствующие адгезии, делятся на две категории: материалы для диафрагмы и гелевые / жидкие материалы.Идеальный антиадгезионный материал следует рассматривать всесторонне из-за его безопасности, эффективности, удобства и экономичности, таких как отсутствие реакции на инородные тела, абсорбируемость, удобство использования при лапароскопических и лапаротомных операциях и эффективная профилактика новых и регенеративных спаек (12). Показаны пять типов широко используемых антиадгезионных материалов ( Таблица 2 ).

Таблица 2 Материалы, препятствующие адгезии
Полный стол
Материалы мембраны

Противоадгезионные материалы для диафрагмы — это антиадгезионные барьеры, которые просты в использовании и в настоящее время наиболее широко изучаются.В зависимости от местоположения и объема хирургического вмешательства этот материал помещается в область раны, культи и лимфатической диссекции во время операции по удалению опухоли, где он играет роль в физической изоляции и уменьшает возникновение спаек.

  • Антиадгезионная мембрана из окисленной регенерированной целлюлозы (ORC): это абсорбируемый антиадгезионный барьер, состоящий из ORC (экстракт древесной пульпы). После выдержки в течение 8 часов ORC образует сплошной плотный гидрофильный гель на поверхности ткани и покрывает поврежденную поверхность.Он остается нетронутым в течение цикла восстановления брюшины (5–7 дней) и физически изолирует поверхность ткани, чтобы предотвратить образование спаек. Через 28 дней ORC гидролизуется до двуокиси углерода и воды, которая полностью усваивается организмом человека. ORC удобен в использовании и не требует наложения швов. Антиадгезионная мембрана ORC в настоящее время является наиболее широко изучаемым продуктом, так как этот материал имеет наибольшее количество сообщений в клинической литературе в Китае и других странах. В рандомизированных контролируемых клинических испытаниях было продемонстрировано, что этот продукт снижает образование спаек, поскольку он снижает частоту и степень новых и рецидивирующих спаек после лапароскопических и лапаротомных операций на 50–60% (24).Многоцентровое рандомизированное исследование показало, что антиадгезионная мембрана ORC (Interceed) может значительно уменьшить возникновение и тяжесть спаек яичников после операции, а вовлеченная область поверхностных спаек яичников была значительно уменьшена (25). В 2014 году руководство Европейского общества репродукции человека и эмбриологии (ESHRE) рекомендовало хирургам применять ORC для предотвращения образования спаек после лапароскопической хирургии эндометриоза (26). В исследовании экономики здравоохранения оценивалась стоимость антиадгезионной мембраны ORC (Interceed) для профилактики спаек брюшной полости и таза после гинекологических и акушерских операций.Результаты показали, что применение этого продукта может значительно снизить уровень послеоперационного спаечного процесса после операций по поводу рака яичников, снизить частоту спаечных осложнений и снизить вероятность повторной операции, тем самым сэкономив пациентам 2320 юаней на медицинских расходах в течение 3-летнего периода наблюдения. (27).
  • Антиадгезионная мембрана гиалуронат-карбоксиметилцеллюлоза натрия: это биоабсорбируемая антиадгезионная мембрана, состоящая из гиалуроновой кислоты и карбоксиметилцеллюлозы.Материал прилипает к влажной поверхности тканей и через 24 часа после нанесения превращается в почти созревший гель, физически изолируя поверхность ткани. Полностью усваивается организмом человека в течение 28 дней. Этот материал нельзя складывать, а значит, при его использовании требуется соблюдать осторожность. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование показало, что по сравнению с контрольной группой частота возникновения хронической боли в животе (более 3 месяцев) была значительно снижена у хирургических пациентов с химически модифицированной антиадгезионной мембраной гиалуроната натрия-карбоксиметилцеллюлозы, помещенной в брюшно-тазовую полость.Однако не наблюдалось значительных различий между двумя группами в частоте послеоперационной непроходимости тонкой кишки и послеоперационном качестве жизни (28).
  • DL-полимолочная кислота (DL-PLA) антиадгезионная мембрана: это разновидность абсорбируемого материала диафрагмы, изготовленного из волокна полимолочной кислоты. После помещения в тело человека он сохраняет форму мембраны, отделяя поверхность хирургической раны от прилегающих органов и тканей. Процесс разложения делится на гидролиз и ферментативный метаболизм.Рандомизированное контролируемое клиническое исследование показало, что спайки брюшной полости у пациентов с антиадгезионной мембраной из полимолочной кислоты, помещенной в брюшно-тазовую полость, были значительно слабее, чем у пациентов контрольной группы, которым не применялась антиадгезионная мембрана (29). При его использовании следует обращать внимание на неудовлетворительный антиадгезионный эффект, вызванный изменением положения покрытия мембраны из-за перистальтики кишечника и по другим причинам, в этом случае для правильной фиксации можно использовать рассасывающиеся швы.
Гели / жидкие материалы

Гелевые / жидкие материалы — это тип простого в использовании, разлагаемого и рассасывающегося антиадгезионного материала, который наносится на поверхность тканей для уменьшения возникновения спаек. Такие материалы быстро абсорбируются, время разложения нестабильно, а эффективность антиадгезии является спорной (12). Гелевые / жидкие материалы представляют собой вещества, которые легко текут, и поэтому следует учитывать влияние изменения положения пациента на эффективность.

  • Гель гиалуроновой кислоты (HA): это тип высокомолекулярного мукополисахарида, полученного из природных материалов. Гель HA разлагается и абсорбируется. Гель ГК покрывает поверхность плазматической мембраны тканей, физически изолирует поверхность раны, уменьшает образование спаек и предотвращает обострение существующих спаек (30). Гель ГК имеет короткое время разложения из-за его нестабильной молекулярной структуры, но вопрос о том, может ли гель ГК оставаться неповрежденным и обеспечивать эффективную изоляцию в период восстановления брюшины, требует дальнейшего исследования.Из-за различных процессов приготовления было разработано множество различных препаратов на основе гиалуроновой кислоты. Гель HA прост в обращении и требует катетера для нанесения жидкости на поверхность раны во время лапароскопических или гистероскопических операций.
  • Карбоксиметилхитин (хитозан): этот материал получают из экстракта панциря креветок, который естественным образом разлагается и усваивается организмом человека. Он обладает биологическими характеристиками избирательного стимулирования роста эпителиальных клеток и эндотелиальных клеток и ингибирования роста фибробластов; Таким образом, хитозан способствует физиологическому восстановлению тканей, ингибирует образование рубцов, снижает адгезию тканей и предотвращает образование новых спаек (31).Хитозаном легко манипулировать, но для нанесения жидкости на поверхность раны во время лапароскопических или гистероскопических операций требуется катетер.

Сводка

Спайки брюшно-тазовой полости после гинекологических операций на опухолях — очень распространенное явление. Спайки могут вызывать послеоперационные осложнения, которые влияют на проведение и эффект химиолучевой терапии после операций по поводу злокачественных опухолей, поэтому гинекологи-онкологи должны серьезно относиться к спайкам.Перед гинекологическими операциями по поводу опухолей клиницисты должны полностью проинформировать пациентов о риске послеоперационного спаечного процесса, влиянии на последующее лечение и профилактических мерах. Предотвращение слипания чрезвычайно важно. Сложные хирургические методы лечения опухолей являются наиболее важным фактором предотвращения спаек. Комбинированное применение антиадгезионных материалов на основе сложных хирургических операций способствует дальнейшему снижению частоты спаек. Идеальный антиадгезионный материал должен обладать характеристиками безопасности, эффективности, удобства и экономичности.Соответствующий антиадгезионный материал выбирается в соответствии с требованиями хирургии, который может комплексно и эффективно предотвратить образование спаек, снизить медицинские расходы, снизить хирургические риски и улучшить качество жизни пациентов с опухолями.


Благодарности

Нет.


Конфликт интересов: Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Этическое заявление: Авторы несут ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены.


Список литературы

  1. Hirschelmann A, Tchartchian G, Wallwiener M, et al. Обзор профилактики проблемных спаек в гинекологической хирургии. Arch Gynecol Obstet 2012; 285: 1089-97.[Crossref] [PubMed]
  2. Diamond MP. Частота послеоперационных спаек. Нью-Йорк: Springer-Verlag, 2000.
  3. .
  4. Tulandi T, Al-Shahrani A. Профилактика спаек в гинекологической хирургии. Curr Opin Obstet Gynecol 2005; 17: 395-8. [Crossref] [PubMed]
  5. Аль-Тук С., Платт Р., Туланди Т. Связанная с адгезией непроходимость тонкой кишки после гинекологических операций. Am J Obstet Gynecol 1999; 180: 313-5. [Crossref] [PubMed]
  6. Montz FJ, Holschneider CH, Solh S, et al.Непроходимость тонкой кишки после радикальной гистерэктомии: факторы риска, частота возникновения и результаты оперативного вмешательства. Гинеколь Онкол 1994; 53: 114-20. [Crossref] [PubMed]
  7. Farinella E, Cirocchi R, La Mura F и др. Возможность лапароскопии при непроходимости тонкой кишки. Мир J Emerg Surg 2009; 4: 3. [Crossref] [PubMed]
  8. Феванг Б.Т., Феванг Дж., Ли С.А. и др. Отдаленный прогноз после операции по поводу спаечной непроходимости тонкой кишки. Энн Сург 2004; 240: 193-201.[Crossref] [PubMed]
  9. DeWilde RL, Trew G. Рабочая группа экспертов по адгезии Европейского общества гинекологической эндоскопии (ESGE). Послеоперационные спаечки живота и их профилактика в гинекологической хирургии. Gynecol Surg 2007; 4: 161-8. [Crossref]
  10. Стовалл Т.Г., Старейшина РФ, Линг Ф.В. Предикторы спаек таза. J Reprod Med 1989; 34: 345-8. [PubMed]
  11. Vercellini P, Somigliana E, Viganò P и др. Хроническая тазовая боль у женщин: этиология, патогенез и диагностические подходы.Гинекол эндокринол 2009; 25: 149-58. [Crossref] [PubMed]
  12. StatBite. Рак яичников: риск рецидива в зависимости от стадии диагноза. Дж. Национальный институт рака 2009; 101: 1234. [Crossref] [PubMed]
  13. Аль-Мусави Д., Томпсон Дж. Предотвращение адгезии: современное состояние. Gynecol Endosc 2010; 10: 123-30. [Crossref]
  14. Сокол А.И., Чуанг К., Милад МП. Факторы риска перехода на лапаротомию при гинекологической лапароскопии. J Am Assoc Gynecol Laparosc 2003; 10: 469-73.[Crossref] [PubMed]
  15. Pal N, Geibel J. Радиационный энтерит и проктит. Medscape 2017. Доступно на сайте: https://emedicine.medscape.com/article/197483-overview
  16. Клиническое объявление NCI (1/05/06). Внутрибрюшинная химиотерапия при раке яичников.
  17. Sikirica V, Bapat B, Candrilli SD, et al. Бремя абдоминального и гинекологического спаек в США. BMC Surg 2011; 11:13. [Crossref] [PubMed]
  18. Wilson MS, Menzies D, Knight AD, et al.Демонстрация клинической и экономической эффективности стратегий уменьшения спаек. Colorectal Dis 2002; 4: 355-60. [Crossref] [PubMed]
  19. Diamond MP, Эль-Мовафи DM. Спайки таза. Surg Technol Int 1998; 7: 273-83. [PubMed]
  20. Mettler L, Hucke J, Bojahr B и др. Исследование безопасности и эффективности рассасывающегося гидрогеля для уменьшения послеоперационных спаек после миомэктомии. Репродукция человека 2008; 23: 1093-100. [Crossref] [PubMed]
  21. De Wilde RL, Bakkum EA, Brölmann H, et al.Консенсусные рекомендации по спайкам (версия 2014 г.) для Рабочей группы по исследованию спаек ESGE (Европейское общество гинекологической эндоскопии): мнение экспертов. Arch Gynecol Obstet 2014; 290: 581-2. [Crossref] [PubMed]
  22. Diamond MP, Freeman ML. Клинические последствия послеоперационных спаек. Обновление Hum Reprod 2001; 7: 567-76. [Crossref] [PubMed]
  23. Шварц HE, Блэкмор Дж. М.. Биорезорбируемые композиции межмолекулярных комплексов карбоксиполисахаридов и простых полиэфиров и способы их использования для уменьшения хирургических спаек.Сан-Луис-Обиспо, Калифорния: FzioMed, Inc., 2000.
  24. Фейдер AN, Rose PG. Роль хирургии при раке яичников. Дж. Клин Онкол 2007; 25: 2873-83. [Crossref] [PubMed]
  25. Практический комитет Американского общества репродуктивной медицины. Общество репродуктивных хирургов. Патогенез, последствия и контроль спаек брюшины в гинекологической хирургии. Fertil Steril 2007; 88: 21-6. [Crossref] [PubMed]
  26. Франклин RR.Группа по изучению адгезии яичников. Уменьшение спаек яичников с помощью Interceed. Группа по изучению адгезии яичников. Акушерский гинекол 1995; 86: 335-40. [Crossref] [PubMed]
  27. Дунсельман Г.А., Вермёлен Н., Беккер С. и др. Руководство ESHRE: ведение женщин с эндометриозом. Hum Reprod 2014; 29: 400-12. [Crossref] [PubMed]
  28. Xiang Y, Song L, Jia Y, et al. Анализ экономической эффективности рассасывающегося адгезионного барьера в предотвращении образования спаек после открытых гинекологических операций в Китае.Value Health 2018; 21: S144. [Crossref]
  29. van der Wal JB, Iordens GI, Vrijland WW, et al. Профилактика спаек во время лапаротомии: долгосрочное наблюдение в ходе рандомизированного клинического исследования. Энн Сург 2011; 253: 1118-21. [Crossref] [PubMed]
  30. Luo Y, Li Z. Наблюдение за эффективностью антиадгезионной мембраны из полимолочной кислоты в предотвращении послеоперационной адгезии. Практическая медицина Китая 2012; 7: 95-6.
  31. Метвалли М., Уотсон А., Лилфорд Р. и др.Жидкие и фармакологические средства для профилактики спаек после гинекологических операций. Кокрановская база данных Syst Rev 2006. CD001298. [PubMed]
  32. Diamond MP, Лучано А., Джонс Д.А. и др. Уменьшение послеоперационных спаек с помощью N, O-карбоксиметилхитозана: пилотное исследование. Fertil Steril 2003; 80: 631-6. [Crossref] [PubMed]

Цитируйте эту статью как: Lang J, Ma D, Xiang Y, Hua K, Liu K, Pan L, Wang P, Yao S, Zhao F, Cheng W, Cui M, Guo H, Guo R, Hong L, Li П, Лю М., Мэн Й, Ван Х, Ван Дж, Ван В, Ву М, Ян Х, Чжан Дж.Консенсус китайских экспертов по профилактике спаек брюшной полости и таза после гинекологических операций на опухолях. Энн Транс Мед 2020; 8 (4): 79. doi: 10.21037 / atm.2020.02.53

Пленка, вдохновленная мидиями, для адгезии к влажной щечной ткани и эффективной доставки лекарств через щечку

Материалы

Поли (виниловый спирт) (Mw 85–124 кДа), 3,4-дигидрокси -D-фенилаланин (DOPA) и сополимер поли (D, L-лактид-гликолид) (PLGA) были приобретены у Sigma-Aldrich (США). Этилцеллюлоза, бычий подчелюстной муцин и полиэтиленгликоль (ПЭГ) были приобретены у Shanghai Yuanye Bio-Technology Co., Ltd. (Китай). Лизоцим, гидрохлорид дофамина, FITC, фаллоидин TRITC, DAPI, Dex, натриевая соль RB, буфер Tris и агароза были приобретены у Beijing Solarbio Science & Technology Co., Ltd. (Китай). Alexa Fluor-555-WGA был приобретен у Thermo Fisher Scientific (США). Набор для улучшенного подсчета клеток-8 (CCK-8) был получен от Saint-Bio Co., Ltd. (Китай). Кроличьи моноклональные антитела против цитокератина 5 (CK5, Abcam, каталожный номер ab52635, лот GR32-7, разведение: 1: 100), кроличьи поликлональные антитела против цитокератина 13 (CK13, Servicebio, кат.GB11802, разведение: 1: 500) и поликлональное антитело CD11b (CD 11b, Bioss, каталожный номер bs-1014R, лот. AG05216987, разведение: 1: 100).

Культура клеток

Клеточные линии HGEC, HOK и TR146 были приобретены у GuangZhou Jennio Biotech Co., Ltd. (Китай). Клетки HOK, HGEC и TR146 поддерживали в минимальной среде Игла (MEM; Gibco), бессывороточной среде для кератиноцитов (K-SFM; Thermo Fisher Scientific) и среде Roswell Park Memorial Institute 1640 (RPMI 1640; HyClone) с добавлением 10 % фетальной бычьей сыворотки (FBS; Gibco) и 1% пенициллина и стрептомицина (100 МЕ / мл) при 37 ° C и 5% CO 2 , соответственно.

Уход за животными

Самцы крыс Sprague-Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г) были предоставлены Chengdu Dashuo Bio-Technology Co., Ltd. (Китай). Все эксперименты с участием животных проводились в соответствии с требованиями Институционального комитета по уходу и использованию животных Сычуаньского университета, Чэнду, Китай. Крыс кормили стандартной лабораторной диетой с 12-часовым / 12-часовым циклом свет / темнота в условиях SPF, и они имели по крайней мере 1 неделю акклиматизации перед любым экспериментом на животных.

Синтез и характеристика пленки PVA-DOPA

Полимеры PVA-DOPA были синтезированы согласно предыдущему исследованию 28 с некоторыми модификациями.Вкратце, ПВС (6 ммоль) растворяли в ДМСО (30 мл) при 100 ° C, а затем к раствору ПВС добавляли 0,75 г NaHSO 4 · H 2 O. После снижения температуры до 80 ° C различные количества ДОФА (1–6 ммоль) ( n DOPA : n PVA = 1: 6, 1: 5, 1: 4, 1: 3, 1: 2 и 1: 1), которые были представлены PVA-DOPA1, PVA-DOPA2, PVA-DOPA3, PVA-DOPA4, PVA-DOPA5 и PVA-DOPA6 соответственно. Затем реакцию выдерживали при 80 ° C в течение 24 ч под N 2 .После этого растворы очищали диализом в течение 3 дней с использованием диализной мембраны (MWCO 3,500 Да, Biosharp, Китай). Конечный продукт сушили вымораживанием и хранили под вакуумом. Затем была сформирована защитная оболочка из этилцеллюлозы. Вкратце, 0,5 мл 4% раствора этилцеллюлозы в этаноле добавляли в форму размером 1,5 см × 1,5 см × 1 см и сушили в вакууме с образованием квадратной открытой крышки с диаметром 1,5 см и высотой 1 мм. Пленку ПВС-ДОФА получали путем заливки 5% мас. / Об. Растворов ПВС-ДОПА (ПВС-ДОПА1-6) в форму для крышки из этилцеллюлозы.Затем смеси отверждали в вакууме при 37 ° C. Синтез полимеров ПВС-ДОФА подтвержден методами FTIR (Thermo Nicolet, США), УФ-видимой (SHIMADZU UV-3600, Япония) и 1 H-ЯМР (Bruker DRX, США) спектроскопии. Морфологию пленки PVA-DOPA наблюдали с помощью SEM (FEI Hillsboro, США), а толщину пленки измеряли с помощью цифрового винтового датчика в пяти различных местах ( n = 3). Затем пленки погружали в дистиллированную воду на 30 мин для измерения поверхностного pH пленок с помощью тест-полосок pH.Предел прочности измеряли на универсальной испытательной машине (Instron 5567, США) со скоростью нагружения 5 мм / мин. Реологические свойства пленки характеризовали с помощью вращающегося реометра (TA Instruments, США) при 25 ° C и проводили эксперимент с частотной разверткой (0,01–100 Гц при 0,1 деформации) для проверки хранения ( G ′) и модуль потери ( G ′ ′). Для испытаний гидратации и разложения пленки взвешивали ( W 0 ) и погружали в PBS, содержащий лизоцим (0.5% мас. / Об.). Через равные промежутки времени пленки удаляли и взвешивали (W 1 ). Затем набухшие пленки сушили в вакууме в течение ночи и снова взвешивали ( W 2 ) ( n = 3). Процент увлажнения и процент эрозии рассчитывали с использованием следующих уравнений:

$$ {\ mathrm {Percentage}} \, {\ mathrm {of}} \, {\ mathrm {hydration (\%)}} = \ frac {{(W_1 — W_0)}} {{W_0}} \ times {\ mathrm {100 \%}} $$

(1)

$$ {\ mathrm {Percentage}} \, {\ mathrm {of}} \, {\ mathrm {erosion (\%)}} = \ frac {{(W_2 — W_0)}} {{W_0}} \ times {\ mathrm {100 \%}} $$

(2)

Для оценки мукоадгезии время пребывания ex vivo сначала оценивали двумя методами.Свежую свиную щечную ткань, полученную на местной бойне, наклеивали на форму из ПТФЭ и предметное стекло, и пленки прижимали в течение 10 с для прикрепления к ткани слизистой оболочки. Для проточного метода была принята форма из ПТФЭ, и бюретка, заполненная PBS, использовалась для моделирования потока слюны со скоростью 0,5 мл / мин 4 . Для метода с вращающимся диском предметное стекло погружали в PBS в химическом стакане при перемешивании магнитной мешалкой при 1000 об / мин. Через определенные промежутки времени регистрировали количество пленок, прикрепившихся к щечной ткани ( n = 6).Затем на универсальной испытательной машине (Instron 5567, США) измеряли сопротивление сдвигу и разрыву внахлестку со скоростью нагружения 10 мм / мин. Наконец, способность пленки к самовосстановлению была подтверждена испытаниями на разрушение и преобразование. Вкратце, пленку гидратировали и разрезали на две части, и эти две части снова приводили в контакт на 10 с с последующим растяжением для наблюдения за самовосстановлением пленки. Для анализа мукоадгезии in vivo использовали крыс-самцов Sprague Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г).Крыс не кормили в течение ночи со свободным доступом к воде и анестезировали 1% пентобарбиталом натрия (40 мг / кг). Затем на слизистую оболочку щеки крыс наносили различные пленки ПВС-ДОФА ( n = 3). После введения в течение 4 ч наблюдали и регистрировали состояние пленок, прилипших к щечной ткани.

Исследование взаимодействий между пленкой PVA-DOPA и слизью

Подчелюстной муцин крупного рогатого скота растворяли в PBS (1 мг / мл) и обрабатывали ультразвуком в течение 30 мин.Затем суспензия муцина подвергалась взаимодействию с различными растворами PVA-DOPA при 37 ° C в шейкере (150 об / мин). Размер и дзета-потенциал смеси измеряли в определенные моменты времени с помощью Zetasizer Nano ZS90 (Malvern Instruments, UK) ( n = 3). Мутность смесей измеряли на УФ-спектрофотометре (Thermo MK3, США) при 600 нм ( n = 3). Смеси исследовали методами УФ-видимой спектроскопии, SAXS (Xenocs Xeuss 2.0, Франция), DSC (Mettler Toledo, Швейцария) и спектроскопии 1 H-ЯМР (Bruker DRX, США).

Получение и характеристика модифицированных НЧ PLGA

Сорок миллиграммов PLGA (Mw 7-17 кДа) растворяли в 2 мл ацетонитрила и добавляли к 40 мл 1% PEG или PVA при обработке ультразвуком в течение 4 часов. Затем НЧ PLGA-PEG или PLGA-PVA собирали центрифугированием при 12000 g в течение 20 минут, трижды промывали и ресуспендировали в дистиллированной воде. НЧ PLGA были синтезированы таким же образом без добавления PEG или PVA. Для приготовления НЧ PLGA-PDA приготовленный раствор НЧ PLGA добавляли к щелочному раствору 0.5 мг / мл раствора гидрохлорида дофамина (pH 10, доведенный трис-буфером) и реагировал в течение 6 ч при осторожном перемешивании магнитной мешалкой. Затем PLGA-PDA NP собирали и очищали трехкратным центрифугированием при 20000 g в течение 30 минут. Флуоресцентные наночастицы были изготовлены с использованием того же метода, за исключением добавления FITC в ацетонитриле в начале процесса. Затем изготовление и характеристики наночастиц были проверены с помощью инвертированной флуоресцентной микроскопии (Leica, Германия), SEM, TEM, AFM и Zetasizer Nano ZS90.Гидрофобность поверхности НЧ оценивали с помощью анализа RB. Вкратце, 200 мкл раствора NP 1 мг / мл смешивали с 400 мкл раствора RB 100 мкг / мл и инкубировали в течение различных периодов времени при перемешивании магнитной мешалкой при 1000 об / мин и 25 ° C. После этого смеси центрифугировали при 12000 g в течение 30 минут, и супернатант считывали с помощью УФ-спектрофотометра при 550 нм ( n = 3). Затем был рассчитан процент НЧ, взаимодействующих с раствором РБ.

Исследования проницаемости слизи

Один миллилитр суспензии муцина 1 мг / мл был смешан с 0.5 мл 1 мг / мл НЧ PLGA, PLGA-PEG, PLGA-PVA и PLGA-PDA и обрабатывали ультразвуком в течение различных периодов времени. Затем размер и дзета-потенциал смесей измеряли с помощью Zetasizer Nano ZS90, а мутность измеряли с помощью УФ-спектрофотометра 17 . Смеси муцин-NP затем центрифугировали при 12000 g в течение 30 минут и количество неабсорбированного муцина определяли с помощью УФ-спектрофотометра при 258 нм. Смеси также исследовали с помощью УФ-видимой спектроскопии для изучения взаимодействия между муцином и НЧ.

Способность НЧ проникать в слизь оценивали с помощью системы Transwell (поры 0,4 мкм, 24-луночные, Corning, США). Вкратце, 20 мкл 10 мг / мл суспензии муцина равномерно осаждали на вставке Transwell. Затем 900 мкл сверхчистой воды помещали в акцепторный отсек и 200 мкл 1 мг / мл FITC-меченных НЧ PLGA, PLGA-PEG, PLGA-PVA и PLGA-PDA осторожно добавляли в донорское отделение. Планшет Transwell инкубировали при 37 ° C на шейкере (150 об / мин) в течение 3 и 6 часов. После этого 100 мкл раствора удаляли из акцепторной камеры и количественно определяли процент проникающих НЧ с использованием УФ-спектрофотометра при λ 490 нм 17,44 .Результаты теста на проникновение были подтверждены другим методом с использованием агарозного геля. Вкратце, 1 мл раствора агарозы (0,3 мас. / Об.%) Растворяли при 100 ° C, добавляли во флаконы и отверждали при комнатной температуре. Затем один миллилитр суспензии муцина 10 мг / мл равномерно наносили на агарозный гель, 200 мкл различных растворов наночастиц с концентрацией 10 мг / мл помещали на слой слизи и инкубировали при 37 ° C в шейкере (150 об / мин). . Через 6 ч НЧ и суспензию муцина удаляли, а гели агарозы трижды промывали дистиллированной водой, расплавляли и оценивали с помощью УФ-спектрофотометрии при 490 нм 45 .Для трехмерных наблюдений за проникновением слизи суспензию муцина окрашивали Alexa Fluor-555-WGA (10 мкг / мл) в течение 10 минут при 37 ° C. Затем 1 мл окрашенного муцина с концентрацией 20 мг / мл помещали в конфокальную чашку и помещали на шейкер для получения слоев слизи одинаковой толщины. Меченые FITC НЧ (100 мкл, 1 мг / мл) осторожно по каплям добавляли на слой слизи и инкубировали в течение 30 мин при 37 ° C 48 . Изображения были получены через каждые 20 мкм по оси z , а трехмерные изображения были созданы с использованием CLSM (Nikon N-SIM, Япония).

Отслеживание множества частиц (MPT)

Скорость переноса частиц была проанализирована путем изучения траекторий НЧ, меченных FITC. К суспензии муцина добавляли различные НЧ (10 мкл; 1 мг / мл) и инкубировали в течение 2 ч при 37 ° C. Для каждого типа НЧ было проведено не менее трех независимых экспериментов, и для каждого эксперимента были определены траектории n ≥ 100 частиц. Фильмы были захвачены с временным разрешением 66,7 мс в течение 20 с с использованием флуоресцентного микроскопа Leica с разрешением отслеживания 10 нм.2 $$

(3)

$$ D _ {{\ mathrm {eff}}} = \ frac {{{\ mathrm {MSD}}}} {{4 \ tau}} $$

(4)

Где x и y представляют координаты NP в определенное время, а τ обозначает шкалу времени 16,44,49 .

Клеточное поглощение НЧ

Для количественной оценки клеточного поглощения различных PLGA НЧ, НОК и HGEC высевали на 24-луночный планшет с плотностью 1 × 10 5 и инкубировали в течение 24 часов.Затем клетки обрабатывали НЧ, меченными FITC (100 мкл, 1 мг / мл на каждую лунку) в течение 4 часов. Затем клетки промывали 2–3 раза PBS и F-актин и ядра окрашивали TRITC-фаллоидином и DAPI соответственно. После трех промывок PBS интенсивность флуоресценции наблюдали с помощью флуоресцентного микроскопа Leica. Интенсивность флуоресценции наночастиц количественно определяли с использованием программного обеспечения ImageJ путем расчета среднего уровня интенсивности серого для каждого вида наночастиц. Кроме того, эффективность поглощения клеток была дополнительно подтверждена с помощью ТЕМ.Вкратце, HOK высевали в 6-луночный планшет с плотностью 5 × 10 5 и инкубировали в течение 2 дней, а затем обрабатывали NP (500 мкл, 1 мг / мл для каждой лунки) в течение 2 часов. Затем клетки собирали и фиксировали 2,5% глутаровым альдегидом для наблюдения с помощью ТЕМ.

Исследование трансэпителиального транспорта

Исследование трансэпителиального транспорта НЧ проводили на клетках TR146, которые высевали в 12-луночные планшеты Transwell (поры 0,4 мкм, Corning, США) при плотности 2 × 10 4 клеток / cm 2 и инкубировали 27 дней, среду меняли через день.Трансэпителиальное электрическое сопротивление измеряли с помощью измерителя электрического сопротивления Millicell ERS-2 (Millipore, США) для контроля целостности клеточного монослоя. Затем суспензию муцина наносили на слой клеток TR146 и клетки инкубировали при 37 ° C в течение 24 часов. В день эксперимента клетки промывали 2–3 раза HBSS и обрабатывали 100 мкл 1 мг / мл FITC-меченых НЧ в HBSS. После инкубации в течение 2 и 4 часов 100 мкл образцов удаляли с базолатеральной стороны и определяли соотношение переносимых НЧ с помощью УФ-спектрофотометра.Затем клетки, засеянные с апикальной стороны, промывали 2–3 раза HBSS и окрашивали фаллоидином TRITC и DAPI. Затем мембрану удаляли со вставки Transwell, устанавливали на предметное стекло и наблюдали с помощью CLSM с использованием осевого сканирования z для наблюдения эффективности транспорта различных НЧ.

Исследования проницаемости Ex vivo и in vivo

Затем полученные НЧ смешивали с различными растворами ПВС-ДОФА с образованием пленки ПВС-ДОПА @ НЧ. Мукоадгезивные свойства пленки были снова подтверждены посредством испытания прочности на разрыв после включения НЧ.Также было проанализировано высвобождение FITC-меченых НЧ из пленок. Вкратце, разные пленки с различным содержанием ДОФА помещали на вставку Transwell (поры 0,4 мкм, 12-луночные). Затем 1,5 мл и 1 мл сверхчистой воды добавляли в акцепторное и донорское отделения соответственно. Затем планшет Transwell инкубировали при 37 ° C на шейкере (150 об / мин) в течение 12 часов. Через равные промежутки времени 100 мкл раствора удаляли из акцепторной камеры в определенные моменты времени, и количество НЧ, высвобожденных из пленок, определяли количественно с использованием УФ-спектрофотометра при λ 490 нм.

Затем транспорт NP через слизистую щек свиньи отслеживали ex vivo. Вкратце, пленки, нагруженные FITC-мечеными НЧ, наносили на свежую ткань щек свиньи и удаляли через 3 и 6 часов ( n = 3). Щечные ткани фиксировали 4% параформальдегидом, делали срезы, окрашивали DAPI и визуализировали под флуоресцентным микроскопом (Leica, Германия). Для количественного анализа использовалась программа ImageJ для расчета среднего уровня интенсивности серого для каждого образца. Аналогичным образом, всасывание НЧ in vivo исследовали на самцах крыс Sprague Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г), которых перед экспериментом не кормили в течение ночи со свободным доступом к воде.Крыс Sprague Dawley анестезировали 1% пентобарбиталом натрия (40 мг / кг). Затем на слизистую оболочку щеки крыс вводили пленки, наполненные FITC-меченными НЧ ( n = 3). После нанесения в течение 2 и 4 часов крыс умерщвляли и собирали щечную ткань, контактирующую с пленкой. Затем пленки удаляли, ткани обрабатывали, как описано для свиной ткани, и наблюдали под флуоресцентным микроскопом Leica. Средний уровень интенсивности серого для каждого среза также исследовали с помощью программного обеспечения ImageJ.

Анализ цитотоксичности in vitro

НОК и HGEC засевали в 24-луночные планшеты с плотностью 1 × 10 5 , и 1/4 пленок PVA-DOPA @ PLGA-PDA добавляли в каждую лунку. После совместного культивирования в течение 1, 2 и 3 дней относительную жизнеспособность клеток определяли с помощью анализа CCK-8 ( n = 3). Также исследовали клеточное прикрепление пленок. НОК и HGEC высевали в 24-луночные планшеты, содержащие пленки PVA-DOPA @ PLGA-PDA с плотностью 1 × 10 5 .Через 24 ч культуральную среду удаляли и 2–3 раза промывали PBS. Затем клетки окрашивали фаллоидином TRITC и DAPI или дегидратировали этиловым спиртом и наблюдали под флуоресцентным микроскопом или сканирующим электронным микроскопом соответственно.

Оценка биобезопасности in vivo

Биосовместимость пленок in vivo исследовали на самцах крыс Sprague Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г). Крыс не кормили в течение ночи со свободным доступом к воде и анестезировали 1% пентобарбиталом натрия (40 мг / кг).Пленки со встроенными НЧ PLGA-PDA ( n = 3) наносили на слизистую оболочку щеки крыс на 4 часа для оценки потенциального раздражения слизистой оболочки щеки. Кроме того, пленки имплантировали подкожно в спину крысам Sprague Dawley на 1 или 7 дней ( n = 3). Затем животных умерщвляли и собирали ткань щек или основные органы (сердце, печень, селезенку, легкие и почки), заливали в парафин, делали срезы и окрашивали H&E для гистологического анализа.Кроме того, были взяты образцы крови из ретроорбитального сплетения для гематологического и биохимического анализа.

Получение и характеристика загруженных Dex PLGA NPs

Вкратце, 20 мг PLGA и 5 мг Dex растворяли в 1 мл ацетонитрила и добавляли по каплям в 40 мл 1% PEG или PVA при обработке ультразвуком в течение 4 часов. Затем НЧ PLGA-PEG-Dex или PLGA-PVA-Dex собирали центрифугированием при 12000 g в течение 20 минут, трижды промывали и ресуспендировали в дистиллированной воде.НЧ PLGA-Dex были синтезированы таким же образом без добавления PEG или PVA. Загруженные Dex NP PLGA-PDA-Dex также были синтезированы с использованием того же метода с последующим нанесением покрытия PDA, как описано выше. Для измерения загрузочной способности загруженные Dex наночастицы лиофилизировали, взвешивали и растворяли в ацетонитриле. Затем концентрацию Dex охарактеризовали с помощью ВЭЖХ (Shimadzu LC-20AD, Киото, Япония) с колонкой Ultimate Plus-C18 (Велч, Шанхай, Китай) и подвижной фазой, состоящей из ацетонитрила / воды (35/65 об. / Об. ), содержащий 0.1% -ная трифторуксусная кислота (с расходом 1 мл / мин). Нагрузка лекарственным средством рассчитывалась по следующему уравнению:

$$ {\ mathrm {Drug}} \, {\ mathrm {loading (\%) =}} \ frac {{W _ {{\ mathrm {Dex}}}} } {{W _ {{\ mathrm {NPs}}}}} {\ mathrm {\ times 100 \%}} $$

(5)

, где W Dex — вес Dex в NP, а W NPs означает вес NP. Затем наночастицы, нагруженные Dex (125 мкг Dex), были диспергированы в пленках PVA-DOPA (275 ± 25 мг), и процентное содержание Dex в пленках варьировалось от 0.04 до 0,05%.

Высвобождение лекарственного средства in vitro

Затем исследовали профиль высвобождения лекарственного средства in vitro пленок, нагруженных Dex. Пленки PVA-DOPA6, содержащие различные загруженные Dex НЧ, помещали в диализную мембрану (MWCO 3500 Да) и погружали в 50 мл PBS при 37 ° C с магнитной мешалкой при 100 об / мин. В разные моменты времени удаляли 1 мл раствора и добавляли 1 мл свежего PBS. Концентрация высвобожденного Dex с течением времени определялась с помощью УФ-спектрофотометра при 240 нм ( n = 3).

Исследование фармакокинетики in vivo

Самцов крыс Sprague Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г) не кормили в течение ночи со свободным доступом к воде и случайным образом разделили на четыре группы ( n = 3). (группа A: Dex вводили перорально; группа B: НЧ PLGA-PDA-Dex вводили перорально; группа C: пленка PVA-DOPA6 @ PLGA-Dex наносилась буккальным путем; и группа D: PVA-DOPA6 @ PLGA- Пленка PDA-Dex наносилась буккально). Крыс анестезировали 1% пентобарбиталом натрия (40 мг / кг), и всем группам вводили дозу лекарства 1 мг / кг.Через 4 часа пленки в группе C и группе D были удалены. Образцы крови собирали из ретроорбитального сплетения в разные моменты времени (1, 2, 4, 8, 12 и 24 ч) и центрифугировали при 800 g в течение 10 минут для получения плазмы. Затем собранные образцы плазмы анализировали с помощью жидкостной хроматографии-масс-спектрометрии (Thermo Fisher Scientific, США) для измерения уровней Dex. Фармакокинетические параметры рассчитывали с использованием программного обеспечения DAS (версия 2.0).

Терапевтическая эффективность in vivo

Самцов крыс Sprague Dawley в возрасте 8 недель (250 ± 10 г) анестезировали 1% пентобарбиталом натрия (40 мг / кг) и вызывали язвы во рту, помещая круглую фильтровальную бумагу (5 × 5). мм), пропитанные 70% уксусной кислотой на слизистой оболочке щеки в течение 3 мин.Через два дня после индукции язвы в полости рта (день 0) на слизистую оболочку щеки наносили пленки Kanghua Dex Film®, PVA @ PLGA-PDA-Dex, PVA-DOPA6 @ PLGA-Dex и PVA-DOPA6 @ PLGA-PDA-Dex. язвы, и крысы, не получавшие лечения, были выбраны в качестве пустой контрольной группы ( n = 3). Животных обрабатывали той же процедурой через 2, 5 и 8 дней после первой повязки, и перед каждым нанесением пленки наблюдали общее наблюдение. На 8-й день животных умерщвляли, собирали слизистую оболочку щеки вокруг язвы и собирали образцы для гистологического и иммуногистохимического анализа.CK5 и CK13 использовали для оценки регенерации эпителия, а анти-CD11b использовали для оценки набора воспалительных клеток в соответствии с инструкциями производителя. Степень закрытия раны рассчитывалась по следующему уравнению:

$$ {\ mathrm {Degree}} \, {\ mathrm {of}} \, {\ mathrm {wound}} \, {\ mathrm {closure (\ %) =}} \ frac {{A_x — A_0}} {{A_0}} {\ mathrm {\ times 100 \%}} $$

(6)

, где Ax — площадь раны в день x и A 0 — площадь раны в день 0.

Статистический анализ

Данные представлены как средние значения ± стандартное отклонение (S.D). Данные экспериментов были проанализированы с помощью Origin 9.1. Статистический анализ проводился с помощью статистического программного обеспечения (IBM SPSS Statistics, v22.0; IBM Corp). Односторонний дисперсионный анализ (ANOVA) с последующим апостериорным тестом Тьюки использовался для сравнения между несколькими группами (* P <0,05; ** P <0,01; *** P <0,001).

Краткое изложение отчета

Дополнительная информация о дизайне исследования доступна в Резюме отчета об исследовании природы, связанном с этой статьей.

Границы | Применение биоактивных гидрогелей для функционального лечения внутриматочной спайки

Введение

Матка состоит из трех слоев ткани, а именно эндометрия, миометрия и периметрия (Mancini and Pensabene, 2019). Эндометрий — это самый внутренний слой, состоящий из эпителиального и стромального компонентов; это уникальная ткань, которая подвергается повторяющемуся циклу клеточной пролиферации, дифференцировки и выделения в репродуктивные годы жизни женщины, обеспечивая «плодородную почву» для имплантации эмбриона (Lv et al., 2021). Внутриматочная адгезия (IUA) является результатом травмы эндометрия и инфекции, вызванной небезопасным абортом и плохим уходом за матерью, что может привести к частичной или полной окклюзии полости матки, что приводит к периодическим болям в животе, олигоменорее, аменорее и даже бесплодию (Liao et al. др., 2021). Нормальный эндометрий является определяющим фактором фертильности, и IUA считается второй по частоте причиной женского бесплодия после непроходимости фаллопиевых труб (Wei et al., 2020). Что касается лечения IUA, современные методы лечения включают гистероскопический адгезиолиз, TCRA, гормональную терапию и имплантацию антиадгезионного материала, включая внутриматочную спираль (ВМС) (Huang et al., 2020a; Хан и др., 2020). Несмотря на то, что текущие стратегии лечения в некоторых случаях достигли положительных результатов, прогноз пациентов с тяжелой IUA неудовлетворителен, а частота повторных спаек после операции все еще высока (Young and Evans-Hoeker, 2014). Таким образом, пациенты всегда соглашаются на адъювантную терапию после операции, чтобы избежать повторного возникновения спаек после операции (Li et al., 2021). На сегодняшний день клиницисты уже применили биоматериалы, такие как гиалуроновая кислота (HA) и INTERCEED ® — абсорбируемый адгезионный барьер из окисленной регенерированной целлюлозы — после операции у пациентов с IUA для предотвращения послеоперационной повторной адгезии (Zhang et al., 2020а). Кроме того, для тех пациентов, которые страдают тяжелой IUA, могут быть выбраны многочисленные адъювантные методы лечения и биоматериалы, включая биоактивные гидрогели. С быстрым развитием регенеративной медицины и тканевой инженерии, помимо применения традиционной адъювантной терапии к пациентам с IUA, клиницисты также ищут возможности регенерации эндометрия с помощью тканевой инженерии.

Гидрогели образованы водорастворимыми или гидрофильными полимерами посредством определенных химических или физических поперечных связей и состоят из гидрофильной трехмерной (3D) сетевой структуры.Гидрогели быстро набухают в воде и могут удерживать большой объем воды, не растворяясь в набухшем состоянии, которое очень похоже на мягкие ткани (Milcovich et al., 2017; Manna et al., 2019). Гидрогели широко применяются в области тканевой инженерии благодаря своим превосходным свойствам в высвобождении лекарств, трехмерной культуре клеток и моделировании внеклеточного матрикса (Chang et al., 2018). При лечении IUA биоактивные гидрогели проявляют потенциал в борьбе с адгезией и реконструкции эндометрия.Чтобы улучшить биосовместимость, снизить потенциальную цитотоксичность и адаптироваться к особому патологическому микроокружению IUA, исследователи дополнительно сконструировали и оптимизировали гидрогели (Tang et al., 2018). Хотя гидрогели показали выдающиеся результаты в регенерации тканей, культивировании клеток и доставке лекарств, их применение в области репродуктивной медицины все еще находится на стадии исследований. Лишь ограниченное количество гидрогелевых продуктов и технологий было успешно использовано на людях (Huang and Ding, 2019).

В этом обзоре мы суммируем последние достижения в области гидрогелей как терапевтического средства для лечения ИУА. В этой статье основное внимание уделяется последним исследованиям гидрогелей в качестве физических антиадгезионных барьеров, систем доставки лекарств in situ, и трехмерных систем доставки и культивирования клеток с целью улучшения их применения в IUA (схема 1).

СХЕМА 1 . Достижения в области биоактивных гидрогелей в качестве терапевтического средства для лечения ИУА.

Конструкция гидрогелей для IUA

Конструкция гидрогелей для биомедицинских применений должна учитывать цель применения и микросреду, специфичную для заболевания.IUA можно охарактеризовать как фиброз эндометрия, при котором внутриматочные стенки частично или полностью срастаются друг с другом, что приводит к сужению или исчезновению полости матки (Carbonnel et al., 2021). Характерным патологическим изменением IUA является повреждение эндометрия, которое стало основным фактором, приводящим к олигоменорее и связанным с ней осложнениям (Xu et al., 2020). Во время естественного восстановления поражения эндометрия просветные эпителиальные клетки в значительной степени утрачиваются и заменяются неактивным цилиндрическим эпителием эндометрия, строма замещается фиброзной тканью, эндометрий становится значительно тоньше и теряет реакцию на эстроген и прогестерон (Zhao et al., 2016). Как упоминалось ранее, основная цель применения биоактивных гидрогелей состоит в том, чтобы предотвратить повторение спаек и способствовать регенерации эндометрия. Быть идеальным биоматериалом для пациентов с IUA, биосовместимостью, иммуногенностью, механикой, разлагаемостью, возможностью инфицирования и передачи заболевания, способностью способствовать привлечению стволовых клеток, восстановлению интимы и репродуктивной функции, контролируемому высвобождению лекарств, доступности и даже следует принимать во внимание этические вопросы (López-Martínez et al., 2021). Таким образом, стратегия разработки биоактивных гидрогелей должна учитывать цель применения и специфическое для болезни микросреда IUA.

Во-первых, одной из основных характеристик гидрогелей, используемых для барьерных материалов против IUA, является их способность образовывать механическую внутриматочную полость для уменьшения образования фиброзной ткани. Полость матки окружена мышечным слоем переплетенных гладких мышечных волокон, что обычно вызывает коллапс полости матки во время послеоперационного процесса заживления, если она не растягивается механически.Поскольку полость матки различается по размеру и форме, биоактивные гидрогели, которые могут адаптироваться к различным полостям матки, могут полностью способствовать регенерации эндометрия. Более того, скорость деградации гидрогелей должна быть управляемой, чтобы избежать быстрой деградации, потому что они должны оставаться в полости матки в течение определенного времени, чтобы противостоять рецидиву спаек (Wang et al., 2020a). После завершения процесса заживления биоактивные гидрогели в качестве барьеров должны разрушиться или абсорбироваться естественным путем, а не оставаться в виде инородного тела.Среди систем гидрогелей, чувствительных к раздражителям, термочувствительные гидрогели изучены наиболее широко. В зависимости от свойств термочувствительные матрицы делятся на системы, показывающие нижнюю критическую температуру раствора (НКТР) или верхнюю критическую температуру раствора (НКТР) (Kasiński et al., 2020). В этой области внимание исследователей привлекли термочувствительные гидрогели; особенно гидрогели, которые являются жидкими при комнатной температуре и могут быстро превращаться в гель при физиологической температуре вокруг определенных тканей (Kapoor and Kundu, 2016).Наиболее важными гидрогелями для биомедицинских приложений являются системы с НКТР, близкой к физиологической температуре. Этот тип гидрогеля широко используется в антиадгезионных материалах из-за простоты контроля и быстрого реагирования на физические и химические изменения (Keskin et al., 2019). По сравнению с другими гидрогелями, термочувствительные гидрогели могут механически способствовать формированию нормальной полости матки и предотвращать послеоперационную IUA (Han et al., 2016).

Во-вторых, гидрогели, применяемые при лечении ИУА, должны иметь контролируемые профили высвобождения.В качестве простой и эффективной платформы для контролируемого высвобождения и доставки идеальные биоактивные гидрогели включают факторы роста, лекарства и стволовые клетки с терапевтическими функциями в их трехмерную структуру. Эти лекарства высвобождаются через поры, гидролиз связей или саморазложение гидрогелей, что позволяет наносить лекарства на рану полости матки после операции с устойчивым профилем, способствующим регенерации эндометрия (Sheth et al., 2019 ). Химически сшитые гидрогели обычно обеспечивают стабильную полимерную сетку с медленной кинетикой разложения.Для пациентов с тяжелой IUA, у которых в полости матки почти нет нормальной функциональной ткани эндометрия, трансплантация стволовых клеток является потенциальным вариантом для стимуляции регенерации эндометрия. В таких условиях идеальные биоактивные гидрогели должны создавать трехмерную систему доставки и культивирования клеток, которая способствует выживанию, пролиферации и направленной дифференцировке трансплантированных стволовых клеток (Cervelló et al., 2015).

В зависимости от источника гидрогели можно разделить на природные гидрогели и синтетические гидрогели.Природные гидрогели (например, ГК, альгинат, хитозан, коллаген и полиэтиленгликоль) уже широко используются в области регенеративной медицины (Liu et al., 2020a). Как правило, они обладают высокой биосовместимостью, что отражено в их успешном использовании в брюшине и других участках in vivo (T et al., 2016). Их биосовместимости способствует высокое содержание воды и физико-химическое сходство с природным внеклеточным матриксом как по составу (особенно в случае гидрогелей на основе углеводов), так и по механическим характеристикам (Larrañeta et al., 2018). Материалы природного происхождения часто обладают желаемыми биологическими свойствами и могут влиять на функцию клеток, но некоторые природные гидрогели ограничены низкой механической прочностью и профилями быстрой деградации (Rastogi and Kandasubramanian, 2019). Напротив, синтетические полимеры создают подходящую трехмерную среду и обладают желаемой механической прочностью. Однако им не хватает биоактивных свойств природных материалов. Следовательно, необходимо производить гибридные материалы, комбинируя синтетические и натуральные полимеры, и сохранять желаемые характеристики обоих материалов (Liu et al., 2018).

На сегодняшний день гидрогели, используемые в клинических условиях, могут обеспечить только физическую антиадгезию. Биоактивные гидрогели с контролируемым высвобождением и подходящей микросредой для культивирования широко не применялись для лечения IUA. Гидрогели широко используются с целью достижения доставки лекарств непосредственно в слизистую оболочку влагалища для гормональной терапии благодаря их привлекательным особенностям, таким как увеличенное время пребывания лекарственного средства в целевых участках и контроль скорости высвобождения лекарственного средства после гистероскопической трансцервикальной резекции спаек ( TCRA) (Shamloo et al., 2018).

Применение биоактивных гидрогелей в IUA

Превосходная биосовместимость, контролируемые механические свойства, способность включать терапевтические агенты для длительного высвобождения и инкапсулировать посевные клетки в физиологических условиях делают биоактивный гидрогель идеальным вариантом для лечения IUA и регенерации эндометрия. Следует тщательно учитывать несколько факторов, таких как васкуляризация, привлечение нативных клеток и ингибирование рубцов (Owusu-Akyaw et al., 2019). В области лечения IUA гидрогели широко применяются в качестве агентов, заполняющих пространство, средств доставки биоактивных веществ и трехмерных структур, которые организуют клетки и создают стимулы для восстановления поврежденного эндометрия (Grover et al., 2012). Здесь мы суммируем прогресс в исследованиях гидрогелей для регенерации эндометрия и лечения IUA по следующим трем аспектам; а именно, биоактивные гидрогели в качестве физических барьеров против адгезии, in situ, систем доставки лекарств, а также трехмерные системы доставки и культивирования клеток.

Биоактивные гидрогели как абсорбируемые физические антиадгезионные барьеры в IUA

Вообще говоря, основными методами лечения IUA являются трансабдоминальная или гистероскопическая резекция спаек; но в то время как первое вызывает заметное повреждение тканей, второе имеет высокий риск рецидива, а послеоперационные раны полости матки часто быстро образуют новые спайки (Bhandari et al., 2015). Поэтому после операции следует принимать положительные профилактические меры по поводу ИУА.В настоящее время стратегии по снижению частоты рецидивов и улучшению репродуктивных результатов в случаях тяжелой ВМС включают использование ВМС, баллона Фолея (FB), трансплантата амниона, накладываемого поверх FB, и адгезионного барьера из окисленной и регенерированной целлюлозы (INTERCEED ®). ), чтобы сохранить просвет матки (Ugboaja et al., 2017). Однако есть несколько недостатков ВМС и ФБ в предотвращении рецидива ВМС. ВМС имеет потенциальный фактор риска инфицирования (Sun et al., 2018a) и эффективна только для предотвращения повторной адгезии (Chi et al., 2018). Чтобы решить эту проблему, в некоторых исследованиях изучалась потенциальная польза гидрогелей в качестве физических антиадгезионных барьеров для предотвращения рецидивов IUA после гистероскопического адгезиолиза (таблица 1).

ТАБЛИЦА 1 . Резюме биоактивных гидрогелей как физических барьеров, используемых при IUA.

По сравнению с пациентами, использующими только ВМС, комбинация адгезионного барьера из окисленной регенерированной целлюлозы (INTERCEED ® ) и ВМС может восстановить полость матки без спаек и значительно сократить интервал между зачатиями (Cai et al., 2017). Комплексная стратегия лечения внутриматочной инъекции гидрогеля HA в сочетании с баллонным мочевым катетером и введением ВМС, а также пероральным эстрогеном после гистероскопического адгезиолиза была исследована у пациентов с умеренно-тяжелой IUA (Xiong et al., 2020). Результаты показали, что эта комбинированная стратегия в определенной степени предотвратила рецидив IUA. Более того, данные показали, что комбинация ВМС и антиадгезионного гидрогеля дает более удовлетворительный эффект, чем применение одной ВМС (Can et al., 2018; Ли и др., 2019). Lin et al. (Lin et al., 2013) обнаружили, что введение внутриматочного баллона или ВМС было более эффективным, чем использование одного геля HA для предотвращения реформации IUA. Кроме того, Pabuçcu et al. (Pabuçcu et al., 2019) обнаружил, что толщина эндометрия была значительно увеличена при применении нового геля сшитого гиалуронана с ВМС после гистероскопического адгезиолиза. Хотя многие исследования показали, что ВМС в сочетании с гидрогелями может уменьшить частоту рецидивов ВМС, в некоторых случаях частота клинической беременности у таких пациенток не улучшается.Поэтому необходимы углубленные исследования, чтобы выяснить, может ли применение гидрогелей улучшить исходы беременности у бесплодных пациенток. Возможно, чистые гидрогели играют только антиадгезионную роль и не могут способствовать регенерации и функциональному восстановлению эндометрия. Следовательно, необходимо оптимизировать дизайн для приготовления функциональных биоактивных гидрогелей, которые способствуют восстановлению эндометрия и функциональной регенерации эндометрия.

Хуанг и др. (Huang et al., 2020b) проверил запатентованные внутриматочные каркасы из аминокислот в качестве барьера при лечении рецидивирующих IUA с плохим прогнозом. Результаты показали, что менструальный объем вернулся к норме, а скорость восстановления аменореи значительно увеличилась после имплантации каркаса. Однако частота рецидивов IUA все еще составляла до 25%, что указывает на то, что, хотя внутриматочные каркасы могут быть эффективной терапией, они все еще нуждаются в дальнейшей оптимизации.

Кроме того, хотя обычный гель HA может механически поддерживать полость матки, из-за его быстрого разложения он не может оставаться внутри полости матки в течение длительного времени, поэтому антиадгезионный эффект неудовлетворителен (Azumaguchi et al., 2019). Метаанализ, посвященный использованию геля HA для предотвращения IUA после внутриматочной операции, показал, что гель HA может снизить частоту повторной адгезии в легких случаях после внутриматочной операции (Fei et al., 2020; Zheng et al., 2020). Хотя были также исследования, которые показали, что применение геля с ауто-сшитой гиалуроновой кислотой не смогло снизить частоту рецидивов IUA после гистероскопического адгезиолиза (Zhou et al., 2021). ABT13107, недавно разработанный термочувствительный золь-гель, изготовленный из HA неживотного происхождения и синтетических полоксамеров, был изучен на предмет предотвращения рецидива IUA (Lee et al., 2020). Кроме того, было проведено рандомизированное двойное слепое контролируемое клиническое испытание (РКИ) для оценки эффективности и безопасности геля с автоматической перекрестно-сшитой ГК для предотвращения IUA после гистероскопического адгезиолиза; результаты показали, что самосшитый гель ГК может снижать ВМА, уменьшать тяжесть спаек и улучшать менопаузу в послеоперационном периоде (Xiao et al., 2015). Метаанализ, изучающий, может ли применение геля HA снизить частоту рецидивов IUA после гистероскопического адгезиолиза, показал, что гель HA может снизить частоту рецидивов IUA, но не оказал значительного влияния на частоту послеоперационной беременности (Fei et al., 2019). Кроме того, в другом исследовании сравнивалось влияние адъювантной терапии на профилактику и лечение IUA и было обнаружено, что альгинатная гиалуронат-карбоксиметилцеллюлозная мембрана (ACH) была наиболее эффективной в предотвращении прогрессирования IUA (Yan and Xu, 2018). Chenite et al. указали, что гиалуронат натрия или гидрогель, приготовленный с использованием гидроксибутилхитозана (HBC) и полифосфата, может уменьшить возникновение послеоперационной IUA. Однако из-за недостаточной вязкости гиалуроната натрия или гидрогеля HBC они нелегко удерживаются в полости матки.Таким образом, он не может полностью изолировать раны матки, что влияет на его способность предотвращать IUA. Следовательно, после разработки и оптимизации гидрогелей с потенциальной антиадгезионной способностью в сочетании с физическим антиадгезионным барьером для IUA биоактивные гидрогели преодолевают некоторые недостатки оригинальных природных гидрогелей, профилактика и лечение имеют большое клиническое значение (Kowalski et al., 2019) .

Биоактивные гидрогели как

in situ Системы доставки лекарств для регенерации эндометрия

С развитием тканевой инженерии можно использовать биоматериалы для восстановления и замены поврежденных тканей и органов (Kwon et al., 2018). Применение биоактивных гидрогелей для регенерации ткани эндометрия методом IUA все еще находится на стадии исследований. Однако использование биоактивных гидрогелей в качестве локальной системы доставки лекарств для высвобождения определенных лекарств для регулирования специфической патологической среды IUA имеет большой потенциал для применения при регенерации эндометрия. Гидрогели вызвали заметный интерес в связи с их использованием в доставке лекарств благодаря своим уникальным физическим свойствам. Высокую пористость гидрогелей можно легко регулировать, контролируя плотность поперечных связей в их матрице и их сродство к воде (Avila-Salas et al., 2019). Их пористая структура также позволяет загружать и высвобождать лекарства. Местное нанесение гидрогелей может эффективно использоваться для доставки лекарств, которые могут помочь облегчить симптомы многих патологических состояний. Системы доставки лекарств in situ стали популярными благодаря сочетанию физического барьера и контролируемого высвобождения лекарств. Гидрогели, изготовленные из гидрофильных полимеров с большим количеством воды, подходят для доставки лекарств при применении к пациентам с IUA.Лекарства, такие как β-эстрадиол, могут доставляться с помощью гидрогелевых каркасов для различных целей, включая регенерацию эндометрия (Lam et al., 2014). Кроме того, использование гидрогелей, реагирующих на раздражители, открывает множество возможностей для систем доставки лекарств.

Биоактивные гидрогели как
in situ Системы доставки лекарств через вагинальное введение

Большая площадь поверхности и обильный кровоток во влагалище превосходно способствуют абсорбции лекарств (Ci et al., 2017). Вагинальное введение не имеет эффекта первого прохождения и имеет низкую ферментативную активность; Таким образом, лекарства могут применяться для местного лечения, а также могут попадать в системный кровоток.Термочувствительные гидрогели легко вводятся вагинально и вводятся в форме с низкой вязкостью при комнатной температуре (Domiński et al., 2019). После попадания во влагалище гидрогель быстро распространяется в складчатую область слизистой оболочки влагалища и образует гель при температуре тела (Liu et al., 2017). Фактор-1α (SDF-1α), полученный из стромальных клеток, представляет собой хемокиновый белок со способностью рекрутировать эндогенные клетки, который может ускорять регенерацию нескольких тканей. Чтобы добиться максимального эффекта, Qi et al. (Wenbo et al., 2020) приготовили гидрогель хитозан-гепарин, нагруженный SDF-1α, с контролируемой способностью высвобождения лекарственного средства. Через семь дней после лечения матки, обработанные SDF-1α, включающим гидрогель, оказали как механическую поддержку полости матки, так и инициировали регенерацию эндометрия путем набора положительных стволовых клеток c-kit в место повреждения. Cai et al. (Cai et al., 2019) изучали включение SDF-1α в мембрану из фиброина шелка и бактериальной целлюлозы (SF-BC), которая способствовала регенерации глубокого повреждения матки, а также улучшала исход беременности поврежденной матки. .

Сообщается, что алоэ является идеальным органическим компонентом для смешивания с полоксамером с образованием более биологически чистой термочувствительной гидрогелевой системы (Baghersad et al., 2018). Гибридный гидрогель алоэ-полоксамера (AP) был изготовлен для лечения IUA, который может достигать лучшего терапевтического эффекта с более длительным временем удерживания в полости матки по сравнению с гелем полоксамера. Это исследование показало, что гидрогель AP может служить в качестве биологически активного носителя для доставки β-эстрадиола и что он может синергетически способствовать морфологическому, структурному и функциональному восстановлению поврежденной матки (Yao et al., 2020) (Рисунки 1A – D). Гидрогель E2 @ uECMNPs / AP сам по себе действует как физический барьер на ранней стадии травмы. Его многочисленные компоненты, включая β-эстрадиол, синергетически оказывают лечебное действие и способствуют регенерации эндометрия. С точки зрения антиадгезионной терапии и замедленного высвобождения лекарственного средства, гидрогели могут иметь потенциальное значение для вагинального введения при лечении IUA.

РИСУНОК 1 . Обзор гидрогелевой системы E2 @ uECMNPs / AP с мульти-терапевтическими эффектами для ускорения регенерации эндометрия для предотвращения IUA. (A) Схематические графики гидрогелевой системы E2 @ uECMNPs / AP. (B) ПЭМ-изображения E2 @ uECMNP. (C) Сравнение ультразвуковых изображений поврежденного эндометрия с лечением E2 @ uECMNP или без него. (D) Окрашивание H&E (HE) и окрашивание по Массону (MT) матки из матки крысы IUA и матки крыс IUA, получавших различное лечение на 3 и 7 день после травмы. Воспроизведено с разрешения (Yao et al., 2020). © Elsevier Ltd., 2020 г. сайт и предотвратить рубцевание (Asai et al., 2012). На сегодняшний день различные исследования изучали возможность этой терапии на животных моделях (Sun et al., 2018b; Jian et al., 2018; Jiang et al., 2019). Инъекционный гидрогель с высвобождением SDF-1α продемонстрировал долгосрочное рекрутирование гемопоэтических стволовых клеток (HSC) и достиг лучших эффектов, чем однократная инъекция раствора SDF-1α. Этот гидрогель может быть кандидатом для заживления травм матки и других систем доставки лекарств для перевязки ран. Благодаря своей биосовместимости, биоразлагаемости и адгезии к тканям хитозан и ГК также подходят в качестве матрицы для инъекционных гидрогелей in situ для лекарств, доставки генов и восстановления тканей с помощью инвазивной хирургии (Lu et al., 2019).

Роль новых биоактивных гидрогелевых каркасов, таких как гепарин-полоксамер (HP) и метакрилоил желатина (GelMA), в восстановлении полости матки привлекает все большее внимание, и они могут использоваться в качестве систем доставки лекарств с замедленным высвобождением для эффективного способствуют восстановлению эндометрия на моделях животных IUA (Wu et al., 2019). Zhang et al. (Zhang et al., 2017) вводил комбинацию различных лекарств (гормона или фактора роста) с термочувствительными, устойчивыми системами доставки лекарств на основе гидрогелей HP в матку крысы (рисунки 2A – D).Исследование продемонстрировало, что инкапсуляция 17 β-эстрадиола в гидрогели HP может увеличить концентрацию лекарственного средства в поврежденной области при одновременном снижении концентрации в крови, поскольку его можно вводить путем инъекции in situ . Фактор роста кератиноцитов (KGF), мощный фактор восстановления эпителиальных тканей, был инкапсулирован в гидрогели HP, а гидрогель HP, нагруженный KGF, обеспечивал длительное высвобождение и пролонгированное удержание инкапсулированного KGF в поврежденном эндометрии, таким образом улучшая восстановление эндометрия на модели крыс по сравнению с введением только KGF (рисунки 3A – E) (Xu et al., 2017). Однако в настоящее время вышеупомянутые синтетические биологические каркасы, как правило, дороги и не получили широкого распространения в клинических условиях. В экспериментах на животных большинство инъекционных биоактивных гидрогелей вводят через миометрий, а не через цервикальный канал. Однако гинекологи обычно наносят антиадгезионный гидрогель через цервикальный канал пациентам с IUA после гистероскопического адгезиолиза. Хотя все эти гидрогели являются инъекционными, из-за различных способов введения не ясно, могут ли эти пациенты получить пользу от инъекционных биоактивных гидрогелей.

РИСУНОК 2 . Конструирование гидрогеля E2-HP и in-situ эффект введения . (A) Схематическая диаграмма гидрогеля E2-HP как лекарственного средства для введения in-situ для лечения IUA. (B) Проникновение и удерживание различных составов FITC-E2 в матке после введения in-situ . (C) Сравнение окрашивания H&E (HE) и окрашивания по Массону (MT) эндометрия через 14 дней после различных обработок. (D) Ультразвуковые изображения эндометрия после обработки гидрогелем E2-HP. Воспроизведено с разрешения (Zhang et al., 2017). Copyright 2021 Dove Press Ltd.

РИСУНОК 3 . Конструирование гидрогеля HP, содержащего KGF, и его лечебный эффект. (A) Внешний вид нагруженного KGF гидрогеля HP в зависимости от температуры. (B) СЭМ-изображения лиофилизированного гидрогеля HP, нагруженного KGF. (C) Совокупный профиль высвобождения свободного раствора KGF и гидрогеля KGF-HP. (D) Типичные флуоресцентные изображения интактной матки крысы после обработки FITC-меченным KGF или нагруженным KGF гидрогелем HP. (E) Типичные изображения имплантации эмбриона крысам, получавшим различные препараты. Воспроизведено с разрешения (Xu et al., 2017). Авторские права 2017 Taylor & Francis Group.

Биоактивные гидрогели как трехмерные системы доставки клеток и культивирования в IUA

Было продемонстрировано, что методы лечения стволовыми клетками являются многообещающими и многофункциональными альтернативами традиционной лекарственной терапии.На сегодняшний день на животных смоделировано множество заболеваний, чтобы проверить эффективность и безопасность ряда клеточных методов лечения. Однако трудность заключается в нормальном разрастании стволовых клеток при клеточной терапии. Есть два решающих фактора, которые влияют на экспансию стволовых клеток: биохимический состав и физические свойства матрикса (Madl et al., 2018). Одним из важнейших физических регуляторов судьбы стволовых клеток является жесткость матрикса. Интересно, что биоактивные гидрогели могут быть изготовлены в виде систем культивирования с регулируемой жесткостью, которая охватывает физиологический диапазон.Благодаря высокому содержанию воды, пористости и мягкой консистенции биоактивные гидрогели могут точно имитировать естественную живую ткань. Кроме того, регулируя биохимический состав гидрогеля или инкапсулированных лекарств, они также могут регулировать судьбу стволовых клеток. Следовательно, функциональные биоактивные гидрогели облегчают транспортировку стволовых клеток к поврежденному эндометрию с хорошей жизнеспособностью и потенциалом дифференцировки. В настоящее время продолжаются исследования преимуществ и недостатков различных биоактивных гидрогелей, применяемых в терапии стволовыми клетками при IUA.Перечислено краткое описание биоактивных гидрогелей в терапии стволовыми клетками при IUA. Также перечислены преимущества упомянутых гидрогелей (таблица 2). Согласно Таблице 2, молекулы, связанные с регенерацией эндометрия, хорошо улучшены. Еще одна особенность биоактивного гидрогеля, используемого в терапии стволовыми клетками, заключается в том, что он может снизить скорость фиброза матки и способствовать росту эндометриальных желез.

ТАБЛИЦА 2 . Резюме биоактивных гидрогелей в клеточной терапии при IUA.

Гиалуроновая кислота

HA может быть подходящим гидрогелем для терапевтических средств регенерации эндометрия.Тем не менее, естественный период полураспада гелей HA составляет всего 1-2 дня (Carruthers and Carruthers, 2007). Более того, период полувыведения может быть даже короче в матке из-за разбавления водой. Чтобы оптимизировать короткий период полужизни природного ГК, Kim et al. (Kim et al., 2019) сконструировал адаптированный для эндометрия композитный гидрогель ГК / фибрин и продемонстрировал значительные регенеративные эффекты обработанных in vitro изотопных клеток , инкапсулированных в композитные материалы каркаса.Экспрессия PECAM и IGF-1 , которые являются генами, специфичными для неоваскуляризации и децидуальной оболочки, была значительно увеличена. Экспрессия фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) и фактора ингибирования лейкемии (LIF) также была увеличена в композитном гидрогеле HA-фибрин-тромбин 50 мг (HA-F-T50). Более того, попытка наступления беременности была возможна уже через 2 недели после лечения, и успешная имплантация и развитие эмбриона in vivo и развитие в модели регенерированного реципиента было подтверждено через 7 дней после трансформации эмбриона в модели синехий матки на мышах.Несмотря на ограниченные доказательства его эффективности в организме человека, необходимо провести дальнейшие исследования для оптимизации этой многообещающей технологии.

Лю et al. (Liu et al., 2019) изготовил контролируемый, вводимый внутриутробно мезенхимальные стволовые клетки-секретомы (MSC-Sec), сшитый гель ГК, который был разработан в качестве терапии для восстановления поврежденной морфологии и фертильности эндометрия в модель AS на крысах (Рисунки 4A – D). Этот сшитый гель HA можно использовать в терапии стволовыми клетками, поскольку он может обходить канцерогенные риски, связанные с терапией стволовыми клетками, и помогает поддерживать многообещающий эффект MSC-Sec на эндометриальные и эндотелиальные клетки.

РИСУНОК 4 . Изготовление и характеристика геля сшитой ГК, нагруженного MSC-Sec. (A) Схема, показывающая синтез сшитого геля HA, нагруженного MSC-Sec, и состояние геля HA при комнатной температуре, когда бутылка перевернута. (B) Типичные конфокальные изображения SEM и проекции глубины цвета MSC-Sec / несшитого HA и MSC-Sec / сшитого HA; зеленый представляет MSC-Sec, красный представляет HA. (C) Инъекция геля MSC-Sec / HA и модель повреждения эндометрия на грызунах. (D) Способность эндотелиальных клеток пупочной вены человека к образованию трубок повышена в группе, получавшей MSC-Sec. Воспроизведено с разрешения (Liu et al., 2019). Авторские права 2019 WILEY-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA, Weinheim.

Другие гидрогели

Помимо гидрогеля HA, Pluronic F-127 — это синтетическое соединение, одобренное Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), которое имеет ряд преимуществ, включая низкую токсичность, биосовместимость и термообратимость. Он широко используется для доставки лекарств и тканевой инженерии in vivo, , потому что он может образовывать гидрогель при физиологических температурах.BMSC и инкапсулированный витамином C гидрогель Pluronic F-127 был приготовлен для ускорения восстановления поврежденного IUA эндометрия in vivo ; витамин C способствовал выживанию и росту BMSC в гидрогеле (Yang et al., 2017).

В другом исследовании Liu et al. (Liu et al., 2020b) использовали загрузку коллагенового каркаса мезенхимальными стволовыми клетками пуповины человека (hUCMSCs) для увеличения количества эндометриальных желез и уменьшения площади фиброза, предполагая, что комбинация коллагенового каркаса и hUCMSCs может быть альтернативный подход к лечению IUA.Более того, каркас hUCMSCs-коллаген прошел фазу I клинических испытаний и получил удовлетворительный результат, когда около 38,4% участниц перенесли успешную беременность без осложнений, связанных с терапией стволовыми клетками (Cao et al., 2018).

С точки зрения трехмерных биоактивных гидрогелевых каркасов хитозан представляет собой биополимер с уникальным набором биологических и физико-химических свойств (Pan et al., 2020). Так, Ксения и соавт. (Carruthers and Carruthers, 2007) успешно сформировали структуры хитозана разного масштаба и дополнительно протестировали их биомеханическое качество и биосовместимость, чтобы продемонстрировать перспективы их широкого биологического применения (Рисунки 5A – D).Кроме того, Ji et al. (Ji et al., 2020) изучали применение трехмерной биопринтинга каркаса, нагруженного МСК, полученного из ИПСК человека, для восстановления эндометрия матки. Результаты показали, что эндотелиальные клетки и клетки эндометрия регенерировали, а дисфункциональный эндометрий был частично восстановлен (Рисунки 6A – E).

РИСУНОК 5 . Схема экспериментальной работы и реакция тканей на 3D-каркас. (А) Схема экспериментальной работы. (B) Трехмерный каркас из пористого аллилхитозана (хитозановые губки) после сублимационной сушки. (C) Тканевая реакция на пористые трехмерные каркасы на основе аллилхитозанов. c1) 30 дней: материал хитозановой губки (CHS) был оксифильным; c2) 60 дней: базофильный очаг (желтые стрелки) в поверхностных перегородках материала CHS; и c3) 90 дней: глубокие срезы CHS: большинство перегородок каркаса были умеренно базофильными. (D) Строение синтезированных аллилхитозанов. Воспроизведено с разрешения автора (Бардакова и др., 2019). Copyright 2021, Elsevier Ltd.

РИСУНОК 6 .Полный обзор 3D-биопринтинга каркаса, полученного из ИПСК человека, нагруженного МСК. (A) Вся процедура подготовки каркаса из альгинат-желатинового гидрогеля и имплантации каркаса. (B) Изображение исходного альгинатно-желатинового гидрогеля и нагруженного клетками каркаса через 24 часа и 7 дней. (C) H&E окрашивание эндометрия после имплантации клеток, имплантации каркаса и имплантации нагруженного клетками каркаса. (D – E) Результат восприимчивости эндометрия после имплантации нагруженного клетками каркаса.Воспроизведено с разрешения (Ji et al., 2020). Copyright 2021, Elsevier Ltd.

Недавно для регенерации эндометрия были разработаны биоактивные гидрогели, содержащие экзосомы стволовых клеток. Преимущества лечения гидрогелем включают возможность длительного высвобождения экзосом, что приводит к поддержанию более высоких локальных концентраций фармакологически важных соединений в течение продолжительных периодов времени и снижает необходимость повторного дозирования в клинических условиях, что делает их многообещающим кандидатом для использования в приложения для восстановления эндометрия на основе экзосом (Pan et al., 2020). Lin et al. (Lin et al., 2021) разработал экзосомный гидрогель с защитой от микросреды для регенерации эндометрия (Рисунки 7A – C). Этот гидрогель PEG был инъекционным, антибактериальным и способствовал контролируемому высвобождению ADSC-exo, чтобы способствовать регенерации эндометрия.

РИСУНОК 7 . Полный обзор ADSC-экзосома-гидрогель. (A) Процедуры приготовления гидрогеля ADSC-экзосом. (B) Эффективность ADSC-экзосома-гидрогеля в регенерации эндометрия. (C) Эффективность ADSC-экзосома-гидрогеля в восприимчивости эндометрия. Воспроизведено с разрешения (Lin et al., 2021). Авторские права 2021 WILEY-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA, Weinheim.

Текущие ограничения и перспективы на будущее

Несмотря на свои многочисленные полезные свойства, гидрогели также имеют несколько ограничений. С постоянным прогрессом исследований в этой области постепенно выявляются недостатки природных гидрогелей. Хотя некоторые природные гидрогели, такие как HA и альгинат, уже продемонстрировали превосходство над другими гидрогелями, возможность улучшения существующих в настоящее время гидрогелей остается многообещающей.Исследователи постепенно улучшают структуру гидрогелей, меняя тип полимера и оптимизируя методы производства. Низкая прочность на разрыв многих гидрогелей ограничивает их использование в несущих приложениях, что приводит к смещению гидрогеля с целевого локального участка. Поскольку гидрофобные соединения имеют ограниченное количество загрузки и однородность в матрицах гидрогелей, гидрогели ограничены переносом гидрофильных лекарств (Zagórska-Dziok and Sobczak, 2020).

Физические антиадгезионные барьеры

Согласно опубликованным исследованиям (Du et al., 2020), антиадгезионные гидрогели обычно помещают в полость матки, чтобы предотвратить рецидив после операции. Однако эффект одних антиадгезионных гидрогелей менее удовлетворителен, чем эффект комбинации гидрогелей и ВМС. Причина, по которой гидрогели не могут стать терапией первой линии при регенерации эндометрия, заключается в том, что большинство применений гидрогелей для предотвращения IUA все еще менее удовлетворительны, чем традиционные ВМС. Более того, гидрогели не обладают достаточной механической прочностью для формирования нормальной полости матки на протяжении всего лечения.В отличие от традиционной ВМС, некоторые гидрогели в жидкости способны превращаться в гель натрия после попадания в матку, что может способствовать более эффективному формированию полости матки различных размеров. Известно, что большинство пациентов с ИУА в детородном возрасте надеются улучшить фертильность с помощью лечения ИУК. Однако некоторые биоактивные гидрогели в качестве физических барьеров не могут способствовать формированию нормального функционального эндометрия для имплантации эмбриона, поскольку они не могут удовлетворить требованиям превосходной системы культивирования клеток и достаточной механической прочности.Следовательно, будущие исследования должны быть направлены на оптимизацию биоактивных гидрогелей в качестве физических барьеров для увеличения их силы в формировании нормальной полости матки при сохранении способности контролируемой деградации.

Системы доставки лекарств

Как упоминалось ранее, гидрогели могут применяться в качестве in situ систем доставки лекарств для лекарств с замедленным высвобождением, чтобы способствовать регенерации эндометрия у пациентов с ВУА. По сравнению с традиционной заместительной гормональной терапией этот метод может снизить частоту сопутствующих рисков, таких как гиперплазия груди, вызванная пероральным приемом эстрогена при лечении IUA.В нескольких экспериментах, демонстрирующих эффективность модели доставки лекарств на основе гидрогеля при лечении ВУК, использовались модели на животных, и имеется ограниченное количество доказательств клинической практики на людях (Wang et al., 2020b). Являются ли гидрогели in situ более выгодными, чем традиционная доставка лекарств, для людей все еще не ясно. Более того, гидратированная природа гидрогелей может затруднить окончательную стерилизацию и сделать ее трудоемкой (Lima et al., 2020). В будущем гидрогели с множеством одновременных функций могут быть удовлетворительным способом лечения IUA, который может обеспечить как механическую структуру при формировании полости матки, так и стабильную систему доставки лекарств in situ .

Терапия стволовыми клетками

Из-за своих структурных особенностей биоактивные гидрогели широко используются в качестве трехмерных систем культивирования клеток. С недавним более широким пониманием того, что стволовые клетки и производные стволовых клеток могут способствовать восстановлению эндометрия, ценность трехмерных гидрогелевых каркасов, которые могут имитировать жизненную среду клеток и способствовать передаче стволовых клеток и их секретов, стала особенно заметной. Поэтому в некоторых исследованиях изучается применение гидрогелей в клеточной терапии IUA.Многие эксперименты на животных показали, что, по сравнению с традиционной клеточной терапией, применение гидрогелей в качестве трехмерной среды для культивирования дает превосходные результаты в регенерации эндометрия, и очевидно улучшение восприимчивости эндометрия. Однако, несмотря на обнадеживающие результаты в экспериментах на животных, применение гидрогелей в терапии стволовыми клетками все еще в значительной степени ограничено экспериментальной стадией из-за его критических ошибок и недостатков, таких как проблемы безопасности, плохая выживаемость клеток и высокая стоимость.

В настоящее время одной из самых больших проблем, связанных с терапией стволовыми клетками, являются онкогенные осложнения, вызванные неконтролируемой имплантацией стволовых клеток. Таким образом, будущее исследование гидрогелей, используемых в терапии стволовыми клетками, могло бы сосредоточиться на контролируемом росте клеток, предлагая лучший терапевтический подход, избегая связанных с этим осложнений. Более того, существующие нагруженные клетками гидрогели сталкиваются с проблемой, заключающейся в том, что подача кислорода и питательных веществ ограничивается кинетикой диффузии. Например, гидрогели, напечатанные на 3D-принтере, по-прежнему требуют модификации поверхности, такой как химические методы переноса интегрина (для клеток эндометрия) и увеличения выживаемости засеянных клеток, путем индукции клеточно-ориентированной дифференцировки или созревания каркаса в биореакторе перед имплантацией. (Вен и др., 2019). Следовательно, выбор и оптимизация биоактивных гидрогелей важны для получения лучших результатов и для их применения при лечении IUA.

Заключение

ВМС — распространенное заболевание эндометрия и одна из основных причин бесплодия у женщин детородного возраста. Благодаря своим превосходным свойствам, таким как хорошая биосовместимость, способность к разложению и контролируемое высвобождение лекарств, биоактивные гидрогели играют важную роль в профилактике и лечении IUA и имеют большой потенциал для применения в клинических условиях.Биоактивные гидрогели могут использоваться в качестве физических барьеров против адгезии, а также могут выступать в качестве систем доставки лекарств для гормональных препаратов, множественных факторов, а также систем доставки и культивирования трехмерных клеток при лечении IUA. Эти характеристики показывают, что комбинация гидрогелей и традиционного лечения внутриматочной адгезии может иметь значительный терапевтический эффект на IUA и улучшить показатели успешной беременности. Хотя большинство продолжающихся исследований основано на экспериментах на животных, механизм терапевтического эффекта биоактивного гидрогеля при лечении ИУА не ясен.Оптимизация безопасности и эффективности биоактивных гидрогелей имеет большое значение для исследователей в будущем.

Вклад авторов

JW и YL разработали концепцию, разработали и написали рукопись. CY и YX составили рукопись, просмотрели литературу. TJ и XC разработали рисунок и таблицу. YL, JT и SH отредактировали рукопись. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантами Специального фонда здравоохранения финансового департамента провинции Цзилинь (грант No.ZXWSTZXEY034).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно отражают интересы их дочерних организаций или издателей, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или заявление, которое может быть сделано его производителем, не подлежат гарантии или одобрению со стороны издателя.

Благодарности

Мы благодарим Хэ Лю (Вторая больница Цзилиньского университета) за его очень поучительные комментарии и улучшение качества английского языка в этой статье.

Ссылки

Асаи, Д., Сюй, Д., Лю, В., Гарсия Кирос, Ф., Каллахан, Д. Дж., Залуцкий, М. Р. и др. (2012). Белковые полимерные гидрогели In situ , быстрое и обратимое саможелирование. Биоматериалы 33 (21), 5451–5458. DOI: 10.1016 / j.biomaterials.2012.03.083

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Авила-Салас, Ф., Марикан, А., Пиночет, С., Карреньо, Г., Вальдес, О., Венегас, Б. и др. (2019). Пленочные повязки на основе гидрогелей: одновременное и замедленное высвобождение биоактивных соединений с ранозаживляющими свойствами. Фармацевтика 11 (9), 447. doi: 10.3390 / Pharmaceutics110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Адзумагути А., Хенми Х. и Сайто Т. (2019). Эффективность силиконового листа в качестве индивидуального барьера для предотвращения реформирования адгезии после гистероскопического адгезиолиза внутриматочных спаек. Репродукция. Med. Биол. 18 (4), 378–383. doi: 10.1002 / rmb2.12294

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Багерсад, С., Хаджир Бахрами, С., Мохаммади, М. Р., Моджтахеди, М. Р. М. и Милан, П. Б. (2018). Разработка биоразлагаемого гибридного нанофиброзного каркаса из электропряденого желатина / алоэ-вера / поли (ε-капролактон) для применения в качестве заменителей кожи. Mater. Sci. Англ. С 93, 367–379. doi: 10.1016 / j.msec.2018.08.020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бардакова К.Н., Акопова Т.А., Курков А.В., Гончарук Г.П., Бутнару Д.В., Бурдуковский В.Ф. и др. (2019). От агрегатов до пористых трехмерных каркасов через механохимический подход к созданию светочувствительных производных хитозана. Мар. Наркотики 17 (1), 48. doi: 10.3390 / md17010048

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бхандари, С., Бхаве, П., Гангули, И., Бакси, А., и Агарвал, П. (2015). Репродуктивный результат пациентов с синдромом Ашермана: опыт SAIMS. J. Reprod. Infertil 16 (4), 229–235.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Cai, H., Qiao, L., Song, K., and He, Y. (2017). Окисленный регенерированный адгезионный барьер целлюлозы плюс внутриматочное устройство предотвращает рецидив после адгезиолиза умеренных и тяжелых внутриматочных спаек. J. Минимально инвазивный Gynecol. 24 (1), 80–88. doi: 10.1016 / j.jmig.2016.09.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цай, Х., Ву, Б., Li, Y., Liu, Y., Shi, L., Gong, L., et al. (2019). Местная доставка шелковой целлюлозы, объединенной с фактором-1α, полученным из стромальных клеток, функционально улучшает восстановление матки. Tissue Eng. А 25 (21-22), 1514–1526. doi: 10.1089 / ten.TEA.2018.0283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Can, S., Kirpinar, G., Dural, O., Karamustafaoglu, B. B., Tas, I.S, Yasa, C., et al. (2018). Эффективность нового геля сшитого гиалуронана в профилактике внутриматочных спаек. JSLS 22 (4), e2018.00036. doi: 10.4293 / jsls.2018.00036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cao, Y., Sun, H., Zhu, H., Zhu, X., Tang, X., Yan, G., et al. (2018). Аллогенная клеточная терапия с использованием МСК пуповины на коллагеновых каркасах для пациентов с рецидивирующей адгезией матки: клиническое испытание фазы I. Stem Cel Res Ther 9 (1), 192. doi: 10.1186 / s13287-018-0904-3

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карбоннель, М., Пиртеа, П., де Зиглер, Д., и Аюби, Дж. М. (2021 г.). Маточные факторы при повторном невынашивании беременности. Fertil. Стерильность 115 (3), 538–545. doi: 10.1016 / j.fertnstert.2020.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Carruthers, A., and Carruthers, J. (2007). Наполнители гиалуроновой кислоты неживотного происхождения: научные и технические соображения. Пласт. Реконстр. Surg. 120 (6 доп. Л.), 33–40 сек. doi: 10.1097 / 01.prs.0000248808.75700.5f

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cervelló, I., Сантамария, X., Миядзаки, К., Маруяма, Т., и Симон, К. (2015). Клеточная терапия и тканевая инженерия от матки и по направлению к ней. Семин. Репрод. Med. 33 (5), 366–372. doi: 10.1055 / s-0035-1559581

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chang, J., He, J., Mao, M., Zhou, W., Lei, Q., Li, X., et al. (2018). Стратегии передовых материалов для аддитивного производства нового поколения. Материалы 11 (1), 166. doi: 10.3390 / ma11010166

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chen, X., Сун, Дж., Ли, X., Мао, Л., Цуй, Л., и Бай, В. (2019). Трансплантация эпителиальных клеток слизистой оболочки полости рта, засеянных на децеллюляризованную и лиофилизированную амниотическую мембрану для регенерации поврежденного эндометрия. Stem Cel Res Ther 10 (1), 107. doi: 10.1186 / s13287-019-1179-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chi, Y., He, P., Lei, L., Lan, Y., Hu, J., Meng, Y., et al. (2018). Комбинированная терапия трансдермальным гелем с эстрогеном и пероральным аспирином улучшает прогноз фертильности за счет повышения восприимчивости эндометрия при умеренной и тяжелой внутриматочной адгезии. Мол. Med. Реп. 17 (5), 6337–6344. doi: 10.3892 / mmr.2018.8685

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ci, L., Huang, Z., Liu, Y., Liu, Z., Wei, G., and Lu, W. (2017). Аминофункциональный полоксамер 407 с мукоадгезивными и термочувствительными свойствами: получение, характеристика и применение в системе вагинальной доставки лекарств. Acta Pharmaceutica Sinica B 7 (5), 593–602. doi: 10.1016 / j.apsb.2017.03.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Domiński, A., Конечны, Т., и Куркок, П. (2019). Полипсевдоротаксановые гидрогели на основе α-циклодекстрина. Материалы 13 (1), 133. doi: 10.3390 / ma13010133

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Du, X., Hou, Y., Wu, L., Li, S., Yu, A., Kong, D., et al. (2020). Антиинфекционный гидрогелевый клей с не набухающими и прочными механическими свойствами для бесшовного закрытия ран. J. Mater. Chem. В 8 (26), 5682–5693. doi: 10.1039 / d0tb00640h

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Fei, Z., Бинь, З., Синь, X., Фей, Х., Юечун, К. (2019). Мета-анализ использования геля гиалуроновой кислоты для предотвращения рецидива внутриматочной адгезии после гистероскопического адгезиолиза. Тайваньский J. Obstet. Гинеколь. 58 (6), 731–736. doi: 10.1016 / j.tjog.2019.09.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Fei, Z., Xin, X., Fei, H., and Yuechong, C. (2020). Мета-анализ использования геля с гиалуроновой кислотой для предотвращения внутриматочных спаек после выкидыша. Eur.J. Obstet. Гинеколь. Репрод. Биол. 244, 1–4. doi: 10.1016 / j.ejogrb.2019.10.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гровер, Г. Н., Лам, Дж., Нгуен, Т. Х., Сегура, Т., и Мейнард, Х. Д. (2012). Биосовместимые гидрогели производства Oxime Click Chemistry. Биомакромолекулы 13 (10), 3013–3017. doi: 10.1021 / bm301346e

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Han, X., Ma, Y., Lu, X., Li, W., Xia, E., Li, T.-C., et al. (2020). Трансплантация стволовых клеток жировой ткани человека с использованием бесклеточной амниотической мембраны человека улучшает ангиогенез в поврежденной ткани эндометрия на модели внутриматочной адгезии у крысы. Cel Transpl. 29, 096368972095205. doi: 10.1177 / 0963689720952055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан, Ю., Лю, С., Мао, Х., Тянь, Л., и Нин, В. (2016). Синтез новых термочувствительных и pH-чувствительных триблочных сополимеров ABA P (DEAEMA-co-MEO2MA-co-OEGMA) -b-PEG-bP (DEAEMA-co-MEO2MA-co-OEGMA): мицеллообразование, золь-гель переходы и Устойчивый выброс BSA. Полимеры 8 (11), 367. doi: 10.3390 / polym8110367

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, Х., Цзоу, Л., Чжан, А., Чжао, X., Сюй, Д., и Сюэ, М. (2020). Предварительное исследование запатентованного внутриматочного стента в лечении рецидивирующих внутриматочных спаек с плохим прогнозом. Ann. Transl Med. 8 (4), 57. doi: 10.21037 / atm.2020.01.77

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Huang, X.-W., Lin, M.-M., Zhao, H.-Q., Powell, M., Wang, Y.-Q., Zheng, R.-R., et. al. (2020). Проспективное рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее два различных метода лечения внутриматочных спаек. Репродукция. BioMedicine Online 40 (6), 835–841. doi: 10.1016 / j.rbmo.2020.02.013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ji, W., Hou, B., Lin, W., Wang, L., Zheng, W., Li, W., et al. (2020). 3D-биопечать каркаса, полученного из человеческих ИПСК, загруженных МСК, для восстановления эндометрия матки. Acta Biomater. 116, 268–284. doi: 10.1016 / j.actbio.2020.09.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jian, W.-H., Wang, H.-C., Kuan, C.-H., Chen, M.-H., Wu, H.-C., Sun, J.-S., et al. (2018). Гибридный гидрогель на основе гликозаминогликанов, инкапсулированный наночастицами полиэлектролитного комплекса для регуляции эндогенных стволовых клеток при регенерации центральной нервной системы. Биоматериалы 174, 17–30. doi: 10.1016 / j.biomaterials.2018.05.009

PubMed Abstract | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jiang, C., Guo, J., Cheng, H., and Feng, Y.-H. (2019). Индуцированная экспрессия эндогенного CXCR4 в ИПСК с помощью целевого деметилирования CpG усиливает миграцию клеток к лиганду CXCL12. Воспаление 42 (1), 20–34. doi: 10.1007 / s10753-018-0869-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Капур, С., и Кунду, С. К. (2016). Гидрогели на основе протеина шелка: перспективные передовые материалы для биомедицинских приложений. Acta Biomater. 31, 17–32. doi: 10.1016 / j.actbio.2015.11.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kasiński, A., Zielińska-Pisklak, M., Oledzka, E., and Sobczak, M. (2020).Умные гидрогели — синтетические реагирующие на стимулы противоопухолевые системы высвобождения лекарств. Внутр. J. Nanomedicine 15, 4541–4572. doi: 10.2147 / ijn.S248987

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кескин, Д., Мергель, О., ван дер Мей, Х. К., Бушер, Х. Дж., И ван Рейн, П. (2019). Ингибирование бактериальной адгезии с помощью покрытий из микрогелей с механической модуляцией. Биомакромолекулы 20 (1), 243–253. doi: 10.1021 / acs.biomac.8b01378

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kim, Y.Y., Park, K.-H., Kim, Y.J., Kim, M.S., Liu, H.C., Rosenwaks, Z., et al. (2019). Синергетические регенеративные эффекты функционализированных стромальных клеток эндометрия с гидрогелем гиалуроновой кислоты на мышиной модели повреждения матки. Acta Biomater. 89, 139–151. doi: 10.1016 / j.actbio.2019.03.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ковальский, Г., Кийовска, К., Витчак, М., Кутерасинский,., И Лукасевич, М. (2019). Синтез и влияние структуры на набухающие свойства гидрогелей на основе высокометилированного пектина и акриловых полимеров. Полимеры 11 (1), 114. doi: 10.3390 / polym11010114

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квон, С. Г., Квон, Ю. В., Ли, Т. В., Парк, Г. Т. и Ким, Дж. Х. (2018). Последние достижения в области терапии стволовыми клетками и тканевой инженерии. Biomater. Res. 22, 36. doi: 10.1186 / s40824-018-0148-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лам, Дж., Ким, К., Лу, С., Табата, Ю., Скотт, Д. В., Микос, А.G., et al. (2014). Факторный анализ комбинированного влияния параметров изготовления гидрогелей на набухание и разложение олигогидрогелей in vitro и деградацию олиго (полиэтиленгликоль) фумарата. J. Biomed. Матер. Res. 102 (10), 3477–3487. doi: 10.1002 / jbm.a.35015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Larrañeta, E., Stewart, S., Ervine, M., Al-Kasasbeh, R., and Donnelly, R. (2018). Гидрогели для доставки гидрофобных лекарств. Классификация, синтез и приложения. J. Funct. Биоматер. 9 (1), 13. doi: 10.3390 / jfb

  • 13

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Д.-Й., Ли, С. Р., Ким, С. К., Джу, Дж. К., Ли, В. С., Шин, Д.-Х. и др. (2020). Новый золь-гель с термочувствительной гиалуроновой кислотой для предотвращения внутриматочных спаек после гистероскопической хирургии: рандомизированное исследование не меньшей эффективности. Yonsei Med. J. 61 (10), 868–874. doi: 10.3349 / ymj.2020.61.10.868

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Li, J., Хуанг, Б., Донг, Л., Чжун, Ю., и Хуанг, З. (2021). Вмешательство WJ-MSC может облегчить внутриматочные спайки у самок крыс посредством опосредованного TGF-β1 ингибирования передачи сигналов Rho / ROCK. Мол. Med. Rep. 23 (1), 1. doi: 10.3892 / mmr.2020.11646

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Li, X., Wu, L., Zhou, Y., Fan, X., Huang, J., Wu, J., et al. (2019). Новый гель с поперечно-сшитым гиалуронаном для профилактики внутриматочных спаек после дилатации и выскабливания у пациентов с отсроченным выкидышем: перспективное, многоцентровое, рандомизированное, контролируемое исследование. J. Минимально инвазивный гинекол. 26 (1), 94–99. doi: 10.1016 / j.jmig.2018.03.032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Liao, Z., Liu, C., Wang, L., Sui, C., and Zhang, H. (2021). Терапевтическая роль внеклеточных везикул, полученных из мезенхимальных стволовых клеток, в заболеваниях женской репродукции. Фронт. Эндокринол. 12, 665645. doi: 10.3389 / fendo.2021.665645

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лима, К.С. А. Д., Балог, Т. С., Варка, Дж. П. Р. О., Варка, Г. Х. С., Лугао, А. Б., Камачо-Крус, Л. А. и др. (2020). Обновленный обзор макро-, микро- и наноструктурированных гидрогелей для биомедицинских и фармацевтических приложений. Фармацевтика 12 (10), 970. doi: 10.3390 / фармацевтика12100970

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lin, J., Wang, Z., Huang, J., Tang, S., Saiding, Q., Zhu, Q., et al. (2021 г.). Экзосома-гидрогель, защищенный микросредой, для облегчения регенерации эндометрия, восстановления фертильности и живорождения потомства. Small 17 (11), 2007235. doi: 10.1002 / smll.202007235

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lin, X., Wei, M., Li, T.C., Huang, Q., Huang, D., Zhou, F., et al. (2013). Сравнение внутриматочного баллона, внутриматочного противозачаточного средства и геля с гиалуроновой кислотой в профилактике реформирования адгезии после гистероскопической хирургии синдрома Ашермана: когортное исследование. Eur. J. Obstet. Гинеколь. Репрод. Биол. 170 (2), 512–516. DOI: 10.1016 / j.ejogrb.2013.07.018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю, Ф., Ху, С., Ян, Х., Ли, З., Хуанг, К., Су, Т. и др. (2019). Гидрогель гиалуроновой кислоты, интегрированный с секретомом мезенхимальных стволовых клеток для лечения травмы эндометрия в модели синдрома Ашермана на крысах. Adv. Здоровьеc. Матер. 8 (14), 1

  • 1. doi: 10.1002 / adhm.201
  • 1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Liu, H., Wang, C., Li, C., Qin, Y., Wang, Z., Yang, F., et al.(2018). Функциональный гидрогель на основе хитозана в качестве перевязочного материала и системы доставки лекарств при лечении заживления ран. RSC Adv. 8 (14), 7533–7549. doi: 10.1039 / c7ra13510f

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Т., Вэн В., Чжан Ю., Сунь X. и Ян Х. (2020). Применение гидрогелей метакрилоила желатина (GelMA) в тканевой инженерии с использованием микрофлюидных технологий. Molecules 25 (22), 5305. doi: 10.3390 / Molecules25225305

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Liu, Y., Цай, Дж., Ло, X., Вэнь, Х., и Луо, Ю. (2020). Коллагеновый каркас с мезенхимальными стволовыми клетками пуповины человека значительно улучшает внутриматочные спайки на модели крысы. Gynecol. Акушерство. Вкладывать деньги. 85 (3), 267–276. doi: 10.1159 / 000505691

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Liu, Y., Yang, F., Feng, L., Yang, L., Chen, L., Wei, G., et al. (2017). Сохранение in vivo гидрогелей на основе полоксамера In situ гидрогелей для вагинального применения на моделях мышей и крыс. Acta Pharmaceutica Sinica B 7 (4), 502–509. doi: 10.1016 / j.apsb.2017.03.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лопес-Мартинес, С., Родригес-Эгурен, А., де Мигель-Гомес, Л., Франсес-Эрреро, Э., Фаус, А., Диас, А. и др. (2021 г.). Биоинженерные гидрогели эндометрия с факторами роста способствуют регенерации тканей и восстанавливают фертильность на моделях мышей. Acta Biomater . doi: 10.1016 / j.actbio.2021.08.025

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лу, К.-Y., Lin, Y.-C., Lu, H.-T., Ho, Y.-C., Weng, S.-C., Tsai, M.-L., et al. (2019). Новый инъекционный гель In situ, образующий на основе смеси полимеров карбоксиметилгексаноилхитозана и гиалуроновой кислоты для замедленного высвобождения берберина. Carbohydr. Polym. 206, 664–673. doi: 10.1016 / j.carbpol.2018.11.050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lv, H., Wu, B., Song, J., Wu, W., Cai, W., and Xu, J. (2021). Гидрогель, новая терапевтическая стратегия в лечении внутриматочных спаек. J. Mater. Chem. B 9, 6536–6552. doi: 10.1039 / d1tb01005k

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Манна, С., Гош, А. К., и Мандал, С. М. (2019). Новый гидрогель на основе творожных пептидов подавляет образование биопленок, определение кворума, плавательную подвижность клинических изолятов, устойчивых к нескольким антибиотикам, и ускоряет заживление ран. Фронт. Microbiol. 10, 951. doi: 10.3389 / fmicb.2019.00951

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Милкович, Г., Lettieri, S., Antunes, F. E., Medronho, B., Fonseca, A. C., Coelho, J. F. J., et al. (2017). Последние достижения в интеллектуальной биотехнологии: гидрогели и наноносители для специализированных депо биоактивных молекул. Adv. Коллоид Интерф. Sci. 249, 163–180. doi: 10.1016 / j.cis.2017.05.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Овусу-Акьяу, А., Кришнамурти, К., Голдсмит, Л. Т., и Морелли, С. С. (2019). Роль мезенхимально-эпителиального перехода в функции эндометрия. Hum.Репрод. Обновление 25 (1), 114–133. doi: 10.1093 / humupd / dmy035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pabuçcu, E. G., Kovanci, E., ahin, Ö., Arslanolu, E., Yıldız, Y., and Pabuçcu, R. (2019). Новый гель сшитого гиалуронана, внутриматочное устройство или и то, и другое для предотвращения внутриматочных спаек. JSLS 23 (1), e2018.00108. doi: 10.4293 / jsls.2018.00108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pan, Y., Zhao, Y., Куанг, Р., Лю, Х., Сан, Д., Мао, Т. и др. (2020). Инъекционный нано-гидроксиапатит, содержащий гидрогель, который улучшает регенерацию костей и продвижение альвеолярного гребня. Mater. Sci. Англ. C 116, 111158. doi: 10.1016 / j.msec.2020.111158

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rastogi, P., and Kandasubramanian, B. (2019). Обзор гидрогелевой биопечати на основе альгинатов для применения в тканевой инженерии. Биологическое производство 11 (4), 042001. doi: 10.1088 / 1758-5090 / ab331e

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Shamloo, A., Sarmadi, M., Aghababaie, Z., and Vossoughi, M. (2018). Ускоренное заживление ран на полную толщину за счет устойчивой доставки bFGF на основе гидрогеля PVA / хитозана / желатина, включающего микросферы PCL. Внутр. J. Pharmaceutics 537 (1-2), 278–289. doi: 10.1016 / j.ijpharm.2017.12.045

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Sheth, S., Barnard, E., Хаятт Б., Ратинам М. и Зустиак С. П. (2019). Прогнозирование высвобождения лекарственного средства из разлагаемых гидрогелей с использованием флуоресцентной корреляционной спектроскопии и математического моделирования. Фронт. Bioeng. Biotechnol. 7, 410. doi: 10.3389 / fbioe.2019.00410

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Sun, J., Mou, C., Shi, Q., Chen, B., Hou, X., Zhang, W., et al. (2018). Контролируемое высвобождение связывающего коллаген SDF-1α из коллагенового каркаса способствовало регенерации сухожилий на модели дефекта ахиллова сухожилия крысы. Биоматериалы 162, 22–33. doi: 10.1016 / j.biomaterials.2018.02.008

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Sun, X., Xue, M., Deng, X., Lin, Y., Tan, Y., and Wei, X. (2018). Клиническая характеристика и интраоперационные данные пациентов с перфорацией матки при использовании внутриматочных спиралей (ВМС). Gynecol. Surg. 15 (1), 3. doi: 10.1186 / s10397-017-1032-2

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Т, М., М., Д. а., Берриос И., М., Чжу, К., Гоган, К., Вайнберг, Дж. И др. (2016). Анестетики с контролируемым высвобождением для создания комплексного терапевтического средства на основе анестетиков и мезенхимальных стромальных клеток. Внутр. J. Anesth. Pain Med. 2 (1), 3. doi: 10.21767 / 2471-982x.100012

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тафти, С. З. Г., Джавахери, А., Фироозабади, Р. Д., Ашкезар, С. К., и Абаргуэй, Х. Ф. (2021). Роль внутриматочной инъекции гиалуроновой кислоты в профилактике синдрома Ашермана у женщин, перенесших резекцию перегородки матки: РКИ. Внутр. J. Reprod. Биомед. 19 (4), 339–346. doi: 10.18502 / ijrm.v19i4.9060

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Tang, J., Chen, J., Guo, J., Wei, Q., and Fan, H. (2018). Конструирование и оценка фибриллярного композитного гидрогеля коллагена / конжака глюкоманнана для потенциального биомедицинского применения. Regen. Биоматер. 5 (4), 239–250. doi: 10.1093 / rb / rby018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ugboaja, J. O., Oguejiofor, C.Б., Игвегбе А. О. (2017). Клинико-гистероскопический анализ тяжелых внутриматочных спаек у женщин с бесплодием в Нигерии. Pan Afr. Med. J. 28, 226. doi: 10.11604 / pamj.2017.28.226.13838

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wang, L., Yu, C., Chang, T., Zhang, M., Song, S., Xiong, C., et al. (2020). In situ Способность к восстановлению мезенхимальных стволовых клеток человека, полученных из пуповины, и гелевого комплекса автосшитой гиалуроновой кислоты у макак-резусов с внутриматочной адгезией. Sci. Adv. 6 (21), eaba6357. doi: 10.1126 / sciadv.aba6357

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wang, Z., Wu, J., Shi, X., Song, F., Gao, W., and Liu, S. (2020). Стереокомплексирование поли (молочной кислоты) и химическое сшивание диметакрилата этиленгликоля (EGDMA) с двойным сшиванием, температура / pH, двойные чувствительные гидрогели. Полимеры 12 (10), 2204. doi: 10.3390 / polym12102204

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wei, C., Пань, Ю., Чжан, Ю., Дай, Ю., Цзян, Л., Ши, Л. и др. (2020). Сверхактивированная передача сигналов Sonic Hedgehog усугубляет внутриматочную адгезию за счет ингибирования аутофагии в стромальных клетках эндометрия. Cell Death Dis 11 (9), 755. doi: 10.1038 / s41419-020-02956-2

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wen, H., Xiao, W., Biswas, S., Cong, Z.-Q., Liu, X.-M., Lam, K. S., et al. (2019). Альгинатный гидрогель, модифицированный лигандом, взаимодействующим с рецептором интегрина α3β1, способствует дифференцировке трехмерных нейронных сфероидов в направлении олигодендроцитов In vitro . ACS Appl. Матер. Интер. 11 (6), 5821–5833. doi: 10.1021 / acsami.8b19438

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wenbo, Q., Lijian, X., Shuangdan, Z., Jiahua, Z., Yanpeng, T., Xuejun, Q., et al. (2020). Контролируемое высвобождение SDF-1α в гидрогеле хитозан-гепарин для заживления травм эндометрия на модели крысы. Внутр. J. Biol. Макромолекулы 143, 163–172. doi: 10.1016 / j.ijbiomac.2019.11.184

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wu, Y., Xiang, Y., Fang, J., Li, X., Lin, Z., Dai, G., et al. (2019). Влияние жесткости субстрата GelMA на рост клеток PC12. Biosci. Реп. 39 (1). BSR20181748. doi: 10.1042 / bsr20181748

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xiao, S., Wan, Y., Zou, F., Ye, M., Deng, H., Ma, J., et al. (2015). Профилактика внутриматочной адгезии с помощью геля автосшитой гиалуроновой кислоты: проспективное, рандомизированное, контролируемое клиническое исследование. Чжунхуа Фу Чан Кэ За Чжи 50 (1), 32–36.doi: 10.3760 / cma.j.issn.0529-567x.2015.01.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xin, L., Lin, X., Zhou, F., Li, C., Wang, X., Yu, H., et al. (2020). Каркас с экзосомами, полученными из мезенхимальных стволовых клеток, для стимулирования регенерации эндометрия и восстановления фертильности посредством иммуномодуляции макрофагов. Acta Biomater. 113, 252–266. doi: 10.1016 / j.actbio.2020.06.029

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xiong, Q., Чжан, Т., и Су, С. (2020). Сетевой метаанализ эффективности различных вмешательств в профилактике послеоперационных внутриматочных спаек. Clin. Transl Sci. 13 (2), 372–380. doi: 10.1111 / cts.12721

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xu, F., Shen, X., Sun, C., Xu, X., Wang, W., and Zheng, J. (2020). Влияние Митомицина С на уменьшение фиброза эндометрия при внутриматочной адгезии. Med. Sci. Монит. 26, e

    0.doi: 10.12659 / msm.

    0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xu, H.-L., Xu, J., Zhang, S.-S., Zhu, Q.-Y., Jin, B.-H., ZhuGe, D.-L., et. al. (2017). Термочувствительный модифицированный гепарином гидрогель полоксамера со сродством к KGF способствует морфологическому и функциональному восстановлению поврежденной матки крысы. Drug Deliv. 24 (1), 867–881. doi: 10.1080 / 10717544.2017.1333173

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ян, Ю., и Сюй Д. (2018). Эффект адъювантного лечения для предотвращения и лечения внутриматочных спаек: сетевой мета-анализ рандомизированных контролируемых исследований. J. Минимально инвазивный Gynecol. 25 (4), 589–599. doi: 10.1016 / j.jmig.2017.09.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Yang, H., Wu, S., Feng, R., Huang, J., Liu, L., Liu, F., et al. (2017). Витамин C плюс гидрогель способствует регенерации эндометрия, опосредованной стромальными клетками костного мозга, у крыс. Stem Cel Res Ther 8 (1), 267. doi: 10.1186 / s13287-017-0718-8

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Yao, Q., Zheng, Y.-W., Lan, Q.-H., Wang, L.-F., Huang, Z.-W., Chen, R., et al. (2020). Гидрогель алоэ / полоксамер как каркас для инъекций β-эстрадиола с мульти-терапевтическими эффектами для стимулирования регенерации эндометрия для лечения внутриматочной адгезии. Eur. J. Pharm. Sci. 148, 105316. doi: 10.1016 / j.ejps.2020.105316

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zagórska-Dziok, M., и Собчак, М. (2020). Системы высвобождения активных веществ на основе гидрогеля для применения в косметологии и дерматологии: обзор. Фармацевтика 12 (5), 396. doi: 10.3390 / Pharmaceutics12050396

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, E., Song, B., Shi, Y., Zhu, H., Han, X., Du, H., et al. (2020). Устойчивые к обрастанию цвиттерионные полимеры для полного предотвращения послеоперационной адгезии. Proc. Natl. Акад. Sci. США 117 (50), 32046–32055. DOI: 10.1073 / PNAS.20124

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, S.-S., Xia, W.-T., Xu, J., Xu, H.-L., Lu, C.-T., Zhao, Y.-Z., et al. (2017). Трехмерная структура Мицеллы гепарина-полоксамера улучшают терапевтический эффект 17β-эстрадиола на регенерацию эндометрия при внутриматочных спайках на модели крысы. Внутр. J. Nanomedicine 12, 5643–5657. doi: 10.2147 / ijn.S137237

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, S. S., Xu, X.X., Xiang, W. W., Zhang, H.H., Lin, H.L., Shen, L.E. и др. (2020). Использование термочувствительного гидрогеля с 17β-эстрадиолом и гепарином-полоксамером для усиления регенерации эндометрия и функционального восстановления внутриматочных спаек на модели крысы. FASEB j. 34 (1), 446–457. doi: 10.1096 / fj.2013RR

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhao, G., Cao, Y., Zhu, X., Tang, X., Ding, L., Sun, H., et al. (2016). Трансплантация коллагенового каркаса с аутологичными мононуклеарными клетками костного мозга способствует функциональной реконструкции эндометрия за счет подавления экспрессии ΔNp63 при синдроме Ашермана. Sci. China Life Sci. 60 (4), 404–416. doi: 10.1007 / s11427-016-0328-y

    PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zheng, F., Xin, X., He, F., Liu, J., and Cui, Y. (2020). Мета-анализ использования геля гиалуроновой кислоты для предотвращения внутриматочной адгезии после внутриматочных операций. Exp. Ther. Med. 19 (4), 2672–2678. doi: 10.3892 / etm.2020.8483

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhou, Q., Shi, X., Саравелос, С., Хуанг, X., Чжао, Ю., Хуанг, Р., и др. (2021 г.). Гель с автоматической перекрестно-связанной гиалуроновой кислотой для предотвращения внутриматочных спаек после гистероскопического адгезиолиза: рандомизированное контролируемое исследование. J. Минимально инвазивный Gynecol. 28, 307–313. doi: 10.1016 / j.jmig.2020.06.030

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    % PDF-1.7 % 592 0 объект > эндобдж xref 592 131 0000000016 00000 н. 0000003614 00000 н. 0000003842 00000 н. 0000003884 00000 н. 0000003920 00000 н. 0000004314 00000 н. 0000004422 00000 н. 0000004529 00000 н. 0000004643 00000 п. 0000004757 00000 н. 0000004868 00000 н. 0000004983 00000 н. 0000005098 00000 н. 0000005213 00000 н. 0000005327 00000 н. 0000005442 00000 н. 0000005553 00000 н. 0000005658 00000 п. 0000005763 00000 н. 0000005871 00000 н. 0000005951 00000 п. 0000006031 00000 н. 0000006112 00000 п. 0000006192 00000 п. 0000006271 00000 н. 0000006349 00000 п. 0000006428 00000 н. 0000006508 00000 н. 0000006588 00000 н. 0000006666 00000 н. 0000006745 00000 н. 0000006824 00000 н. 0000006904 00000 н. 0000006984 00000 н. 0000007064 00000 н. 0000007142 00000 н. 0000007221 00000 н. 0000007300 00000 н. 0000007379 00000 н. 0000007458 00000 п. 0000007537 00000 н. 0000007615 00000 н. 0000007693 00000 п. 0000007773 00000 н. 0000007854 00000 п. 0000007935 00000 п. 0000008015 00000 н. 0000008095 00000 н. 0000008175 00000 н. 0000008255 00000 н. 0000008381 00000 п. 0000008415 00000 н. 0000008487 00000 н. 0000008620 00000 н. 0000008666 00000 н. 0000008712 00000 н. 0000009136 00000 п. 0000009391 00000 п. 0000009831 00000 н. 0000010034 00000 п. 0000010444 00000 п. 0000010998 00000 п. 0000011194 00000 п. 0000011639 00000 п. 0000012109 00000 п. 0000012404 00000 п. 0000012622 00000 п. 0000012802 00000 п. 0000013292 00000 п. 0000013361 00000 п. 0000013424 00000 п. 0000013576 00000 п. 0000013754 00000 п. 0000014017 00000 п. 0000014359 00000 п. 0000014663 00000 п. 0000015043 00000 п. 0000015121 00000 п. 0000015418 00000 п. 0000015822 00000 п. 0000017641 00000 п. 0000019509 00000 п. 0000021161 00000 п. 0000023081 00000 п. 0000024674 00000 п. 0000026269 00000 п. 0000026740 00000 п. 0000027181 00000 п. 0000028777 00000 п. 0000030412 00000 п. 0000031981 00000 п. 0000035126 00000 п. 0000035503 00000 п. 0000039856 00000 п. 0000041273 00000 п. 0000043620 00000 п. 0000045876 00000 п. 0000049140 00000 п. 0000050203 00000 п. 0000050299 00000 п. 0000050388 00000 п. 0000050497 00000 п. 0000051042 00000 п. 0000051171 00000 п. 0000065149 00000 п. 0000065188 00000 п. 0000065265 00000 п. 0000065384 00000 п. 0000065503 00000 п. 0000065557 00000 п. 0000065639 00000 п. 0000065758 00000 п. 0000065816 00000 п. 0000066058 00000 п. 0000066163 00000 п. 0000066264 00000 п. 0000066390 00000 п. 0000066506 00000 п. 0000066614 00000 п. 0000066805 00000 п. 0000066922 00000 п. 0000067055 00000 п. 0000067252 00000 п. 0000067355 00000 п. 0000067478 00000 п. 0000067596 00000 п. 0000067790 00000 п. 0000067918 00000 п. 0000068058 00000 п. 0000068200 00000 н. 0000002916 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 722 0 объект > поток xb`g«`PZ Ā

    Использование рассасывающихся адгезионных барьеров для снижения частоты внутрибрюшинных спаек при повторных родах кесарева сечения

  • 1.

    Hall MJ, DeFrances CJ, Williams SN, Golosinskiy A, Schwartzman A (2010) Национальное обследование выписки из больниц: сводка за 2007 год. Национальная статистика здравоохранения 29: 1–20 (24)

    Google Scholar

  • 2.

    Мартин Дж. А., Гамильтон Б. Э., Остерман М. Дж. К., Дрисколл А. К., Дрейк П. (2018) Национальные статистические отчеты о рождении: окончательные данные за 2016 г. Natl Vital Stat Rep 67: 46–48

    Google Scholar

  • 3.

    Betrán AP, Ye J, Moller AB, Zhang J, Gülmezoglu AM, Torloni MR (2016) Тенденция к увеличению частоты кесарева сечения: глобальные, региональные и национальные оценки: 1990–2014 гг. PLoS ONE 11 (2): 1–12

    Статья CAS Google Scholar

  • 4.

    MacDorman M, Declercq E, Menacker F (2011) Последние тенденции и модели кесарева сечения и вагинальных родов после кесарева сечения (VBAC) в Соединенных Штатах. Clin Perinatol 38 (2): 179–192

    Статья PubMed Google Scholar

  • 5.

    Silver RM, Landon MB, Rouse DJ, Leveno KJ, Spong CY, Thom EA et al (2006) Материнская заболеваемость, связанная с многократными повторными родами кесарева сечения. Obs Gynecol 107 (6): 1226–1232

    Артикул Google Scholar

  • 6.

    Tulandi T, Agdi M, Zarei A, Miner L, Sikirica V (2009) Развитие спаек и заболеваемость после повторного кесарева сечения. Am J Obstet Gynecol 201 (1): 56.e1–6

    Статья Google Scholar

  • 7.

    Morales KJ, Gordon MC, Bates GWJ (2007) Спайки после кесарева сечения, связанные с задержкой родов. Am J Obstet Gynecol 196 (5): 461.e1–6

    Статья Google Scholar

  • 8.

    Marshall NE, Fu R, Guise J (2011) Влияние множественных родов с помощью кесарева сечения на материнскую заболеваемость: систематический обзор. Am J Obs Gynecol 205 (3): e1–8 [262 (сентябрь)]

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Cook JR, Jarvis S, Knight M (2012) Многократное повторное кесарево сечение в Великобритании: частота и последствия для матери и ребенка. Национальное проспективное когортное исследование. BJOG An Int J Obstet Gynaecol. 120 (1): 85–91

    Статья Google Scholar

  • 10.

    Lower AM, Gynecology C, Консультант JSH, Ellis H, Surgery E, Brien FO et al. (2000) Влияние спаек на повторную госпитализацию в течение десяти лет после 8849 открытых гинекологических операций: оценка хирургической и Исследование клинических спаек.Br J Obstet Gynaecol 107: 855–862

    CAS Статья Google Scholar

  • 11.

    Монк Б.Дж., Берман М.Л., Монц Ф.Дж. (1994) Спайки после обширных гинекологических операций: клиническое значение, этиология и профилактика. Am J Obstet Gynecol 170 (5): 1396–1403

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    Rossouw JN, Hall D, Harvey J (2013) Время между разрезом кожи и родами во время кесарева сечения.Int J Gynecol Obstet 121 (1): 82–85

    Статья Google Scholar

  • 13.

    Nisenblat V, Barak S, Griness OB, Degani S, Ohel G, Gonen R (2006) Материнские осложнения, связанные с множественными родами кесарева сечения. Obstet Gynecol 108 (1): 21–26

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 14.

    Sikirica V, Broder MS, Chang E, Hinoul P, Robinson D, Wilson M (2012) Клинические и экономические последствия адгезиолиза во время повторного кесарева сечения.Acta Obs Gynecol Scand 91: 719–725

    Статья Google Scholar

  • 15.

    Makoha FW, Felimban HM, Fathuddien MA, Roomi F, Ghabra T (2004) Заболеваемость множественным кесаревым сечением. Int J Gynaecol Obs 87 (3): 227–232

    CAS Статья Google Scholar

  • 16.

    Гахири А., Резаи Ф., Хузани Р.К., Ашрафиния М. (2012) Сравнительный анализ отдаленных результатов кесарева сечения с использованием техники Мисгав Ладач и традиционного кесарева сечения.J Obstet Gynaecol Res 38 (10): 1235–1239

    Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Робертсон Д., Лефевр Г., Лейланд Н., Вольфман В., Аллер С., Авадалла А. и др. (2010) Профилактика спаек в гинекологической хирургии. J Obstet Gynaecol Can 32 (6): 598–602

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 18.

    Наир С.К., Бхат И.К., Аврора А.Л. (1974) Роль протеолитического фермента в предотвращении послеоперационных внутрибрюшинных спаек.Arch Surg 108 (6): 849–853

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Kahyaoglu I, Kayikcioglu F, Kinay T., Mollamahmutoglu L (2014) Характеристики абдоминальных рубцов: прогнозируют ли они внутрибрюшные спайки при повторных родах кесарева сечения? J Obstet Gynaecol Res 40 (6): 1643–1648

    Статья PubMed Google Scholar

  • 20.

    Gago LA, Saed G, Elhammady E, Diamond MP (2006) Влияние окисленной регенерированной целлюлозы (Interceed ® ) на экспрессию тканевого активатора плазминогена и ингибитора активатора плазминогена-1 в перитонеальных фибробластах человека и мезотелиальных клетках. клетки.Fertil Steril 86 (4 ПОСТАВКИ): 1223–1227

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Редди С., Сантанам Н., Редди П. П., Рок Дж. А., Мерфи А. А., Партасарати С. и др. (1997) Взаимодействие перехваченной окисленной регенерированной целлюлозы с макрофагами: потенциальный механизм, с помощью которого перехват может предотвратить спайки. Am J Obstet Gynecol 177 (6): 1315–1321

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Gynecare Interceed — Инструкция по эксплуатации [Интернет]. https://www.jnjmedicaldevices.com/en-US/product/gynecare-interceed-absorbable-adhesion-barrier. Доступ 19 апреля 2020 г.

  • 23.

    Diamond MP, Freeman ML (2001) Клинические последствия послеоперационных спаек. Hum Reprod Update 7 (6): 567–576

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 24.

    van der Krabben AA, Dijkstra FR, Nieuwenhuijzen M, Reijnen MM, Schaapveld M, Van Goor H (2000) Заболеваемость и смертность от непреднамеренной энтеротомии во время адгезиотомии.Br J Surg 87 (4): 467

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Hellebrekers BWJ, Kooistra T (2011) Патогенез послеоперационного образования спаек. Br J Surg 98 (11): 1503–1516

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 26.

    Королевский колледж акушеров и гинекологов, Накагава Х., Мацумото Ю.Ю. и др. (2013) Использование агентов для предотвращения спаек в акушерстве и гинекологии.Биоматериалы 69 (39): 6. https://doi.org/10.1038/srep37600

    CAS Статья Google Scholar

  • 27.

    Bates GW, Shomento S (2011) Профилактика спаек у пациентов с множественными кесаревыми сечениями. Am J Obstet Gynecol 205 (6 ПРИЛОЖЕНИЙ): S19–24

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 28.

    Wiseman DM, Trout JR, Franklin RR, Diamond MP (1999) Метаанализ безопасности и эффективности адгезионного барьера (Interceed TC7) при лапаротомии.J Reprod Med 44 (4): 325–331

    CAS PubMed Google Scholar

  • 29.

    Фаркуар К., Вандекеркхов П., Уотсон А., Вейл А., Вайзман Д. (2007) Барьерные агенты для предотвращения спаек после операции по поводу субфертильности [систематический обзор]. Кокрановская база данных Syst Rev 4: 1–34

    Google Scholar

  • 30.

    Ахмад Г., О’Флинн Х., Хиндоча А., Уотсон А. (2015) Барьерные агенты для предотвращения спаек после гинекологической хирургии.Кокрановская база данных Syst Rev. https://doi.org/10.1002/14651858.CD000475.pub3

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Аснат Валфиш, доктор медицины, Рон Белоосски, доктор медицины, Алон Шрим, доктор медицины Мордехай (2014) Профилактика спаек после кесарева сечения: доказательства и их отсутствие. J Am Med Assoc 287 (20): 2738

    Google Scholar

  • 32.

    Awonuga AO, Fletcher NM, Saed GM, Diamond MP (2011) Развитие послеоперационного спаечного процесса после кесарева сечения и открытых интраабдоминальных гинекологических операций.Репродукция науки 18 (12): 1166–1185

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Pschera H, Kjaeldgaard A, Larsson B (1986) Фибринолитическая активность околоплодных вод на поздних сроках беременности. Acta Obstet Gynecol Scand 65 (5): 417–420

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 34.

    Chapa HO, Venegas G, Vanduyne CP, Antonetti AG, Sandate JP, Silver L (2011) Профилактика спаек брюшины при кесаревом сечении: анализ эффективности рассасывающегося адгезионного барьера.J Reprod Med 56 (3–4): 103–109

    PubMed Google Scholar

  • 35.

    Олбрайт К.М., Роуз Д.Дж. (2011) Слипание барьеров при кесаревом сечении: реклама в сравнении с доказательствами. Obstet Gynecol 118 (1): 157–160

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 36.

    Fushiki H, Ikoma T, Kobayashi H, Yoshimoto H (2005) Эффективность сепрафилма в качестве барьера для предотвращения адгезии при кесаревом сечении.Obs Gynecol Treat 91 (5): 557–561

    Google Scholar

  • 37.

    Plante B, Sukalich S, Elliott JO (2016) Оценка адгезии при первом повторном кесаревом сечении с использованием или без предварительного использования адгезионного барьера. J Obstet Gynaecol Can 38 (9): 795–803

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 38.

    Эдвардс Р.К., Ингерсолл М., Геркин Р.Д., Бодеа-Браеску А.В., Лин М.Г. (2014) Установка адгезионного барьера на основе карбоксиметилцеллюлозы при первичном кесаревом сечении и результаты при повторном кесаревом сечении.Акушер-гинекол 123 (5): 923–928

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 39.

    Gaspar-Oishi M, Aeby T (2014) Время родов после кесарева сечения и степень адгезии, связанные с предшествующим размещением барьера из гиалуроната натрия и карбоксицеллюлозы. Акушер-гинекол 124 (4): 679–683

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 40.

    Kiefer DG, Muscat JC, Santorelli J, Chavez MR, Ananth CV, Smulian JC et al (2016) Эффективность и краткосрочная безопасность модифицированной гиалуроновой кислоты натрия – карбоксиметилцеллюлозы при кесаревом сечении: рандомизированное исследование.Am J Obstet Gynecol 214 (3): 373.e1–373.e12

    CAS Статья Google Scholar

  • 41.

    Ahmad G, Kim K, Thompson M, Agarwal P, O’Flynn H, Hindocha A et al (2020) Барьерные агенты для предотвращения спаек после гинекологических операций. Кокрановская база данных Syst Rev.3: CD000475

    PubMed Google Scholar

  • Борьба со спайками: от понимания к профилактике | BMC Biomedical Engineering

  • 1.

    Okabayashi K, Ashrafian H, Zacharakis E, Hasegawa H, Kitagawa Y, Athanasiou T., Darzi A. Спайки после абдоминальной хирургии: систематический обзор частоты, распределения и степени тяжести. Хирург сегодня. 2014; 44 (3): 405–20.

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    Эванс-Хукер Э.А., Янг С.Л. Восприимчивость эндометрия и внутриматочная спаечная болезнь. Semin Reprod Med. 2014; 32 (05): 392–401.

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Cannata A, Petrella D, Russo CF, Bruschi G, Fratto P, Gambacorta M, Martinelli L. Постхирургические внутриперикардиальные спайки: механизмы образования и профилактики. Ann Thorac Surg. 2013; 95 (5): 1818–26.

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Park CB, Suri RM, Burkhart HM, Greason KL, Dearani JA, Schaff HV, Sundt III TM. Выявление пациентов с повышенным риском травм при повторной стернотомии: анализ 2555 повторных операций на сердце.J Thorac Cardiovasc Surg. 2010. 140 (5): 1028–35.

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Drake DB, Tilt AC, DeGeorge BR. Бесклеточные аллотрансплантаты сухожилий сгибателей: новые горизонты реконструкции сухожилий. J Hand Surg. 2013. 38 (12): 2491–5.

    Артикул Google Scholar

  • 6.

    Ди Си Дж., Эрнандес-Сориа А., Ма Й, Робертс Т. Р., Далуйски А. Осложнения после восстановления сухожилия сгибателя: систематический обзор и метаанализ.J Hand Surg. 2012. 37 (3): 543–551. e541.

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Hellebrekers BWJ, Trimbos-Kemper TCM, Trimbos JBMZ, Emeis JJ, Kooistra T. Использование фибринолитических агентов для предотвращения образования послеоперационных спаек. Fertil Steril. 2000. 74 (2): 203–12.

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Alpay Z, Saed GM, Diamond MP. Послеоперационные спайки: от образования до профилактики.В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 313–21.

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Voleti PB, Buckley MR, Soslowsky LJ. Исцеление сухожилий: восстановление и регенерация. Annu Rev Biomed Eng. 2012; 14: 47–71.

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Hellebrekers BWJ, Kooistra T. Патогенез послеоперационного спаечного процесса.Br J Surg. 2011. 98 (11): 1503–16.

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Леви М., ван дер Полл Т., Бюллер HR. Двунаправленная связь между воспалением и коагуляцией. Тираж. 2004. 109 (22): 2698–704.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Furie B, Furie BC. Молекулярные основы свертывания крови. Клетка. 1988. 53 (4): 505–18.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Чегини Н. Молекулярная среда брюшины, образование спаек и клиническое значение. Передние биоски. 2002. 7 (16): 91–115.

    Google Scholar

  • 14.

    Speyer CL, Ward PA. Роль эндотелиальных хемокинов и их рецепторов при воспалении. J Investigation Surg. 2011; 24 (1): 18–27.

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Mutsaers SE. Мезотелиальные клетки: их структура, функции и роль в репарации серозы.Респирология. 2002; 7 (3): 171–91.

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Duque GA, Descoteaux A. Цитокины макрофагов: участие в иммунитете и инфекционных заболеваниях. Фронт Иммунол. 2014; 5 (491): 1–12.

    Google Scholar

  • 17.

    Эсмон С. Путь протеина С. Crit Care Med. 2000. 28 (9): 44–8.

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    Лейнен Х. Элементы фибринолитической системы. Ann N Y Acad Sci. 2001. 936 (1): 226–36.

    Артикул Google Scholar

  • 19.

    Vipond MN, Whawell SA, Dudley HAF, Thompson JN. Фибринолитическая активность брюшины и внутрибрюшные спайки. Ланцет. 1990. 335 (8698): 1120–2.

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Клуфт С. Фибринолитическая система и склонность к тромбообразованию.Pathophysiol Haemost Thromb. 2003. 33 (5–6): 425–9.

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Lijnen H. Матричные металлопротеиназы и клеточная фибринолитическая активность. Biochem Mosc. 2002. 67 (1): 92–8.

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Saed GM, Diamond MP. Молекулярная характеристика послеоперационных спаек: фенотип спаек. J Am Assoc Gynecol Laparosc.2004. 11 (3): 307–14.

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    Чегини Н. Система TGF-β: основной профибротический медиатор образования спаек брюшины. В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 298–312.

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Имудиа А.Н., Кумар С., Саед Г.М., Даймонд М.П. Патогенез развития внутрибрюшных и тазовых спаек.В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 289–97.

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Кисука Дж., Баттерфилд К.Э., Дуда Д.Г., Эйхенбергер С.К., Саффарипур С., Уэр Дж., Руджери З.М., Джайн Р.К., Фолкман Дж., Вагнер Д.Д. Тромбоциты и адгезия тромбоцитов поддерживают ангиогенез, предотвращая чрезмерное кровотечение. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2006; 103 (4): 855–60.

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Gelati M, Aplin AC, Fogel E, Smith KD, Никосия РФ. Ангиогенный ответ аорты на повреждение и воспалительные цитокины требует макрофагов. J Immunol. 2008. 181 (8): 5711–9.

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Newman AC, Nakatsu MN, Chou W., Gershon PD, Hughes CC. Необходимость фибробластов в ангиогенезе: белки матрикса, полученные из фибробластов, необходимы для образования просвета эндотелиальных клеток. Mol Biol Cell. 2011. 22 (20): 3791–800.

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    DiPietro LA. Ангиогенез и заживление ран: когда достаточно. J Leukoc Biol. 2016; 100 (5): 979–84.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Singer AJ, Clark RA. Заживление кожных ран. N Engl J Med. 1999. 341 (10): 738–46.

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Delgado L, Bayon Y, Pandit A, Zeugolis D. Сшивать или не сшивать? Связанный с перекрестным связыванием ответ устройств на основе коллагена на инородное тело. Tissue Eng Part B. 2015; 21 (3): 298–313.

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    ten Broek RPG, Issa Y, van Santbrink EJP, Bouvy ND, Kruitwagen RFPM, Jeekel J, Bakkum EA, Rovers MM, van Goor H. Бремя спаек в абдоминальной и тазовой хирургии: систематический обзор и оценка анализ.Br Med J. 2013; 347: f5588.

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Nkere U, Whawell S, Sarraf C, Schofield J, Thompson J, Taylor K. Травма перикарда и спаечные процессы в связи с повторной кардиохирургией. Thorac Cardiovasc Surg. 1995; 43 (06): 338–46.

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Райан Г.Б., Гробети Дж., Майно Г. Мезотелиальная травма и восстановление. Am J Pathol.1973; 71 (1): 93.

    Google Scholar

  • 34.

    Jaworska-Wilczynska M, Trzaskoma P, Szczepankiewicz AA, Hryniewiecki T. Перикард: структура и функция при здоровье и болезнях. Folia Histochem Cytobiol. 2016; 54 (3): 121–5.

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Добелл А., Джайн А. Катастрофическое кровотечение во время повторной стернотомии. Ann Thorac Surg. 1984. 37 (4): 273–8.

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Клифф В., Гробети Дж., Райан Г. Послеоперационные спайки перикарда. Роль легкого серозного повреждения и пролитой крови. J Thorac Cardiovasc Surg. 1973; 65 (5): 744–50.

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Bailey LL, Ze-jian L, Schulz E, Roost H, Yahiku P. Причина дисфункции правого желудочка после операций на сердце. J Thoracic Cardiovasc Surg. 1984. 87 (4): 539–42.

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Ломас А.Дж., Райан CNM, Сорушанова А., Шологу Н., Сидери А.И., Циоли В., Фтенакис Г.К., Цора А., Скуфос И., Куинлан Л.Р. и др. Прошлое, настоящее и будущее лечения сухожилий на основе каркасов. Adv Drug Deliv Rev.2015; 84: 257–77.

    Артикул Google Scholar

  • 39.

    Джайбаджи М. Успехи в биологии заживления сухожилий сгибателей зоны II и образования спаек. Ann Plast Surg. 2000. 45 (1): 83–92.

    Артикул Google Scholar

  • 40.

    Thomopoulos S, Parks WC, Rifkin DB, Derwin KA. Механизмы повреждения и восстановления сухожилий. J Orthop Res. 2015; 33 (6): 832–9.

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Мюллер С.А., Тодоров А., Хайстербах П.Е., Мартин I, Маевски М. Заживление сухожилий: обзор физиологии, биологии и патологии заживления сухожилий и систематический обзор современного состояния биоинженерии сухожилий. Коленная хирургия Sports Traumatol Arthrosc. 2015; 23 (7): 2097–105.

    Артикул Google Scholar

  • 42.

    Тейлор С.Х., Аль-Юха С., Ван Агтмаэль Т., Лу И, Вонг Дж., Макгрутер Д.А., Кадлер К.Э. Сухожилия покрыты эпителием базальной мембраны, который необходим для удержания клеток и предотвращения образования адгезии. PLoS One. 2011; 6 (1): e16337.

    Артикул Google Scholar

  • 43.

    Марш CM. Синдром Ашермана. Semin Reprod Med.2011; 29 (02): 083–94.

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Панайотидис С., Вейерс С., Бостилс Дж., Ван Херендаэль Б. Внутриматочные спайки (ВМС): был ли прогресс в понимании и лечении за последние 20 лет? Gynecol Surg. 2009. 6 (3): 197–211.

    Артикул Google Scholar

  • 45.

    Танбо Т., Федорчак П. Бесплодие, связанное с эндометриозом: аспекты патофизиологических механизмов и варианты лечения.Acta Obstet Gynecol Scand. 2017; 96 (6): 659–67.

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Чен Ю., Чанг Ю., Яо С. Роль ангиогенеза в восстановлении эндометрия у пациентов с тяжелой внутриматочной спайкой. Int J Clin Exp Pathol. 2013; 6 (7): 1343–50.

    Google Scholar

  • 47.

    Gargett CE, Ye L. Реконструкция эндометрия из стволовых клеток. Fertil Steril. 2012; 98 (1): 11–20.

    Артикул Google Scholar

  • 48.

    Gutt CN, Oniu T, Schemmer P, Mehrabi A, Büchler MW. Меньше спаек, вызванных лапароскопической операцией? Surg Endosc. 2004. 18 (6): 898–906.

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    ten Broek RP, Bakkum EA, Laarhoven CJM, van Goor H. Повторный визит в эпидемиологию и профилактику послеоперационных спаек. Ann Surg. 2016; 263 (1): 12–9.

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Ouaïssi M, Gaujoux S, Veyrie N, Denève E, Brigand C, Castel B, Duron J, Rault A, Slim K, Nocca D. Послеоперационные спаечные процессы после пищеварительной хирургии: их частота и профилактика: обзор литературы. J Visc Surg. 2012; 149 (2): e104–14.

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Арунг В., Мерисс М., Детри О. Патофизиология и профилактика послеоперационных спаек брюшины. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2011. 17 (41): 4545–53.

    Артикул Google Scholar

  • 52.

    Хан Р.Дж., Кэри Смит Р.Л. Хирургические вмешательства при лечении острых разрывов ахиллова сухожилия. Кокрановская база данных Syst Rev.2010; 9: CD003674.

    Google Scholar

  • 53.

    Ханна А., Фрил М., Гугулиас Н., Лонго У. Г., Маффулли Н. Профилактика спаек в хирургии сухожилий сгибателей руки: какие существуют доказательства? Br Med Bull. 2009. 90 (1): 85–109.

    Артикул Google Scholar

  • 54.

    Hooker AB, Lemmers M, Thurkow AL, Heymans MW, Opmeer BC, Brölmann HAM, Mol BW, Huirne JAF. Систематический обзор и метаанализ внутриматочных спаек после выкидыша: распространенность, факторы риска и отдаленные репродуктивные результаты. Обновление Hum Reprod. 2014; 20 (2): 262–78.

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    Healy MW, Schexnayder B, Connell MT, Terry N, DeCherney AH, Csokmay JM, Yauger BJ, Hill MJ. Профилактика внутриматочного спайки после гистероскопии: систематический обзор и метаанализ.Am J Obstet Gynecol. 2016; 215 (3): 267–275.e267.

    Артикул Google Scholar

  • 56.

    Li J, Feng X, Liu B, Yu Y, Sun L, Liu T, Wang Y, Ding J, Chen X. Полимерные материалы для предотвращения послеоперационных спаек. Acta Biomaterialia. 2017; 61 (Приложение C): 21–40.

    Артикул Google Scholar

  • 57.

    Wu W, Cheng R, das Neves J, Tang J, Xiao J, Ni Q, Liu X, Pan G, Li D, Cui W. и др.Достижения в области биоматериалов для предотвращения слипания тканей. J Control Release. 2017; 261 (Приложение C): 318–36.

    Артикул Google Scholar

  • 58.

    Томас Д., Гаспар Д., Сорушанова А., Милкович Г., Спанудес К., Маллен А., О’Брайен Т., Пандит А., Зейголис Д. Самоорганизующиеся системы без каркасов и каркасов в регенеративной медицине. Biotechnol Bioeng. 2016; 113 (6): 1155–63.

    Артикул Google Scholar

  • 59.

    Dimitri B, Holger G, Thorsten E, Gabriella V, Mihaly B, Isabel P, Jean-Pierre T., Thomas O. Амниотическая мембрана человека не подходит для трансплантации поражений толстой кишки и предотвращения спаек на модели крысы с ксенотрансплантатом. Surg Innov. 2017; 24 (4): 313–20.

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Leppänen OV, Karjalainen T, Göransson H, Hakamäki A, Havulinna J, Parkkinen J, Jokihaara J. Результаты восстановления сухожилия сгибателя в сочетании с наложением аллотрансплантата амниотической мембраны человека.J Hand Surg. 2017; 42 (6): 474.e471–8.

    Артикул Google Scholar

  • 61.

    Peng X, Li T, Zhao Y, Guo Y, Xia E. Безопасность и эффективность трансплантата амниона в предотвращении реформирования внутриматочных спаек. J Minim Invasive Gynecol. 2017; 24 (7): 1204–10.

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Gan L, Duan H, Sun F-Q, Xu Q, Tang Y-Q, Wang S. Эффективность лиофилизированного трансплантата амниона после гистероскопического адгезиолиза тяжелых внутриматочных спаек.Int J Gynecol Obstet. 2017; 137 (2): 116–22.

    Артикул Google Scholar

  • 63.

    тен Брук Р.П., Стоммель М.В., Стрик С., ван Лаарховен К.Дж., Кеус Ф., ван Гур Х. Преимущества и вред спаек для абдоминальной хирургии: систематический обзор и метаанализ. Ланцет. 2014. 383 (9911): 48–59.

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Trochsler M, Maddern GJ. Адгезионные барьеры для абдоминальной хирургии: липкая проблема.Ланцет. 2014; 383 (9911): 8–10.

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Наито М., Огура Н., Яманаши Т., Сато Т., Накамура Т., Миура Х., Цуцуи А., Сакамото Ю., Танака Р., Кумагаи Ю. и др. Проспективное рандомизированное контролируемое исследование валидности и безопасности рассасывающегося адгезионного барьера (Interceed®) из окисленной регенерированной целлюлозы для лапароскопической колоректальной хирургии. Азиатская J Endosc Surg. 2017; 10 (1): 7–11.

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Tchartchian G, Hackethal A, Herrmann A, Bojahr B, Wallwiener C, Ohlinger R, Ebert AD, De Wilde RL. Оценка адгезионного барьера SprayShield ™ в одном центре: рандомизированное контролируемое исследование с участием 15 женщин, перенесших реконструктивную операцию после лапароскопической миомэктомии. Arch Gynecol Obstet. 2014. 290 (4): 697–704.

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Cheong Y, Bailey S, Forbes J. Рандомизированное контролируемое испытание Hyalobarrier® по сравнению с отсутствием Hyalobarrier® на овуляторный статус женщин с периовариальными спаечными процессами: пилотное исследование.Adv Ther. 2017; 34 (1): 199–206.

    Артикул Google Scholar

  • 68.

    Stawicki SP, Green JM, Martin ND, Green RH, Cipolla J, Seamon MJ, Eiferman DS, Evans DC, Hazelton JP, Cook CH, et al. Результаты проспективного рандомизированного контролируемого исследования использования адгезионного барьера карбоксиметилцеллюлозы и гиалуроната натрия при травмах открытого живота. Операция. 2014; 156 (2): 419–30.

    Артикул Google Scholar

  • 69.

    Vrijland WW, Tseng LN, Eijkman HJ, Hop WC, Jakimowicz JJ, Leguit P, Stassen LP, Swank DJ, Haverlag R, Bonjer HJ. Меньшее количество внутрибрюшинных спаек с использованием мембраны гиалуроновая кислота-карбоксиметилцеллюлоза: рандомизированное клиническое испытание. Ann Surg. 2002. 235 (2): 193–9.

    Артикул Google Scholar

  • 70.

    Савада Т., Нисидзава Х., Нишио Э. Предотвращение послеоперационной адгезии с помощью адгезионного барьера из окисленной регенерированной целлюлозы у бесплодных женщин.J Reprod Med. 2000; 45: 387–9.

    Google Scholar

  • 71.

    Сакари Т., Шёдал Р., Полман Л., Карлбом У. Роль икодекстрина в профилактике непроходимости тонкой кишки. Безопасность рандомизирована под контролем первых 300 пациентов в исследовании ADEPT. Цвет Dis. 2016; 18 (3): 295–300.

    Артикул Google Scholar

  • 72.

    Браун С.Б., Лучано А.А., Мартин Д., Пирс Э., Скримджер А., ДиЗерега Г.С.Адепт (4% раствор икодекстрина) уменьшает спайки после лапароскопической операции по поводу адгезиолиза: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Fertil Steril. 2007. 88 (5): 1413–26.

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Trew G, Pistofidis G, Pados G, Lower A, Mettler L, Wallwiener D, Korell M, Pouly JL, Coccia M, Audebert A. Гинекологическая эндоскопическая оценка 4% раствора икодекстрина: европейский, многоцентровый, двойное слепое рандомизированное исследование эффективности и безопасности уменьшения спаек de novo после лапароскопических гинекологических операций.Hum Reprod. 2011; 26 (8): 2015–27.

    Артикул Google Scholar

  • 74.

    Меттлер Л., Одеберт А., Леманн-Вилленброк Э., Шив К., Якобс В. Проспективное клиническое испытание SprayGel как барьера для образования адгезии: промежуточный анализ. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2003. 10 (3): 339–44.

    Артикул Google Scholar

  • 75.

    Tjandra JJ, Chan MK. Распыляемый гидрогелевый адгезионный барьер облегчает закрытие илеостомы с отключенной петлей: рандомизированное исследование.Dis Colon Rectum. 2008. 51 (6): 956–60.

    Артикул Google Scholar

  • 76.

    Kruschinski D, Homburg S, D Souza F, Campbell P, Reich H. Адгезиолизис в тяжелых и рецидивирующих случаях спаечного заболевания (ARD). Новый подход, использующий подъемную (безгазовую) лапароскопию и адгезионный барьер SprayGel ™. Surg Technol Int. 2005; 15: 131.

    Google Scholar

  • 77.

    Mais V, Bracco G, Litta P, Gargiulo T, Melis G.Уменьшение послеоперационных спаек с помощью автосшитого гиалуронанового геля в гинекологической лапароскопической хирургии: слепое контролируемое рандомизированное многоцентровое исследование. Hum Reprod. 2006. 21 (5): 1248–54.

    Артикул Google Scholar

  • 78.

    Ward BC, Panitch A. Спайки брюшной полости: современные и новые методы лечения. J Surg Res. 2011; 165 (1): 91–111.

    Артикул Google Scholar

  • 79.

    Haensig M, Mohr FW, Rastan AJ. Биорезорбируемый адгезионный барьер для уменьшения тяжести послеоперационных спаек на сердце: в центре внимания REPEL-CV (®). Med Devices (Окленд, Новая Зеландия). 2011; 4: 17–25.

    Google Scholar

  • 80.

    Schreiber C, Boening A, Kostolny M, Pines E, Cremer J, Lange R, Scheewe J. Европейский клинический опыт использования REPEL-CV®. Эксперт Rev Med Devices. 2007. 4 (3): 291–5.

    Артикул Google Scholar

  • 81.

    Yoshioka I, Saiki Y, Sakuma K, Iguchi A, Moriya T., Ikada Y, Tabayashi K. Листы из биоабсорбируемого желатина с решеткой из полигликолевой кислоты могут устранить адгезию перикарда. Ann Thorac Surg. 2007. 84 (3): 864–70.

    Артикул Google Scholar

  • 82.

    Илиопулос Дж., Корнуолл, Великобритания, Эванс РОН, Манганас С., Томас К.А., Ньюман, округ Колумбия, Уолш, Р. Оценка биоразлагаемой полилактидной пленки на модели крупных животных для уменьшения загрудинных спаек.J Surg Res. 2004. 118 (2): 144–53.

    Артикул Google Scholar

  • 83.

    Канеко Ю., Хирата Ю., Ачива И., Моришита Х, Сото Х, Кобаяхси Дж. Адгезионный барьер уменьшает послеоперационные спайки после кардиохирургических операций. Asian Cardiovasc Thorac Ann. 2012. 20 (3): 257–62.

    Артикул Google Scholar

  • 84.

    Lefort B, El Arid J-M, Bouquiaux A-L, Soulé N, Chantreuil J, Tavernier E, Chantepie A, Neville P.Цен ли Сепрафилм при повторных кардиологических процедурах у младенцев? J Cardiothorac Surg. 2015; 10 (1): 1.

    Артикул Google Scholar

  • 85.

    Bel A, Kachatryan L, Bruneval P, Peyrard S, Gagnieu C, Fabiani J-N, Menasché P. Новая рассасывающаяся коллагеновая мембрана для уменьшения спаек в кардиохирургии. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2010. 10 (2): 213–6.

    Артикул Google Scholar

  • 86.

    Dabrowski A, Lepère M, Zaranis C, Coelio C, Hauters P. Эффективность и безопасность резорбируемой коллагеновой мембраны COVA + ™ для предотвращения послеоперационных спаек в абдоминальной хирургии. Surg Endosc. 2016; 30 (6): 2358–66.

    Артикул Google Scholar

  • 87.

    Янагава Б., Рао В., Яу Т.М., Кусимано Р.Дж. Первоначальный опыт внутрижелудочкового восстановления с использованием внеклеточного матрикса CorMatrix. Инновации. 2013; 8 (5): 348–52.

    Артикул Google Scholar

  • 88.

    Stelly M, ТЦ Стелли. Гистология биокаффолда CorMatrix через 5 лет после закрытия перикарда. Ann Thorac Surg. 2013; 96 (5): e127–9.

    Артикул Google Scholar

  • 89.

    Марк Х.М., Мис У., Хилл А., Эгберт Б., Кокер Г., Эстридж Т. Оценка нового синтетического герметика для ингибирования спаек сердца и клинический опыт кардиохирургических процедур. Форум кардиохирургии. 2000; 4 (3): 204–9 обсуждение 210. https: //www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11673138.

  • 90.

    Алицци А.М., Саммерс П., Бун В.Х., Тантионгко Дж.П., Томпсон Т., Лесли Б.Дж., Уильямс Д., Стил М., Бидструп Б.П., Дикер А.А. Уменьшение послеоперационных спаек перикарда с использованием модели свиньи. Heart, Lung Circ. 2012; 21 (1): 22–9.

    Артикул Google Scholar

  • 91.

    Konertz WF, Kostelka M, Mohr FW, Hetzer R, Hübler M, Ritter J, Liu J, Koch C, Block JE. Снижение частоты и тяжести спаек перикарда с помощью распыляемой полимерной матрицы.Ann Thorac Surg. 2003. 76 (4): 1270–4.

    Артикул Google Scholar

  • 92.

    Наполеоне С.П., Оппидо Дж., Анджели Э., Гарджуло Г. Рестернотомия в детской кардиохирургии: первоначальный опыт использования CoSeal®. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2007. 6 (1): 21–3.

    Артикул Google Scholar

  • 93.

    Lahtinen J, Satta J, Lähde S, Suramo I, Nissinen J, Pokela R, Juvonen T. Компьютерная томографическая оценка загрудинных спаек после замещения перикарда.Ann Thorac Surg. 1998. 66 (4): 1264–8.

    Артикул Google Scholar

  • 94.

    Salminen JT, Mattila IP, Puntila JT, Sairanen HI. Профилактика послеоперационных спаек перикарда у детей с синдромом гипоплазии левых отделов сердца. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2011; 12 (2): 270–2.

    Артикул Google Scholar

  • 95.

    Amadio PC. Сопротивление скольжению и модификации скользящей поверхности сухожилия: клинические перспективы.Hand Clin. 2013. 29 (2): 159–66.

    Артикул Google Scholar

  • 96.

    Мейер Бюргиссер Г., Бушманн Дж. История и характеристики материалов для имплантатов, применяемых в качестве перитенизированных антиадгезивов. J Biomed Mater Res B Appl Biomater. 2015; 103 (1): 212–28.

    Артикул Google Scholar

  • 97.

    Riccio M, Battiston B, Pajardi G, Corradi M, Passaretti U, Atzei A, Altissimi M, Vaienti L, Catalano F, Del BM.Эффективность Hyaloglide® в предотвращении рецидива спаек после тенолиза сухожилий сгибателей в зоне II: рандомизированное контролируемое многоцентровое клиническое исследование. J Hand Surg (Европейский объем). 2010. 35 (2): 130–8.

    Артикул Google Scholar

  • 98.

    Озден Р., Урук В., Гохан Думан И., Дограмачи Ю., Калачи А., Комурку Э. Влияние однократного применения Adcon®gel на перитендинную адгезию: экспериментальное исследование на кроликах.J Hard Tissue Biol. 2014. 23 (2): 199–204.

    Артикул Google Scholar

  • 99.

    Мендерес А., Мола Ф., Тайфур В., Вайвада Х., Баруцу А. Профилактика перитендинных спаек после повреждения сухожилий сгибателей с помощью сепрафилма. Ann Plast Surg. 2004. 53 (6): 560–4.

    Артикул Google Scholar

  • 100.

    Темиз А., Озтюрк С., Бакунов А., Кара К., Калели Т. Новый материал для предотвращения перитендинных фиброзных спаек после восстановления сухожилий: окисленная регенерированная целлюлоза (Interceed), абсорбируемый адгезионный барьер.Int Orthop. 2008. 32 (3): 389–94.

    Артикул Google Scholar

  • 101.

    Бхавсар Д., Шеттко Д., Тененхаус М. Окружение места восстановления сухожилия коллагеном-ГАГ снижает образование послеоперационных спаек сухожилий на модели сухожилия сгибателя курицы. J Surg Res. 2010. 159 (2): 765–71.

    Артикул Google Scholar

  • 102.

    Meier Bürgisser G, Calcagni M, Müller A, Bonavoglia E, Fessel G, Snedeker JG, Giovanoli P, Buschmann J.Профилактика перитендиновых спаек с помощью электроспрядной полимерной трубки DegraPol®: гистологическое, ультразвуковое и биомеханическое исследование на кроликах. Biomed Res Int. 2014; 2014: 656240.

    Артикул Google Scholar

  • 103.

    Pugliese E, Coentro JQ, Zeugolis DI. Достижения и проблемы в мультидоменных транспортных средствах доставки грузов с несколькими грузами. Adv Mater. 2018; 30 (13): 1704324.

    Артикул Google Scholar

  • 104.

    Coentro JQ, Pugliese E, Hanley G, Raghunath M, Zeugolis DI. Текущие и предстоящие методы лечения рубцевания и фиброза кожи. Adv Drug Deliv Rev. 2018. (Доступно онлайн с 30 августа 2018 г., в печати). Https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0169409X18302072.

  • 105.

    Cheung JPY, Tsang HHL, Cheung JJC, Yu HHY, Leung GKK, Law WL. Адъювантная терапия для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек. Азиатский J Surg. 2009. 32 (3): 180–6.

    Артикул Google Scholar

  • 106.

    Тан В., Нурбахш А., Капо Дж., Коттрелл Дж. А., Мейенхофер М., О’Коннор Дж. П. Влияние нестероидных противовоспалительных препаратов на адгезию сухожилий сгибателей. J Hand Surg. 2010; 35 (6): 941–7.

    Артикул Google Scholar

  • 107.

    Li L, Zheng X, Fan D, Yu S, Wu D, Fan C, Cui W, Ruan H. Высвобождение целекоксиба из двухслойной биомиметической оболочки сухожилия для предотвращения адгезии тканей. Mater Sci Eng. 2016; 61 (Приложение C): 220–6.

    Артикул Google Scholar

  • 108.

    Wei G, Chen X, Wang G, Fan L, Wang K, Li X. Влияние ресвератрола на предотвращение образования внутрибрюшных спаек на модели крыс. Cell Physiol Biochem. 2016; 39 (1): 33–46.

    Артикул Google Scholar

  • 109.

    Bayhan Z, Zeren S, Kocak FE, Kocak C, Akcılar R, Kargı E, Tiryaki C, Yaylak F, Akcılar A. Антиадгезивные и противовоспалительные эффекты пирфенидона при послеоперационной внутрибрюшной адгезии в экспериментальной модель крысы.J Surg Res. 2016; 201 (2): 348–55.

    Артикул Google Scholar

  • 110.

    Имаи А., Такаги Х, Мацунами К., Судзуки Н. Небарьерные агенты для предотвращения послеоперационной спаечной болезни: клинические и доклинические аспекты. Arch Gynecol Obstet. 2010. 282 (3): 269–75.

    Артикул Google Scholar

  • 111.

    Чолак Н., Назлы Ю., Тасоглу И., Байрак Р., Алпай М.Ф., Аксой О.Н., Аккая И.О., Чакир О.Влияние митомицина-с на снижение адгезии перикарда после кардиохирургических операций у кроликов. Может J Cardiol. 2013. 29 (6): 712–7.

    Артикул Google Scholar

  • 112.

    Караалтин М.В., Озалп Б., Дадачи М., Кайыкджыоглу А., Кечик А., Онер Ф. Влияние 5-фторурацила на заживление сухожилий сгибателей с помощью биоразлагаемой желатиновой системы с медленным высвобождением: экспериментальное исследование на модели кур . J Hand Surg (Европейский объем). 2012. 38 (6): 651–7.

    Артикул Google Scholar

  • 113.

    Джохари Дж., Сюэ М., Чжу Х, Сюй Д., Велу П.П. Эффективность терапии эстрогенами у пациентов с внутриматочными спайками: систематический обзор. J Minim Invasive Gynecol. 2014; 21 (1): 44–54.

    Артикул Google Scholar

  • 114.

    Atta HM. Профилактика спаек брюшины: многообещающая роль генной терапии. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2011. 17 (46): 5049–58.

    Артикул Google Scholar

  • 115.

    Рид Р.Л., Хан П.М., Спенс Дж.Э.Х., Туланди Т., Юзпе А.А., Уайзман Д.М. Рандомизированное клиническое испытание адгезионного барьера из окисленной регенерированной целлюлозы (Interceed, TC7) отдельно или в сочетании с гепаринтом. Fertil Steril. 1997. 67 (1): 23–9.

    Артикул Google Scholar

  • 116.

    Corrales F, Corrales M, Schirmer CC. Предотвращение внутрибрюшинных спаек с помощью витамина Е и гиалуроната натрия / карбоксиметилцеллюлозы: сравнительное исследование на крысах.Acta Cirurgica Brasileira. 2008. 23 (1): 36–41.

    Артикул Google Scholar

  • 117.

    Лю H-J, Wu C-T, Duan H-F, Wu B, Lu Z-Z, Wang L. Опосредованная аденовирусами экспрессия гена фактора роста гепатоцитов предотвращает послеоперационную перитонеальную адгезию в модели на крысах. Операция. 2006. 140 (3): 441–7.

    Артикул Google Scholar

  • 118.

    Wu YF, Mao WF, Zhou YL, Wang XT, Liu PY, Tang JB.Трансфекция микроРНК TGF-beta1, опосредованная аденоассоциированным вирусом-2, ингибирует образование адгезии после повреждения сухожилия сгибателя пальца. Gene Ther. 2016; 23 (2): 167–75.

    Артикул Google Scholar

  • 119.

    Луазель А.Е., Юката К., Гири М.Б., Кондаболу С., Ши С., Джонасон Дж. Х., Авад Х.А., О’Киф Р.Дж. Разработка технологии антисмысловых олигонуклеотидов (ASO) против передачи сигналов tgf-β для предотвращения рубцевания во время восстановления сухожилий сгибателей. J Orthop Res.2015; 33 (6): 859–66.

    Артикул Google Scholar

  • 120.

    Boyer MI, Strickland JW, Engles DR, Sachar K, Leversedge FJ. Ремонт и реабилитация сгибателей сухожилий: состояние дел в 2002 году. J Bone Joint Surg. 2002. 84 (9): 1684–706.

    Артикул Google Scholar

  • 121.
  • Похожие записи

    Мочегонные препараты для похудения: Народные мочегонные средства при отеках, беременности, гипертонии, для похудения

    Содержание Что нужно знать, чтобы эффективно использовать мочегонные средства для похуденияЧто такое мочегонные средства?Почему их используют при похудении?Плюсы и минусы […]

    При инсульте какие препараты назначают: эффективные препараты для лечения и восстановления после инсульта головного мозга, стоимость терапии

    Содержание эффективные препараты для лечения и восстановления после инсульта головного мозга, стоимость терапии Препараты при инсульте Лечение инсульта головного мозга: […]

    Нестероидные противовоспалительные препараты в уколах для лечения суставов: Нестероидные противовоспалительные препараты для лечения суставов

    Содержание Уколы для суставов — виды и названия лучших препаратов от болиВ каких случаях показаны уколы для суставовРазновидности уколовГруппы лекарствГлавные […]

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *